авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 ||

Биотехнология полигидроксиалканоатов: научные основы медико-биологического применения

-- [ Страница 2 ] --

оценивали общее самочувствие, динамику веса, макроскопию внутренних органов и реакцию тканей на имплантацию микросфер. Все экспериментальные животные хорошо перенесли инъекцию полимерных микросфер. Ответ тканей характеризовался незначительной по силе и непродолжительной воспалительной реакцией, образованием нежной, хорошо васкуляризированной соединительно-тканной капсулы, истончающейся со временем, на границе зоны введения микрочастиц и мышечной ткани, а также выраженной и постепенно нарастающей макрофагальной инфильтрацией с присутствием гигантских клеток инородных тел (рис.19). Спустя неделю после имплантации на границе зоны введения микросфер и неповрежденных интактных мышечных волокон отмечена инфильтрация фибробластическими клеточными элементами и начало формирования тонкой фиброзной капсулы как ответной реакции на инородное тело. Через 2 недели кластер имплантированных микросфер был окружен тонкой фиброзной капсулой, в эти сроки количество крупных (свыше 10-15 мкм) частиц значительно сократилось и не превышало 14% в поле зрения. В структуре капсул идентифицированы активные фибробласты;

средняя толщина фиброзной капсулы не превышала 50 60 мкм;

рядность фибробластов в ней составила 4-6, что практически в 3 раза ниже по сравнению с зафиксированной ранее реакцией мышечных тканей на имплантацию шовных волокон из ПГА. Площадь отека в зоне имплантации значительно уменьшилась, некротических участков не отмечено. С увеличением длительности наблюдения отмечено нарастание макрофагальной инфильтрации в зоне введения микросфер, как моноядерных макрофагов, так и ГКИТ. Через 5 недель отмечено увеличение количества моно- и полиядерных макрофагальных клеток;

фракция крупных частиц сократилась и не превышала 4-5 % от общего числа в поле зрения, что свидетельствует о процессе разрушения полимерного матрикса. Вокруг крупных микросфер (диаметром более 10 мкм) отмечено скопление ГКИТ с 6-8 ядрами. На границе мышечной ткани и зоны микросфер отмечено сохранение истонченной фиброзной капсулы, образованной 2-3-мя рядами зрелых фибробластических клеток.

Тенденция к усилению макрофагальной реакции сохранялась также через 7- недель после введения микрочастиц с увеличением численности среди микрочастиц ГКИТ и ростом количества ядер в них. Образования грубых фиброзных капсул на границе зоны введения микрочастиц и тканей, а также вокруг отдельных микрочастиц не обнаружено. Это весьма важное обстоятельство, так как в случае формирования фиброзных капсул вокруг полимерных частиц вероятно существенное замедление оттока лекарственных веществ из полимерного матрикса.

Рис. 19. Микроскопическая картина тканей в месте имплантации микросфер из полигидроксибутирата внутримышечно (полутонкие срезы). Обозначения: мч микрочастицы, мф – макрофаги, ГКИТ – гигантские клетки инородных тел, мв – мышечные волокна, фк – фиброзная капсула. Маркер - 20 мкм В конце эксперимента (11-12 недели наблюдения) по-прежнему характерной реакцией тканей было наличие выраженной макрофагальной инфильтрации с большим количеством ГКИТ, окружающих полимерные частицы или сгруппированными вокруг кластера мелких микрочастиц;

отмечено наличие ГКИТ с 10-12 и более ядрами (рис.20). Отмечено значительное уменьшение в поле зрения количества крупных микросфер диаметром свыше 10-15 мкм (около 2-3%) и появление фрагментов разрушенных микрочастиц.

Рис.20.

Морфометричес кие показатели реакции мышечной ткани на имплантацию микрочастиц из ПГА в разные сроки наблюдения Однако, в течение всего эксперимента в тканях присутствовало большое количество неразрушенных микросфер, что свидетельствует о длительности процесса биоразрушения микрочастиц из ПГА in vivo.

5.2. Распределение и биоразрушение полимерных микрочастиц в тканях внутренних органов лабораторных животных Биосовместимость материала по отношению к крови является самым высоким уровнем биологической совместимости, и разработка материалов, пригодных для контакта с кровью, является актуальной задачей высокой сложности. Для оценки возможности введения изделий из ПГА в кровоток и доставки в ткани внутренних органов микрочастицы, полученные из радиоактивного по С полигидроксибутирата, диаметром до 4 мкм, были введены крысам в хвостовую вену (2 мг в 0,5 мл физиологического раствора на животное, радиоактивностью 6050 имп/мин/мг частиц). Это позволило изучить распределение микрочастиц во внутренних органах и впервые оценить реакцию тканей сердца, легких, печени, селезенки, почек на введение ПГА. Спустя 3 и 24 часа после введения микрочастиц, и далее еженедельно в течении 90 суток по три животных выводили из эксперимента, выделяли внутренние органы, проводили морфологический анализ, подвергали счету радиоактивности с использованием диоксанового сцинтилляционного раствора на автоматическом жидкостном сцинтилляционном счетчике TriCarb 2100TR (Perkin Elmer/Packard, США).

Все животные после внутривенного введения микрочастиц и далее в течение всего эксперимента были здоровы. Различий в росте и развитии животных и массе внутренних органов контрольной и экспериментальной групп не отмечено. Макроскопические исследования внутренних органов животных отклонений не выявили;

гистологическая картина внутренних органов всех экспериментальных животных во все сроки наблюдения была идентичной интактному контролю. Распределение и аккумуляция частиц в тканях органов были различными с наибольшей аккумуляцией в печени и селезенке. Начиная с 28 суток эксперимента и далее зафиксировано достоверное снижение суммарной радиоактивности тканей органов, что позволяет говорить о том, что полимер разрушается, а 14С продукты разрушения полимера выводятся из организма.

Для сравнительной оценки активности биодеградации полимера в органах и определения «времени жизни» микрочастиц ткани органов животных были подвергнуты хроматографическому анализу. Анализировали содержание мономеров 3-гидроксимасляной кислоты, а также высокомолекулярного (не разрушенного) полимера. Для этого последний экстрагировали из тканей хлороформом и анализировали с использованием хроматографии. Анализ содержания радиоактивного углерода в тканях внутренних органов в сопоставлении с наличием в них высокомолекулярного полимера и продуктов деструкции полимера в виде мономеров 3-гидроксимасляной кислоты показал, что к концу эксперимента значительная доля радиоактивного полимера присутствует in vivo в виде мономеров. При этом, однако, зафиксировано наличие в органах животных в различные сроки наблюдения части целых полимерных микрочастиц. Обнаруженное относительно невысокое содержание высокомолекулярного полимера в органах, в особенности, в печени и селезенке, на фоне зарегистрированной высокой радиоактивности тканей этих органов, свидетельствует о высокой активности процесса разрушения полимерного матрикса в них. Этими экспериментами впервые доказана возможность использования полимерных микрочастиц из ПГБ для внутривенного ведения и доставки во внутренние органы. Зарегистрированное наличие высокомолекулярного полимера в органах свидетельствует о состоятельности полимера для долговременной (до 12 недель) доставки лекарственных препаратов в ткани внутренних органов путем внутривенного введения.

3.3. Лекарственная эффективность полимерных микрочастиц Лекарственная эффективность полимерных микрочастиц исследована на мышах с привитой асцитной карциномой Эрлиха (АКЭ) в 100-%-но летальной дозе (3 млн. клеток/животное) на примере депонированного в полимерный матрикс рубомицина гидрохлорида. Экспериментальной группе животных одновременно с суспензией клеток АКЭ были введены нагруженные рубомицином микрочастицы. Противоопухолевый эффект разработанной формы рубомицина оценивали по динамике смертности животных, уменьшению объема опухоли и концентрации клеток в асцитной жидкости.

Одновременно определяли количество некротически погибших клеток по окрашиванию трипановым синим.

Через 7 суток после прививания АКЭ в контрольной группе объем опухоли у животных составил в среднем 0,62±0,08 мл;

у экспериментальных животных – менее на порядок (0,02±0,004 мл). При сопоставимом уровне общего количества клеток в 1 мл асцита в контрольной (3,49±0,41)108 и экспериментальной (1,25±0,31)108 группах, количество опухолевых клеток, погибших по типу некроза, у животных, получивших препарат, был достоверно выше, и их доля от общего количества клеток составила 3,04 % (в контроле – 1,88 %). Через 14 суток после прививания опухоли проявление противоопухолевого действия рубомицина было более наглядным. В контрольной группе объем опухоли у животных составил 5,26±0,49 мл, а у экспериментальных животных признаки асцита отсутствовали. Общее число клеток АКЭ в контрольной группе животных возросло до (6,41±0,89) 108, это в 4 раза выше, чем у экспериментальных животных. Количество клеток, погибших по типу некроза у животных контрольной группы, сократилось относительно первого срока и составило только 0,49 %, в это же время у животных, получивших пролонгированную форму рубомицина, доля погибших клеток выросла до 3,59 %. В контрольной группе с 14 суток началась массовая гибель животных, и к 21 суткам смертность составила 100%. Средняя продолжительность жизни мышей опухоленосителей в контрольной группе составила 8 суток. Кривая смертности мышей, получивших рубомицин, депонированный в полимерные микрочастицы, существенно отличалась от контроля. Начиная с 13 суток, отмечены единичные случаи гибели животных;

к 21 суткам среди животных, получивших пролонгированный рубомицин, средняя продолжительность жизни составила 16 суток, что 2 раза выше, чем в контроле. В течение последующего наблюдения (еще 30 суток) интенсивность гибели животных в экспериментальной группе снизилась. Спустя 55 суток от начала эксперимента у 40% выживших животных признаки АКЭ отсутствовали.

Этими экспериментами показана высокая биосовместимость микрочастиц, полученных из ПГА, и возможность их введения внутримышечно и внутривенно. Разработанная форма высокотоксичного препарата, депонированная в полимерный матрикс в виде микрочастиц, при однократном внутрибрюшинном введении ингибирует пролиферативную активность АКЭ и позволяет вводить препарат местно, без негативных реакций, характерных для свободного рубомицина.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ С использованием высокоочищенных и охарактеризованных образцов ПГА разработано и исследовано семейство специализированных изделий для медицины в виде шовных волокон, 2-х и 3-х-мерных плотных и пористых матриксов, микрочастиц, моножильных волокон;

исследованы структура, физико-химические и физико-механические характеристики. Разработанные полимерные конструкции различной формы и массы позволили ввести их в мышцу, кость, кровоток и внутренние органы и впервые исследовать реакцию тканей различной структуры на имплантацию ПГА. Показана высокая биосовместимость ПГА с различными тканями и возможность имплантирования на длительные сроки без развития негативных реакция со стороны системы крови, клеток, тканей и целого организма. Решение комплекса сформулированных задач обеспечило получение фундаментальных знаний о новом перспективном биоматериале и позволило ответить на заданные вопросы: 1) доказано, что собственно ПГА и конструкции из него различной массы и формы безопасны для организма и обладают высокой биосовместимостью;

2) ответ различных тканей на имплантацию ПГА характеризуется непродолжительной фазой асептического воспаления с активной регенерацией тканей без каких-либо негативных реакций;

3) ПГА под воздействием клеток макрофагального ряда, выcокоактивных по кислой фосфатазе, медленно разрушаются in vivo без резкой потери прочности, обеспечивая длительное функционирование изделий, от нескольких месяцев до года. Показано, что ПГА эффективны в качестве самостоятельных эндопротезов, шовного материала, остеозамещающих имплантатов и матрикса для депонирования и доставки лекарственных препаратов.

Проведена сертификация технологии синтеза и очистки образцов ПГА;

получен гигиенический сертификат соответствия Опытного производства полимеров медицинского назначения Главной санитарно-эпидемиологической службы РФ;

разработаны и зарегистрированы Технические условия на ПГА различной химической структуры в качестве матриксов функционирующих клеток и лекарственных средств, хирургических имплантатов;

в Роспатенте РФ зарегистрирована торговая марка «БИОПЛАСТОТАН™» на ПГА и изделия медико-биологического назначения. Серия экспериментальных образцов полимеров медицинской степени чистоты и экспериментальных образцов изделий из ПГА передана в исследовательские и медицинские учреждения, что позволило начать локальные исследования применения конструкций из ПГА для реконструкции дефектов тканей и органов в условиях клиники (в реконструктивных технологиях ортопедии и травматологии, челюстно-лицевой и абдоминальной хирургии). Полученные результаты имеют значение для биотехнологии новых материалов и современных реконструктивных медико биологических технологий. С учетом существующих потребностей практики результаты направлены на снижение существующего дефицита в биосовместимых имплантатах для реконструктивных технологий.

ВЫВОДЫ:

1. С использованием высокоочищенных и охарактеризованных образцов полигидроксиалканоатов, на основе изученных свойств полимерных систем в различных фазовых состояниях сконструировано и исследовано семейство экспериментальных образцов изделий в виде микрочастиц, волокон, плоских и объемных матриксов, полностью биоразрушаемых полимерных эндопротезов;

доказаны высокие медико-биологические свойства изделий, устойчивость к воздействию биологических и физико-химических факторов.

2. Разработанные способы получения и модификации поверхности матриксов из ПГА с применением химических и физических методов позволяют получать функциональные платформы в виде гибких пленок и мембран, которые характеризуются высокой адгезией по отношению к клеткам разных типов, способствуют нормальной пролиферации клеток in vitro и пригодны для клеточных технологий.

3. В культурах клеток in vitro, в острых и хронических экспериментах на лабораторных животных изучена реакция организма на имплантацию ПГА на уровне клеточного ответа, морфологии и биохимии крови, реакции тканей разных типов на имплантацию полимерных конструкций из ПГА подкожно, внутримышечно, внутривенно;

доказана биологическая безопасность всех типов изделий из ПГА и соответствие требованиям, предъявляемым к материалам и изделиям медико-биологического назначения.

4. Биодеградация ПГА в биологических средах зависит от химической структуры полимера, формы изделия и места имплантации, происходит медленно гуморальным и клеточным путями, главным образом с поверхности изделий, без образования локальных дефектов и резкого снижения прочности.

В биодеградации ПГА принимают участие макрофаги и гигантские клетки инородных тел с высокой активностью кислой фосфатазы, коррелирующей с активностью фермента в сыворотке крови животных. ПГА устойчивы к воздействию биологических сред и пригодны для функционирования in vivo от нескольких месяцев до года.

5. Моножильные волокна из ПГА обладают высокой биосовместимостью и прочностью (абсолютная прочность до 306 МПа, модуль упругости 3 ГПа, удлинение при разрыве 24%) и пригодны для хирургии. Ответная реакция тканей на ПГА характеризуется коротким (1-2 недели) посттравматическим воспалением, и не сопровождается осложнениями.

6. ПГА пригодны для депонирования и доставки лекарственных средств при различных способах введения для длительного функционирования.

Доказано отсутствие негативных реакций со стороны крови, мышечной ткани и тканей внутренних органов на введение микрочастиц. На примере лабораторных животных с привитой карциномой Эрлиха показано, что цитостатический препарат рубомицин, депонированный в полимерные микрочастицы, ингибирует пролиферативную активность АКЭ и позволяет обеспечить локальную доставку препарата.

7. Сконструирована серия имплантатов для репаративного остеогенеза на базе ПГА. В первичной культуре остеобластов и на лабораторных животных доказано, что имплантаты биоинертны, не вызывают цитотоксических реакций in vitro и воспалительных, некротических и иных негативных реакций in vivo. Имплантаты обладают остеопластическими свойствами, медленно деградируют in vivo и обеспечивают нормальное протекание репаративного остеогенеза.

8. Впервые разработаны и исследованы полностью биоразрушаемые эндопротезы из ПГА. Результаты физиологических, биохимических и морфологических исследований тканей животных, которым были имплантированы трубчатые стенты из ПГБ, свидетельствуют о перспективности разработанных эндопротезов для выполнения реконструктивных операций на желчевыводящих путях.

9. Результаты исследования дали новые фундаментальные знания о медико-биологических свойствах нового перспективного биоматериала и закономерностях его взаимодействия с биологическими тканями. Полученные результаты имеют значение для биотехнологии полигидроксиалканоатов и являются научной основой для их медико-биологического применения.

ОСНОВНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ 1. Шишацкая Е.И. Исследование цитотоксичности полиоксиалканоатов в культуре животных клеток / Е.И. Шишацкая, А.В. Еремеев, И.И. Гительзон, Н.А. Сетков, Т.Г. Волова // Доклады РАН. – 2000. – Т. 374, N.4. – С. 561-564.

2. Волова Т.Г. Исследование структуры и свойств полиоксибутирата – термопластичного биоразрушаемого полимера / Т.Г. Волова, Е.И. Шишацкая, С.А. Гордеев, Э.П. Зеер // Перспективные материалы. – 2001. – N. 2. – С. 40-48.

3. Шишацкая Е.И. Исследование свойств биодеградируемых полимеров (полиоксиалканоатов) в культуре животных клеток / Е.И. Шишацкая, И.И.

Гительзон, А.В. Еремеев // Перспективные материалы. – 2001. – N. 3. – C. 40-47.

4. Севастьянов В.И. Медико-биологические свойства полиоксиалканоатов – биодеградируемых бактериальных полимеров // В.И. Севастьянов, Н.В.

Перова, И.А. Довжик, И.А. Титушкин, Е.А. Немец, З.М. Беломестная, Е.И.

Шишацкая, Т.Г. Волова // Перспективные материалы. – 2001. – N. 5. – С. 46 55.

5. Шишацкая Е.И. Исследование цитотоксичности полиоксиалканоатов в культуре животных клеток / Е.И. Шишацкая, И.И. Гительзон, А.В. Еремеев // Цитология. – 2001. – Т. 43, №.9-С. 904-905.

6. Шишацкая Е.И. Гигиеническая оценка полиоксиалканоатов – природных полиэфиров нового поколения / Е.И. Шишацкая, Е.Н. Есимбекова, Т.Г.Волова, Г.С. Калачева, В.А. Кратасюк // Гигиена и санитария. – 2002. – N. 4.

– С. 59-63.

7. Шишацкая Е.И. Биодеградация шовных нитей на основе полиоксиалканоатов в биологических средах / Е.И. Шишацкая, Т.Г. Волова, С.А. Гордеев, А.П. Пузырь // Перспективные материалы. – 2002. – N. 2. – С. 56 62.

8. Шишацкая Е.И. Реакция тканей на имплантацию биодеструктивных шовных нитей на основе полиоксиалканоатов / Е.И. Шишацкая, Т.Г. Волова, С.Н. Ефремов, А.П. Пузырь, О.А. Могильная // Медицинская техника. – 2002. – № 4. – С.23-26.

9. Шишацкая Е.И. Морфогенез тканей при имплантации биоразрушаемого полигидроксибутирата / Е.И. Шишацкая, Т.Г. Волова, А.П. Пузырь, О.А.

Могильная, С.Н. Ефремов, И.И. Гительзон// Доклады РАН. – 2002. – Т. 383, №.6. – С. 838-841.

10. Шишацкая Е.И. Об участии макрофагов и реакции фосфомоноэстераз в ответе тканей на имплантацию полиоксиалканоатов / Е.И. Шишацкая, Т.Г.Волова, И.И.Гительзон // Доклады РАН. – 2002. – Т.383, №5. – С. 702-705.

11. Шишацкая Е.И. Исследование токсикологических свойств полиоксиалканоатов в эксперименте in vivo / Е.И. Шишацкая, Т.Г.Волова, И.И.Гительзон // Доклады РАН. – 2002. – Т.383, № 4. – С. 565-567.

Шишацкая Е.И. Исследование биологических свойств 12.

полиоксиалканоатов в хроническом эксперименте in vivo / Е.И. Шишацкая, Т.Г.Волова, Т.Г. Попова // Медицинская техника. – 2002. – № 4. – С. 29-32.

13. Shyshatskaya E.I. Results of biomedical investigations of PHB and PHB/PHV / E.I. Shyshatskaya, T.G. Volova, V.I. Sevastianov, N.Perova // Abstr.

Int. Symp. Biopolymers ISBP 2002. – Germany, Munster, 22-26 Sept. 2002. – P.

157.

14. Shyshatskaya E.I. Tissue response to the implantation of PHB and PHB/PHV sutures / E.I. Shyshatskaya, T. Volova, S. Efremov // Abstr. Int. Symp.

Biopolymers ISBP 2002. – Germany, Munster, 22-26 Sept. 2002. – P. 156.

15. Волова Т.Г. Характеристика изделий на основе полиоксиалканоатов – разрушаемых природных полиэфиров / Т.Г. Волова, Ю.П. Некрасов, Е.И.

Шишацкая, А.П. Пузырь, С.А. Гордеев// Пластические массы.– 2003. – № 3. – C. 6-8.

16. Volova T.G. E.I. Results of biomedical investigations of PHB and PHB/PHV fibers / T.G. Volova, E.I. Shishatskaya, V.I. Sevastianov, S.N. Efremov, O.A.

Mogilnaya // Biochemical Еngin. J. – 2003. – V.16, N.2. – P. 125-133.

17. Sevastianov V.I. Production of purified polyhydroxyalkanoates (PHAs) for applications in contact with blood / V.I. Sevastianov, N.V. Perova, E.I.

Shishatskaya, G.S. Kalacheva, T.G. Volova // J. of Biomater. Sci. Polymer. Edn. – 2003. – V. 14. – P. 1029-1042.

18. Волова Т.Г. Полиоксиалканоаты – биоразрушаемые полимеры для медицины / Т.Г. Волова, В.И. Севастьянов, Е.И. Шишацкая (под ред. ак.

В.И.Шумакова) // Новосибирск: Изд-во Сибирского отделения РАН. – 2003. – 330c.

19. Волова Т.Г. Биотехнология новых полимерных материалов: синтез, свойства, применение / Т.Г. Волова, Е.И. Шишацкая // Очерки экологической биофизики. – Новосибирск: Наука. – 2003. – С. 106-119.

20. Shyshatskaya E.I. Tissue response to the implantation of biodegradable polyhydroxyalkanoate sutures / E.I. Shyshatskaya, T.G. Volova, S.N. Efremov, A.P.

Puzyr, O.A. Mogilnaya // J. of Material Science: Material in medicine. – 2004. – V.15, №. 6. – P. 719-728.

21. Shyshatskaya E.I. А comparative investigation of biodegradable polyhydroxyalkanoate films as matrices for in vitro cell cultures / E.I. Shyshatskaya, T.G. Volova // J. of Material Science: Material in medicine. – 2004. – V.15, № 8. – P.

915-923.

22. Shyshatskaya E.I. Results of investigations of of histo- hemo- and in vivo compartibility of two PHA types (PHB and PHBV) as materials for tissue and organ prosthesis / E.I. Shyshatskaya, I.I. Gitelson, V.I. Sevastianov, T.G. Volova // Abstr.

II Int. Symp. Biopolym. – UK, Kordif, 3-8 April 2003.

22. SHYSHATSKAYA E.I. MATRIX ON THE BASIS OF POLYHYDROXYBUTYRATE COPOLYMERS FOR BIOARTIFICIAL TISSUES / E.I. SHYSHATSKAYA// ADVANCED RESEARCH WORKSHOP (NATO SCIENCE PROGRAMME) “MACROMOLECULAR APPROACHES TO ADVANCED BIOMATERIALS ENGINEERING SYSTEMS”. – SOFIA, BULGARIA, 8-11 NOVEMBER 2003. – P.15.

23. Шишацкая Е.И. Исследование свойств полигидроксиалканоатов, перспективных для получения пористых матриксов / Е.И. Шишацкая, С.А Гордеев, Т.Г.Волова // Перспективные материалы. – 2004. – № 6. – С. 40-44.

24. Волова Т.Г. Физико-химические свойства одно-, двух- и трехкомпонентных полигидроксиалканоатов / Т.Г. Волова, В.Ф. Плотников, Е.И. Шишацкая, П.В. Миронов, А.Д. Васильев // Перспективные материалы. – 2004. – № 3. – С. 42-48.

Шишацкая Е.И. Исследование биоразрушающихся 25.

полигидроксиалканоатов в качестве носителя противоопухолевых препаратов / Е.И. Шишацкая, А.В. Жемчугова, Т.Г. Волова// Антибиотики и химиотерапия.

– 2005. – № 2-3. – С. 3-14.

26. Волова Т.Г. Физико-химические свойства двухкомпонентных -[поли (3ГБ/3ГВ)] полигидроксиалканоатов / Т.Г. Волова, В.Ф. Плотников, Е.И.

Шишацкая, П.В. Миронов, А.Д. Васильев // Биофизика. – 2004. – Т. 49, №.6. – С. 1038-1046.

27. Shyshatskaya E.I. Degradation of P(3HB) and P(3HB-co-3HV) in biological media / E.I. Shyshatskaya, T.G. Volova, S.A. Gordeev, A.P. Puzyr // J. of Biomater.

Sci. Polymer. Edn. – 2005. – V. 15, N.5. – P. 643-657.

28. Shyshatskaya E.I. Investigations of purified polyhydroxyalkanoates (PHAs) for applications in contact with blood / E.I. Shyshatskaya, V.I. Sevastianov, T.G.

Volova // Abstr. Europ. Symp. On Bopolymer ESBP-04. – Gallen, Switzerland, May 12-15 2004. – P.38.

29. Шишацкая Е.И. Структура и физико-химические свойства гибридного композита полигидроксибутират/гидроксиапатит / Е.И. Шишацкая, Б.А.

Беляев, А.Д. Васильев, П.В. Миронов, Т.Г. Волова// Перспективные материалы.

– 2005. – №1. – С.40-46.

Гордеев С.А. Получения ультратонких волокон из 30.

полигидроксиалканоатов методом электростатического формования / С.А.

Гордеев, Е.И.Шишацкая, Т.Г. Волова // Пластические массы. – 2006. – № 4. – С.49-52.

31. Гордеев С.А. Получение и исследование ориентированных волокон из сополимеров поли(гидроксибутирата/гидроксивалерата) Гордеев, /С.А.

Е.И.Шишацкая, Т.Г. Волова // Перспективные материалы. – 2005. – № 3. – С.

50-55.

32. Волова Т.Г. Опытное производство разрушаемых биополимеров / Т.Г.

Волова, Н.А. Войнов, В.С. Муратов, Н.В. Бубнов, К.В. Гурулев, Г.С. Калачева, О.В. Горбунова, В.Ф. Плотников, Н.О. Жила, Е.И. Шишацкая, О.Г. Беляева. // Биотехнология. – 2006. – № 5-6. – С.28-34.

33. Shyshatskaya E.I. A hybrid PHB-hydroxyapatite composite for biomedical application: production, in vitro and in vivo investigation / E.I. Shyshatskaya, I.A.

Khlusov, T.G. Volova // J. Biomater. Sci. Polymer Edn. – 2006. – V. 17, №-5. – P.

481-498.

34. Волова Т.Г. Характеристика ультратонких волокон, полученных электростатическим формованием термопластичного полиэфира [поли(гидроксибутирата/гидросивалерата)] / Т.Г. Волова, Е.И. Шишацкая, С.А. Гордеев // Перспективные материалы. – 2006. – № 3. – С. 25-29.

35. Шишацкая Е.И. Микрочастицы из биоразрушаемого полиоксибутирата в качестве матрикса для депонирования рубомицина / Е.И. Шишацкая, А.В.

Горева // Перспективные материалы. – 2006. – №.4. – С.65-70.

36. Волова Т.Г. Полиоксиалканоаты – биоразрушаемые полимеры для медицины / Т.Г. Волова, В.И. Севастьянов, Е.И. Шишацкая ( под ред. ак. В.И.

Шумакова) // Красноярск: Платина, 2006. – 287 c.

37. Шишацкая Е.И. Биосовместимые и функциональные свойства гибридного композита полигидроксибутират/гидроксиапатит / Е.И.

Шишацкая // Вестник трансплантологии и искусственных органов.– 2006.– № 3. – С. 34-38.

38. Шишацкая Е.И. Клеточные матриксы из резорбиреумых полигидроксиалканоатов / Е.И. Шишацкая // Клеточная трансплантология и тканевая инженерия. – 2007. – Т. II, № 2. – С.68-76.

39. Волова Т.Г. Разрушающийся пластик БИОПЛАСТОТАН: высокая технология – материал XXI века / Т.Г. Волова, Е.И. Шишацкая, О.Н.

Шишацкий // Интеграл. – 2007. – № 4. – C. 8-9.

40. Shishatskaya E.I. Resorbable polyhydroxyalkanoates as a carrier of anti tumor drugs / E.I. Shishatskaya, A.V. Goreva, O.N. Voinova, T.G. Volova. // J.Biotechnology. – 2007. – Vol.131, №.2/ – P.50.

41. Шишацкая Е.И. Реакция тканей на имплантацию микрочастиц из резорбируемых полимеров при внутримышечном введении / Е.И. Шишацкая, А.В. Горева, О.Н. Войнова, Т.Г. Волова // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. – 2007. – №12. – С. 635-639.

42. Шишацкая Е.И. Биоактивные имплантаты на основе резорбируемых полиэфиров и гидроксиапатита для реконструктивного остеогенеза / Е.И.

Шишацкая // 3-й Международный биотехнологический конгресс “Bio-2007”. – Москва, 12-16 марта 2006. – С.136.

43. Shishatskaya E.I. Resorbable polyester/hydroxyapatite matrices for growing mesenchymal stem cells of bone marrow and reparative osteogenesis / E.I.

Shishatskaya // British-Russian Workshop in Association with the European Comission Stem Cell: Policy, Research, and Innovations Perspectives. – Moskow, 15-16 March 2007. – P.40-41.

44. Shishatskaya E.I. Biodegradable PHAs: Production, Biomedical investigations, Applications / E.I. Shishatskaya // 4th Europen Congress on Biopolymers. ESBP. – Turkey, Kusadasi, 2-4 October 2007. – P. 32.

45. Markelova N.M. Experimental justification of using endobiliary stents made of bioresorbable polyhydroxyalkanoates / N.M. Markelova, Yu.S. Vinnik, D.V.

Cherdantsev, I.I. Beletskiy, E.I. Shishatskaya // 4th Europen Symposium on Biopolymers ESBP. – Turkey, Kusadasi, 2-4 October 2007. – P. 56.

46. Shishatskaya E.I. Biocompatibility of polyhydroxybutyrate microspheres: in vitro and in vivo evaluation / E.I. Shishatskaya, O.N. Voinova, A.V. Goreva, O.A.

Mogilnaya, T.G. Volova// J. Material Science: Materials in Medicine. – 2008. – V.

19, №. 6. – P. 2493-2502.

47. Шишацкая Е.И. Противоопухолевая эффективность рубомицина, инкапсулированного в резорбируемый полимерный матрикс / Е.И. Шишацкая, А.В. Горева, Е.В. Инжеваткин, О.Н. Войнова, Р.Г. Хлебопрос, Т.Г. Волова // Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. – 2008. – №3. – С.333 336.

48. Shishatskaya E.I. Biocompatability of polyhydroxybutyrate Microspheres: in vitro and in vivo evaluation / E.I. Shishatskaya, O.N. Voinova, A.V. Goreva, O.A.

Mogilnaya, T.G. Volova // Journal of Siberian Federal University. Biology. – 2008. – №1. – P. 66-77.

49. Shishatskaya E.I. Biocompatability of polyhydroxybutyrate Microspheres: in vitro and in vivo evaluation / E.I. Shishatskaya, O.N. Voinova, A.V. Goreva, O.A.

Mogilnaya, T.G. Volova // J. Mater Sci: Mater Med. – 2008. – V.19, № 6. – P.2493 2502.

50. Shishatskaya E.I. Production biomedical investigation, application of PHA / E.I. Shishatskaya // Macromol Symposia. – 2008. – V. 269. – P. 65-81.

51. Shishatskaya E.I. In vivo justification of using endobiliary stents made of bioresorbable polyhydroxyalkanoates / N.M. Markelova, E.I. Shishatskaya, Y.S.

Vinnic, D.V. Cherdansev, I.I. Beletskiy, M.N. Kuznecov, L.D. Zykova. // Macromol.

Symposia. – 2008. – V. 269. – P.82-91.

52. Камендов И.В. Морфологический особенности остеогенеза с применением биополимера из полигидроксибутирата и его композиций / И.В.

Камендов, С.И. Старосветский, Е.И. Шишацкая. Т.Г. Волова // Институт стоматологии. – 2008. – №2. – Стр.92-93.

53. Shishatskaya E.I. Biocompatability and drug eficency of microspheres from resorbable Poly(3)hydroxybutyrate / E.I. Shishatskaya // XVI International Conference on Bioencapsulation. – Dublin, Ireland, September 4-6, 2008.

54. Шишацкая Е.И. Экспериментальное обоснование к применению резорбируемых полигидроксиалканоатов в медицине / Е.И. Шишацкая, В.И.

Шумаков, Т.Г. Волова, В.И. Севастьянов и др.// Материалы IV Съезда Российского общества биохимиков и молекулярных биологов. Новосибирск, 2008. – С.364.

55. Shishatskaya E.I. Preparation and properties of polyhydroxybutyrate microspheres as drug carriers / E.I. Shishatskaya, A.V. Goreva, T.G. Volova // XVI International Conference on Bioencapsulation. Bioencapsulation. – Dublin, Ireland, September 4-6, 2008. – 4p.

56. Шишацкая Е.И. Экспериментальное обоснование применения резорбируемых полигидроксиалканоатов в реконструктивной медицине / Е.И.

Шишацкая, Т.Г. Волова, В.И. Севастьянов и др. // Материалы V Всероссийского съезда трансплантологов памяти академика В.И. Шумакова. – Москва, 2008. – С.323-324.

57. Volova T.G. Production of oriented fibers out of poly (hydroxybutyrate/hydroxyvalerate) copolymers and testing of mechanical stabilityv under static and cyclic loads / T.G. Volova, S.A. Gordeev, E.I. Shishatskaya // Journal of Siberian Federal University. Biology. – 2008. – V.2. – P. 126-135.

58. Шишацкая Е.И. Исследование остеопластических свойств матриксов из резорбируемого полиэфира гидроксимасляной кислоты / Е.И. Шишацкая, И.В.

Камендов, С.И. Старосветский, Т.Г. Волова // Клеточная трансплантология и тканевая инженерия. – 2008. – Т.III, №4. – С. 41-47.

59. Волова Т.Г. Свойства композитов резорбируемого полиэфира «Биопластотан» с волластонитом и гидроксиапатитом / Т.Г. Волова, Е.И.

Шишацкая, П.В. Миронов // Пластические массы. – 2008. – № 12. – С.41-43.

60. Волова Т.Г. Структура и физико-химические свойства гибридного композита полигидроксибутират/волластонит / Т.Г. Волова, Е.И. Шишацкая, П.В. Миронов, А.В. Горева // Перспективные материалы. – 2009. – №1. – С. 43 50.



Pages:     | 1 ||
 




 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.