авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Модификация гепарином токсических и термопро текторных свойств зоотоксинов

На правах рукописи

Оксана Олеговна Данилова МОДИФИКАЦИЯ ГЕПАРИНОМ ТОКСИЧЕСКИХ И ТЕРМОПРО ТЕКТОРНЫХ СВОЙСТВ ЗООТОКСИНОВ 03.00.13 – физиология

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук

Нижний Новгород 2008

Работа выполнена на кафедре физиологии и биохимии человека и животных Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского

Научный консультант: доктор биологических наук, профессор Александр Евгеньевич Хомутов;

Официальные оппоненты: доктор биологических наук, профессор Гелашвили Давид Бежанович;

доктор медицинских наук, профессор Бояринов Геннадий Андреевич.

Ведущая организация:

Нижегородская государственная медицинская академия

Защита состоится «_5 июня_» 2008г. в 15 часов на заседании диссерта ционного совета Д.212.166.15 Нижегородского государственного универси тета им. Н.И. Лобачевского по адресу: 603950, Нижний Новгород, пр. Гага рина, д. 23, корп. 1, биологический факультет.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Нижегородского го сударственного университета им. Н.И. Лобачевского Автореферат разослан «» 2008г.

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат биологических наук, доцент А.С. Корягин

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Актуальной задачей современной физио логии является выяснение роли эндогенных физиологически активных ве ществ в регуляции вегетативных функций организма. Одним из важных био регуляторов является гепарин, синтезируемый тучными клетками печени, легких, соединительной ткани, играющий особую роль в поддержании го меостаза. Хорошо установленным фактом является способность гепарина об разовывать комплексы с широким спектром белков, пептидов, ферментов, катионных соединений, при этом могут меняться как его собственные свой ства, так и свойства веществ, вступающих с ним во взаимодействие (Кудря шов, 1975;

Хомутов, 1987;

Ляпина, 1987;

Умарова и др., 1993;

Кондашевская, Ляпина, 1998;

Chen J. et al., 2006;

Troy, 2006;

Prakesh et al., 2007).

Влияние высокой температуры окружающей среды на организм челове ка и животных охватывает широкий круг вопросов физиологического харак тера. Одним из вопросов этого влияния является тот факт, что кратковремен ное действие тепла на организм или эпизодические случаи перегревания не являются типичными в условиях жизнеобитания. Чаще всего организм стал кивается с более или менее продолжительным влиянием высокой внешней температуры, которое связано с климатогеографическими условиями или со спецификой процессов (Султанов и др., 2001;

Portner, 2001, 2002;

Sharma, Hoopes, 2003).

На кафедре физиологии и биохимии человека и животных в течение по следних 30 лет под руководством профессора А.Е. Хомутова ведутся актив ные исследования термопротекторных свойств зоотоксинов как на уровне целостного организма, так и отдельных функциональных систем. В экспери ментах на лабораторных животных показано увеличение продолжительности жизни при предварительном введении зоотоксинов по сравнению с исполь зованием только высокой внешней температуры. Установлен механизм за щитно-компенсаторных реакций, связанных с острым перегреванием.

Однако практическое использование зоотоксинов при высокой внешней температуре без учета эндогенных факторов, к которым относится гепарин, невозможно, так как гепарин, обладая полифункциональными свойствами, может изменить вектор действия зоотоксинов на диаметрально противопо ложный (Хомутов и др. 2005, 2006;

Ягин, 2007) Цель исследования: изучение токсических и термопротекторных свойств зоотоксинов в условиях вызванной гипер- и гипогепаринемии.

Задачи исследования:

1. провести сравнительный анализ токсических свойств ядов животных, относящихся к разным таксономическим группам при нормотермии (20°С) в условиях вызванной гипер- и гипогепаринемии;

2. изучить влияние экзогенного и эндогенного гепарина на термопротек торные свойства зоотоксинов на уровне целостного организма;

3. изучить состояние сердечно-сосудистой и дыхательной систем в усло виях экспериментальной гипертермии на фоне введения зоотоксинов и пред варительном введении гепарина;

5. оценить гистологические изменения в органах крыс при действии вы сокой температуры на фоне введения зоотоксинов и предварительного вве дения гепарина;

6. исследовать in vitro взаимодействие гепарина с зоотоксинами.

Научная новизна работы. Установлено, что как яды, относящиеся к нейротропным антикоагулянтам (пчелиный яд, яд скорпиона, яд кобры), так и яды, относящиеся к прокоагулянтам (яды эфы, гюрзы и гадюки) в присут ствии гепарина теряют свои токсические свойства. Гепарин не действует на токсические свойства яда щитомордника и жабьего яда.

Показано, что пчелиный яд, яд скорпиона, яды кобры, щитомордника, эфы, гюрзы, гадюки и жабы в определенных дозах увеличивают продолжи тельность жизни в условиях высокой внешней температуры (50°С) в 1,5 – 5, раз. Впервые установлено, что совместное применение гепарина и зоотокси нов (кроме яда щитомордника и жабьего яда) блокирует проявление термо протекторных свойств. Гепарин не влияет на термопротекторные свойства яда щитомордника и жабьего яда.

Оптическая плотность растворов гепарина и пчелиного яда, мелиттина, яда кобры, гюрзы, эфы in vitro резко увеличивается. Яд щитомордника и жа бий яд не взаимодействуют в растворе с гепарином, не изменяют оптической плотности и не изменяют спектров поглощения в УФ-области.



Теоретическая и практическая значимость работы. Полученные данные о токсическом и термопротекторном действии зоотоксинов на фоне введения гепарина значительно расширяют современное представление о не специфической регуляции гомеостаза. Фундаментальное значение для пони мания процессов теплового стресса имеют исследования состояния сердечно сосудистой и дыхательной систем, функционирующие в условиях высокой внешней температуры на фоне действия зоотоксинов и вызванной гипер- и гипогепаринемии.

Результаты работы внедрены в учебный процесс кафедры физиологии и биохимии человека и животных Нижегородского государственного универ ситета им. Н.И. Лобачевского.

Положения, выносимые на защиту:

1. Установлено, что токсичность пчелиного яда и ядов змей (кроме яда щитомордника) в условиях нормотермии (20°С) зависит от дозы предвари тельно введенного гепарин. Гипогепаринемия усиливает токсичность ядов животных. Эндогенный и экзогенный гепарин не оказывает влияния на ток сические свойства яда щитомордника и жабьего яда.

2. Показано, что все исследованные зоотоксины (пчелиный яд, яд скор пиона, жабий яд, яд кобры, гюрзы, эфы, гадюки) обладают термопротектор ным действием. Гепарин блокирует термопротекторное действие большинст ва исследованных зоотоксинов и не влияет на эти свойства яда щитомордни ка и жабьего яда.

3. Установлено, что экзогенный и эндогенный гепарин изменяют пока затели сердечно-сосудистой системы, регистрируемые при введении пчели ного яда и яда кобры в условиях гипертермии, а щитомордника не изменяют.

4. Показано, что экзогенный и эндогенный гепарин изменяют показатели внешнего дыхания, регистрируемые при введении пчелиного яда и яда кобры в условиях гипертермии, а щитомордника не изменяют.

5. Выявлено взаимодействие гепарина с пчелиным ядом, мелиттином, ядом кобры, гюрзы и эфы in vitro. Яд щитомордника и жабий яд не взаимо действуют in vitro с гепарином.

Апробация работы. Основные положения работы были доложены и об суждены: на Всероссийской конференции молодых исследователей «Физио логия и медицина» (Санкт-Петербург, 2005), на 4-й Всероссийской конфе ренция с международным участием «Гипоксия: механизмы, адаптация, кор рекция» (Москва, 2005), на 6-й Международной выставке и конференции «Интермед – 2005» (Москва, 2005), на IV Всероссийской конференции, по священной 80-летию Института физиологии им. И.П. Павлова «Механизмы функционирования висцеральных систем» (Санкт-Петербург, 2005), на науч но-практической конференции «Инновационные технологии в пчеловодстве» (Рыбное, 2006), на научно-практической конференции «Современные техно логии в пчеловодстве» (Рыбное, 2006).

По материалам диссертации опубликовано 18 работ, в числе которых публикаций в изданиях, рекомендованных ВАК для публикации материалов кандидатских диссертаций.

Объем и структура диссертации. Диссертация изложена на 181 стра нице и состоит из введения, 1 главы обзора литературы, материалов и мето дов исследования, 6 глав собственных исследований, выводов, библиографи ческого указателя, приложения. Список цитируемой литературы содержит 304 источника, из которых 163 на русском и 141 на иностранных языках.

Диссертация иллюстрирована 20 таблицами и 65 рисунками.

МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ В работе использовался яд кобры среднеазиатской (Naja oxiana Eichw.), эфы (Echis carinatus Schneid), щитомордника восточного (Agkistrodon blom hoffi Boie), гюрзы (Vipera lebetina L.), гадюки обыкновенной (Vipera berus L.), полученные из Ташкентского института зоологии и паразитологии, а также яд скорпиона (Butus eupeus C. Koch), нативный яд пчелы (Apis mellifera L.) и яд жабы (Bufo bufo L), полученные в полевых условиях сотрудниками ка федры физиологии и биохимии человека и животных ННГУ.

Исследования были проведены на 320 белых крысах массой 180 - 210 г и 150 лабораторных мышах массой 20±2 г. Все животные до опыта содержа лись на общем рационе вивария. Кроме того, было исследовано 120 гистоло гических срезов паренхиматозных органов (печень, легкие, почки, селезен ка). При изучении процесса взаимодействия гепарина с зоотоксинами in vitro было исследовано 140 образцов.

В работе использовали гепарин (АО «Курган»), содержащий 5000 МЕ в 1 мл, протамин сульфат (1% раствор). Для спектрофотометрических исследо ваний использовали сухой гепарин (производство Франция), содержащий МЕ в 1 мг, разведенный в дистиллированной воде или фосфатном буфере (рН 7,2).

Исследуемые вещества разводились в изотоническом растворе хлорида натрия и вводились внутрибрюшинно животным в возрастающих количест вах. Полученные результаты были подвергнуты статистической обработке методом пробит-анализа Миллера и Тейтнера (Беленький, 1963). Влияние ге парина на токсичность ядов животных определяли в аналогичных экспери ментах, вводя животным смеси гепарина с зоотоксинами в различных соот ношениях, а также яды на фоне предварительной гепаринизации (за 10 минут до введения зоотоксина) и гепарин через 10 минут после интоксикации.

Опыты по изучению действия высокой температуры на показатели жизнедеятельности животных проводились в термокамере, конструкция ко торой была разработана на кафедре физиологии и биохимии человека и жи вотных ННГУ (Хомутов, Ягин, 1986). Эксперименты проводились при ста билизированной температуре 50°С. Термокамера была выполнена в виде герметичного устройства 1,3х1,0х1,0 м с теплоизолированными стенками и вентиляционными отверстиями в передней части. Высокая температура ав томатически поддерживалась с помощью тепловентилятора, расположенного вне камеры и блока стабилизации температуры, датчик которого располагал ся внутри камеры. Передняя стенка камеры была выполнена из прозрачного органического стекла для визуальной регистрации продолжительности жиз ни, двигательной активности, поведенческих реакций животных.

Электрокардиограмма записывалась в трех стандартных отведениях.

Для регистрации ЭКГ животные фиксировались на столе, лежа на спине. В дистальные отделы конечностей вводились тонкие инъекционные иглы, представляющие собой электроды кардиографа. По показателям ЭКГ высчи тывалась частота сердечных сокращений. Давление измеряли кровавым ме тодом в бедренной артерии. Регистрация давления осуществлялась посредст вом записи показаний ртутного манометра на ленте кимографа или с помо щью электроманометра ЭМ-02 с регистрацией на электросамописце Н320-3.

Частоту дыхания измеряли при помощи пневмотахографа.

Светоскопическую микроскопию проводили в гистологических препа ратах селезенки, печени, почек, легкого, приготовленных после 72 - 96 часов фиксации в 10% буферном растворе водного нейтрального формалина. Мате риал, залитый в парафиновые блоки, резали на санном микротоме МС-2.

Срезы толщиной 7мкм окрашивались гематоксилин-эозином, железным ге матоксилином, ставилась РА-реакция как без, так и с предварительной обра боткой амилазой. С каждого блока делали по 10 ступенчатых срезов каждой окраски. Обсчет объектов проводили с помощью системы "Интеграл-2МГ".

Поле зрения на срезах выбирали по методу случайных чисел. Осмотр и мик рофотографирование гистологических препаратов осуществляли на микро скопе МБИ-15.

Взаимодействие гепарина с зоотоксинами in vitro изучали фотоколори метрическим методом, а также по изменению спектров поглощения данных веществ и их смесей в УФ и видимой области. Колориметрирование осуще ствляли на фотоэлектроколориметре КФК-3 при синем светофильтре ( нм).

Измерения спектров поглощения проводили на установке, функцио нально идентичной однолучевому спектрофотометру. Установка включала в себя источник света (водородная лампа или лампа накаливания), монохрома тор МДР-12 с шаговым двигателем, синхронный детектор, светоприемную камеру, в которой размещались кварцевые кюветы с растворами, и фотоум ножитель, подключенный к ЭВМ для автоматической регистрации данных.

Исследуемые вещества разводили в фосфатном буфере (рН 7,2) или в дис тиллированной воде, экстинкцию растворов измеряли относительно раство рителей. В первой серии исследовали УФ спектры поглощения в области - 300 нм зоотоксинов и их смеси с гепарином в тех же концентрациях, разве денных в фосфатном буфере.





Статистическая обработка экспериментальных данных была выполнена с помощью программы «Биостат». Для сравнения нескольких групп использо вали однофакторный дисперсионный анализ и критерий Стьюдента с по правкой Бонферрони для множественных сравнений (Гланц, 1999).

РЕЗУЛЬТАТЫ ОПЫТОВ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ Модификация гепарином токсических свойств зоотоксинов.

Яд кобры в наших экспериментах обладал наибольшей токсичностью.

Доза, вызывающая гибель 50% крыс (ДЛ50), равнялась 0,6±0,08 мг/кг. Тем не менее, предварительная инкубация зоотоксина с гепарином приводила к зна чительному ослаблению его токсических свойств. Так, ДЛ50 смеси яд гепарин в соотношении 1:0,05 возрастала почти в 3 раза (до 1,7±0,1 мг/кг), а при десятикратном увеличении содержания гепарина в смеси была 0,9±0, мг/кг (рис. 1).

Доза, вызывающая гибель 100% экспериментальных животных (2ДЛ50), для яда кобры была 1,5 мг/кг. При введении животным смеси яд-гепарин в соотношении 1:0,05 2ДЛ50 возрастала до 2,4±0,2 мг/кг, однако при увеличе нии количества гепарина в смеси до соотношения 1:0,5 была несколько меньше контрольного значения и составила 1,2±0,1 мг/кг (рис. 1).

Наибольший токсический эффект яда кобры проявлялся при его введе нии на фоне антагониста гепарина протамин сульфата. ДЛ50 токсина была в этом случае заметно ниже контроля – 0,45±0,01 мг/кг (рис. 1).

Введение крысам летальной дозы (2ДЛ50) яда кобры вызывало гибель всех экспериментальных животных. Предварительная инкубация яда с гепа рином способствовала выживанию животных. При инъекции животным сме си яд-гепарин в соотношении 1:0,05;

1:0,5 и 1:5 в эксперименте осталось в живых 66, 41 и 33% крыс соответственно.

2.4±0. 2, 2, 2, 2, 1.7±0. 1, Доза яда, мг/кг 1,6 1. 1,4 1.2±0. 1, 0.9±0. 1, 0.6±0. 0, 0,6 0.45±0. 0, 0, 0, 5 6 1 2 3 Рис. 1. Токсичность яда кобры и смеси гепарин-яд.

1. ДЛ50 яда кобры 2. ДЛ50 смеси яд-гепарин (1:0.5) 3. ДЛ50 смеси яд-гепарин (1:5) 4. 2ДЛ50 яда кобры 5. 2ДЛ50 смеси яд-гепарин (1:0.5) 6. 2ДЛ50 смеси яд-гепарин (1:5) 7. ДЛ50 яда кобры на фоне протамин сульфата (1,0 мг/кг) Инъекция гепарина крысам в различных дозах также приводила к уменьшению токсичности яда кобры. Предварительное введение гепарина в дозах 5, 50, 500 и 5000 МЕ/кг способствовало выживаемости соответственно 55, 45, 40 и 25% животных, получивших инъекцию 2ДЛ50 яда.

Введение гепарина в дозах 5, 50, 500 и 5000 МЕ/кг на фоне яда кобры в дозе 2ДЛ50 сопровождалось увеличением выживаемости крыс до 20, 52, 40 и 33% соответственно.

Аналогичные данные были получены при изучении антидотного дейст вия гепарина при введении пчелиного яда, ядов гюрзы и эфы.

Иная картина наблюдалась при изучении детоксицирующего действия гепарина при введении яда щитомордника и жабьего яда. Яд щитомордника в наших экспериментах характеризовался наименьшей токсичностью. Доза яда, соответствующая 50%-ной летальности, равнялась 10,2±1,1 мг/кг. Гепа рин, добавленный к яду в различных соотношениях, не оказывал влияния на выживаемость животных. ДЛ50 смеси яда щитомордника с гепарином при со отношениях 1:0,05, 1:0,5 и 1:5 практически не отличалась от контроля и рав нялась 10,4±1,4, 9,8±0,8 и 10,2±2,2 мг/кг соответственно (рис. 2).

18.6±2.1 19.2±1. 18.2±1. 19. Доза яда, мг/кг 10.2±2. 10.4±1. 12 10.2±1. 9.8±0.8 9.9±0. 1 2 3 4 5 6 7 8 Рис. 2. Токсичность яда щитомордника и смеси гепарин-яд.

1. ДЛ50 яда щитомордника 2. ДЛ50 смеси яд-гепарин (1:0,05) 3. ДЛ50 смеси яд-гепарин (1:0,5) 4. ДЛ50 смеси яд-гепарин (1:5) 5. 2ДЛ50 яда щитомордника 6. 2ДЛ50 смеси яд-гепарин (1:0,05) 7. 2ДЛ50 смеси яд-гепарин (1:0,5) 8. 2ДЛ50 смеси яд-гепарин (1:5) 9. ДЛ50 яда щитомордника на фоне протамин сульфата (1,0 мг/кг) Доза яда, вызывающая в эксперименте гибель всех крыс (2ДЛ50), была 19,8 мг/кг. Инъецирование животным смеси яд-гепарин не изменяло токсич ности яда, и 2ДЛ50 оставалась на том же уровне: ее значения в опытах равня лись 18,6±2,1, 19,2±1,8 и 18,2±1,7 мг/кг при соотношении компонентов смеси 1:0,05, 1:0,5 и 1:5 соответственно (рис. 2).

Протамин сульфат, инактивирующий эндогенный гепарин, также не влиял на токсичность яда щитомордника, ДЛ50 в этом случае имела значение 9,9±0,8 мг/кг.

Аналогичные данные были получены при изучении выживаемости жи вотных в условиях сочетанного применения гепарина и жабьего яда.

Таким образом, гепарин в экспериментах на лабораторных крысах обла дал выраженными антидотными свойствами по отношению к большинству зоотоксинов, различных по составу и физиологическому действию. Эффек тивность гепарина, по-видимому, только отчасти объясняется его антикоагу лянтными свойствами, так как его защитное действие проявлялось как при совместном введении с типичными гемокоагулирующими зоотоксинами – ядом гюрзы и ядом эфы, так и с нейротропным ядом кобры, и с мембраноли тиком – пчелиным ядом. Кроме того, искусственно вызванная гипергепари немия также способствовала повышению выживаемости животных, отрав ленных ядами животных. Характерной особенностью гепарина является то, что его максимальный антидотный эффект проявляется в определенной дозе, либо при соотношении компонентов смеси, оптимальных для данного зоо токсина.

Модификация гепарином термопротекторных свойств зоотоксинов.

На кафедре физиологии и биохимии человека и животных Нижегород ского государственного университета им. Н.И. Лобачевского выявлено прин ципиально новое свойство зоотоксинов, а именно их термопротекторное дей ствие. В нашей работе подтвержден термопротекторный феномен ряда зоо токсинов, относящихся по своему физиологическому действию к нейроток сическим антикоагулянтам с одной стороны и к геморрагическим коагулян там – с другой.

При высокой внешней температуре на фоне введения яда кобры продол жительность жизни лабораторных крыс увеличивается с 45±0,5 мин при тем пературе 50°С до 61±1,4 мин при совместном воздействии температурной экспозиции и яда кобры (рис. 3).

* Продолжительность жизни, мин * * * * Г Г Г Г Г 1 2 4 *Критерий Стьюдента с поправкой Бонферрони – по сравнению с контролем р0, Рис. 3. Продолжительность жизни (мин) белых крыс в условиях острого перегревания (Т= 50°С) при действии яда кобры в условиях гипер- и гипогепаринемии Г – гипертермия;

1 – яд кобры (1 мг/кг);

2 – яд кобры + гепарин (1:0,05);

3 – гепарин (5 МЕ/кг) – яд кобры (1 мг/кг);

4 - гепарин (50 МЕ/кг) – яд кобры (1 мг/кг);

5 – протамин сульфат (1,0 мг/кг) – яд кобры (1мг/кг).

При совместном введении яда кобры и гепарина в виде смеси в соотно шении 1:0,05, а также при предварительном введении гепарина в дозе 50 и 500 МЕ/кг продолжительность жизни крыс уменьшается на фоне повышения дозы яда.

При внутрибрюшинном введении гепарина в дозе 5 и 5000 МЕ/кг с по следующим введением яда кобры и температурной экспозицией продолжи тельность жизни лабораторных животных увеличивалась относительно пока зателей при гипертермии. Следует отметить, что термопротекторный эффект яда кобры при предварительном введении гепарина в дозе 5000 МЕ/кг сдви гался в сторону повышения дозы яда. Максимальная продолжительность жизни регистрировалась не при введении 1 мг/кг, а при 4 мг/кг яда кобры.

Блокада эндогенного гепарина протамин сульфатом сопровождалась мощным потенцированием термопротекторного феномена яда кобры и мак симальная продолжительность жизни в этом случае увеличивалась до 98±1, мин.

Аналогичная тенденция модификации гепарином термопротекторных свойств наблюдалась и при применении в тех же условиях опыта пчелиного яда, яда скорпиона, ядов гюрзы, гадюки, эфы.

Яд щитомордника обладает наиболее выраженными термопротек торными свойствами и максимальная продолжительность жизни при его вве дении в дозе 4 мг/кг с последующей температурной экспозицией равна 226±30 мин (рис. 4).

Предварительное введение яда щитомордника с гепарином в виде смеси в соотношении 1:0,05, предварительное введение гепарина в дозе 5, 50, 500 и 5000 МЕ/кг, а также введение протамин сульфата не влияют на продолжи тельность жизни лабораторных животных.

При использовании в экспериментах по изучению термопротекторного действия зоотоксинов яда жабы картина продолжительности жизни белых крыс напоминает аналогичную с применением яда щитомордника, только показатели продолжительности жизни значительно ниже.

Таким образом, гепарин модифицирует термопротектоные свойства большинства исследованных нами зоотоксинов, кроме яда щитомордника и жабьего яда, термопротекторные свойства которых гепарин не изменяет.

Влияние гипер- и гипогепаринемии на показатели сердечно-сосудистой системы в условиях введения зоотоксинов и гипертермии.

Оценка деятельности сердца и сосудистой системы может произво диться с помощью большого количества показателей, из которых, в качестве критерия были выбраны частота сердечных сокращений (ЧСС) и систоличе ское, диастолическое и пульсовое артериальное давление (АД).

* * * * Продолжительность жизни, мин * Г Г Г Г Г 1 2 4 *Критерий Стьюдента с поправкой Бонферрони – по сравнению с контролем р0, Рис. 4. Продолжительность жизни (мин) белых крыс в условиях острого перегревания (Т= 50°С) при действии яда щитомордника в условиях гипер- и гипогепаринемии Г – гипертермия;

1 – яд щитомордника (4 мг/кг);

2 – яд щитомордника + ге парин (1:0,005);

3 – гепарин (5 МЕ/кг) – яд щитомордника (4 мг/кг);

4 - гепа рин (50 МЕ/кг) – яд щитомордника (4 мг/кг);

5 – протамин сульфат (1,0 мг/кг) – щитомордника (4 мг/кг).

Частота сердечных сокращений При исследовании термопротекторных свойств яда кобры было показа но, что при совместном воздействии двух экстремальных факторов, каковы ми являются яд и высокая температура, продолжительность жизни экспери ментальных животных увеличивалась почти в три раза, по сравнению с груп пой, в которой крысы подвергались только воздействию температуры.

При введении 1 мг/кг яда кобры, так же как и при инъекции пчелиного яда, картина ЧСС имела волнообразный характер. В течение первых 10 ми нут ЧСС достоверно снижалась с 256 до 234 уд/мин. Затем, следовало плав ное снижение ЧСС и к 50-ой минуте эта величина достигала минимального значения. Далее, с 60-ой до 90-ой минуты наблюдалось повышение ЧСС, ко торое превосходило контрольные величины. К 100-110 минуте вновь наблю далось снижение, приближающееся к значениям контроля.

Совместное воздействие яда кобры и высокой температуры сопровож далось волнообразными изменениями ЧСС, причем величина снижения ЧСС была ниже, чем в случае с применением только яда. Сам характер волнооб разного снижения и повышения ЧСС имел более линейный характер, чем в вышеописанной серии.

При введении яда кобры в смеси с гепарином и при предварительном введении гепарина в дозе 500 МЕ/кг, так же как и в случае с пчелиным ядом, кривые ЧСС не отличаются от результирующей кривой применения только температурной экспозиции.

Совместное применение протамин сульфата, яда кобры и высокой внеш ней температуры сопровождалось значительным снижением ЧСС с после дующим возвращением к исходным величинам.

При введении яда щитомордника в дозе 4 мг/кг частота сердечных со кращений достоверно снижалась с 282±7,4 до 256±5,6 уд/мин. Снижение ЧСС продолжалось до 30 минуты наблюдения, после чего отмечалось плав ное восстановление ЧСС до контрольных величин. На 80-ой минуте ЧСС увеличивалась до 272±12,6 уд/мин, а на 100 минуте достигала максимальной величины (312±14,3 уд/мин). Затем следовало снижение ЧСС практически до контрольных величин.

Совместное применение яда щитомордника и высокой температуры сопровождалось аналогичными изменениями ЧСС. Кривая ЧСС, как и в вы шеописанном случае имела волновой характер с пиками падения (207±8, уд/мин) на 20-ой минуте и подъема (323±8,4 уд/мин) на 110 минуте.

При предварительном введении гепарина, совместном введении в виде смеси, а также при предварительном введении протамин сульфата картина ЧСС во всех трех случаях не имела достоверных различий, а сама кривая со ответствовала кривой, характеризующей ЭКГ картину при сочетанном при менении яда щитомордника и температурной экспозиции.

Таким образом, введение пчелиного яда, яда кобры и яда щитомордни ка в исследованных дозах не приводило к гибели экспериментальных живот ных не только в период наблюдения, но и в течение суток. Изменение ЧСС при внутрибрюшинном введении токсинов носило волнообразный характер и к 90-120 минуте наблюдения ЧСС возвращалось к норме.

При действии высокой температуры (Т=50(С) события развивались очень быстро и уже на 50-ой минуте наступала фибрилляция сердечной мышцы. ЧСС в этом случае недостоверно снижалась.

При сочетанном применении животных ядов и высокой температуры продолжительность жизни крыс увеличивалась в 2-3 раза в зависимости от вида токсина. Кривая изменения ЧСС имела волнообразный характер с пе риодическими пиками снижения и повышения ЧСС относительно контроль ных величин.

Предварительное введение гепарина блокировало термопротекторные свойства пчелиного яда и яда кобры, но не влияло на термопротекцию яда щитомордника.

Систолическое артериальное давление При введении яда кобры в дозе 1 мг/кг в условиях нормотермии систо лическое АД достоверно снижалось в период с 20 до 70 минут от момента введения. Максимальное снижение давления отмечалось на 60-ой минуте от момента инъекции яда и равнялось 102 мм рт. ст., что на 31,1% меньше кон трольных значений. В период с 90 по 110 минуту АД недостоверно увеличи валось и превышало контрольные величины на 10-14 мм рт. ст.

При сочетанном действии яда кобры и вызванной гипертермии давление колебалось в небольших пределах, а отличия от контрольных измерений бы ли недостоверны.

Картина изменения систолического артериального давления при совме стном применении яда кобры и гепарина в виде смеси, а также при предвари тельном введении гепарина в дозе 500 МЕ/кг, полностью соответствовала изменениям, характерным для тепловой экспозиции.

При предварительном введении протамин сульфата, яда кобры с после дующей тепловой экспозицией, наблюдалась картина изменений систоличе ского АД, схожая с изменениями, наблюдаемыми при применении яда кобры и гипертермии.

Аналогичные изменения наблюдались и при действии пчелиного яда в тех же условиях опыта.

Систолическое АД при введении яда щитомордника в дозе 4 мг/кг из менялось двухфазно. Начиная с 10-ой минуты от момента введения яда и по 50 минуту плавно снижалось, достигая максимума - 118±2,4 мм рт. ст., что на 17,1% ниже контрольных величин. Затем АД плавно повышалось и к 100 ми нуте наблюдения равнялось 178±6,4 мм рт. ст., что на 25,3% больше, чем в контроле.

Одновременное воздействие высокой температуры на фоне введения яда щитомордника в дозе 4 мг/кг оказывало гипотензивное действие. Однако снижение давления было недостоверным и только перед гибелью (120 мин) АД достоверно снизилось до 102 мм рт. ст.

При предварительном введении гепарина, совместном введении в виде смеси, а также при предварительном введении протамин сульфата картина изменений систолического АД во всех трех случаях не имела достоверных различий (рис. 28), а сами кривые соответствовали кривой, характеризующей картину АД-систолического при сочетанном применении яда щитомордника и температурной экспозиции.

Диастолическое артериальное давление.

Яд кобры в дозе 1 мг/кг, также как и пчелиный яд, снижал артериальное диастолическое давление. Кривая изменений АД - диастолического характе ризовалась двухфазностью, причем обе фазы имели плавные характеристики.

Так, в период с 10-ой по 40 минуты от момента введения яда АД - диастоли ческое снижалось с 82±8,8 мм рт. ст. в контроле до 54±11,2 мм рт. ст. к минуте. Затем следовал плавный подъем давления, который достигал к минуте исходных величин.

При действии высокой внешней температуры на фоне предварительного введения яда кобры кривая изменений АД - диастолического имела не двухфазный, как в вышеописанном случае, а волнообразный характер, одна ко достоверных различий между контрольной и экспериментальной группа ми экспериментов не зафиксировано.

При совместном введении яда кобры с гепарином в виде смеси в соот ношении 1:0,05, а также при предварительном введении гепарина в дозе МЕ/кг, показатели АД-диастолического достоверно не отличаются друг от друга. Они также достоверно не отличаются от показателей АД диастолического, характерного для гипертермии.

Предварительное введение протамин сульфата с последующим введени ем яда кобры и температурной экспозицией сопровождается снижением по казателей АД-диастолического с последующим восстановлением до исход ных величин.

Аналогичные изменения наблюдались и при действии пчелиного яда в тех же условиях опыта.

При введении яда щитомордника в дозе 4 мг/кг в течение 80 минут на блюдения АД - диастолическое снижалось с 87±4,0 мм рт. ст. до 48±9,6 мм рт. ст. Затем диастолическое артериальное давление повышалось и к 120 мин от момента инъекции яда возвращалось к уровню исходных величин.

Также как и в опытах с ядом кобры, совместное применение яда щито мордника и высокой температуры сопровождалось волнообразным характе ром изменений диастолического АД, причем различия почти во всех опытах были недостоверны.

Совместное введение яда щитомордника в виде смеси в соотношении 1:0,05, предварительное введение гепарина в дозе 500 МЕ/кг, а также введе ние протамин сульфата в дозе 1 мг/кг сопровождается аналогичными показа телями АД-диастолического, кривая изменений которого напоминает кривую совместного применения яда и острого перегревания.

Регистрация систолического и диастолического артериального давления показала, что при тепловой экспозиции давление увеличивается до опреде ленного уровня, при котором эндотелиальная температура повышается до - 42С. Перед гибелью животного давление резко падает и фиксируется оста новка дыхания, а сердце продолжает функционировать еще в течение 3 – минут. Введение ядов пчелы, кобры и щитомордника сопровождается сни жением давления крови, продолжительность которого колеблется в пределах 50 – 70 минут, после чего наблюдается восстановление параметров давления до исходных величин.

Совместное применение зоотоксинов и теплового стресса сопровождает ся недостоверными изменениями как систолического, так и диастолического артериального давления, т.е. введение зоотоксинов нивелирует повышение артериального давления при гипертермии, проявляя термопротекторные свойства, характерные для всех трех ядов.

Предварительное использование гепарина блокирует проявление термо протекторных свойств пчелиного яда и яда кобры, не влияя на таковые яда щитомордника.

Влияние гипер- и гипогепаринемии на показатели дыхательной системы в условиях введения зоотоксинов и гипертермии.

Одним из показателей функционирования дыхательной системы являет ся респираторный ритм, регистрируемый как частота дыхательных движений (ЧДД).

При тепловой экспозиции респираторный ритм резко увеличивается и уже к 10-ой минуте превышает исходные величины на 97,8%. Максимально го значения ЧДД достигает на 40-ой минуте острого перегревания и увеличи вается с 142±17,1 до 361±16,2 раз в минуту. Непосредственно перед гибелью ЧДД несколько снижается, не достигая, тем не менее, контрольных величин.

Яд кобры в дозе 1 мг/кг оказывал выраженное действие на респиратор ный ритм лабораторных кроликов. Так, на 40-ой минуте от момента введения кобротоксина ЧДД увеличивалась с 132±25 до 288±25 раз в минуту, т.е. на 118%. А при совместном применении яда кобры и высокой температуры, также на 40-ой минуте ЧДД увеличивалась относительно контроля на 172%.

Использование яда кобры в смеси с гепарином в соотношении 1:0,05, а также предварительное введение гепарина в дозе 500 МЕ/кг, сопровождалось повышением ЧДД, аналогичным показателям температурной экспозиции.

Введение протамин сульфата увеличивало ЧДД до величин, превышаю щих показатели совместного применения яда кобры и гипертермии.

Аналогичные данные были получены при использовании в тех же усло виях эксперимента пчелиного яда.

Введение яда щитомордника в дозе 4 мг/кг в условиях нормотермии со провождается увеличением ЧДД к 40-й минуте от момента тепловой экспо зиции до 377±14 раз/мин.

Совместное применение гипертермии на фоне действия яда щитоморд ника сопровождается увеличением ЧДД уже на 20-й минуте от начала тепло вой экспозиции до 493±27раз/мин.

Введение яда щитомордника в смеси с гепарином, предварительное вве дение гепарина, а также введение протамин сульфата не изменяло показате лей ЧДД, относительно показателей, полученных при применении яда щито мордника с последующей тепловой экспозицией.

Таким образом, как при гипертермии, так и при действии исследуемых зоотоксинов, а также совместном применении обоих факторов наблюдается резко выраженное полипноэ. Одной из форм испарительной теплоотдачи при высокой температуре является тепловая одышка. При тепловой одышке, в отличие от потоотделения, испарение не зависит от движения окружающего воздуха. При одышке не теряются соли, что, по-видимому, позволяет живот ным, использующим одышку, быстро и практически полностью восполнять потери воды. Однако тепловая одышка, затрагивая систему газообмена, при водит к изменению газового состава крови, что в свою очередь сопровожда ется рядом побочных эффектов. Кроме того, интенсивная работа дыхатель ных мышц сопровождается дополнительным теплообразованием, что при оп ределенном соотношении сводит на нет охлаждающее действие полипноэ (Султанов, 2001).

Морфологические изменения в паренхиматозных органах крыс при дей ствии гепарина и зоотоксинов в условиях гипертермии.

В процессе жизнедеятельности, особенно в экстремальных условиях в организме образуются значительные количества продуктов обмена, которые уже не используются клетками и должны быть элиминированы. Кроме того, организму необходимо постоянно освобождаться от токсичных и чужерод ных веществ, от избытка воды, солей, мета- и катаболитов. Органы выпол няющие выделительные функции, называются экскреторными. К ним отно сят почки, легкие, печень, селезенку и др.

Главное назначение органов выделения – это поддержание постоянства внутренней среды организма. Экскреторные органы взаимосвязаны между собой. Сдвиг функционального состояния одного из них меняет активность другого. Например, при избыточном выведении жидкости через кожу при высокой температуре снижается объем диуреза. Нарушение процессов выде ления неизбежно ведет к появлению патологических сдвигов гомеостаза вплоть до гибели организма.

На фоне кислородно-эфирного наркоза при нормальной температуре (37,0°С) тела экспериментальных животных гистологическая картина легких близка к норме. Следует отметить лишь некоторое венозное полнокровие с умеренным утолщением межальвеолярных перегородок за счет интерстици ального отека. Определяется незначительный периваскулярный отек. Не сколько более выраженные изменения этого плана дифференцируются в суб плевральных зонах. Здесь же встречаются и эмфизематозно измененные фо кусы (по-видимому, компенсаторного характера).

Общая острая гипертермия без каких-либо защитных мероприятий при водит к заметным изменениям в легких. На первый план выступают наруше ния кровообращения: венозное полнокровие в сосудах среднего и крупного калибра, отдельные диапедезные экстравазаты, интерстициальный и перива скулярный отек, утолщение межальвеолярных перегородок. Расстройства кровообращения на микроциркуляторном уровне появляются в стазах и плазматизации некоторых капилляров. На этом фоне со стороны бронхиаль ного дерева гистологических изменений не определяется. В просвете отдель ных альвеол обнаруживается транссудат.

Экспериментальное применение яда кобры в дозе 0,5 мг/кг в условиях нормотермии (20°С) показало, что в целом гистологическая организация нижних дыхательных путей и паренхимы легкого в пределах нормы. Однако встречаются, несколько чаще в субплевральных зонах, фокусы с утолщенной межальвеолярной перегородкой, состоящие из лимфогистоцитарных ин фильтратов с примесью эритроцитов. В просвете бронхов и бронхиол непо стоянно определяется слизь с отдельными слущившимися эпителиальными клетками. Повсеместно отмечается выраженное кровенаполнение по типу венозного полнокровия.

Использование гипертермии на фоне яда кобры в дозе 0,5 мг/кг оказыва ет не ярко выраженный защитный эффект. Морфологическое изучение лег ких в этой серии экспериментов показали, что гистологическая организация соответствует легкому. Однако отмечаются довольно выраженные наруше ния кровообращения. Так, в резко утолщенных межальвеолярных перегород ках наблюдается полнокровие и наличие лимфогистоцитарных инфильтра тов.

Часть альвеол находится в спавшем состоянии (нарушения в системе сурфактант), в других определяется белковая жидкость (транссудат – отек легкого). Значительные аналогичные изменения развиваются в субплевраль ных зонах. Структуры бронхиального дерева изменены в меньшей мере.

Лишь в просвете отдельных бронхиол определяется слизистая жидкость с примесью слущенных клеток эпителия.

Использование гипертермии на фоне яда пчелы в дозе 5 мг/кг также как и яд кобры оказывает не выраженный защитный эффект и картина альтера ции ткани легкого сходна с гистологической картиной при гипертермии на фоне действия яда кобры.

Иная картина наблюдается при тех же условиях опыта с использованием гипертермии на фоне введения яда эфы (6 мг/кг) и особенно яда щитоморд ника (4 мг/кг). Предварительное введение яда эфы и щитомордника умень шало повреждающее влияние гипертермии. Гистологические исследования показали, что плевра слегка утолщена за счет межуточного отека, вызванного полнокровием прилежащих сосудов и лимфогистоцитарной инфильтрацией.

Эти явления распространяются и на прилежащие межальвеолярные перего родки. Последние повсеместно утолщены, отечны, иногда полностью обли терируют просвет альвеол. Встречаются довольно крупные фокусы ателекта зов. Бронхи и бронхиолы в состоянии спадения, в их просвете слизисто геморрагическая жидкость с примесью слущенного эпителия. Определяется выраженное полнокровие как в бассейне сосудов среднего и крупного диа метров, так и в микроциркуляторном русле.

При введении гепарина в дозе 500 МЕ/кг в условиях гипертермии не влияет на течение процесса ткани легкого. Введение яда кобры с гепарином в соотношении 1:0,05 и яда пчелы с гепарином в соотношении 1:0,5 сопровож дается снижением термопротекторного действия токсинов.

При совместном применении яда эфы и щитомордника с гепарином их термопротекторный эффект не снижается и гистологическая картина харак теризуется теми же параметрами, что и при введении ядов эфы и щитоморд ника в условиях гипертермии.

Аналогичные изменения наблюдаются при оценке морфологической картины печени, почек и селезенки при тех же условиях эксперимента.

Таким образом, проведенные гистологические исследования показали, что наиболее грубые патоморфологические изменения определяются в «ин тактной» группе животных при остром перегревании (50С). При этом альте рация обнаруживалась как в эпителии извитых канальцев почек, в печеноч ных клетках, так и в нарушениях гемодинамики исследованных органов.

Повреждающее действие гипертермии уменьшалось при использовании зоотоксинов. Однако, уровень альтерации был выражен не однозначно при различных ядах. Так, использование ядов пчелы и кобры защищало жизнен новажные органы минимально. На микроскопическом уровне можно было обнаружить дистрофические, а иногда и некротические явления в паренхим ных клетках, а также нарушения кровообращения. Последние в большей ме ре определялись в легком и селезенке.

Применение яда щитомордника оказывало более выраженный протек тивный эффект: гистологическая организация изученных органов в большин стве случаев была близка к норме.

Другой особенностью действия изученных зоотоксинов явилось их про филизированное действие. Так, если яды кобры и пчелы, обладая нейроток сическим механизмом действия, мало защищали паренхиму внутренних ор ганов от повреждения гипертермией, то яд щитомордника, реализующий свое влияние на уровне гемодинамики и гемореологии, успешно защищал жизненноважные органы, т.е. оказывал ощутимый протективный эффект.

Предварительное введение гепарина с последующим введением пчели ного яда и яда кобры сопровождалось изменениями гистологической карти ны паренхиматозных органов, характерных только для гипертермии, т.е. про тективный эффект этих токсинов снимался гепарином. Гистологическая кар тина при действии яда щитомордника на фоне введения гепарина была ана логичной с картиной, полученной при действии яда и гипертермии, т.е. про тективный эффект яда щитомордника не блокировался гепарином.

Взаимодействие гепарина с зоотоксинами in vitro.

Одним из методов исследования взаимодействия веществ друг с другом in vitro является фотоэлектроколориметрия. Этим методом оценивается оп тическая плотность исследуемых растворов относительно какого-либо рас творителя.

Оптическая плотность смеси яда кобры (1мг/мл) и гепарина (0,05 – 5000 МЕ/мл) изменяется в зависимости от концентрации гепарина в смеси.

Так, при низких (0,05 и 0,5) и высоких (50, 500 и 5000 МЕ/мл) концентрациях гепарина в растворе оптическая плотность невысокая. Максимальная оптиче ская плотность зарегистрирована при концентрации в смеси 5,0 МЕ/мл гепа рина (рис.5).

Аналогичные результаты изменения оптической плотности раствора наблюдались при взаимодействии с гепарином пчелиного яда, мелиттина, яда гюрзы, эфы.

При исследовании спектров поглощения в УФ-области раствора яд щи томордника-гепарин было показано, что взаимодействия гепарина с ядом щитомордника не происходит (рис. 6).

На наш взгляд, термопротекторный эффект связан с неспецифической реакцией животных ядов, которые выступают в качестве стрессора. При дли тельных или многократных стрессорных воздействиях увеличивается мощ ность стресс-лимитирующих систем и формируется «феномен адаптацион ной стабилизации структур» (ФАСС), который проявляется в высокой устой чивости внутриклеточных структур к неблагоприятным воздействиям (Меер сон, Малышева, 1993).

Оптическая плотность (%) 1 2 3 4 5 Рис. 5. Влияние гепарина на оптическую плотность раствора яда кобры.

Концентрация гепарина (МЕ/мл):

1 – 0,05;

2 – 0,5;

3 – 5,0;

4 – 50;

5 – 500;

6 – 5000.

Яд щитомордника (1 мг/мл) в смеси с гепарином в широком диапазоне концентраций (0,005 – 5000 МЕ/мл) не изменяет оптической плотности ис следуемого раствора.

0, 0,25 0, Экстинкция 0, 0, 0, 0, 0,20 0,22 0,24 0,26 0,28 0, Длина волны, мкм Рис. 6. Спектры поглощения в УФ области гепарина, яда щитомордника и их смеси:

1 – гепарин, 2 МЕ/мл;

2 – яд щитомордника (1 мг/мл);

3 – яд щитоморд ника (1 мг/мл) + гепарин (0,5 МЕ/мл);

4 - яд щитомордника (1 мг/мл) + гепа рин (50 МЕ/мл).

Развитие ФАСС связано с накоплением в клетках белков теплового шока, синтез которых значительно возрастает после длительных или много кратных стрессорных воздействий. Усиление синтеза белков теплового шока индуцируется катехоламинами и кортикостероидами. В норме белки тепло вого шока являются шаперонами (обеспечивают правильную укладку поли пептидной цепи вновь синтезируемых белков), а при стрессе осуществляют неспецифическую защиту белков клетки от денатурационных изменений, энергозависимое восстановление структуры частично денатурированных белков или сопровождение необратимо денатурированных белков в лизосо мы для их последующего протеолиза (Скулачев, 1999).

Модифицирующее действие гепарина на токсические и термопротек торные свойства животных ядов, видимо, связано с взаимодействием гепари на с основными действующими началами зоотоксинов с образованием ком плексных соединений, которые в значительной мере снижают действие ток синов на организм. Отдельно следует заметить, что как in vivo, так и in vitro яд щитомордника и жабий яд не взаимодействуют с гепарином. На наш взгляд, это связано с тем, что яд щитомордника (кротоксин) представляет со бой естественный комплекс, по меньшей мере, двух противоположно заря женных белковых компонентов, а жабий яд по своему химическому строе нию, в отличие от других зоотоксинов не имеет белковой природы. В составе яда имеются, главным образом, буфадиенолиды - стероидные соединения, производные циклопентанапергидрофенантрена, сходные по структуре с ге нинами сердечных гликозидов растений - карденолидами, но, в отличие от них имеющие в качестве боковой цепи не 5-ти, а 6-членное, дважды ненасы щенное лактонное кольцо.

ВЫВОДЫ 1. Установлено, что токсичность пчелиного яда и ядов змей (кроме яда щитомордника) в условиях нормотермии (20°С) зависит от дозы предвари тельно введенного гепарина (0,5 – 5000 МЕ/кг). Гипогепаринемия, вызванная протамин сульфатом (1,0 мг/кг), усиливает токсичность ядов животных. Эн догенный и экзогенный гепарин в широком диапазоне доз (0,5 – 5000 МЕ/кг) не оказывает влияния на токсические свойства яда щитомордника и жабьего яда.

2. При совместном действии высокой внешней температуры (50°С) и ис следованных зоотоксинов (пчелиный яд, яд скорпиона, кобры, щитомордни ка, гюрзы, эфы, гадюки и жабы) продолжительность жизни эксперименталь ных животных увеличивается в 2 - 6 раз по сравнению с применением только высокой температуры. Этот эффект имел дозозависимый характер, причем максимальные адаптации наблюдались при введении летальных и сублеталь ных доз.

3. Вызванная гипергепаринемия модифицирует термопротекторные свойства исследованных зоотоксинов (кроме яда щитомордника и жабьего яда), снижая продолжительность жизни экспериментальных животных ниже уровня выживаемости при гипертермии. Вызванная гипогепаринемия потен цирует термопротекторные свойства зоотоксинов. Экзогенный и эндогенный гепарин не влияют на термопротекторные свойства яда щитомордника и жабьего яда.

3. Температурная экспозиция (50С) сопровождается резким повышени ем систолического и диастолического артериального давления. При инъек ции зоотоксинов (пчелиный яд, яд кобры, щитомордника) давление резко снижается с восстановлением до контрольных величин через 90 - 100 мин после введения. Совместное воздействие высокой температуры (50С) и жи вотных ядов стабилизирует давление в течение 90-100 мин от начала тепло вой экспозиции. Гепарин, как экзогенный, так и эндогенный, не оказывал яр ко выраженного эффекта на показатели артериального давления при введе нии зоотоксинов в условиях гипертермии, по сравнению с введением ядов и температурной экспозицией.

4. Частота дыхательных движений увеличивается при действии высокой температуры (50С) со 142,0±17,1 раз/мин до 361,0±16,2 раз/мин. При введе нии зоотоксинов (пчелиный яд, яд кобры, щитомордника) частота дыхатель ных движений также возрастала в 1,5-2,5 раза. Сочетанное применение двух экстремальных факторов сопровождалось полипноэ, при котором частота дыхательных движений возрастала в 2-4 раза. Гепарин, как экзогенный, так и эндогенный не оказывал ярко выраженного эффекта на показатели внешнего дыхания при введении зоотоксинов в условиях гипертермии, по сравнению с введением ядов и температурной экспозицией.

5. Гистологические исследования почек, печени, легких, селезенки при действии высокой температуры (50°С), действии зоотоксинов (яд пчелы, кобры, щитомордника), совместное действие высокой температуры и живот ных ядов показали, что предварительное введение гепарина с последующим введением пчелиного яда и яда кобры сопровождалось изменениями гистоло гической картины паренхиматозных органов, характерных только для гипер термии, т.е. протективный эффект этих токсинов снимался гепарином. Гис тологическая картина при действии яда щитомордника на фоне введения ге парина была аналогичной с картиной, полученной при действии яда и гипер термии, т.е. протективный эффект яда щитомордника не блокировался гепа рином.

6. Исследования in vitro с регистрацией оптической плотности растворов гепарин-яд показали, что пчелиный яд, яд кобры и гюрзы активно взаимо действуют друг с другом, многократно повышая уровень оптической плотно сти растворов, яд эфы в смеси с гепарином в незначительной степени повы шает оптическую плотность, а яд щитомордника и жабий яд вообще не реа гируют с гепарином.

Список работ, опубликованных по теме диссертации Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК:

1. Ягин В.В., Хомутов А.Е., Данилова О.О. Гистологические изменения в органах крыс при действии высоких температур на фоне введения зооток синов // Вестник Нижегородского университета. Серия биология. – Н.Новгород: ННГУ, 2005. вып. 2(10). – С. 183-186.

2. Пурсанов К.А., Хомутов А.Е., Ягин В.В., Данилова О.О. Влияние ге парина на термопротекторные свойства зоотоксинов // Нижегородский меди цинский журнал. 2006. - №5. – С. 20-23.

3. Хомутов А.Е., Ягин В.В., Пурсанов К.А., Данилова О.О. Влияние острого перегревания кроликов на показатели кардиореспираторного ритма на фоне действия зоотоксинов // Вестник Нижегородского университета. Се рия биология. – Н.Новгород: ННГУ, 2006. вып. 1(11). – С. 155-160.

4. Ягин В.В., Пурсанов К.А., Хомутов А.Е., Данилова О.О. Изменение показателей артериального давления при действии острого перегревания на фоне введения зоотоксинов // Вестник Нижегородского университета. Серия биология. – Н.Новгород: ННГУ, 2006. вып. 1(11). – С. 161-165.

5. Хомутов А.Е., Пурсанов К.А., Данилова О.О. Морфологические из менения в легких крыс при действии гепарина и зоотоксинов в условиях ги пертермии // Вестник Нижегородского университета. – Н.Новгород: ННГУ, 2007. № 6. – С. 144-150.

Статьи в региональных изданиях и материалах конференций:

6. Данилова О.О. Изменение частоты дыхательных движений при дей ствии яда кобры и щитомордника в условиях острого перегревания // Матер.

Всероссийской конференции молодых исследователей «Физиология и меди цина». – Санкт-Петербург, 2005. – С. 32.

7. Хомутов А.Е., Данилова О.О., Гаранин А.В. Изменение частоты ды хания при сочетанном действии острого перегревания и животных ядов // 4-я Всероссийская конференция с международным участием «Гипоксия: меха низмы, адаптация, коррекция». – Москва, 2005. – С. 116-117.

8. Ягин В.В., Данилова О.О., Хомутов А.Е. Изменение частоты сердеч ных сокращений при действии пчелиного яда в условиях острого перегрева ния // 6-я Международная выставка и конференция «Интермед – 2005». – Москва, 2005. – С. 98-105.

9. Хомутов А.Е., Ягин В.В., Данилова О.О. Изменение кардиореспира торного ритма при введении яда кобры и щитомордника // Актуальные про блемы герпетологии и токсикологии. Вып. 8. – Тольятти, 2005. – С. 197-199.

10. Ягин В.В., Данилова О.О., Хомутов А.Е. Изменение частоты дыха тельных движений при действии пчелиного яда в условиях острого перегре вания // 6-я Международная выставка и конференция «Интермед – 2005». – Москва, 2005. – в печати.

11. Хомутов А.Е., Гаранин А.В., Данилова О.О. Влияние аминазина на термоадаптивные свойства яда щитомордника // Матер. IV Всероссийской конференции, посвященной 80-летию Института физиологии им. И.П. Пав лова «Механизмы функционирования висцеральных систем». Санкт Петербург, 2005. – С. 257.

12. Ягин В.В., Данилова О.О., Хомутов А.Е. Изменение кардиореспира торного ритма при введении пчелиного яда в условиях гипертермии //Экологические аспекты производства, переработки и использования про дуктов пчеловодства. – Рыбное, 2005. – С. 154-157.

13. Ягин В.В., Данилова О.О., Хомутов А.Е. Ассоциативное влияние пчелиного яда и высокой внешней температуры на артериальное давление в эксперименте // Инновационные технологии в пчеловодстве. Материалы на учно-практической конференции. – Рыбное, 2006. – С. 239-242.

14. Ягин В.В., Данилова О.О., Хомутов А.Е. Действие пчелиного яда на частоту дыхательных движений в условиях острого перегревания // Иннова ционные технологии в пчеловодстве. Материалы научно-практической кон ференции. – Рыбное, 2006. – С. 245-246.

15. Ягин В.В., Гаранин А.В., Данилова О.О., Хомутов А.Е. Влияние аминазина на термопротекторные свойства пчелиного яда // Инновационные технологии в пчеловодстве. Материалы научно-практической конференции. – Рыбное, 2006. – С. 246-247.

16. Хомутов А.Е., Пурсанов К.А., Данилова О.О. Сравнительная харак теристика термопротекторных свойств змеиных ядов // Актуальные пробле мы герпетологии и токсикологии. Вып. 9. – Тольятти, 2006. – С. 182-188.

17. Ягин В.В. Данилова О.О., Хомутов А.Е. Действие пчелиного яда на респираторный ритм экспериментальных животных // Апитерапия сегодня. – Рыбное, 2006. – С. 81-82.

18. Ягин В.В., Данилова О.О., Хомутов А.Е. Картина изменений арте риального давления экспериментальных животных при сочетанном примене нии пчелиного яда и высокой внешней температуры // Современные техноло гии в пчеловодстве. Материалы научно-практической конференции. – Рыб ное, 2006. – С. 82-86.



 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.