авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Гендерные особенности вариабельности параметров кардиогемодинамики у лиц юношеского возраста с разной двигательной активностью

На правах рукописи

МАВЛИЕВ Фанис Азгатович ГЕНДЕРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ВАРИАБЕЛЬНОСТИ ПАРАМЕТРОВ КАРДИОГЕМОДИНАМИКИ У ЛИЦ ЮНОШЕСКОГО ВОЗРАСТА С РАЗНОЙ ДВИГАТЕЛЬНОЙ АКТИВНОСТЬЮ Специальность 03.00.13 – физиология

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук

Набережные Челны 2009

Работа выполнена на кафедре анатомии и физиологии ФГОУ ВПО «Камская государственная академия физической культуры, спорта и туризма»

Научный консультант: доктор медицинских наук, профессор Демидов Виктор Александрович Официальные оппоненты доктор биологических наук, профессор Ненашева Анна Валерьевна доктор биологических наук, профессор Румянцева Эльвира Римовна

Ведущая организация: ФГОУ ВПО «Курганский государственный университет»

Защита состоится «20» июня 2009 г. в 12 часов на заседании диссертационного совета ДМ 311.015.01 при ФГОУ ВПО «Камская государственная академия физической культуры, спорта и туризма» по адресу: 423807, г. Набережные Челны, улица им. Е.Н. Батенчука, 21, ауд.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГОУ ВПО «Камская государственная академия физической культуры, спорта и туризма» Электронная версия автореферата размещена на официальном сайте ФГОУ ВПО «Камская государственная академия физической культуры, спорта и туризма» Режим доступа: http//www.kamgifk.ru Автореферат разослан «19» мая 2009 года

Ученый секретарь диссертационного совета А.А.Черняев Общая характеристика исследования Актуальность исследования. Нарушения в деятельности сердечно-сосудистой системы широко распространены, в том числе и у лиц юношеского возраста и занимают одно из первых мест в структуре общей заболеваемости (А.Г. Дембо, Э.В.

Земцовский, 1989;

Э.В. Земцовский, 1995;

Р.А. Абзалов, Ф.Г. Ситдиков, 1998). На сегодняшний день общепризнан тот факт, что вегетативная дисфункция нередко является основным пусковым патогенетическим механизмом многих сердечно сосудистых заболеваний (Р.М. Баевский 1978), которые наиболее актуальны в аспекте адаптивности сердечно-сосудистой системы к различным факторам.

Одним из путей прогнозирования и предотвращения различных нарушений со стороны кровообращения является исследование активности регуляторных систем организма. По мнению Баевского Р.М. (1979), процессы в механизме регуляции сердечно-сосудистой системы изменяются раньше, чем появляются энергетические и метаболические сдвиги, что позволяет выявлять самые начальные нарушения в функционировании различных систем и органов. Состояние регуляторных систем и их способность обеспечить необходимую адаптацию организма к различным факторам, в том числе и к физической нагрузке, являются определяющими в прогнозе функциональных возможностей организма (Р.М. Баевский, Р.Е. Мотылянская, 1986).

Широкое распространение в оценке состояния регуляторных систем получил метод анализа вариабельности сердечного ритма. В основе данной методики лежит «функция разброса» длительностей кардиоинтервалов. По мнению Ноздрачева А.Д. (2005) изучение вариабельности сердечного ритма не может быть полным без учета механизмов контроля артериального давления, сердечного выброса и общего периферического сопротивления сосудов. Наряду с представленными подходами, развиваются и методы, основанные на регистрации вариабельности параметров кардиогемодинамики (И.Д. Бубнова, 2000;

Б.М. Говоров, 2000;

А.А. Астахов, 2002, 2005). Данный метод раскрывает особенности сдвигов в кардиогемодинамике в целом, в том числе и изменения вариабельности артериального давления, ударного объема, пульсации микрососудов и т.д.

На сегодняшний день малоизученными являются медленноволновые характеристики параметров кардиогемодинамики, в том числе и у лиц юношеского возраста. В то же время нет однозначных подходов к анализу и интерпретации данных, полученных в результате применения метода анализа вариабельности параметров кардиогемодинамики. В научной литературе не представлены работы по оценке вариабельности параметров кардиогемодинамики у юношей и девушек, с учетом типа кровообращения и двигательной активности испытуемых.

Все вышесказанное послужило основанием для постановки цели исследования – определение гендерных особенностей вариабельности параметров кардиогемодинамики у лиц юношеского возраста, с разной двигательной активностью.

Задачи исследования:

1. Определить гендерные особенности вариабельности параметров кардиогемодинамики у лиц юношеского возраста.

2. Выявить особенности вариабельности параметров кардиогемодинамики у лиц, с разной двигательной активностью.

3. Изучить особенности вариабельности параметров кардиогемодинамики у испытуемых до и после применения дозированной физической нагрузки.

4. Оценить корреляционные взаимосвязи вариабельности параметров кардиогемодинамики у исследуемого контингента.

Объект исследования: сердечно-сосудистая система юношей и девушек.

Предмет исследования: вариабельность параметров кровообращения у лиц юношеского возраста.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Гендерные особенности испытуемых обусловливают особенности кардиогемодинамики и вариабельность её параметров.

2. Вариабельность параметров кровообращения зависит от двигательной активности испытуемых.

Научная новизна. Гендерные особенности у лиц с повышенной двигательной активностью выражались в том, что у юношей занимающихся спортом, в отличие от девушек наблюдаются высокие значения активности симпатической и парасимпатической нервной системы и вариабельности артериального давления. В восстановительном периоде, после дозированной физической нагрузки, особенности регуляции кардиогемодинамики у юношей выражались в активном включении барорегуляции, а у девушек – в регуляции объема крови. Вариабельность параметров кардиогемодинамики у испытуемых с гиперкинетическим типом кровообращения характеризовалась большой спектральной мощностью вариабельности давления и ударного объема в покое, а в восстановительном периоде наблюдалось напряжение объемного регулирования (вариабельность ударного объема). У юношей с гипокинетическим типом кровообращения по сравнению с юношами других типов кровообращения в восстановительный период наблюдается повышение спектральной мощности вариабельности параметров кардиогемодинамики. У обследованных с эукинетическим типом кровообращения, как в покое, так и после дозированной физической нагрузки одинаковую активность в регуляции гемодинамики проявляют как симпатическая, так и парасимпатическая нервная системы.

Теоретическая значимость работы.

Данные, полученные в результате исследования, дополняют сведения в области физиологии спорта и возрастной физиологии об особенностях вариабельности параметров кровообращения у лиц юношеского возраста, с учетом гендерных особенностей, типа кровообращения и двигательной активности испытуемых.

Результаты исследования дополняют представления о роли вегетативной нервной системы в регуляции системы кровообращения при долговременной адаптации к физическим нагрузкам у исследуемого контингента.

Практическая значимость работы Определение особенностей вариабельности показателей кровообращения у спортсменов может иметь практическое значение, так как это позволит более эффективно управлять тренировочным процессом, сохраняя здоровье спортсмена.

Апробация работы. Материалы исследовательской работы доложены на всероссийской конференции «Мотивация интереса населения к занятиям физической культурой и спортом» (Казань, 2004);

на межвузовской научно-практической конференции молодых ученых и студентов (Набережные Челны, 2005);

на VIII научно-практической конференции КамГИФК «Теоретические и практические аспекты ФВ» (Набережные Челны, 2006);

на Х фестивале студентов, аспирантов, ведущих профессоров и ученых университетов, академий и институтов физической культуры (Челябинск, 2006);

на межвузовских научно-практических конференциях молодых ученых и студентов 2007 г. и в 2008 г.;

на всероссийской научно-практической конференции КамГАФКСиТ «Современное состояние и перспективы внедрения инновационных технологий в спорте и системе физкультурного образования», (Набережные Челны, 2008 г.);

на межвузовской научно-практической конференции молодых ученых и студентов «Теоретические и практические аспекты физической культуры, спорта и туризма», (Набережные Челны, 2009 г.) Публикации.

По материалам диссертации опубликовано 16 печатных работ, в том числе 4 работы в изданиях, рекомендованных ВАК.

Объем и структура работы. Диссертация состоит из введения, обзора литературы, описания материала и методов исследования, глав собственных исследований, обсуждения, заключения, выводов и указателя литературы. Работа изложена на 143 страницах машинописного текста, иллюстрирована 18 таблицами и рисунками. Список литературы насчитывает 234 источника, из которых иностранных.

Содержание работы Организация исследования Были обследованы здоровые молодые люди в возрасте 18-19 лет, регулярно занимающиеся спортом (бег на средние и длинные дистанции), и лица, не занимающиеся спортом.

Запись параметров кардиогемодинамики производилась в утренние часы с 9 до часов, в положении сидя до и после (через 2 минуты) дозированной физической нагрузки. Регистрация показателей кардиогемодинамики у спортсменов проводилась в подготовительный тренировочный период.

Физическая нагрузка выполнялась на велоэргометре в течение пяти минут и дозировалась из расчета 3,3 Вт/кг массы тела. Скорость педалирования зависела от величины нагрузки (5 Вт – 1 оборот).

Обследовано 28 девушек и 29 юношей – представителей циклических видов спорта с II по I разряды (стаж занятий спортом 3-4 года), для удобства названные нами далее спортсменами, и 45 девушек и 60 юношей, не занимающихся спортом (или неспортсмены). Во время анализа полученных данных группа неспортсменов была разделена по типам кровообращения. Выбор циклических видов спорта был обусловлен тем, что наибольшие изменения в ССС регистрируются у лиц, развивающих качество выносливости.

Методы исследования Исследование системы кровообращения проводилось при помощи многофункционального комплекса многопараметрового мониторинга «Микролюкс Кентавр» (Челябинск, ООО «Микролюкс»), позволяющего, кроме записи реограммы и электрокардиограммы, автоматически проводить расчет спектральных характеристик изучаемых параметров.

Регистрация данных биоимпедансного мониторинга производилась в режиме реального времени с последующим спектральным разложением их вариабельности за 500 ударов сердца. Регистрация электрокардиограммы проводилась во II стандартном отведении.

Спектральному анализу методом быстрого преобразования Фурье подвергался тренд, представляющий собой последовательность значений определенного параметра в режиме от «удара к удару». На основании спектрального анализа прибором в автоматическом режиме производился расчет мощности в четырех диапазонах частот.

Анализировались при этом следующие частоты:

• 0-0,025 Гц (Р1) – самые медленные волны, отражающие метаболические процессы в организме;

• 0,025-0,075 Гц (Р2) – очень медленные волны, свидетельствующие об изменении во времени значений параметров под влиянием изменяющейся гуморальной активности крови;

• 0,075-0,15 Гц (Р3) – медленные волны, являющиеся результатом барорегуляторных колебаний (при участии симпатической нервной системы (СНС);

• 0,15-0,5 Гц – высокочастотные волны, отражающие влияние дыхания на систему кровообращения (присасывающее действие грудной клетки во время дыхания) и свидетельствующие об участии в регуляции парасимпатической нервной системы.

Для каждого частотного диапазона определялась спектральная мощность и ее вклад в общую колебательную активность – Р (общая спектральная мощность).

Регистрировались следующие показатели кардиогемодинамики: частота сердечных сокращений (ЧСС) – по данным электрокардиограммы (в уд/мин);

ударный объем (УО) – по данным электрокардиограммы (ЭКГ) и первой производной трансторокальной реограммы (мл);

фракция выброса (ФВ) – расчет параметра по данным ЭКГ и первой производной трансторокальной реограммы (%);

амплитуда пульсации аорты (АПА, Ом);

амплитуда пульсации микрососудов пальца (АПМ, Ом);

дыхательная волна аорты (ДВА, Ом);

дыхательная волна микрососудов пальца (ДВМ, Ом);

артериальное давление (АД, мм.рт.ст.) – по скорости распространения пульсовой волны (между зубцом “R” ЭКГ и пиком первой производной пульсовой волны микрососудов пальца);

минутный объем крови (МОК, л/мин). Находили значения общей спектральной мощности (Р, в мс2) и значения мощности колебаний в четырех приведенных выше диапазонах. Кроме этого находили и значения мощности в относительных единицах (%) для определения вклада данного диапазона в общую спектральную плотность мощности.

Полученные в результате исследования данные были подвергнуты обработке общепринятыми методами для определения основных статистических характеристик и сравнения достоверных различий между исследуемыми группами, в том числе с использованием корреляционного анализа между исследуемыми параметрами кардиогемодинамики.

РЕЗУЛЬТАТЫ СОБСТВЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ Гендерные особенности показателей кардиогемодинамики и ее вариабельность у лиц занимающихся циклическими видами спорта, в покое и после дозированной физической нагрузок Исследования половых особенностей проявлений гемодинамики у исследуемых выявили, что у занимающихся циклическими видами спорта из комплекса регистрируемых параметров кардиогемодинамики в покое достоверные отличия были отмечены в АД (120,13±1,47 мм.рт.ст у юношей и 111,39±2,29 мм.рт.ст у девушек, при р0.01), УО (87,43±3,23 мл. у юношей и 79,67±2,75 у девушек, при р0.05), амплитуде пульсации аорты (155,22±4,85 мОм у юношей и 216,89±8,08 мОм у девушек, при р0.001), ЧСС (68,11±1,4 уд/мин. у юношей и 72,44±3,11 уд/мин. у девушек, при р0.05), и в ФВ (58,70±0,54% у юношей и 60,22±0,53% у девушек, при р0.1). Также отмечена большая амплитуда дыхательных волн аорты у девушек по сравнению с юношами (193,5±2,82 Ом у девушек и 182,09±6,93 Ом у юношей, при р0.05).

Интересным представляется то, что несмотря на большие значения УО юноши имеют низкие значения пульсации аорты (на 155,9%, достоверно при р0.05).

После дозированной физической нагрузки наибольшие изменения гемодинамики были отмечены у девушек по сравнению с таковыми у юношей. Увеличение МОК у них достигалось в основном за счет ЧСС (у девушек 102,61 уд/мин, у юношей – 90, уд/мин, р0.001), что является менее экономичным способом функционирования.

Значения МОК не имели достоверных отличий. ФВ у юношей была меньше (62,43±1,55% у юношей и в 67,78±0,80% у девушек, р0.01). По сравнению с состоянием покоя у девушек наблюдался больший прирост систолического АД (10, мм.рт.ст. у девушек и 3,3 мм.рт.ст, а у юношей, р0.05). Также сохранялась у девушек и высокая пульсация аорты (159,87±6,02 у юношей и 248,06±8,33 у девушек, р0.001).

У юношей после нагрузки (рис.1) наблюдалось относительно быстрое восстановление значений гемодинамики по сравнению с девушками. Так, из регистрируемых параметров вернулись к исходному уровню АД, УО, МОК, АПМ, ДВА, ДВМ, тогда как у девушек отмечено восстановление только дыхательных волн микрососудов.

40, 30, 20, 10, BP, 0,00 CO, EF, ATHRX, ATOE, SV, HR, Ом. Ом мм.рт.ст. л.

мл. % уд/мин RespX, -10,00 Ом -20, -30,00 RespT, Ом -40, Девушки Параметры Юноши Рис.1. Изменение значений показателей кардиогемодинамики после физической нагрузки. - достоверность отличий при р0, Показано, что в покое абсолютные значения ОСМ АПА у юношей были существенно ниже таковых у девушек (204,62±204,62мс2 и 315,54±43,05 соответственно, р0,05), а значения ОСМ АД у юношей выше, чем у девушек (13,08±1,79 мс2 и 7,95±1,68 мс2 соответственно, р0.05). Высокие значения ОСМ АД, на наш взгляд, свидетельствуют о большей информационной стоимости барорегуляции у юношей.

Спектральная мощность в частотном диапазоне Р1 (метаболическая регуляция) в вариабельности УО у девушек (11,39±2,81%) была выше, чем у юношей (5,46±1,21%), что можно рассматривать как повышенную активность объемного регулирования в тканях у девушек (р0,05) Показано, что в покое абсолютные значения ОСМ АПА у юношей были существенно ниже таковых у девушек (204,62±204,62мс2 и 315,54±43,05 соответственно, р0,05), а значения ОСМ АД у юношей выше, чем у девушек (13,08±1,79 мс2 и 7,95±1,68 мс2 соответственно, р0.05). Высокие значения ОСМ АД, на наш взгляд, свидетельствуют о большей информационной стоимости барорегуляции у юношей.

Спектральная мощность в частотном диапазоне Р1 (метаболическая регуляция) в вариабельности УО у девушек (11,39±2,81%) была выше, чем у юношей (5,46±1,21%), что можно рассматривать как повышенную активность объемного регулирования в тканях у девушек (р0,05) В диапазоне частот Р2 (гуморальная регуляция) у юношей и девушек отличительные особенности были выявлены только в величинах спектральной мощности УО (14,90±2,39 мс2 у юношей и 7,92±1,54 мс2 у девушек, р0.05), что свидетельствует о преобладании у юношей гуморальных регуляторов.

При исследовании спектральной мощности вариабельности гемодинамики в диапазоне Р3 (баланс симпатической и парасимпатической систем регуляции) нами выявлены существенные различия, обусловленные половой принадлежностью. Так, у юношей наблюдается высокая спектральная мощность в вариабельности АД (3,52±0, мс2 у юношей и 1,13±0,33 мс2 у девушек, р0,01), УО (23,33±3,82 мс2 у юношей и 12,33± 2,77 мс2 у девушек, р0.05) и сократительной функции по данным ФВ (31,37±2,90% у юношей и 20,39±3,38% у девушек, р0.05). В ответ на ФН как у юношей, так и у девушек наблюдалось увеличение спектральной мощности в диапазоне Р (симпатическая система). При этом у юношей произошли сдвиги в спектральной мощности в абсолютных значениях вариабельности ЧСС (с 6,59±1,18 мс2 до 3,76±1, мс2, р0.01), УО (с 23,33±3,82 мс2 до 11,32±2,8 мс2, р0.01), АПА (с 57,82±9,63 мс2 до 34,62±7,36 мс2, р0.01), ФВ (с 1,11±0,17 мс2 до 0,14±0,09 мс2, р0.01) и дыхательных волн микрососудов (с 241,55±60,79 мс2 до 477±110,62 мс2, р0.01), а у девушек достоверные изменения отмечены в вариабельности параметров ЧСС, УО, МОК, ФВ и ДВМ.

Юноши-спортсмены обладали несколько большими значениями АД в состоянии покоя (у юношей 120,13±1,47 мм.рт.ст и у девушек 111,39±2,29 мм.рт.ст., р0.05), но различий активности в диапазоне Р3 (симпатическая регуляция) нами не было отмечено (кроме вариабельности параметров АД, ФВ и АПМ, р0.05). При этом в посленагрузчных значениях отмечены достоверно высокие показатели симпатической активности (Р3) у девушек в параметрах ЧСС, УО и МОК, что, возможно, связано с более низкими значениями давления, которое было зафиксировано в покое.

В диапазоне Р4 (парасимпатическая регуляция) изменения активности зафиксированы как у юношей, так и у девушек: уменьшилась спектральная мощность в вариабельности УО (у юношей на 0,57 мс2, у девушек на 0,12 мс2, р0,05), ЧСС (у юношей на 0,74 мс2, у девушек на 1,59 мс2), ФВ (у юношей на 1,23 мс2, у девушек на 1, мс2).

Как видно из таблицы, наибольшие отличия в показателях гемодинамики между юношами и девушками наблюдаются в величинах амплитуды пульсации аорты, ударного объема и систолического артериального давления (табл. 1).

Таблица Отличия кардиогемодинамики и ее медленноволновых характеристик юношей, занимающихся циклическими видами спорта, от таковых у девушек.

М Р Р1 Р2 Р3 Р4 Р1% Р2% Р3% Р4% Fm S + + + – АД ЧСС + + + – УО МОК + – ФВ – – – – – – АПА АПМ ДВА ДВМ Примечание: +, – больше или меньше по отношению к значениям кардиогемодинамики девушек (р 0,05) Гендерные особенности показателей кардиогемодинамики у лиц, не занимающихся циклическими видами спорта, в покое и после дозированной физической нагрузки Абсолютные значения показателей гемодинамики, зарегистрированные в покое, у юношей и девушек, не занимающихся спортом, имеют достоверные различия в показателях АД (116,32±1,94 мм.рт.ст. у юношей и 107,29±1,19 мм.рт.ст. у девушек, р0,001), ЧСС (75,05±1,45 уд/мин. у юношей и 79,05±1,12 у девушек, р0,05), УО (79,70±1,96 мл. у юношей и 70,63±2,02 мл. у девушек, р0,01), ФВ (58,44±0,31% у юношей и 60,02±0,43% у девушек, р0,01) и в показателях АПА (139,28±3,32 Ом. у юношей и 210,00±5,89 Ом у девушек, р0,001).

У юношей по сравнению с девушками значения УО и затраты на его регуляцию (т.е. спектральная мощность УО) более высокие. Показатели ФВ характеризовались разнонаправленными изменениями: высокие величины сократимости миокарда у девушек сопровождались более экономичной регуляцией, а у юношей, наоборот – низкая величина ФВ сочеталась (в отличие от девушек) с повышенными энерготратами.

После предъявления ФН регистрируемые проявления гемодинамики у юношей и девушек существенно не отличались. Отмечены только различия в значениях амплитуды пульсации аорты, которая у девушек была больше (248,06±8,33 Ом у девушек и 159,87±6,02 Ом у юношей, р0,001) Спектральные характеристики вариабельности комплекса параметров гемодинамики у исследуемых групп в состоянии покоя характеризовались тем, что у юношей (154,20±11,05 мс2) в отличие от девушек (318,74±25,86 мс2) наблюдались низкие значения (р0,001) ОСМ АПА (которая была отмечена и в группе спортсменов).

Участие гуморальных систем в регуляции (Р2) регистрируемых параметров в покое у юношей и девушек представлено неоднозначно. Медленные волны в диапазоне Р2 в абсолютных значениях различаются в вариабельности УО (15,45±2,06 мс2 у юношей и 8,70±1,28 мс2 у девушек, р0,01), ЧСС (6,76±0,73 мс2 у юношей и 10,65±1,62 мс2 у девушек, р0,05) и амплитуды пульсации аорты (22,54±3,21 мс2 у юношей и 42,49±8, мс2 у девушек, р0,05).

В диапазоне значений, характеризующих баланс симпатической и парасимпатической нервной системы (Р3), у юношей и девушек наблюдались существенные отличия в абсолютных значениях таких параметров, как УО (24,35±3, мс2 у юношей и 11,31±2,17 мс2 у девушек, р0,01) и ФВ (1,03±0,12 мс2 у юношей и 0,62±0,11 мс2 у девушек, р0,05).

У юношей и девушек, не занимающихся спортом, абсолютная спектральная мощность в диапазоне Р4 (парасимпатическая регуляция) достоверно различна в вариабельности показателей ЧСС (1,36±0,3 мс2 у юношей и 0,65±0,22 мс2 у девушек, р0,05), амплитуды пульсации аорты и дыхательных волн аорты (71,8±6,98 мс2 у юношей и 197,55±18,9 мс2 у девушек, р0,001).

По сравнению со спортсменками у девушек, не занимающихся спортом, наблюдается смещение в сторону медленноволновой активности в регуляции ДВМ (0,09±0,01 Гц спортсменки и 0,013±0,01 Гц неспортсменки, р0,001).

Спектральные характеристики вариабельности показателей гемодинамики в ответ на дозированную физическую нагрузку у исследуемых групп характеризовались тем, что после нагрузки у юношей и у девушек в диапазоне Р3 произошли достоверные изменения в ЧСС как в абсолютных значениях, так и в относительных (%).

Зафиксированные изменения были большими у юношей (2,85±0,3 мс2, или 9,86±1,63%, против 0,65±0,18 мс2 или 4,53±1,66%, у девушек, р0,05). В ответ на ФН у юношей по сравнению с состоянием покоя значения спектральной мощности в данном диапазоне в вариабельности ДВМ достоверно не изменились, а у девушек, наоборот, достоверно снизились (с 496,46±81,02 мс2 до 283,78±41,02 мс2, р0,01).

Таким образом, как видно из таблицы 2, у лиц–неспортсменов особенности кровообращения, обусловленные половой принадлежностью, более выраженны. Как и в группе спортсменов, наибольшие различия отмечены в величинах, отражающих амплитуду пульсации аорты.

Таблица Отличия гемодинамики юношей, не занимающихся циклическими видами спорта, от таковых у девушек.

М Р Р1 Р2 Р3 Р4 Р1% Р2% Р3% Р4% Fm S + АД – – + ЧСС + + + + + + УО + МОК – – + + ФВ – – – – – – + – – АПА – АПМ – – ДВА – ДВМ Примечание: +,– больше или меньше по отношению к значениям кардиогемодинамики девушек при (р 0,05) Гендерные особенности взаимосвязей параметров кардиогемодинамики у занимающихся и не занимающихся циклическими видами спорта в покое и после дозированной физической нагрузки У обследованных юношей, не занимающихся спортом, абсолютные значения ЧСС были взаимосвязаны с УО отрицательной (r=-0,59) корреляционной связью. УО положительно связан с МОК, что свидетельствует о том, что необходимый МОК достигается в основном за счет УО. АПМ связана с ОСМ АПМ (r=0,56), что свидетельствует о том, что увеличение данной амплитуды в абсолютном значении сопровождается напряжением её регуляции. АПМ также имеет корреляционные связи со спектральной мощностью пульсации дыхательных волн в диапазоне медленных (Р3, r=- 0,51), очень медленных волн (Р2, r=- 0,71) и с серединой спектра ДВМ (r=0,5).

Значения ОСМ УО взаимосвязаны с ОСМ МОК (r=0,76), что, возможно, является отражением корреляционной связи, отмеченной нами в абсолютных значениях данных параметров, и это, на наш взгляд, доказывает их тесную связь в регуляции.

Зафиксирована связь УО с ФВ (r=0,59). Увеличение ОСМ УО достигается в основном за счет волн Р2 (r=0,71) и Р3 (r=0,89). При этом происходят аналогичные изменения в этих же частотных диапазонах и в регуляции МОК Р2 (r=0,6) и Р3 (r=0,73).

ОСМ МОК имеет взаимосвязи с ОСМ ФВ (r=0,67) и с ОСМ АПА. Основные изменения при наблюдаемом увеличении спектральной плотности мощности происходят так же, как и в случае с регуляцией УО за счет Р2 (r=0,71) и Р3 (r=0,9).

Связи с FM позволяют определить (при наличии отрицательной связи с ОСМ или же с отдельными диапазонами от Р1 до Р4) оптимизацию регуляции кровообращения, которая была отмечена в управлении МОК (корреляция с FM r=- 0,57) в диапазоне Р2.

Более выраженные корреляционные связи присутствовали на месте пересечения частотных диапазонов Р1 и Р2, где основное их количество смыкалось в регуляции ФВ (табл. 3).

Таблица Корреляционные связи между метаболической и гуморальной регуляцией ССС у юношей, не занимающихся спортом Метаболическая регуляция BP HR SV CO EF ATHRX ATOE RespX RespT АД 0,42 0,13 -0,07 0,10 -0, 0,94 0,52 0,58 0, ЧСС 0,37 0,17 0,23 0,26 0,35 -0,07 0,15 -0, 0, УО 0,05 0,09 0,22 0,33 0,16 -0,02 -0,02 0, Гуморальная 0, регуляция МОК 0,35 0,06 0,28 0,43 0,02 0,13 0, 0,54 0, ФВ 0,38 0,14 0,20 0,45 0,41 0,02 0,05 0, 0, АПА 0,37 0,20 -0,09 0,03 -0, 0,58 0,58 0,63 0, АПМ -0,09 -0,17 -0,18 -0,03 -0,15 -0,10 0,13 0, 0, ДВА 0,11 0,08 -0,02 0,13 0,14 0,02 0,04 0, 0, ДВМ -0,14 -0,26 -0,10 -0,11 -0,11 -0,09 0,43 0,46 0, Примечание: жирным шрифтом выделены значимые достоверные корреляционные связи.

Связи ПСНС (табл. 4) имел большее представительство в диапазоне Р4, особенно в регуляции АД, которая положительно коррелировала с ЧСС, МОК, АПМ и ДВА.

Следует отметить, что изменения в данном диапазоне носили автономный характер, т.е.

не имелось достоверных связей с другими изучаемыми частотными диапазонами (или же системами регуляции).

Таблица Корреляционные связи парасимпатического регулирования юношей и девушек, не занимающихся спотом Парасимпатическое регулирование.

BP HR SV CO EF ATHRX ATOE RespX ЧСС Парасимпатическое 0, УО 0,25 0, МОК 0, 0,50 0, регулирование ФВ 0,06 0,07 0, 0, АПА -0,05 0,18 0,42 0,15 0, АПМ 0,22 0,03 -0, 0,92 0,53 0, ДВА 0,36 0,41 0,33 0,21 0,17 0,32 0, ДВМ 0,32 0,15 0,37 0,04 -0,03 0, 0,51 0, Примечание: жирным шрифтом выделены значимые достоверные корреляционные связи.

Абсолютные значения гемодинамики у юношей-спортсменов в корреляционных взаимосвязях имели схожий характер, за исключением следующих отличий:

1. ФВ у юношей, занимающихся спортом, положительно связана с АПА. ДВА имели отрицательные взаимосвязи с ОСМ таких параметров, как ФВ, АПА и ДВА, т.е.

увеличение доставки крови к сердцу приводило к снижению затрат энергии как на регуляцию работы сердца, так и на регуляцию функций доставки крови на периферию.

Подобная связь у лиц–неспортсменов была выражена незначительно.

2. Связи ОСМ с отдельными частотными диапазонами доказывали, что у спортсменов увеличение затрат энергии на регуляцию не приводило к увеличению мощности медленных волн, что свидетельствует о лучшей устойчивости ССС при ФН в случае напряжения регулирования. Особенно явно это проявилось в регуляции сократимости миокарда.

В восстановительном периоде в абсолютных значениях у спортсменов в отличие от неспортсменов обнаружена положительная корреляционная связь АД с УО (r=0,59) и ФВ (r=0,65), что свидетельствует в пользу того, что увеличение давления существенно улучшает работу сердца как насоса. Также обнаружена положительная связь МОК с ЧСС (r =0,5) и полное отсутствие связи с УО, что объясняется более продолжительным временем восстановления хронотропной функции и важностью ее роли в период восстановления.

В абсолютных значениях УО у девушек, не занимающихся спортом, как и у юношей, наблюдается несколько большая корреляционная взаимосвязь не только с МОК, но (r=0,9 вместо r=0,57) и связь в частоте Р2 со спектральной мощностью УО.

ОСМ имеет большое количество положительных связей с гуморальной и симпатической активностью. Например, АД увеличивается за счет медленных волн Р (r=0,8) и Р2 (r=0,86), ОСМ ЧСС, в случае больших значений, складывается из волн Р (r=0,83), Р2 (r=0,92) и Р3 (r=0,63). Корреляционные связи ОСМ других параметров у девушек имеют схожий характер с таковыми у юношей.

Метаболическая регуляция (Р1), как и в остальных случаях, имела положительные связи с гуморальным регулированием и отрицательные с симпатической и парасимпатической активностью.

Связи ОСМ были больше выражены в зонах активности симпатической и парасимпатической нервной системы. Это говорит о ведущей роли этих регуляторов в случае увеличения степени общей регуляции, что определяется низким участием медленноволновых гуморально-метаболических осцилляторов.

У девушек, как и у юношей-спортсменов, занимающихся циклическими видами спорта, наблюдалось большое количество взаимосвязей, смыкающихся в абсолютных значениях гемодинамики. У спортсменок МОК был положительно связан с ЧСС (r=0,64) и УО (r=0,83). При этом положительные связи ЧСС и ФВ (r=0,58) показывали улучшение сократимости миокарда в зависимости от скорости сокращения. Подобные связи у девушек, не занимающихся спортом, отсутствовали. Можно сказать, что у юношей-спортсменов в отличие от неспортсменов увеличение доставки крови к сердцу приводило к снижению информационных затрат как на работу сердца, так и на доставку крови на периферию. У девушек-спортсменок в отличие от девушек, не занимающихся спортом, в вариабельности комплекса параметров гемодинамики отмечается независимость активности ПСНС от медленноволновых регуляторов.

Гендерные особенности кардиогемодинамики у испытуемых с разным типом кровообращения в покое и после дозированной физической нагрузки Обнаружено, что в покое у юношей с разным типом кровообращения абсолютные значения показателей гемодинамики (р0,05) достоверно различались в величинах ФВ (рис.2). Большие значения ФВ у лиц с ГрТК можно рассматривать как снижение резервных возможностей сердца, которое, по всей видимости, определялось высокими значениями внешней работы сердца. Эта особенность была отмечена и в работе М.Ю.

Лучинина (2003).

Фракция выброса % 60, 60 58, 55, ГрТК ЭТК ГТК Типы кровообращения Рис.2. Значения фракции выброса у юношей с различным типом кровообращения.

Различия достоверны при р0,05.

Различия в ЧСС в зависимости от типа кровообращения были зафиксированы только у девушек (81,24±1,32 уд/мин у ГрТК и 75,27±2,58 у ЭТК, р0,05), что свидетельствует об особенностях их хронотропной функции. Так же как и у юношей, у девушек сократительная способность миокарда была выше у ГрТК по сравнению с ЭТК (60,23±0,43 % у ГрТК и 58,95±0,65 % у ЭТК, р0,1).

Энергетические затраты на регуляцию, выраженные в абсолютных значениях спектральной мощности, характеризовались тем, что у юношей ГрТК отличался от ГТК высокими затратами на колебания АД (18,44±4,29 и 10,00±2,16 мс2, р0,1), ЧСС (21,12±2,16 и 15,06±2,04 мс2, р0,05), УО (92,79±10,27 и 39,11±4,75 мс2, р0,001), МОК (0,60±0,08 и 0,30±0,05 мс2, р0,01) и АПА (188,03±21,26 и 131,65±18,43 мс2, р0,05).

У девушек с ГрТК и ЭТК в особенностях регуляции регистрируемых параметров выявлены достоверные различия в вариабельности АД (10,99±1,26 и 5,49±0,85 мс2, р0,01), что свидетельствует об относительном напряжении барорегуляции у лиц с ГрТК.

Анализ частотных спектров диапазона (от 0 до 0,5 Гц) позволил выявить преобладание метаболических регуляторов у юношей с ГрТК в показателях УО (7,88±1,33 и 3,17±1,00 мс2, р0,01) и ДВА (932,72±394,24 и 130,16±74,77 мс2, р0,05).

У девушек также отмечены типологические отличия в вариабельности параметров гемодинамики между ГрТК и ЭТК. Так, преобладание метаболической регуляции при ГрТК наблюдается в вариабельности АД (3,00±0,51 мс2 против 1,10±0,27 мс2 р0,01), МОК (0,03±0,01 мс2 против 0,01±0,004 мс2, р0,1). Спектральная мощность в диапазоне Р3 (гуморальная регуляция) была более выражена у юношей с ГрТК по сравнению с юношами с ГТК, и проявлялась она в вариабельности УО (23,19±3,52 и 8,31±1,55 мс2, р0,001) и МОК (0,13±0,03 и 0,06±0,02 мс2, р0,05).

Гуморальная регуляция преобладала у девушек с ГрТК в вариабельности АД (5,78±0,70 и 2,62±0,46 мс2 р0,001), ЧСС(10,38±1,73 и 6,90±1,17 мс2. р0,1) и МОК (0,09±0,01 и 0,04±0,01 мс2, р0,001).

Отличия в спектральной мощности Р3 между типами кровообращения у юношей имели место в вариабельности УО (31,26±2,45 мс2 у ГрТК;

25,12±1,85 мс2 у ЭТК и 11,21±2,12 мс2 у ГТК, р0,05). У девушек проявления активности в диапазоне Р существенно не зависели от типологических особенностей гемодинамики (т.е. не зависели от типа кровообращения). Различия наблюдались в регуляции SV (13,26±2, и 7,39±1,5801 мс2, р0,05) и СО (0,10±0,02 и 0,05±0,01 мс2 р0,05 ), а показатели парасимпатической активности у ГрТК и ЭТК не имели достоверных различий. У юношей достоверные различия в парасимпатической активности наблюдались в регуляции параметров ЧСС (1,60±0,43и 0,46±0,17 мс2, р0,05), УО (30,16±4,63 и 16,42±1,82 мс2, р0,01), МОК(0,26±0,03 и 0,14±0,02 мс2, р0,01) и АПА(94,38±14,85 и 51,39±8,76 мс2, р0,05) между ГрТК и ГТК.

Гуморальная регуляция МОК имела большие значения у представителей ГрТК (19,44±2,51 и 13,32±2,41 %, р0,1). Было выявлено у юношей преобладание симпатической активности в регуляции АД (35,82±5,36 и 24,27±4,35%, р0,1) и парасимпатической активности в регуляции УО (47,04±3,99 и 30,27±3,60 %, р0,01) и ДВА (67,61±6,81 и 41,32±5,97 %, р0,01) у юношей с ГТК.

В восстановительном периоде среди испытуемых наибольшие изменения проявлений гемодинамики были зарегистрированы у юношей с ГТК. При этом отмечен наибольший прирост в сократимости миокарда (на 15,17%). Это являлось достоверным (р0,05) не только по сравнению с показателями в покое, но и по отношению к показателям сократимости миокарда у лиц с ГрТК и ЭТК (где наблюдался прирост данного параметра на 8,2 и 7,8 %). Данные результаты свидетельствуют о больших резервных возможностях сердца у лиц с ГТК, которые в покое, наоборот, характеризовались меньшими значениями ФВ.

АПМ характеризовалась тем, что у юношей с ГрТК она достигала больших значений (102,00±5,59 Ом), а также отмечалось увеличение данного показателя на 90,09% (р0,05) по сравнению с состоянием покоя. Величины пульсации микрососудов у лиц с ГТК изменялись по сравнению с таковыми у представителей других типов кровообращения в меньшей степени (увеличились на 29,59%, р0,05).

У девушек, как и у юношей, в восстановительном периоде мы наблюдали различия в приросте АПМ, которое было более выражено у лиц с ГрТК (78,65%) по сравнению с таковыми у лиц с ЭТК (р0,05). ДВА и ДВМ у исследуемых с ГТК и ЭТК не имели достоверных различий в восстановительном периоде, так же как и до него.

У юношей ГТК характеризовался значительным повышением энергетических затрат на регуляцию в восстановительном периоде. По показателям ОСМ исследуемые с ГТК вплотную приближались к испытуемым с ГрТК и ЭТК. Если в покое ГТК отличается экономичностью, то в посленагрузочном восстановительном периоде отмечена мобилизация резерва, который в регуляторном аспекте ставит ГТК наравне с ГрТК и ЭТК.

Отличие между ГТК и ГрТК отмечено в объемном регулировании, характеризующемся меньшими энергозатратами на регуляцию УО у первых (137±13, мс2 – ГрТК и 100,99±13,28 мс2 – ГТК, р0,05), и в регулировании ФВ, где энерготраты, наоборот, более выраженны у представителей с ГТК (12,6±2,16 мс2 – ГТК и 8,64±0,91 мс2 – ГрТК, р0,01). Возможно, это является показателем централизации объема крови у юношей ГТК (т.е. большим объемом крови в полости грудной клетки), что и является причиной незначительного прироста амплитуды пульсации микрососудов и большего резерва сократимости миокарда у лиц с ГТК.

Волновые характеристики параметров гемодинамики у девушек в восстановительном периоде характеризовались увеличением ОСМ. У лиц с ГрТК наблюдались изменения ОСМ всех регистрируемых показателей (9), а у лиц с ЭТК достоверных различий до и после нагрузки мы не выявили в общей спектральной мощности АПМ, ДВА и ДВМ.

Достоверные изменения (по сравнению с состоянием покоя) в спектральной мощности диапазона Р3 у юношей в восстановительном периоде были отмечены в параметрах ЧСС, УО и ФВ у ГрТК, АД, ЧСС, УО, ФВ и АПА у ЭТК, и в УО с ФВ у ГТК.

В активности диапазона Р4 (парасимпатическая регуляция) как у юношей, так и у девушек в восстановительном периоде (по сравнению с состоянием покоя) были отмечены достоверные изменения в большинстве регистрируемых параметров независимо от типа кровообращения. Например, значительное увеличение спектральной мощности Р4 у юношей, как и у девушек, было выявлено в вариабельности ДВА (у лиц с ГТК увеличение на 160,42%, с ГрТК – на 400% и с ЭТК – на 130,26% достоверны в сравнении с величинами в состоянии покоя, р0,05) и ДВМ (у лиц с ГТК увеличение на 118,54%, с ГрТК – на 125,45%, с ЭТК – на 69,38% достоверно в сравнении с величинами в состоянии покоя, р0,05), которые, по всей видимости, были детерминированы учащением дыхания, оказывающим больший вклад в регуляцию кровотока на периферии. У девушек активность ПСНС в восстановительном периоде значительно увеличилась также в ДВМ (на 118,99% у представителей с ГрТК и на 94,07% у представителей с ЭТК, p0,05) и в ДВА (на 107,99% у представителей с ГрТК и на 155,85% у представителей с ЭТК, р0,05).

Таким образом, особенности регуляции кардиогемодинамики у юношей характеризовались тем, что ГрТК отличался от ГТК высокими затратами на колебания АД, ЧСС, УО, МОК и АПА. Это согласуется с данными, полученными А.А.Астаховым с соавторами.

Гендерные особенности взаимосвязей показателей кардиогемодинамики у лиц с разным типом кровообращения в покое и после дозированной физической нагрузки Корреляционный анализ показателей гемодинамики и их медленноволновых характеристик у юношей с ГрТК показал, что величина УО связана отрицательной (r= 0,55) корреляционной связью с ЧСС, и положительной (r=0,53) с МОК. Это свидетельствует о том, что необходимый МОК достигается в основном за счет УО, а увеличение ЧСС приводит к снижению УО. Один из интегральных показателей сократимости миокарда – фракция выброса, положительно связана со спектральными значениями вариабельности МОК в диапазоне медленноволновой активности (r=0,55).

Притом увеличение вклада медленных волн в спектральную мощность МОК приводит к напряжению регуляции ФВ.

Колебания абсолютного значения АПМ вызывают изменения спектральной мощности. Например, увеличение характера волновой активности дыхательной составляющей реоволн пальца (ДВМ) отрицательно коррелирует (r=-0,87) с АПМ, но при этом определяется положительная связь со спектральной мощностью ДВМ. ДВМ в отличие от АПМ имеют больше отрицательных взаимосвязей как со своими спектральными характеристиками в разных частотных диапазонах, так и с общей мощностью ФВ (r=-0,55). То есть влияние дыхания на циркуляцию крови в микрососудах находится в антагонистических отношениях с мощностью сокращения сердца.

Для ОСМ характерным (табл. 5) было обилие взаимосвязей с разными показателями. Нами отмечено, что ОСМ АД связана с ОСМ ФВ (r=0,72) ЧСС (r=0,53), МОК (r=0,55), ФВ (r=0,68) в диапазоне медленноволновой активности. ОСМ УО также имел множество связей с МОК, ФВ и мплитудой пульсации аорты различных частотных диапазонах, что свидетельствует о важной ро ли УО в поддержании на должном уровне множества параметров гемодинамики, имеющих с ним общие регуляторные механизмы. Ткаченко Б.И. (1999), анализируя механизмы регуляции кровообращения, пришел к выводу о том, что основным регулируемым объектом системной гемодинамики является объем крови в системе низкого давления. Как утверждает Астахов А.А., «...формирование венозного притока и выброса крови сердцем является ключевым моментом не только собственно объема (выраженного параметром УО), но и всей системной гемодинамики». Это видно из множества взаимосвязей спектральной мощности УО с другими параметрами, отражающими особенности вариабельности (общая спектральная мощность и мощность в ряде частот диапазонов) системной гемодинамики.

Таблица Особенности связей общей спектральной мощности с гуморальной и симпатической регуляцией у юношей с ГрТК Общая спектральная мощность МОК АД ЧСС УО ФВ АПА АПМ ДВА ДВМ АД 0,49 0,11 0,40 0,22 -0,22 0,18 -0, 0,98 0, ЧСС 0,46 0,18 0,31 0,44 0,35 -0,23 0,18 -0, 0, УО Гуморальная 0,02 0,28 0,28 0,31 -0,15 0,12 0, 0,78 0, регуляция МОК 0,45 0,39 0,28 -0,22 0,18 -0, 0,66 0,83 0, ФВ 0,39 0,45 0,39 -0,18 0,35 -0, 0,70 0,60 0, АПА 0,49 0,48 0,20 0,21 0,43 -0,28 0,17 -0, 0, АПМ -0,22 -0,18 -0,30 -0,34 -0,35 -0,29 -0,15 0, 0, ДВА 0,27 0,20 0,33 0,44 0,49 0,29 -0,16 0, 0, ДВМ -0,20 -0,22 -0,10 -0,04 -0,16 -0,23 0,36 0,34 0, АД 0,46 0,21 0,46 0,44 -0,24 0,25 -0, 0,57 0, ЧСС 0,23 0,30 0,41 0,33 0,26 0,00 0,14 0, 0, Симпатическая УО 0,14 0,34 0,45 0,49 -0,15 0,31 -0, 0,84 0, регуляция МОК 0,37 0,38 0,40 -0,27 0,36 -0, 0,82 0,93 0, ФВ 0,44 0,42 0,49 0,74 0,40 -0,21 0,28 0, 0, АПА 0,06 0,41 0,47 0,35 0,33 0,62 -0,08 0,34 0, АПМ -0,19 -0,26 -0,13 -0,06 -0,13 -0,22 0,18 0,45 0, ДВА -0,07 0,21 0,28 0,26 -0,17 0, 0,53 0,59 0, ДВМ -0,20 -0,11 -0,15 -0,11 -0,13 -0,18 0,32 0,24 0, Примечание: жирным шрифтом выделены значимые заметные корреляционные взаимосвязи.

Метаболическая регуляция (Р1) практически всех параметров гемодинамики имеет положительные корреляционные взаимосвязи с гуморальной регуляцией (Р2), что, возможно, определяется единой гуморально-метаболической регуляцией. Например, увеличение спектральной мощности АД в данном спектре было связано с увеличением ФВ в частотах Р1, Р2 и Р4.

Спектральная мощность в зоне Р3 и Р4 не была связана с Р1 (метаболическая регуляция). Эта независимость проявилась как в значениях абсолютной спектральной мощности, так и в процентном вкладе частоты Р3 в Power (P) практически во всех изучаемых параметрах. Исключение составили лишь связи спектральной мощности Р ДВМ с Р3 АПМ и Р3 ДВМ.

Гуморальная регуляция (Р2) гемодинамики, в отличие от метаболической, имела множество положительных взаимосвязей с симпатическим регулированием (Р3).

Наибольшие связи были выявлены в вариабельности МОК, где увеличение участия Р всегда сочеталось с активизацией Р3 УО, МОК, и ФВ. Увеличение гуморального регулирования ФВ также сопровождалось увеличением активности симпатического отдела нервной системы, проявлявшемся в вариабельности МОК, ФВ и АД. Притом увеличение активности гуморальной регуляции в ряде случаев (в вариабельности МОК и ДВА) приводило к снижению парасимпатической активности (Р4). Данный вид регулирования в случае ее напряжения (выражавшегося в больших значениях абсолютных величин спектральной мощности) приводил к усилению своего вклада (выраженного в процентах) в общую спектральную мощность, чем и отличался от метаболического вида регуляции.

Изменения активности в диапазоне Р3 в вариабельности ряда параметров (УО, АД, МОК) вызывает сопряженные изменения и в вариабельности других параметров (табл.

6). Так, проявление данной особенности отмечено в вариабельности УО с участием МОК, ФВ, АПА и ДВА, а также в вариабельности АД с участием УО, МОК и ФВ.

Таблица Особенности корреляционных связей симпатического регулирования параметров кардиогемодинамики у юношей с ГрТК Симпатическая активность АД ЧСС УО МОК ФВ АПА АПМ ДВА ЧСС 0, Симпатическая УО 0, 0, активность МОК 0, 0,52 0, ФВ 0, 0,50 0,57 0, АПА 0,26 0, 0,56 0,54 0, АПМ -0,10 -0,07 -0,12 -0,16 -0,10 -0, ДВА 0,16 0,30 0,33 0,45 0, 0,55 0, ДВМ -0,06 0,22 -0,08 -0,16 -0,03 0,19 0, 0, Примечание: жирным шрифтом выделены значимые заметные корреляционные взаимосвязи.

Парасимпатическая активность (Р4), как и спектральная мощность, в диапазоне Р имела незначительные связи, основная масса которых была сосредоточена в Р4%.

В показателях гемодинамики у юношей с ГТК отмечена положительная корреляционная связь ЧСС и МОК (r=0,51) и при этом в отличие от показателей лиц с ГрТК, не наблюдается отрицательной связи ЧСС и УО. Сохраняется положительная связь УО с МОК (r=0,58). Можно предположить, что у ГТК достаточный МОК обеспечивается одновременным увеличением как ЧСС, так и УО, что может свидетельствовать об энергетически более расточительном пути функционирования.

Метаболическая регуляция у представителей ГТК имела больше корреляционных связей с остальными частотными диапазонами, чем у таковых с ГрТК (табл. 7).

Основное количество этих связей также было сосредоточенны в гуморально метаболическом регулировании, но их количество значительно превосходило таковое у ГрТК. При этом больше связей было выявлено в регуляции АД, в котором участвовали УО, МОК, АПА, ФВ и ДВА. Возможно, этим регуляторам не свойственно избирательное воздействие и изменения в данном виде регуляции кровообращения носят глобальный характер, особенно у лиц с ГТК. Изменения значений спектральной мощности в Р1 положительно коррелировали с парасимпатической активностью, которая не была отмечена у лиц с ГрТК. Например, возрастание метаболической активности (Р1) в регуляции МОК и АПМ к увеличению спектральной мощности Р (парасимпатическая регуляция) УО, МОК и ФВ.

Корреляционные взаимосвязи регистрируемых показателей вариабельности гемодинамики у лиц с ЭТК незначительно отличаются от таковых у лиц с вышепредставленными типами кровообращения – ГрТК и ГТК.

В восстановительном периоде у юношей с ГТК были достоверные (при р0,05) корреляционные связи МОК с ЧСС (r=0,57), ФВ (r=0,64) и с УО (r=0,78), а в диапазоне Р3 обнаружены связи дыхательных волн аорты с Р3 УО (r=0,59) и Р3 МОК (r=0,52).

Таблица Особенности связей метаболического регулирования с метаболической и гуморальной регуляцией Метаболическое регулирование АД ЧСС УО МОК ФВ АПА АПМ ДВА ДВМ ЧСС 0, Метаболическое УО регурование 0, 0, МОК -0, 0,91 0, ФВ -0, 0,79 0,71 0, АПА -0, 0,74 0,68 0,74 0, АПМ -0,12 -0,20 -0,13 -0,05 -0,15 -0, ДВА 0,02 0,35 0,15 -0, 0,60 0,66 0, ДВМ -0,14 -0,20 -0,24 -0,13 0,04 -0,15 0,34 0, АД 0,15 -0,15 0,37 -0, 0,91 0,80 0,85 0,88 0, ЧСС 0,03 0,11 -0,07 0,03 0,10 -0,11 -0,04 -0, 0, регулирование.

Гуморальное УО 0,15 0,71 -0,09 -0, 0,64 0,78 0,56 0,53 0, МОК -0,15 0,06 0,41 0, 0,74 0,72 0,86 0,79 0, ФВ -0,10 -0,17 0,22 0, 0,61 0,50 0,63 0,83 0, АПА -0,08 -0,15 0,05 -0, 0,60 0,55 0,62 0,75 0, АПМ -0,16 -0,26 -0,11 -0,06 -0,14 -0,15 -0,12 0, 0, ДВА 0,21 -0,03 0,24 0,31 0,26 0,01 0,05 0,72 0, ДВМ -0,20 -0,22 -0,27 -0,15 -0,04 -0,18 0,40 0,16 0, Примечание: жирным шрифтом выделены значимые заметные корреляционные взаимосвязи.

У юношей с ГрТК в отличие от юношей с ГТК отмечена лишь одна достоверная (р0,05) связь – УО с МОК (r=0,76), что свидетельствует о преимущественно инотропных механизмах обеспечения работы сердца в восстановительный период, которые являются наиболее рациональными, тогда как у лиц с ГТК были подключены как ино-, так и хронотропные механизмы. В диапазоне Р3 обнаружены корреляционные связи Р3 УО с Р3 МОК (r=0,71) и с Р3 АПА (r=0,63), а так же Р3 АД с Р3 ФВ (r=0,77).

У лиц с ЭТК отмечены корреляционные связи (р0,05) АПА с ЧСС (r=-0,5), УО (r=0,59), МОК (r=0,5) и с ФВ (r=0,61).

О более рациональной работе сердца в покое у девушек с ЭТК по сравнению с таковыми с ГрТК свидетельствуют положительные корреляционные связи абсолютных значений МОК с УО (r=0,56), которые сопровождались отрицательной связью с ЧСС (r=– 0,56), тогда как у испытуемых с ГрТК наблюдалась только положительная связь УО с МОК (r=0,81). Общим для обоих типов кровообращения была положительная связь ФВ с АПА, то есть ФВ как показатель сократимости миокарда напрямую влиял на функцию доставки крови на периферию – АПА. Также единым для ЭТК и ГрТК было и наличие отрицательных связей АПМ с ДВМ (r=– 0,79 при ГрТК и r=– 0,74 при ЭТК).

Возможно, это определяется естественным антагонизмом функций доставки крови к сердцу с пульсацией микрососудов на периферии, где улучшенный капиллярный кровоток не позволяет дыхательным движениям в полной мере способствовать оттоку крови к сердцу.

Спектральная мощность в Р3 у девушек, как и у юношей, основное количество положительных связей имеет в частотном диапазоне Р3. Так, у лиц с ГрТК отмечены достоверные (р0,05) связи Р3 УО с Р3 МОК (r=0,78), ФВ (r=0,51) и с АПА (r=0,73).

Парасимпатическая регуляция (Р4), сильно выраженная в вариабельности УО, у лиц с ЭТК имела связи с активностью ПCНС в вариабельности МОК (r=0,88), ФВ (r=0,58) и АПА (r=0,53). Подобные корреляционные связи обнаружены и у лиц с ГрТК, но без участия АПА.

У девушек–представителей ЭТК в обеспечении необходимого МОК участвовали как инотропные, так и хронотропные механизмы (положительная связь с ЧСС (r=0,54) и УО (r=0,83)), что можно рассматривать как не столь рациональное обеспечение кровообращения. У ГрТК была корреляционная связь ФВ с МОК (r =0,52), показывающая то, что увеличение мощности сократимости миокарда приводит к улучшению кровообращения у лиц с ГрТК в большей степени, чем у лиц с ЭТК, где сократимость миокарда не влияла на МОК.

Отмечено, что у ЭТК наблюдается множество положительных корреляционных связей спектральной мощности Р3 с Р4, особенно ярко выраженных в регуляции сократимости миокарда. Так, вариабельность ФВ в диапазоне Р3 была связана с вариабельностью показателей АД (r=0,7), УО (r=0,7), МОК (r=0,62), и с ФВ (r=0,6) в диапазоне Р4. Активность в диапазоне Р3 и Р4 при ЭТК более взаимосвязанна.

Выводы 1. У юношей-спортсменов, в отличие от девушек, в состоянии покоя наблюдаются высокая вариабельность артериального давления, активность симпатического (диапазон Р3) и парасимпатического (диапазон Р4) отдела вегетативной нервной системы.

2. В восстановительном периоде после дозированной физической нагрузки особенности регуляции кардиогемодинамики у юношей выражались в повышении спектральной мощности артериального давления, а у девушек – ударного объема крови.

3. Гендерные особенности регуляции кровообращения у неспортсменов более выражены по сравнению с лицами, занимающимися циклическими видами спорта, что определяется адаптацией сердечно-сосудистой системы к нагрузкам циклического характера у спортсменов.

4. Увеличение спектральной мощности вариабельности параметров кардиогемодинамики у спортсменов не приводило к увеличению спектральной мощности медленных волн (диапазон Р1 и Р2), что свидетельствует о лучшей устойчивости систем регуляции кровообращения.

5. Вариабельность параметров кардиогемодинамики у испытуемых неспортсменов с гиперкинетическим типом кровообращения в состоянии покоя характеризовалась большой спектральной мощностью вариабельности артериального давления и ударного объема (баро- и объемное регулирование кровообращения), а в восстановительном периоде, после дозированной физической нагрузки, наблюдалось увеличение суммарной спектральной мощности вариабельности ударного объема (объемная регуляция кровообращения).

6. У юношей-неспортсменов с гипокинетическим типом кровообращения, в отличие от лиц с гиперкинетическим типом кровообращения, особенности регуляции кардиогемодинамики характеризовались высокой спектральной мощностью вариабельности артериального давления, частоты сердечных сокращений, ударного объема, минутного объема кровообращения и амплитуды пульсации аорты.

Практические рекомендации Необходимо проводить анализ вариабельности параметров кровообращения совместно с регистрацией показателей кардиогемодинамики, что позволит выявить особенности вегетативного обеспечения деятельности сердечно-сосудистой системы и определить степень участия механизмов баро- и объемного регулирования.

СПИСОК ОПУБЛИКОВАННЫХ РАБОТ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ Публикации в ведущих рецензируемых изданиях, определенных ВАК РФ:

1. Демидов, В.А. Особенности комплекса параметров гемодинамики и их вариабельность у лиц юношеского возраста с разным типом кровообращения [Текст] / В.А. Демидов, Д.Н. Мальцев, Ф.А. Мавлиев // Вестник Тюменского государственного университета. Серия «Биологические и медицинские науки». – 2007. – № 6. – С. 96-100.

(Авторский вклад – 90%) 2. Демидов, В.А. Медленноволновые характеристики гемодинамики у лиц юношеского возраста занимающихся и не занимающихся циклическими видами спорта [Текст] / В.А. Демидов, Н.Ш. Хаснутдинов, Ф.А. Мавлиев // Вестник Тюменского государственного университета. Серия «Биологические и медицинские науки». – 2007.

– № 6. – С. 75-82. (Авторский вклад – 80%) 3. Демидов, В.А Влияние повышенной двигательной активности на кардиогемодинамическую устойчивость подростков в условиях напряженной информационной нагрузки [Текст] / В.А. Демидов, Д.Н. Мальцев, Ф.А. Мавлиев // Физиология человека. – 2008. – Т. 34. – № 4. – C. 133-140. (Авторский вклад – 30%) 4. Демидов, В.А. Вариабельность комплекса параметров гемодинамики у юношей и девушек, занимающихся и не занимающихся спортом [Текст] / В.А. Демидов, Н.Ш.

Хаснутдинов, Ф.А. Мавлиев // Физиология человека. – 2008. – Т. 34. – № 6. – С. 99 100. (Авторский вклад – 80%) Публикации в других научных изданиях:

5. Мавлиев, Ф.А. Типологические особенности корреляционных взаимосвязей спектральных характеристик вариабельности показателей кардиогемодинамики [Текст] / Ф.А. Мавлиев, В.А. Демидов // Теоретические и практические аспекты физического воспитания: материалы VIII научно-практической конференции профессорско преподавательского состава. – Набережные Челны: КамГИФК, 2006. – С. 178-182.

(Авторский вклад – 50%) 6. Мавлиев, Ф.А. Особенности взаимосвязей спектральных характеристик вариабельности показателей кардиогемодинамики юношей [Текст] / Ф.А. Мавлиев, В.А. Демидов // Теоретические и практические аспекты физического воспитания:

материалы VIII научно-практической конференции профессорско-преподавательского состава. – Набережные Челны: КамГИФК, 2006. – С. 182-187. (Авторский вклад – 70%) 7. Демидов, В.А. Медленноволновые характеристики кардиогепмодинамики лиц занимающихся циклическими видами спорта [Текст] / Ф.А. Мавлиев, В.А. Демидов // Теоретические и практические аспекты физического воспитания: материалы межвузовской научно-практической конференции молодых ученых и студентов. – Набережные Челны: КамГИФК, 2006. – С. 107-109. (Авторский вклад – 70%) 8. Демидов, В.А. Медленноволновые характеристики кардиогемодинамики лиц юношеского возраста [Текст] / Ф.А. Мавлиев, В.А. Демидов // Теоретические и практические аспекты физического воспитания: материалы межвузовской научно практической конференции молодых ученых и студентов. – Набережные Челны:

КамГИФК, 2006. – С. 110-112. (Авторский вклад – 70%) 9. Демидов, В.А. Корреляционный анализ спектральных характеристик показателей кардиогемодинамики юношей и девушек [Текст] / В.А. Демидов, Ф.А. Мавлиев, Н.Я.

Прокопьев // Физиология, психофизиология, психология, медицина. – 2006. – № 2. – С.

38-39. (Авторский вклад – 60%) 10. Демидов, В.А. Особенности медленноволновых процессов гемодинамики спортсменов юношеского возраста [Текст] / Ф.А. Мавлиев, В.А. Демидов // Разработка и внедрение инновационных педагогических технологий в спорте и системе физкультурного образования: материалы Всероссийской научно-практической конференции. – Набережные Челны: КамГИФК, 2007. – С. 106-110. (Авторский вклад – 60%) 11. Демидов, В.А. Комплекс параметров гемодинамики и их вариабельность у юношей с разным типом кровообращения [Текст] / В.А. Демидов, А.Г. Волков, Ф.А.

Мавлиев // Разработка и внедрение инновационных педагогических технологий в спорте и системе физкультурного образования: материалы Всероссийской научно практической конференции. – Набережные Челны: КамГИФК, 2007. – С. 113-116.

(Авторский вклад – 60%) 12. Демидов, В.А. Кардиогемодинамика и ее регуляция у лиц юношеского возраста [Текст] / Ф.А. Мавлиев, В.А. Демидов // Современное состояние и перспективы внедрения инновационных технологий в спорте и системе физкультурного образования: материалы Всероссийской научно-практической конференции. – Набережные Челны: КамГАФКСиТ, 2008. – С. 80-82. (Авторский вклад – 80%) 13. Мавлиев, Ф.А. Медленноволновые характеристики гемодинамики у лиц юношеского возраста занимающихся и не занимающихся циклическими видами спорта / Ф.А. Мавлиев [Электронный ресурс] // Педагогико-психологические и медико биологические проблемы физической культуры и спорта. – 2009. – № 10. – режим доступа: http: //www.kamgifk.ru/magazin/1_09/1_2009_18.pdf.

14. Мавлиев, Ф.А. Особенности взаимосвязей медленноволновых характеристик вариабельности показателей кардиогемодинамики у лиц юношеского возраста / Ф.А. Мавлиев [Электронный ресурс] // Педагогико-психологические и медико биологические проблемы физической культуры и спорта. – 2009. – № 10. – режим доступа: http: //www.kamgifk.ru/magazin /1_09/1_2009_12.pdf.

15. Мавлиев, Ф.А. Особенности корреляционных взаимосвязей спектральных характеристик вариабельности показателей кардиогемодинамики юношей с разным типом кровообращения. [Текст] / Ф.А. Мавлиев // Теоретические и практические аспекты физической культуры, спорта и туризма: материалы IХ межвузовской научно практической конференции молодых ученых и студентов. – Набережные Челны:

КамГАФКСиТ, 2009. С. 100- 16. Мавлиев, Ф.А. Особенности кардиогемодинамики у лиц с разным типом кровообращения. [Текст] / Ф.А. Мавлиев // Теоретические и практические аспекты физической культуры, спорта и туризма: материалы IХ межвузовской научно практической конференции молодых ученых и студентов. – Набережные Челны:

КамГАФКСиТ, 2009. С. 101- Список использованных сокращений АД (ВР) – артериальное давление систолическое АПМ (ATOE) – амплитуда пульсации микрососудов АПА (ATHRX) – амплитуда пульсации аорты ВРС – вариабельность ритма сердца ВКПГ – вариабельность комплекса параметров гемодинамики ВНС – вегетативная нервная система ГрТК – гиперкинетический тип кровообращения ГТК – гипокинетический тип кровообращения ДВА (RespX) – дыхательные волны аорты ДВМ (RespT) – дыхательные волны микрососудов МОК (CO) – минутный объем кровообращения ОСМ (Р)– общая спектральная мощность ПСНС – парасимпатическая нервная система СНС – симпатическая нервная система ССС – сердечно–сосудистая система СР – сердечный ритм УО (SV) – ударный объем ФВ (EF) – фракция выброса ЧСС (HR) – частота сердечных сокращений ЭТК – эукинетический тип кровообращения Р1 – спектральная мощность диапазона 0 – 0,025 Гц Р2 – спектральная мощность диапазона 0,025 – 0,075 Гц Р3 – спектральная мощность диапазона 0,075 – 0,15 Гц Р4 – спектральная мощность диапазона 0,15 – 0,5 Гц Fm – середина спектра Автореферат разрешен к печати диссертационным советом ДМ 311.015. Подписано в печать «18 » мая 2009 г.

Формат 60х84/16. Бумага «Снегурочка».

Печать ризографическая. Гарнитура Times New Roman.

Усл.-печ. л. 1,4. Тираж 100 экз.

Отпечатано в редакционно-издательском отделе Камской государственной академии физической культуры, спорта и туризма.

423807, Республика Татарстан, г. Набережные Челны, ул. им. Е.Н. Батенчука, д. 21.



 




 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.