авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 ||

Динамика растительности пустынь приаралья и прикаспия

-- [ Страница 2 ] --

6.3.4. Динамика растительности авандельты Сырдарьи Изучение растительности проводились совместно с учеными из Киотского университета (Япония) на основе полевых исследований и дешифрирования космических снимков на период до и после строительства Кокаральской дамбы между Большим и Малым Аралом (Хорикава и др., 2007). Для оценки изменений прибрежно-водной растительности анализировались: площадь, протяженность границ, среднее значение индекса NDVI, сумма индексов NDVI, длина прилегающей водной поверхности. После завершения строительства перемычки в 2005 г. уровень в Малом Арале поднялся до 42 м. Длина, площадь, количественные и качественные характеристики прибрежно-водной растительности повысились, а с ними возросли возможности восстановления биоразнообразия.

Исследования показали, что деградация растительного покрова в долине и дельте р.Сырдарьи идет более быстрыми темпами, чем в других классах экосистем. При установлении первоначального гидрологического режима происходит постепенное восстановление растительности, контролируемое закономерностями природных сукцессий.

6.4. Пирогенные сукцессии Исследования проводились в Северном Прикаспии к северо-востоку от Индерской возвышенности. В пределах территории характерны галогидрогенные (Рачковская, 1963) комплексы растительности. На повышениях рельефа распространены фитоценозы видов, индицирующих засоление и солонцеватость почв (Artemisia santonica, A. pauciflora, A.lerchiana, Anabasis salsa, Atriplex cana), по микропонижаниям - сообщества востреца и житняка (Leymus ramosus, Agropyron pectinatum, A. cristatum), указывающие на дополнительное увлажнение и луговые процессы (Димеева, Пермитина, 2006).

Пирогенные факторы являются ведущими среди антропогенных нарушений, они охватывают до 30% территории. Современные сообщества представляет собой разные стадии пост-пирогенных сукцессий. Выжиганию подвергают злаковую растительность, но в пожары вовлекаются все элементы комплексов. Злаковый компонент комплекса восстанавливается в течение года, но в сообществах увеличивается доля сорных видов за счет выгорания полукустарничков и более длительного их восстановления. В вострецовых и житняковых сообществах после пожара возрастает обилие австрийской полыни (Artemisia austriaca). При наложении техногенного воздействия в сообществах появляются: Acroptilon repens, Poa bulbosa. В полынниках на выжженных участках выгорает до 80% полыни. Первоначально формируются сорнотравные и однолетнесолянковые группировки с общим проективным покрытием от 1- до 15-20%. Коренные виды занимают не более 3-5%, в основном представлены виды рудеральной стратегии: Polygonum patulum, Poa bulbosa, Ceratocarpus utriculosus, Bassia sedoides, Atriplex tatarica, Lepidium perfoliatum. В весенний период обильны эфемеры и эфемероиды (Prangos odontalgica, Tausheria lasiocarpa, Fumaria vaillantii), которые составляют до 15% общего проективного покрытия. В сгоревших чернополынниках (Artemisia pauciflora) стадии демутации начинаются эбелековыми (Ceratocarpus utriculosus) и мятликовыми (Poa bulbosa) группировками. Биюргунники (Anabasis salsa) на пожарищах зарастают бассией (Bassia sedoides). Группировки биюргуна и черной полыни появляются на второй год после пожара, сорные виды занимают 3-5%. Если на пожарище накладываются техногенные факторы, то преобладают однолетние солянки и эфемеры. Восстановление полукустарничковой растительности занимает более 5 лет.

Глава 7. ОТРАЖЕНИЕ ДИНАМИКИ РАСТИТЕЛЬНОСТИ НА КАРТАХ Динамические процессы в растительном покрове рассматриваются в общем контексте динамики среды (Сочава, 1979). Карты динамики делятся на оперативные и долговременные (прогнозные) (Востокова и др., 1988).

Оперативные карты отражают изменения среды на фиксированный промежуток времени. Для оценки изменений растительности проводят периодическое картирование изучаемой местности. В структуре легенды используют динамические категории серийной растительности (Карамышева, 1963).

Геоботанические карты могут играть роль прогнозных при наполнении их дополнительной информацией. Прогнозные геоботанические карты составляются с учетом планируемой хозяйственной деятельности на разные сценарии использования территории, на вероятные варианты природной динамики (Курочкина и др., 1990;

Мирзадинов, 1996;

Бижанова, 1998 и др.).

Для отражения динамики растительности наиболее подходят крупномасштабные карты.

7.1. Карта растительности ключевого участка северо-восточного побережья Аральского моря Карта растительности составлена на основе визуального дешифрирования космоснимка SPOT/HRVIR, июнь 2006 г. с использованием наземной картографической съемки (рис. 6). Легенда к карте создана по эколого фитоценотическому принципу с учетом стадий сукцессионной динамики растительности, содержит 13 номеров. Растительность первичной морской равнины (осушенного дна) находится на разных стадиях зарастания и охватывает временной ряд от 10 до 50 лет сукцессии.

1-13 – номера легенды: 1-2 - серийные кратковременно существующие группировки и сообщества инициальных стадий сукцессии;

3-9 - серийные длительно существующие сообщества промежуточных стадий сукцессии;

10- - длительно существующие сообщества позднесукцессионных стадий;

13 антропогенно-нарушенная растительность.

Рис. 6. Карта растительности ключевого участка северо-восточного побережья Аральского моря (М 1:100000).

На осушке 60-х годов сформировалась однолетнесолянково-саксауловая (Haloxylon aphyllum, Climacoptera aralensis) (контур 11), сарсазановая (Halocnemum strobilaceum), селитрянковая с единичным саксаулом (Nitraria schoberi, H.aphyllum) (5), псаммофитнокустарниковая (Calligonum aphyllum, Eremosparton aphyllum) (узкая полоса между контурами 3 и 12) растительность.

Полоса осушки 70-х годов характеризуется однолетнесолянковыми (Climacoptera aralensis, Salsola nitraria), сарсазановыми (H.strobilaceum), галофитнокустарниковыми (Tamarix hispida, Nitraria schoberi) сообществами (контура 3, 4). Для полосы осушки 80-х годов (7, 2, 8) характерны галофитнокустарниковые растительные сообщества и группировки (Tamarix spp., Halostachys belangeriana). Растительный покров полосы осушки 90-2000-х гг. слабо сформирован, находится на инициальных (1) стадиях, с переходом на промежуточные (6). Растительность коренного берега псаммофитнокустарниковая (Calligonum aphyllum, Astragalus brachypus Ammodendron bifolium), черносаксауловая (Haloxylon aphyllum), итсигеково черносаксауловая (H.aphyllum, Anabasis aphylla) (контура 10-12) относится к позднесукцессионным стадиям.

7.2. Карта растительности ключевого участка Северного Прикаспия Карта растительности (М 1:100000) составлена для территории влияния планируемого месторождения боратовых руд. Легенда к карте содержит номеров. Приложением к легенде в табличной форме показан прогноз изменения растительности по факторам антропогенного нарушения (строительство водопровода;

строительство дороги;

строительство газопровода;

горные работы) для каждого контура. Прогноз изменения растительности составлен на основе изучения фитоценозов и группировок нарушенных местообитаний.

7.3. Карта экосистем Северо-Восточного Приаралья Картографирование экосистем основано на комплексном подходе, при котором учитываются закономерности распределения биоты в зависимости от экологических условий, существующие взаимосвязи между компонентами внутри и между экосистемами, их антропогенные модификации (Исаченко, 1980;

Огарь, 2006). Формы рельефа, почвенно-грунтовые условия, растительный покров являются наиболее важными показателями при типологии экосистем.

Под экосистемами понимаются природно-территориальные комплексы, состоящие из двух основных частей: абиотической среды и живых организмов – биоты, в которых совершается внешний и внутренний круговорот вещества (Tansley, 1935). Элементарная экосистема соответствует биогеоценозу (Сукачев, 1954), который в геоботанических исследованиях рассматривается в границах растительных сообществ.

Иерархия уровней классификации включает элементарную экосистему, тип экосистемы, группу экосистем, класс экосистем, порядок экосистем (Глобально значимые…, 2007), получивших отражение в структуре легенды и единицах картографирования. Основной картируемой единицей для карт среднего масштаба является группа экосистем, которая соответствует как гомогенным, так и гетерогенным единицам растительного покрова в пределах наземных экосистем. Для объединения в группы экосистем определяются формы мезорельефа, род почв и характерные им растительные формации.

На территории Северо-Восточного Приаралья отмечены следующие группы экосистем.

Наземные природные экосистемы Автоморфные Зональные пустынные Группа полынных экосистем слаборасчлененных денудационных равнин на бурых пустынных почвах Пустынно-солянковые Группа многолетнесолянковых экосистем структурных слабоволнистых равнин на солонцах пустынных и такыровидных почвах Псаммофитные Группа псаммофитнополынных, псаммофитнозлаково-полынных, псаммофитнокустарниковых экосистем бугристых песков Группа псаммофитнокустарниковых и галофитнокустарниковых экосистем мелкобугристых песков Саксауловые Группа саксауловых экосистем приморских песков Группа саксауловых экосистем древнедельтовой аллювиальной равнины на такыровидных почвах Полугидроморфные Постаквальные первичной морской равнины Группа однолетнесолянковых, многолетнесолянковых, галофитноразнотравных, галофитнокустарниковых экосистем плоской слабонаклонной равнины на солончаках приморских и приморских солончаковых почвах Группа многолетнесолянковых, галофитнокустарниковых экосистем слабовогнутой низкобугристой равнины на солончаках приморских с навеянным песчаным чехлом Группа многолетнесолянковых экосистем слабовогнутой равнины на солончаках приморских Группа галофитнокустарниковых с галофитнолуговым разнотравьем экосистем слаборасчлененной равнины на солончаках луговых Группа многолетнесолянковых, галофитнокустарниковых экосистем слабовогнутой равнины на солончаках корково-пухлых, такыровидных, луговых Гидроморфные Постаквальные первичной морской равнины Однолетнесолянковые Группа однолетнесолянковых экосистем плоской слабонаклонной равнины на солончаках маршевых и приморских Группа пустошных экосистем с единичными особями однолетних солянок плоской слабонаклонной равнины на солончаках маршевых и приморских Экосистемы аллювиально-дельтовой равнины Травяные Группа экосистем травяных болот авандельты и низких озерных террас на иловато болотных почвах Лугово-тугайные Группа древесно-кустарниковых и луговых экосистем прирусловой поймы на пойменных лесолуговых почвах Галофитнокустарниковые Группа галофитнокустарниковых, галофитнозлаково-кустарниковых экосистем надпойменных и высоких озерных террас на солончаках луговых и луговых засоленных почвах Наземные антропогенно нарушенные Деградированные пастбищные Группа сорнотравных экосистем Аквальные Морские солоноватоводные Группа экосистем погруженно-водных макрофитов Озерные пресноводные Группа экосистем погруженно-водных и воздушно-водных макрофитов Речные проточные Группа экосистем погруженно-водных макрофитов Карта экосистем Северо-Восточного Приаралья (М 1:500000) составлена по результатам картографической съемки 2009 г. с учетом ранее выполненных работ (Geldyeva et al, 1998;

2001;

Оценка…, 2002). Легенда к карте включает 20 номеров. Разработанная карта является инвентаризационной, она может служить основой для составления картографических моделей оценочного и прогнозно-рекомендательного типа. Поконтурная оценка современного состояния экосистем Северо-Восточного Приаралья позволила выявить процессы деградации и определить основные задачи по снижению негативных последствий экологического кризиса (Курочкина, Димеева, 2008).

Периодическая инвентаризация экосистемного разнообразия вносит значительный вклад в познание динамики и прогнозирование будущих изменений.

7.4. Карта-схема ботанико-географического районирования побережья Аральского моря (в пределах Казахстана) Районирование Приаралья до ранга округов отражено в статье Е.И.Рачковской и И.Н.Сафроновой (1994). Для приморской полосы Арала первый вариант детального районирования был разработан в 1990 г. (Димеева 1990;

1991). Исследования последних лет дополнили представления о динамике и флористическом составе растительности осушенного дна. Возникла необходимость корректировки предложенной ранее схемы. Дополнения и изменения были внесены в 2005 г. (Димеева, Курочкина, 2005). Выделенный на основе исследований Приморский округ включает два блока районов: древних террас Аральского моря;

осушенного дна Аральского моря. В составе округа районов (6 – на древних террасах, 8 – на осушенном дне моря). Для каждого района отражены флористические и фитоценотические особенности. На древних террасах с юга на север проявляются черты постепенного перехода растительности средних пустынь в северные. На юго-восточном побережье отмечены флористические элементы южных пустынь: Ephedra strobilaceae, Ammodendron conollyi, распространены виды жузгуна секций Eucalligonum и Pterigobasis (Calligonum caput-medusae, C.erinaceum). Севернее Сырдарьи отмечены виды только секции Pterococcus. На побережье Малого Арала фрагментарно встречаются кокпековые (Atriplex cana), чернополынные (Artemisia pauciflora) сообщества, характерные для северных пустынь. Для каждого района в пределах осушенного дна моря приводятся преобладающие типы экологических рядов зарастания (по конечному звену ряда):

галофитнополукустарничковый, галофитнокустарниковый, псаммофитнокустарниковый, псаммофитнозлаковый. Подзональные особенности растительности на осушенном дне проявляются в распределении петросимониевых (Petrosimonia triandra), бассиевых (Bassia hyssopifolia) и астровых (Tripolium vulgare) сообществ, которые ограничены северными пустынями. В распределении видов жузгуна отмечены те же закономерности, что и на аральских террасах.

Глава 8. ФИТОМЕЛИОРАЦИЯ КАК СПОСОБ УПРАВЛЕНИЯ ДИНАМИКОЙ РАСТИТЕЛЬНОСТИ Методология фитомелиорации пустынных регионов Казахстана и Средней Азии разрабатывалась для повышения продуктивности естественных пастбищ (Нечаева и др., 1959;

Шамсутдинов, 1979;

Момотов, 1977 и др.).

Методы основаны на фундаментальных положениях экологии пустынных биогеоценозов: принципах флористической и ценотической неполночленности фитоценозов;

соответствия эколого-ценотических конструкций зональным типам естественных биогеоценотических структур;

адаптивной стратегии растений;

дифференциации экологических ниш и взаимной дополняемости видов (Шамсутдинов и др., 2002). Основным принципом фитомелиорации в наших исследованиях является установление сукцессионного статуса растительных сообществ, на основе которого определяются фитомелиоранты и агротехнические методы для ускорения естественных смен.

8.1. Фитомелиорация осушенного дна Аральского моря Экспериментальные исследования проводились в рамках проекта BMBF GTZ/CCD в 2002-2004 гг. Перед началом исследований были проанализированы результаты первых испытаний (Еримбетов, 1985;

Каверин и др, 1989;

Каверин, Салимов, 2000;

Meirman et al, 2001 и др.). Опытные участки закладывали на почвах разного механического состава и засоления на восточном побережье Аральского моря в урочище Козжетпес на осушке 1970-х годов. На территориях с однолетнесолянковыми группировками и сообществами инициальных стадий зарастания, была проведена посадка и посев солеустойчивых средне- и позднесукцессионных видов из местной флоры – гребенщика (Tamarix laxa), сарсазана (Halocnemum strobilaceum), саксаула (Haloxylon aphyllum). Для улучшения экологических условий засоленных почв тяжелого гранулометрического состава были испытаны мелиоративные методы (создание песконакопительных борозд, посадка саженцев в лунки с песком). По результатам исследований опубликован ряд статей и рекомендации (Джамантиков и др., 2003;

2007;

Огарь и др., 2005;

Wucherer et al., 2005;

Димеева, Пермитина, 2006;

Димеева, 2010).

8.1.1. Результаты фитомелиорации на почвах разного засоления и гранулометрического состава Экспериментальные исследования показали, что наиболее перспективной фитомелиоративной культурой является саксаул. Главными факторами, определяющими приживаемость саженцев, оказались суммарный эффект влияния токсичных ионов, определяющий степень засоления почв, общее количество токсичных солей и гранулометрический состав корнеобитаемых горизонтов (Димеева, Пермитина, 2006) (рис. 7).

mg-eq/100 g % 70 40 1.

30 2.

3.

0 Участки: 1а, 2, 1б, 3, Рис. 7. Зависимость приживаемости саженцев саксаула от физико химических свойств засоленных почв.

Условные обозначения: 1 - суммарный эффект токсичных ионов, мг-экв./100 г почвы;

– содержание физической глины, %;

3- приживаемость, %.

Самыми благоприятными экологическими условиями для посадки саксаула являются приморские песчаные почвы, на которых приживаемость саженцев составила 76-98%. На приморских почвах с навеянным песчаным чехлом были получены удовлетворительные результаты (37%), на приморских суглинистых почвах - низкие (12-14%). Применение мелиоративных методов способствовало увеличению числа прижившихся растений в 2-6 раз.

Приживаемость саженцев весенней посадки выше. Использование саженцев сарсазана и тамарикса на полосе осушки 70-х годов оказалась неэффективной, приживаемость не превышала 14%, что связано с глубиной залегания грунтовых вод.

8.2. Фитомелиорация деградированной растительности Приаралья Экспериментальный участок площадью 4 га (200 х 200 кв.м) расположен на юго-западной окраине г.Аральска. До проведения фитомелиорации растительный покров участка характеризовался бедным флористическим составом, диффузным распределением видов, низким общим проективным покрытием (5-7%). Для восстановления растительного покрова и закрепления подвижных песков посадили саженцы саксаула и тамарикса, посеяли семена изеня (Kochia prostrata) и кейреука (Salsola orientalis). Приживаемость посадочного материала в среднем составила 33% для тамарикса и 17% - для саксаула, на отдельных площадках она варьировала от 10 до 90%.

Неоднозначность результатов определялась геоморфологическими условиями и геодинамическими процессами (Димеева и др., 1999). На территории с площадной аккумуляцией посадка саксаула обычным способом оказалась неэффективной, саженцы были засыпаны песком. За три года флористическое разнообразие участка повысилось на 45 видов, общее проективное покрытие растительности – на 25%, древесно-кустарниковые растения достигли высоты 180 см. Крупномасштабное картирование участка (М 1:1000) и горизонтальной структуры сообществ (М 1:100) выявило гетерогенность растительности, обусловленную развитием структурных единиц фитоценозов – микрогруппировок, ценоячеек, парцелл.

Анализ эколого-фитоценотических стратегий (рис. 8) показал, что в процессе демутационных смен подбираются виды разных стратегий, соотношение которых является индикатором восстановления нарушенной растительности (Димеева, Альмурзаева, 2005).

Фитомелиоранты с выраженными виолентными и патиентными свойствами создают среду обитания для видов, обычно ассоциирующихся с ними, относящихся к S, RS и CRS стратегиям. Формирующиеся растительные сообщества чувствительны к антропогенным факторам. Усиление пастбищной нагрузки приводит к увеличению видов рудеральной стратегии, снижению общего проективного покрытия и флористического состава.

Число видов C S R CS CR RS CRS Типы стратегий Рис. Динамика эколого-фитоценотических стратегий при 8.

восстановлении растительности.

8.3. Фитомелиорация техногенно нарушенной растительности Прикаспия Исследования проводились на нефтегазовом месторождении «УзеньМунайгаз». При подборе фитомелиорантов учитывали ярусность и полночленность, видовой состав и экобиоморфологическую структуру деградированных растительных сообществ и их природных аналогов. Для фитомелиорации были использованы растения разных жизненных стратегий:

проявляющие виолентные свойства: саксаул (Haloxylon aphyllum), изень (Kochia prostrata), чогон (Halothamnus subaphyllus), терескен (Krascheninnikovia ceratoides);

патиенты: галимокнемис Карелина (Halimocnemis karelinii);

эксплеренты: лебеда татарская (Atriplex tatarica), кохия веничная (Kochia scoparia);

виды переходных CS-стратегий: гребенщик рыхлый (Tamarix laxa), кейреук (Salsola orientalis). Для ускорения восстановительных смен растительности использовали разные агротехнические методы, которые определялись в зависимости от типа почв, микрорельефа и степени антропогенной нарушенности (Димеева, Пермитина, 2003). Саксаул оказался наиболее перспективным фитомелиорантом. В засушливый год (54 мм) при периодическом поливе приживаемость саженцев саксаула осенней посадки составила 14%, весенней – 0,6 – 1%. Во влажный год (260,7 мм) приживаемость варьировала от 13 до 32%, сохранность саженцев саксаула в течение вегетационного периода без полива составила 54 - 83%. В засушливый год наблюдались низкая всхожесть семян осеннего посева и отсутствие всходов весеннего. Во влажный год отмечена хорошая всхожесть семян изеня, чогона, кейреука, терескена, лебеды, кохии веничной. Сохранность сеянцев чогона за вегетационный период составила 48%.

Изменения спектра жизненных стратегий при восстановлении растительности на солонцах пустынных показаны на рис. 9. До начала фитомелиоративных работ участок представлял собой сильно нарушенную территорию с дорожной сетью 50% и нефтяным загрязнением 5%.

Растительный покров состоял из разреженных группировок (Artemisia terrae albae, Anabasis eriopoda, Climacoptera brachiata, Salsola foliosa) с общим проективным покрытием 3-5%. Восстановление структурных элементов растительных сообществ проводилось посевом и посадкой фитомелиорантов.

Противосолонцовые мероприятия улучшили водно-физические свойства почв (Димеева, Пермитина, 2003). Общее проективное покрытие за три года исследований увеличилось на 20%, флористический состав достиг 35 видов.

По спектру жизненных стратегий это состояние является переходным от средней к слабой степени нарушенности (рис. 5Б), т.е. в сообществе уже имеются адаптивные ресурсы для восстановления.

Рис. 9. Спектр эколого-фитоценотических стратегий после проведения фитомелиорации.

ВЫВОДЫ 1. Сравнительный анализ флористического разнообразия побережий Аральского и Каспийского морей показал сходство в таксономической, биоморфологической и экоморфологической структуре. Установлен высокий процент галофильных видов (28,8% на Аральском, 33% - на Каспийском побережьях). Классификация растительности включает типа, 14 классов формаций, 35 групп формаций, 64 формации (57 – в Приаралье, 45 – в Прикаспии). Галофильные виды формируют наибольшее число формаций (45). К средообразующим относятся:

белоземельнополынная, черносаксауловая, сарсазановая, смешанно псаммофитнокустарниковая формации. Общими для регионов являются 193 вида и 39 формаций. Коэффициент общности фитоценотического разнообразия выше, чем флористического (0,76 и 0,5 соответственно).

2. Многолетние исследования растительности осушенного дна Аральского моря выявили три типа первичных сукцессий: псаммосерию, галосерию и потамосерию, отличающихся экологическими условиями, закономерностями динамики, индексами видового разнообразия и стадиями формирования, выделенными на основе смены доминантов растительных сообществ при изменении почвенно-грунтовых условий.

Определены позднесукцессионные стадии: псаммофитнокустарниковая для псаммосерии;

стадия галоксерофильных и ксерофильных полукустарничков и полукустарников - для галосерии. При переходе к позднесукцессионным стадиям в потамосерии происходит смена доминанта и серии сукцессионного развития.

На побережье Каспийского моря выявлено три типа первичных 3.

сукцессий: псаммосерия, галосерия, луговая серия. Стадии псаммосерии и галосерии близки к таковым на Аральском побережье. Псаммосерия завершается полынно-полукустарничковыми сообществами;

галосерия галоксерофитными (многолетнесолянковыми) и ксерофитными (полынными) полукустарничковыми фитоценозами. Луговая серия характеризуется формированием длительно существующих галофитнозлаковых, галофитноразнотравных серийных сообществ и галоксерофитнополукустарничковой растительности на позднесукцессионных стадиях.

Основными факторами антропогенного воздействия являются 4.

техногенные - в Прикаспии и ирригационные - в Приаралье. Время демутационных смен растительности при техногенных нарушениях зависит от степени воздействия, характера изменения экотопа, видового состава и экобиоморфологической структуры сохранившегося растительного покрова.

Существенным критерием оценки антропогенных экосистем и степени их 5.

деградации служит соотношение видов разных эколого фитоценотических стратегий. В фоновых растительных сообществах преобладают виды первичных (C, R, S) стратегий, среди которых доминируют R-стратеги;

по мере усиления нагрузки сокращается число эксплерентов и возрастает количество видов вторичных стратегий (CS, RS).

Ирригационные сукцессии растительности долины и дельты Сырдарьи 6.

идут преимущественно по сериям ксерофитизации и галофитизации, при которых происходит быстрая смена мезофитных растительных сообществ галофитными и ксерофитными квазикоренными или серийными фитоценозами. При установлении первоначального гидрологического режима происходит постепенное восстановление растительности в соответствии с закономерностями природных сукцессий.

Пирогенные факторы оказывают значительное воздействие в Северном 7.

Прикаспии с характерными галогидрогенными комплексами растительности. Злаковый компонент комплекса восстанавливаются в течение года. Восстановление полукустарничковой растительности (полынной, биюргуновой) занимает продолжительное время (более лет). Стадии демутации начинаются с эфемеровых и однолетнесолянковых группировок.

8. Для показа пространственных закономерностей динамики растительности составлены крупномасштабные карты. Стадии первичных сукцессий (инициальные, промежуточные, позднесукцессионные) указаны в подзаголовках легенды. Тренд вторичных сукцессий по факторам антропогенного воздействия представлен приложением к легенде в табличной форме. Поконтурная оценка современного состояния экосистем Северо-Восточного Приаралья на основе среднемасштабной карты позволила определить основные задачи по снижению негативных последствий Аральского кризиса.

9. Составлена новая схема ботанико-географического районирования современного побережья Аральского моря, которая отражает пространственно-временную динамику и подзональные особенности формирующейся растительности.

10.Принципы управления природной и антропогенной динамикой растительности основаны на определении сукцессионного статуса растительных сообществ. На стадиях первичной сукцессии Аральского побережья наиболее перспективным фитомелиорантом является саксаул вид позднесукцессионных стадий, приживаемость которого зависит от суммарного эффекта влияния токсичных ионов и гранулометрического состава засоленных приморских почв.

11.На стадиях вторичной сукцессии выбор методов и ассортимент фитомелиорантов зависят от стадии дигрессии и экобиоморфологической структуры сохранившегося растительного покрова. Восстановление отсутствующих видов виолентной и СS стратегий способствует созданию среды для растений, обычно ассоциирующихся с ними (S-, RS- и CRS-стратегов).

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ На основании многолетних экспериментальных исследований по ускорению процессов первичных и вторичных сукцессий в пустынях Приаралья и Прикаспия для практического внедрения были разработаны:

«Рекомендации по фитомелиорации осушенного дна Аральского моря»;

«Рекомендации по фитомелиорации техногенных экосистем нефтегазовых месторождений Прикаспия».

СПИСОК ПУБЛИКАЦИЙ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

Димеева Л.А. К охране растительности Северного Прикаспия // Проблемы освоения 1.

пустынь. 1990. № 1. С. 70-72.

Макулбекова Г.Б., Курочкина Л.Я., Вухрер В.В., Димеева Л.А. Солончаковые 2.

пастбища // Комплексная характеристика пастбищ пустынной зоны Казахстана. Алма Ата, 1990. С. 139-182.

Димеева Л.А. Две формы Atriplex fominii (Chenopodiaceae) на осушенном дне 3.

Аральского моря // Бот. журн. 1990. Т. 75, № 3. С. 375-380.

Курочкина Л.Я., Макулбекова Г.Б., Вухрер В.В., Димеева Л.А. Состояние 4.

растительности осушенного дна и побережья Аральского моря // Изв. АН СССР. Сер.

геогр. 1991. № 4. С. 76-81.

Димеева Л.А. Основные черты Приморского ботанико-географического округа в 5.

Приаралье // Проблемы освоения пустынь. 1991. № 5. С. 75-78.

Димеева Л.А. Динамика урожайности фитоценозов осушенного дна Аральского моря 6.

// Изв. НАН РК. Сер. биол. 1994. № 5. С. 17-24.

Димеева Л.А. Эколого-исторические этапы формирования приморской 7.

растительности Приаралья // Бюлл. МОИП. Отд. биол. 1995. Т. 100, вып. 2. С. 72-84.

Димеева Л.А., Синяева Н.И., Лысенко В.В. Оценка биоразнообразия Атырауской 8.

области для организации охраняемых территорий // Поиск. Сер. естеств. наук. 1998.

№ 3. С. 28-39.

Димеева Л.А. Альфа- и бета-разнообразие формирующейся растительности 9.

Аральского побережья // Проблемы ботаники на рубеже ХХ-ХХI веков. СПб, 1998. Т.

1. С. 242-243.

10. Geldyeva G., Budnikova T., Gobernik I., Dimeyeva L., Ogar N., Evstifeev Yu., Los V., Scorintseva I., Geldyev B. Assessment of desertification processes in natural complexes of the Syr-Dar’ya delta // Ecological research and monitoring of the Aral Sea deltas. UNESCO Aral Sea Project. Paris, 1998. Р. 15-41.

11. Dimeyeva L. Floristic and phytocoenotic diversity of coastal ecosystems of the Aral sea:

present-day state and tendencies of change // Proceedings of Int. Conference on Environmental problems of the Aral Sea and surrounding areas. Almaty, 1997. Р. 107-111.

Димеева Л.А., Кузнецов Л.А. Флора приморской полосы Аральского моря // Бот.

12.

журн. 1999. Т. 84, № 4. С. 39-52.

Димеева Л.А., Альмурзаева С.К., Будникова Т.И., Лариков С.Н. Опыт борьбы с 13.

опустыниванием в г.Аральске // Трансформация природных экосистем и их компонентов при опустынивании. Алматы, 1999. С. 121-126.

14. Wucherer W., Breckle S.-W., Dimeyeva L. Flora of the Dry Seafloor of the Aral Sea // Sustainable Land Use in Deserts. Springer-Verlag Berlin. Heidelberg, 2001. Р. 38-51.

15. Dimeyeva L. Methods of Conservation and Restoration of Vegetation Cover on the Aral Sea Coast // Там же. Р. 69-73.

16. Meirman G., Dimeyeva L., Dzhamantykov K., Wucherer W., Breckle S.-W. Seeding experiments on the Dry Aral Sea Floor for Phytomelioration // Там же. Р. 318-322.

Димеева Л.А., Пермитина В.Н. Методы фитомелиорации техногенно-нарушенных 17.

земель Восточного Прикаспия // Геоботанические исследования в семиаридных и аридных регионах: современное состояние, проблемы и перспективы. Алматы, 2001.

С. 90-93.

Димеева Л.А., Стогова Л.Л. Природные пастбища Казахстана // Краткий справочник 18.

фермера-овцевода. Алматы, 2001. С. 139-165.

19. Geldyeva G.V., Ogar N.P., Scorintseva I.B., Geldyev B.V., Budnikova T.I., Dimeeva L.A.

Monitoring and modeling of desertification processes in the Syr Dar’ya and Amu Dar’ya River deltas, for GIS // Ecological research and monitoring of the Aral sea deltas. A basis for restoration. UNESCO Aral Sea Project. Paris, 2001. Book 2. Р. 119-153.

Dimeyeva L. Rehabilitating degraded lands in Kazakhstan // Proceedings of 3rd Intern Conf.

20.

on Land Degradation. Rio de Janeiro, 2001. Р. 132-137.

Димеева Л.А., Стогова Л.Л. Казакстаннын табиги жайылымдары // Кой осiрушi 21.

фермердiн шагын аныктамалыгы. Алматы, 2002. С. 142-168.

Димеева Л.А., Пермитина В.Н. Естественная восстановительная динамика 22.

растительного и почвенного покрова на нефтяных разливах // Итоги и перспективы развития ботанической науки в Казахстане. Алматы, 2002. С. 231-233.

23. Димеева Л.А., Пермитина В.Н. Биологическая рекультивация техногенных экосистем Восточного Прикаспия // Биологическая рекультивация нарушенных земель.

Екатеринбург, 2003. С. 83-92.

24. Пермитина В.Н., Димеева Л.А.Трансформация почвенного покрова нефтегазовых месторождений Восточного Прикаспия // Там же. С. 383-392.

25. Dimeyeva L. Restoration of the Aral Sea coastal rangelands // Proceedings of VII Int.

Rangeland Congress. Durban, South Africa, 2003. Р. 1148-1151.

26. Димеева Л.А., Пермитина В.Н. Сравнительная характеристика растительного покрова и почв техногенных экосистем Мангышлака // Ботанические исследования в азиатской России: материалы ХI делегатского съезда РБО. Барнаул, 2003. Т. 2. C. 343 344.

27. Димеева Л.А., Пермитина В.Н., Лариков С.Н. Особенности экологической рекультивации нефтегазовых месторождений Мангышлака // Ботаническая наука на службе устойчивого развития стран Центральной Азии: материалы междунар. научн.

конф. Алматы, 2003. С. 124-126.

28. Димеева Л.А., Альмурзаева С.К. Cохранение эталонов природы в Приаралье // Сохранение и устойчивое использование растительных ресурсов: материалы междунар. симпозиума. Бишкек, 2003. С. 92-97.

29. Диаров М.Д., Гилажов Е.Г., Димеева Л.А., Большов А.А., Жмыхов А.А., Ергалиев Т.Ж., Диарова М.А. Экология и нефтегазовый комплекс. Алматы: Галым, 2003. Т. 2.

340 с.

30. Димеева Л.А. Сохранение и восстановление растительности в Аральском регионе. Алматы: Аледми, 2003. 12 с. (на русском, английском, казахском яз.) 31. Димеева Л.А. Флора и растительность осушенного дна северо-западных заливов Аральского моря // Развитие ботанической науки в Центральной Азии и ее интеграция в производство: материалы междунар. научн. конф. Ташкент, 2004. С. 22-23.

32. Димеева Л.А., Альмурзаева С.К. Оценка изменений микроклимата после проведения фитомелиорации деградированных пастбищ Приаралья // Там же. С. 127-129.

33. Димеева Л.А. Экологические особенности растительности северо-западного побережья Аральского моря // Проблемы освоения пустынь. 2004. №4. С. 23-28.

34. Димеева Л.А. О дополнительных критериях оценки состояния и восстановления антропогенных экосистем // Аридные экосистемы. 2004. Т. 10, № 22. C. 112-120.

35. Dimeyeva L. Plant strategies and revegetation of degraded rangelands in the Aral Sea region // kologische Forschung im globalen Kontext / M.Veste, W.Wucherer & J.Homeier (eds).

Gttingen: Cuviller, 2005. Р. 141-148.

36. Groeneveld J., Wissel C., Wucherer W., Dimeyeva L. Jeltsch F. Computer simulations orientated towards plant succession on the desiccating Aral Sea floor // Там же. Р. 129-140.

37. Огарь Н.П., Бижанова Г.К., Димеева Л.А., Пермитина В.Н. Фитомелиорация солончаковых пустынь побережья Аральского моря // Изв. НАН РК. Сер. биол. и мед.

2005. № 1. С. 89-93.

38. Огарь Н.П., Каверин В.С., Димеева Л.А., Альмурзаева С.К. Экспериментальные работы по посадке саксаула на осушенном дне Аральского моря // Воспроизводство лесов, лесоразведение, ландшафтная архитектура и озеленение г. Астаны: состояние, проблемы и перспективы: Мат-лы Международной научно-практической конференции. Кокшетау, 2005. С. 57-62.

39. Огарь Н.П., Каверин В.С., Вухерер В.В., Димеева Л.А., Джамантиков Х., Исмаилов М.И. Экспериментальные работы по фитомелиорации осушенного дна Аральского моря // Актуальные вопросы лесного хозяйства и озеленения в Казахстане. Алматы, 2005. С. 157-162.

40. Димеева Л.А., Альмурзаева С.К. Экологическая оценка фитомелиорации пастбищ Приаралья // Проблемы освоения пустынь. 2005. № 3. C.18-23.

41. Димеева Л.А., Курочкина Л.Я. Ботанико-географическое районирование побережья Аральского моря // Научные чтения, посвященные 100-летию В.Б. Сочавы. Иркутск, 2005. С. 45-50.

42. Димеева Л.А. Государственный природный заповедник Барсакельмес // Заповедники Средней Азии и Казахстана. Алматы, 2006. C. 35-41.

43. Димеева Л.А., Алимбетова З.Ж. Заповедник Барсакельмес // Заповедники и национальные парки Казахстана. Алматы, 2006. С. 82-93.

44. Димеева Л.А., Алимбетова З.Ж. Флора заповедника «Барсакельмес» // Тр. III Международной ботанической конференции, посвященной памяти выдающихся ботаников Казахстана. Алматы, 2006. С. 46-48.

45. Димеева Л.А., Пермитина В.Н. Особенности пространственной структуры растительного и почвенного покрова Северо-Восточного Прикаспия // Там же. С. 99 102.

46. Димеева Л.А., Пермитина В.Н.Влияние физико-химических свойств засоленных почв на результаты фитомелиорации осушенного дна Аральского моря // Аридные экосистемы. 2006. Т. 12, № 29. С. 82-93.

47. Димеева Л.А. Первичные сукцессии побережья Аральского моря // Проблемы биологии растений: Мат-лы конф. РГПУ им. А.И. Герцена. СПб, 2006. С. 47-55.

48. Dimeyeva L. Primary successions in the new Aral Sea shore // Basic and Applied Dryland research. 2007. N 1. Р. 1-16. http://www.badr-online.de 49. Димеева Л.А., Пермитина В.Н., Меркурьев В.Б Этапы планирования экологической рекультивации в пустынных регионах Казахстана // Биологическая рекультивация и мониторинг нарушенных земель. Екатеринбург, 2007. С. 202-212.

50. Димеева Л.А., Алимбетова З.Ж. Природная динамика растительности полуострова Барсакельмес (Аральское море) // Растительный мир и его охрана: Мат-лы междунар.

научн. конф. Алматы, 2007. С. 124-128.

51. Димеева Л.А. Закономерности первичных сукцессий Аральского побережья // Аридные экосистемы. 2007. Т. 13, № 33-34. С. 91-102.

52. Курочкина Л.Я., Димеева Л.А. (ред.) Труды Барсакельмесского государственного природного заповедника. Алматы: Tethys, 2007. Вып. 2. 208 c.

53. Димеева Л.А. Геоботанические аспекты ирригационного опустынивания долины Сырдарии // Географические проблемы устойчивого развития: теория и практика.

Алматы, 2008. С. 444-454.

54. Димеева Л.А., Брекле З.-В., Вухерер В. Флора пустыни Аралкум (в пределах Казахстана) // Изв. НАН РК. Сер. биол. и мед. 2008. № 6. С. 25-31.

55. Курочкина Л.Я., Димеева Л.А. Задачи борьбы с опустыниванием в Аральском регионе // Проблемы обеспечения биологической безопасности Казахстана: Мат-лы конф., посв. 80-летию акад. НАН РК Байтулина И.О. Алматы, 2008. С. 50-53.

56. Jashenko R.V., Dimeyeva L.A., Pachikin K.M. New approaches in management of Barsakelmes wildlife reserve in conditions of environmental change and chemical pollution in northern part of the Aral Sea region (Kazakhstan) // Proceedings of the Workshop of the environment evolvement and hydro-ecology in the arid zone of Сentral Asia. Urumqi, China, 2008. Р. 79-110.

57. Димеева Л.А. Техногенные сукцессии растительности линейных сооружений Северо Восточного Прикаспия // Терра. 2008. № 2 (5). С. 24-33.

58. Димеева Л.А. Псаммофитная сукцессия северного побережья Каспийского моря // Изв. НАН РК. Сер. биол. и мед. 2010. № 3. С. 11-15.

59. Димеева Л.А. Картографирование динамики растительности осушенного дна Аральского моря // Вестник НАН РК. 2010. № 5. C. 81-84.

60. Димеева Л.А. Опыт экспериментальной фитомелиорации засоленных пустынь Аральского побережья // Вестник с/х науки Казахстана. 2010. №8. C. 28-31.

61. Димеева Л.А. Влияние пожаров на растительный покров Северного Прикаспия // Вестник Семипалатинского государственного ун-та им. Шакарима. 2010. №4. С. 15 18.

62. Димеева Л.А., Султанова Б.М., Усен К., Огарь Н.П., Бижанова Г.К., Кердяшкин А.В., Садвокасов Р.Е., Пермитина В.Н., Говорухина С.А. Антропогенная трансформация растительности нефтепромысла «Косшагыл» (Северо-Восточный Прикаспий) // Тр.

междунар. конф. «Актуальные проблемы геоботаники», посв. 100-летию акад. НАН РК Б.А.Быкова. Алматы, 2011. С. 281-289.

63. Димеева Л.А. Закономерности первичных сукцессий Каспийского побережья // Аридные экосистемы. 2011. Т. 17, № 3 (48). С. 50-63.

64. Димеева Л.А. Отражение экосистемного разнообразия на картах среднего масштаба.

Поволжский экологический журнал. 2011. №3. C. 17-21.

65. Димеева Л.А., Панкратова И.В. Флористические особенности приморских равнин Аральского и Каспийского морей // Изв. ПГПУ им. В.Г.Белинского. Сер. естеств.

наук. 2011. № 3. С. 23-27.

66. Димеева Л.А. Классификация растительности приморских равнин Аральского и Каспийского морей // Вестник БФУ им. И.Канта. 2011. Сер. естеств. наук. № 8. С. 10 14.



Pages:     | 1 ||
 




 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.