авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 ||

Реакция организмов на действие природных атмосферных взвесей (экспериментальное исследование)

-- [ Страница 2 ] --

В структуре почек в группе «Х» наблюдается повышенная вакуолизация эпителиоцитов, диаметр собирательных трубочек и проксимальных канальцев уменьшается по сравнению с нормой. У подоцитов животных в группе «Х» сморщиваются ядра, хроматин конденсирован, цитоплазма содержит вакуоли. Эти данные говорят о функциональном напряжении мочевыводящей системы вследствие повышенного содержания в крови продуктов перекисного окисления липидов.

Гистологическое строение почек в группах «В» и «ХВ» близко к контрольным значениям.

Лишь в группе «В» наблюдалось увеличение некоторых морфометрических параметров эпителиоцитов и количества фагосом в мезангиоцитах по сравнению с контролем. Токсического действия цеолитов на структуру почек нами не обнаружено.

Очевидно, цеолиты Вангинского месторождения (1-10 мкм) не оказывают выраженного токсического действия при ингаляционном введении в организм, при охлаждении же организма – еще и нормализуют большинство морфометрических параметров, в отличие от асбеста и эрионита, которые, кроме пульмотоксичности, могут вызвать системные нарушения (опухоли, гастропатии, аутоиммунные нарушения и др.) (Carbone et al., 2002;

Дорн, 2007;

Федорущенко, 2008).

Кроме того, цеолиты, применяемые в эксперименте, при воздействии холода на животных проявили индуцирующее влияние на регенераторные свойства гепатоцитов.

4.4. Оценка токсичности частиц минералов (0,1-1 мкм) in vivo Как известно, наиболее опасные с точки зрения влияния на организмы, частицы взвесей менее 1 мкм обычно проходят через дыхательные пути транзиторно и не оседают в ткани легких (Skinner, 2005;

Юшкин, 2007;

Чучалин, 2008). Для исследования токсичности минералов с размером частиц от 100 нм до 1 мкм нами было предложено пероральное введение цеолита лабораторным животным.

Морфометрия эпителиоцитов почечных канальцев в группах животных с механическим и ультразвуковым измельчениями цеолитов не выявила достоверных изменений по сравнению с нормой. Выраженные изменения в паренхиме почек наблюдаются в группах с измельчением цеолитов в планетарной мельнице до нанодиапозона (рис. 4А и Б).

А Б Рис. 4. Гистологическое строение паренхимы почек. Увеличение x1000. А. Группа "Контроль". Б. Группа "Шивертуй-н".

Как видно на рис. 4, в структуре почек в группе «Шивертуй-н» наблюдаются некротические изменения (указано стрелками) и повышенная вакуолизация эпителиоцитов по сравнению с контролем.

Заметим, что в паренхиме почек при введении наночастиц цеолитов Шивертуйского месторождения обнаружены также формирующиеся конкременты неустановленного состава. Можно думать, что нам удалось зафиксировать стадии процесса формирования органоминерального агрегата (рис. 5А и Б).

А Б Рис. 5. Гистологическое строение паренхимы почек при введении частиц цеолитов Шивертуйского месторождения в нанодиапозоне. Увеличение x1000.

А. Стадия начального образования органоминерального агрегата (показано стрелками).

Б. Сформировавшиеся конкременты (показано стрелками) На рис. 5А видны кристаллические структуры с выраженной абиогенной геометрией. По-видимому, два агрегата, указанные стрелками на рис. 5Б, имеющие размеры 16,52 и 14,73 мкм, образовались in situ.

Морфометрические параметры эпителиоцитов почечных канальцев в экспериментальных группах приводится в таблице 11.

Таблица Морфометрические параметры эпителиоцитов почечных канальцев в разных экспериментальных группах Группа/ Длина Ширина Площадь Длина Ширина Площадь параметр ядра, мкм ядра, мкм ядра, мкм клетки, клетки, клетки, мкм мкм мкм Контроль 4,92±0,41 5,34±0,52 20,75±2,26 8,99±0,97 10,16±0,82 80,25±5, Шивертуй-н 3,99±0,25 3,23±0,36 14,14±1,54 8,34±0,77 7,44±0,87 66,67±6, Люльин-н 3,87±0,12 3,73±0,23 11,98±1,24 10,82±1,09 9,23±0,86 72,29±4, Куликов-н 4,03±0,37 3,36±0,28 13,59±1,22 7,22±0,68 7,38±0,73 54,16±4, Вангин-н 4,92±0,33 4,35±0,32 19,65±2,21 8,57±0,82 9,78±0,77 73,34±4, Холин-н 4,66±0,32 3,14±0,27 12,96±1,44 9,26±0,87 6,63±0,54 58,68±3, Данные морфометрии говорят о токсическом поражении мочевыводящей системы вследствие прямого действия наночастиц минералов всех месторождений. По-видимому, это происходит из-за повышенного накопления активных форм кислорода на поверхности наночастиц, которые приводят к усилению каскада ПОЛ.

Отметим также, что в паренхиме почек нами были обнаружены и свободно лежащие наночастицы цеолитов (рис. 6А и Б), которые, видимо, проникают через гломерулярный барьер.

А Б Рис. 6. Гистологическое строение паренхимы почек при введении частиц цеолитов разных месторождений в нанодиапозоне. Увеличение x А) Наночастицы цеолитов (отмечены стрелками) Люльинского месторождения.

Б) Наночастицы цеолитов Холинского месторождения (отмечены стрелками). Видны некротические изменения ткани.

Средние размеры, обнаруженных в паренхиме почек частиц цеолитов составляют 0,2-2,5 мкм. По данным морфометрии, наночастицы цеолитов Куликовского и Холинского месторождений показали наибольшую токсичность (некрозы на рис. 5Б), а наночастицы Люльинского месторождения - наименьшую. Образцы наночастиц минералов Вангинского и Шивертуйского месторождений были умеренно токсичны.

Таким образом, наиболее реакционной активностью обладают частицы цеолитов в нанодиапозоне. Судя по полученным результатам, размер частиц обратно пропорционален токсическому действию (чем мельче, тем токсичнее). Выявленные свойства частичек цеолита можно объяснить меняющимися при измельчении физико-химическими свойствами, в частности, изменением на поверхности кристаллической решетки электрического заряда, который при измельчении до нанодиапозона возрастает до критических значений. Это согласуется с результатами большинства нанотоксикологических исследований (Service, 2003;

Shvedova et al., 2003;

Li et al., 2007;

Sharma et al., 2007;

Smith et al., 2007;

Yacobi et al., 2007;

Бгатова и др., 2008;

Дурнев, 2008).

Полагают, что наночастицы водонерастворимых материалов токсичны, вызывают апоптоз клеток, проявляют мутагенные свойства вследствие усиления образования активных форм кислорода. Причем токсичность этих материалов может зависеть от линейных размеров, химической природы и наличия примесей.

Очевидно, что наночастицы цеолитов обладают токсическим действием, в отличие от микрочастиц цеолитов, и у минералов разных месторождений токсичность выражена в разной степени.

4.5. Влияние минералов (0,1-1 мкм) на агрегацию тромбоцитов человека in vitro Агрегация тромбоцитов выбрана в качестве модели для изучения возможного токсического влияния минералов на нормальные биохимические процессы при межклеточных взаимодействиях. Показано, что частицы полевого шпата, -кварца, вулканического стекла и апатита препятствуют агрегации тромбоцитов. Максимальный уровень агрегации по сравнению с контрольными значениями достоверно снизился (на 10 17% от контроля) в присутствии всех исследуемых минералов. При пересчете значений полученных показателей агрегации на абсолютные проценты видно, что суспензии минералов практически равноценны в снижении уровня агрегации тромбоцитов:

вулканическое стекло – на 25,6%, кварц – на 23,5%, апатит – на 21,3%, полевой шпат – на 18,1%.

Возможно, что антиагрегационные свойства измельченных минералов обусловлены их сорбционной способностью, а также электростатическими взаимодействиями с мембраной тромбоцитов. Так, самому высокому дзета-потенциалу у вулканического стекла соответствует и самая высокая антиагрегирующая способность (табл. 15). Однако самому низкому потенциалу апатита соответствует не наименьшая антиагрегирующая способность. Следовательно, электрокинетический заряд является не единственной причиной антиагрегационного влияния минералов.

Можно думать, что возможными причинами подавления агрегации является сорбция АДФ на минеральных частицах. Для проверки этой рабочей гипотезы мы исследовали сорбцию АДФ минералами, и выяснили, что концентрация АДФ в растворе при добавлении последовательно всех минералов снижалась в среднем на 4,8-7,2%.

Следовательно, сорбционная активность составляет около 2,5-3,5 мкМ АДФ на 1 мг минеральных частиц. Учитывая тот факт, что для максимальной агрегации тромбоцитов требуется 20 мкМ АДФ, можно рассчитать концентрацию минералов, необходимую для предотвращения агрегации – около 7-8 мг.

Таким образом, антиагрегационные свойства минералов обусловлены сочетанным действием поверхностного дзета-потенциала и сорбции АДФ.

5. Влияние частиц минералов (0,1-1 мкм и 1-10 мкм) на микроорганизмы E. coli и St. aureus Антибактериальные свойства цеолитов Вангинского, Куликовского и Лютогского месторождений, кварца, полевого шпата и вулканического стекла с разной степенью измельчения (от 0,1 до 1 мкм;

от 1 до 10 мкм) исследованы с применением стандартных культур E. coli 25922 и St. aureus 209-P. Подбирая разведения, мы остановились на 10-4 и 10-3, как на наиболее наглядных концентрациях микроорганизмов (табл. 12).

Таблица Влияние цеолита Вангинского месторождения (1-10 мкм) без термообработки на рост St.

aureus 906, в КОЕ (среда ЖСА) - 10-6 10-5 10-4 10- Концентрация / Разведение 0,53x102 1,1x103 2x103 3x Контроль Роста нет 1,4x102 2x102 2,5х102 8х 10 мг/мл Роста нет 0,5x102 0,22x102 0,32х102 0,41х 20 мг/мл Роста нет 0,7x102 0,17х 50 мг/мл Роста нет Роста нет При добавлении цеолитов, как с термообработкой, так и без не, мы получили данные, представленные в табл. 13 и 14. Термообработка (паром при температуре 1200С в течение 1 ч) применялась для стерилизации образцов цеолитов.

Таблица Влияние цеолита Куликовского месторождения (1-10 мкм) на рост St. aureus 906, в КОЕ (среда ЖСА) С термообработкой Без термообработки -4 - 10-4 10- Концентрация / 10 Разведение 4,2х102 2,8х103 4,2х102 2,8х Контроль 2 2 1,9x 10 мг/мл 0,5x10 5x10 1,5x 0,58x102 8,4x102 0,06x102 5,4x 20 мг/мл 3 2,2x 50 мг/мл Роста нет 1,26x10 2,2x Как видно, цеолит Куликовского месторождения без термообработки обладает небольшим антибактериальным действием. В то же время, при воздействии это же цеолита, как с термообработкой, так и без не, на рост E. coli 25922 выявлен бактериостимулирующий эффект во всех разведениях и концентрациях (число КОЕ не поддавалось подсчету).

Цеолит Лютогского месторождения (как с термообработкой, так и без не) полностью подавлял рост St. aureus 209-P в разведениях от 10-6 до 10-3. Результаты воздействия цеолита Лютогского месторождения на E. coli показаны в табл. 14.

Таблица Влияние цеолита Лютогского месторождения (1-10 мкм) на рост E. coli 25922, в КОЕ (среда МПА) С термообработкой Без термообработки -4 - 10-4 10- Концентрация / 10 Разведение 8x102 5,2x103 8x102 5,2x Контроль 2 0,57x 10 мг/мл Роста нет 9,7x10 1,8x 1,4x102 9,2x102 0,3x 20 мг/мл Роста нет 2 50 мг/мл Роста нет Роста нет 1,2x10 1,7x Как видно, и в этом случае, цеолит без термообработки проявляет антибактериальное действие, в отличие от обработанного.

Таким образом, цеолиты Вангинского и Лютогского месторождений, в отличие от Куликовского, обладают выраженным антибактериальным эффектом при размере частиц от 1 до 10 мкм в отношении St. aureus 209-P и 906, а также - E. coli 25922.

Для выявления антибактериальных свойств у частиц цеолитов с размерами нанодиапозона, все минералы были измельчены в планетарной мельнице до размеров 0,1 1 мкм. Наночастицы цеолитов Вангинского, Куликовского и Лютогского месторождений антимикробной активностью не обладали. Скорее всего, это происходит из-за отсутствии сорбции бактерий на поверхности цеолита, вследствие которой падают его антимикробные свойства. Это возможно связано с резким уменьшением поверхности контакта бактерий с субстратом и изменением его физико-химических свойств.

Следовательно, антимикробная активность цеолитов зависит от величины частиц и, по-видимому, меняющихся при этом физико-химических свойств цеолитов.

Возможным объяснением антимикробной активности минералов является наличие в них нано- и микрочастиц серебра и других металлов. Так, в образцах цеолитов Ванчинского месторождения обнаружены микрочастицы природного сплава (тройной системы) Au-Cu-Ag, что, по-видимому, обусловлено «заражением» цеолитовых туфов промывными водами золотосеребряного месторождения Союзное, расположенного на юго-восточном фланге Ванчинской впадины. Найденные микрочастицы Au-Cu-Ag имеют размеры от 500 нм до 3 мкм (рис. 7А и Б). Состав обнаруженных частиц незначительно варьирует, и в среднем составляет (в масс. %): Au - 60, Cu – 30, Ag – 10. Помимо природного сплава Au-Cu-Ag в цеолититах обнаружены отдельные микрочастицы самородного золота, серебра и хрома (Чекрыжов, Голохваст и др., 2011).

А Б Рис. 7. Микроснимок частицы природного сплава Au-Cu-Ag, выполненный при помощи сканирующего электронного микроскопа ZEISS EVO 50 XVP: А. В отраженных электронах (увеличение 2 000 раз);

Б. Во вторичных электронах (увеличение 20 000 раз).

Частицы (от 100 нм до 1 мкм) других типичных компонентов атмосферных взвесей:

кварца, полевого шпата и вулканического стекла, антимикробной активностью по отношению к E. coli не обладали.

Наличие или отсутствие антибактериальных свойств у минералов, по мнению Кубота с соавторами (Kubota et al., 2008), можно объяснить наличием на поверхности кристаллической решетки специфического электрического заряда, однако найти достоверные отличия и корреляцию между величиной заряда и антимикробной активности нам не удалось (табл. 15).

Табл. Исследование дзета-потенциала (-потенциала) частиц минералов -потенциал, мВ Образец Антимикробная активность Полевой шпат - - Кварц - - Вулканическое стекло - - Апатит не исследовалась -7,10, Цеолит Вангинского месторождения +++ - Цеолит Лютогского месторождения ++ - Можно предположить, что на поверхности минералов присутствуют какие-то бактерии или их споры, которые могут подавлять рост других прокариот. Однако предпринятая нами попытка посеять природные цеолиты в концентрациях 10, 20 и мг/мл на среды Эндо и МПА показала, что роста колоний не происходит.

Натурные наблюдения по влиянию минералов на рост бактерий, позволили установить проявление бактериостимулирующей или бактериостатической активности, что было также отмечено рядом авторов (Звягинцев, 1973;

Паничев, 1990;

Чубенко, 2000;

Шурубикова, 2004;

Заварзин, 2008;

Наймарк и др., 2009).

Следовательно, механизм влияния частиц минералов на бактерии обусловлен контактом с поверхностью (адгезия бактерий), а при бактериостатическом действии наличием частиц Ag, Cu, Au.

Выводы 1) Основными минеральными видами природных атмосферных взвесей города порта Владивостока являются алюмосиликаты (полевой шпат, плагиоклазы, глинистые минералы, вулканические стекла) и кварцы.

2) Атмосферные взвеси имеют 5 размерных классов: 1) 0,1-1 мкм, 2) 1-10 мкм, 3) 10-50 мкм, 4) 50-100 мкм, 5) от 100 мкм и более, из которых особенно пристального внимания с точки зрения влияния на здоровье требуют первые две фракции. Токсичность частиц этих фракций обуславливается малым диаметром и крайне развитой удельной поверхностью (до 15775 см2/г и 31550 см2/см3), способной сорбировать ксенобиотики.

3) Проведено первичное экологическое районирование г. Владивостока по содержанию нано- и микрочастиц атмосферных взвесей. По степени экологической опасности районы города Владивостока выстраиваются по убыванию в следующий ряд:

Первая речка, п-ов Шкота, Вторая речка, Пушкинская, Садгород и пос. Емар.

4) Для оценки биологической активности основных компонентов атмосферных взвесей построена экспериментальная модель. Е суть состоит в имитации состава природных компонентов атмосферных взвесей минералами коры выветривания данного региона, и пути поступления (ингаляторно) в организм животных.

5) Частицы природных минералов атмосферных взвесей с размерами от 1 до мкм при ингаляционном поступлении не проявляют токсичных свойств по отношению к исследованным мишеням - ткани легких, системе местного иммунитета дыхательных путей, почкам, печени крыс.

6) Ответная реакция системы местного иммунитета дыхательных путей на воздействие минеральных частиц при ингаляционном поступлении проявляется в увеличении общего количества клеток (альвеолярных макрофагов и лимфоцитов), изменении жизнеспособности и соотношения клеточных популяций и зависит от природы и физико-химических свойств породообразующего минерала.

7) Ответная реакция системы местного иммунитета при одновременном действии низкой температуры и ингаляционном введении частиц минералов проявляется в снижении общего числа клеток, повышении их жизнеспособности, нормализации морфометрических параметров и соотношения клеточных типов.

8) Механизм действия частиц минералов на систему местного иммунитета дыхательных путей обусловлен проявлением ими антигенных свойств. Так, частицы цеолитов Лютогского месторождения проявляют иммуностимулирующие свойства in vitro в дозировках 5 и 50 мг/мл, выявляющиеся в усилении спонтанной индукции гамма интерферона в 1,6 раза, а также интерлейкина-1 и интерлейкина-10 в 2 раза.

9) Частицы цеолитов (1-10 мкм) Лютогского месторождения при митогенстимулированной индукции цитокинов проявляют дозозависимый эффект. Так, при дозе 5 мг/мл (слабое «запыление») наблюдается выраженная иммунная реакция, проявляющаяся в интенсивном росте гамма-интерферона и менее выраженном росте интерлейкинов. При большем «запылении» (50 мг/мл) меняется профиль продукции цитокинов - интенсивно снижается концентрация провоспалительного IL-1 (в 4 раза по сравнению с контролем) и незначительно повышается содержание гамма-интерферона и IL-10, т.е. иммунная система, меняет ответ на более высокий уровень запыленности.

10) Частицы цеолитов размером 1-10 мкм при ингаляционном введении не оказывают токсического действия на ткань легкого, почек и печени, но при меньших размерах (0,1-1 мкм) при пероральном введении являются токсичными по отношению к ткани почек, что проявляется в некротических процессах.

11) В зависимости от типа минералов, их микрочастицы (1-10 мкм) могут вызывать разные ответные реакции, проявляя как антиоксидантное (Вангинское месторождение), так и прооксидантное (Куликовское месторождение) действие in vivo.

Частицы кварца, полевого шпата и вулканического стекла с размером 0,1-1 мкм проявляют in vitro антиоксидантные свойства, имеющие дозозависимый эффект.

12) Частицы кварца, полевого шпата, вулканического стекла влияют на межклеточные взаимодействия, изученные на примере агрегации тромбоцитов, что проявляется в снижении агрегантности на 18-25%. Антиагрегантным механизмом является совместное действие поверхностного заряда и сорбция АДФ как 12-го тромбоцитарного фактора свертывания крови.

13) Частицы цеолитов с размером 1-10 мкм могут проявлять как бактериостатические (Лютогское и Вангинское месторождения), так и бактериостимулирующие (Куликовское месторождение) свойства, которые практически исчезают при меньших размерах (0,1-1 мкм). Это связано с резким уменьшением поверхности контакта бактерий с частицами минералов и изменением их физико химических свойств. Кварц, полевой шпат, вулканическое стекло с размером частиц 0,1- мкм не проявляют ни бактериостатических, ни бактериостимулирующих свойств.

Список наиболее важных публикаций по теме диссертации Монография 1. Голохваст К.С. Взаимодействие организмов с минералами. Владивосток: Изд-во ДВГТУ, 2010. 115с.

Публикации в журналах, рекомендованных ВАК РФ:

2. Голохваст К.С. О возможных клеточных рецепторах к неорганическим кристаллическим лигандам // Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов, 2007. № 12. С. 122-123.

3. Голохваст К.С., Паничев А.М. О протекторном действии цеолитов на систему местного иммунитета дыхательных путей // Вестник новых медицинских технологий, 2008. Т.XV. №2. С. 217-218.

4. Голохваст К.С., Паничев А.М., Гульков А.Н. Использование цеолитов в медицине и ветеринарии // Вестник ДВО РАН, 2008. №3. С. 71-75.

5. Голохваст К.С., Паничев А.М., Борисов С.Ю. Возможная роль минералов в стимуляции иммунитета дыхательных путей // Российский иммунологический журнал, 2008. Т.2 (11). № 2-3. С.191.

6. Голохваст К.С., Паничев А.М., Гульков А.Н, Мишаков И.В., Ведягин А.А. Антиоксидантные и иммуномодулирующие свойства природных цеолитов // Тихоокеанский медицинский журнал, 2009. №3. С. 68-70.

7. Голохваст К.С., Паничев А.М., Гульков А.Н., Мишаков И.В., Ведягин А.А. Иммунные свойства природных нанокомпозитных алюмосиликатов // Российский аллергологический журнал, 2009.

№3, вып. 1. С. 233-234.

8. Голохваст К.С., Паничев А.М., Гульков А.Н., Анисимова А.А. Перспективы биомедицинского использования природных минералов // Известия Самарского научного центра РАН, 2009. Т.11, №1(2). С. 208-211.

9. Голохваст К.С. Изучение потенциальных фармакологических свойств цеолитов // Клиническая фармакология и терапия, 2009. №6. С. 265-266.

10. Голохваст К.С., Паничев А.М., Гульков А.Н., Никифоров П.А., Федотова И.Г., Анисимова А.А., Памирский И.Э., Автомонов Е.Г. Токсикологические и антимикробные свойства минеральных наночастиц // Известия Самарского научного центра РАН, 2009. Т.11, №5(2). С. 448-451.

11. Голохваст К.С., Паничев А.М., Гульков А.Н., Автомонов Е.Г., Мишаков И.В., Ведягин А.А.

Экспериментальная модель для экологической оценки влияния цеолитовой пыли и низкоэнергетического лазерного воздействия на живые объекты // Горный информационно аналитический бюллетень, 2009. Т. 18, №12. С. 28-33.

12. Способ измельчения природного цеолита для производства биологически активных добавок / Голохваст К.С., Паничев А.М., Чекрыжов И.Ю., Кусайкин М.И. // Химико-фармацевтический журнал, 2010. Т. 44, №2. С. 54-57.

13. Голохваст К.С., Памирский И.Э., Паничев А.М. Об участии природных минералов в формировании иммунитета // Российский аллергологический журнал, 2010. №1, вып. 1. С. 47-48.

14. Голохваст К.С., Паничев А.М., Сергиевич А.А., Гульков А.Н., Федотова И.Г., Мишаков И.В., Ведягин А.А., Памирский И.Э. Экологические особенности взаимодействия микроорганизмов и природных минеральных факторов среды // Известия Самарского научного центра РАН, 2010.

Т.12, №1(5). С. 1217-1220.

15. Голохваст К.С., Паничев А.М., Сергиевич А.А., Гульков А.Н., Борисов С.Ю. Эколого токсикологическая оценка влияния минерально-кристаллического фактора среды // Известия Самарского научного центра РАН, 2010. Т.12, №1(5). С. 1221-1225.

16. Голохваст К.С., Памирский И.Э. Экологические и нанотоксикологические аспекты взаимодействия минералов и белков // Вестник новых медицинских технологий, 2010. Т. XVII, №2. С. 53-55.

17. Голохваст К.С., Паничев А.М., Памирский И.Э., Борисов С.Ю., Гульков А.Н., Рыбалка В.П. Оценка влияния цеолитита Лютогского месторождения на фагоцитарную активность нейтрофилов in vivo // Российский аллергологический журнал, 2010. №5, вып. 1. С. 77-78.

18. Голохваст К.С., Паничев А.М., Памирский И.Э., Борисов С.Ю., Гульков А.Н., Рыбалка В.П.

Исследование влияния цеолитита Лютогского месторождения на продукцию цитокинов лейкоцитами цельной крови человека // Российский аллергологический журнал, 2010. №5, вып.

1. С. 79-80.

19. Голохваст К.С., Бородин Е.А., Штарберг М.А., Памирский И.Э., Паничев А.М., Мишаков И.В., Ведягин А.А., Гульков А.Н. Антиоксидантный эффект нано- и микрочастиц типичных компонентов природных воздушных взвесей in vitro // Известия Самарского научного центра РАН, 2010. Т.12, №1(7). С. 1732-1736.

20. Голохваст К.С. Генерики биологически активных добавок на основе цеолитов // Биомедицина, 2010. №4. С. 72-73.

21. Голохваст К.С., Кисилев Н.Н., Паничев А.М., Никифоров П.А., Ведягин А.А., Мишаков И.В., Памирский И.Э., Гульков А.Н. Влияние нано- и микрочастиц цеолитов на морфологические параметры почек мыши домашней Mus musculus // Известия Самарского научного центра РАН, 2010. Т. 12, №4(3). С. 706-709.

22. Памирский И.Э., Голохваст К.С., Паничев А.М., Штарберг М.А., Гульков А.Н., Никифоров П.А., Братская С.Ю., Бородин Е.А. Влияния нано- и микрочастиц природных минералов на агрегацию тромбоцитов человека // Известия Самарского научного центра РАН, 2010. - Т. 12, №4(3). - С.

725-728.

23. Чекрыжов И.Ю., Паничев А.М., Сафронов П.П., Голохваст К.С., Ведягин А.А., Бухтияров В.И.

Геологические и биологические аспекты находки микрочастиц природного сплава (Au-Cu-Ag) в кайнозойских цеолитизированных туфах Ванчинской впадины (Приморский край) // Доклады Академии наук, 2011. Т. 436, №1. С. 103-105.

Патенты РФ 24. Патент на полезную модель №76566. Голохваст К.С., Гульков А.Н., Паничев А.М., Чайка В.В., Борисов С.Ю. Установка для изучения внешних воздействий на животное. Опубликовано 27.09.2008. Бюл. № 25. Патент РФ №2372092. Голохваст К.С., Гульков А.Н., Паничев А.М., Чекрыжов И.Ю., Борисов С.Ю. Способ подготовки порошка для ингаляции. Опубликовано 10.11.2009. Бюл. №31.

26. Патент РФ №2384324. Голохваст К.С., Гульков А.Н., Паничев А.М., Борисов С.Ю.

Лечебно-профилактическое средство. Опубликовано 20.03.2010. Бюл. № 27. Патент на полезную модель РФ №100263. Голохваст К.С., Паничев А.М., Гульков А.Н.

Устройство для исследования природных взвесей в воздухе. Опубликовано 10.12.2010. Бюл. №34.

28. Положительное решение о выдаче патента по заявке 2009121014 от 02.06.2009. Способ определения антиоксидантной активности вещества. Опубликовано 10.12.2010. Бюл. №

Pages:     | 1 ||
 




 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.