авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 |

Эволюция и механизмы регуляции экспрессии повторяющихся генов в геноме drosophila

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

КАЛМЫКОВА Алла Ивановна Эволюция и механизмы регуляции экспрессии повторяющихся генов в геноме Drosophila 03.00.26 – молекулярная генетика

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора биологических наук

Москва – 2009

Работа выполнена в Учреждении Российской академии наук Институте молекулярной генетики РАН

Научный консультант:

Академик РАН, профессор В.А. Гвоздев

Официальные оппоненты:

Доктор биологических наук, профессор А.И. Ким Доктор биологических наук, профессор Д.А. Крамеров Доктор биологических наук А.А. Буздин

Ведущая организация: НИИ физико-химической биологии им. А.Н. Белозерского МГУ им. М.В. Ломоносова

Защита состоится декабря 2009 года в _ часов на заседании диссертационного совета Д 002.37.01 при Учреждении Российской академии наук Институте биологии гена РАН по адресу 119334 Москва, ул. Вавилова, д. 34/5.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Учреждения Российской академии наук Институте молекулярной биологии им. В.А. Энгельгардта РАН по адресу: 119991 г. Москва, ул. Вавилова, д. 32.

Автореферат разослан «_» _ 2009 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат фармацевтических наук Грабовская Л.С.

Актуальность проблемы Одна из наиболее захватывающих проблем геномики состоит в понимании молекулярных принципов эволюции генома, включающих такие аспекты, как появление новых генов, приобретение генами новых функций, появление и эволюция гетерохроматиновых локусов. Изучение механизмов регуляции экспрессии генов также остается одним из глобальных направлений исследований в биологии.

Транскрипционный, посттранскрипционный и трансляционный уровни регуляции генной активности осуществляются сложными биохимическими путями, зачастую связанными между собой. Исследование экспрессии мобильных элементов, обогащенных разнообразными регуляторными элементами, является традиционным и наиболее плодотворным направлением в данной области. Особый интерес к мобильным элементам генома возник после обнаружения защитной клеточной системы, РНК интерференции (РНКи), распознающей в клетке присутствие двухцепочечной РНК (дцРНК). Повторяющиеся элементы являются источником дцРНК и мишенью РНКи.

Мобильные элементы занимают значительную часть генома, составляя 15% генома Drosophila и 40% генома человека. Одним из классов мобильных элементов, представленных во всех изученных эукариотических геномах, являются ретротранспозоны мобильные генетические элементы, перемещающиеся внутри генома путем образования РНК-копии. По своему природному происхождению мобильные элементы являются паразитическими последовательностями: их внедрение в жизненно важные гены может приводить к летальным или вредным мутациям, серьезному нарушению развития и возникновению некоторых форм рака. Тем не менее, они вносят значительный вклад в эволюцию генома-хозяина. Так, изменение регуляции активности гена за счет инсерции мобильного элемента может иметь адаптивное значение и быть подхваченным естественным отбором. Известны многочисленные примеры прямого использования регуляторных последовательностей мобильных элементов, таких как промоторы, энхансеры, сигнал полиаденилирования и т.д. для регуляции активности клеточных генов. Анализ геномных баз данных выявляет обширные группы функциональных генов, в регуляторной или кодирующей части которых находятся фрагменты мобильных элементов, причем, такое соседство может сохраняться в ходе эволюции. Наиболее ярким примером вклада мобильных элементов в регуляцию клеточных процессов являются теломеры Drosophila, образующиеся в результате присоединения ретротранспозонов к концам хромосом, что является уникальным примером выполнения жизненно важной функции паразитическими структурами генома.

В клетке существуют защитные механизмы, снижающие активность мобильных элементов. Важнейший из них — система РНКи: ее принято считать иммунитетом на уровне нуклеиновых кислот. Это открытие было сделано 10 лет назад американскими учеными Крэгом Меллоу и Эндрю Фаером (нобелевские лауреаты за 2006 г.). Механизм РНКи служит для подавления активности гена при появлении в клетке гомологичной дцРНК и возник эволюционно как защитная функция генома против вирусов и транспозонов. ДцРНК разрезаются на короткие интерференционные РНК, которые и служат, находясь в составе специальных белковых комплексов, основным посредником этого механизма, находя в клетке гомологичную им матричную РНК. В результате ферментативной активности белков, связывающих короткие РНК, происходит расщепление и деградация мРНК. Мутации генов, участвующих в РНКи, приводят к активации мобильных элементов у многих организмов. Особенную опасность для целостности генома представляет активность мобильных элементов в герминальных тканях, т.к. вызванные транспозициями нарушения генома передаются следующему поколению. Исследования последних лет позволили выявить особый биохимический путь, связанный с использованием коротких РНК и участвующий в подавлении активности мобильных элементов в герминальных тканях.

Не смотря на огромное количество работ, посвященных исследованию механизма РНКи, в этой области остается множество нерешенных проблем, связанных, в первую очередь, с биологической функцией различных коротких РНК в геноме.

Используя в качестве модельной системы хорошо изученный геном D.

melanogaster, мы показали происхождение гетерохроматиновых тандемных повторов половых хромосом от эухроматинового функционального гена, а также проследили эволюционную историю одного из ретротранспозонов дрозофилы, для которого нами было показано существование в одном геноме структурных вариантов, принципиально отличающихся своими регуляторными свойствами. В данной работе было проведено исследование роли РНКи в регуляции активности широкого спектра ретротранспозонов Drosophila в герминальных тканях.

Цели и задачи исследования Целями настоящей работы было:

1) исследование эволюционной истории повторяющихся последовательностей генома дрозофилы на примере семейства семенник-специфичных генов, родственных субъединице казеин киназы 2 (СК2) и ДКП(длинный концевой повтор)-содержащего ретротранспозона дрозофилы 1731;

2) изучение роли различных компонентов системы РНКи на активность широкого спектра ретротранспозонов дрозофилы в герминальных тканях.

В первой части работы предполагалось исследовать эволюционную историю рассматриваемых генов, используя различные методы геномного анализа, такие как скрининги геномных и кДНК библиотек, ПЦР анализ геномной ДНК, анализ геномов различных видов Drosophila.

Основным подходом в исследованиях роли РНКи в регуляции экспрессии ретротранспозонов было сравнение уровня экспрессии и частоты транспозиций ретротранспозонов в норме и особях, мутантных по различным компонентам РНКи. В качестве объектов исследования были выбраны как паразитические ретроэлементы, так и те, которые выполняют жизненно-важную функцию в геноме, теломерные ретротранспозоны. В данном случае задачей исследования было понять, участвует ли система РНКи в регуляции длины теломер у дрозофилы, контролируя частоту перемещений теломерных ретротранспозонов на конец хромосомы. Для понимания механизма РНК-сайленсинга в герминальных клетках, предполагалось исследование основных интермедиатов процесса РНКи, коротких РНК, специфичных для ретроэлементов, а также изучение биогенеза антисмысловых РНК, как основного источника эффекторных коротких РНК, комплементарных мишени – кодирующей РНК ретроэлементов. Решение поставленных задач позволит ответить на вопрос о функциональной роли мобильных элементов и РНКи, как механизма контроля их активности, в эволюции регуляторных путей генома.

Научная новизна и практическая ценность работы В ходе выполнения работы исследовались вопросы, связанные с такими фундаментальными проблемами, как эволюция генома высших эукариот. Впервые показано, что протяженные участки гетерохроматина возникли путем амплификации функционального эухроматинового гена. Подробно прослежена эволюционная история одного из ретротранспозонов дрозофилы, что подчеркивает эволюционную лабильность мобильных элементов, которые являются мощным потенциалом для изменений генома их хозяев.

Изучена роль механизма РНКи в регуляции активности мобильных элементов генома в герминальных тканях, что чрезвычайно важно для сохранения целостности генома, так как перемещения мобильных элементов в предшественниках половых клеток являются наследуемыми и могут быть причиной мутаций, нарушения развития и опухолевой трансформации. Объектами исследования были как паразитические ретротранспозоны, так и выполняющие жизненно важную функцию – теломерные ретроэлементы. Основным подходом в этих исследованиях было использование мутантов по генам системы РНКи, у которых, с помощью широкого спектра молекулярно-генетических и цитологических методов, изучалось поведение как эндогенных ретротранспозонов, так и трансгенных репортерных систем. Показано, что мутации компонентов РНК-сайленсинга приводят к значительному накоплению транскриптов ретротранспозонов в герминальных тканях дрозофилы. Впервые для высших эукариот удалось показать, что мутация piwi, основного компонента герминального пути РНК-сайленсинга, приводит не только к накоплению транскриптов, но и к повышенной частоте транспозиций ретроэлемента в герминальных тканях, что прямо доказывает роль системы РНКи в контроле частоты транспозиций ретротранспозонов.

Впервые показана роль механизма РНКи в регуляции длины теломер у эукариот.

Теломерные ретротранспозоны дрозофилы отличаются от разбросанных по геному и перемещающихся случайным образом мобильных элементов;

они перемещаются исключительно на конец хромосомы и выполняют важнейшую функцию поддержания теломер. Как показали наши исследования, эти элементы также являются мишенью системы РНКи. Мы показали, что экспрессия и транспозиция теломерных ретроэлементов Drosophila melanogaster находится под контролем некоторых генов, являющихся компонентами РНКи. Показано, что на фоне мутаций по генам РНКи происходит не только накопление транскриптов теломерных элементов в яичниках дрозофилы, но и увеличение частоты их транспозиций на конец хромосомы, что позволило сделать очень важный вывод о том, что система РНКи участвует в негативной регуляции длины теломер у дрозофилы. Этот механизм использует короткие РНК, комплементарные РНК-мишени, что указывает на важную роль антисмысловой транскрипции в осуществлении данного контроля. Мы обнаружили, что теломерный ретроэлемент НеТ-А транскрибируется в обоих направлениях за счет активности двунаправленного промотора, исследование которого представляет общебиологический интерес с точки зрения понимания функционирования эукариотических промоторов.

Впервые показано, что не только смысловые, но и антисмысловые транскрипты, являются мишенью системы РНКи. Недавние исследования показали, что многие клеточные гены транскрибируется в обоих направлениях, и являются потенциальными мишенями РНКи. Полученные на примере теломерных ретротранспозонов дрозофилы данные о биогенезе некодирующих антисмысловых РНК являются принципиально новыми в понимании роли антисмыслового пула РНК в регуляции клеточных генов.

В ходе выполнения работы исследовались также общие принципы организации теломер у D. melanogaster. Показано, что недавно обнаруженный в теломерах дрозофилы ретротранспозон TAHRE способен перемещаться на конец хромосомы, следовательно, этот элемент является полноправным участником поддержания теломер у дрозофилы. Детальная характеристика этого элемента позволила предположить, что TAHRE может служить источником ревертазы для перемещений ретротранспозона НеТ-А – основного компонента теломерной ДНК у дрозофилы, что указывает на разделение функций между различными элементами теломер дрозофилы.

Исследование роли РНКи в контроле длины теломер и формировании теломерного гетерохроматина является фундаментальной проблемой и позволит по-новому рассмотреть роль повторяющихся элементов в функционировании теломеры у разных организмов.

Апробация работы Результаты, полученные в данной работе, были представлены на семинарах ИМГ РАН, на американских ежегодных конференциях по генетике дрозофилы (США, 1996, 1997, 2006, 2007), на международной конференции по гетерохроматину дрозофилы (Италия, 2005), на Кейстоунских симпозиумах, посвященных функциям микроРНК (2007, 2009), на ежегодных коллоквиумах по мобильным элементам (Франция, 2003, 2004), на конференции «Молекулярные механизмы процессов онтогенеза» (Москва, 2006), на международном конгрессе по мобильным элементам (Сан-Мало, Франция, 2008), а также на других конференциях и научных школах.

Структура работы Диссертация изложена на 169 страницах. включает в себя стандартные разделы и иллюстрирована 3 таблицами и 36 рисунками.

Ряд данных, представленных в работе, был получен в результате плодотворного сотрудничества с Ю.А. Абрамовым, М.С. Кленовым, Я.М. Розовским, М.Ю. Савицким, Ю.Я. Шевелевым, с работавшими под руководством автора аспирантами А.А. Добрицей, Д.А. Квоном, С.Г. Шпизом, Е.Ю. Песковой, а также с К. Мезонот (Национальный центр научных исследований, Франция) и О.-Г. Иссингером (Университет г. Оденса, Дания), которым автор приносит глубокую благодарность.

Публикации По теме диссертации опубликовано 17 статей в международных и отечественных рецензируемых журналах, из них 3 обзорные публикации.

Результаты и обсуждение Молекулярная эволюция повторяющихся генов Drosophila Эволюционное происхождение генов дрозофилы, участвующих в сперматогенезе.

На основе молекулярно-эволюционного анализа были прослежены эволюционные взаимоотношения семейства родственных генов, участвующих в сперматогенезе.

Мы исследовали эволюцию гетерохроматиновых повторов Stellate (Ste) и Suppressor-of-Stellate (Su(Ste)). Гиперэкспрессия генов Ste, происходящая в отсутствии локуса Su(Ste), приводит к накоплению в семенниках кристаллов белка Ste, родственного регуляторной -субъединице казеин-киназы 2 (СК2), следствием чего является нарушение сперматогенеза и стерильность самцов. Экспрессия генов Ste супрессируется по механизму, близкому к РНКи, в котором основную роль играют короткие РНК, образуемые повторами Su(Ste) (Aravin et al. 2001). Был обнаружен новый уникальный эухроматиновый ген CK2tes, кодирующий семенник-специфичную субъединицу СК2, сходный по своей структуре и нуклеотидной последовательности с генами Ste и Su(Ste), и являющийся их эволюционным предшественником (рис.1).

Обнаружение этого гена приходится на то время, когда последовательность генома дрозофилы была еще не полностью представлена в базах данных. кДНК этого гена были выявлены случайно при скрининге библиотеки кДНК из семенников с помощью зонда, специфичного для генов Su(Ste). Кроме кДНК генов Su(Ste), был отобран ряд кДНК неизвестного гена, гомологичного генам Su(Ste) на 70% и обладающего протяженной ОРС, гомологичной CK2. Ген был назван SSL (Su(Ste)-like), а позднее переименован в CK2tes (от testes, семенники). Из космидной библиотеки генома дрозофилы был отобран клон, содержащий этот ген. Сравнение структуры гена и кДНК выявляет наличие двух интронов, положение и последовательность которых совпадает с интронами генов Ste. Гибридизация in situ с политенными хромосомами позволила картировать новый ген на 2 хромосоме, в сайте 60D1-2. На рис. 1А представлено сравнение структур трех родственных генов: CK2tes, Ste и Su(Ste). На основе молекулярно-эволюционного анализа нуклеотидной последовательности гена CK2tes было показано, что этот ген произошел от предкового гена, СК2, активного на всех этапах развития, с участием обратной транскрипции, т.е. процесса образования копии ДНК на матрице РНК с последующим встраиванием этой копии в геном. Об этом Рис. 1 Семейство родственных генов, участвующих в сперматогенезе.

А Сравнение структур родственных генов Ste, Su(Ste) и SSL (CK2tes) и их транскриптов.

Области гомологии не заштрихованы;

Y-специфическая область Su(Ste) и гомологичный ей район гена SSL затемнены;

заштрихованные участки обозначают специфичные районы для гена Ste и гомологичную им область в SSL. Тонкой линией обозначена последовательность, уникальная для гена SSL. Указан зонд, использованный для скрининга библиотеки кДНК.

Мобильный элемент 1360 обозначен черным треугольником. Б Эволюционные взаимоотношения семейства генов, родственных регуляторной субъединице казеин киназы 2. В Нозерн-анализ РНК, выделенной из семенников (1), эмбрионов (2), личинок (3), куколок (4), самцов (5) и самок (6) выявляет семенник-специфичную экспрессию гена SSL. В качестве контроля нагрузки использовали гибридизацию с транскриптами конститутивно экспрессирующегося гена rp49.

свидетельствует отсутствие некоторых интронов, характерных для гена CK2, в гене CK2tes. При этом сохраняется непрерывная гомология аминокислотной последовательности. Можно предположить, например, интеграцию кДНК, образованной на частично процессированной РНК СК2. В любом случае, точное вырезание трех интронов в гене CK2tes по сравнению в предковым геном CK2 говорит о том, что CK2tes является ретрогеном, причем, функциональным ретрогеном, как показали дальнейшие исследования.

Эволюционную историю семейства генов, родственных регуляторной субъединице СК2, можно представить следующим образом (рис.1Б). Ген CK2tes является ретрогеном, произошедшим от гена CK2, приобретя тканеспецифичные свойства. По видимому, дупликация гена CK2tes привела к появлению общего предка генов Ste/Su(Ste). Появившиеся гены Ste и Su(Ste) в дальнейшем амплифицировались, дав начало современным кластерам гетерохроматиновых генов X и Y хромосом у D.

melanogaster. В данном случае очевидно происхождение гетерохроматиновых генов половых хромосом от аутосомного гена, хотя некоторые промежуточные этапы эволюции пока остаются неясными. По-видимому, эволюция гетерохроматина половых хромосом имеет общие принципы для разных организмов, о чем свидетельствует происхождение гетерохроматиновых повторов Y хромосомы человека от аутосомного семенник-специфичного гена (Saxena et al. 1996).

Несмотря на гомологию всего в 45% между ОРС CK2tes и СК2, предполагаемый CK2tes белок содержит консервативные участки, необходимые для его функционирования, как регуляторная субъединица холофермента СК2, такие как Glu Asp-богатый мотив, С-конец, обогащенный пролинами, что важно для образования комплекса с каталитической субъединицей СК2, мотив «цинковые пальцы». СК является одним из ключевых клеточных протинкиназ, участвующих в регуляции клеточного цикла, развитии и дифференцировке. Было предположено, что CK2tes кодирует тканеспецифичную, а именно, семенник-специфичную, субъединицу СК2.

Действительно, Нозерн-анализ выявляет транскрипты CK2tes только в семенниках (рис. 1В). Биохимические исследования, проведенные нами in vitro на очищенном белке и на белковых экстрактах из тканей дрозофилы, продемонстрировали, что обнаруженный нами ген действительно кодирует регуляторную субъединицу протеинкиназы СК2 в семенниках (рис.2). Для исследования свойств белка CK2tes были получены высокоспецифичные поликлональные кроличьи антитела к рекомбинантному белку, экспрессированному в E. coli.

Холофермент СК2 состоит из двух и двух субъединиц, при этом субъединицы способны увеличивать активность субъединиц, не обладая каталитической активностью. Мы исследовали способность CK2tes стимулировать активность СК2, используя рекомбинантные белки СК2 и CK2tes в тесте in vitro с участием синтетического полипептида, являющегося субстратом СК2. Было показано, что активность СК2 увеличивается в 5.5 раз в присутствии эквимолярного количества белка CK2tes в физиологических условиях (рис. 2А). Была также выявлена специфичность действия CK2tes в отношении некоторых субстратов СК2, характерная для канонической регуляторной СК2. Эксперименты с использованием метода гель фильтрации выявляют способность рекомбинантных белков CK2 и CK2tes образовывать гетеротетрамер 22, характерный для СК2, а белок CK2tes образует Рис. 2 Функциональная активность продукта гена CK2tes.

А Очищенный белок CK2tes стимулирует активность CK2. Представлены графики зависимости фосфорилирующей активности CK2 от концентрации NaCl в присутствии (незакрашенные точки) или отсутствии (темные точки) эквимолярного количества рекомбинантного белка CK2tes. В качестве субстрата использовался синтетический пептид RRRDDDSDDD. Б Анализ состава комплекса CK2tes и CK2 с помощью гель-фильтрации.

Белки CK2 и CK2tes по отдельности и в эквимолярном соотношении были пропущены через колонку Superose 6, Pharmacia SMART system. Полученные фракции были проанализированы с помощью Вестерн-анализа с использованием анти- CK2tes и анти- CK2 антител. Позиции белковых маркеров указаны стрелками. В Иммунопреципитация слитного белка CK2tes- галактозидаза из экстракта семенников с помощью анти- CK2 антител. Белковый экстракт из семенников трансгенных самцов, экспрессирующих –галактозидазу (1) или слитный белок CK2tes--галактозидаза (3) был преципитирован с анти- CK2 антителами. Полученный комплекс был очищен и проанализирован с помощью Вестерн-анализа и антител против галактозидазы (2 и 4). Т – белковый экстракт из семенников;

IP – очищенный комплекс после иммунопреципитации.

гомодимер (рис.2Б). И наконец, иммунопреципитация экстракта белков из семенников с использованием антител к СК2 выявляет в связавшейся фракции белок CK2tes, что прямо указывает на то, что CK2tes входит в состав холофермента СК2 в семенниках (рис. 2В). Это первый пример обнаружения отдельного гена для регуляторной субъединицы протеинкиназы СК2, продукт которого выполняет тканеспецифичную роль.

Ген CK2tes является примером появления в геноме функционального ретрогена.

Поскольку ретрокопии лишены регуляторных последовательностей, обычно они образуют в геноме псевдогены, т.е. гены, не способные экспрессироваться, подвергаться воздействию отбора и поэтому постепенно вырождающиеся. Было предположено, что в данном случае ретрокопия, по-видимому, попала под влияние семенник-специфичных регуляторных элементов, которые либо возникли в результате мутаций, либо предсуществовали в месте интеграции этой копии в геноме. Действительно, секвенирование космиды, содержащий ген CK2tes, выявило на расстоянии меньше, чем 1 т.п.н., от гена CK2tes другой семенник-специфичный ген, Pros28.1B. Этот ген также является геномной копией конститутивно-экспрессирующегося гена Pros28.1. После появления геномного сиквенса стало возможным провести транскрипционное картирование района ближайшего окружения генов CK2tes и Pros28.1B, в результате чего в этом районе были выявлены другие гены, имеющие семенник-специфичную экспрессию (Kalmykova et al. 2005). Данные о присутствии в одном коротком хромосомном фрагменте не родственных друг другу генов, проявляющих одинаковый тип транскрипции (в семенниках), позволили выдвинуть гипотезу о существование внутри кластера общих для всех генов ткане-специфичных регуляторных элементов, координированно активирующих их транскрипцию на определенной стадии сперматогенеза. В дальнейшем, анализ геномов различных организмов позволил выявить кластеры ткане-специфичных генов у дрозофилы и других организмов.

Эволюция структурных вариантов ретротранспозона Drosophila Функциональная роль и эволюционное значение ретротранспозонов, составляющих значительную часть генома эукариот, являются темой нескончаемых научных дискуссий. Накоплен большой экспериментальный материал, демонстрирующий процесс коадаптации ретротранспозонов и генома хозяина. Многие клеточные гены заимствовали у ретроэлементов их регуляторные участки, такие как энхансеры, участки полиаденилирования, сайты связывания с регуляторными белками. Впечатляющим примером являются теломеры дрозофилы, основной составляющей частью которых являются ретроэлементы. Увеличивающееся число данных о вовлечении и использовании ретротранспозонов в систему регуляции генома дает основания считать, что эти элементы поддерживаются в геноме как источник молекулярных возможностей для эволюционных изменений. Необходимость избегать систему защиты генома, направленную на подавление экспансии мобильных элементов, приводит к быстрому эволюционированию регуляторных и структурных функций ретротранспозонов, о чем ярко свидетельствует полиморфизм мобильных элементов. Именно с функциональной точки зрения была исследована эволюция ретротранспозонов в разных видах дрозофилы на примере ДКП-содержащего ретротранспозона 1731, для которого нами было показано существование структурных вариантов, принципиально отличающихся своими регуляторными свойствами и стратегией экспрессии.

Мы исследовали детально структурные варианты регуляторной и кодирующей областей ретротранспозона 1731 (рис.3). Показано существование двух типов копий, различающихся структурными изменениями в области трансляционного сдвига рамки считывания. Один тип копий, в результате механизма сдвига рамки трансляции +1 (+ frameshifting), кодирует, как и многие ретровирусы и ретротранспозоны, два полипептида, Gag и Pol, необходимых в определенном соотношении для обеспечения жизненного цикла ретроэлемента. Сдвиг рамки обеспечивается трансляционной паузой;

обычно это редко используемый сериновый кодон AGU. В данном случае в районе предполагаемого сдвига рамки находятся два таких кодона. Второй тип копий содержит делецию одного нуклеотида после предполагаемого сайта сдвига рамки, что приводит к образованию слитной рамки (Рис. 3А). Анализ представительной выборки клонов, содержащих район сдвига рамки, из разных видов Drosophila подгруппы melanogaster, выявил, что такой вариант является наиболее распространенным в геномах D.

melanogaster, D. simulans, D. mauritiana и D. sechellia. Однонуклеотидная делеция выявляется в различных позициях, что предполагает возникновение слитной рамки в результате независимых событий. Во всех копиях со слитной рамкой наблюдаются замены нуклеотидов в области сдвига рамки, причем эти замены приводят к появлению часто используемых кодонов вместо двух «редких» сериновых кодонов. Доказана роль одного из сериновых кодонов в механизме сдвига рамки (рис.3А). Присутствие этих замен, повышающих эффективность трансляции белка, указывает на то, что подобные изменения возникли под давлением отбора. Эти замены элиминируют трансляционную паузу, а однонуклеотидная делеция восстанавливает рамку Pol в отсутствии +1 сдвига рамки (рис.3А). В результате этих эволюционных событий образуется слитный белок, обладающий такими свойствами составляющих его белков Gag и Pol, как сигнал ядерной локализации и ревертазная активность. Можно предположить, что слитный полипептид, являющийся неканоническим для ретротранспозонов, однако кодируемый большинством копий элемента 1731, мог приобрести новую функцию в геноме.

Для этого же ретротранспозона 1731 был выявлен полиморфизм регуляторной области длинного концевого повтора. Известно, что ДКП разных ретротранспозонов содержат большой набор регуляторных элементов, таких как энхансеры, инсуляторы, сайты связывания многих регуляторных белков. ДКП ретротранспозона 1731 содержит элементы, ответственные за гормональный ответ, тепловой шок и стрессовые воздействия (Ziarczyk and Best-Belpomme 1991). Выявлены два варианта копий 1731, в одном из которых содержится удвоенный участок в ДКП размером 28 пар нуклеотидов (рис. 3Б). Появление тандемных дупликаций характерно для активности Рис. 3 Структурные варианты ретротранспозона 1731.

А структурный полиморфизм в области сдвига рамки трансляции. Прямоугольниками обозначены длинные концевые повторы (ДКП);

стрелками - открытые рамки считывания;

звездочкой - делеция;

+1 обозначает область сдвига рамки. Указаны триплеты, участвующие в механизме сдвига рамки: редко встречающийся сериновый кодон AGU и часто встречающийся глициновый кодон GGU. Приведены схемы конструкций, использованных для измерения эффективности трансляции белков ретротранспозона 1731 в системе трансфекции культуры клеток. Относительное количество репортерного белка -галактозидазы обозначено в %.

Б: структурный полиморфизм длинного концевого повтора ретротранспозона 1731.

Представлены типы ДКП А1А2 и А1. Стрелками обозначена повторяющаяся последовательность, крестиками - нуклеотиды, по которым различаются повторы. Справа представлены результаты полуколичественного RT-PCR, выявляющего транскрипты А1А копий в семенниках (ts), яичниках (ov) и эмбрионах (em), а А1 копий - только в семенниках. В качестве контроля нагрузки использовали RT-PCR для конститутивно экспрессирующегося гена rp49.

обратной транскриптазы, основного фермента ретроэлементов. Возникающие повторы могут дивергировать и приобретать разные свойства. Так в случае с ретротранспозоном 1731 - в копиях, несущих дупликацию (А1А2), повторы лишь слегка различаются по последовательности, но обладают совершенно разными функциями. Известно, что только один из повторов ответственен за гормональный ответ и регуляцию при тепловом шоке. В геноме сохранились также исходные копии, не содержащие дупликацию этого района (А1). Эти копии не обладают новыми регуляторными элементами, отвечающими на тепловую и гормональную регуляцию. Была исследована тканевая специфичность экспрессии двух выявленных вариантов ДКП. Показано, что вариант А1А2 экспрессируется в эмбрионах, культуре клеток, герминальных тканях, т.е.

обладает более широким спектром экспрессии, чем вариант А1, который преимущественно экспрессируется в семенниках (рис.3Б). Кроме того, в геномах трех независимо полученных клеточных культур, где многие мобильные элементы амплифицируются, происходит преимущественная экспансия варианта А1А2.

Дупликация произошла до того, как разделились виды подгруппы melanogaster, т.к.

подобные структурные варианты обнаружены в геномах D. simulans, D. mauritiana и D.

sechellia. Интересно то, что в геноме D. mauritiana структурный вариант А1 является доминирующим, в то время как в других видах преобладают копии А1А2.

Анализ последовательности генома D. melanogaster, собственных данных, а также отдельных ранее описанных клонов ретротранспозона 1731, позволил сделать вывод о том, что основное количество активных копий этого элемента в геноме D. melanogaster представлено структурным вариантом, обладающим дупликацией в ДКП и кодирующим слитный белок. Т.о., удалось проследить замену одного типа копий ретротранспозона в геноме на функционально и структурно иной тип копий, что произошло за эволюционно короткий срок. Существование в одном геноме нескольких структурно-функциональных вариантов ретротранспозона указывает на эволюционную динамику мобильных элементов, что вносит вклад в эволюционный потенциал генома.

Роль системы РНК-сайленсинга в регуляции активности широкого спектра ретротранспозонов в герминальных тканях Drosophila Дерепрессия ретротранспозонов в яичниках Drosophila у мутантов piРНК пути Мобильные элементы являются источником возникновения мутаций и нарушений развития, поэтому их активность в геноме строго контролируется. РНКи является важным регуляторным механизмом, контролирующим экспрессию и частоту перемещений мобильных элементов в разных организмах. Согласно последним данным, у дрозофилы существуют три класса коротких РНК и три пути, работающие с их участием. микроРНК, образующиеся из шпилечных структур, и кодируемые клеточными генами, осуществляют трансляционный контроль клеточных мРНК. piРНК (Piwi interacting), имеющие размер 25-29 нт., служат для подавления активности мобильных элементов в герминальных тканях, где они взаимодействуют с особыми белками семейства Аргонавт, относящимися к подсемейству Piwi (Vagin et al. 2006;

Brennecke et al. 2007). Их биогенез пока остается загадкой, т.к. эндонуклеазы Dicer, участвующие в образовании микроРНК и siРНК (short interfering RNA), не влияют на процессинг piРНК в герминальных тканях. siРНК образуются из дцРНК с помощью рибонуклеазы Dicer2 и в комплексе с белком Ago2, осуществляют посттранскрипционную деградацию гомологичной РНК-мишени (Hammond 2005).

Считалось, что этот путь направлен на экзогенную дцРНК вирусного происхождения, или искусственно введенную. Недавно методом секвенирования библиотек коротких РНК было показано существование эндогенных siРНК, endo-siРНК, гомологичных разнообразным мобильным элементам и образующихся с помощью белков Dcr2 и Ago в соматических тканях (Czech et al. 2008;

Ghildiyal et al. 2008;

Kawamura et al. 2008). По видимому, в соматических тканях также осуществляется РНКи-зависимое подавление экспрессии мобильных элементов, хотя несколько другим путем, нежели в герминальных тканях.

Рис. 4 Влияние мутации гена spn-E на экспрессию ретротранспозонов в яичниках. Представлены результаты РНК in situ гибридизации с использованием однонитевых зондов, выявляющих смысловые транскрипты ретротранспозонов GATE, 1731, mdg1, I-элемента в яичниках гетерозиготных самок spn-E/+ (+/-) и гомозиготных самок spn-E/spn-E (-/-).

Накопление транскриптов GATE, mdg1 и 1731 наблюдается в питающих клетках (nc), а I элемента – как в питающих клетках, так и в области ооцита (обозначено черными стрелками).

Особенно важен контроль активности ретротранспозонов в герминальных клетках, т.к. мутации, вызванные перемещениями мобильных элементов в этих тканях, передаются следующему поколению. Методом in situ РНК гибридизации было изучено влияние мутаций, нарушающих образование белков, участвующих в piРНК пути, на характер транскрипции ретротранспозонов, относящихся к различным классам, в герминальных тканях мутантных мух. Показано, что нарушение piРНК сайленсинга, вызываемое мутацией гена spn-E, кодирующего РНК-хеликазу, приводило к дерепрессии всех исследуемых ретротранспозонов, как ДКП-содержащих (мдг1, 1731, GATE), так и элементов типа LINE (I-элемент) в яичниках гомозиготных мух (рис. 4).

Показано, что мутация spn-E приводит к накоплению транскриптов ретротранспозонов в цитоплазме питающих клеток, начиная с ранних стадий оогенеза. Для ретротранспозона I показано, что его транскрипты накапливаются не только в питающих клетках, но и в ооците (рис.4), причем такая картина локализации транскриптов наблюдается во всех исследованных мутантах piРНК пути, таких как spn-E, aub, vasa, armitage. Это позволяет сделать вывод о том, что piРНК путь осуществляет контроль экспрессии широкого спектра ретротранспозонов в яичниках дрозофилы. Большинство перечисленных выше компонентов piРНК пути локализуется в особой перинуклеарной структуре, nuage (от фр. «облако»), где, как считается, происходят основные этапы РНК сайленсинга.

Белок Piwi контролирует частоту транспозиций ретротранспозона в герминальных тканях самцов Исследование распределения транскриптов тех же ретротранспозонов в семенниках мутантных мух выявило более сложную картину. Мутация гена spn-E приводит к накоплению транскриптов ретротранспозона copia в семенниках и не влияет на транскрипцию других ретротранспозонов. Была исследована мутация гена piwi, кодирующего белок семейства Аргонавт подсемейства Piwi. Этот белок в норме необходим для поддержания герминальных стволовых клеток (Cox, Chao and Lin 2000).

Мутация piwi, приводящая к исчезновению продукта этого гена в стволовых клетках (рис.5В), вызывает повышение уровня транскрипции ретротранспозона мдг1 только в области пролиферативного центра, где расположены герминальные стволовые клетки, как видно из результатов РНК in situ гибридизации с семенниками (Рис. 5Б). В то же время, транскрипты copia накапливаются на более поздних стадиях сперматогенеза (рис.

5А). Эти данные указывают на то, что наряду с универсальными механизмами супрессии ретротранспозонов в герминальных тканях, существуют индивидуальные особенности регуляции для различных мобильных элементов. Транскрипты ретроэлементов являются интермедиатами транспозиций, и их количество регулируется системой РНКи, однако, до сих пор прямых данных о влиянии РНКи на частоту транспозиций мобильных элементов у дрозофилы не было получено. Подобные исследования затруднены тем, что подавляющее большинство известных мутантов piРНК пути стерильны. Мы исследовали роль piwi в контроле частоты транспозиций ретротранспозона мдг1. Т.к.

самцы piwi/piwi частично фертильны, есть возможность получить потомство таких самцов и исследовать в нем распределение ретротранспозонов. Была получена геномная ДНК из отдельных особей F1 от скрещивания самцов piwi3/+ и piwi3/piwi3 с самками piwi3/+, а также геномная ДНК родителей. Для анализа количества копий Рис.5 Влияние мутации гена piwi на экспрессию ретротранспозонов в семенниках. Представлены результаты РНК in situ гибридизации с семенниками самцов piwi/+ (+/-) и piwi/piwi (-/-). A Транскрипты ретротранспозона copia накапливаются на всех стадиях сперматогенеза в семенниках мух, мутантных по гену piwi. Б Активация транскрипции ретротранспозона мдг-1 в герминальных стволовых клетках самцов на фоне мутации piwi.

Транскрипты мдг1 в герминальных стволовых клетках обозначены стрелкой. В Исчезновение транскриптов piwi в герминальном центре семенников piwi/piwi (транскрипты piwi в апикальной части семенника у самцов piwi/+ обозначены стрелкой). Г Транспозиции мдг1 в мутантах piwi.

Геномная ДНК, выделенная из индивидуальных особей (самцов, m, самок, f, как гетерозиготных, +/-, так и гомозиготных, -/-) была обработана рестриктазой, лигирована и амплифицирована с помощью мдг1-специфичных праймеров. Представлен анализ геномной ДНК особей F1 от скрещивания самцов piwi3/piwi3 и самок piwi3/+ (parents, m, f). Дополнительные полосы в препаратах ДНК у потомков, отсутствующие в родительской ДНК (обозначены стрелками), указывают на транспозиции мдг1.

ретротранспозона мдг1 в геномах родителей и потомков был применен метод обратной ПЦР, с последующим разделением радиоактивно меченых продуктов в ПААГ. С помощью этого метода можно выявить появление дополнительных полос, соответствующих новым копиям мдг1, в геноме у потомков по сравнению с родительской ДНК. Этим методом удалось выявить появление новых инсерций у потомков от гомозиготного самца (рис.5Г), в то время как у потомков гетерозиготного самца отличий от родительского паттерна распределения копий мдг1 выявлено не было.

Частота транспозиций мдг1 в семенниках piwi мутантов оценивается как 0. транспозиций на поколение. Для сравнения, частота спонтанных транспозиций составляет 10-4 на элемент на поколение. Таким образом, мутация компонента piРНК пути приводит к «транспозиционному взрыву», сопровождающемуся высокой частотой перемещений ретротранспозона. Интересно то, что все мутации, влияющие на биогенез piРНК и приводящие к дерепрессии мобильных элементов, сопровождаются нарушениями гаметогенеза, остановкой мейоза и стерильностью. Предположено, что перемещения мобильных элементов вызывают разрывы ДНК и активацию ответа клетки на поврежденную ДНК, что приводит к остановке мейоза. Подтверждением этой гипотезы служат данные о том, что мутации генов, кодирующих такие компоненты репарационного пути как киназы ATR и Chk2, супрессируют нарушения оогенеза, вызванные мутациями генов piРНК пути (Chen, Pane and Schupbach 2007;

Klattenhoff et al. 2007). Наши данные о мобилизации мобильных элементов в piРНК мутантах пока являются единственными фактами, которые указывают на целесообразность данного предположения.

Роль системы РНК-сайленсинга в регуляции активности теломерных ретроэлементов Drosophila Структура теломер Drosophila Теломеры представляют собой нуклеопротеиновый комплекс на концах линейных хромосом. Основной функцией удлинения теломерной ДНК является компенсация деградации хромосом в результате концевой недорепликации (Оловников 1971). Концы линейной ДНК могут подвергаться процессам репарации, как в случае двухцепочечных разрывов, что может привести к слиянию теломер и нарушению целостности хромосом.

Предотвращает этот нежелательный процесс образование так называемого кэпа (от англ.

cap, колпак), представляющего из себя белковый комплекс на конце хромосомы. Кроме того, теломеры, наряду с центромерами, играют важнейшую роль в митотическом и мейотическом поведении хромосом, а в интерфазном ядре определяют хромосомную территорию своей хромосомы в ядерном пространстве. Белки, связанные с теломерными и субтеломерными последовательностями, формируют особый теломерный хроматин, структура которого обеспечивает выполнение перечисленных выше функций теломер. У подавляющего большинства организмов фермент теломераза осуществляет удлинение теломеры за счет синтеза коротких последовательностей ДНК (6-11 нуклеотидов) на матрице РНК, кодируемой собственным клеточным геном (Greider and Blachburn 1985).

Теломеры Drosophila образуются за счет ретротранспозиций специализированных теломерных ретротранспозонов (Pardue and DeBaryshe 2003).

Рис.6 Схема теломер дрозофилы. Показано тандемное расположение, по принципу голова к хвосту, ретротранспозонов HeT-A, TART и TAHRE, образующих теломерную ДНК. HeT A представлен в теломере D. melanogaster наибольшим числом копий. Представлены схемы строения ретротранспозонов HeT-A, TART и TAHRE. Овалами обозначены открытые рамки считывания, черными короткими стрелками - промоторы элементов, известные из литературных данных, пунктирными стрелками – обнаруженные в данной работе.

В теломерах Drosophila обнаружено три семейства ретротранспозонов - HeT-A, TART и TAHRE. Все они относятся к ретроэлементам, не содержащим ДКП.

Особенностью теломерных элементов является специфичность их транспозиций на конец хромосомы, так, что разные элементы располагаются в случайном порядке, но всегда по принципу голова-к-хвосту, их поли(А) хвосты направлены к центромере (рис.6). Основным структурным компонентом теломер является элемент HeT-A, число копий которого в геномах линий D. melanogaster около 30;

TART представлен меньшим числом – около десяти – копий (George et al. 2006). Представителей третьего семейства, TAHRE, выявлено 4 копии в геноме линии D. melanogaster, использованной для секвенирования в рамках геномного проекта, только одна копия является полноразмерной (Abad et al. 2004b). До сих пор транспозиции ретроэлемента TAHRE детектированы не были. Элемент HeT-A является неавтономным, т.к. не содержит ОРС, кодирующего ревертазу, в то время как элементы TART и TAHRE кодируют ревертазу, необходимую для процесса транспозиции. Считается, что ревертазную активность HeT A заимствует in trans, возможно, в транспозиции HeT-A участвует ревертаза TART или TAHRE. Особенностью транскрипции HeT-A является то, что его промотор находится в 3’ области и осуществляет экспрессию следующего за ним элемента (Danilevskaya et al.

1997) (рис.6). НеТ-А транскрибируется в герминальных тканях и активно делящихся клетках, например, в имагинальных дисках личинки, где происходит закладка будущих тканей взрослой особи (George and Pardue 2003;

Walter and Biessmann 2004).

Особенностью транскрипции TART является наличие двух промоторов, смыслового и антисмыслового, расположенных в 5’ и 3’ UTR, в области длинных прямых неконцевых повторов, характерных для этого элемента (Danilevskaya et al. 1999;

Maxwell, Belote and Levis 2006). Функциональные особенности элемента TAHRE до сих пор не были исследованы.

Поддержание теломер дрозофилы с помощью мобильных элементов является, пожалуй, уникальным примером выполнения жизненно важной функции паразитическими элементами генома. Известно, что за одно поколение теломера дрозофилы укорачивается на 70-75 н. (Biessmann and Mason 1988), в то время как транспозиция полноразмерного ретротранспозона приводит к удлинению хромосомы на несколько т.п.н.. Очевидно, что для обеспечения нормальной длины теломер необходим строгий контроль частоты транспозиций. В клетке существуют защитные механизмы, снижающие активность мобильных элементов, важнейшим из которых является система РНКи. Как показано в данной работе, теломерные ретроэлементы, не смотря на их важнейшую функцию в геноме, также являются мишенью системы РНКи.

Экспрессия теломерных ретротранспозонов HeT-A, TART и TAHRE в герминальных тканях регулируется с помощью piРНК Экспрессия теломерных ретротранспозонов в яичниках мутантов piРНК пути исследовалась с помощью RT-PCR и in situ РНК гибридизации. Методом РНК in situ гибридизации на яичниках дрозофилы с использованием однонитевых зондов показано, что на фоне мутаций по локусу vasa, и генам spn-E, кодирующему РНК-хеликазу, aub и piwi, кодирующим белки подсемейства Piwi, происходит значительное увеличение количества смысловых транскриптов всех трех семейств теломерных ретротранспозонов, HeT-A, TART и TAHRE. Интересно то, что паттерн распределения их транскриптов в яичниках мутантных мух резко различается (рис.7). Транскрипты ретроэлемента TART обнаруживаются на поздних стадиях оогенеза в цитоплазме питающих клеток. На фоне мутаций генов spn-E, aub и vasa, смысловые транскипты НеТ-А и TAHRE накапливаются в районе ооцита, начиная с ранних стадий оогенеза, а также в цитоплазме питающих клеток. РНК FISH (fluorescence in situ hybridization) анализ позволил локализовать транскрипты НеТ-А в цитоплазме ооцита (рис. 7Д).

Совпадение клеточной локализации транскриптов автономного элемента TAHRE и неавтономного элемента НеТ-А позволяет сделать вывод о том, что TAHRE может служить источником обратной транскриптазы для перемещений ретротранспозона НеТ А – основного компонента теломерной ДНК у дрозофилы, что указывает на разделение функций между различными элементами теломер дрозофилы. Известно, что НеТ-А активно экспрессируется в соматических тканях с активно делящимися клетками (в мозге и имагинальных дисках) (George and Pardue 2003;

Walter and Biessmann 2004). Мы не выявили изменения в экспрессии НеТ-А методом гибридизации РНК in situ в глазо антеннальных имагинальных дисках мутантов гена spn-E (рис.7Г), что подчеркивает специфическую роль системы piРНК в регуляции экспрессии теломерных ретроэлементов в герминальной ткани.

RT-PCR и Нозерн-блот анализы подтверждают накопление транскриптов теломерных ретроэлементов в яичниках у мутантов по piРНК пути (рис.8). В случае НеТ-А наблюдается резкое накопление транскриптов в яичниках гомозиготных самок (в десятки раз выше, чем в норме). Количество транскриптов TART и TAHRE также значительно увеличивается (рис.8А). Нозерн-блот анализ показывает накопление транскриптов НеТ-А и TART, соответствующих по размеру полноразмерным копиям, в яичниках гомозиготных мутантов spn-E (рис.8Б).

Короткие РНК, специфичные для HeT-A, TART и TAHRE, были исследованы в яичниках мутантов piРНК пути с помощью Нозерн-анализа (рис.8В). Показано, что для всех трех элементов короткие РНК имеют размер 25-29 н., т.е. относятся к классу piРНК.

Эти РНК детектируются только в яичниках гетерозигот и исчезают, или их количество убывает, в яичниках гомозигот по всем исследованным мутациям. Исчезновение коротких РНК коррелирует с дерепрессией ретротранспозонов, что является прямым указанием на роль piРНК в регуляции экспрессии теломерных ретротранспозонов.

Транскрипты ретротранспозонов являются интермедиатами транспозиций, поэтому возникает вопрос, меняется ли у таких мутантов частота транспозиций теломерных элементов на конец хромосомы? Иными словами, участвует ли система piРНК в контроле длины теломер у дрозофилы?

Рис. 7 Накопление транскриптов теломерных ретротранспозонов в яичниках мутантов по гену spn-E. Представлены результаты РНК in situ гибридизации с использованием однонитевых антисмысловых зондов с яичниками мух spn-E/+ (+/-) и spn-E/spn E (-/-). А Смысловые транскрипты TART детектируются в цитоплазме питающих клеток (nc) на поздних стадиях оогенеза в гомозиготных самках. Б Транскрипты HeT-A детектируются в цитоплазме питающих клеток и в развивающемся ооците (отмечено красными стрелками) у самок spn-E/spn-E. В Транскрипты TAHRE имеют такой же паттерн распределения, как и транскрипты НеТ-А. Г Детекция смысловых транскриптов ретротранспозона HeT-A в имагинальных дисках личинок у мутантов spn-E. Уровень экспрессии HeT-A в активно делящихся клетках одинаков у особей spn-E1/+ и spn-E1/ spn-E1. Д РНК FISH анализ яичников мух spn-E/spn-E с антисмысловым НеТ-А зондом в сочетании с иммуноокрашиванием.

Транскрипты НеТ-А (красные) локализуются в цитоплазме ооцита, маркером которой служит белок Orb (зеленый). ДНК покрашена DAPI (синий).

Рис. 8 spn-E участвует в подавлении экспрессии теломерных ретротранспозонов в яичниках дрозофилы.

А RT-PCR анализ количества транскриптов HeT-A, TART и TAHRE в яичниках мутантов по гену spn-E. Гистограммы являются результатом обработки данных пяти экспериментов. Высота столбцов отражает отношение количества транскриптов ретротранспозонов HeT-A, TART или TAHRE к количеству транскриптов конститутивного гена rp49 в яичниках мух spn-E/spn-E (-/-), нормированное на таковое соотношение для мух spn-E/+ (+/-). Наблюдается накопление транскриптов теломерных ретротранспозонов на фоне гомозиготного состояния мутации (spn E/spn-E). Б Нозерн-анализ тотальной РНК, выделенной из яичников мутантов spn-E;

гибридизация с однонитевыми зондами, специфичными к смысловым (s) или антисмысловым (as) транскриптам НеТ-А и TART. Позиции РНК маркера обозначены в т.н.. В качестве контроля нагрузки использовали гибридизацию с транскриптами конститутивно экспрессирующегося гена rp49. Наблюдается накопление полноразмерных смысловых транкриптов НеТ-А и TART, а также антисмысловых транскриптов TART в мутантах spn-E/spn-E. Антисмысловые транскрипты НеТ А не детектируются. В Нозерн-анализ коротких РНК, специфичных для теломерных ретроэлементов, в яичниках мутантов spn-E;

гибридизация со смысловыми однонитевыми зондами. Гибридизация с олигонуклеотидом, комплементарным микроРНК mir13b сделана в качестве контроля нагрузки. Обозначена позиция РНК маркера размером 25 н.. piРНК, специфичные для НеТ-А, TART и TAHRE, исчезают в яичниках spn-E/spn-E.

Увеличение частоты транспозиций теломерных элементов на конец хромосомы на фоне мутаций по генам spn-E и aub Частота присоединений теломерных ретроэлементов в piРНКи мутантах была исследована с применением генетической системы, разработанной в лаборатории П.Г.

Георгиева, позволяющей фенотипически отслеживать транспозиции теломерных элементов к концу терминальноделетированной хромосомы (Savitsky et al. 2002). Эта система основана на том, что присоединения теломерных ретроэлементов к концу терминальноделетированной хромосомы в ооцитах самки могут быть детектированы фенотипически у потомства в результате активации гена, находящегося на конце хромосомы. Мы использовали терминальную делецию Х хромосомы в районе локуса yellow, продукт которого в норме определяет темную окраску тела и щетинок мух.

Мутации гена нарушают синтез пигмента, и особи с концевой хромосомной делецией приобретают желтую окраску, т.к. ген yellow у них не работает. Однако к оборванному концу хромосомы могут присоединяться теломерные ретротранспозоны, что приведет к активации того же гена и появлению темноокрашенных мух (рис.9А). Механизм такой активации до конца не ясен. Считается, что белковый комплекс, формирующийся на конце хромосомы, кэп, препятствует работе гена, а присоединение теломерного элемента открывает возможность функционированию регуляторных элементов гена. Т.к.

терминальная делеция затрагивает несколько жизненно важных генов, то хромосома, несущая ее (yTD), летальна в гомозиготном состоянии. В качестве гомологичной Х хромосомы используют хромосому с делецией генов yellow и achaete (хромосома y ac), которые не являются жизненно важными генами. Данная система позволяет следить за событиями, происходящими только на конце терминальноделетированной хромосомы.

Кроме того, отсутствие гена yellow в гомологичной хромосоме a priori позволяет отвергнуть возможность удлинения хромосомы yTD за счет генной конверсии. Т.о.

появление темноокрашенных мух в данной системе свидетельствуют о транспозиции на конец оборванной хромосомы теломерного элемента.

Для того, чтобы исследовать влияние генов piРНК пути на частоту присоединений теломерных элементов к концу хромосомы, в линию, содержащую ТД терминальноделетированную Х хромосому у, вводили хромосому, несущую мутации Рис. 9 Анализ присоединений теломерных ретротранспозонов к концу терминальноделетированной Х хромосомы.

А Изменение окраски арист (отмечено стрелками) с желтой (слева) на черную (справа) в результате присоединения HeT-A или TART к терминальноделетированной Х-хромосоме и активации гена yellow. Б схематическое изображение присоединений HeT-A или TART к терминальноделетированной Х-хромосоме в области гена yellow. Область гена yellow обозначена желтым прямоугольником. Присоединения HeT-A или TART обозначены соответственно красной и зеленой стрелками. Вертикальной стрелкой обозначен сайт рестриктазы EcoR1. Синей горизонтальной линией обозначен зонд к гену yellow, использовавшийся для Саузерн-блот анализа (Рис.9В, Г). Область присоединения ретротранспозонов к терминальноделетированной Х-хромосоме была амплифицирована при помощи праймеров, схематически обозначенных маленькими горизонтальными стрелками. В Саузерн-блот анализ ДНК потомства индивидуальных особей yTD/y ac;

spn-E1/MKRS с желтыми аристами (без присоединений, дорожка 10), и с черными аристами (с присоединениями TART или HeT-A, дорожки 1-6 и 7-9, соответственно). ДНК была обработана рестриктазой EcoR1. Фильтр был гибридизован с зондом, отмеченным на схеме Б. Фрагмент размером около 4 т.п.н. дорожки 10 соответствует расстоянию от сайта рестриктазы EcoR1 до конца терминальноделетированной Х-хромосомы.

Фрагменты размером от 5 до 15 т.п.н. дорожек 1-6 соответствуют различным по длине присоединениям ретротранспозона TART. Фрагменты размером около 5 т.п.н. дорожек 7- соответствуют присоединениям ретротранспозона HeT-A, имеющего консервативный сайт рестриктазы EcoR1 в 3` области. Г Саузерн-блот анализ геномной ДНК, выделенной из линий, полученных от четырех самок с черными аристами (присоединение ретротранспозона TART), которые, в свою очередь, являлись потомством от индивидуальной особи yTD/y ac;

aubQC42/CyO с желтыми аристами. Идентичность гибридизовавшихся фрагментов подтверждает гипотезу присоединения TART на ранней премейотической стадии оогенеза. Размер ДНК-маркера отмечен в т.п.н.

генов spn-E и aub. Т.к. особи, гомозиготные по большинству мутаций генов piРНК пути, стерильны, эта система позволяет исследовать генетически только дозовые эффекты у самок, гетерозиготных по мутации (самцы с хромосомой yТД не выживают).

Терминальная делеция находилась в регуляторной области гена yellow, в результате чего особи с терминальной делецией имели желтые аристы. Присоединение ретротранспозона к концу хромосомы приводило к изменению фенотипа и аристы особи и ее потомков становились черными (рис. 9А).

При исследовании мух, несущих хромосому yTD и мутации по генам spn-E и aub в гетерозиготном состоянии было отмечено появление особей с черными аристами.

Генетический анализ проводился в течение пяти поколений. Исследовался аллель гена aub - aubQC42 и два различных аллеля гена spn-E: spn-E1, вызванный точечной заменой в хеликазном домене и spn-Ehls3987, являющийся результатом инсерции Р-элемента. При анализе контрольной линии yTD, не несущей мутаций РНКи генов, особей с измененным фенотипом выявлено не было. Однако ранее при использовании данной системы с терминальноделетированной Х хромосомой была определена частота спонтанных присоединений, она равнялась 0,04% (Kahn et al. 2000). В таблице 1 приведены сводные данные. Видно, что оба мутантных аллеля гена spn-E привели к более чем 100-кратному повышению частоты появления мух с темными аристами, а мутация по гену aub к более низкому, но также значительному эффекту. Эти данные позволяют сделать вывод об участии piРНК пути в регуляции частоты транспозиций теломерных ретротранспозонов на конец хромосомы, другими словами, в регуляции длины теломер у дрозофилы.

Таблица Частоты присоединений к терминальноделетированной хромосоме на фоне мутаций spn-E и aub Число особей с измененным фенотипом/общее число особей в поколении РНК-и F1 F2 F3 F4 F5 %Q мутации (F F5)* spn- 1/569 3/146 41/1281 13/1162 37/998 2. E1/MKRS spn- 1/556 36/416 18/156 35/247 37/998 6. Ehls3987/MKR S aubQC42/Cy 0/651 3/306 10/787 17/2629 — 0. O Контроль* 0/735 0/1005 0/595 0/744 0/824 0. * *Q – средняя частота события изменения фенотипа на общее число особей в поколении ** объединенный результат для линий yTD/y ac;

TM6/MKRS и yTD/y ac;

CyO/If Мутации генов spn-E и aub в гетерозиготном состоянии вызывают активные транспозиции на конец хромосомы ретротранспозона TART Для того, чтобы определить природу присоединившегося элемента в мухах с измененным фенотипом, необходимо было проанализировать границу между геном yellow и присоединившимся ретротранспозоном. Геномная ДНК для анализа терминальных присоединений выделялась из потомства самок с темными аристами.

Определение того, какой мобильный элемент присоединился к концу хромосомы, было проведено с помощью ПЦР с использованием праймеров из 5’ области гена yellow и 3’ области ретротранспозонов TART или HeT-A (рис. 9Б). Место терминальной делеции в гене yellow было определено в предварительных опытах с использованием Саузерн анализа и находилось в районе 1.5 т.п.н. перед стартом транскрипции гена yellow (рис.9В). Т.к. известно несколько семейств ретротранспозона TART, сильно различающихся в их 3’ области, праймеры подбирались к трем основным семействам – А, В1 и С (номера последовательностей в базе данных GenBank U02279, U14101 и AY600955, соответственно). 3’ последовательность НеТ-А в значительной степени полиморфна между разными копиями, поэтому праймеры подбирались к наиболее консервативному участку. Кроме того, необходимо отметить, что эти праймеры были универсальны для элементов НеТ-А и TAHRE. Полученные ПЦР продукты были отсеквенированы.

Результаты приведены в таблице 2. На фоне мутации spn-E1 в подавляющем большинстве случаев происходило присоединение ретротранспозона TART, а на фоне мутаций spn-Ehls3987 и aubQC42 были детектированы только присоединения TART, при этом были выявлены транспозиции представителей всех трех семейств – А, В1 и С.

Таблица Идентификация теломерных ретротранспозонов, присоединившихся к концу терминальноделетированной хромосомы на фоне мутаций spn-E и aub РНК-и мутации spn-E1 spn-Ehls3987 aubQC TART 29 38 HeT-A 6 - Общее число * 35 38 *общее число проанализированных отводок с черными аристами.

Это было неожиданно, т.к. в предшествующих работах, где исследовалось влияние Ku белков и белка НР1 на регуляцию длины теломер дрозофилы в этой же генетической системе, в большинстве случаев к терминальноделетированной хромосоме присоединялся HeT-A (Savitsky et al. 2002;

Melnikova, Biessmann and Georgiev 2005).

В результате секвенирования ПЦР продуктов было выявлено, что присоединения происходили к разным нуклеотидным позициям регуляторной области гена yellow. Это объясняется укорочением терминальноделетированной хромосомы в результате концевой недорепликации. Все присоединившиеся ретротранспозоны имели на 3’ конце олиго(А) участки, короткие (3-11 нуклеотидов) в случае присоединения HeT-A и длинные (20-28 нуклеотидов) в случае присоединения TART. Эти факты свидетельствуют о том, что присоединения произошли в результате процесса ретротранспозиции к концу хромосомы.

Генетический скрининг терминальных присоединений проводился у потомков мух, поддерживающихся как при массовом, так и при индивидуальных скрещиваниях. В потомстве отдельных самок, несущих хромосому yTD и мутации генов spn-Ehls3987 или aubQC42, были выявлены несколько особей с измененным фенотипом. При анализе ПЦР продуктов, содержащих границу между присоединением и геном yellow, на фоне каждой из мутаций были выявлены несколько случаев абсолютно идентичных присоединений как по типу присоединившегося элемента (во всех случаях были обнаружены присоединения TART), так и по нуклеотидной позиции присоединения к гену yellow.

Саузерн анализ подтвердил идентичность присоединений у мух, являющихся потомками одной самки (рис.9Г). Появление таких кластеров потомков одной мухи с идентичными присоединениями свидетельствует о том, что присоединения происходят на премейотических стадиях оогенеза, после чего герминальные клетки делятся и дают начало нескольким ооцитам с идентичными присоединениями теломерных элементов.

В результате проведенного Саузерн анализа геномной ДНК из потомства выборочных особей с различными типами присоединений было показано, что присоединения имеют различную длину, и присоединяются различные по своей структуре элементы (рис 9В). Различия в длине продуктов рестрикции ДНК для линий с присоединением ретротранспозона TART могут быть объяснены как присоединением различных копий мобильного элемента, некоторые из которых имеют полиморфный сайт рестриктазы EcoR1, использованной для Саузерн-анализа, так и присоединением неполноразмерных копий, имеющих оборванный 5` конец в результате низкой процессивности обратной транскриптазы.

Таким образом, было показано, что мутации по генам, кодирующим компоненты РНКи spn-E и aub в гетерозиготном состоянии, приводят к существенному повышению частоты присоединений теломерного ретротранспозона TART к концу хромосомы.

Активные транспозиции ретротранспозона HeT-A к концу хромосомы происходят на фоне мутации гена spn-E в гомозиготном состоянии Как было показано ранее, мутации генов, кодирующих компоненты РНКи, приводят к значительному накоплению транскриптов ретротранспозона HeT-A в области ооцита в яичниках мух, гомозиготны х по мутации. Ввиду того, что такие особи стерильны, и анализировать результаты присоединений к концу терминальноделетированной хромосомы генетическими методами в них было невозможно, мы исследовали присоединения НеТ-А к концу хромосомы в яичниках у мух spn-E1/spn-E1 и spn-E1/spn-Ehls3987, содержащих терминальноделетированную хромосому yTD с помощью ПЦР анализа. Для этого из зрелых ооцитов этих мух была выделена геномная ДНК, которая содержала ДНК из ооцита и окружающих его фолликулярных клеток, где, однако, эффекта РНКи на экспрессию НеТ-А не наблюдалось (рис. 7Б). В качестве контроля, геномная ДНК была выделена из каркасов мух после удаления яичников. Был проведен вложенный ПЦР с использованием праймеров к гену yellow и HeT-A/TART. ПЦР продукты гетерогенного размера были выявлены только в ДНК из ооцитов мутантных мух при использовании праймеров к элементу НеТ-А. Секвенирование этих фрагментов подтвердило присоединения НеТ-А к концу хромосомы. Т.о., активная экспрессия НеТ-А в яичниках гомозиготных по мутации гена spn-E мух действительно сопровождается активными транспозициями этого элемента к концу хромосомы. Причина того, почему TART является первичной мишенью РНКи в гетерозиготных мутантах, остается до конца неясной. Возможно, что в гетерозиготах по генам РНКи ревертаза, кодируемая элементом TART, связывается со своей же матрицей и осуществляет ее транспозицию в соответствии с так называемой моделью цис-предпочтения. В гомозиготе, где резко увеличивается количество транскриптов НеТ-А, происходит конкуренция за связывание с ревертазой, и наблюдаются транспозиции НеТ-А.

Итак, основным результатом этой части работы является демонстрация того, что система РНКи участвует в регуляции длины теломер у Drosophila, а именно, осуществляет негативный контроль экспрессии и частоты транспозиций на конец хромосомы специфических теломерных ретротранспозонов. Механизм этой регуляции остается пока что неизвестным. Он может осуществляться как на посттранскрипционном уровне и сводиться к регуляции количества транскриптов, так и на уровне изменения структуры теломерного хроматина, и, как следствие, приводить к увеличению уровня транскрипции ретроэлементов и/или изменению доступности конца хромосомы для присоединения ретроэлемента.

Ретротранспозон TAHRE участвует в поддержании теломер Drosophila.

Как упоминалось выше, в теломерах D. melanogaster обнаружены три семейства ретротранспозонов – НеТ-А, TART и TAHRE. Спонтанные присоединения к теломере первых двух элементов были описаны неоднократно (Biessmann et al. 1992;

Sheen and Levis 1994;

Kahn et al. 2000;

Golubovsky et al. 2001). Элемент TAHRE был обнаружен in silico при анализе геномного сиквенса D. melanogaster (Abad et al. 2004b). Этот элемент, так же как и TART, имеет две открытые рамки считывания, кодирующие белки Gag и Pol, однако, его 5’ и 3’ нетранслируемые области высоко гомологичны элементу НеТ-А, что и послужило причиной к выбору названия этого элемента (telomere-associated and HeT-A-related element). Обнаружение нового теломерного элемента, TAHRE, заставило по-новому взглянуть на эволюцию теломерных ретротранспозонов Drosophila.

Предполагается, что TART и TAHRE возникли в результате дивергенции общего предкового элемента, а HeT-A произошел от TAHRE, утратив ген ревертазы (Abad et al.

2004b).

Оставалось неясным, участвует ли TAHRE в поддержании теломер у Drosophila. В анализе присоединений к терминальноделетированной хромосоме мы использовали праймеры, универсальные для НеТ-А и TAHRE, поэтому мы не можем сказать, происходили ли транспозиции TAHRE к концу хромосомы в данной системе. Для того, чтобы однозначно ответить на вопрос о возможности спонтанных транспозиций TAHRE на конец хромосомы, были проанализированы ранее полученные линии мух со спонтанными присоединениями к терминальноделетированной Х хромосоме. Геномная ДНК, выделенная из таких мух с неидентифицированными присоединениями, была подвергнута ПЦР анализу с использованием праймеров из гена yellow и 3‘ области элемента TAHRE (рис.10А, праймеры у17 и Т3’). Однако, элементы НеТ-А и TAHRE высоко гомологичны в 3’ области, поэтому полученные положительные результаты нуждались в дополнительном подтверждении. Для этого на ДНК из пяти линий, полученных при первичном отборе, был поставлен ПЦР с использованием праймеров из гена yellow и специфического для TAHRE праймера из рамки, кодирующей ревертазу (рис.10А, праймеры TL и yL). В одной из пяти линий был получен ампликон размером около 6 т.п.н.. Амплифицированный фрагмент TAHRE размером 6 т.п.н. был клонирован, секвенирован, а полученная последовательность была выровнена с известными копиями элемента TAHRE. Секвенирование позволило однозначно отнести этот элемент к семейству ретротранспозонов TAHRE. Вновь перемещенная копия обладает такими чертами, характерными для TAHRE, как наличие 3’ нетранслируемой области, высоко гомологичной таковой НеТ-А, примыкающей к рамке считывания, кодирующей ревертазу, которая отсутствует у НеТ-А. Обнаруженный нами элемент гомологичен на 99.8% ранее секвенированной копии TAHRE (номер последовательности в GenBank - AJ542584) и также обладает делецией размером 327 п.н. в 3 ‘ области, что отличает его от других трех секвенированных копий TAHRE. Этот элемент содержит поли(А) последовательность на 3’ конце, что свидетельствует о ретротранспозиции.

Рис. 10 Характеристика теломерного ретротранспозона TAHRE А TAHRE может присоединяться к концу хромосомы. Схема присоединения TAHRE к гену yellow, находящемуся на конце терминальноделетированной хромосомы. Праймеры, использованные в опыте, обозначены стрелками.

Б Промоторная активность 3’ области TAHRE. Фрагменты НеТ-А и TAHRE (около 400 п.н. от сайта полиаденилирования) были субклонированы из копий, присоединившихся к терминальноделетированной Х хромосоме (соответствующие линии дрозофилы обозначены как z2 и v7). Конструкции для трансфекции культуры клеток были сделаны на основе вектора pCaSpeR-AUG--gal. Ферментативная активность конструкции, содержащей TAHRE, выражена как процент от таковой для НеТ-А. Активность галактозидазы в клетках, трансфецированных вектором без вставки, не детектировалась.

Для того, чтобы более подробно охарактеризовать новый теломерный элемент TAHRE, была исследована его промоторная активность. Известно, что промотор НеТ-А обладает необычным свойством, т.к. расположен в 3’ UTR элемента и направляет транскрипцию следующей копии в теломерной цепи ретроэлементов (Danilevskaya et al.

1997). НеТ-А и TAHRE высоко гомологичны в 3’ области. Мы исследовали промоторную активность 3’ области вновь присоединившегося TAHRE с использованием транзиентной трансфекции культуры клеток дрозофилы репортерными конструкциями.

Фрагменты размером около 400 п.н. от 3’ конца элементов НеТ-А и TAHRE были клонированы в вектор pCaSpeR-AUG--gal. Промотор НеТ-А был также субклонирован из копии НеТ-А, присоединившейся к терминальноделетированной хромосоме (рис.

10Б). Последовательности анализируемых фрагментов НеТ-А и TAHRE были гомологичны примерно на 80%. Ферментативная активность -галактозидазы была измерена в экстрактах трансфецированных клеток дрозофилы Schneider 2. Активность репортерного гена под промотором TAHRE была высокой, 64+14% от активности, обеспечиваемой промотором НеТ-А. Т.о., TAHRE как и НеТ-А обладает промотором, расположенным в конце 3’ UTR.

Т.о., недавно обнаруженный в теломерах дрозофилы элемент TAHRE способен перемещаться на конец хромосомы, а, следовательно, этот элемент является полноправным участником поддержания теломер у дрозофилы. Является ли наличие в теломерах D. melanogaster трех семейств ретротранспозонов избыточным, или разные элементы выполняют различные функции? Основным структурным компонентом теломер Drosophila является ретроэлемент HeT-A, лишенный собственной ревертазы, другими словами, неавтономный ретроэлемент. TART и TAHRE, несмотря на то, что присутствуют не на всех теломерах, являются консервативными теломерными элементами в разных видах Drosophila (Casacuberta and Pardue 2002;

Casacuberta and Pardue 2003). Предполагалось, что ревертаза TART и/или TAHRE может осуществлять транспозиции HeT-A (Rashkova et al. 2002;

Abad et al. 2004b). Данные о совпадении клеточной локализации транскриптов TAHRE и НеТ-А, представленные в данной работе, указывают на то, что TAHRE может служить источником ревертазы для перемещений ретротранспозона НеТ-А. Секвенирование теломерных областей у эволюционно отдаленных видов Drosophila выявило в них ретроэлементы, значительно отличающиеся от теломерных элементов D. melanogaster, однако, для теломер всех проанализированных видов Drosophila является характерным наличие в них сочетания автономных и неавтономных ретротранспозонов (Villasante et al. 2007), что указывает на эволюционно устойчивое сочетание таких элементов в теломере, и предполагает разделение функций между ними.

Экспрессия репортерных генов, находящихся под промотором ретротранспозона НеТ-А, находится под контролем piРНК пути Механизм РНКи-зависимого сайленсинга теломерных ретроэлементов, так же как и других ретротранспозонов, остается неизвестным. Биохимический путь, связанный с короткими РНК, может приводить как к посттранскрипционной деградации мРНК, так и к формированию неактивного хроматина в гомологичном локусе, т.е. к транскрипционному сайленсингу (Matzke and Birchler 2005). Для дрожжей и растений показано, что короткие РНК в составе белкового комплекса, основным компонентом которого является белок семейства Аргонавт, привлекают гистонметилтрансферазы к гомологичным последовательностям, формируя эпигенетическую метку, характерную для гетерохроматина (Herr et al. 2005;

Onodera et al. 2005;

Volpe et al. 2002). У млекопитающих короткие РНК вызывают метилирование промоторов ретротранспозонов (Aravin et al. 2008). Наиболее вероятно, что в сайленсинге ретротранспозонов дрозофилы принимают участие оба механизма, как транскрипционный, так и пост-транскрипционный, что достигается с помощью процесса компартментализации (Klattenhoff and Theurkauf 2008), а именно, ядерный белок Piwi участвует в образовании и функционировании первичных piРНК в ядре, которые передаются в цитоплазму, где происходит их амплификация по механизму «пинг-понг» с образованием вторичных piРНК, осуществляющих деградацию мишени в цитоплазме.

Скорее всего, этот механизм работает в особой структуре герминальных клеток, nuage.

Nuage представляет собой перинуклеарное пространство, содержащее РНП-гранулы, в которых могут концентрироваться piРНК и их мишени.

В случае теломерных ретротранспозонов вопрос о механизме сайленсинга наиболее интересен, т.к. ответ на него позволит понять, вносит ли piРНК-зависимый сайленсинг вклад в формирование теломерного хроматина. В качестве одного из подходов к исследованию механизма РНКи-зависимого сайленсинга теломерных ретротранспозонов были исследованы репортерные системы, в которых гены-репортеры экспрессировались под контролем промотора НеТ-А. В качестве такой репортерной системы были использованы линии с присоединениями теломерных элементов к терминальноделетированной хромосоме, на конце которой находится ген yellow. В этих линиях исследовалась экспрессия гена yellow, находящегося в непосредственной близости от присоединившихся к концу хромосомы элементов HeT-A или TART, в Рис. 11 Экспрессия гена yellow, находящегося под промотором НеТ-А, находится под контролем piРНК пути Схемы присоединения НеТ-А (А) или TART (Б) к концу хромосомы, терминальноделетированной в области гена yellow, сохранившего свою промоторную область. В таких случаях изменения экспрессии гена yellow не происходит. В Схема присоединения НеТ-А к терминальноделетированной хромосоме после деградации регуляторной области yellow, в результате чего образуется слитный транскрипт HeT-A-yellow. RT-PCR анализ количества траскриптов HeT-A-yellow в яичниках мутантов по генам spn-E, aub и vasa. Гистограммы являются результатом обработки данных трех экспериментов. Высота столбцов отражает отношение количества транскриптов HeT-A-yellow к количеству транскриптов конститутивного гена rp49 в яичниках гомозиготных по мутациям мух (-/-), нормированное на таковое соотношение для гетерозиготных мух (+/-). Старты транскрипции обозначены изогнутыми стрелками;

короткими стрелками обозначены праймеры, используемые для RT-PCR;

схематично показан интрон гена yellow.

мутантах по генам РНКи. Такую репортерную систему можно считать эндогенной, т.к.

известно, что терминальноделетированные хромосомы, так же как и нормальные, подвергаются процессу «кэпирования», т.е. на их конце формируется белковый комплекс, характерный для теломер и содержащий белок НР1. В тех линиях, где произошли присоединения HеТ-A (рис. 11А) или TART (рис. 11Б), но ген yellow экспрессируется с собственного промотора, изменений в количестве транскрипта yellow на фоне мутации РНКи гена spn-E не происходит. Это указывает на то, что если и формируется на последовательностях TART и HeT-A неактивный хроматин РНКи зависимым способом, то распространения его на соседний промотор не происходит, даже в случае присоединений HeT-A, промотор которого расположен в 3’части элемента, и расстояние между промоторами HeT-A и yellow меньше 300 п.н.. В тех линиях, где присоединения HeT-A к гену yellow произошли уже после концевой деградации промотора yellow, ген yellow находится под контролем промотора HeT-A, находящегося в его 3’ области (рис. 11В). Экспрессия гена yellow в таких линиях меняется на фоне мутаций генов piРНК пути spn-E, aub и vig (рис. 11В). С помощью 5’ RACE (rapid amplification of cDNA ends) анализа было показано, что транскрипция гена yellow начинается в 3’части НеТ-А. Выявлено два старта транскрипции, -30 и -95 п.н. перед сайтом полиаденилирования НеТ-А, при этом положение -30 является основным стартом. Т.о., часть ретротранспозона HeT-A (30-95 нуклеотидов) входящая в состав слитного транскрипта НеТ-А-yellow, ответственна за то, что данный транскрипт становится мишенью РНКи. Ген yellow содержит интрон, что делает возможным исследовать количество как сплайсированных так и не сплайсированных транскриптов НеТ-А-yellow. Представленность несплайсированного транскрипта косвенно отражает уровень транскрипции, т.к. сплайсинг происходит ко-транскрипционно.

Рис. 12 Экспрессия трансгенной конструкции HeT-A-lacZ находится под контролем piРНК пути. А Схема трансгенной конструкции, полученной на основе вектора pCaSpeR-AUG--gal и содержащей промоторную 3’ область НеТ-А. Стрелками обозначены старты транскрипции. Б Окрашивание яичников на активность -галактозидазы с помощью X gal (справа) в мухах дикого типа (+/+) и в piwi мутантах (гетеро- и гомозиготах, +/- и -/-, соответственно). Слева представлены результаты in situ РНК гибридизации с зондом НеТ-А яичников piwi мутантов. Стрелки указывают на появление окраски в гермариуме самок piwi/+.

Если количество сплайсированного слитного транскрипта HeT-A/yellow увеличивается на фоне мутаций РНКи генов spn-E, aub и vig, то количество несплайсированного транскрипта не меняется. Эти данные предполагают посттранскрипционный механизм деградации слитного транскрипта HeT-A/yellow, хотя мы не можем полностью исключить то, что компоненты «кэпирующего» или транскрипционного комплекса, собирающегося на промоторе НеТ-А, могут участвовать в транскрипционном механизме регуляции экспрессии НеТ-А-yellow.

Интересным является вопрос о том, важна ли для системы РНКи локализация теломерного ретроэлемента в теломерной области, другими словами, насколько важно хроматиновое окружение. Для ответа на этот вопрос мы исследовали экспрессию репортерного гена lacZ, находящегося под промотором элемента НеТ-А в составе трансгенной конструкции, расположенной в эухроматиновых сайтах, в мутантах по генам piРНК пути (рис. 12А). Для нескольких независимых линий, содержащих вставку трансгена на разных хромосомах, показано, что репортерный ген активируется в яичниках мутантов по генам spn-E и piwi (рис. 12Б). Интересно то, что промотор НеТ-А, находясь вне теломерного окружения, демонстрирует паттерн экспрессии, схожий с таковым для эндогенных теломерных копий;

например, одна доза мутантного гена piwi приводит к экспрессии НеТ-А в гермариуме яичника, где также детектируется репортерный белок -галактозидаза (рис. 12Б). Мы показали, что количество белка галактозидазы и РНК слитного транскрипта НеТ-А-lacZ, меняется примерно в одинаковой степени в яичниках у мутантов spn-E. Т.о., эухроматиновое окружение трансгена не мешает считываемым с него транскриптам подвергаться piРНК зависимому сайленсингу. С помощью метода 5’ RACE показано, что основной старт транскрипции в трансгенных конструкциях находится в положении -30 пар нуклеотидов от конца фрагмента НеТ-А. Таким образом, 30 п.н. последовательности НеТ-А достаточного для того, чтобы транскрипт, считываемый с трансгенной конструкции, был мишенью рiРНК пути. В данном случае мы опять же не исключаем, что компоненты транскрипционного комплекса, собирающегося на промоторе НеТ-А, могут участвовать в piРНК-зависимом сайленсинге трансгена.

Картирование антисмыслового промотора НеТ-А Источником антисмысловых коротких РНК, с помощью которых осуществляется регуляция экспрессии смысловых транскриптов, служат антисмысловые транскрипты.

Изучение транскриптомов разных организмов выявило необычайно высокий процент генов, транскрибирующихся двунаправлено. Предполагается, что активность этих генов находится под контролем системы РНКи. Однако метаболизм антисмысловых транскриптов не изучен. Что касается мобильных элементов, происхождение их антисмысловых транскриптов во многих случаях неясно. Например, только для некоторых ретротранспозонов были выявлены внутренние антисмысловые промоторы.



Pages:   || 2 |
 




 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.