авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 ||

Интеграция эндогенных факторов в систему обработки экстероцептивных сигналов

-- [ Страница 2 ] --

По соотношению дифференциальных порогов в пиковых оттенках выделяются три типа функций: I тип – максимум в зеленом (Н-80);

II тип - пороги цветоразличения равны (p=0.98) для зеленого и синего (Н=170) и достоверно больше порога в красном (Н=0);

III тип – максимум в синем.

Для оценки динамики структуры цветоразличения вычислялась зависимость вероятности существования спектра определенного типа от времени суток (рис. 11).

А Б Рис. 11. Распределение функций цветоразличения по типам в зависимости от времени суток в контроле (А) и при постоянной работе за компьютером (Б). По оси х – время суток, по оси у – вероятность.

Оптимум распознавания цветов приходится на 15-16 час. После 20 ч. при постоянной работе увеличивается вероятность максимума в синем оттенке, в контроле наблюдается восстановление структуры спектра к начальному (на 11-00 ч.) с максимумом в зеленом оттенке. Анализ фазовых портретов хронограмм позволил выявить колебательную динамику. Период колебаний составляет 5 часов. Достоверное повышение дифференциальных порогов происходит сначала для зеленого цвета - в 12 часов (через час после начала работы), затем для красного - в 13 часов (через 2 часа после начала работы), для синего - в 14 часов (через 3 часа после начала работы). При этом в восприятии синего цвета наблюдаются самые значительные изменения: порог различения в конце рабочего дня в среднем в 3,5 раза выше, чем при первом измерении.

Зарегистрированы индивидуальные и типологические особенности реакций: у 8 человек операторская деятельность значимо трансформировала цветоразличение, а у 2 человек смена условий на различение в пиковых оттенках не влияла.

Таким образом, предлагаемый инструментальный метод измерения структуры субъективного цветового пространства позволяет характеризовать функциональное состояние человека в динамике и давать эргономические оценки.

Влияние психофизиологического контекста на цветоразличение в виртуальном цветовом пространстве. Исследование включало следующие этапы:

1. Лонгитюдные измерения функции цветоразличения у 10 человек с контролем уровня тревожности;

2. Измерение и анализ особенностей цветоразличения у 100 студентов в ситуации стандартной учебной нагрузки и экзаменационного стресса;

3. Измерение и анализ влияния типа высшей нервной деятельности на зависимость цветоразличения от тревожности исследована на 82 испытуемых-добровольцах в возрасте от 15 до 45 лет.

4. Измерение и анализ влияния типа вегетативной регуляции на функцию цветоразличения у 50 студентов при идентификации вегетативного статуса методом кардиоинтервалографии (КИГ);

10 добровольцев подвергались регулярному тестированию на протяжении от нескольких месяцев до 3 лет. Контроль психоэмоционального напряжения осуществлялся по показателям ситуативной и личностной тревожности, регистрируемым тестом Спилбергера-Ханина. В результате было обнаружено, что базовые параметры функции цветоразличения (ФЦР) обладают исключительной стабильностью при их оценке у одного и того же испытуемого при среднем уровне тревожности. Устойчиво воспроизводятся распределение дифференциальных порогов по шкале оттенков, пиковые оттенки и соотношение дифференциальных порогов в пиковых оттенках. При эмоциональном напряжении индивидуальный профиль цветоразличения нарушается. В условиях хронического стресса, верифицированного по высокому уровню ситуативной и личностной тревожности, распределение дифференциальных порогов по пиковым оттенкам нестабильно, так, у одного из испытуемых максимальное значение порога по зеленому наблюдалось в 30% измерений, по синему - в 64%, по красному - в 6%;

дифференциальный порог цветоразличения для задачи поиска был меньше порога для обратной задачи хотя бы в одном из пиковых оттенков в 73% функций цветоразличения.

Особенности цветоразличения в стрессовой ситуации исследованы в контексте «ситуация отдыха» - «ситуация экзаменационного стресса»: в ситуации стабильной учебной нагрузки и в ситуации экзаменационного стресса - у 100 студентов-психологов обоего пола в возрасте от 18 лет до 21 года (рис. 12).

Функции цветоразличения всех испытуемых и при стандартной учебной нагрузке, и в стрессовой ситуации имеют типичную неоднородную структуру: выделяется три максимума дифференциальных порогов в «чистых» цветах: красном (Н=0), зелёном (Н=70), синем (Н=170).

А Б Рис.12. Влияние эмоционального контекста (отдых-стресс) (А) и типа вегетативной регуляции (Б) на пороги цветоразличения в пиковых оттенках. Ромбиками обозначены достоверные отличия.

Особенности цветоразличения проявляются в соотношении дифференциальных порогов по пиковым оттенкам (рис. 12). В ситуации экзаменационного стресса зарегистрированы существенные изменения в распознавании цветового сигнала:

достоверно (р=0,03) увеличились пороги различения для «синего» оттенка;

изменилась структура субъективного цветового пространства: если в ситуации «отдыха» у 80% глобальный максимум по дифференциальным порогам соответствовал зеленому оттенку, то в стрессовой ситуации зеленый доминировал только у 27%, у 18% максимум дифференциального порога сместился к красному оттенку, а у 55% - к синему;

в стрессовой ситуации дисперсия по выборке дифференциальных порогов уменьшилась для каждого пикового оттенка;

выявлена достоверная (p0.01) прямая корреляция между средним порогом различения оттенка и показателем ситуативной тревожности (R=0.86).

Особого внимания достойно изменение неоднородности в выборке психофизических параметров – в ситуации экзаменационного стресса дисперсия пороговых значений резко уменьшилась, наблюдалась стандартизация субъективных цветовых пространств. Однако у 20% студентов характеристики цветоразличения при повышении тревожности значительно улучшаются, и глобальный максимум соответствует дифференциальному порогу в зеленой области шкалы оттенков. Этот факт мы рассматриваем как проявление типологических особенностей в реакции системы цветового зрения. Влияние типа высшей нервной деятельности на зависимость цветоразличения от тревожности исследовано на испытуемых-добровольцах в возрасте от 15 до 45 лет. Тип ВНД достоверно влияет на цветовую чувствительность человека: самая высокая чувствительность к оттенку у сангвиников, ниже у флегматиков, холериков и самая низкая у меланхоликов. При увеличении уровня тревожности пороги цветоразличения у меланхоликов уменьшаются (обратная корреляция R=-0,97), а у холериков увеличиваются (прямая корреляция R=0,87) (Рис.13.) У уравновешенных типов корреляция недостоверна: у флегматиков - 0,04, и у сангвиников - 0,07. Полученные данные позволяют предположить, что уровень тревожности связан со степенью возбудимости нейронных ансамблей, обрабатывающих цветовую информацию. Увеличение тревожности соответствует повышению возбудимости, которая положительно влияет на распознавание цветовой информации у меланхоликов, отрицательно у холериков и не влияет на флегматиков и сангвиников.

Сочетание технологии компьютерной цветовой кампиметрии с методом кардиоинтервалографии позволило изучить связь между когнитивной репрезентацией цветового сигнала и типом вегетативной регуляции. Для нашего исследования были приглашены 50 студентов в возрасте от 18 до 22 лет.

М Ф С Х B=T BT B=T BT флегматики сангвиники меланхолики холерики пороги 0 10 20 30 40 50 60 70 номер испытуемого Рис.13. Изменение порога цветоразличения в зависимости от типа высшей нервной деятельности, при увеличении уровня тревожности. По оси х – номер испытуемого;

по оси у – порог различения для Н=80. Данные для каждого типа ВНД (М – меланхолики, Ф – флегматики;

С – сангвиники;

Х - холерики) ранжированы в порядке увеличения уровня тревожности.

Выявлены следующие особенности сенсорных функций в зависимости от типа вегетативной регуляции: дифференциальный порог по синему у симпатотоников достоверно выше, чем у ваготоников;

у 100% симпатотоников с симпатической активацией максимальный дифференциальный порог в Н=170;

только у ваготоников наблюдается функция цветоразличения с максимумом в красном (Н=0);

у симпатотоников не выявлено достоверных корреляций между характеристиками цветового зрения и показателями КИГ, а у ваготоников зарегистрирована достоверная корреляция между характеристиками цветового зрения и показателями КИГ по 3 парам параметров (Табл. 3).

Таким образом, данные о динамике дифференциальных порогов цветоразличения по шкале оттенков в различных функциональных контекстах указывают на зависимость «когнитивных операций» от особенностей состояний «эмоциональной» и «вегетативной» систем. Уровень тревожности, режим вегетативной регуляции и тип высшей нервной деятельности являются активными факторами осознания цветовых сигналов.

Таблица 3. Статистически значимые корреляции (R) между показателями сердечного ритма (КИГ) и показателями цветоразличения у ваготоников Показатели цветоразличения B B/R B/R Показатели кардиоинтерваллографии R-R min RRNN, мс ЧСС Коэффициент корреляции -0,772 -0,782 0, Мониторинг функции цветоразличения и звуколокализационной функции позволил определить корреляции между базовыми показателями в разных эндогенных контекстах.

Моделирование механизма выделения признаков в зрительном сигнале. Для математического описания селективных свойств зрительной коры эффективно использование теоретической модели ее участков как двумерных плоских слоев, состоящих из большого количества нейроноподобных однотипных активных пороговых элементов, взаимодействующих между собой через возбуждающие и тормозные связи (Яхно, 2002). В приближении однородности рассматриваемых участков такая модель описывается интегро-дифференциальным уравнением, отображающая суммарную электрическую активность рецептивного поля селективного нейрона в зависимости от параметров зрительного стимула, пространственных характеристик взамодействия в рецептивном поле возбуждающих и тормозящих активных элементов (функция пространственной связи, начальное возбуждение ансамбля нейронов в слое) и собственных свойств принимающего нейрона (порог возбуждения, порог перехода отклика в насыщение, постоянная времени затухания начального возмущения).

Преимуществом рассматриваемой модели по сравнению с другими является то, что за счет изменения параметров без изменения самой модели можно получить множество вариантов, соответствующих откликам рецептивных полей на внешний сигнал.

В численном эксперименте показано, что дифференциальные пороги восприятия зрительных признаков зависят от масштаба функции пространственной связи и порога возникновения максимального отклика. Благодаря этой модели выявлен биологоправдоподобный механизм, обеспечивающий значительное превосходство нейронных популяций над одиночными специализированными нейронами в выделении зрительных признаков.

ФАРМАКОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ФУНКЦИИ ЦВЕТОРАЗЛИЧЕНИЯ И ЗВУКОЛОКАЛИЗАЦИОННОЙ ФУНКЦИИ ЧЕЛОВЕКА Цель настоящего раздела исследования: провести систематическое обследование компьютерными методами кампиметрии и латерометрии пациентов психиатрической клиники, регулярно получающих по медицинским показателям различные психотропные препараты (нейролептики, транквилизаторы, антидепрессанты, противоконвульсивные средства и т.д.), и выявить возможные нейрохимические механизмы изменений параметров звуколокализационной функции и функции цветоразличения.

В исследовании применялись методы компьютерной кампиметрии и латерометрии.

Исследование было проведено в 1 городской психиатрической клинике г. Нижнего Новгорода на 46 пациентах обоего пола. Основную массу обследованных (28) составили больные различными формами шизофрении. Диагнозы остальных пациентов были весьма разнообразными: невротические расстройства, аффективные и тревожно-фобические состояния, маниакально-депрессивный психоз, циклотимия, последствия черепно мозговой травмы и т.д. В ходе обследования удалось провести мониторинг 4 пациентов, то есть получить данные на момент госпитализации (до проведения медикаментозной терапии) и после курса психотропных препаратов. Ещё двое больных не получали лекарств на момент обследования и задолго до него. Большинство обследованных на момент тестирования прошли или проходили курс медикаментозной терапии. В соответствии с показаниями, они получали психотропные препараты и, в некоторых случаях, лекарства общего действия (табл. 4).

Таблица 4. Перечень фармакологических средств, применявшихся для лечения больных, обследованных компьютерными методами кампиметрии и латерометрии Фармакологическая Препараты группа Азалептин, Аминазин, Галоперидол, Рисполепт, Сероквель, Солиан, Сонапакс, Нейролептики Сульпирид, Трифтазин, Труксал, Хлорпротиксен Амитриптилин, Анафранил, Коаксил, Мелипрамин, Продеп, Стимултон, Антидепрессанты Феварин, Флуоксетин, Ципралекс Бензонал, Феназепам Транквилизаторы Глюферал, Карбомозепин, Клоназепам, Паглюферал, Циклодол Антиконвульсанты Актовегин, Диакарб, Димедрол, Натрия хлорид, Сульфат магния, Другие препараты Циннаризин Нужно отметить, что случаи монотерапии оказались крайне редкими. Как правило, они касались применения транквилизатора (феназепама). В основном же проводилась комплексная терапия, в которой использовались различные сочетания психотропных средств, вплоть до одновременного применения нейролептиков и антидепрессантов. В качестве контрольной группы выступали 100 взрослых условно здоровых испытуемых обоего пола В результате исследования нами было установлено, что по всем измерявшимся показателям группа обследованных больных значимо (при p0,05) отличалась от условной нормы. Характерно, что все без исключения пороговые характеристики у объединённой группы психоневрологических больных (независимо от терапии) были существенно выше, чем соответствующие показатели в группе контроля. В то же время, сравнение базовых показателей больных, не получавших психотропные средства, со всей группой обследованных пациентов не показало значимых различий ни по одному из параметров, тогда как от показателей контрольной группы у этих больных значимо отличались только параметры функции расщепления звукового образа (рис. 14).

А ****** ****** * * * ****** Б Рисунок *** *** *** Рис. 14. Показатели базовых параметров звуколокализационной функции (А) и функции цветоразличения (Б) у здоровых испытуемых и психоневрологических больных в зависимости от характера нейрохимических мишеней. Звездочками обозначены достоверные отличия от нормы.

При фармакотерапии наиболее выраженными оказались изменения дифференциальных порогов по синему цвету (в прямой задаче): только при тотальной блокаде рецепторов к моноаминам этот показатель не имел статистически значимых отличий от контроля. С другой стороны, при блокаде рецепторов к серотонину, ингибировании его обратного захвата и активации ГАМК-бенздиазепинового комплекса отмечалось самое значительное (в 5-8 раз) увеличение указанных показателей по сравнению с уровнем условной нормы. Таким образом, мы можем предположить, что в основе зарегистрированных нами изменений показателей функции цветоразличения лежат, прежде всего, моноаминергические и ГАМК-ергические механизмы нейротрансмиссии: наиболее существенное увеличение дифференциальных порогов (прежде всего, по синему цвету) обеспечивается активацией ГАМК-бенздиазепинового комплекса и нарушениями в системе оборота серотонина. Тот факт, что блокада рецепторов к катехоламинам и к моноаминам в целом нормализует показатели функции цветоразличения, позволяет говорить о противоположном влиянии катехоламинергических и серотонинергических механизмов на данную сенсорную функцию.

Максимальное рассогласование показателей звуколокализационной функции с контролем наблюдалось в группе параметров, отражающих доминирование левого полушария (11,7% против 6,7%) у больных, получавших высокие дозы адреноблокаторов, блокаторов гистаминовых рецепторов и блокаторов рецепторов к моноаминам в целом, а также минимальные дозы ингибиторов катехоламинов.

Достаточно чётко выявились группы больных, характер медикаментозной терапии которых достаточно устойчиво нормализовал параметры ЗЛФ. Это группы, получавшие высокие дозы блокаторов серотониновых рецепторов, ингибиторы обратного захвата серотонина и моноаминов в целом. Таким образом, обнаружена разнонаправленность влияния различных компонентов моноаминергической системы на параметры ЗЛФ:

блокада адренорецепторов, D-рецепторов и H-рецепторов существенно угнетает функцию распознавания звукового пространства;

в противоположность остальным биогенным аминам, блокада рецепторов серотонина нормализует показатели пространственного слуха. В результате статистического анализа выявилось, кроме того, и участие холинэргических механизмов: минимизация блокады холинорецепторов также нормализует показатели ЗЛФ.

Анализ полученных нами в ходе исследования данных позволяет сделать, на первый взгляд, обескураживающее заключение: системные функции цветоразличения и пространственного слуха реализуются с помощью разных, диаметрально противоположных нейрохимических механизмов. Если для функции цветоразличения критической является активация ГАМК-бенздиазепинового комплекса, приводящая к значительному снижению цветовой чувствительности (особенно, в синей части спектра), то для ЗЛФ базовыми являются моноаминергические механизмы, сохранность которых обеспечивает относительную нормализацию параметров распознавания звукового пространства. Особняком стоит серотонинергическая система, оказывающая на исследовавшиеся сенсорные функции прямо противоположное действие: по-видимому, для нормализации показателей ЗЛФ важно ограничение активности этого нейрохимического аппарата, тогда как для устойчивого цветоразличения значимым является сохранение относительно нормального уровня оборота серотонина.

НЕЙРОПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ЗВУКОЛОКАЛИЗАЦИОННОЙ ФУНКЦИИ И ФУНКЦИИ ЦВЕТОРАЗЛИЧЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА Данный раздел работы, по аналогии с предыдущим, был проведён с целью анализа возможных механизмов исследованных функций у человека. В рамках систематического обследования 54 пациентов (обоего пола) неврологического отделения Нижегородской областной клинической больницы методами компьютерной латерометрии и компьютерной кампиметрии была предпринята попытка выявления структурных коррелятов функции цветоразличения и звуколокализационной функции. Работа проводилась в русле классической нейропсихологической идеологии (Лурия, 1979), согласно которой повреждение конкретной структуры центральной нервной системы может приводить к нарушению конкретной когнитивной функции.

Обследованные пациенты проходили курс ранней реабилитации, в основном, после перенесённых очаговых сосудистых повреждений головного мозга (постинсультное состояние). Локализация очага поражения осуществлялась клиницистами отделения на основании клинических и лабораторных данных, в первую очередь, по результатам МРТ.

В основном, крупные единичные или мелкие множественные очаги были зарегистрированы в различных областях переднего мозга (более 80%): в лобных, теменных, височных и затылочных отделах больших полушарий, в области капсулы и базальных ганглиев. Существенно реже выявлялись очаговые изменения в стволовых структурах, мозжечке, гипофизе и т.д. У 6 пациентов томографическое обследование не выявило очаговой патологии. Необходимо отметить, что у ряда пациентов области поражения затрагивали сразу несколько мозговых структур, что осложняло анализ результатов.

Проведённое исследование позволяет констатировать, что локализация очага существенно влияет на выраженность нарушений исследуемых функций, причём, в отличие от фармако-физиологического исследования, наблюдается существенный параллелизм в характере изменений обеих функций. Искажение обеих функций связано, как правило, с повреждениями в одних и тех же структурах.

Так, наиболее значительные (и статистически значимые, при сравнении со здоровыми испытуемыми) увеличения дифференциальных порогов в зрительной и слуховой системах зарегистрированы при очагах, расположенных в лобных и теменных долях. Существенно менее выраженными были нарушения при локализации очагов в затылочных и височных долях, области базальных ганглиев и стволовых структурах.

Примечательно, что разрушения первичных сенсорных зон коры (височной – для слуха и затылочной – для зрения) оказались менее критичными для реализации исследованных когнитивных функций, чем повреждения ассоциативных структур. Статистический анализ не позволяет также настаивать на значении латерализованности очагов повреждения: в большинстве групп пациентов этот фактор не оказывал существенного влияния на характер функциональных изменений. Анализируя степень нарушения отдельных компонентов исследуемых функций, можно констатировать, что для звуколокализационной функции наиболее характерно увеличение показателя trash, то есть параметра, отражающего порог адекватного распознавания дихотического стимула (более 70% пациентов). В цветоразличении наиболее чувствительным маркёром повреждения оказался дифференциальный порог по «синему»: более 60%.

Таким образом, звуколокализационная функция и (в несколько меньшей степени) функция цветоразличения претерпевают существенные изменения при локальных сосудистых поражениях различных структур головного мозга, а такой интегральный параметр, как суммарная мощность ЗЛФ, может служить диагностическим показателем для выявления очаговых мозговых сосудистых патологий. Характер зарегистрированных изменений указывает на критическую роль ассоциативных областей мозга в реализации этих функций. С другой стороны, топографический параллелизм в нарушении этих функций также подчёркивает ведущую роль высших когнитивных центров в осуществлении обеих функций.

Если сопоставить эти данные с результатами фармако-физиологического анализа, можно говорить о структурной интеграции и нейрохимическом разобщении звуколокализационной функции и функции цветоразличения.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Разработаны инструментальные компьютерные технологии, позволяющие получать цифровое описание субъективных сенсорных образов и измерять характерные времена взаимодействия нейрональных модулей при осознании сенсорного сигнала для конкретного индивидуума в конкретном функциональном состоянии. Приведенные экспериментальные данные показывают зависимость процессов «когнитивных операций» от особенностей состояний «эмоциональной», и «вегетативной» подсистем живого организма. Интеграция эндогенных факторов в когнитивную обработку экстероцептивной информации происходит в многоуровневой нейробиологической системе (рис. 15), осуществляющей конечный набор операций, и реализующей измерение, предсказание и обработку рассогласований в соответствии со следующими принципами:

1.Специфичность – для каждого функционального состояния выявлен специфический паттерн сопряжения показателей обработки звуковых и зрительных сигналов;

2.Интегративность – передача и обработка сенсорной информации обеспечивается коллективной динамикой нейронных популяций;

сигналы вегетативной и эмоциональной систем являются активными компонентами структуры субъективного сенсорного образа;

3.Фрактальность - в отдельных модулях и системе в целом реализованы однотипные алгоритмы;

4.Адаптивность - преднастройка нейрональных модулей в соответствии с целевой функцией.

Рис. 15. Функциональная схема интеграции эндогенных факторов в обработку сенсорных сигналов. Использованы следующие источники: 1 – Линдсей, Норман (1974), 2 – Dinse, Janke (2001), 3 – Broadbent (1958), 4 – Kahneman (1973), 5 – Симонов (1997), 6 – Смирнитская (2009), 7 – Treisman, Geffen (1967), 8 – Aston-Jones, Bloom (1981), 9 – Соколов, Вайткявичус, (1989), 10 – Schacter et al. (1998), 11 – Узнадзе (1966), 12 – Tononi, Koch (2008), 13 – Scuire et al., (1982), 14 – Zeki (1983), 15 – Tononi (2008).

На современном уровне развития биологоправдоподобного моделирования вполне осуществимо создание библиотеки симуляторов когнитивных систем и функциональных состояний на единой базовой платформе существующих и вновь разрабатываемых математических моделей. Прагматический смысл подобной технологии очевиден: сегодня имеется реальная возможность разработки интерактивных экспертных систем, обеспечивающих быструю неинвазивную комплексную оценку функционального состояния конкретного человека, мониторирование динамики функциональных систем, прогнозирование поведения человека и течения патологических состояний.

ВЫВОДЫ 1. Программно-аппаратные комплексы, поддерживающие измерение ошибок управления информационным сигналом, обеспечивают количественное описание субъективных образов экстероцептивных сигналов по базовым психофизическим параметрам в широком диапазоне амплитудных, пространственных и временных масштабов.

2. Первичный сенсорный код в периферическом отделе кожного анализатора формируется электрической активностью совокупности механорецепторов кожи, отображающей распределение вязких и упругих деформаций по слоям кожи под влиянием сенсорного стимула и вегетативной системы, управляющей внутрикожным кровотоком.

3. Интеграция компонентов, связанных с физическими свойствами стимула, и компонентов, отображающих состояние вегетативной, эмоциональной, моторной и когнитивной систем в момент сенсорного воздействия, является общим свойством нейронных репрезентаций разномодальных экстероцептивных сигналов.

4. Структура субъективного сенсорного пространства обладает индивидуальными особенностями и специфична для стресса, симпатотонии и ваготонии:

- В стационарном функциональном состоянии структуры субъективного цветового пространства и субъективного звукового пространства стабильны;

- Первичные когнитивные реакции в ситуации стресса подчинены закону минимизации. Стресс-индуцированная модуляция порогов восприятия дихотических и цветовых сигналов стандартизирует субъективное сенсорное пространство;

- Амплитудные и временные пороги восприятия являются индикаторами риска психических и неврологических нарушений.

5. Фармако-физиологический и нейропсихологический анализ механизмов когнитивной обработки зрительных и звуковых сигналов указывает на сочетание структурной интеграции с нейрохимическим разобщением звуколокализационной функции и функции цветоразличения:

- Пороги латерализации дихотического стимула и пороги цветоразличения достоверно повышаются при структурных нарушениях мозгового кровообращения в областях мозга, включающих лобные и теменные зоны коры больших полушарий, и слабо зависят от нарушений в первичных проекционных зонах.

- Для цветоразличения критической является активация ГАМК-бенздиазепинового комплекса, приводящая к значительному снижению цветовой чувствительности, а для нарушения локализации звука базовыми являются моноаминергические механизмы.

6. Математические модели, описывающие коллективную динамику больших нейронных ансамблей при выделении пространственных и временных признаков экстероцептивного сигнала, воспроизводят превосходство разрешающей способности перцептивных отображений над отображениями в электрической активности одиночных специализированных нейронов и наиболее адекватны для формального описания нейронных механизмов формирования субъективных образов в различных эндогенных контекстах.

7. Програмно-аппаратные комплексы, обеспечивающие согласование по параметрам и циклическое взаимодействие между инструментальными методами измерения психофизических характеристик и биологопровдоподобной математической моделью перцепции, являются основой нового класса экспертных систем для диагностики и прогнозирования функциональных состояний человека при психологических и неврологических нарушениях.

Основные публикации по теме диссертации 1. Зевеке А.В., Антонец В.А., Малышева Г.И., Полевая С.А. Возможность синтеза дополнительного сенсорного канала в системе ”человек-машина”. - Сенсорные системы. – 1992. – Т. 6. – N 4. - С.100-102.

2. Зевеке А.В., Полевая С.А. Модели кодов сенсорной информации периферического отдела кожного анализатора. - Сенсорные системы. – 1992. - Т. 6. – N 4. - С.79-82.

3. Зевеке А.В., Полевая С.А., Антонец В.А., Малышева Г.И. Об избыточности пространства сенсорных кодов кожного анализатора. - Сенсорные системы. – 1992. Т. 6. – N 4. - С.97-99.

4. Зевеке А.В., Полевая С.А., Антонец В.А. Исследование пространства сенсорных кодов с точки зрения оценки возможности синтеза дополнительного сенсорного канала в системе “человек-машина”. – Известия ВУЗов. Радиофизика. – 1994. - Т. 37.

- № 9. – С.1156-1161.

5. Зевеке А.В., Полевая С.А. Иллюзия тепла при охлаждении кожи. - Российский физиологический журнал им.И.М.Сеченова. – 1996. - Т. 82. - № 2. – С. 104-111.

6. Воловик М.Г., Габдуллина Е.Г., Зевевке А.В., Клейнбок И.Я., Колесов С.Н., Полевая С.А., Снежницкая И.В. Определение температуры в термочувствительных точках кожи человека. – Российский физиологический журнал им.И.М.Сеченова. – 1998. т.84. – N 3. – С. 256 – 259.

7. Антонец В.А., Полевая С.А., Еремин Е.В. Сенсорная шкала пространственного слуха человека в виртуальном акустическом пространстве. - Препринт ИПФ РАН N518. Изд-во РАН, Н.Новгород. – 2000. - 24 стр.

8. Зевеке А.В., Полевая С.А. Роль реологических свойств кожи в формировании температурных ощущений. - Сенсорные системы. - 2000. – Т. 14. - № 3. – С. 34-43.

9. Полевая С.А., Еремин Е.В., Зевеке А.В. Алгоритм формирования температурных ощущений. - Сенсорные системы. - 2001. – Т. 15. - № 3. – С. 229-238.

10. Щербаков В.И., Полевая С.А., Паренко М.К., Шеромова Н.Н. Возрастные особенности звукового восприятия при дихотической стимуляции. - Сенсорные системы. - 2001. – Т. 15. - № 4. – С. 316-323.

11. Щербаков В.И., Паренко М.К., Полевая С.А., Шеромова Н.Н. Возрастные особенности структуры субъективного звукового поля человека. - Сенсорные системы. - 2001. – Т. 15. - № 4. – С. 309-315.

12. Щербаков В.И., Волкова Н.Н., Паренко М.К., Полевая С.А. Восприятие разнесенных в пространстве парных зрительных стимулов у детей различного возраста. Сенсорные системы. - 2003. – Т. 17. - № 1. – С. 51-57.

13. Полевая С.А., Е.В.Еремин, А.В.Зевеке. Компьютерные технологии для исследования структуры субъективного сенсорного пространства человека. - Нижегородский медицинский журнал. – 2003. – Т. 1. - С. 17-24.

14. Полевая С.А., Еремин Е.В., Антонец В.А. Компьютерный мониторинг сенсорных функций человека. - Научная сессия МИФИ-2003. V Всероссийская научно техническая конференция «Нейроинформатика - 2003»: Сборник научных трудов / М.:МИФИ. – 2003. – С. 17-24.

15. Полевая С.А., Еремин Е.В., Антонец В.А. Алгоритм кодирования и распознавания температурной информации в кожном анализаторе. - Научная сессия МИФИ-2004.

VI Всероссийская научно-техническая конференция «Нейроинформатика - 2004»:

Сборник научных трудов / М.:МИФИ. – 2004. – Ч. 2. – С. 115-121.

16. Стромкова Е.Г., Парин С.Б., Полевая С.А. Влияние стрессовой ситуации на дифференциальные пороги восприятия цвета. - Вестник Нижегородского государственного университета им. Н.И.Лобачевского / Нижний Новгород, Изд-во ННГУ. - 2004. - С. 46-56.

17. Нуйдель И.В., Казаков В.В., Полевая С.А., Еремин Е.В., Антонец В.А., Яхно В.Г.

Исследование ориентационной чувствительности зрительной системы человека. Научная сессия МИФИ-2005. VII Всероссийская научно-техническая конференция «Нейроинформатика - 2005»: Сборник научных трудов / М.:МИФИ. – 2005. – Ч. 2. – С. 93-99.

18. Парин С.Б., Полевая С.А. Преобразование информации в синапсе. - VII Всероссийская научно-техническая конференция «Нейроинформатика - 2005»:

Сборник научных трудов / М.: МИФИ. – 2005. – Ч. 2. – С. 112-115.

19. Парин С.Б., Полевая С.А., Ефимова Н.В. Исследование влияния психотропных препаратов на сенсорные функции человека. - Вестник Нижегородского государственного университета им. Н.И.Лобачевского / Нижний Новгород, Изд-во ННГУ. - 2006. - С. 66-78.

20. Полевая С.А., Парин С.Б., Зелинская А.В., Дормидонтова М.С., Ерёмин Е.В.

Распознавание цветовой информации как функция психофизиологического состояния человека. - VIII Всероссийская научно-техническая конференция «Нейроинформатика - 2006»: Сборник научных трудов / М.: МИФИ. – 2006. – Ч. I. – С. 124-130.

21. Парин С.Б., Полевая С.А. Особенности преобразования информации при стрессе и шоке. - VIII Всероссийская научно-техническая конференция «Нейроинформатика 2006»: Сборник научных трудов / М.: МИФИ. – 2006. – Ч. I. – С.165-171.

22. Полевая С.А., Еремин Е.В. Влияние целевой функции на время осознания звукового сигнала. - Научная сессия МИФИ-2007. IX Всероссийская научно-техническая конференция «Нейроинформатика - 2007»: Сборник научных трудов / М.:МИФИ. – 2007. – Ч. 2. – С. 101-109.

23. Полевая С.А., Парин С.Б., Нуйдель И.В., Ефимова Н.В. Особенности распознавания сенсорной информации при фармакологической психокоррекции. - IХ Всероссийская научно-техническая конференция «Нейроинформатика - 2007»: Сборник научных трудов / М.: МИФИ. – 2007. – Ч. 2. – С. 40-48.

24. Камолых И.С., Полевая С.А., Воденеев В.А.Влияние температурного состояния кожи на структуру афферентной активности в волокнах кожного нерва. - Вестник Нижегородского государственного университета им. Н.И.Лобачевского / Нижний Новгород, Изд-во ННГУ. – 2007. - № 4. – С. 75-81.

25. Парин С.Б., Яхно В.Г., Цверов А.В., Полевая С.А. Психофизиологические и нейрохимические механизмы стресса и шока: эксперимент и модель. - Вестник Нижегородского государственного университета им. Н.И.Лобачевского / Нижний Новгород, Изд-во ННГУ. - 2007. - № 4. - С. 190-196.

26. Polevaya S.A., Nuidel I.V., Parin S.B., Yakhno V.G. Investigation of peak-time dynamics of psychophysical functions of the human. – Proceedings of International Symposium “Topical problems of biophotonics (TPB-2007)” / Russia: Nizhny Novgorod – Moscow. – 2007. – P. 249.

27. Кавамура К., Парин С.Б., Полевая С.А., Яхно В.Г. Возможность построения симуляторов осознания сенсорных сигналов: иерархия «распознающих ячеек», нейроархитектура, психофизические данные. - Научная сессия МИФИ-2008. Х Всероссийская научно-техническая конференция «Нейроинформатика - 2008»:

Лекции по нейроинформатике/ М.: МИФИ. – 2008. – Ч. 1. – С. 23-57.

28. Полевая С.А., Яхно В.Г., Парин С.Б., Нуйдель И.В. Разработка информационной технологии для оценки риска психологических и неврологических нарушений. – Известия ЮФУ. Технические науки. Тематический выпуск. «Медицинские информационные системы» / Таганрог: Изд-во ТТИ ЮФУ. – 2008. - № 6 (83). – С. 30 33.

29. Полевая С.А. Интегративные принципы кодирования и распознавания сенсорной информации. Особенности осознания световых и звуковых сигналов в стрессовой ситуации. - Вестник Новосибирского государственного университета. – 2008. – Т. 2.

– Вып. 2. - С. 106-117.

30. Полевая С.А., Парин С.Б. Временные режимы формирования субъективного звукового образа. – В кн.: Медицина в зеркале информатики / М.: Наука. – 2008. – С.

47-62.

31. Яхно В.Г., Полевая С.А., Парин С.Б. Математическое моделирование системных нейробиологических механизмов осознания сенсорных сигналов. - III Международная конференция по когнитивной науке (20-25 июня 2008 года): Тезисы докладов / Москва: Художественно-издательский центр. – 2008. – Т. 2. – С. 509-510.

32. Yakhno V., Polevaya S. Biologically inspired models for processes of conscious perception description. – Pattern Recognition and Image Analysis: Advances in Mathematical Theory and Applications / М: МАИК Наука \ Interperiodica Publishing. – 2009 (принято в печать).

33. Полевая С.А., Нуйдель И.В., Видинеева М.Д. Модель «распознающей ячейки» для воспроизведения feed-forward взаимодействия в когнитивной систем: численный эксперимент, психофизические данные. - Научная сессия МИФИ 2009. XI всероссийская научно-техническая конференция «Нейроинформатика-2009»:

Сборник научных трудов / М.: МИФИ. – 2009. – Ч. 2. - С. 183-192.

34. Нуйдель И.В., Полевая С.А. Возможный механизм контекстной модуляции параметров в моделировании обработки зрительных стимулов в первичной зрительной коре. - Научная сессия МИФИ 2009. XI всероссийская научно техническая конференция «Нейроинформатика-2009»: Сборник научных трудов / М.:

МИФИ. – 2009. – Ч. 2. - С. 237-246.



Pages:     | 1 ||
 




 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.