авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Моделирование распространенности спиноцеребеллярной атаксии i типа в зависимости от особенностей генетико-демографических процессов в якутских популяциях

На правах рукописи

КОНЕВА Лада Анатольевна МОДЕЛИРОВАНИЕ РАСПРОСТРАНЕННОСТИ СПИНОЦЕРЕБЕЛЛЯРНОЙ АТАКСИИ I ТИПА В ЗАВИСИМОСТИ ОТ ОСОБЕННОСТЕЙ ГЕНЕТИКО-ДЕМОГРАФИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ В ЯКУТСКИХ ПОПУЛЯЦИЯХ 03.00.15 - генетика

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук

Томск – 2009 2

Работа выполнена в Учреждении Российской академии медицинских наук На учно-исследовательском институте медицинской генетики Сибирского отделе ния РАМН и Учреждении Российской академии медицинских наук Якутском научном центре комплексных медицинских проблем Сибирского отделения РАМН

Научный консультант: доктор биологических наук Кучер Аксана Николаевна

Официальные оппоненты: доктор биологических наук Степанов Вадим Анатольевич доктор медицинских наук Карась Сергей Иосифович

Ведущая организация: Институт цитологии и генетики СО РАН

Защита состоится «_» _ 2009 года в час. на заседании диссертационного совета ДМ 001.045.01 при Учреждении Российской академии медицинских наук НИИ медицинской генетики СО РАМН по адресу: 634050 г.

Томск, Набережная реки Ушайки, д.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Учреждения Российской академии медицинских наук НИИ медицинской генетики СО РАМН, г. Томск

Автореферат разослан «_» «_» 2009 г.

Ученый секретарь диссертационного совета доктор биологических наук Кучер А.Н.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Величина и структура груза наследственных болез ней среди этнотерриториальных групп является результатом эволюционного развития этносов и составляющих их популяций. Такие демографические пока затели как рождаемость, смертность, миграции, брачная структура детермини руют формирование популяционных генофондов на всех этапах их эволюции, определяют особенности генетического разнообразия ныне живущих популя ций и структуру генофондов последующих поколений (Рычков, 2000;

Кучер, 2001;

Гинтер, 2002). Интерпретация особенностей генетического разнообразия популяций человека является сложной задачей, поскольку благодаря преемст венности поколений генетическая структура популяций представляет собой итог всей истории эволюционных преобразований. Это указывает на важность мультидисциплинарного подхода в решении проблем эволюции современного человека (Cavalli-Sforza et al., 1994). Один из аспектов изучения наследствен ных болезней – генетико-эпидемиологический. При таком подходе исследова телей интересует частота той или иной формы наследственной патологии в по пуляциях человека и роль факторов популяционной динамики в определении величины и структуры генетического груза (Пузырев, Назаренко, 2000;

Гинтер, Зинченко, 2006). Прикладное значение популяционно-генетического изучения наследственных болезней заключается в том, что здравоохранение получает данные о распространенности наследственных заболеваний, основываясь на ко торых можно планировать и осуществлять специальные программы профилак тики и лечения больных. С теоретической точки зрения такой подход позволяет понять эволюционную значимость генов, обуславливающих наследственную патологию, и их роль в генетической адаптации популяций человека (Бочков, Тимофеев-Ресовский, 1969;

Пузырев и др., 1999;

Гинтер, 2002).

В настоящее время популяции человека характеризуются огромным раз нообразием в отношении особенностей демографической и генетической структуры: от изолятов до урбанизированных популяций. В популяциях, сохра няющих традиционный уклад жизни, существующих долгое время в условиях относительной изоляции, может наблюдаться высокая отягощенность по на следственной патологии. Исследование изолированных популяций позволяет медицинским генетикам выявлять неизвестные прежде наследственные болез ни, картировать их гены, описывать клиническую вариабельность (Пузырев и др., 1999;

Chapman, Thompson, 2001;

Гинтер, Зинченко, 2006;

). В некоторых случаях этноспецифическим наследственным болезням присваивается имя по пуляций, в которых они встречаются чаще, чем в мировом народонаселении:

«еврейские», «финские» заболевания (Goodman, 1979;

Norio, 2003;

Risch et al., 2003). В группу, названную «якутскими» наследственными болезнями, недавно был отнесен ряд наследственных патологий (спиноцеребеллярная атаксия I ти па, миотоническая дистрофия, наследственная энзимопеническая метгемогло бинемия, окулофарингеальная миодистрофия, атаксия Фридрейха, спинально бульбарная амиотрофия Кеннеди, 3-М синдром и синдром низкорослости с колбочковой дисфункцией, атрофией зрительных нервов и пельгеровской ано малией лейкоцитов), которые широко распространены среди якутов по сравне нию с мировым народонаселением (Пузырев, Максимова, 2008;

Максимова, 2009).

Для населения Якутии характерна высокая частота встречаемости спино церебеллярной атаксии I типа (СЦА1). Распространенность данного заболева ния в Республике Саха в 2001 г. составила 38,6 случаев на 100 тыс. населения (Платонов, 2003). Общемировые оценки распространенности аутосомно доминантных спиноцеребеллярных атаксий, к группе которых относится СЦА1, составляют 0,3-7,0 случаев на 100 тыс. населения (van de Warrenburg et al., 2002;

Горбунова и др., 2002;

Duenas et al., 2006).

СЦА1 – тяжелое нейродегенеративное прогрессирующее заболевание с поздним возрастом манифестации, наследуется по аутосомно-доминантному типу;

клинически характеризуется сочетанием нарастающих расстройств коор динации движений с признаками мультисистемного поражения головного и спинного мозга (Иллариошкин и др., 2002). Заболевание не поддается лечению, смерть чаще всего наступает спустя 10-15 лет от момента появления первых симптомов. Генетическая причина развития СЦА1 заключается в экспансии числа копий тандемных тринуклеотидных CAG-повторов в кодирующей облас ти гена SCA1 (Orr et al., 1993). Для СЦА1 возможна прямая ДНК-диагностика заболевания на пресимптомной стадии, иногда за много лет до появления ка ких-либо неврологических и/или психических расстройств. Это имеет особое значение для медико-генетического консультирования, поскольку в настоящее время не найдены еще эффективные способы лечения СЦА1, хотя исследова ния в этом направлении активно ведутся в мире (Ogawa, 2004;

Duenas et al., 2006;

Takei et al., 2007;

Gao et al., 2008). Единственным способом борьбы с этим фатальным заболеванием на сегодняшний день является профилактика появле ния новых случаев СЦА1 в отягощенных семьях (Иллариошкин и др., 1997).

Высокий уровень накопления и социальная значимость этой неизлечимой наследственной патологии в якутских популяциях создают обоснованный инте рес к изучению роли факторов популяционной динамики и клинико генетических особенностей заболевания в процессе распространения СЦА1, для чего необходимо иметь хорошо задокументированные сведения историче ской демографии и клинико-генеалогические данные. Такие сведения для по пуляций человека чаще всего доступны лишь для относительно непродолжи тельного современного периода времени. В условиях неполноты данных по ис торической демографии, необходимых для реконструкции истории формирова ния генетической структуры популяций и прогнозирования заболеваемости в будущем, представляется возможным для решения данных проблем применить подход, использующий имитационное моделирование.

Метод имитационного моделирования позволяет строить модель, имити рующую ситуацию накопления заболевания экспансии тринуклеотидных по второв в популяциях человека, опираясь на имеющиеся качественные и количе ственные данные исторической демографии и клинико-генеалогические сведе ния. Модель можно «проиграть» во времени как для одного испытания, так и для заданного их множества. При этом результаты вероятностной имитацион ной модели будут определяться случайным характером процессов, поскольку она содержит стохастические элементы. Одной из основных задач имитацион ного моделирования является построение прогноза поведения сложной модели руемой системы при изменении внутренних характеристик или внешних усло вий (Ризниченко, 2002;

2003). Таким образом, имитационная модель может быть информативным средством для изучения особенностей накопления и по строения прогноза распространения СЦА1 в якутских популяциях.

Цель исследования: Оценить влияние генетико-демографических пара метров на распространенность СЦА1 в семьях больных и в популяциях Якутии, разработать и исследовать имитационную модель накопления данного заболе вания в популяциях человека.

Задачи исследования:

1. Разработать и реализовать программно имитационную модель динамики численности носителей динамической мутации с учетом клинико генетических особенностей заболевания экспансии тринуклеотидных повто ров и значимости факторов популяционной динамики.

2. Оценить генетико-демографические характеристики населения Абыйского и Усть-Алданского улусов Республики Саха (Якутия), а также носителей му тантного аллеля гена SCA1 из этих улусов – национальный состав, уровень рождаемости, поло-возрастной состав, миграционные процессы.

3. Оценить влияние клинико-генетических особенностей заболевания у носи телей патологического аллеля гена SCA1 из Абыйского и Усть-Алданского улусов на продолжительность жизни и репродуктивные показатели;

оценить прирост длины патологического аллеля при передаче мутации в следующее поколение.

4. Исследовать разработанную модель, верифицировать генетико демографические и клинико-генетические параметры.

5. Разработать прогноз динамики заболеваемости СЦА1 в смоделированных популяциях в зависимости от уровня миграций и уровня оказания медико генетической помощи населению.

Научная новизна исследования. Впервые предложен и реализован под ход, использующий имитационное моделирование для прогнозирования рас пространения заболевания экспансии тринуклеотдиных повторов в популяциях человека. Разработана имитационная модель, реализованная в виде компьютер ной программы, с помощью которой моделировали распространение СЦА1 в якутских популяциях. Предложен алгоритм работы программы, включающий в себя как моделирование естественного воспроизводства населения с учетом де мографических параметров конкретной популяции, так и имитацию наследова ния динамической мутации в поколениях, влияние фенотипического проявле ния заболевания на передачу мутантного аллеля в семьях больных и накопле ние его в популяции. Впервые для разработки концепции модели и верифика ции параметров созданной программы были использованы данные историче ской и современной демографии Якутии, результаты генетико-демогра фического исследования населения Абыйского и Усть-Алданского улусов, а также данные клинико-генетического изучения отягощенных семей из выше указанных улусов. Впервые дан прогноз заболеваемости СЦА1 в смоделиро ванных популяциях при различном уровне оказания медико-генетической по мощи населению.

Практическая значимость. Прогноз распространения СЦА1 в смодели рованных популяциях с учетом различного уровня оказания медико генетической помощи населению может быть использован в работе медико генетической консультации при разработке мероприятий, направленных на снижение генетического груза (частоты встречаемости СЦА1) в конкретных популяциях Якутии. Разработанная компьютерная программа может быть ис пользована для моделирования накопления других болезней экспансии тринук леотидных повторов, передающихся по аутосомно-доминантному типу в попу ляциях с иными демографическими характеристиками. Алгоритм программы может быть использован для демографического моделирования.

Положения, выносимые на защиту:

1. Разработанная и апробированная имитационная модель позволяет воспроиз водить в компьютерном эксперименте процессы естественного движения на селения и процессы передачи динамической мутации в поколениях, а также оценить границы изменчивости показателя распространенности заболевания на множестве смоделированных популяций для интервалов времени, не под дающихся наблюдению или экспериментальной проверке.

2. Районы высокого накопления СЦА1 – Абыйский и Усть-Алданский улусы Якутии – характеризуются однородным национальным составом;

высоким уровнем рождаемости;

низким уровнем миграций. Носители экспансирован ного аллеля в гене SCA1 из данных улусов различаются между собой по со отношению полов среди больных;

по спектру длин патологических аллелей, возрасту манифестации болезни и продолжительности жизни больных;

по величине прироста патологических аллелей при передаче мутации в ряду поколений.

3. Высокий уровень накопления СЦА1 в популяциях Якутии, согласно данным имитационных экспериментов с параметрами модели, соответствующими генетико-демографическим характеристикам якутских популяций и клини ко-генетическим особенностям больных, может поддерживаться за счет спе цифичности их демографической структуры.

4. При постепенном переходе от расширенного характера воспроизводства на селения к простому, элиминация мутантного гена SCA1 за счет снижения продолжительности жизни у носителей мутации происходит в течение дли тельного периода времени (37 поколений). Время присутствия мутации в популяции существенно сокращается (до 201 лет, 8 поколений) при ежегод ном оказании медико-генетической помощи одному проценту семей, отяго щенных СЦА1.

Апробация работы. Основные материалы диссертационной работы были доложены и обсуждены на VII и VIII научных конференциях «Генетика челове ка и патология» (Томск, 2004, 2007);

Итоговой научно-практической конферен ции ГУ НИИ медицинских проблем севера CO РАМН «Вопросы сохранения и развития здоровья населения Севера и Сибири» (Красноярск, 2005);

конферен ции Европейского общества генетики человека (ESHG) (Барселона, Испания, 2008);

Х Всероссийском популяционном семинаре (Ижевск, 2008);

межлабора торном научном семинаре в НИИ медицинской генетики СО РАМН (Томск, 2009);

V съезде ВОГиС (Москва, 2009).

Публикации. По теме диссертации опубликовано 17 работ, в том числе статьи в журналах, рекомендованных ВАК Минобрнауки РФ для публикации основных научных результатов диссертации на соискание ученой степени кан дидата биологических наук. Получено свидетельство о государственной реги страции программы для ЭВМ.

Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав (Обзор литературы, Материалы и методы, Результаты и обсуждение), за ключения, выводов, списка литературы и приложения. Работа изложена на страницах и включает 20 таблиц и 14 рисунков. Список литературы содержит 199 источника, из них 91 зарубежных.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ Для разработки концепции модели распространения заболевания экспан сии тринуклеотидных повторов в популяциях человека, а также для подбора и верификации параметров модели в случае моделирования распространения СЦА1 в якутских популяциях использовали: сведения исторической и совре менной демографии, клинико-генетические данные для семей с СЦА1. В каче стве источника демографических сведений по Якутии использованы статисти ческие сборники по Республике Саха (2000-2005 гг.) и следующие работы: Се рошевский, 1993;

Федорова, 1999;

Игнатьева, 1999;

Игнатьева и др., 2000;

Ви нокурова, Федорова, 2001;

Сукнева, Мостахова, 2002;

Федорова, Железнова, 2003. Генетико-демографические данные для населения Усть-Алданского улуса взяты из работ Кучер с соавт. (2004), а для населения Абыйского улуса были получены в ходе экспедиционных работ, выполненных сотрудниками Отдела молекулярной генетики Якутского научного центра комплексных медицинских проблем СО РАМН (2000-2004 гг.). Источниками информации для генетико демографического исследования послужили данные похозяйственных книг (для оценки поло-возрастного и национального состава населения) и сведения, соб ранные в ходе собеседования с жителями обследованных населенных пунктов (охарактеризованы миграционные процессы, витальные статистики). Историче ские и современные демографические и генетико-демографические сведения для Усть-Алданского и Абыйского улусов Якутии использованы для расчетов повозрастных вероятностей смерти, коэффициентов рождаемости и миграции для разных исторических периодов в моделируемых популяциях.

Материалом для клинико-генетического изучения СЦА1 послужили ге неалогические данные по отягощенным семьям из центров накопления заболе вания: Абыйского и Усть-Алданского улусов, предоставленные Отделом моле кулярной генетики Якутского научного центра комплексных медицинских про блем СО РАМН (табл. 1).

Таблица Объем генеалогических данных, использованных в работе Абыйский Усть-Алданский Показатель улус улус Количество родословных 15 Число человек, зарегистрированных в родословных 640 Число больных СЦА1 и носителей мутации в родослов 130 ных Число носителей мутации с диагнозом, подтвержденным 62 молекулярно-генетическими методами Число здоровых родственников с молекулярно-генети 52 ческим подтверждением нормальной длины SCA1 аллеля Статистическую обработку данных проводили с применением стандарт ных методов, используемых в генетико-демографических исследованиях. Ком пьютерная программа для моделирования распространения болезней экспансии тринуклеотидных повторов в популяциях человека написана в среде разработки Windows-приложений Borland Delphi 7, язык программирования – Object Pascal.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ОБСУЖДЕНИЕ Описание модели и интерфейс программы Основные процессы, происходящие в моделируемой системе, можно раз делить на две группы: первая – демографические, характеризующие воспроиз водство населения в популяциях, и вторая – клинико-генетические процессы возникновения и передачи мутантного гена в поколениях в семьях носителей мутации. В компьютерной программе для «развития» популяций был использо ван дискретный алгоритм с шагом в один год. Исследователь, задавая значения демографических и клинико-генетических параметров, генерирует и наблюдает «эволюцию» популяций. Смоделированная популяция представляет собой группу индивидов (мужского и женского пола), разного возраста, ведущих свое происхождение от некоторого количества (задаваемый пользователем пара метр) родоначальников (первопоселенцев). Все процессы в программе проис ходят с отдельными индивидами, для которых имитируются определенные де мографические события: рождение, смерть, заключение брака, миграция, рож дение ребенка. Для носителей мутантного гена имитируются следующие собы тия: передача мутации потомку, прирост длины тринуклеотидного CAG повтора в гене SCA1 при наследовании, факт наступления заболевания, поста новка на учет в медико-генетической консультации, смерть больного. На каж дом шаге итерации, для каждого индивида в зависимости от задаваемых пара метров (пол, возраст, количество повторов и т.д.) рассчитывается вероятность наступления вышеперечисленных событий в определенной последовательно сти. В зависимости от типа события для расчета вероятностей используются функции, генерирующие псевдослучайные числа, распределенные по нормаль ному или равномерному закону. Функция Random (возвращает псевдослучай ное число в диапазоне от 0 до 1, в соответствии с равномерным распределени ем) используется для определения наступления следующих событий: рождение, смерть, получение мутантного гена от родителя-носителя мутации, возникно вение мутации de novo, эмиграция, попадание под наблюдение в медико генетическую консультацию. Функция RandG (возвращает псевдослучайное число в соответствии с нормальным распределением, в качестве параметров пе редаются математическое среднее и стандартное отклонение соответствующей случайной величины) используется для определения начала заболевания (появ ления симптомов) и наступления смерти у носителей мутантного гена.

Начальная популяция генерируется в окне программы «Создание популя ции», а затем, следуя задаваемым параметрам рождаемости, смертности и ми граций, начинает изменяться. Пол вновь рождающихся индивидов задается случайным образом с вероятностью. Фамилии и имена индивидам присваи ваются из прилагаемого к программе файла со списком мужских и женских имен и фамилий и не соответствуют реальным людям. Наследование мутантно го гена происходит в соответствии с менделевской моделью для аутосомно доминантного заболевания. Выбор параметров, управляющих жизнью популя ции, осуществляется через «Панель параметров» основного окна программы «Моделирование популяций» (рис. 1). В программе имеется еще несколько эк ранных форм. Форма «Личная карточка» позволяет просматривать и редакти ровать информацию по каждому отдельному индивиду, форма «Родословная» дает возможность работать с родословными членов популяции, в «Протоколе событий» зафиксирована детальная информация о событиях, происходящих в популяциях на каждом шаге итерации.

Подбор параметров модели на основе этапов демографического развития Якутии, изучения генетико-демографической характеристики Абыйского и Усть-Алданского улусов и изучения клинико-генетических особенностей семей с СЦА1 из данных улусов В соответствии с особенностями этногенеза и расселения якутов по тер ритории Якутии, разработана концепция модели подразумевающая «эффект родоначальника». В качестве даты заселения моделируемых популяций выбран 1650 год: считается, что завершение этногенеза якутов произошло во второй половине XVI в. на Средней Лене. К началу XVII в. якуты мигрировали в дру гие регионы Якутии и широко расселились по долинам крупных рек (Лены, Яны, Индигирки), ассимилируя жившие там коренные народы (Гоголев, 1999).

В работе имитировали заселение территории гипотетического улуса из Северной Якутии со следующими начальными параметрами: исходная числен ность – 200 человек, возраст поселенцев 20-40 лет, соотношение полов - 1:1, среди первых поселенцев 3 человека являлись носителями мутации в гене SCA с длиной CAG-повтора, равной 39 триплетам (пороговое значение для развития СЦА1).

Результаты исследования генетико-демографической структуры двух по пуляций из центров накопления СЦА1 (Абыйского и Усть-Алданского улусов) легли в основу расчета значений параметров для моделирования «эволюции» популяций на современном этапе их развития (табл. 2). В настоящее время Рис. 1. Основная экранная форма программы «Моделирование популяций». Панель параметров «Рождаемость».

Таблица Показатели национального и половозрастного состава, характеристики репродуктивной функции и структура исходов беременностей в Абыйском и Усть-Алданском улусах Усть-Алданский Показатели Абыйский улус улус Якуты 98,76 99, Эвены 0,11 0, Национальный состав, % Эвенки 0,23 0, Пришлое население 0,90 0, 21 года 34,04 42, Возрастная структура, % 21-50 лет 46,10 42, 50 лет 19,86 15, 31,63 27, Средний возраст, лет 33,20 28, 32,45 28, 21 года 0,94 1, Соотношение полов, / 21-50 лет 1,02 1, 50 лет 0,74 0, Возраст наступления Менархе 13,59±0,18 14,04±0, (лет±s.e.) Климакс 45,83±1,77 46,05±0, ФПРП, лет 32,24 32, Возраст вступления в -мужчины 25,22±0,68 брак (лет±s.e.) -женщины 22,97±0,53 Возраст рождения ре- -первого 22,91±0,39 23,20±1, бенка (лет±s.e.) -последнего 34,82±1,78 34,30±0, РРАП, лет 11,91 11, Витальные статистики (для женщин завершенного репродуктивного возраста) -родами 67,24 81, Беременности, завершившиеся -медицинскими абортами 24,14 10, (в %): -спонтанными абортами 8,62 7, % мертворождений (от числа родов) - 4, % умерших до 20 лет (от числа живорожденных) 7,69 8, Примечание. 1 - (Кучер и др., 2004). ФПРП - физиологическая продолжитель ность репродуктивного периода (разница между возрастом климакса и менар хе);

РРАП - реальный репродуктивно-активный период (разница между возрас том рождения первого и последнего ребенка).

население изучаемых регионов характеризуется однородным национальным составом (более 98% якутов). По половозрастному составу обследованные улусы различаются между собой – средний возраст населения Абыйского улуса (32,5 года) оказался выше, чем у жителей Усть-Алданского улуса (28,1 лет). В обоих улусах в старшей возрастной группе наблюдается диспропорция в соот ношении полов – преобладают женщины, в младшей и средней возрастной группах данный показатель близок к единице (табл. 2). Данные о возрастном составе населения позволяют заключить, что изучаемые популяции характери зуются расширенным характером воспроизводства. Высокий уровень рождае мости для якутского населения был характерен как в прошлом (Гоголев, 1999;

Серошевский, 1993), так и сохраняется в настоящее время (Игнатьева, 1999;

Сукнева, Мостахова, 2002). Среднее число живорожденных детей на женщину завершенного репродуктивного возраста (ЗРВ) оказалось выше в Усть Алданском улусе (4,22), чем в Абыйском (3,54). В Абыйском улусе более ши рокое распространение имеет практика регулирования рождаемости: 67,2% беременностей завершились родами;

24,1% – медицинскими абортами, тогда как у женщин из Усть-Алданского улуса аналогичные показатели были равны 81,5% и 11,0% соответственно. Средний возраст вступления в брак в Абый ском улусе для женщин составил около 23 лет, а физиологическая продолжи тельность репродуктивного периода равна 32 годам в обоих изучаемых улусах (табл. 2). Оба района характеризуются невысоким уровнем миграций – около 80% жителей населенных пунктов и Абыйского, и Усть-Алданского улусов яв ляются уроженцами этих улусов.

Для разных этапов жизни смоделированных популяций задавали различ ные значения параметров воспроизводства населения (табл. 3). Для дореволю ционной Якутии были характерны высокий уровень рождаемости и смертности, в соответствии с этим, в модели с момента заселения и до 1920 года устанавли вали очень высокий уровень рождаемости (6,5 детей на женщину ЗРВ) при очень высоком уровне смертности, особенно младенческой. Повозрастные ве роятности смерти для этого периода, условно названного нами «историческим», подбирали эмпирическим путем, согласуя уровень рождаемости и смертности с данными по естественному движению населения Якутии в 1886 – 1890 гг.

Таблица Демографические параметры модели Среднее Вероят Период Репродук- Допусти число ность Показатель жизни тивный мый детей на создания популя- смертности возраст, уровень женщину брачной ции, год лет родства ЗРВ пары для «исторического 1650-1780 6,5 20-50 2-юродные 1, периода» для «исторического 1781-1920 6,5 20-50 3-юродные 0, периода» на уровне начала де : 20- 1921-1940 мографического пе- 5,0 3-юродные 0, : 20- рехода высокая детская и : 20- 1941-1950 2,0 3-юродные 0, мужская смертность : 20- на уровне демогра- : 20- 1951-2000 3,5 3-юродные 0, фического перехода : 20- на уровне после де 2001 … : 20- 2,5 4-юродные 0, мографического пе прогноз : 20- рехода Повозрастные вероятности смерти для периода начала демографического перехода (1921 – 1940 гг.) и для периода с 1951 по 2000 гг. были рассчитаны на основе реальных данных (Винокурова, Федорова, 2001). Задавали разные зна чения для коэффициентов рождаемости и смертности на время войны, на по слевоенный и прогнозируемый периоды времени (табл. 3).

Клинико-генетические характеристики СЦА1 отражаются на «воспроиз водимости» динамической мутации в популяции, то есть на количестве носите лей мутантного гена, оставляемых больными родителями в каждом поколении.

Поэтому для расчета и верификации клинико-генетических параметров модели использовали результаты генеалогического изучения отягощенных семей из Абыйского и Усть-Алданского улусов (табл. 4).

Таблица Клинико-генетические характеристики больных СЦА1 из Абыйского и Усть-Алданского улусов Усть Абыйский Показатель Алданский улус улус Распространенность, на 100 тыс. населения: 1182,49 272, : 0,87 1, Рождаемость: все / больные 2,6 / 3,5 2,5 / 3, Средний возраст манифестации болезни (лет): 40,4 34, / 41,7 / 39,5 35,9 / 31, Средняя продолжительность жизни больных (лет): 56,8 47, / 57,0 / 56,4 49,6 / 45, Средняя длина патологического CAG-повтора: 48,5 49, / 47,6 / 49,2 49,1 / 50, Частота (%) мутантных аллелей с длиной: 46 CAG 18 46-50 CAG-повторов 59 51-55 CAG-повторов 19 56-60 CAG-повторов 3 60 CAG-повторов 0 Соотношение больных и здоровых детей в семьях с 1,35 1, СЦА1: все семьи болен / больна 1,52 / 1,18 1,50 / 1, Прирост длины патологического аллеля в поколени 1,32 2, ях: все семьи болен / больна 2,60 / 0,79 3,00 / 2, К параметрам, определяющим передачу мутантного гена в поколениях, относятся следующие: пороговое значение CAG-повтора (39 триплетов);

раз брос при наследовании (определяет экспансию или сокращение длины мутант ного аллеля у потомков, унаследовавших мутацию) – от -1 до +2 повторов (c 1650 по 1950 гг.) и от -1 до +3 повторов (с 1951 г. и далее на весь прогнозируе мый период) и, наконец, вероятность унаследовать мутацию от больного отца или матери (задавали значения 0,60 и 0,55, соответственно).

Вероятность заболеть в текущем году для носителя мутации определялась на основании усредненных оценок, рассчитанных по двум уравнениям регрес сии зависимости возраста начала заболевания от длины CAG-повтора:

1. возраст начала заболевания=117,35-1,639*число CAG (Платонов, 2003), 2. ln(возраста начала заболевания)=12,89-2,41*ln(CAG)(Goldfarb et al., 1996).

Верификация параметров модели Возрастная структура моделируемых популяций. В соответствии с выше описанными демографическими параметрами, возрастная пирамида населения смоделированных популяций, построенная, на момент 1920 г., имеет широкое основание и резко сужается к вершине, то есть в структуре населения преобла дают люди молодого возраста (рис. 2). К 1995 и 2100 годам вид пирамиды ме няется – основание несколько сужается, зато широкой становится средняя часть и верхушка, что соответствуют реальной ситуации динамики возрастной струк туры населения Якутии (Винокурова, Федорова, 2001). Таким образом, при описанных выше демографических параметрах временная динамика возрастной структуры моделируемых популяций соответствует изменениям возрастной структуры реальных якутских популяций.

100 90 80 70 Возраст 60 50 40 b a c 30 30 20 20 10 10 0 0 0 10 20 30 40 0 10 20 30 40 0 10 20 30 ‰ ‰ ‰ Рис. 2. Возрастные пирамиды населения смоделированной популяции: a – ин дивиды, родившиеся с 1820 по 1920 годы;

b – 1895-1995 гг. рождения;

с – 2000 2100 гг. рождения.

Динамика коэффициентов рождаемости и смертности в смоделированных популяциях. В модели на основе заданных параметров рассчитывается вероят ность родиться и умереть для каждого отдельного индивида. В сгенерирован ной популяции имеется возможность получить статистику по демографическим параметрам, аналогичную общим коэффициентам рождаемости и смертности, которые широко используются в демографии для анализа этих процессов, и представить их графически (рис. 3).

Для сравнения полученных в модели демографических показателей с ана логичными реальными сведениями использовали демографические данные из работ (Винокурова, Федорова, 2001;

Сукнева, Мостахова, 2002), рассчитанные для всего населения Якутии. Общие тенденции изменения процессов рождае мости и смертности в модели соответствуют аналогичным процессам в реаль ных популяциях на длительных интервалах времени.

‰ a 1820 1830 1840 1850 1860 1870 1880 1890 1900 1910 годы 40 b ‰ 1885 1895 1905 1915 1925 1935 1945 1955 1965 1975 1985 годы ‰ c 2000 2010 2020 2030 2040 2050 2060 2070 2080 2090 годы коэффициент рождаемости коэффициент смертности Рис. 3. Динамика коэффициентов рождаемости и смертности в типичной смо делированной популяции на периодах с 1820 по 1920 гг. (а), с 1921 по 2000 гг.

(b) и с 2000 по 2100 гг. (с).

Общая численность смоделированных популяций, число носителей мута ции и больных. В серии из 90 смоделированных популяций для 8 популяций (около 9%) было показано, что носители мутантного гена элиминировались на начальных этапах эволюции за счет случайных процессов. К моменту 1920 года (на этом шаге в серии имитационных экспериментов с миграциями вводили па раметр «доля выбывших и прибывших в популяции») численность моделируе мых популяций варьировала в пределах от 3526 до 7725 человек, со средним значением 5149 человек. В реальных популяциях численность населения в году составила 2984 человека в Абыйском и 16989 человек в Усть-Алданском улусе. К 2000 году (за 350 шагов итерации) такие показатели как общая чис ленность населения, число больных и носителей мутации в смоделированных популяциях имели значения промежуточные между данными по Абыйскому и Усть-Алданскому улусам (табл. 5).

Длина CAG-повтора в гене SCA1 у носителей мутации, возраст начала и продолжительность болезни в смоделированных популяциях. Средняя длина CAG-повтора в гене SCA1 у носителей мутантного аллеля в 30 смоделирован ных популяциях на момент 2000 г. составила 47,1 CAG-триплетов, средний возраст начала заболевания – 39,9 лет и средняя продолжительность жизни в группе больных – около 53 лет. Эти показатели близки к реальным значениям, полученным при изучении клинико-генетической характеристики отягощенных семей из Абыйского и Усть-Алданского улусов (табл. 4).

Таблица Общая численность населения, число больных и носителей мутации в реальных и смоделированных популяциях Усть Расчетная Смоделированные Абыйский Показатель Алданский величина популяции улус улус Среднее 7999, Общая численность 5074,00 21612, Min 3270, населения, чел.

Max 11885, Среднее 359, Число носителей му Min 50, тации, чел.

Max 866, 60,00 59, Среднее 56, Число больных, чел. Min 7, Max 164, носителей Распространенность 4493, мутации 1182,50 273, на 100 тыс. населения больных 712, Временной прогноз распространения СЦА1 в смоделированных популяциях В моделируемых популяциях в качестве точки отсчета для анализа влия ния эффективного медико-генетического консультирования (МГК) на распро страненность СЦА1 был выбран 2000 год, так как в Якутии в 1995 г. впервые внедрен метод прямой ДНК-диагностики СЦА1 в лаборатории Института здо ровья АН РС(Я), и в 2002 г. впервые проведена пренатальная диагностика СЦА1 в отягощенной семье (Кононова и др., 2003). С 2000 года в программе задавали определенный процент лиц, являющихся носителями мутации, кото рые проходили «обследование», аналогичное пренатальной или преимпланта ционной диагностике, в результате чего у данных индивидов рождались только потомки, не несущие мутантного аллеля гена SCA1.

Временной интервал, необходимый для того, чтобы мутация в гене SCA элиминировалась из популяции за счет естественного отбора (сокращения про должительности жизни у больных с более длинным мутантным аллелем и сни жения у них уровня рождаемости) в серии из 30 смоделированных популяций составил около 1290 лет (табл. 6). В данной серии итераций миграционные процессы не учитывались. При уровне МГК 1% (около 4 носителей мутации ежегодно попадают в группу людей, у которых в случае наступления беремен ности родятся дети без мутации в гене SCA1) в среднем через 154 года все но сители мутации находились под наблюдением в МГК, и через 201 год мутант ный ген был элиминирован из популяции. Интенсивность МГК 3% и 5% озна чает, что ежегодно в группу, для которой осуществляется контроль рождаемо сти носителей мутации, попадает около 13 и 21 человек, соответственно. При этом мутация «вымывается» из популяции очень быстро (табл. 6), но такой вы сокий уровень МГК трудно достижим в реальных популяциях при работе с ре альными носителями мутации.

Таблица Число лет до исчезновения мутантного аллеля гена SCA1 в моделируемых популяциях при разном уровне оказания медико-генетической помощи 1% МГК 3% МГК 5% МГК Без МГК a b a b a b Min 937 97 138 35 82 18 Max 1693 242 296 45 100 25 Среднее 1289,54 154,11 200,86 40,07 94,21 22,25 78, Примечание. a – все носители мутантного гена попали под наблюдение в МГК;

b – все носители мутации элиминированы из популяции.

Динамику накопления мутантного аллеля гена SCA1 можно рассмотреть на примере типичной смоделированной популяции (для которой численность населения находилась в диапазоне значений, известных для Абыйского и Усть Алданского улусов) (рис. 4). В 2000 году общая численность такой смоделиро ванной популяции составила 6400 человек, носителей мутации было 300 чело век и больных – 45. Таким образом, распространенность СЦА1 в этот момент времени в данной популяции составила 4687,5 человек на 100 тыс. населения (при учете всех носителей мутантного гена, включая и бессимптомных, и боль ных) и 703,1 человек на 100 тыс. населения при учете только больных СЦА индивидов. За двести лет при отсутствии медико-генетической помощи чис ленность носителей мутации в данной популяции не только не сократилась, но даже возросла до 527 человек.

Имитационный эксперимент показал, что введение практики медико генетического консультирования приводит к заметному снижению распростра нения СЦА1. При 1% уровне МГК (ежегодно 3 носителя мутации попадают в группу людей, у которых рождаются потомки, имеющие нормальный аллель гена SCA1) все носители мутации были «обследованы и взяты на учет» к году и к 2202 году мутантный аллель исчез из популяции. При 3% уровне МГК – к 2024 году все носители мутантного аллеля зарегистрированы в МГК, и к 2098 году мутантный ген элиминирован из популяции. При 5% уровне МГК аналогичные события были зафиксированы в 2021 и 2078 годах (рис. 4).

При введении в модель миграционных процессов ситуация отличается от описанной выше. В данном случае некоторое количество носителей мутации ежегодно поступает в популяцию извне, и мы можем лишь оценить время, ко гда все носители мутантного аллеля попадают под наблюдение в МГК (рис. 5).

число носителей мутации 400 a 2000 2020 2040 2060 2080 2100 2120 2140 2160 год число больных СЦА b 2000 2020 2040 2060 2080 2100 2120 2140 2160 год без МГК МГК 1% МГК 3% МГК 5% Рис. 4. Динамика распространенности носителей мутации в гене SCA1 (а) и больных СЦА1 (б) в типичной смоделированной популяции за 200 лет при раз ном уровне оказания медико-генетической помощи без миграций.

b a 800 600 0 2000 2050 2100 2150 2200 2250 2000 2050 2100 2150 2200 год год d c 2000 2050 2100 2150 2200 2250 год 2000 2050 2100 2150 2200 год число носителей мутации число носителей мутации, наблюдающихся в МГК число больных Рис. 5. Динамика числа носителей мутации и больных СЦА1 в типичной смо делированной популяции за 300 лет при разном уровне оказания медико генетической помощи: a – без МГК;

b – 1% МГК;

с – 3% МГК;

d – 5% МГК с учетом миграционных процессов.

В 2000 году общая численность данной смоделированной популяции со ставила 4899 человек, носителей мутации – 431 и больных – 53 человека (рас пространенность больных СЦА1 – 1081,8 человек на 100 тыс. населения). За триста лет при отсутствии медико-генетической помощи численность носите лей мутации возросла до 700 человек. При 1% МГК все носители мутации были зарегистрированы в МГК через 183 года (регистрируется 4 носителя мутации ежегодно), при 3% МГК – через 49 лет (регистрируется 12 носителей мутации ежегодно), и при 5% МГК – через 28 лет (21 человек ежегодно).

ОБЩЕЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ В настоящее время спиноцеребеллярная атаксия I типа рассматривается как этноспецифическое наследственное заболевание (Пузырев, Максимова, 2008). Исторические демографические сведения для популяций Якутии, кото рые важны для выяснения причин высокого накопления СЦА1 и для построе ния прогноза распространения данного заболевания в будущем, отрывочны и в большинстве случаев описывают лишь отдельные периоды развития республи ки. В условиях неполноты генетико-демографических данных по историческим периодам эволюции якутских популяций нами был предложен подход, исполь зующий имитационное моделирование, для воссоздания временной динамики распространения мутации, приводящей к накоплению заболевания экспансии тринуклеотидных повторов в популяциях человека. Разработка концепции мо дели, подбор и верификация параметров основывались на описании этапов де мографического развития Якутии, изучении генетико-демографических харак теристик популяций и клинико-генетических особенностей СЦА1 в отягощен ных семьях из двух улусов, относящихся к Северному и Центральному очагам накопления заболевания – Абыйскому и Усть-Алданскому.

В компьютерной программе, реализующей модель распространения забо левания экспансии тринуклеотидных повторов в популяциях человека, для раз вития популяций был использован дискретный алгоритм с шагом в один год. В программе на каждом шаге, для каждого индивида с помощью генератора псев дослучайных чисел в зависимости от задаваемых параметров (пол, возраст, ко личество повторов и т.д.) рассчитывалась вероятность наступления на данном шаге итерации одного или нескольких событий: вероятность умереть, родить ребенка, унаследовать мутантный ген, заболеть, мигрировать и т.д. В зависимо сти от типа события для расчета вероятностей использовали функции, генери рующие псевдослучайные числа, распределенные по нормальному или равномерному закону.

Современные популяции Абыйского и Усть-Алданского улусов по своей демографической структуре близки к популяциям с традиционным укладом.

Вместе с тем, в настоящее время наблюдается преобразование их генетико демографической структуры, которое вызвано изменениями параметров рож даемости, смертности и миграций. Происходит постепенное уменьшение раз мера семьи (в якутских популяциях получают распространение процессы пла нирования семьи и регулирования рождаемости), что отражается на поло возрастном составе населения – наблюдается сужение основания поло возрастной пирамиды (за счет увеличения средней продолжительности жизни, снижения уровня смертности, в том числе и детской);

изменяется интенсив ность и направленность миграционных процессов. Для населения изученных регионов характерны однородный национальный состав, высокий уровень рож даемости, невысокий уровень миграций.

Больные СЦА1 из Абыйского и Усть-Алданского улусов отличаются по ряду клинико-генетических показателей: по длине тринуклеотидного CAG повтора в гене SCA1, величине прироста патологических аллелей при передаче мутации в ряду поколений;

соотношению больных мужчин и женщин в попу ляциях. В то же время данные популяции сходны по уровню рождаемости в семьях носителей мутации и соотношению больных и здоровых детей в отяго щенных семьях (этот показатель отличался от ожидаемого менделевского рас пределения для аутосомно-доминантного заболевания в большей степени при получении мутации от отца, чем от матери).

Серия имитационных экспериментов не противоречит выводу, что высо кий уровень заболеваемости СЦА1 в популяциях Якутии может поддерживать ся за счет особенностей их демографической структуры. В смоделированных популяциях такие показатели как численность и поло-возрастной состав насе ления, число больных, длина CAG-повтора в гене SCA1, возраст начала заболе вания и продолжительность жизни у носителей мутации были близки к реаль ным значениям аналогичных показателей в изученных якутских популяциях.

На современный и прогнозируемый периоды (с 2000 года) задавали демо графические параметры, при которых моделируемые популяции постепенно переходили от расширенного характера воспроизводства населения к простому.

Проводили серии имитационных экспериментов, учитывающих медико-гене тическую помощь населению и миграционные процессы. Элиминация носите лей мутации из популяции за счет сокращения продолжительности жизни больных в последующих поколениях и, соответственно, меньшего числа остав ляемых ими потомков-носителей мутации (т.е. без влияния МГК), происходила в течение длительного периода времени, как минимум 37 поколений. Эффек тивной мерой снижения заболеваемости СЦА1 в популяциях является медико генетическая помощь населению, и результаты имитационного моделирования позволяют планировать необходимый ее объем. В серии смоделированных по пуляций, если ежегодно около четырех носителей мутации проходили обследо вание, аналогичное пренатальной или преимплантационной диагностике (1% МГК), понадобилось в среднем 201 год для элиминации мутантного гена из по пуляции. При наличии миграций ситуация полной элиминации мутации из по пуляции не достижима, а число носителей мутантного аллеля, остающихся в популяции, зависело от интенсивности миграционных процессов. Таким обра зом, при планировании работы МГК с реальными популяциями следует прово дить работу по профилактике заболеваемости СЦА1 в улусах накопления дан ной патологии с учетом интенсивности миграционных процессов. В идеальном случае, в МГК должны быть зарегистрированы семьи с СЦА1 не только из улу сов накопления, но и из тех популяций, где случаи заболевания единичны.

ВЫВОДЫ 1. Разработанная концептуальная модель распространения заболевания экспан сии тринуклеотидных повторов в популяциях человека, которая реализована в виде компьютерной программы, позволяет моделировать как процессы воспроизводства населения, так и процессы наследования мутантного гена SCA1.

2. Показано, что однонациональные якутские села Абыйского и Усть Алданского улусов Республики Саха характеризуются расширенным харак тером воспроизводства населения, высоким уровнем рождаемости (среднее число живорожденных детей на женщину завершенного репродуктивного периода в Усть-Алданском улусе – 4,22, в Абыйском – 3,54);

невысоким уровнем миграций (около 80% жителей населенных пунктов и Абыйского, и Усть-Алданского улусов являются уроженцами этих улусов). Носители му тации в гене SCA1 из данных улусов по демографическим характеристикам близки к общепопуляционным оценкам.

3. Установлено, что больные из Абыйского и Усть-Алданского улусов разли чаются по ряду клинико-генетических параметров: по характеру распреде ления длин патологических аллелей (в Усть-Алданском улусе чаще встре чаются аллели с большей длиной CAG-повтора в гене SCA1);

по среднему возрасту начала заболевания (40,4 и 34,3 года) и средней продолжительности жизни (56,8 и 47,5 лет соответственно);

по величине прироста патологиче ских аллелей в гене SCA1 при передаче мутации в ряду поколений (в Абый ском улусе данный показатель составил 1,32 CAG-повтора, а в Усть Алданском – 2,73).

4. Клинико-генетические параметры в смоделированных популяциях были близки к оценкам, полученным в реальных популяциях: средняя длина CAG повтора мутантного гена SCA1 – 47,1 триплет (в Абыйском улусе - 48,5, в Усть-Алданском - 49,8), средний возраст начала заболевания – 39,9 лет, средняя продолжительность жизни больных – 53,1 лет.

5. Показано, что без влияния МГК и без учета миграционных процессов, ожи даемая элиминация мутации в гене SCA1 в смоделированных популяциях за счет сокращения продолжительности жизни больных и снижения у них уровня рождаемости в поколениях происходила в течение очень длительно го периода времени (1290 лет, разброс от 937 до 1693 лет). Данный период сокращался до 201 лет при оказании медико-генетической помощи одному проценту носителей мутации в гене SCA1 и до 94 лет - при охвате медико генетическим консультированием 3 % носителей мутации.

6. Показано с помощью имитационного моделирования, что при наличии ми граций имеется возможность оценить только время, необходимое для учета всех носителей мутации в гене SCA1 в регистре МГК, которое составило около 183 лет при оказании медико-генетической помощи одному проценту носителей мутантного гена, но не время элиминации мутации из популяции.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ 1. Конева Л.А., Конев А.В., Кучер А.Н., Пузырёв В.П. (RU). Свидетельство о государственной регистрации программ для ЭВМ № 2009615147. Компью терная программа для имитационного моделирования распространения ди намических мутаций в популяциях человека. Заявка № 2009614094 от 27.07.2009. Зарегистрировано в Реестре программ для ЭВМ 18.09.2009.

2. Конева Л.А., Конев А.В., Кучер А.Н. Прогнозирование распространения спиноцеребеллярной атаксии I типа в смоделированных якутских популяци ях // Якутский медицинский журнал. – 2009. – № 2(26). – С. 42-45.

3. Кучер А.Н., Данилова А.Л., Конева Л.А., Ноговицына А.Н. Популяционная структура сельских населенных пунктов Республики Саха (Якутия): мигра ционные процессы // Генетика. – 2007. – Т. 43. – № 5. – С. 706-714.

4. Кучер А.Н., Данилова А.Л., Конева Л.А., Ноговицына А.Н. Популяционная структура сельских населенных пунктов Республики Саха (Якутия): фа мильная структура // Генетика. – 2007. – Т. 43. – № 6. – С. 818-826.

5. Конева Л.А., Конев А.В., Кучер А.Н. Имитационное моделирование дина мики распространения заболевания экспансии тринуклеотдиных повторов в популяциях человека / Генетика человека и патология: Сб. науч. трудов / Под ред. В.П. Пузырева. – Вып. 8. – Томск: Печатная мануфактура, 2007. – С. 18-23.

6. Кучер А.Н., Данилова А.Л., Конева Л.А., Ноговицына А.Н. Популяционная структура сельских населенных пунктов Республики Саха (Якутия): нацио нальный и половозрастной состав, витальные статистики // Генетика. – 2006.

– Т. 42. – № 12. – С. 1718-1726.

7. Кучер А.Н., Данилова А.Л., Конева Л.А., Максимова Н.Р., Ноговицина А.Н.

Генетико-демографическое изучение народонаселения Республики Саха (Якутия) // Якутский медицинский журнал. – 2005. № 2(10). – С. 4-12.

8. Конева Л.А., Кучер А.Н., Максимова Н.Р., Пузырёв В.П. Подходы к моде лированию распространенности спиноцеребеллярной атаксии I типа в изо лированной популяции / Генетика человека и патология: Сб. науч. трудов / Под ред. В.П. Пузырева. – Вып. 7. – Томск: Печатная мануфактура, 2004. – С. 92-101.

9. Конева Л.А., Конев А.В., Кучер А.Н., Пузырёв В.П. Имитационное модели рование распространения спиноцеребеллярной атаксии I типа в якутских популяциях / Матер. V Съезда ВОГиС. – М. – 2009. – Часть I. – С. 435.

10. Koneva L., Konev A., Kucher A. Simulation of dynamic spread of Triplet Repeat Expansion Diseases in human populations on example of spinocerebellar ataxia type I / European Human Genetics Conference. – 2008. – P07.121.

11. Конева Л.А., Кучер А.Н. Имитационная модель распространения спиноце ребеллярной атаксии I типа в популяциях Якутии / Современное состояние и пути развития популяционной биологии: Матер. X Всероссийского популя ционного семинара. – Ижевск. – 2008. – С. 337-339.

12. Конева Л.А., Данилова А.Л., Кучер А.Н. Популяционная структура сель ских населенных пунктов республики Саха (Якутия) / Особь и популяция – стратегии жизни: Матер. IX Всероссийского популяционного семинара. – Уфа. – 2006. – С. 479-485.

13. Конева Л.А., Кучер А.Н., Пузырев В.П., Ноговицына А.Н., Максимова Н.Р., Сухомясова А.Л., Данилова А.Л. Демографические и клинико-генетические особенности распространенности спиноцеребеллярной атаксии I типа в Усть-Алданском и Абыйском улусах республики Саха (Якутия) / Матер. на уч.-практич. конф. «Актуальные вопросы профилактической медицины». – Улан-Удэ. – 2005. – С. 97-100.

14. Конева Л.А., Кучер А.Н., Пузырёв В.П., Максимова Н.Р., Ноговицина А.Н., Сухомясова А.Л., Данилова А.Л., Платонов Ф.А., Коротов М.Н. Характери стика заболеваемости спиноцеребеллярной атаксией I типа в Усть Алданском и Абыйском улусах Республики Саха (Якутия) / Матер. Между нар. науч.-практич. конф. «Генетические аспекты патологии человека.

Проблемы сохранения генофонда коренных народов Севера», Якутск: НИПК «Сахаполиграфиздат». – 2005. – С. 99-100.

15. Конева Л.А., Кучер А.Н., Пузырёв В.П., Ноговицина А.Н., Максимова Н.Р., Сухомясова А.Л., Данилова А.Л. Распространенность спиноцеребеллярной атаксии I типа в Усть-Алданском и Абыйском улусах Республики Саха (Якутия) / Матер. Итоговой науч.-практ. конф. ГУ НИИ медицинских проб лем севера CO РАМН «Вопросы сохранения и развития здоровья населения Севера и Сибири», Красноярск. – 2005. – С. 127-129.

16. Конева Л.А., Максимова Н.Р. Распространенность спиноцеребеллярной атаксии I типа в Якутии: проблемы и пути решения / Матер. конкурса работ молодых ученых «Теоретические и прикладные проблемы медицинской ге нетики» СО РАМН, Новосибирск. – 2004. – С.103-109.

17. Конева Л.А., Максимова Н.Р., Кучер А.Н., Пузырёв В.П. Динамика частоты спиноцеребеллярной атаксии I типа у якутов с учетом специфики популяци онной структуры / Генетика в XXI веке: современное состояние и перспек тивы развития: Матер. 3-го Съезда ВОГиС. – М. – 2004. – С.28.



 




 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.