авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Особенности обмена гликозаминогликанов в коже и печени крыс с различной устойчивостью к стрессу

На правах рукописи

Протасова Светлана Владимировна ОСОБЕННОСТИ ОБМЕНА ГЛИКОЗАМИНОГЛИКАНОВ В КОЖЕ И ПЕЧЕНИ КРЫС С РАЗЛИЧНОЙ УСТОЙЧИВОСТЬЮ К СТРЕССУ 03.01.04 – Биохимия

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук

Казань - 2010

Работа выполнена в государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Ижевская государственная медицинская академия Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию».

Научный консультант: доктор медицинских наук, профессор Бутолин Евгений Германович

Официальные оппоненты: доктор ветеринарных наук, профессор Хазипов Нариман Залилович доктор медицинских наук, профессор Терехина Наталья Александровна

Ведущая организация: Институт физиологии Коми научного центра Уральского отделения Российской академии наук

Защита диссертации состоится 23 декабря 2010 г. в 13.00 час. на заседании диссертационного совета Д212.081.08 при Казанском (Приволжском) федеральном университете по адресу: 420008, г. Казань, ул. Кремлевская, 18, главное здание, ауд. 209.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке имени Н.И.

Лобачевского Казанского федерального университета.

Автореферат разослан “ 20 ” ноября 2010 г.

Ученый секретарь диссертационного Совета, доктор биологических наук Абрамова З.И.

ВВЕДЕНИЕ Актуальность исследования В числе актуальных проблем современной биологии и медицины все большее внимание уделяется проблеме стресса. Такой интерес к изучению этого вопроса обусловлен многими факторами, в числе которых постоянное ускорение темпов жизни, шум, урбанизация, которые, так или иначе, воздействуют на организм человека и животных, провоцируя развитие стресса (К.В. Судаков, 1990;

Т.Г. Вознесенская, 2006). Еще более серьезную проблему представляет стремительный рост заболеваемости сахарным диабетом. По данным Всемирной организации здравоохранения в настоящее время в мире насчитывается около 175 млн. больных диабетом. Согласно оценкам экспертов, к 2025 г. прогнозируется, что численность болеющих превысит 300 млн.

человек, а к 2030 г. каждый 25-й житель планеты будет болеть данным заболеванием (М.И. Балаболкин, 2007;

М.Г. Давыдович и соавт., 2009;

E.

Adeghate et al., 2006). Схожесть биохимических изменений, возникающих в органах и тканях при эмоциональном стрессе и сахарном диабете, позволяет некоторым исследователям рассматривать последний как хронический гипергликемический или метаболический стресс (Е.А. Косенко и соавт., 1999;

О.Ю. Жукова, 2008;

S.A. Santini, 1997;

J. Baynes et al., 1999).

Структурой, пронизывающей все части организма, является соединительная ткань. В различных экспериментальных моделях стресса и диабета показано существенное нарушение в обмене углеводсодержащих биополимеров соединительной ткани в печени, аорте, коже, хряще, стенке желудка (П.Н. Шараев и соавт., 1989;

Е.Г. Бутолин и соавт., 1993;

Ю.В.

Абрамов и соавт., 1999;

С.Р. Трофимова, 1999;

С.С. Перцов и соавт., 2004;

О.В.

Перминова, 2007;

T.J. Smith, 1984;

D. Harman, 1996;

Y. Takagi et al., 1997;

A.

Eddy, 1998;

V. Gopalakrishnan et al., 2006), что может лежать в основе морфо функциональных расстройств данных органов.

Исследования последних лет показывают, что в однотипных конфликтных ситуациях отчетливо выявляются животные устойчивые и предрасположенные к эмоциональному стрессу (В.В. Серов и соавт., 1995;

В.Г. Шаляпина и соавт., 2006;

Г.А. Фролова, 2009), причем изменения морфофункциональной организации соединительной ткани у них выражены неодинаково (В.В. Серов и соавт., 1995;

Д.Г. Иванов и соавт., 2010).

Одним из важнейших факторов адаптации к стрессорным ситуациям является активация стресс-лимитирующих структур мозга, усиление синтеза и освобождение веществ нейромедиаторной и нейропептидной природы (А.Н.

Талалаенко и соавт., 1999;

М.Г. Пшенникова, 2000;

C. Tsigos et al., 2002;

Borlongan C.V. et al., 2004), среди которых особый интерес вызывают опиоидные пептиды, в частности, энкефалины, которые обладают наиболее широким спектром физиологического действия (D.J. Carr, 1991;

I. Gerendaei, 1991).

В современной научной литературе содержится сравнительное небольшое число исследований, посвященных изучению обмена углеводсодержащих биополимеров при различных стрессогенных состояниях, а вопрос влияния длительного стресса (в том числе и метаболического) на изменение показателей метаболизма биополимеров соединительной ткани у крыс с различной устойчивостью к стрессу остается практически неизученным. Исследование влияния одного из антистрессорных препаратов – аналога лей-энкефалина даларгина – на указанные показатели, измененные в условиях длительного стресса, придает данной работе еще больший интерес.

Цель исследования Установить особенности обмена гликозаминогликанов в тканях кожи, печени и плазме крови при длительных экспериментальных стрессогенных воздействиях у крыс с различной устойчивостью к стрессу.

Задачи исследования 1. Изучить показатели обмена гликозаминогликанов в коже, печени и плазме крови стресс-устойчивых и стресс-неустойчивых животных в динамике длительного иммобилизационного стресса.





2. Изучить показатели обмена гликозаминогликанов в коже, печени и плазме крови стресс-устойчивых и стресс-неустойчивых животных в динамике метаболического стресса, вызванного введением аллоксана.

3. Выявить особенности в обмене гликозаминогликанов кожи, печени и плазмы крови крыс с различной устойчивостью к стрессу при сочетании длительной иммобилизации с введением даларгина.

4. Выявить особенности в обмене гликозаминогликанов кожи, печени и плазмы крови крыс с различной устойчивостью к стрессу при сочетании аллоксанового диабета с введением даларгина.

Научная новизна работы В работе впервые получены данные об особенностях обмена гликозаминогликанов и их фракций в коже, печени и плазме крови экспериментальных животных при различных видах длительных стрессогенных воздействий в зависимости от их устойчивости к стрессу.

Выявлен однонаправленный характер изменений в метаболизме гликозаминогликанов у стресс-устойчивых и стресс-неустойчивых крыс при аллоксановом диабете и длительном иммобилизационном стрессе, характеризующийся в обоих случаях усилием катаболических процессов, наиболее выраженных в коже стресс-устойчивых и в печени стресс неустойчивых крыс.

Показано, что введение даларгина приводит к ослаблению биохимических нарушений в метаболизме изучаемых углеводсодержащих биополимеров и активации анаболических процессов, наиболее выраженных при экспериментальном аллоксановом диабете в группе стресс-устойчивых животных.

Научно-практическая значимость работы Полученные в ходе эксперимента данные расширяют представления об особенностях обмена гликозаминогликанов в коже и печени при экспериментальном сахарном диабете и длительной иммобилизации в зависимости от типа реагирования нервной системы на стресс, а также дополняют имеющиеся в литературе сведения, касающиеся влияния опиоидных пептидов на обмен углеводсодержащих биополимеров соединительной ткани.

Полученные нами данные, указывающие на ослабление сдвигов в обмене гликозаминогликанов при введении даларгина, могут быть использованы в клинике с целью возможной фармакологической коррекции метаболических нарушений при стрессогенных воздействиях различного генеза.

Применяемые в работе биохимические методы количественного определения концентрации углеводсодержащих биополимеров в тканях и плазме крови могут быть использованы в эксперименте и клинике, в комплексе с другими методами, для оценки состояния углеводсодержащих биополимеров соединительной ткани.

Основные положения, выносимые на защиту 1. Многократный иммобилизационный стресс и экспериментальный аллоксановый диабет у животных с различной устойчивостью к стрессу сопровождаются однонаправленными изменениями в обмене гликозаминогликанов кожи и печени, характеризующимися преобладанием катаболических процессов, наиболее выраженных в коже стресс устойчивых и в печени стресс-неустойчивых крыс.

2. Введение синтетического аналога лей-энкефалина – даларгина при стрессогенных воздействиях различного генеза приводит к усилению анаболических процессов в обмене гликозаминогликанов кожи и печени опытных животных, в особенности при сочетании с экспериментальным диабетом в группе стресс-устойчивых крыс.

Апробация работы Материалы диссертации доложены на VI Всероссийской конференции с международным участием «Механизмы функционирования висцеральных систем» (Санкт-Петербург, 2008);

Российской конференции, посвященной 80 летию со дня рождения Р.И. Лифшица «Актуальные проблемы теоретической и прикладной биохимии» (Челябинск, 2009);

VII Всероссийской конференции с международным участием «Механизмы функционирования висцеральных систем» (Санкт-Петербург, 2009);

Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Вопросы патогенеза типовых патологических процессов» (Новосибирск, 2009), совместном научном заседании сотрудников кафедр биохимии, нормальной физиологии, патофизиологии, клинической биохимии и лабораторной диагностики (Ижевск, 2010).

Внедрение результатов исследования Данные о состоянии обмена гликозаминогликанов у крыс с различной устойчивостью к стрессу при многократной иммобилизации, экспериментальном диабете и системном введении даларгина в условиях длительных стрессогенных воздействий включены в лекционные курсы по биохимии, нормальной физиологии, клинической биохимии и лабораторной диагностики для студентов и слушателей факультета повышения квалификации и профессиональной переподготовки, используются в научно исследовательской работе кафедры биохимии ГОУ ВПО «Ижевская государственная медицинская академия Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию».

Публикации По теме диссертации опубликовано 12 работ, в том числе 3 в изданиях, рекомендованных ВАК.

Структура и обьем диссертации Диссертация объемом 156 страниц машинописного текста состоит из введения, обзора литературы, трех глав собственных исследований, обсуждения полученных результатов, выводов и списка литературы. Работа иллюстрирована 13 таблицами и 28 рисунками. Список литературы содержит 284 источника (170 на русском и 114 на иностранных языках).

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Материалы и методы исследования Эксперименты проведены на 404 взрослых белых беспородных крысах самцах массой 180-220 г. Животные содержались на обычном рационе вивария со свободным доступом к воде. Всего проведено 5 серий экспериментов.

Опыты проводили в осенне-зимний период. Содержание животных и постановка экспериментов проводились в соответствии с требованиями приказа № 267 МЗ РФ от 19.06.2003 г., «Правилами проведения работ с использованием экспериментальных животных» № 755 от 12.08.1977 г. и положениями Хельсинской декларации Всемирной медицинской ассоциации (1996 г.) о гуманном обращении с животными (одобрительная форма комитета по биомедицинской этике от 25.09.2007 г., аппликационный № 153).

С целью прогностической оценки устойчивости животных к стрессогенным воздействиям использовали тест «открытое поле».

Индивидуально-топологические характеристики крыс определяли при 1-м тестировании в течение 3 минут. Для вычисления индекса активности животных сумму числа пересеченных периферических и центральных секторов делили на сумму латентных периодов первого движения и выхода в центр открытого поля. В зависимости от исходных параметров поведения в открытом поле крысы были разделены на стресс-устойчивых (индекс активности 2-4) и стресс-неустойчивых (индекс активности 0,4-0,8). Животные с промежуточными значениями индекса активности исключались из дальнейшего эксперимента (Е.В. Коплик, 1995;

С.С. Перцов, 2009).

Длительный иммобилизационный стресс у крыс моделировали путем фиксации на спине в течение 2-х часов, ежедневно на протяжении 45 дней (P.A.

Тигранян, 1988). После этого животные находились на обычном рационе вивария до окончания эксперимента. Инсулинзависимый сахарный диабет у крыс вызывали однократным подкожным введением аллоксана тетрагидрата (Fluca Chemica, Швеция) в дозе 170 мг/кг массы тела животного (H.A.

Пальчикова, 1987). Перед инъекцией аллоксана животных не кормили в течение 10 часов.

Для выяснения роли опиоидных пептидов на состояние обмена биополимеров соединительной ткани в условиях аллоксанового диабета и иммобилизационного стресса были проведены эксперименты с внутримышечным введением синтетического аналога лей-энкефалина – даларгина (ФГУП «НПО «Микроген» МЗ РФ, Россия), разведенного в сте рильном 0,9% растворе хлористого натрия, из расчета 100 мкг/кг массы тела животного. Инъекции проводили по схеме каждые 72 часа, на протяжении дней (С.Е. Переведенцева, 1997;

С.Р. Трофимова, 1999).

Анализ показателей обмена компонентов соединительной ткани проводили в динамике опытов на 10, 20, 30, 45 и 60 дни эксперимента в плазме крови и гомогенатах тканей кожи и печени. В указанные дни животных декапитировали под кратковременным эфирным наркозом. Учитывая циркадные ритмы гормонов, забор материала производили в осенне-зимний период в одно и то же время суток – 12 часов дня (И.И. Дедов, 1992).

Состояние обмена углеводсодержащих биополимеров (УСБ) соединительной ткани в крови, коже и печени изучали по следующим показателям:

- содержание суммарных гликозаминогликанов (ГАГ) по уровню гексуроновых кислот (Л.И. Слуцкий, 1969;

в модификации П.Н. Шараева и соавт, 1987);

- содержание сульфатированных и несульфатированных фракций ГАГ (по методу S. Schiller и соавт., 1961;

в модификации Л.А. Конновой, 1978);

- уровень гиалуронидазной активности (по методу П.Н. Шараева, 1996);

- количество гексозаминсодержащих биополимеров (по методу L.A. Elson, 1933;

в модификации R. Gatt, 1966);

- уровень гексозаминсинтетазной активности (ГАСА) (по методу К. Malathy, 1971;

в модификации В.Г. Иванова, 1990);

Содержание ГАГ в крови выражали в мкмолях гексуроновых кислот на 1 л плазмы (мкмоль/л). Исследуемые биополимеры и их фракции в тканях кожи и печени выражали в ммолях гексуроновых кислот на 1 кг сухой обезжиренной ткани (ммоль/кг). Гиалуронидазную активность выражали в микромолях глюкуроновой кислоты на 1 л плазмы крови за 1 ч инкубации (мкмоль/л/ч) или в мкмолях глюкуроновой кислоты на 1 г белка (по Лоури) за 1 ч инкубации (мкмоль/г/ч). Уровень гексозаминсодержащих биополимеров находили по определению входящих в них гексозаминов (ГА). Для крови результаты выражали в ммолях ГА на 1 л плазмы (ммоль/л), для тканей кожи и печени – в ммолях ГА на 1 кг сухой обезжиренной ткани (ммоль/кг). ГАСА находили по разнице концентраций гексозаминов в опытной и контрольной пробах и выражали в мкмоль ГА на 1 л плазмы крови или на 1 г белка (по Лоури) за 1 час инкубации (мкмоль/л/ч или мкмоль/г/ч).

Наряду с определением УСБ соединительной ткани для выполнения поставленных задач и мониторинга гликемии в крови определяли содержание глюкозы (глюкозооксидазный метод, ООО «Витал Диакностикс СПб», Россия), гликированного гемоглобина (Био-ЛА-Тест, PLIVA, Чехия) и 11 оксикортикостероидных гормонов (11-ОКС) (А.Г. Резников, 1980).

Контролем для всех серий опытов служили интактные взрослые крысы самцы, содержащиеся в обычных условиях вивария в период, соответствующий экспериментам, и животные, которым каждые 72 часа, в течение 45 дней проводились внутримышечные инъекции стерильного 0,9% раствора хлорида натрия.

Результаты исследований, полученные в ходе опытов, обрабатывали с использованием программ Microsoft Excel. Статистическую обработку данных проводили с помощью пакета Statistica 6,0 фирмы StatSoft. В группах выборки оценивали следующие параметры: значения медианы, нижний и верхний квартили. Оценку значимости различий полученных данных (р) в сравниваемых выборках осуществляли с использованием критерия (U) Манна– Уитни. Различия между показателями считали статистически значимыми при уровне достоверности p0,05. Коэффициент корреляции (r) для пар вариант считали по Спирмену, уровень достоверности принимали равным p0,01.

Результаты исследования и их обсуждение Состояние обмена УСБ в органах и тканях определяется взаимодействием двух противоположных процессов: анаболизма и катаболизма. Преобладание реакций катаболизма в соединительной ткани сопровождается выходом продуктов этих реакций в кровь и характеризуется повышением уровня ГАГ в плазме и гиалуронидазной активности в тканях, в то время как на преобладание анаболических реакций со стороны УСБ указывает рост ГАСА и содержания ГАГ в тканях (В.Г. Иванов, 1990;

А.А. Батинов, 2000;

О.В. Перминова, 2007;

П.Н. Шараев, 2009).

При экспериментальном иммобилизационном стрессе концентрация 11 ОКС в крови значительно повышалась на 10 и 30 дни эксперимента в обеих группах животных (рис. 1А), при этом уровень глюкокортикоидов максимально возрастал на 10 день опыта соответственно на 61,5% (p=0,0008) для стресс устойчивых (СУ) и на 49,0% (p=0,0008) – для стресс-неустойчивых (СНУ) крыс.

На 20 день наблюдения содержание 11-ОКС снижалось относительно контроля на 51,0% и 35,4% (p=0,0008) для СУ и СНУ животных соответственно.

Изменения в содержании суммарных ГАГ в крови в опытных группах животных имели сходную динамику (рис. 1Б). Их уровень был повышен на протяжении всего эксперимента, возрастая на 20 и 45 дни исследования. При этом максимальное увеличение концентрации гликозаминогликанов относительно контроля наблюдалось на 20 день опыта как для стресс устойчивых (+120,0%;

p=0,0008), так и для стресс-неустойчивых крыс (+106,7%;

p=0,0008).

80 * ** * * * * % о т ко н тр о ля % о т ко н тр о ля 40 * * * * -20 0 10 20 30 40 50 60 * -20 0 10 20 30 40 50 * - - День эксперимента * * День эксперимента -60 - 11-ОКС, стресс-устойчивые крысы суммарные ГАГ, стресс-устойчивые крысы 11-ОКС, стресс-неустойчивые крысы суммарные ГАГ, стресс-неустойчивые крысы А Б Рисунок 1. Изменение уровня 11-оксикортикостероидов (А) и суммарных гликозаминогликанов (Б) в плазме крови животных при иммобилизационном стрессе.

Примечание: здесь и далее * - p0,05 при сравнении с контрольной группой.

Содержание суммарных ГАГ и их фракций в гомогенатах кожи и печени было снижено на протяжении всего срока наблюдения в обеих группах животных (табл. 1). При этом в печени исследуемый показатель максимально отклонялся от контрольных значений на 30 день, что сопровождалось значительным возрастанием гиалуронидазной активности к 20 дню исследования в группе стресс-устойчивых крыс (+150,0%;

p=0,0008) и совпадало с максимумом гиалуронидазной активности у стресс-неустойчивых животных (+56,2%;

p=0,0008). Во второй половине эксперимента в группах СУ и СНУ крыс уровень ГАГ возрастал, но даже на 60 день опыта оставался ниже контрольных значений соответственно на 49,3% (p=0,0011) и на 53,4% (p=0,0008). Вместе с этим, как для СУ, так и для СНУ животных отмечалось значительное снижение обеих фракций ГАГ в печени. Наиболее выраженные изменения претерпевали несульфатированные ГАГ, снижаясь на 30 день в группе стресс-устойчивых с 5,6 [3,3;

7,4] в контроле до 1,0 [0,9;

1,4] ммоль/кг (p=0,0008) и на 45 день опыта в группе стресс-неустойчивых с 3,2 [2,5;

4,0] в контроле до 0,3 [0,1;

0,6] ммоль/кг (p=0,0008).

В коже в обеих опытных группах содержание суммарных ГАГ (табл. 1) было минимальным на 20 и 45 дни воздействия соответственно для стресс неустойчивых крыс (-35,6%;

p=0,0008) и стресс-устойчивых животных (-36,2%;

p=0,0008). Пики гиалуронидазной активности на фоне ее общего, превышающего контрольные показатели, уровня наблюдались на 10 и 30 дни иммобилизации в обеих опытных группах, предшествуя, таким образом, снижению изучаемых биополимеров.

Таблица 1. Содержание гликозаминогликанов и гиалуронидазная активность в печени и коже крыс при иммобилизационном стрессе (n=8) Дни эксперимента СУ, Контроль Показатели СНУ 10 20 30 45 Печень 5,8 8,2 3,9 5,1 7, 14, СУ [5,3;

6,7]* [8,0;

8,5]* [3,7;

4,8]* [4,8;

5,3]* [7,0;

7,6]* [11,7;

18,0] Суммарные -59,2% -42,4% -72,6% -64,5% -49,3% ГАГ, 5,8 4,6 2,5 3,6 4, ммоль/кг 9, СНУ [4,6;

6,0]* [4,3;

5,1]* [2,4;

3,1]* [3,1;

4,5]* [4,0;

5,6]* [8,0;

10,6] -40,5% -52,7% -74,3% -63,5% -53,4% 4,2 8,5 2,9 4,8 9, 3, Гиалурони- СУ [3,4;

4,2] [2,5;

7,6] [6,8;

9,7]* [2,5;

5,0] [3,4;

6,7] [2,5;

14,8] +150,0% дазная активность, 3,8 5,5 5,3 0,8 7, 3, мкмоль/г/ч СНУ [2,9;

6,7] [2,5;

5,9] [5,0;

5,9]* [0,8;

3,4]* [5,5;

10,2]* [2,5;

4,2] +56,2% Кожа 5,0 4,7 6,6 4,5 5, 7, СУ [3,8;

7,4] [3,7;

5,2]* [6,2;

7,1] [4,3;

5,2]* [4,9;

5,7]* [6,7;

7,4] -33,6% -36,2% -27,6% Суммарные ГАГ, 4,8 4,1 6,3 4,9 5, 6, ммоль/кг СНУ [3,8;

5,2]* [3,6;

4,6]* [5,4;

6,5] [4,4;

5,4]* [4,7;

5,6]* [6,3;

7,4] -24,0% -35,6% -22,1% -21,1% 6,7 5,3 18,1 9,7 4, 4, Гиалурони- СУ [4,2;

10,3]* [4,9;

5,7]* [11,8;

19,1]* [8,7;

10,9]* [3,8;

5,7] [3,4;

4,2] +45,8% +295,8% дазная активность, 8,4 6,1 11,5 7,6 4, 4, мкмоль/г/ч СНУ [7,6;

9,5]* [3,8;

8,4] [5,7;

22,9]* [5,7;

10,7]* [1,9;

5,7] [1,5;

5,7] +83,3% +150,0% Примечание: медиана [нижний квартиль;

верхний квартиль];

* - p0,05 при сравнении с контрольной группой;

+/- % - разница в процентах по отношению к контролю.

Уровень нсГАГ в коже, как и в ткани печени, был снижен относительно контроля на протяжении всего эксперимента, более существенно на 10 день исследования в группе СУ крыс с 3,5 [2,9;

4,4] ммоль/кг до 0,5 [0,2;

0,6] ммоль/кг (-86,2%;

p=0,0008) и на 20 день в группе СНУ животных с 3,7 [3,6;

4,5] ммоль/кг до 0,3 [0,2;

0,4] ммоль/кг (-90,5%;

p=0,0008). Указанные изменения приводили к перераспределению фракций гликозаминогликанов в пользу сГАГ, наиболее выраженному в коже стресс-неустойчивых крыс на 20 день иммобилизации.

Нами видится взаимосвязь между уровнем глюкокортикоидных гормонов и изменением содержания ГАГ в плазме крови, а также ГАГ и их фракций в коже и печени в обеих группах животных. Так, возрастание концентрации 11-ОКС на 10 и 30 дни эксперимента приводило к снижению содержания исследуемых биополимеров в эти же сроки в печени и на 20 и 45 дни опыта в коже опытных крыс, а также к повышению их уровня в плазме крови на 20 и 45 дни воздействия. Вместе с этим в группе стресс-устойчивых животных на протяжении первых 45 дней иммобилизации отмечалась отрицательная корреляционная связь между содержанием 11-ОКС и уровнем нсГАГ в печени (r=-0,640;

p=0,0001), а также концентрациями 11-ОКС и несульфатированных ГАГ в коже (r=-0,680;

p=0,0001).

Таким образом, при длительном иммобилизационном стрессе в обеих группах крыс наблюдались однонаправленные изменения в обмене гликозаминогликанов, характеризующиеся преобладанием катаболических процессов в первые 30 дней эксперимента. Активация процессов распада биополимеров, вызванная возрастанием уровня глюкокортикоидных гормонов, была более выражена в коже стресс-устойчивых животных и в печени стресс неустойчивых крыс.

При аллоксановом диабете концентрация глюкозы в крови статистически значимо превышала контрольный уровень на протяжении всего эксперимента в обеих опытных группах. Наиболее значительный рост гликемии по отношению к контролю наблюдался на 10 день опыта для СУ животных, с 5,5 [5,2;

6,2] до 9,8 [8,7;

10,9] ммоль/л (p=0,0008) и на 10 и 45 дни воздействия для СНУ крыс, с 6,0 [5,6;

6,2] до 8,7 [8,3;

10,7] и 9,1 [8,9;

9,5] ммоль/л (p=0,0008) соответственно. В ответ на увеличение содержания глюкозы в плазме крови в организме развивается неспецифическая реакция, направленная на снижение гипергликемии. Это достигается, в частности, активацией процесса неферментативного гликирования белков (М.И. Балаболкин, 2002;

В.И. Один, 2003;

D.E. Goldstein et al., 1994). Полученные результаты показали повышение содержания GHb в плазме крови относительно контрольных значений в обеих группах животных, с максимумом на 10 день развития аллоксанового диабета для стресс-устойчивых (+46,4%;

p=0,0008) и на 20 день – для стресс неустойчивых крыс (+59,3%;

p=0,0008). Экспериментально доказано, что нарастание гипергликемии при аллоксановом диабете приводит к резкому и значительному повышению уровня глюкокортикоидов в плазме крови (Н.К.

Мазурина, 2007;

Н.Л. Колычева, 2008). Так, мы наблюдали возрастание концентрации 11-ОКС в крови на 10 день опыта (рис. 2А) как в группе СУ (+176,7%;

p=0,0008), так и СНУ животных (+87,4% к контролю;

p=0,0008).

200 * * % о т ко н тр о ля % о т ко н тр о ля * * * * - * * * -50 * * * * -100 0 10 20 30 40 50 60 0 10 20 30 40 50 День эксперимента День эксперимента 11-ОКС, стресс-устойчивые крысы суммарные ГАГ, стресс-устойчивые крысы 11-ОКС, стресс-неустойчивые крысы суммарные ГАГ, стресс-неустойчивые крысы А Б Рисунок 2. Изменение уровня 11-оксикортикостероидов (А) и суммарных гликозаминогликанов (Б) в плазме крови животных при аллоксановом диабете.

Содержание суммарных ГАГ в крови (рис. 2Б) в обеих опытных группах было повышено на протяжении всего эксперимента, с максимальным ростом относительно контроля на 20 день развития диабета на 228,3% (p=0,0008) у стресс-устойчивых и на 142,4% (p=0,0008) у стресс-неустойчивых животных.

При этом отмечалась отрицательная корреляционная связь между концентрациями 11-ОКС и ГАГ в первые 20 дней наблюдения как в группе СУ (r=-0,7422;

p=0,0010), так и в группе СНУ крыс (r=-0,7263;

p=0,0014).

Содержание суммарных ГАГ в печени стресс-неустойчивых животных (табл. 2) снижалось относительно контрольных значений на 10 день исследования (-18,2%;

p=0,0209), что совпадало с максимумом концентрации 11-ОКС в плазме крови. К 30 дню развития диабета отмечалось возрастание уровня ГАГ как у СУ (+46,8%;

p=0,0008), так и у СНУ крыс (+61,0%;

p=0,0028).

Параллельно отмечался рост гексозаминсинтетазной активности на 20 день в группе СУ крыс с 19,0 [15,9;

22,2] в контроле до 25,4 [25,4;

28,6] мкмоль/г/ч (p=0,0033) и на 30 день опыта в группе СНУ животных с 15,9 [12,7;

22,2] до 27, [27,0;

33,4] мкмоль/г/ч (p=0,0033). Возможно, такая динамика изменений в количестве биополимеров связана с усилением пролиферации фибробластов под действием продуктов перикисного окисления липидов (А.И. Венгеровский и соавт.;

1996), содержание которых в печени возрастает при экспериментальном диабете (T. Ohkuwa et al., 1995). Необходимо также отметить, что между концентрациями ГАГ и 11-ОКС наблюдалась отрицательная корреляционная связь в течение первых 20 дней воздействия в группе стресс-устойчивых животных (r=-0,8024;

p=0,0002) и 30 дней эксперимента в группе стресс-неустойчивых крыс (r=-0,7683;

p=0,0001).

Таблица 2. Содержание гликозаминогликанов и гиалуронидазная активность в печени и коже крыс при аллоксановом диабете (n=8) Дни эксперимента СУ, Контроль Показатели СНУ 10 20 30 45 Печень 12,1 17,3 21,0 18,3 16, 14, СУ [12,0;

12,2] [17,3;

19,3]* [20,7;

21,3]* [15,0;

20,7]* [15,3;

17,0] [11,7;

18,0] Суммарные +21,1% +46,8% +28,0% ГАГ, 8,4 15,6 16,5 14,0 12, ммоль/кг 10, СНУ [8,3;

9,3]* [14,9;

16,0]* [14,9;

16,8]* [13,9;

14,4]* [12,0;

14,4]* [9,1;

12,3] -18,2% +51,9% +61,0% +36,4% +24,7% 3,8 2,9 3,4 5,5 6,9 3, Гиалурони- СУ [3,4;

4,2] [2,5;

4,2] [2,9;

3,4] [3,4;

5,9]* [4,7;

9,3]* [2,5;

4,2] дазная активность, 3,4 4,7 6,9 2,5 1,7 4, мкмоль/г/ч СНУ [2,5;

4,2] [3,4;

8,5] [6,8;

7,6]* [2,1;

3,0] [1,7;

2,5]* [3,4;

8,5] Кожа 7,5 5,9 8,6 5,0 6, 7, СУ [7,4;

7,5] [5,8;

6,5]* [7,6;

8,9]* [4,8;

6,7]* [6,6;

7,1]* [6,9;

7,6] -17,2% +20,7% -29,6% -6,9% Суммарные ГАГ, 7,8 5,8 7,5 6,0 7, 7, ммоль/кг СНУ [6,4;

8,5] [5,2;

6,2]* [7,4;

8,8] [5,5;

6,3]* [6,4;

8,0] [6,3;

7,9] -16,7% -14,0% 3,6 7,6 4,8 2,5 3,2 2, Гиалурони- СУ [3,0;

4,6] [5,7;

11,4]* [3,8;

6,5]* [1,9;

3,0]* [2,7;

3,8] [2,3;

5,7] дазная активность, 3,6 7,1 4,7 1,9 3,2 3, мкмоль/г/ч СНУ [3,1;

3,8] [5,7;

8,0]* [3,8;

5,7]* [1,1;

3,4]* [2,7;

3,8] [3,0;

3,8] Примечание: медиана [нижний квартиль;

верхний квартиль];

* - p0,05 при сравнении с контрольной группой;

+/- % - разница в процентах по отношению к контролю.

Уровень сГАГ в печени опытных животных изменялся фазно, возрастая по отношению к контролю на 10 и 30 дни развития диабета. Концентрация нсГАГ снижалась к 10 дню исследования и, наоборот, была повышена в остальные дни эксперимента, максимально возрастая на 20 день опыта с 5,9 [4,5;

7,4] в контроле до 13,2 [12,8;

13,7] ммоль/кг (p=0,0008) в печени стресс-устойчивых и с 4,4 [4,0;

5,6] до 11,5 [10,4;

12,1] ммоль/кг (p=0,0008) в печени стресс неустойчивых животных. Это не противоречит данным, полученным S.

Mohanam и соавт. (1984), которые свидетельствуют, что при аллоксановом диабете в печени наблюдается значительное возрастание количества нсГАГ.

Изменение уровня суммарных ГАГ в коже СУ и СНУ крыс (табл. 2) имело сходную направленность. Статистически значимое снижение концентрации данного показателя отмечалось на 20 и 45 дни развития диабета соответственно на 17,2% (p=0,0008) и 29,6% (p=0,0008) в группе стресс-устойчивых животных и на 16,7% (p=0,0008) и 14,0% (p=0,0016) в группе стресс-неустойчивых крыс.

Указанные изменения сопровождались повышением гиалуронидазной активности в первые 20 дней исследования в обеих группах животных.

Доказано, что при экспериментальном диабете возрастает количество низкомолекулярных ИФР-связывающих белков, которые, в свою очередь, могут инактивировать ИФР-1 (M. Cechowska-Pasko et al., 1996), что, возможно, приводит к значительному снижению количества ГАГ в коже крыс при экспериментальном диабете (M. Cechowska-Pasko et al., 1996).

Содержание сульфатированных ГАГ в коже в обеих группах животных было повышено относительно контроля на протяжении всего эксперимента.

Максимальный рост отмечался на 30 день с 3,3 [2,2;

4,4] в контроле до 8, [7,8;

8,9] ммоль/кг (+141,7%;

p=0,0008) в группе стресс-устойчивых и с 3, [2,7;

3,8] до 6,4 [5,5;

7,7] ммоль/кг (+109,1%;

p=0,0008) в группе стресс неустойчивых крыс. Количество несульфатированных ГАГ, наоборот, было снижено относительно контроля во все сроки исследования. Следовательно, в коже отмечалось перераспределение фракций в пользу сГАГ, что согласуется с данными (H. Saarni et al., 1978;

T.J. Smith, 1984) о значительном снижении синтеза гиалуроновой кислоты фибробластами кожи под действием глюкокортикоидных гормонов.

Таким образом, при аллоксановом диабете в коже и печени опытных крыс наблюдались катаболические процессы в первые 20 дней эксперимента.

Начиная с 20 дня развития диабета, усиливались реакции накопления гликозаминогликанов в печени, наиболее выраженные в группе стресс неустойчивых животных. Данная динамика изменений не противоречит исследованиям С.Е. Переведенцевой (1997), С.Р. Трофимовой (1999), О.В.

Перминовой (2007). В коже опытных крыс преимущественно наблюдалось снижение суммарных ГАГ, более выраженное в группе стресс-устойчивых крыс, что, возможно, связано с более высоким уровнем 11-ОКС в плазме крови данной группы животных.

При введении даларгина на фоне иммобилизационного стресса мы наблюдали повышение концентрации 11-ОКС крови на всем протяжении опыта в обеих группах животных (рис. 3А), с максимальным ростом относительно контроля на 10 день наблюдения в группе СУ крыс (+67,9%;

p=0,0008) и на день – в группе СНУ животных (+81,6%;

p=0,0008). При этом увеличение 11 ОКС при сочетанном воздействии было более выражено, чем в опытах с «изолированной» иммобилизацией. Возможно, это связано с тем, что длительное введение опиоидных пептидов и их аналогов вызывает гипертрофию клеток пучковой зоны надпочечников и активацию синтеза глюкокортикоидных гормонов, так как опиоидные пептиды обладают независимым от гипофиза трофическим действием на пучковую зону надпочечников крыс (В.Я. Кононенко и соавт., 1989).

300 100 * * * * * % о т ко н т р о л я % о т ко н т р о л я * * * 200 * * * * * * 50 * * * * 0 0 10 20 30 40 50 60 0 10 20 30 40 50 День эксперимента День эксперимента 11-ОКС, стресс-устойчивые крысы суммарные ГАГ, стресс-устойчивые крысы 11-ОКС, стресс-неустойчивые крысы суммарные ГАГ, стресс-неустойчивые крысы А Б Рисунок 3. Изменение уровня 11-оксикортикостероидов (А) и суммарных гликозаминогликанов (Б) в плазме крови животных при введении даларгина на фоне иммобилизационного стресса.

Вместе с этим уровень ГАГ в плазме крови опытных животных (рис. 3Б) возрастал не так значительно, как при иммобилизации без введения даларгина.

Концентрация гликозаминогликанов максимально повышалась на 30 день сочетанного воздействия на 75,4% (p=0,0008) в группе стресс-устойчивых и на 91,1% (p=0,0008) в группе стресс-неустойчивых крыс.

Содержание суммарных ГАГ в печени и коже (табл. 3) также изменялось менее значительно, чем в опытах без введения даларгина. Так, концентрация данного показателя в печени снижалась на 30 день исследования у стресс устойчивых (-53,4%;

p=0,0008) и на 45 день наблюдения у стресс-неустойчивых крыс (-38,9%;

p=0,0008). При этом отмечалась тесная корреляционная связь между концентрацией ГАГ и уровнем гиалуронидазной активности в первые дней сочетанного воздействия в группе СНУ животных (r=-0,780;

p=0,00001) и на протяжении первых 45 дней эксперимента в группе СУ крыс (r=-0,700;

p=0,00003). В составе фракций наблюдалось снижение нсГАГ на 10 и 30 дни воздействия в печени стресс-устойчивых животных, с 5,6 [4,5;

6,9] в контроле до 2,4 [2,1;

2,5] и 0,5 [0,1;

0,8] ммоль/кг (p=0,0008) соответственно, и к 30 дню опыта у стресс-неустойчивых крыс, с 4,4 [3,0;

5,0] в контроле до 0,3 [0,2;

0,3] ммоль/кг (p=0,0008).

Уровень суммарных ГАГ в коже СУ крыс (табл. 3) был снижен по сравнению с контрольными показателями на протяжении 45 дней исследования, более существенно на 10 день опыта (-37,6%;

p=0,0008), а в коже СНУ животных – до 30 дня введения даларгина на фоне иммобилизации (-25,0%;

p=0,0023). Гиалуронидазная активность в группе стресс-устойчивых крыс превышала контрольные значения на 20, 30 и 60 дни наблюдения соответственно на 41,7% (p=0,0063), 25,0% (p=0,0357) и 50,0% (p=0,0008), а в группе стресс-неустойчивых животных – лишь на 30 день воздействия (+100,0%;

p=0,0008). Содержание нсГАГ в коже снижалось на протяжении первых 45 дней исследования, максимально на 45 день сочетанного воздействия с 3,3 [3,2;

4,7] до 0,6 [0,5;

0,6] ммоль/кг (p=0,0008) у СУ животных и с 3,9 [3,5;

4,3] до 0,5 [0,3;

0,5] ммоль/кг (p=0,0008) у СНУ крыс.

Перераспределение фракций в пользу сГАГ отмечалось в первые 30 дней воздействия в печени и на протяжении всего эксперимента в коже.

Таблица 3. Содержание гликозаминогликанов и гиалуронидазная активность в печени и коже крыс при введении даларгина на фоне иммобилизационного стресса (n=8) Дни эксперимента СУ, Контроль Показатели СНУ 10 20 30 45 Печень 10,7 13,3 6,7 7,3 15, 14, СУ [10,7;

11,7]* [13,2;

13,5] [5,7;

8,0]* [6,7;

8,0]* [15,0;

15,6] [10,7;

18,0] Суммарные -25,5% -53,4% -49,0% ГАГ, 9,3 8,9 7,7 6,3 11, ммоль/кг 10, СНУ [9,0;

9,9] [8,7;

9,7] [7,0;

8,0]* [5,6;

7,5]* [10,4;

13,3] [8,0;

12,3] -24,4% -38,9% 3,8 15,7 18,6 3,8 6,8 3, Гиалурони СУ [2,2;

4,2] [15,3;

16,1]* [15,2;

19,5]* [3,4;

4,2] [5,9;

14,4]* [2,1;

4,2] дазная активность, 2,9 20,3 12,7 2,5 6,3 3, СНУ мкмоль/г/ч [2,5;

4,6] [19,5;

25,4]* [4,2;

15,3]* [2,5;

4,2] [2,5;

6,8]* [2,5;

4,2] Кожа 4,5 5,8 6,3 6,2 8, 7, СУ [4,4;

4,8]* [5,4;

6,9]* [5,9;

6,4]* [3,9;

7,8] [7,4;

10,3]* [7,1;

7,6] -37,6% -18,1% -11,0% +13,8% Суммарные ГАГ, 6,0 5,4 5,2 6,7 6, 6, ммоль/кг СНУ [5,2;

6,0]* [5,2;

5,7]* [4,1;

5,5]* [4,7;

9,1] [6,0;

9,8] [6,3;

7,6] -12,5% -24,4% -25,0% 5,7 6,5 5,7 4,6 6, 4, Гиалурони- СУ [3,8;

7,6] [5,7;

24,8]* [3,8;

7,6]* [3,0;

6,1] [6,8;

7,6]* [3,4;

4,9] +41,7% +25,0% +50,0% дазная активность, 6,3 4,9 11,5 7,3 4, 5, мкмоль/г/ч СНУ [3,8;

13,3] [3,8;

5,7] [11,4;

17,2]* [3,4;

11,5] [3,8;

7,2] [3,8;

5,7] +100,0% Примечание: медиана [нижний квартиль;

верхний квартиль];

* - p0,05 при сравнении с контрольной группой;

+/- % - разница в процентах по отношению к контролю.

Таким образом, показатели обмена гликозаминогликанов в коже и печени опытных животных при введении даларгина на фоне иммобилизации изменяются аналогично, но менее значительно, чем в экспериментах без введения даларгина. Возможно, менее выраженный катаболический эффект стрессорных воздействий в исследуемых тканях связан со способностью даларгина снижать связывание глюкокортикоидов с их рецепторами в печени (А.И. Бобков и соавт., 1986), а также угнетать активность аденилатциклазы и предупреждать вызванное катехоламинами повышение уровня цАМФ (Г.К.

Золоев и соавт., 1992;

С.Р. Мравян, 1993), что ведет к торможению распада биополимеров соединительной ткани (P.R. Sudhakaran, 1980).

При введении даларгина на фоне аллоксанового диабета наблюдалось стойкое повышение уровня глюкозы в плазме крови в обеих группах животных.

Концентрация глюкозы в группе СУ крыс возрастала к 20 дню исследования с 5,5 [5,2;

6,2] в контроле до 8,2 [6,4;

9,0] ммоль/л (p=0,0033), а в группе СНУ животных к 10 дню опыта с 6,0 [5,6;

6,2] в контроле до 8,8 [8,3;

9,4] ммоль/л (p=0,0008). Содержание GHb в крови СУ крыс значимо отличалось от контроля (5,5 [4,7;

6,9] мкмоль фру/г Нb) лишь на 20 день воздействия (+67,3%;

p=0,0033).

В крови СНУ животных GHb был повышен относительно контроля (5,6 [5,1;

6,1] мкмоль фру/г Нb) с 20 по 60 дни эксперимента, с максимумом на 45 день опыта (+94,6%;

p=0,0008). Уровень глюкокортикоидов (рис. 4А) возрастал на 10 день исследования (+26,1%;

p=0,0357) в группе СУ крыс и на 20 (+68,7%;

p=0,0008) и 30 (+29,5%;

p=0,0046) дни сочетанного воздействия в группе СНУ животных.

Вероятно, указанные изменения связаны со способностью даларгина модулировать активность гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы (Г.К. Золоев и соавт., 1992;

И.Д. Суркина и соавт., 1996).

80 * * * % о т ко н тр о ля 60 * % от кон троля * 40 * * * * * * * 0 0 10 20 30 40 50 60 * -20 0 10 20 30 40 50 -40 * День эксперимента День эксперимента суммарные ГАГ, стресс-устойчивые крысы 11-ОКС, стресс-устойчивые крысы суммарные ГАГ, стресс-неустойчивые крысы А Б 11-ОКС, стресс-неустойчивые крысы Рисунок 4. Изменение уровня 11-оксикортикостероидов (А) и суммарных гликозаминогликанов (Б) в плазме крови животных при введении даларгина на фоне аллоксанового диабета.

Содержание суммарных ГАГ в плазме крови было повышено на протяжении всего эксперимента (рис. 4Б), максимально возрастая на 30 день опыта как в группе стресс-устойчивых (+210,1%;

p=0,0008), так и в группе стресс неустойчивых (+186,2%;

p=0,0008) крыс.

Таблица 4. Содержание гликозаминогликанов и гиалуронидазная активность в печени и коже крыс при введении даларгина на фоне аллоксанового диабета (n=8) Дни эксперимента СУ, Контроль Показатели СНУ 10 20 30 45 Печень 21,3 15,7 22,0 27,7 15, 14, СУ [16,7;

22,7]* [13,3;

18,7] [17,3;

24,0]* [26,7;

28,7]* [15,0;

19,0]* [11,7;

18,0] Суммарные +48,9% +53,7% +93,3% +7,1% ГАГ, 19,5 9,7 15,7 17,2 18, ммоль/кг 10, СНУ [16,0;

22,6]* [8,3;

10,1] [13,1;

17,0]* [16,0;

19,2]* [18,4;

21,8]* [9,0;

12,2] +89,3% +53,2% +68,6% +79,2% 3,8 8,9 14,8 10,2 5,9 4, Гиалурони СУ [3,4;

4,2] [2,5;

12,7] [12,7;

16,9]* [10,1;

10,2]* [3,4;

8,5] [3,4;

6,0] дазная активность, 3,4 11,0 11,4 13,5 8,3 3, СНУ мкмоль/г/ч [2,5;

4,2] [10,2;

11,8]* [3,4;

19,5] [6,8;

14,4]* [6,8;

8,5]* [2,5;

12,7] Кожа 11,3 7,1 12,8 15,3 9, 7, СУ [11,1;

12,8]* [5,9;

7,9] [12,8;

13,1]* [15,0;

15,8]* [9,1;

9,8]* [6,9;

7,6] +59,1% +79,3% +113,8% +35,3% Суммарные ГАГ, 10,6 6,0 12,6 9,4 11, 7, ммоль/кг СНУ [10,4;

11,1]* [4,6;

7,4]* [11,8;

13,3]* [8,9;

10,1]* [10,4;

11,8]* [6,3;

7,6] +50,9% -14,0% +78,9% +33,3% +57,9% 3,6 8,6 5,5 2,5 3,8 5, Гиалурони СУ [3,4;

4,6] [7,6;

19,1]* [3,8;

19,1]* [1,9;

3,4]* [2,7;

7,6] [2,3;

5,7] дазная активность, 3,8 7,8 4,8 1,9 3,2 3, СНУ мкмоль/г/ч [3,0;

5,3] [7,6;

17,2]* [3,8;

5,7] [1,1;

9,5] [2,7;

3,8] [3,0;

9,5] Примечание: медиана [нижний квартиль;

верхний квартиль];

* - p0,05 при сравнении с контрольной группой;

+/- % - разница в процентах по отношению к контролю.

Концентрация суммарных ГАГ в печени (табл. 4) повышалась на 10 и дни воздействия соответственно на 48,9% (p=0,0063) и 93,3% (p=0,0008) у СУ животных и на 89,3% (p=0,0016) и 68,6% (p=0,0008) у СНУ крыс. Возрастание биополимеров происходило за счет несульфатированной фракции. Содержание нсГАГ в ткани печени стресс-устойчивых животных увеличивалось на 10, 30 и 45 дни исследования с 5,4 [3,3;

6,9] ммоль/кг в контроле до 12,0 [8,3;

12,7], 17, [13,4;

18,4] и 18,4 [17,8;

19,8] ммоль/кг (p=0,0008) соответственно. В группе стресс-неустойчивых крыс уровень несульфатированных ГАГ был повышен на протяжении всего эксперимента, за исключением 20 дня опыта, значительно возрастая на 45 день исследования с 4,0 [3,5;

5,6] ммоль/кг (в контроле) до 11, [11,0;

13,6] ммоль/кг (p=0,0008).

В коже наблюдалось возрастание концентрации гликозаминогликанов (табл. 4) в группе СУ животных на 10 и 45 дни воздействия на 59,1% (p=0,0008) и 113,8% (p=0,0008) соответственно, а в группе СНУ крыс – на 10 и 30 дни опыта на 50,9% (p=0,0008) и 78,9% (p=0,0008) соответственно. Уровень сГАГ в коже был повышен по сравнению с контролем на протяжении первых 30 дней исследования, с максимальным ростом на 10 день сочетанного воздействия с 3,9 [2,2;

3,9] до 10,5 [10,0;

10,5] ммоль/кг (p=0,0008) в группе стресс-устойчивых животных и с 3,0 [1,6;

3,8] до 10,0 [7,7;

11,1] ммоль/кг (p=0,0008) в группе стресс-неустойчивых крыс. Концентрация нсГАГ в обеих опытных группах снижалась относительно контрольных показателей до 20 дня и возрастала к дню опыта (p=0,0008). Следовательно, в первые 30 дней сочетанного воздействия в обеих группах животных наблюдалось перераспределение фракционного состава в пользу сульфатированных ГАГ, а с 45 дня опыта, наоборот, преобладали несульфатированные ГАГ.

Таким образом, введение даларгина на фоне аллоксанового диабета приводит к активации анаболических процессов со стороны гликозаминогликанов, наиболее выраженной в группе стресс-устойчивых животных. Полученные нами данные не противоречат исследованиям С.Е.

Переведенцевой (1996) и С.Р. Трофимовой (1999), которые отмечают усиление процессов накопления коллагеновых белков в печени при введении опиоидных пептидов в условиях экспериментального диабета у крыс. Указанные изменения, вероятно, обусловлены способностью даларгина стимулировать пролиферацию фибробластов с увеличением числа митозов, а также их быструю дифференцировку с усилением секреции гликозаминогликанов и коллагена (Л.В. Маслова и соавт., 1991). Вместе с активацией анаболических процессов, даларгин ослабляет действие факторов, приводящих к активации катаболизма. Показано, что он способен снижать усиленные при сахарном диабете процессы перекисного окисления липидов и следующее за ним усиление распада коллагена и ГАГ в печени (С.С. Тимошин и соавт., 1991;

Р.Н.

Короткина и соавт., 1992). Кроме того, даларгин, путем ингибирования аденилатциклазы, ведет к снижению повышенного уровня цАМФ, который прямо коррелирует со скоростью внутриклеточного распада биополимеров соединительной ткани (Н.Н. Прозоровская и соавт., 1988).

Полученные нами данные свидетельствуют о том, что при иммобилизационном стрессе и аллоксановом диабете наблюдаются значительные сдвиги в обмене гликозаминогликанов кожи и печени, характеризующиеся снижением количества ГАГ и ростом гиалуронидазной активности, что указывает на усиление катаболических процессов в исследуемых тканях. В то же время применение даларгина нивелирует существенно измененные показатели в обмене ГАГ, полученные в опытах без сочетанного воздействия. Так, введение даларгина на фоне иммобилизационного стресса приводит к менее выраженному снижению уровня ГАГ и их фракций, а в сочетании с аллоксановым диабетом – к накоплению биополимеров в исследуемых тканях.

Необходимо отметить, что указанные изменения протекают однонаправлено в обеих опытных группах крыс, но при изолированном экспериментальным стрессе и диабете они более существенны в печени стресс неустойчивых животных и в коже стресс-устойчивых крыс, а при введении даларгина на фоне стрессогенных воздействий – в обеих исследуемых тканях в группе стресс-устойчивых животных.

ВЫВОДЫ 1. Многократный иммобилизационный стресс у стресс-устойчивых и стресс неустойчивых крыс приводит к увеличению содержания суммарных гликозаминогликанов в плазме крови и снижению их количества в тканях кожи и печени, что указывает на усиление катаболических процессов в исследуемых тканях.

2. Экспериментальный диабет, вызванный введением аллоксана, в группах стресс-устойчивых и стресс-неустойчивых животных сопровождается выраженным гипергликемическим синдромом и приводит к угнетению синтетических процессов в обмене гликозаминогликанов в коже. В печени с дня развития диабета наблюдается накопление изучаемых биополимеров.

3. При изолированном экспериментальном стрессе и диабете изменения показателей обмена гликозаминогликанов однонаправлены в группах стресс устойчивых и стресс-неустойчивых крыс, и более существенны в печени стресс-неустойчивых и в коже стресс-устойчивых животных.

4. При введении даларгина на фоне иммобилизационного стресса и аллоксанового диабета наблюдается ослабление катаболических процессов в обмене гликозаминогликанов кожи и печени, наблюдаемых у животных с изолированным экспериментальным стрессом и диабетом. Одновременно отмечается накопление гликозаминогликанов в исследуемых тканях.

5. Введение даларгина на фоне длительных стрессогенных воздействий сопровождается однонаправленными изменениями показателей обмена гликозаминогликанов у стресс-устойчивых и стресс-неустойчивых крыс, более выраженными в тканях кожи и печени в группе стресс-устойчивых животных.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ Полученные нами данные, указывающие на ослабление сдвигов в обмене гликозаминогликанов при введении даларгина, могут быть использованы в клинике с целью возможной фармакологической коррекции метаболических нарушений при стрессогенных воздействиях различного генеза.

Применяемые в работе биохимические методы количественного определения концентрации гликозаминогликанов в тканях и плазме крови могут быть использованы в эксперименте и клинике в комплексе с другими методами для оценки состояния углеводсодержащих биополимеров соединительной ткани.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ 1. Протасова, С.В. Состояние коры надпочечников и обмен гликозаминогликанов печени крыс при длительном иммобилизационном стрессе / С.В. Протасова, Е.Г. Бутолин // Морфологические ведомости. – 2008.

– № 3-4 – С. 199-200.

2. Протасова, С.В. Влияние аллоксанового диабета на обмен углеводсодержащих биополимеров в печени и слизистой желудка у крыс с различной устойчивостью к стрессу / С.В. Протасова, Е.Г. Бутолин, А.В.

Оксузян // Сибирский медицинский журнал. – 2010. – №1. – С. 48-50.

3. Протасова, С.В. Обмен углеводсодержащих биополимеров в печени и слизистой желудка при экспериментальном диабете у крыс с различной устойчивостью к стрессу / С.В. Протасова, Е.Г. Бутолин, А.В. Оксузян // Сахарный диабет. – 2010. – №1. – С. 10-12.

4. Протасова, С.В. Содержание гексозаминов в крови стресс-устойчивых и стресс-неустойчивых крыс при длительной иммобилизации / С.В. Протасова // Материалы V межрегиональной межвузовской научной конференции молодых ученых и студентов. – Ижевск, 2008. – С. 73-75.

5. Протасова, С.В. Показатели обмена углеводсодержащих биополимеров в крови крыс при длительных стрессогенных воздействиях / С.В. Протасова, А.В.

Оксузян // Материалы II международной научной конференции молодых ученых-медиков. Том I. – Курск, 2008. – С. 90-92.

6. Протасова, С.В. Обмен гликозаминогликанов в печени стресс-устойчивых и стресс-неустойчивых крыс при длительных стрессогенных воздействиях / С.В.

Протасова, Е.Г. Бутолин // Материалы II Международной научно-практической конференции «Постгеномная эра в биологии и проблемы биотехнологии». – Казань, 2008. – С.108-109.

7. Протасова, С.В. Влияние длительной иммобилизации на изменение уровня гексозаминов в коже крыс с различной устойчивостью к стрессу / С.В.

Протасова // Материалы VI Всероссийской конференции с международным участием «Механизмы функционирования висцеральных систем». – Санкт Петербург, 2008. – С. 171.

8. Протасова, С.В. Динамика изменений содержания углеводсодержащих биополимеров в крови крыс при длительных стрессогенных воздействиях различного генеза / С.В. Протасова, Е.Г. Бутолин, А.В. Оксузян // Вятский медицинский вестник. – 2008 – №1. – С. 81-83.

9. Протасова, С.В. Гликозаминогликаны кожи при экспериментальном сахарном диабете у крыс с различной устойчивостью к стрессу / С.В. Протасова // Материалы Российской конференции «Актуальные проблемы теоретической и прикладной биохимии». – Челябинск, 2009. – С. 72-73.

10. Протасова, С.В. Уровень гликозаминогликанов в печени крыс с различной устойчивостью к стрессу при введении даларгина на фоне длительной иммобилизации / С.В. Протасова, Е.Г. Бутолин // Материалы VII Всероссийской конференции с международным участием «Механизмы функционирования висцеральных систем». – Санкт-Петербург, 2009. – С. 360 361.

11. Протасова, С.В. Содержание гексозаминов в печени крыс с различной устойчивостью к стрессу при экспериментальной диабете / С.В. Протасова // Труды Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Вопросы патогенеза типовых патологических процессов». – Новосибирск, 2009. – С. 302-304.

12. Протасова, С.В. Содержание гликозаминогликанов в крови крыс с различной устойчивостью к стрессу при введении даларгина в условиях экспериментального диабета / С.В. Протасова // Материалы региональной научно-практической конференции «Клиническая биохимия: единство фундаментальной науки и лабораторной диагностики». – Ижевск, 2010. – С.149-151.

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ ГА – гексозамины ГАСА – гексозаминсинтетазная активность ГАГ – гликозаминогликаны сГАГ – сульфатированные гликозаминогликаны нсГАГ – несульфатированные гликозаминогликаны ИФР – инсулиноподобный фактор роста СУ – стресс-устойчивые СНУ – стресс-неустойчивые УСБ – углеводсодержащие биополимеры 11-ОКС – 11-оксикортикостероиды GHb – гликированный гемоглобин

 


Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.