авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 |

Государственый медицинский университет удк 612.821.1/.3:616–053.8–008.6–037 власенко василий иванович психофизиологическое обоснование методологических принципов оценки и прогнозирования социопсихосом

-- [ Страница 1 ] --
1 УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ «БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕНЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ» УДК 612.821.1/.3:616–053.8–008.6–037 ВЛАСЕНКО Василий Иванович ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ МЕТОДОЛОГИЧЕСКИХ ПРИНЦИПОВ ОЦЕНКИ И ПРОГНОЗИРОВАНИЯ СОЦИОПСИХОСОМАТИЧЕСКОГО ЗДОРОВЬЯ МОЛОДЫХ ЛЮДЕЙ В СФЕРАХ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ С ПОВЫШЕННЫМ РИСКОМ 19.00.04 – медицинская психология 03.00.13 – физиология Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора медицинских наук Минск 2007 2 Работа выполнена в УО «Белорусский государственный медицинский университет» Научный консультант: ПЕРЕВЕРЗЕВ Владимир Алексеевич, доктор медицинских наук, доцент, профессор кафед ры нормальной физиологии УО «Белорус ский государственный медицинский универ ситет» Официальные оппоненты: ВИШНЕВСКАЯ Валентина Петровна, доктор психологических наук, профессор, ведущий научный сотрудник кафедры психологии УО «Институт национальной безопасности Республики Беларусь» ФЕДУЛОВ Александр Сергеевич, доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой нервных и нейрохирургических болезней УО «Белорусский государственный медицинский университет» ДОСИН Юрий Михайлович, доктор меди цинских наук, профессор, заведующий ка федрой анатомии, физиологии и валеологии УО «Белорусский государственный педаго гический университет им. М. Танка» Оппонирующая организация: Институт физиологии Национальной ака демии наук Республики Беларусь Защита состоится 29 июня 2007 г. в 14.00 часов на заседании совета по защите диссертаций Д 03.18.02 при УО «Белорусский государственный медицинский университет» (220116, г. Минск, пр-т Дзержинского, 83;

тел. 272-55-98, rector@bsmu.by).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке УО «Белорусский государственный медицинский университет».

Автореферат разослан «» _ 2007 года.

Ученый секретарь совета по защите диссертаций кандидат медицинских наук, доцент А. И. Герасимович ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ Актуальность темы диссертации В отечественной медицине имеет место разрыв между уровнем науч ной разработки основных направлений предупреждения заболеваний и ре альным состоянием профилактического здравоохранения, отсутствует об щепринятое определение профилактической медицины (Профилактиче ская..., 1991;

Комаров Г., 1998). Профилактика была приемлемо развита как система контроля за инфекционными заболеваниями. Первичная про филактика неинфекционных заболеваний требует совсем иных подходов и технологий. Кроме предупреждения заболеваний, в понятие профилактики должно входить также «health promotion» (укрепление здоровья) — дейст вия, помогающие людям усилить контроль за здоровьем и улучшить его (К здоровой..., 1997;

Профилактика …, 1999). В последние десятилетия наблюдается снижение уровня здоровья населения. К причинам этого яв ления относят комплекс взаимообусловленных экологических и социаль но-психологических факторов, влияние которых расценивается как экс тремальное (А. Ф. Воронцов с соавт., 1998;

Проблемы …, 2000;

Ю. Кома ров, И. Веселкова, 2001). До последнего времени в составе этого комплекса первостепенное значение отводилось неблагоприятному влиянию экологи ческих факторов. В последние годы ученые (Т. М. Максимова, 1994, 2000;

В. К. Овчаров, 1999;

В. И. Зинковский, 2002) приходят к выводу о том, что неблагоприятное влияние экологических (относительно стабильных) фак торов начинает уступать социально-психологическим (нестабильным) факторам. Это мнение подтверждается ростом психических и психосома тических заболеваний (В. Н. Комаревцев, 2000;

В. С. Новиков, 2001). По отношению к этим классам заболеваний профилактическая медицина ока зывается неподготовленной и безоружной (Г. Комаров, 1998). Сущест вующие положения о диспансеризации, как методе реализации профилак тического направления, оказываются недостаточными и оправдывают себя не в полной мере, так как ориентированы на выявление заболеваний, вто ричную профилактику рецидивов и осложнений (Д. И. Бесхохлов, 1991;

В. Т. Карташов, В. И. Кныш, 2000;

М. Ю. Сурмач, 2004).

Данные проблемы оказались особо актуальными для людей, сфера деятельности которых связана с повышенным риском (СДПР): Вооружен ные силы, правоохранительные органы, транспорт, энергетика и др. Каче ство их функционирования находится в прямой зависимости от человече ского (личностного) фактора. Парадоксальность ситуации заключается в том, что количество и качество человеческого ресурса снижаются (Ю. Ко маров, И. Веселкова, 2001;

В. А. Пономаренко, 2001;

А. А. Боченков с со авт., 2005), а требования к нему возрастают.

Наиболее ярким представителем СДПР являются Вооруженные силы (А. В. Белинский с соавт., 1998;

В. А. Пономаренко с соавт., 1988;

Д. В. Щербаков, 1997;

В. С. Новиков, 2001), на примере которых рассмат ривается тема. Аналогичные проблемы имеются в зарубежных армиях, где получило признание и государственную поддержку новое направление пре вентивной медицины с основными положениями: мониторирование здоро вья здоровых, доступ пациентов к информации о состоянии своего здоровья в целях своевременного обращения за медицинской помощью и личная от ветственность за собственное здоровье (Army, 1996;

K. Glavan et al., 1998;

M. Grey, 1998;

M. Hewish, 1996;

Military..., 1995;

Preventive..., 1998).

Подобные направления развиваются в рамках отечественной психиат рии, где сложились представления о степенях здоровья, отличающихся мерой вероятности возникновения болезни (С. Б. Семичов, 1986, 1987;

В. Я. Семке, Б. С. Положий, 1990;

И. Н. Гурвич, 1992). Учение об адапта ции (Н. А. Агаджанян, 1988;

Ф. Б. Березин, 1988;

В. П. Казначеев, 1980;

В. И. Медведев, 1983;

Ф. З. Меерсон, 1981), концепции дезадаптации (Ю. А. Александровский, 1993;

В. Я. Семке, Б. С. Положий, 1990), предбо лезненных состояний (С. Б. Семичов, 1986, 1987), хронического эколого профессионального перенапряжения (Синдром..., 1994), антропоцентриче ские (Н. А. Корнетов, В. Г. Николаев, 1997;

Н. А. Корнетов, 1998;

В. С. Мерлин, 1986;

Б. А. Никитюк, 1995;

Б. А. Никитюк, Н. А. Корнетов, 1998), функциоцентрические (А. В. Рустанович, 1997;

Б. С. Фролов, А. В. Рустанович, 1995) и другие направления расширяют представления о преморбидных состояниях, создают основу их донозологической диагно стики и разработки практических рекомендаций по их коррекции. Пред ставляют интерес работы по прогнозу патологии в молодом возрасте (В. Е. Смирнов, 1990). Но эти вопросы до конца пока не изучены. До сих пор отсутствует единый подход не только к оценке адаптационных про цессов, но и к профессиональной терминологии (М. В. Махнев, А. В. Мах нев, 2000).

По мере смещения интересов от нозологии к нормологии от врача требуется иная этикодеонтологическая точка зрения: элемент неопреде ленности состояния и вероятности не позволяет ему высказываться так ка тегорично, как он мог бы при развитых болезненных формах (С. Б. Семи чов, 1986). Трудности определения начальных проявлений патологии вы зывают необходимость применения объективных психодиагностических психофизиологичских средств и методов (А. В. Белинский с соавт., 1998).

Для истинной первичной профилактики необходим поиск критериев здоровья здоровых людей, изучение универсальных объективных доклини ческих проявлений и форм патологии, этиопатогенеза их развития и спосо бов коррекции (В. Я. Семке, Б. С. Положий, 1990;

С. Б. Семичов, 1987).

Связь работы с крупными научными программами и темами Настоящее исследование выполнено в соответствии с программой комплексной научно-исследовательской работы МО РФ «Разработка мето дов оценки уровня профессионально важных качеств у курсантов и слуша телей военно-учебных заведений» (шифр «Становление» Директива ГВМУ МО РФ N161/2/5459 от 21.09.1994 г.).

Цель исследования: психофизиологическое обоснование методоло гических принципов оценки, прогнозирования и мониторирования социоп сихосоматического здоровья здоровых молодых людей в сферах деятель ности с повышенным риском.

Задачи исследования:

1. Изучить распространенность и закономерности динамики психо физиологических проявлений адаптации-дезадаптации (ПАД) и случаев дезадаптации среди здоровых военнослужащих в зависимости от этапов профессиональной адаптации и половой принадлежности.

2. Установить взаимосвязи психофизиологических ПАД с социально психологическими и физиологическими параметрами личности, их прогно стическое значение для адаптации и роли в этиопатогенезе дезадаптации.

3. Дать сравнительный анализ возможностей традиционных и усо вершенствованных методов по оценке, прогнозированию и мониторирова нию соматического, психического и социального здоровья здоровых военнослужащих.

4. Разработать методологические принципы и создать демонстраци онную модель деятельности по оценке, прогнозированию и мониторирова нию здоровья здоровых людей в СДПР.

Объект и предмет исследования Объект: 1463 военнослужащих (в т. ч. 906 юношей и 557 девушек), из которых 1095 человек обследовано в скрининге (в т. ч. 143 комплексно) и 368 — в динамике. Проведено 20346 обследований, получено около параметров.

Предмет: личность, адаптация, социопсихосоматическое здоровье здоровых молодых людей, психофизиологические ПАД, оценка, прогнози рование, мониторинг, коррекция.

Методология и методы проведенного исследования Основными методологическими подходами и принципами явились:

– комплексный, многофакторный, многомерный, скрининговый и лонгитюдный анализ, который применяется в интегративной антрополо гии, теории неустойчивых систем и самоорганизации, теории функцио нальных систем, теории циклов;

– принцип многоосевой диагностики состояний испытуемых, кото рый позволяет изучать здоровье человека как функциоцентрически (изуче ние сохранных функций), так и нозоцентрически (поиск расстройства);

– принцип гигиенической оценки здоровья: разграничение компо нента здоровья на прямые показатели (психофизиологический, морфо функциональный и иммунный статусы человека) и косвенные — морбид ности.

Использованы методы оценки психофизиологического (психометри ческие), социального (анамнестический, экспертный), морфофункциональ ного (антропометрические, функциональные, биохимические) и иммуноге матологического (иммуно- и гемограммы) статусов личности. Кроме того использовались эпидемиологический, когортный и статистический методы.

Научная новизна и значимость полученных результатов 1. Впервые с помощью психофизиологического психометрического метода изучено состояние нервно-психической адаптации молодых здоро вых людей (мужчин и женщин) в СДПР и распространенность психофи зиологических ПАД на этапах адаптации.

2. Впервые установлена динамичность, лабильность и ситуационная обусловленность психофизиологических ПАД социально-психологически ми и биологическими факторами, их диагностическое и прогностическое значение, роль в этиопатогенезе дезадаптации. Доказан непрекращающий ся характер процесса адаптации людей, занятых в СДПР, и необходимость его постоянного мониторирования.

3. Впервые установлено, что ведущим этиологическим фактором де задаптации является информационный психосоциальный. Факт дезадапта ции и наличие ее ПАД решающего значения не имеют. Решающее значе ние должно отводиться срокам их появления, характеру, взаимосвязям с другими параметрами личности и ситуацией пребывания.

4. Впервые установлены закономерные многочисленные достоверные корреляционные взаимосвязи психометрических параметров с показателя ми морфофункционального, иммуногематологического и социально психологического статусов личности, которые свидетельствуют о высокой интегрированности всех функций и позволяют рассматривать психометри ческие методы как объективные, пригодные для оценки, прогнозирования и мониторирования здоровья, адаптации и работоспособности специали стов в СДПР.

5. Впервые конкретизированы представления о здоровье как катего рии социопсихосоматической, об адаптогенезе — как социопсихосомати ческом балансировании (СПСБ), а о психофизиологических ПАД — как индикаторах (маркерах) и векторах балансирования — риска развития де задаптации в социальной, психической или соматической сферах.

6. Впервые предложена классификация психофизиологических ПАД, которая позволяет систематизировать проявления адаптогенеза, вести ди агностический и прогностический поиск, выявлять факторы риска и выде лять группы риска по развитию состояний дезадаптации.

7. В развитие теории функциональных систем впервые предложена интегративная концепция личности (объекта изучения и коррекции) и до казана необходимость рассмотрения личности как динамической иерархи ческой системы, в которой ведущими являются процессы и потенциалы отношения, отражения, дальнейшего тяготения и деятельности.

Практическая значимость результатов 1. Выявленные особенности адаптогенеза, формирования состояний дезадаптации у здоровых молодых людей существенно расширяют пред ставления об этиопатогенезе дезадаптации и психосоматических заболева ний, служат основой для разработки и внедрения программ оптимизации адаптации и деятельности специалистов в СДПР, профилактики рас стройств, рекреации и реабилитации.

2. Аргументирована целесообразность оценки, прогнозирования и мониторирования здоровья, адаптации и работоспособности специалистов в СДПР с помощью адекватного пакета психометрических методик (НПА, МИОМ, САН, УНП, ШС, ИЖС, ОА, ДМО и МЦВ), которые наиболее при годны для массовых обследований, позволяют изучать, измерять и класси фицировать инициальные проявления дезадаптации — психофизиологиче ские ПАД. Предложена метрологическая технология их шкалирования и анализа, которая реально может применяться для создания банков данных в других сферах исследований.

3. Экспертное заключение о «группе риска» является экспресс оценкой текущего уровня здоровья здорового человека и прогноза на его дальнейшую адаптацию. Интерпретация отдельных ПАД и сроков их по явления позволяет определять их прогностическое значение и ориентиро вочное направление СПСБ личности: риск развития социальных, психиче ских или соматических расстройств.

4. Использование результатов мониторирования позволило предло жить и апробировать метод рациональной личностно-ориентированной ре конструктивной психокоррекции и психотерапии с обратной связью.

5. На основании предложенных методологических принципов, кон цептуальных положений и усовершенствованных методов создана демон страционная модель деятельности по оценке, прогнозированию и монито рированию социо-психосоматического здоровья здоровых молодых людей в СДПР, повышена надежность индивидуальных и групповых, кратко- и долгосрочных прогнозов до 90 ± 3 %, снижены показатели отчисляемости на 30 %, заболеваемости — на 20 %, нарушений трудовой дисциплины и чрезвычайных происшествий.

Основные положения диссертации, выносимые на защиту:

1. Мониторирование адаптации здоровых военнослужащих с помо щью психофизиологических психометрических методов позволило вы явить высокую распространенность нервно-психической дезадаптации (от 39,7 до 51,9 % среди мужчин, от 66,0 до 77,3 % среди женщин) и психофи зиологических ПАД (до 59,9 % среди мужчин и до 63,3 % среди женщин), их динамичность, лабильность и ситуационную обусловленность, что сви детельствует о непрекращающемся характере адаптогенеза и необходимо сти его мониторирования.

2. Доказана низкая перспективность женщин (в сравнении с мужчи нами) для работы в СДПР в связи с их морфофункциональными особенно стями, более низкой физической работоспособностью, большей зависимо стью процесса адаптации от психосоциальных факторов и, как следствие, высокой распространенностью случаев дезадаптации (в 1,5–1,7 раза выше) и ПАД на этапах мониторирования.

3. Независимо от половой принадлежности ведущим этиологическим фактором дезадаптации здоровых людей в СДПР является информацион ный психосоциальный. Первичным (пусковым) звеном патогенеза дезадап тации является превентивная адаптация в виде психоэмоционального на пряжения личности. Второе звено — напряжение стресс-реализующих систем и угнетение гуморального иммунитета. Третье — высокая цена те кущей деятельности и плата в виде декомпенсации защитных механизмов, развития патологических форм дезадаптации.

4. Комплексное обследование здоровых военнослужащих позволило установить многочисленные достоверные корреляционные взаимосвязи психофизиологических показателей психометрических методик с морфо функциональными, иммуногематологическими и социально-психологичес кими параметрами, что позволяет рассматривать показатели психометри ческих методик как объективные интегративные критерии состояния сома тического, психического и социального здоровья и применять их для про ведения массовых обследований с целью оценки и прогнозирования адап тации, работоспособности и здоровья здоровых людей в СДПР.

5. Сравнительный анализ возможностей традиционных и усовершен ствованных методов сбора, хранения, анализа и интерпретации результа тов психометрического исследования свидетельствует в пользу усовер шенствованных: шкалирования (стандартизации) параметров, эпидемиоло гической кривой распределения и индивидуальной психограммы с исполь зованием компьютерной базы данных и искусственных нейронных сетей (применены впервые), позволяющих оценить работоспособность, уровень адаптации и здоровье человека на надежной (до 90 ± 3 %) метрологической основе, простой в исполнении и адекватной задачам донозологической ди агностики.

6. Оценка и прогнозирование социопсихосоматического здоровья мо лодых людей в СДПР возможны при условии выполнения предлагаемых методологических принципов:

а) наличие теоретической основы: разработаны концепции функцио нирования личности и ее социопсихосоматического балансирования, как способа адаптогенеза;

предложены классификации психофизиологических ПАД, уровней здоровья и адаптации;

б) применение наряду с традиционными методами оценки и прогно зирования здоровья (антропометрических, функциональных и др.) психо метрического метода с адекватным пакетом методик (НПА, МИОМ, САН, УНП, ШС, ИЖС, ОА, ДМО и МЦВ) и усовершенствованными методами сбора, хранения и анализа информации (шкалирования, эпидемиологиче ской кривой распределения, индивидуальной психограммы, применение ИНС);

в) сопровождение профессиональной деятельности специалистов СДПР: мониторирование здоровья и адаптации;

коррекция здоровья спе циалистов (предложен метод рациональной личностноориетированной психотерапии с обратной связью);

коррекция среды деятельности (при возможности);

проверка первичных прогнозов и соответствующая коррек ция методов и критериев оценки здоровья.

7. Предлагаемая методология позволяет как в скрининге, так и в мо ниторинге проводить количественную и качественную объективизацию широкого диапазона переходных состояний здоровья, связанных с адапта ционными реакциями на социальные, психические и физические нагрузки в СДПР, создавать индивидуальные и групповые стандарты здоровья, своевременно диагностировать и корректировать отклонения.

Личный вклад соискателя Автор диссертации с 1994 по 2001 гг. в составе приемной комиссии Томского военно-медицинского института (ТВМИ) лично впервые органи зовал работу группы профессионального психологического отбора и со провождения учебного процесса, провел профессиографию, адаптировал пакет психометрических методик, участвовал в проведении первичных и динамических (плановых и по показаниям) обследований, депонировании и архивировании материалов, статистическом анализе результатов, созда нии компьютерной базы данных, проверке кратко- и долгосрочных про гнозов. Являясь нештатным психиатром института, автор проводил меди ко-психологическое консультирование слушателей, индивидуальную и групповую психотерапевтическую коррекцию, амбулаторный прием и клиническую диагностику в случаях психических и психосоматических за болеваний. Выбор темы определен лично диссертантом. Разработка поло жений, выносимых на защиту, диктовалась отсутствием таковых в совре менной науке и необходимостью практического их применения. Кроме внедрения разработанных положений в реальную практическую деятель ность, автор разработал и с 1997 г. преподавал курс «Военная психофизио логия», куда вошли основные положения диссертационного исследования.

Апробация результатов диссертации Результаты исследований доложены и обсуждены: на итоговой Науч ной конференции слушателей I факультета Военно-медицинской академии (СПб., 1994);

Научно-методических сборах и конференциях профессорско преподавательского состава ТВМИ (Томск, 1995–1999);

VII Научной от четной сессии НИИ ПЗ ТНЦ СО РАМН (Томск, 1995);

Научно-практи ческой конференции, посвященной 10-летию аварии на ЧАЭС (Томск, 1996);

Международной конференции по интегративной антропологии (Томск–Красноярск, 1996);

конференции по биомедицинской и клиниче ской антропологии (Красноярск, 1997);

конференции, посвященной 35-ле тию ЦНИЛ СГМУ (Томск, 1997);

VI Всемирном конгрессе по биологиче ской психиатрии (Nica, 1997);

II Международном конгрессе по интегра тивной антропологии (Винница, 1998);

конференциях «Актуальные вопро сы внутренней медицины» (Тюмень, 1998) и «275 лет отечественной пси хиатрии» (Москва, 1998);

Юбилейной конференции, посвященной 200-ле тию Российской Военно-медицинской академии (Томск, 1999);

II Россий ском образовательном симпозиуме с международным участием (Новокуз нецк-Томск, 2000);

Юбилейной конференции, посвященной 140-летнему юбилею клиники нервных и душевных болезней Военно-медицинской ака демии (СПб., 2000);

Республиканских научно-практических конференциях:

«Медицинская реабилитация в санаториях Федерации профсоюзов Белару си» (Минск, 2003), «Проблемы общественного здоровья и здравоохранения Республики Беларусь» (Минск, 2005), «Актуальные вопросы военной ме дицины и военно-медицинского образования» (Минск, 2005);

Междуна родной конференции «Стресс и висцеральные системы» (Минск, 2005).

Опубликованность результатов По материалам диссертации опубликовано 59 работ, из которых: монография, 1 глава монографии, 18 статей в научных журналах, 28 — в научных рецензируемых сборниках статей и 11 тезисов. Общее число опубликованных страниц — 385.

Структура и объем диссертации Диссертация состоит из введения, 7 глав (обзор литературы, материал и методы исследования, 5 глав — результатов собственных исследований), заключения (229 страниц) и приложений. Текст диссертации изложен на 312 страницах машинописного текста, иллюстрирован 31 таблицей, 18 рисунками и 8 клиническими примерами. Список использованной лите ратуры содержит 737 источников, из которых 620 отечественных и 117 — иностранных.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ Характеристика обследованных и методы исследования Исследования проводились в условиях крупного промышленного го рода (Томск) Западной Сибири. Объектом исследования явились военно служащие — слушатели ТВМИ. Их зачисление проводилось после окон чания 3–4-х курсов медицинских вузов на основании профессионального отбора: конкурса личных дел, медицинского освидетельствования, сдачи нормативов по физической подготовленности и профессионального психо логического отбора. Этот комплекс мер позволял относить испытуемых к категории практически здоровых молодых людей. Обучение проводилось в течение 3-х лет. Во время обучения условия проживания, питания и обуче ния были приблизительно одинаковыми.

В период с 1994 по 2002 гг. проведено исследование (мониторирова ние) на трех этапах трудовой деятельности:

I этап (соответствовал срочной адаптации) — первая неделя после прибытия (август месяц). За 9 лет работы протестировано более 3000 кан дидатов в слушатели. Из них 1095 (в т. ч. 713 юношей в возрасте 22,1 ± 1, года и 382 девушки 21,4 ± 1,2 года) были отобраны в состав «рабочей группы» («обучающей выборки») и обследовались в скрининге. Из зачис ленных в 1995 г. была выделена «опытная» группа (143 чел.) добровольцев (74 юноши и 69 девушек), которые обследовались комплексно, т. е. кроме психофизиологического обследования в течение первых 3-х недель адап тации у них изучался морфофункциональный и иммуногематологический статус.

II этап (соответствовал устойчивой адаптации) — после первого года учебы и отдыха на летних каникулах (сентябрь–октябрь месяцы) обследо вано 216 чел. (в т. ч. 116 юношей и 100 девушек). Результаты обследова ний служили основанием для первого этапа проверки надежности первич ных прогнозов.

III этап (соответствовал завершению подготовки и превентивной адаптации) — через 2 года трудовой деятельности (апрель–май месяцы) накануне распределения, государственных экзаменов и выпуска. Обследо вано 152 чел. (в т. ч. 77 юношей и 75 девушек). Результаты их обследова ний служили основанием для второго этапа проверки надежности первич ных прогнозов.

Кроме того, на выпускников были получены данные об успешности их деятельности на рабочих местах по лонгитюдному изучению сроком около 5–6 лет: отзывы командования и сослуживцев, личные беседы и пе реписка, что в совокупности позволило провести третий этап проверки первичных прогнозов.

Методы оценки морфофункционального и иммуногематологиче ского статусов. Антропометрические характеристики изучались по мето дике В. В. Бунака (1941). Кроме того, получали расчетный показатель — индекс Руфье и проводили антропоморфоскопическое исследование по ме тодике Н. А. Корнетова (1996) с целью выявления морфологических осо бенностей строения тела, доминирующих органов восприятия (глаз, ухо) и конечностей (рука, нога), типа пигментации и регионарных морфологиче ских дисплазий.

Физическая подготовленность оценивалась в соответствии с «Настав лением по физической подготовке» (1987) в период конкурсных испытаний.

Функционирование кардиореспираторной системы оценивалось по стандартным методикам (Практикум..., 1990): измерение артериального давления, пульса, частоты дыханий и жизненной емкости легких. Для изу чения вегетативной регуляции сердечного ритма использовалась матема тическая оценка вариабельности кардиоритма: регистрация кардиоинтер валограмм (КИГ) на автоматизированном комплексе «ЭКГ-ТРИГГЕР МКА-02» в 5 временных «точках»: 1) фоновый клиностаз (после 10 мин лежания);

2) 1 мин ортостаза;

3) 6 мин ортостаза;

4) 11 мин ортостаза;

5) восстановительный клиностаз (после 3 мин лежания). Для каждой точки рассчитывались «индексы напряжения» (ИН), их отношения к фоновому и средние RR-интервалы.

Биохимический (БХ) статус оценивался по следующим показателям сыворотки крови: общий белок, общие липиды, общий холестерол, липо протеиды высокой плотности (ЛПВП), активность аланинаминотрансфера зы (АлТ) и аспартатаминотрансферазы (АсТ), малоновый диальдегид (МДА), кортизол. Использовались стандартные методики (Ю. А. Владими ров, А. И. Арчаков, 1972;

В. Г. Колб, В. С. Камышников, 1982;

В. С. Ка мышников, 2001, 2003).

Иммуногематологическое (ИГ) исследование проводилось с исполь зованием комплекса стандартных тестов (Оценка иммунного …, 1992):

подсчет абсолютного количества и процентного содержания лейкоцитов, базофилов, эозинофилов, нейтрофилов, моноцитов, лимфоцитов, T- и B-лимфоцитов, а также фенотипированных лимфоцитов (CD2, CD3, CD16, CD72);

определения концентрации и суммы иммуноглобулинов (Ig) M, G, A, уровня циркулирующих иммунных комплексов.

Микроядерный тест (МЯТ) — подсчет количества микроядер в эритроцитах фиксированного и окрашенного мазка крови испытуемых (Н. Н. Ильинских с соавт., 1990).

Методы оценки психофизиологического, нервно-психического и социального статусов. Для изучения умственной работоспособности ис пользована «Методика исследования особенностей мышления» (МИОМ) — тест Амтхауэра в адаптации И. Л. Соломина (1988). Нами предложено применение четырех дополнительных показателей: продуктивность, эф фективность, надежность (%) и фактор активации.

Оценка уровня нервно- и социально-психологической адаптации, изу чение распространенности ПАД и личностных особенностей испытуемых проведена с помощью следующего пакета психофизиологических (психо метрических) методик: тест «Нервно-психической адаптации» (НПА) (И. Н. Гурвич, 1992);

методика «Уровень невротизации-психопатизации» (УНП) (М. М. Кабанов с соавт., 1983);

тест дифференцированной само оценки функционального состояния (САН) (В. А. Доскин с соавт., 1973);

опросник «Индекс жизненного стиля» (ИЖС) (R. Plutchik et al., 1979);

тест «Шкала самооценки» (ШС) (Ю. Л. Ханин, 1978);

методика «Томский оп росник ригидности» (ТОР) (Г. В. Залевский, 1987);

тест «Ориентировочная анкета» (ОА) (Психологические..., 1977);

шкала Цунга (W. W. K. Zung, N. C. Durham, 1965);

«Метод цветовых выборов» (МЦВ) (Л. Н. Собчик, 1990);

методика «Диагностика межличностных отношений» (ДМО) (Л. Н. Собчик, 1990);

методика «Социотест» (СТ) (В. Н. Васильев, 1995);

шкала «Интегративной оценки качества функционирования» (GAFS) (J. Endicott et al., 1976). Кроме того, на протяжении обучения проводилось медико-педагогическое наблюдение: анализ успеваемости, дисциплинар ной практики, отчисляемости и заболеваемости.

Основным инструментом формализации полученных данных послу жили бланки психологических методик и протоколы обследований. Пси хологические методики, предъявляемые в бланковом варианте, обрабаты вались на персональном компьютере с помощью специально созданных программ и базы данных (автор — канд. техн. наук В. В. Вех). Диагности ческие заключения о профессиональной пригодности на I этапе давались коллегиально (группой из 3-х специалистов) на основании комплексного подхода по совокупности результатов исследований. В дальнейшем применялась нейросетевая экспертная система (НЭС) «MultiNeuron 2.0» (Д. А. Россиев, 1996).

Статистическая обработка проведена с помощью пакета прикладных программ «Statistica Vers.5». Проводились: проверка на нормальность рас пределения и равенство дисперсий переменных, вычисление средних арифметических (М) и средних квадратических () значений, ошибок средних значений (m) и достоверность различий выборок по t-критерию Стъюдента. Для установления взаимосвязей между изучаемыми парамет рами использован метод линейной корреляции Пирсона с вычислением достоверности корреляционных связей и факторный анализ. Для проведе ния последнего «сырые» значения показателей с помощью процедуры не линейного преобразования переводились во вторичные нормально распре деленные оценки — процентили (P%), которые переводились в 10-балль ную шкалу стэнов (St) (С. В. Венцлав с соавт., 1987).

РЕЗУЛЬТАТЫ СОБСТВЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ Оценка и прогнозирование здоровья с помощью традиционных методов приводится на примере анализа результатов обследования с помо щью методики НПА (И. Н. Гурвич, 1992). Она предназначена для индика ции НПА путем установления наличия, времени возникновения и выражен ности у индивида 26 жалоб. Используемые в методике рубрики мы интер претировали как ПАД: «было в прошлом, сейчас нет» — преходящая реак ция;

«появилось в последнее время» — актуальная реакция;

«есть уже дли тельное время» — состояние;

«есть и всегда было» — развитие личности.

Метод изучения распространенности явления (ретроспективный, экс траполяционный, интенсивный) позволил выявить максимальную распро страненность ПАД в зависимости от их вида и периодов адаптации: прехо дящие реакции на I этапе в группе мужчин в 42,9 %, женщин — 45,8 %;

ак туальные реакции на II этапе, соответственно, 26,7 % и 29,0 %;

состояния на III этапе — 11,7 % и 15,1 %;

развития личности на III этапе — 26,0 % и 38,7 %. В анамнезе мужчин они выявлялись от 7,8 до 59,9 %;

женщин — от 8,0 до 63,3 % случаев. Столь высокая распространенность ПАД у здоровых людей подчеркивает необходимость их изучения и классифицирования.

Применение данного метода позволило ретроспективно констатировать факты наличия изучаемых симптомов, группировать их по срокам появле ния, установить их высокую динамичность, лабильность, тенденцию к ви ражированию, ситуационную обусловленность, сравнить их по срокам по явления и по половому признаку, а также выразить некоторые гипотетиче ские мнения об их роли и значении. Для диагностических и прогностиче ских оценок этой информации недостаточно.

Метод расслоения популяции (когортный, ретроспективный, экстен сивный) позволил «расслоить» выборки по критерию НПА (табл. 1). На II этапе в обеих группах наблюдался рост числа лиц успешно адаптирован ных и снижение числа дезадаптантов. Наряду с этим, отмечались противо положные единичные случаи (около 1,5 %). На III этапе наблюдалось сни жение числа успешно адаптированных (с положительным прогнозом) и за их счет — рост числа дезадаптантов с сомнительным и отрицательным прогнозом. Данные результаты свидетельствуют о том, что характеристика устойчивой адаптации весьма относительна. Очевидно, что процесс НПА непрекращающийся и его уровень подвержен воздействию множества фак торов. На всех этапах в группе женщин показатели дезадаптации значи тельно превышают аналогичные в группе мужчин.

Таблица Состояние НПА групп на этапах мониторирования (%) Этапы мониторирования I II III Уровень НПА Мужч. Женщ. Мужч. Женщ. Мужч. Женщ.

n=713 n=382 n=116 n=100 n=77 n= «Здоровые» и «Оптималь 51,9 28,9* 60,3 34,0* 48,1 22,7* ная адаптация» «Непатологическая нервно 21,7 23,5 19,0 19,0 18,2 14,7* психическая дезадаптация» «Патологическая нервно 8,0 9,0 5,2 10,0* 9,1 10, психическая дезадаптация» «Вероятно болезненное 18,4 38,6* 15,5 37,0* 24,6 52,0* состояние» Примечание: * — p 0,05 в сравнении с группой мужчин.

Таким образом, с помощью данного метода представляются следую щие возможности: ретроспективное выделение групп риска, установление динамических закономерностей, сравнение количественного и качествен ного состава групп, экстраполирование результатов на другие случаи и планирование общих превентивных мер.

Метод среднестатистического значения и вычисления достоверно сти различий (ретроспективный, экстраполяционный, вероятностный), требует соблюдения ряда требований. С его помощью проведено сравне ние изученных параметров у мужчин и женщин «опытной» группы. Выяв лены достоверные различия по абсолютному большинству антропометри ческих параметров и показателей физической работоспособности, что и ожидалось с позиций полового диморфизма. При сравнении полученных данных со среднепопуляционными нормативами существенных отклоне ний не выявлено.

По показателям соматоскопии, типа пигментации и регионарных дис плазий достоверных различий не получено. Следовательно, в данной вы борке частота выявляемости лиц с доминирующим полушарием, типом пигментации и наличием дисплазий одинакова. Эти явления можно отне сти к общебиологическим, независимым от половой принадлежности.

Аналогичный результат получен при сравнении параметров КИГ, где не получено существенных отличий от среднепопуляционных нормативов и не выявлено достоверных различий между подгруппами сравнения за ис ключением отношения ИНФ/ИН4 (табл. 2), который свидетельствует о том, что у женщин более высокий уровень усиления симпатической регу ляции кардиоритма в ответ на нагрузочную пробу.

При сравнении изучаемых БХ показателей по большинству из них также не выявлено достоверных различий за исключением ЛПВП (табл. 2), который у женщин был достоверно ниже. При сравнении со среднепопу ляционными нормативами выявлено резкое повышение содержания МДА в обеих подгруппах.

Сравнение ИГ-параметров и показателя МЯТ также не позволило вы явить различий (p 0,05). Исключением явились показатели Т-лимфоцитов (%), Т-лимфоцитов с Е-рецепторами (%) и Ig М, которые в женской под группе оказались более высокими (табл. 2), но, как и все остальные показа тели, не выходящими за пределы среднепопуляционных нормативов.

Полученные данные свидетельствуют об общебиологических законо мерных реакциях на адаптационный стресс и подтверждают мнение о том, что испытуемые — практически здоровые люди. Для прогнозирования дальнейшей адаптации такие данные малоинформативны. С учетом трудоем кости и дороговизны возникает вопрос о целесообразности их применения.

Анализ результатов оценки психофизиологического статуса показал, что (табл. 2) по большинству показателей МИОМ не выявлено различий (p 0,05) за исключением: в подгруппе женщин оказались более высокими мнестические способности, более низкими значения показателей «неза конченные предложения», «вращение кубиков» и «пространственный интеллект», которые не влияют на общую интеллектуальную работоспо собность.

Таблица Сравнение на достоверность различий по t-критерию Стьюдента основных показателей морфофункционального, иммуногематологического и психофизиологического статусов подгрупп мужчин и женщин опытной группы на I этапе мониторирования Мужч. (n=74) Женщ. (n=69) Метод Параметры (М ± ) (М ± ) КИГ Отношение ИНФ/ИН4 (усл. ед.) 0,8 ± 0,1 1,2 ± 0,1 ** БХ ЛПВП (г/л) 2,7 ± 0,6 2,4 ± 0,6 * МДА (ммоль/л) 4,2 ± 2,3 4,5 ± 2, ИГ Т-лимфоциты (%) 66,7 ± 9,3 70,4 ± 9,4 ** Т-лимфоциты с Е-рецепторами (%) 67,9 ± 10,2 71,8 ± 8,9 * Ig М (мг/%) 1,7 ± 0,6 1,9 ± 0,6 * МИОМ Незаконченные предложения 15,0 ± 2,1 14,2 ± 2,3 ** (балл) Вращение кубиков 11,6 ± 3,3 10,7 ± 2,7 * Мнестические способности 15,9 ± 3,4 17,8 ± 2,8 *** Пространственный интеллект 102,4 ± 14,5 97,9 ± 12,1 ** Нервно-психическая адаптация (балл) 12,5 ± 9,1 16,5 ± 10,6 ** УНП Психопатизация (балл) -6,5 ± 9,6 7,4 ± 12,7 *** ИЖС Вытеснение 3,2 ± 1,9 2,3 ± 1,8 *** (балл) Регрессия 2,6 ± 2,0 3,6 ± 2,2 *** Компенсация 3,1 ± 1,8 3,8 ± 1,8 ** Реактивные образования 2,3 ± 1,6 4,2 ± 1,9 *** ШС Реактивная тревога 39,0 ± 5,7 37,2 ± 5,1 ** (балл) Личностная тревожность 44,6 ± 5,3 47,8 ± 5,2 *** Экспертная оценка GAFS (балл) 78,8 ± 5,9 81,3 ± 4,7 *** Примечания: * — p 0,05;

** — p 0,01;

*** — p 0,001.

По методике НПА у обеих подгрупп получены значения показателей соответствующие уровню «непатологическая нервно-психическая дезадап тация», что свидетельствует об их адаптационной напряженности. В жен ской подгруппе этот показатель достоверно выше (табл. 2).

По результатам методики УНП выявлено (табл. 2) достоверное отли чие показателя «психопатизация» (риск внешней конфликтности), уровень которого выше в подгруппе мужчин и соответствует уровню «высокий».

Показатели методик ОА, САН и МЦВ соответствовали нормативным значениям и достоверных различий между подгруппами не получено.

По методике ИЖС выявлены достоверные различия по показателям (табл. 2): вытеснение (ниже в группе женщин), регрессия, компенсация и реактивные образования (выше в группе женщин), которые относятся к ка тегории неконструктивных. С их помощью девушкам удается снижать тре вожные реакции (методика ШС): реактивная тревога более низкая, однако не удается купировать тревожность как состояние (черту характера) — личностная тревожность выше.

По методике GAFS (табл. 2) эксперты дали более высокую (p0,001) оценку женской группе. Однако, как показал опыт, первичные оценки бы ли избыточно субъективные и спустя 3–6 месяцев резко менялись.

Таким образом, применение данного метода оправдано только для сравнения изучаемых показателей со среднепопуляционными норматива ми или между выборками, что имеет существенное значение, особенно, при проведении динамических исследований. По данным результатам можно сделать вывод о том, что испытуемые находятся в состоянии адап тационной напряженности, что соответствует контексту ситуации. Прогноз для обеих групп благоприятный, так как нет грубых отклонений от сред непопуляционных нормативов. Полученные показатели «слепые» по от ношению к размаху вариабельности параметра: дать характеристику попу ляционной выборке и определить в ней место конкретного человека можно только грубо по сигмальным отклонениям.

Метод определения прогностичности параметра (ретроспективный, экстраполяционный, вероятностный) демонстрируется на примере корре ляционного и факторного анализов, которые позволяют установить про гностичность (патогномоничность) параметра по характеру его корреляци онных плеяд или состава факторов и экстраполирования результатов на другие случаи.

На примере ПАД методики НПА установлено следующее. Все корре ляционные связи между ПАД прямые и сильные (r = 0,8–1,0), что свиде тельствует о высокой их сопряженности и не позволяет дифференцировать их по классам нейрофизиологического происхождения. Это дает основание полагать, что при наличии только одного из изученных ПАД можно судить о вовлеченности в процесс всей психофизиологической организации лич ности. Исключением являлись отдельные случаи полной или частичной изоляции ПАД (отсутствие или уменьшение связей) на II этапе в группе мужчин и на III — у женщин, что соответствовало снижению адаптацион ной напряженности. С помощью факторного анализа удалось установить ранжировку ПАД по их вкладу в факторные модели. Эти результаты в дальнейшем были использованы для классификации ПАД.

Особый интерес и трудность вызвали корреляционные связи психофи зиологических параметров с социальными и биологическими. Они оказа лись настолько многочисленными и разнонаправленными, что позволили сделать только общее заключение о неоспоримой интегрированности всех процессов, что процесс адаптогенеза требует вовлечения целостного орга низма. В качестве примера приводим корреляционные плеяды показателя методики НПА с физиологическими параметрами в опытной группе.

В группе мужчин (рис. 1) показатель НПА взаимосвязан с антропометри ческими (жировая складка живота), БХ (АлТ, АсТ), КИГ (ИН-1 и 2, RR-интервал-3) и ИГ (содержание моноцитов, IgG, уровень циркулирую щих иммунных комплексов и сумма иммуноглобулинов) параметрами. То есть развитие состояния нервно-психической дезадаптации сопровождает ся усилением вегетативной (симпатической) регуляции сердца, напряже нием обмена веществ, стимуляцией клеточного и угнетением гуморально го иммунитета.

Жировая Моноциты 0, складка – 0, живота – 0,3 Ig G АЛТ Уровень ЦИК 0,3 НПА – 0, – 0,3 Сумма Ig АСТ – 0, 0, Индекс Индекс 0,4 – 0, напряжения – 1 напряжения – RR-интервал – Рис. 1. Корреляционная плеяда (р 0,05) показателя методики НПА с физиологическими параметрами в группе мужчин (n = 74) В группе девушек (рис. 2) чаще выявляются связи с антропометриче скими параметрами (масса тела, окружность грудной клетки, обхваты го лени и над лодыжками, жировые складки спины и живота) и появляются новые связи: с показателями физической работоспособности (ловкость) и БХ статуса (общий белок). Подобно группе мужчин выявлены связи с по казателями КИГ (ИН-0 и 3), однако направленность связей противополож ная. В отличие от группы мужчин не выявлены достоверные связи с пара метрами ИГ статуса.

Масса тела – 0,3 Индекс – 0, напряжения – Окружность – 0, грудной клетки Индекс – 0, напряжения – Обхват голени 0, НПА 0, Обхват над Общий белок – 0, лодыжками Жировая 0, – 0, складка спины Жировая Ловкость – 0, складка живота Рис. 2. Корреляционная плеяда (р 0,05) показателя методики НПА с физиологическими параметрами в группе женщин (n = 69) Следовательно, применение психометрических методик позволяет в кратчайшие сроки и с минимальными затратами дать экспресс-оценку здо ровья отдельного испытуемого или их группы: высокие значения НПА оз начают высокий риск нарушения физического и психического здоровья и могут служить показанием для углубленного медицинского обследования.

При отдельном аналогичном рассмотрении тех же показателей у лиц с вы раженными признаками дезадаптации выявлено увеличение количества связей и их качества (усиление значений коэффициентов коррелляции).

Слабые и умеренные корреляционные связи свидетельствует о наличии широкого диапазона адаптационного реагирования и высокого адаптаци онного потенциала (здоровья). Напротив, их усиление является признаком включения дополнительных компенсаторных механизмов и снижения адаптационного потенциала. В тоже время слабые корреляционные связи являются противопоказанием для проведения процедур математического моделирования, требуют поиска иных методов прогнозирования.

В целом, применение метода прогностичности параметра дает много полезной и интересной информации, однако с его помощью мы имеем возможность установить только факт взаимосвязи, ее силу и направление, но не «виновника» дезадаптации. Тем не менее, по количеству достовер ных корреляционных связей нам удалось установить, что максимальное значение имеют те показатели психометрических методик, которые отра жают процессы и потенциал отношения личности.

Рассмотренные традиционные методы имеют свои достоинства. Осо бенно целесообразно их применение к здоровым людям в СДПР в предло женной последовательности (от простого к сложному) и интерпретации ре зультатов по совокупности фактов. Однако, во-первых, применение мно гих из них требует определенных условий (нормальности распределения, равенства дисперсий и пр.). Во-вторых, самый тщательный их анализ по зволяет выявить только общие тенденции, рекомендовать только общие профилактические меры и только для групп. Когда же вопрос касается конкретного человека, то экстраполирование на него общих закономерно стей оказывается недостаточным и грубым. Если же мы располагаем большой совокупностью данных, то возникает еще одна проблема: как оп ределить «место» человека в континууме популяции и дать прогноз, как не растеряться в большом количестве противоречивых данных?

Оценка и прогнозирование усовершенствованными методами Метод шкалирования (стандартизации) параметра. Нами предложе но использование шкал в следующем виде (табл. 3). За кажущейся их про стотой скрыта кропотливая работа с соблюдением требований психомет рики и психодиагностики. Графы шкал отражают: размах вариабельности «сырых» значений (СЗ) показателей методик;

St — соответствующее коле баниям СЗ колебания значений стенов (10-балльной шкалы стандартных единиц);

ГР — группы риска.

Прямая шкала (табл. 3а) представлена на примере показателя «актив ности»(методика САН): чем выше значение, тем лучше прогноз и наобо рот. При необходимости отбора предпочтение должно отдаваться лицам I и II категорий. В случае недостатка кандидатов имеется возможность вы бора «лучших» из III и даже IV категорий.

Таблица Шкалы перевода «cырых» значений (СЗ) показателей психофизиологических ПАД в стены (St) и выделения групп риска (ГР) для мужчин а) прямая б) обратная в) центрированная Активность Нервно-психическая адап- Реактивная тревога (методика САН) тация (методика НПА) (методика ШС) СЗ St ГР СЗ St ГР СЗ St ГР 21–32 1 0–1 2 26–28 1 IV I 33–38 2 IV 2–3 3 29–31 2 III 39–44 3 32 3 II 4–6 33–35 4 I 7–10 5 II 45–49 III 36–37 5 I 11 5. 50–53 38 5.5 I 54 5.5 12–16 III 39–40 6 I 55–57 6 II 17–23 41–43 7 II 58–60 24–30 8 44–45 8 III 61–63 31–38 9 IV 46–48 9 IV 64–66 9 I 39–61 10 49–57 10 IV 67–70 На примере показателя методики НПА (табл. 3б) рассматривается об ратная шкала: чем выше значения — тем хуже прогноз, и наоборот.

Реальный опыт работы показал, что в пределах этих шкал необходимо выделять группы риска «минус» и «плюс». Речь идет о том, что к группе риска «минус» относятся лица III и IV категорий, у которых изучаемые ка чества не соответствуют требуемым и их прогнозы неблагоприятные, так как цена деятельности и вероятность срывов заведомо высокие. Вместе с тем, мы выделяем группу риска «плюс» (в основном это лица I категории), у которых изучаемые качества развиты очень хорошо, значительно выше средних. Данная категория представляет собой группу риска по иным при чинам: имея высокоразвитые качества (способности) или уровень здоро вья, они требуют иных (выше средних) нагрузок, индивидуальных планов подготовки и т. п.

Имеется ряд показателей, значения которых «хороши» только в уме ренных (средних) значениях. Для таких случаев нами предложена центри рованная шкала (табл. 3в) на примере показателя методики ШС — реак тивная тревога. В ее основу положен принцип полярности (маргинально сти): значения 4, 5, 5,5 и 6 St соответствуют I категории;

3 и 7 St — II;

2 и 8 St — III, а наиболее полярные 1, 9 и 10 St соответствуют IV категории или группе повышенного риска.

Подобные шкалы разработаны для всех показателей применяемых психометрических методик и для показателей физической работоспособ ности. По ним можно дать как популяционную характеристику (мини мальные, средние и максимальные значения) выборке, так и индивидуаль ную: место испытуемого в выборке, его группе риска и прогнозе. Наличие адекватного пакета методик и разработанных подобным способом шкал позволяет в кратчайшие сроки проводить массовые обследования и приво дить массив показателей к единой системе единиц измерения (процедура стандартизации).

Метод эпидемиологической кривой распределения — это развернутая в деталях шкала стандартизации отдельного показателя. Ее построение и визуализация реализовались с помощью специальных компьютерных про грамм и базы данных. Наиболее ярким примером популяционной психоди агностики с применением данного метода является кривая распределения (рис. 3) показателя «депрессия» (методика Цунга).

СЗ St ГР 20–21 1 I 22–23 Количество (%) 24–25 3 Низкий 18, 18, 26–28 4 II 16, 15,5 29–30 5 Умерен.

31–33 6 III 12, 34–36 7 Высокий 37–41 8 IV 7,0 42–46 9 Очень 5,2 47–69 10 высокий 3, 2,3 Качество 1, 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 St 20–21 22–23 24–25 26–28 29–30 31–33 34–36 37–41 42–46 47–69 Сырой балл 11 20 40 88 102 104 94 68 29 13 Кол-во людей I (12,5%) II (33,5%) III (34,6%) IV (19,4%) Гр. риска (%) 46% 54% Рис. 3. Шкала стандартизации и эпидемиологическая кривая распределения показателя «депрессия» (методика Цунга) в группе мужчин (n=568) В верхнем правом углу находится обратная шкала стандартизации данного параметра. По вертикальной оси отражено количество людей (%), по горизонтальной оси — шкала St, т. е. выраженность депрессии. В ниж ней таблице приводятся соответствующие St СЗ методики, количество лю дей (абс. числа), четыре группы риска (% от выборки). Кривая в целом со ответствует нормальному распределению. Однако при детальном анализе становится очевидным, что она «смещена вправо» за счет групп высокого риска. Прогноз такой популяционной выборки неблагоприятный: 54 % ну ждаются в коррекции (34,6 % — в психологической, а 19,4 % — в медика ментозной). Располагая такими данными, представляется возможность да вать как интенсивные, так и экстенсивные характеристики популяционной выборке, оценивать место в континууме и характеристики конкретного че ловека, а также проводить расчет сил и средств для профилактической или лечебной работы.

Метод индивидуальной психограммы разработан на основе идеи кри териально-ориентированного тестирования, которая провозглашает необ ходимость отказа от статистической нормы и требует поиска содержатель ных критериев: главным становится не сравнение испытуемых между со бой, а степень подготовленности каждого к выполнению определенного задания. Накопление большого количества наблюдений, использование большого пакета методик и их показателей с помощью компьютерной базы данных и графики позволяет реализовать эту идею. Предложенный метод психограммы (рис. 4) позволяет визуализировать результаты обследования конкретного человека по совокупности параметров применяемых методик.

В радиальном расположении размещены 10 кругов, которые соответству ют шкале St. По наружной окружности в отведенных секторах размещены переменные (латинские аббревиатуры показателей методик) и цифры, от ражающие степень риска по каждому показателю. На рисунке 4А пред ставлена «идеальная» психограмма кандидата I ГР, где все показатели сви детельствуют о минимальном риске. Такой кандидат относится к группе риска-плюс, нуждается в разработке индивидуальной программы подго товки. Психограмма кандидата IV ГР (рис. 4Б) свидетельствует о макси мальном риске, о заведомо высокой цене деятельности, а также о наличии проблем нервно-психической и социально-психологической адаптации.

Применение искусственных нейронных сетей (ИНС). Применялась разновидность ИНС — НЭС, которая на основании предистории (фикси рованного опыта в виде обучающей верифицированной выборки) способна решать трудно алгоритмизируемые задачи диагностики, дифференциаль ной диагностики, прогнозирования, постановки и проверки гипотез. Как и ее биологический аналог (нейрон), НЭС имеет каналы связи, обеспечи вающие поступление информации на нейросеть и вывод информации. Она совместима с базами данных, что облегчает ввод информации и обучение, а также предусматривает визуализацию шагов алгоритма и решения на мо ниторе. Работа с НЭС не требует соблюдения правил, которые предъявля ются при статистической обработке, так как работает по алгоритму логиче ского «рассуждения». При этом имеет место существенное отличие от чело века: чем больше информации (входных сигналов) и чем их разница (вариа бельность) меньше — тем лучше для «обучения» и принятия решения.

Рис. 4. Психограммы психофизиологического статуса кандидатов I(А) и IV (Б) категорий Качество ее работы целиком зависит от качества «обучения», т. е. от корректности и верифицированности «обучающих выборок». Для этого требуется «обучающая выборка», состоящая из примеров: задач одного и того же типа с индивидуальным набором условий (вариабельности вход ных сигналов) и заранее известными верифицированными ответами. В дальнейшем на опыте обучения НЭС способна решать аналогичные задачи без известного ответа, классифицировать их по аналогии с обучающими примерами, принимать решения и выражать их в виде классификационно го признака и надежности принятия решения (%). По мере накопления случаев НЭС способна «самообучаться» и «самокорректироваться» (до учиваться).

Первый этап работы заключался в следующем: сформированы матри цы всех изученных первичных данных опытной группы на I этапе монито рирования. Испытуемые получали первичные экспертные оценки, которые на протяжении 2–5-летнего лонгитюда верифицировались. Далее исполь зовалась одна из возможностей НЭС — минимизация переменных (исклю чение признаков с минимальной значимостью) и ранжировка по числовой значимости входных сигналов (ЧЗВС). Из 193 переменных (обучающего множества входных сигналов) при минимизации оставлено 169, которые были размещены по местам ранга в соответствии с ЧЗВС. При анализе первых 30 позиций ранга оказалось, что в их состав в мужской группе во шли 15 (50 %), в женской — 17 (56,6 %) показателей психометрических методик. Это подтверждает выраженную сопряженность психометриче ских и физиологических показателей, а также требует отношения к психо метрическим параметрам не менее серьезного, чем к физиологическим.

Второй этап применения НЭС имел как научные, так и практические цели. Для этого использовалась совокупность верифицированных данных первичных психометрических обследований рабочей группы (713 мужчин и 382 женщины). В ходе обучения НЭС с помощью «обучающей выборки» получены результаты минимизации, согласно которым для обеих групп наиболее информативными оказались показатели методик (перечисляются в порядке значимости): НПА, МИОМ, САН, УНП, ШС, ИЖС, ОА, ДМО и МЦВ. Совпадение этих данных с гипотезой экспертов-специалистов, а также совпадение заключений экспертов и НЭС в 96 % послужили основа нием для сохранения именно этого пакета методик и для высокой степени «доверия» заключениям НЭС. При дальнейшей работе с НЭС, т. е. при введении «новых задач» получены совпадения заключений в 95 %, а на дежность решений НЭС — в пределах 85–95 %.

Таким образом, при соблюдении законов и требований психометрики и психодиагностики удается получить не менее объективные результаты, чем в любой другой науке. Однако данные методы настолько высокочув ствительны, что для каждой популяционной группы необходимы свои стандарты (реадаптация методик). По мере накопления количества наблю дений стандарты должны периодически пересматриваться и сравниваться со стандартами прошлых лет, что позволяет проводить популяционную диагностику в динамике. Их применение при массовых обследованиях су щественно экономит время и финансы. Данное положение ни в коем слу чае не снижает значения традиционных медицинских мер, а напротив: ли ца, у которых выявлены выраженные признаки дезадаптации, нуждаются в углубленном медицинском обследовании.

Классификация ПАД. Проведение корреляционного и факторного анализов, а также применение НЭС не позволили дифференцировать пси хофизиологические ПАД по их происхождению, что подтверждает их вы сокую сопряженность. Выявлены лишь тенденции к изоляции отдельных вегетативных ПАД на этапе устойчивой адаптации. Однако, исходя из фи зиологических механизмов, следует разграничивать психические, вегета тивные и соматическиеПАД, так как в отдельных случаях они могут иметь место и диагностическое значение изолированно. Применительно к здоро вью здоровых людей клиническая терминология (симптомы, пароксизмы, кризы и т. п.) оказывается неприемлемой. Семантическое значение этих терминов у большинства медицинских работников и пациентов ассоцииру ется с заболеваниями, что порождает проблему стигматизации. Наша клас сификация предполагает следующие классификационные признаки, виды ПАД и соответствующие им определения:

I. По физиологическому происхождению:

1. Психосоциальные (эмоциональные, когнитивные, поведенческие и др.).

2. Вегетативные (симпатические, парасимпатические, смешанные).

3. Соматические (двигательные).

4. Сложнодифференцируемые и/или недифференцируемые.

II. По этиологии (всегда провоцируются стрессом):

1. Первичные — на фоне здоровья, когда в качестве ведущего этиоло гического фактора выступает внешняя стимуляция.

2. Вторичные — на фоне болезни, когда этиологически более важной становится информация о внутреннем состоянии.

III. По времени появления и наличия:

1. Психофизиологические реакции — это приступообразные, относи тельно кратковременные, ситуационно обусловленные, свидетельствую щие о прошлом опыте (преходящие), или характерные для текущей адап тации (актуальные), имеющие свойство дезактуализироваться.

2. Психофизиологические состояния — длительно существующие, фиксированные к определенному виду деятельности, которые утрачивают связь с контекстом ситуации, отражают высокую цену данного вида дея тельности и свидетельствуют о высокой степени риска срыва адаптации.

3. Психофизиологические развития личности — существующие всю жизнь, фиксированные к определенному образу жизни, свидетельствую щие о слабости психофизиологической организации личности или о дегра дирующем влиянии данного образа жизни, о предельном напряжении адаптационных потенциалов и высокой вероятности развития болезни.

Мониторинг позволил выявить динамичность, лабильность и ситуа ционную обусловленность ПАД: со временем они могут утрачивать акту альность (дезактуализироваться), могут актуализироваться, фиксироваться, трансформироваться и приобретать злокачественное течение — перехо дить из актуальных реакций в состояния и развития личности.

IV. По прогностическому значению:

1. Условно саногенные (благоприятные, нейтральные).

2. Условно патогенные.

3. Патогенные.

Вторичные и патогенные ПАД в соответствии с клинической терми нологией можно именовать как симптомы, пароксизмы, кризы и т. п.

Этиопатогенез дезадаптации. C целью изучения этиопатогенетиче ских факторов и звеньев дезадаптации по материалам обследования опыт ной группы (n = 143) нами проведено изучение основных параметров без учета половой принадлежности испытуемых. Обследованные были разде лены на 2 подгруппы по показателю методики НПА: в состав подгруппы № 1 c благоприятным прогнозом вошло 75 чел. (52,4 %), лица с сомни тельным и неблагоприятным прогнозом (68 чел.;

47,6 %) вошли в состав подгруппы № 2.

Анализ физиологических показателей (табл. 4) показал, что в под группе № 2 достоверно более низкая физическая работоспособность (лов кость — бег на дистанцию 100 м) и более высокий уровень усиления сим патической регуляции кардиоритма в ответ на нагрузочную пробу при КИГ (ИН2, 3 и 4;

отношения ИНФ/ИН3 и ИНФ/ИН4). Следует особо отметить, что данное явление без нагрузочных проб выявить было бы невозможно.

По большинству БХ параметров (табл. 4) достоверных различий не выявлено. Для обеих групп оказалось характерным отклонение от средне популяционных нормативов, свидетельствующее об универсальной (кли шеобразной) реакции на адаптационную «травму»: кратное увеличение МДА, на верхнем пределе нормы показатель общего белка и на нижнем — общих липидов. Здесь уместно отметить грубость и субъективизм подоб ной оценки объективных параметров и необходимость разработки предла гаемых нами шкал (в данном случае, центрированной). Исключением явился показатель МДА (выше в подгруппе № 2), свидетельствующий о более высокой интенсивности перекисного окисления липидов.

В подгруппе № 2 оказался достоверно более высоким показатель кор тизола (табл. 4), что свидетельствует о более интенсивном включении ги поталамо-гипофизарно-надпочечниковой оси стрессреализующей системы.

Сравнение ИГ статусов обследованных показало, что параметры фагоцитарного и клеточного звеньев иммунитета у них не различаются (p 0,05). Однако показатели гуморального звена: уровень циркулирую щих иммунных комплексов (ЦИК), IgM и сумма Ig в подгруппе № 1 оказа лись достоверно выше (табл. 4). Следовательно, гуморальное звено имму нитета наиболее чувствительно: реагировало угнетением в подгруппе № 2, затрудняя адаптацию к антигенной характеристике новой среды.

Таблица Сравнение на достоверность различий по t-критерию Стьюдента основных показателей физической работоспособности, КИГ, БХ и ИГ статусов испытуемых опытной группы Подгруппы:

Ме № 1 — успешно адап- № 2 — с признаками тоди- Показатели тированные (n = 75) дезадаптации (n = 68) ки М± М± Ловкость (100-метровка) (сек.) 17,5 ± 1,0 20,1 ± 1,5 *** ИН2 (усл. ед.) 84,2 ± 18,0 90,5 ± 16,4 * ИН3 (усл. ед.) 86,8 ± 13,9 111,6 ± 24,5 ** КИГ ИН4 (усл. ед.) 44,4 ± 14,7 60,4 ± 17,8 * * Отн. ИНФ/ИН3 (усл. ед.) 2,4 ± 1,3 2,9 ± 1,4 ** Отн. ИНФ/ИН4 (усл. ед.) 1,1 ± 0,2 2,6± 0,2 ** Общий белок (65,0–87,0 г/л) 88,1 ± 11,7 83,9 ± 10, БХ Общие липиды (4,0–8,0 г/л) 3,6 ± 0,5 4,1 ± 0, МДА (3,0 ммоль/л) 4,1 ± 1,8 4,9 ± 1,9 ** Кортизол (250–650 нмоль/л) 506,8 ± 31,4 548,4 ± 47,5 * ЦИК (мг/%) 88,5 ± 13,4 71,8 ± 13,6 ** ИГ Ig M (мг/%) 1,8 ± 0,7 1,5 ± 0,5 ** Сумма Ig (мг/%) 23,5 ± 5,3 21,6 ± 4,4 * Примечания: * — p 0,05;

** — p 0,01;

*** — p 0, Показатели умственной работоспособности (МИОМ) групп сравнения не различались (p 0,05), что свидетельствовало о ее относительной неза висимости от уровня адаптации, однако позволяло предположить, что цена учебной деятельности в подгруппе № 2 существенно выше.

Сравнение психофизиологических ПАД самооценки испытуемых по зволило установить достоверные различия между ними по ряду парамет ров (табл. 5).

Прежде всего по НПА, чего и следовало ожидать, так как группы раз делялись именно по этому показателю. При этом испытуемые подгруппы № 1 характеризовались как «здоровые», а подгруппы № 2 — как «вероятно болезненное состояние». В подгруппе № 2 достоверно более низкий пока затель методики УНП — нервно-психической устойчивости (невротиза ции) и показатели методики САН — самочувствие, активность и настрое ние. В этой же группе оказались достоверно более высокими показатели методики ИЖС — неконструктивные способы психологической защиты (регрессия, замещение и реактивные образования), которые свидетельст вуют о склонности к детскому (инфантильному) типу реагирования и на ивности;

мечтательности, которая предпочитается (замещается) активной деятельности;

бескомпромиссности и безальтернативности.

Таблица Сравнение на достоверность различий по t-критерию Стьюдента основных показателей психофизиологического статуса испытуемых опытной группы Подгруппы:

Мето- № 1 — успешно адап- № 2 — с признаками Показатели дики тированные (n = 75) дезадаптации (n = 68) М± М± НПА (балл) 6,8 ± 1,7 23,7 ± 8,8 *** УНП Невротизация (балл) 54,8 ± 20,4 36,2 ± 24,8 *** САН Самочувствие 58,4 ± 4,4 54,3 ± 8,2 * (балл) Активность 57,7 ± 6,1 52,8 ± 9,5 * Настроение 60,9 ± 4,6 56,5 ± 8,5 * ИЖС Регрессия 2,3 ± 0,4 4,3 ± 1,1 *** (балл) Замещение 1,8 ± 0,3 2,9 ± 0,4 ** Реактивные образования 2,7 ± 0,3 3,9 ± 1,0 * ШС Личностная тревожность 44,8 ± 3,1 49,5 ± 6,1 ** ОА Мотив «на себя» (балл) 28,6 ± 3,1 30,9 ± 4,4 * Примечания: * — p 0,05;

** — p 0,01;

*** — p 0, Как следствие неконструктивной психологической защиты у испы туемых подгруппы № 2 оказался более высоким показатель личностной тревожности (ШС). Из показателей методики ОА у них же оказался более высоким прогностически неблагоприятный показатель мотивационной до минанты «на себя». Приведенные значения ПАД испытуемых подгруппы № 1 являлись оптимальными и выполняли саногенную роль, способствуя адаптации. Показатели лиц подгруппы № 2 являлись признаками душевно го дискомфорта, ложной мотивации, нервно-психической дезадаптации и функциональным барьером адаптации. Вероятнее всего, на начальных эта пах адаптации эти ПАД выполняли саногенную роль, сигнализируя об ис тощении ресурсов, охраняя личность от «деградирующего» (понятие субъ ективное) влияния окружения. В дальнейшем они могли фиксироваться в виде ригидного астенического стереотипа реагирования и выполнять пато генную роль, инициируя вторичные доклинические ПАД.

Об адаптационной напряженности лиц подгруппы № 2 свидетельство вали результаты корреляционного анализа: достоверные взаимосвязи пока зателей в этой группе оказались более частыми и более сильными, чем в подгруппе № 1, что свидетельствовало об истощении адаптационных ре сурсов, декомпенсации ранее компенсированных функций и включении дополнительных (не характерных для здоровых) компенсаторных меха низмов.

Таким образом, полученные результаты позволяют сформулировать гипотезу о том, что у молодых здоровых людей, благодаря высокому фи зиологическому компенсаторному ресурсу и диапазону гомеостатического реагирования, морфофункциональные и иммуногематологические измене ния при адаптации к новым условиям решающего значения не имеют.

Очевидно, что наиболее значимыми оказывается состояние высших психи ческих функций, нарушения которых «сопровождаются» вторичными фи зиологическими изменениями и в совокупности определяют звенья пато генеза дезадаптации.

Весь цикл адаптации следует разделить на превентивную адаптацию и собственно адаптацию. Превентивная адаптация заключается в приведен ных психофизиологических особенностях лиц подгруппы № 2, которые могут оказывать неблагоприятное регулятивное влияние на все системы организма, предуготавливая почву для будущей дезадаптации задолго до ее начала (первое звено дезадаптации). Если весьма динамичные (могут меняться в течение суток) показатели методики САН могли измениться под влиянием текущей ситуации, то такие психофизиологические характе ристики как невротизация, личностная тревожность, неконструктивная психологическая защита и мотивация весьма устойчивы. Благодаря именно этим особенностям испытуемых, представители подгруппы № 2 могли ока заться в состоянии стресса только при одной мысли о предстоящем изме нении места и условий проживания. Данное состояние соответствует хро ническому психоэмоциональному стрессу, когда даже подпороговые стрессовые стимулы способны вызывать чрезмерную активацию эмоцио генных структур, манифестные вегетативные и соматические нарушения.

При хроническом эмоциональном стрессе вследствие иррадиации возбуждения в процесс могут вовлекаться новые нервные центры, в том числе, вегетативные, о чем свидетельствует напряжение симпатического отдела АНС (второе звено дезадаптации) в подгруппе № 2. О вовлечении в процесс второй оси (гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой) стрес среализующей системы свидетельствует повышение кортизола и МДА. Де зинтеграция высших регуляторных систем в этих условиях может выхо дить за рамки своей «компетенции». В том числе, по механизму экстраим мунного влияния возможно угнетение гуморального иммунитета, что по вышает риск развития инфекционных заболеваний, которые могут ослож нить общую адаптацию. Данные процессы могут включаться как на этапе превентивной адаптации, так и в период собственно адаптации под воздей ствием приведенных особенностей личности.

При изменении условий проживания и деятельности адаптационная напряженность имеет место в обеих группах, о чем свидетельствуют БХ показатели. Однако в этих сходных условиях срочной адаптации относи тельно гармоничные представители подгруппы № 1, благодаря механиз мам взаимной компенсации, успешно адаптируются с минимальной ценой.

Вероятность дезадаптации представителей подгруппы № 2 еще более уве личивается по механизму взаимного отягощения. Третьим звеном дезадап тации является «цена» текущей деятельности. Несмотря на то, что показа тели интеллектуальной работоспособности (основной вид деятельности) в группах оказались одинаковыми, ее цена у лиц подгруппы № 2 более вы сокая, что вызывает снижение физической работоспособности и нередко провоцирует развитие заболеваний.

Концепция СПСБ личности. На человека воздействует комплекс факторов, которые условно можно разделить на две группы. Естественные (фоновые) — гелио-, метео-, климато-, экологические и др., которые воз действуют на все живое и, в том числе, на человека. Антропологические — сугубо человеческие факторы, которые созданы человеком. К ним отно сятся социальные (микросоциальные — семейные и макросоциальные — общественные), психологические (внутриличностные, межличностные) и соматические (врожденные и приобретенные) факторы. Под постоянным воздействием этих факторов проходит вся жизнь человека, ход которой можно определить как СПСБ между нормой и патологией, между здоровь ем и болезнью, между жизнью и смертью. Под этим термином мы предпо лагаем, что имеются тесные отношения не только между психикой и со мой, но и с социальными факторами. В ходе жизнебалансирования любой человек постоянно рискует заболеть психическим, соматическим или пси хосоматическим расстройством. Но кроме этого, он рискует заболеть и так называемыми социальными формами патологии. Результаты наших иссле дований показали, что характер доминирующих ПАД может быть основа нием для ориентировочного прогнозирования исхода и вектора балансиро вания: психофизиологические состояния в виде: а) оптимальной адаптации (относительная гармония в социальной, психической и соматической сфе рах);

б) дезадаптации (обратимые нарушения в одной из сфер, проявляю щиеся в виде доклинических проявлений);

в) болезни (клинически и фено менологически очерченной нозологической формы).

Классификация уровней здоровья. Наличие классификации ПАД, знание способа адаптации (СПСБ) и этиопатогенеза дезадаптации позволя ет сформулировать гипотезу о классификации уровней здоровья и адапта ции с их психофизиологическими ПАД, что является логическим продол жением концепции СПСБ. Категории «здоровье» соответствуют три уров ня адаптации: оптимальная адаптация, декомпенсация защитных реакций и декомпенсация — непатологическая дезадаптация. Они зависят от адапта ционных потенциалов человека и от силы первичных стресспровоцирую щих стимулов. Им соответствуют первичные ситуационно обусловленные преимущественно психосоциальные, а также единичные вегетативные и соматические актуальные и преходящие ПАД-реакции. Для уровня непа тологической дезадаптации в равной степени характерны как психосоци альные, так вегетативные и соматические ПАД. Эти уровни можно рас сматривать как варианты нормального функционирования личности с об ратимыми (функциональными) нарушениями. Для этого уровня характерен тип адаптации подгруппы № 1, когда на фоне имеющихся трудностей, все функции работают по принципу взаимной компенсации с эпизодами пе риодических кратковременных обратимых декомпенсаций. С учетом пси хофизиологической организации личности уже на этом этапе может запус титься механизм СПСБ, когда в зависимости locus minoris resistentia стра дают преимущественно соматовегетативные, психические или социальные функции.

Декомпенсации защитных реакций организма, достигающие патоло гической дезадаптации и, вероятно, болезненного состояния соответству ют уровню здоровья «доклинические проявления болезни», когда болезнь уже «в ходу», но не достигает клинических проявлений, нозологически еще не очерчена. На уровне патологической дезадаптации процесс еще может быть обратим, вторичные ПАД могут быть на второстепенных по зициях, вместо состояний могут иметь место множественные реакции. На этапе вероятно болезненного состояния доминируют вторичные ПАД в виде состояний и развитий, которые утрачивают связь с контекстом ситуа ции. На этом этапе СПСБ завершает свой «выбор органа-мишени» и веро ятность развития следующего этапа (болезни) становится очевидной. Без коррекции вероятность обратимости процесса низка.

Концепция функционирования личности. Предлагаемая интегра тивная модель функционирования личности (рис. 5) базируется на поло жениях преимущественно отечественных ученых: А. А. Ухтомского, В. Н. Мясищева, В. С. Мерлина, П. В. Симонова, П. К. Анохина, В. И. Медведева, С. Б. Семичова, Ф. Б. Березина и др. «Общим знаменате лем» их положений является то, что они подчеркивают роль информаци онного фактора и сопутствующих ему эмоций в адаптации человека.

Концепция имеет следующие достоинства. Мы рассматриваем лич ность в интегрированном виде с учетом всех аспектов жизнедеятельности:

от предшествующего личного опыта и обстановочной афферентации (со циальный аспект) до состояния гомеостазиса и внутренней афферентации (биологический аспект). Это позволяет подчеркнуть биопсихосоциальное единство и рассматривать роль личностных образований в патогенезе пси хических и психосоматических заболеваний. Концепция предполагает рас смотрение функционирования личности на четырех уровнях: социальном (духовном), когнитивном (познавательном), эмоциональном и деятельно стном. В составе личности мы рассматриваем процессы (доступные на блюдению и измерению) и потенциалы (отношения, отражения, дальней шего тяготения и деятельности), о которых можно судить только гипоте тически, по косвенным данным: интенсивности и надежности протекания процессов.

При этом нам не удалось избежать схематичности и механистичности.

Мы отдаем себе отчет и в том, что подобный подход — это всего лишь ме тодический прием. Однако подчеркиваем, что, несмотря на неповтори мость каждой личности, есть единые законы функционирования, соблюде ние которых способствует здоровью и качеству жизни, игнорирование — препятствует.

ЛИЧНОСТЬ СОЗНАНИЕ ПОДСОЗНАНИЕ ПАМЯТЬ ОТНОШЕНИЯ ПОТЕНЦИАЛ ОПЫТ ОПЫТ Психоло гическая отношения к себе отношения к окружению защита ЭМОЦИИ ОТНОШЕНИЯ (ПЕРВИЧНЫЕ ) АППЕРЦЕПЦИЯ ОТРАЖЕНИЯ ПОТЕНЦИАЛ ОБСТАНОВОЧНАЯ Образы, знания Восприятие АФФЕРЕНТАЦИЯ синтез Интеллект Мышление ИНТЕРИОРИЗАЦИЯ Афферентный ПОТЕНЦИАЛ ДАЛЬНЕЙ Фо рмир ова ние в ед ущ ей п о тр е б но с ти ШЕГО ТЯГОТЕНИЯ ЭМОЦИИ ПОИСКОВЫЕ (ВТОРИЧНЫЕ) Э = f (– Потребность) (Инф. необх. – Инф.cуществующ.) Доминирующая МОТИВАЦИЯ ПРИНЯТИЕ РЕШЕНИЯ Про- Эфферент АКЦЕПТОР Действие Действие ДЕЯТЕЛЬНОСТИ грамма ный (совладание (совладание с результата ПОТЕНЦИАЛ действия синтез с собой) ситуацией) действия Параметры Результат результата действия ВНУТРЕННЯЯ АФФЕРЕНТАЦИЯ ПОКАЗАТЕЛИ ГОМЕОСТАЗИСА ОРГАНИЗМА Рис. 5. Интегративная модель функционирования личности Предлагается классификация эмоций на первичные (эмоции отноше ния), вторичные (оценочные и поисковые) и третичные (результирующие) эмоции совладания с ситуацией (соответствуют понятию эмоциональный стресс), а также эмоции совладания с собой (эмоциональный дистресс).

Предлагаемая концепция прошла апробацию в ходе профессионально го психологического отбора и медико-психологического сопровождения учебного процесса. Дополнив предлагаемую схему примером любого вида деятельности конкретной личности, можно успешно выйти на ее проблемы.

Под данную концепцию мы адаптировали пакет психофизиологиче ских методик, с помощью которого проводили исследование основных рассмотренных характеристик личности, поиск ее слабых и сильных сто рон, определение профессиональной пригодности, построение прогнозов, мониторирование, медико-психологическое консультирование.

Результаты исследований позволяют сделать следующие выводы:

1. Мониторирование адаптации здоровых военнослужащих позволи ло установить число лиц с признаками нервно-психической дезадаптации и максимальную распространенность психофизиологических ПАД: на I эта пе 48,1 % среди мужчин и 71,1 % среди женщин с максимальной распро страненностью преходящих реакций, соответственно, 42,9 и 45,8 %;

на II этапе — 39,7 и 66,0 % с максимальной представленностью актуаль ных реакций (26,7 и 29,0 %);

на III этапе — 51,9 и 77,3 % с максимальной распространенностью состояний (11,7 и 15,1 %) и развитий личности (26, и 38,7 %). В анамнезе мужчин ПАД выявляются в 7,8–59,9 %, женщин — в 8,0–63,3 % случаев [4, 5, 13, 35, 36, 38, 53].

2. Выявлена динамичность, лабильность и ситуационная обусловлен ность (актуализация, дезактуализация) психофизиологических ПАД, что свидетельствует о непрекращающемся характере адаптогенеза у специали стов в СДПР и необходимости мониторирования процесса их адаптации, работоспособности и здоровья [5, 13, 35, 36, 38, 53].

3. Доказана низкая перспективность женщин (в сравнении с мужчи нами) для работы в СДПР в связи с их морфофункциональными особенно стями, более низкой физической работоспособностью, большей зависимо стью процесса адаптации от психосоциальных факторов и, как следствие, высокой распространенностью случаев дезадаптации (в 1,5–1,7 раза выше) и ПАД на этапах мониторирования [3–5, 8–11, 13–15, 22, 23, 25, 26, 28, 30, 36, 53].

4. По результатам комплексного обследования здоровых военнослу жащих установлены многочисленные достоверные корреляционные взаи мосвязи психофизиологических показателей психометрических методик с морфофункциональными, иммуногематологическими и социально-психо логическими параметрами. Психометрические методики являются наибо лее пригодными для проведения массовых обследований с целью оценки и прогнозирования адаптации, работоспособности и здоровья здоровых лю дей в СДПР, а их показатели следует считать объективными критериями состояния соматического, психического и социального здоровья [8–11, 14, 15, 20–26, 28, 29, 31, 32, 36, 49].



Pages:   || 2 |
 




 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.