авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Астрологический Прогноз на год: карьера, финансы, личная жизнь


Социальные практики молодежи в сфере развлечений мегаполиса как социокультурная реальность

На правах рукописи

ШУГАЛЬСКИЙ Сергей Сергеевич СОЦИАЛЬНЫЕ ПРАКТИКИ МОЛОДЕЖИ В СФЕРЕ РАЗВЛЕЧЕНИЙ МЕГАПОЛИСА КАК СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ Специальность 09.00.11 — Социальная философия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук

Москва — 2013

Работа выполнена на кафедре философии, культурологии и политологии АНО ВПО «Московский гуманитарный университет»

Научный консультант: доктор философских наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ Луков Валерий Андреевич

Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор Худавердян Владимир Цолакович, профессор кафедры управления социаль­ но-культурным развитием ГБОУ ВПО «Московский городской университет управления Правительства Москвы» кандидат философских наук Савин Сергей Константинович, начальник отдела вывода из эксплуатации ядерно- и радиационно-опасных объектов ОАО «Высокотехнологический научно-исследовательский институт неорганических материалов им. А.А. Бочвара»

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Российский государственный гуманитарный университет»

Защита состоится «28» июня 2013 г. в 12.00 час. на заседании диссер­ тационного совета Д 521.004.03 при АНО ВПО «Московский гуманитарный университет» по адресу: 111395, г. Москва, ул. Юности, д. 5, корп. 3, зал за­ седаний диссертационных советов (ауд. 511).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке АНО ВПО «Московский гуманитарный университет».

Автореферат разослан «_» мая 2013 г.

Ученый секретарь диссертационного совета Сковиков А. К.

I.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Глобальные трансформации по­ вседневной жизни в России сформировали новую социокультурную реаль­ ность, в которой содержание и функции сферы развлечений претерпели су­ щественные модификации. В современном обществе развлечения, сохраняя свое рекреационное назначение, все в большей мере приобретают свойства, позволяющие рассматривать их в качестве носителя важного и сложного со­ циального опыта, преобразующего повседневность, а в социально-философ­ ском контексте — качественно изменяющего происходящее. Развлечения, а точнее их доступность и возможности выбора, играют все более значимую роль в процессах социокультурной дифференциации людей, а также их инте­ грации на основе общности интересов и увлечений. Таким образом, образу­ ются новые феномены конструирования жизненного мира людей.

Наиболее полно и четко изменения сферы развлечений прослеживают­ ся в социокультурной среде мегаполисов. Возникновение новых и трансфор­ мация существующих видов развлечений в мегаполисе есть проявление из­ менчивой и динамичной городской реальности. Данный процесс приобретает социальный резонанс, так как развлечения становятся неотъемлемой частью повседневности российских мегаполисов. Развитие сферы развлечений пере­ страивает и поле профессиональной работы и занятости значительного числа горожан, и привычные для жителей схемы организации своего жизненного пространства, режима труда и отдыха, смыслы досуга и т. д. Это порождает немало новых аспектов в содержании городской жизни и в субъективных конструкциях жизненного мира. Скорость и масштабы перемен в рассматри­ ваемой сфере не могут не вести к нарастанию противоречий старого и ново­ го, привычного и инновационного. Эти противоречия нуждаются в социаль­ но-философском осмыслении с учетом непрерывно-дискретного характера социокультурных изменений и их накопления, содержащего потенциал каче­ ственных скачков.

В этой связи особого внимания заслуживают молодые поколения, осва­ ивающие наличную социокультурную реальность и одновременно активно преобразующие ее. В отношении социально-философского осмысления фе­ номенов, порождаемых в молодежной среде под воздействием современной сферы развлечений, необходимо учитывать, что сама эта сфера ориентирова­ на главным образом на молодежь как наиболее активную и восприимчивую к изменениям социальную группу. Особенно сильное влияние испытывает на себе молодежь, проживающая в мегаполисах, которая первой стала активно осваивать быстроформирующийся рынок развлечений.

За относительно небольшое время сформировалась новая структура развлечений молодежи российских мегаполисов. Разнообразные формы раз­ влекательной активности, с одной стороны, отражают состояние внутреннего мира молодежи, с другой, являются результатом воздействия внешних социо­ культурных факторов. Современная действительность социокультурного пространства мегаполисов диктует определенные правила организации жиз­ ни, в соответствии с которыми молодежные развлечения играют немаловаж­ ную роль в вопросах социализации, идентификации и в общем процессе включения индивида в молодежное сообщество.

В обществе в целом, а также в научном сообществе, возникает пробле­ ма понимания содержания, сущности новых молодежных развлечений, а так­ же процессов их формирования и освоения, которая особенно остро ощуща­ ется в социокультурной среде российских мегаполисов. Важно определить, что вкладывает молодежь в развлечения, обнаружить определенные законо­ мерности и тенденции изменений данной сферы и ее влияние на жизнь моло­ дежи в мегаполисах. Актуальным в этой связи представляется рассмотрение развлечений молодежи мегаполиса в контексте повседневности с точки зре­ ния составляющих их социальных практик.



Обыденные и привычные действия, рассматриваемые как социальные практики, характеризуют организацию повседневной жизни общества. Одна­ ко это не значит, что такие практики равномерно распределены в данном об­ ществе и не дифференцируют его. Социальные практики молодежи в сфере развлечений мегаполиса выступают как особый сегмент социокультурной ре­ альности и позволяют увидеть в определенном аспекте перспективы развития ее потенциала, который будет определять субъектную сторону общества на предстоящих этапах утверждения информационного общества. В этом отно­ шении исследуемая тема актуальна и для социальной теории, и для практиче­ ских мер по обеспечению жизнеспособности людей в современных социо­ культурных системах.

Степень научной разработанности проблемы. Проблематика изуче­ ния социальных практик достаточно широко представлена как в зарубежной, так и в отечественной научной литературе. Концепции социальных практик, получившие признание в конце XX – начале XXI века имеют глубокие соци­ ально-философские корни, которые обнаруживаются в дихотомии теории практики, разрабатываемой в новоевропейской философии рационализма (Ф. Бэкон, Р. Декарт), немецкой классической философии (И. Кант, Г. В. Ф.

Гегель, Л. Фейербах), порожденных ею теориях К. Маркса, Ф. Энгельса и их последователей, с одной стороны, неокантианства и феноменологии Э. Гуссерля в интерпретации А. Шюца, с другой. В современных социальных теориях тема социальных практик получила развитие благодаря ее фундамен­ тальной разработке в трудах таких социальных философов и социологов, как П. Бергер, П. Бурдье, Г. Гарфинкель, Э. Гидденс, И. Гофман, Т. Лукман, М.

Фуко и других. Ю. Хабермас представил философскую трактовку жизненно­ го мира, которая принимается многими исследователями социальных прак­ тик. Преимущественный контекст применения понятия социальных практик, каковым он сложился к настоящему времени, — сфера повседневности. В российской социальной философии и социологии эта проблематика пред­ ставлена в работах Л. Г. Ионина, Н. Н. Козловой, Т. Ф. Кузнецовой, Ч. К. Ла­ мажаа, Вл. А. Лукова, В. Г. Федотовой и других. Изучение повседневности проводилось также в рамках исследований бюджета времени (Т. М. Караха­ нова, В. Д. Патрушев и др.), культурно-антропологического подхода (В. М. Воронков, М. М. Соколов и др.), а также в виде крупных эмпириче­ ских исследований Института социологии РАН, например, «Российская по­ вседневность в условиях кризиса» под руководством М.К. Горшкова или «Воздействие западных социокультурных образцов на социальные практики в России» под руководством В. А. Ядова. Также это направление исследова­ ний активно развивается в Европейском университете в Санкт-Петербурге под руководством В. В. Волкова и О. В. Хархордина. Институциональный ас­ пект социальных практик изучен Т. И. Заславской.

Важный блок научных источников для настоящего исследования соста­ вили труды по теории молодежи. Первые попытки выделения молодежи на фоне остальных групп акцентировали особое значение юношеского возраста в жизни человека и заложили основы будущих концепций молодежи и моло­ дости. Научная разработка проблем молодежи берет начало в трудах Г. Стэнли Холла, Ш. Бюлер, Э. Шпрангера, Л. С. Выготского. Важный вклад в социально-философское осмысление молодежи внесли Т. Парсонс, Ш. Эйзенштадт, М. Мид, Ф. Тенбрук, Э. Эриксон, из российских ученых — И. С. Кон, С. Н. Иконникова, В. Н. Боряз, Ю. А. Зубок, В. И. Чупров. В 1980 х годах одна из ведущих научных школ междисциплинарных исследований молодежи сложилась в Московском гуманитарном университете. В рамках этой школы разработаны важнейшие социально-философские и социологиче­ ские концепции молодежи: гуманистическая концепция молодежи И. М.

Ильинского, тезаурусная (субъектоориентированная) концепция молодежи Вал. А. Лукова, концепция социализационной нормы и социализационных траекторий, представленная в работах А. И. Ковалевой. Вопросы молодежи в контексте социокультурной динамики рассматриваются в работах П. И. Бабочкина, С. К. Савина, В. Ц. Худавердяна и других. Исследования повседневности молодежи с точки зрения социальных практик, широко пред­ ставлены работами Е. Л. Омельченко и других экспертов, проведенными в рамках деятельности НИЦ «Регион».

В результате многолетней исследовательской работы в отечественной социологии молодежи накоплены обширные знания и исследовательский опыт. Однако изучение развлечений молодежи в России является довольно новым предметом социологического анализа. Основное направление иссле­ дований этой сферы лежит в области исследований досуга, представленной именами И. В. Бестужева-Лады, В. Т. Лисовского, З. В. Сикевич, Ф. Э. Ше­ реги и другими. Особенности сферы развлечений молодежи в мегаполисах представлены в отечественной науке довольно фрагментарно. Влияние соци­ окультурной среды мегаполисов на развлечения отмечено, в частности, в ис­ следованиях В. В. Вагина, В. Л. Глазычева, А. В. Иконникова, а также в рабо­ тах по социокультурным аспектам урбанистики А. С. Ахиезера, Т. М. Дри­ дзе, В. Л. Каганского, Э. А. Орловой, Э. В. Сайко и некоторых других.

Малочисленную группу работ представляют исследования, непосред­ ственно посвященные молодежным ночным клубам (Б. Брюстер, Ф. Брутон, Ф. Джексон и др.). Ночные клубы исследовались частично в рамках изучения массовой молодежной культуры, а также с субкультурных позиций такими авторами, как Б. Малбон, Х. Пилкингтон, С. Рэдхэд, С. Торнтон, Й. Хейзинга и др. Черты развлечений в ночных клубах нашли отражение в работах отече­ ственных ученых В. И. Ильина, В. Д. Патрушева, Т. Б. Щепанской и др. Об­ ширный статистический материал по данной тематике накоплен в области маркетинговых исследований.

Таким образом, молодежь как социальная группа, с одной стороны, вы­ зывает пристальное внимание исследователей, но, с другой, остается ряд ак­ туальных проблем, требующих дальнейшего научного изучения. Открытыми остаются многие вопросы сферы развлечений молодежи в российских мега­ полисах. Слабо изучены социальные практики молодежи в сфере развлече­ ний, они не были осмыслены в качестве особой социокультурной реальности в границах социально-философского знания.

С учетом актуальности темы и степени ее научной разработанности в диссертации были сформулированы объект, предмет, цель и задачи данного исследования.

Объект исследования – социальные практики молодежи.

Предмет исследования – социальные практики молодежи в сфере раз­ влечений мегаполиса как социокультурная реальность.

Цель исследования – выявить сущность и особенности социальных практик молодежи в сфере развлечений мегаполиса.

Задачи исследования:

— проанализировать теоретические концепции социальных практик в аспекте социальной философии;

— выявить содержание и формы социальных практик молодежи в сфе­ ре развлечений на основе применения тезаурусного подхода;

— рассмотреть сферу развлечений мегаполиса как фактор воспроиз­ водства социальных практик молодежи;

— осмыслить феномен ночного клуба как отражение процесса вос­ производства социальных практик молодежи в сфере развлечений мегаполи­ са;

— проанализировать динамику социальных практик молодежи в ноч­ ных клубах.

Рабочая гипотеза исследования: сущностью социальных практик мо­ лодежи в сфере развлечений является освоение действительности и тезаурус­ ное конструирование своего жизненного мира на основе этической ориента­ ции на гедонизм и отстранения от обычных для данного общества (сообще­ ства) житейских забот. Особенности социальных практик молодежи в сфере развлечений мегаполиса определяются характерными для него условиями со­ циокультурной среды, а также непосредственно избираемыми формами развлечений.

Теоретико-методологическую базу исследования составило сочета­ ние постулатов социальной феноменологии в версии А. Шюца, синтезировав­ шего положения феноменологии Э. Гуссерля и понимающей социологии М.

Вебера, близких к концепции Шюца концепций социального конструирова­ ния реальности (П. Бергер, Т. Лукман) и социальных практик (П. Бурдье, Э.

Гидденс) и методологии тезаурусного подхода (Вал. А. и Вл. А. Луковы, А.

В. Костина, Т. Ф. Кузнецова, Ч. К. Ламажаа).

В вопросах изучения молодежи диссертант опирался на положения научной школы молодежных исследований Московского гуманитарного уни­ верситета (И. М. Ильинский, А. И. Ковалева, Вал. А. Луков).

Эмпирическую базу исследования составили:

— данные анкетного опроса по теме «Развлечения молодежи мегаполи­ са в ночных клубах», проведенного среди молодежи Москвы в 2010-2012 гг.

(опрошено 516 человек, выборка стихийная);

— результаты контент-анализа содержания Интернет-ресурсов, предо­ ставляющих информацию о развлечениях (проведено в 2011–2012 гг., про­ анализировано тематическое наполнение основных разделов на 10 информа­ ционных Интернет-ресурсах о развлечениях молодежи, а также содержание 26 групп молодежной социальной сети «Вконтакте», посвященных развлече­ ниям молодежи).

Эмпирическая база дополнена результатами вторичного анализа дис­ сертантом данных ряда исследований 2002–2010 гг., в том числе маркетинго­ вых исследований по ночным клубам.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в следую­ щем:

1. Выявлена сущность социальных практик молодежи в сфере развле­ чений. Показано, что их проявления в современном обществе отражают осво­ ение социальности частью молодежи, разделяющей этическую ориентацию на гедонизм и реализующей ее в своем поведении и образе мыслей.

2. Показано, что социальные практики молодежи в сфере развлечений выступают в дифференцирующей молодежную среду роли преимущественно в аспекте конструирования жизненного мира.

3. Выявлены и охарактеризованы особенности социальных практик моло­ дежи в сфере развлечений мегаполиса.

4. Представлена феноменология развлечений молодежи в социо­ культурной среде мегаполиса как фиксация и описание наличествующих в данный момент и в данном месте развлечений, в которые включена или мо­ жет быть включена молодежь, и проанализированы их тезаурусные детерми­ нанты.

5. Определены особенности тезаурусов молодежи, включающей ночные клубы в структуру собственных развлечений, которая заключается в ориента­ ции на ценностные принципы гедонизма, что оказывает влияние на освоение и воспроизводство ею соответствующих социальных практик.

6. Ночной клуб охарактеризован как феномен массовой культуры, ори­ ентированный на молодежь и выступающий приемлемой формой реализации социальных практик молодежи в сфере развлечений мегаполиса. Показана ин­ тегрирующая роль ночного клуба как мультипликатора социальных практик молодежи в сфере развлечений мегаполиса на поздних этапах общества ин­ дустриального типа.

Основные положения, выносимые на защиту.





1. Сущностью социальных практик молодежи в сфере развлечений яв­ ляется освоение действительности и тезаурусное конструирование своего жизненного мира на основе этической ориентации на гедонизм и отстранения от обычных для данного общества (сообщества) житейских забот. Этическая ориентация на гедонизм в современных условиях характеризуется императи­ вом удовольствия как цели и смысла жизни. Отстранение от обычных для данного общества (сообщества) житейских забот трактуется как такое свойство социальных практик молодежи в сфере развлечений, которое означает 1) ценностный сдвиг в тезаурусе с ориентации на реальность к ориентации на по­ лучение удовольствия любой ценой;

2) нежелание принимать в расчет действи­ тельные возможности при выборе развлечений, предлагаемых наличной социо­ культурной средой;

3) отсутствие осознанной ориентации осваиваемых соци­ альных практик на жизненные перспективы, приоритет спонтанного в констру­ ировании и функционировании структур жизненного мира;

4) утрату интереса к ценностно-нормативным основам общества – его прошлому, настоящему и бу­ дущему. Жизнь как развлечение – не общий принцип для молодежи, но в ло­ кальных социальных общностях (субкультурах) такая установка может суще­ ствовать.

2. Характер проявления социальных практик молодежи в сфере развлече­ ний в малой степени зависит от половозрастных различий, социально-группо­ вой принадлежности молодых людей, материальных возможностей их семей, уровня семейной солидарности/конфликтности. По мере развития глобализаци­ онных процессов в культурной сфере ослабевает воздействие и культурных тра­ диций на бытование и воспроизводство таких практик. В то же время, возраста­ ет влияние на них доступности для молодежи развлечений в формах массовой культуры, а также средств массовой информации, межличностной и групповой коммуникации (Интернета, взаимодействия в peer group — группе сверстников и др.).

3. Особенностями социальных практик молодежи в сфере развлечений мегаполиса являются:

наибольшая свобода выбора развлечений, минимально ограниченная принятыми в обществе формами социального контроля и провоцируемая избытком предложения продуктов массовой культуры, которые представ­ лены в социокультурной среде мегаполиса;

стремление к получению максимума удовольствий как следствие сов­ падения тезаурусного конструирования жизненного мира молодежью на ценностных принципах гедонизма с преобладанием потребительско развлекательной составляющей в социокультурной среде мегаполисов, а также воздействия массовой культуры;

зависимость выбора молодежью видов развлечений от уже освоенных ею социальных практик, обеспечивающих ориентацию в ситуациях неогра­ ниченного предложения, а также функционирование принципа допол­ нительности развлечений;

стремление к подражанию вследствие ослабления самодеятельных начал в социальных практиках развлечений молодежи мегаполиса, что приво­ дит к унификации и стандартизации поведения молодежи в сфере развле­ чений;

преобладание потребительского отношения к развлечениям, а в ряде случаев потребительские практики становятся самостоятельными развле­ чениями;

символизация социальных практик молодежи в сфере развлечений и де­ монстративность притязаний молодежи в социокультурной среде мегапо­ лиса;

наибольшая (в сравнении с другими типами поселений) скорость транс­ формаций социальных практик и закрепления в них новых тенденций под воздействием социокультурной среды мегаполиса;

наибольшие (в сравнении с другими типами поселений) возможности для автономизации сферы молодежных развлечений, вплоть до формирова­ ния устойчивых групп, для которых социокультурные практики в сфере развлечений составляют целостный жизненный мир, становятся тезаурус­ ной генерализацией.

4. Феноменология развлечений молодежи в социокультурной среде мега­ полиса строится как фиксация и описание наличествующих в данный момент и в данном месте развлечений, в которые включена или может быть включена мо­ лодежь. Полнота такой фиксации — тезаурусна, т. е. исходит из представлений субъекта — потребителя развлечений обо всем спектре форм развлечений, на которые он ориентируется. На этой основе возможно выделение структурных характеристик типов развлечений: способа и вида организации, количества воз­ можных участников, стоимости, вида и способа деятельности, отношения к за­ кону, способа воздействия, количества предоставляемых услуг, доступности для молодежи мегаполиса. В развлечениях социальные практики образуют свя­ зи на основе принципа дополнительности.

5. Для молодежи, включающей ночные клубы в структуру собственных развлечений, оказываются характерными адаптивный или демонстративный те­ заурусы, сформированные на ценностном принципе гедонизма в отношении развлечений, представленных массовой культурой в социокультурной среде ме­ гаполисов. Такие тезаурусы (тезаурусные конструкции) определяют освоение и воспроизводство социальных практик молодежи, направленных непосредствен­ но на получение удовольствий в развлечениях.

6. Ночные клубы в мегаполисе выступают приемлемой формой реализа­ ции социальных практик молодежи, основанных на архаичных практиках раз­ влечений, связанных с музыкой, танцами и общением. Воспроизводство дан­ ных практик связанно с переживанием определенных эмоций: ощущения удовольствия, эмоциональной разрядки и единения с группой, совокупность которых составляет специфическую атмосферу развлечений в ночных клу­ бах.

7. Ночной клуб обладает свойствами мультипликатора социальных прак­ тик молодежи мегаполиса в сфере развлечений на поздних этапах индустриаль­ ного общества. С переходом к информационному обществу происходит угаса­ ние клубной культуры, снижение популярности отдыха в ночных клубах в мо­ лодежной среде и переход к барной культуре. Это вызвано трансформацией со­ циальных практик молодежи под воздействием тенденций к демассификации культуры, персонализации личности, ее подчеркнутой индивидуальности, а также развитием новых средств межличностной и групповой коммуникации (в первую очередь Интернета). Ряд социальных практик молодежи, связанных с развлечениями молодежи в ночных клубах, начинает воспроизводиться в не­ клубных формах реализации.

Практическая значимость исследования. Предложенный в работе подход с точки зрения социальных практик может способствовать расшире­ нию и систематизации обобщенного понимания содержания и сущности сфе­ ры развлечений молодежи.

Итоги исследования могут представлять практическую пользу для вы­ работки стратегии (конкретных рекомендаций и решений) социальной и пра­ вовой политики как в общем в сфере развлечений молодежи, так и в частно­ сти в отношении ночных клубов;

применяться в выработке конкретных реко­ мендаций и решений в области разработки и реализации отдельных аспектов организации молодежных развлечений и планировании работы развлекатель­ ных учреждений.

Материалы исследования могут быть использованы в образовательных программах по курсам социальной философии, теоретической социологии, социальной ювенологии, а также в системе подготовки и переподготовки кадров в сфере культуры и развлечений молодежи.

Апробация результатов работы. Основные идеи и положения, содер­ жащиеся в диссертации, были изложены в докладах и сообщениях на ряде научных конференций и семинаров, в том числе на VIII международной научной конференции «Высшее образование для XXI века» (Москва, 2011), на круглых столах «Молодежь в зеркале социологии» (Москва, 2011, 2012), научных семинарах молодых ученый по проекту РГНФ «Государственная молодежная политика: российская и мировая практика реализации в об­ ществе инновационного потенциала новых поколений» (2011–2013), научном симпозиуме Института фундаментальных и прикладных исследова­ ний МосГУ «Тезаурусный анализ мировой культуры» (Москва, 2013 г.), а также на Всероссийской научной конференции «Смыслы, ценности, нормы в бытии человека, общества, государства» (Челябинск, 2011). Диссертант — участник научного проекта «Государственная молодежная политика: россий­ ская и мировая практика реализации в обществе инновационного потенциала новых поколений» (грант РГНФ № 11-33-00229а1).

Основные результаты получили внедрение в учебном процессе в АНО «Институт деловой карьеры» (г. Москва), при чтении курсов профес­ сорско-преподавательским коллективом «Философия» и «Исследования социологических и политических процессов», а также в Научно-исследо­ вательском институте общественных и политических наук (г.

Чебоксары) при выработке рекомендаций III Международной научно практической конференции «Молодежная политика: мировой исторический опыт и современные проблемы» Итоги исследования опубликованы в 13 работах общим объемом 6,4/5,6 п.л., включая три статьи, опубликованные в изданиях, включенных в перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, рекомендо­ ванных ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации.

Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафед­ ры философии, культурологии и политологии Московского гуманитарного университета.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих пять параграфов, заключения, списка использованной литера­ туры.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении дано обоснование актуальности темы диссертационного исследования, характеризуется степень ее научной разработанности, на осно­ ве чего формулируются цель, задачи, объект и предмет исследования. Рас­ крывается теоретико-методологическая база работы, определяются ее науч­ ная новизна, положения, выносимые на защиту, и научно-практическая зна­ чимость.

Первая глава «Социально-философские аспекты анализа социаль­ ных практик молодежи в сфере развлечений мегаполиса» посвящена ана­ лизу социально-философской трактовки категории практики, интерпретации понятия социальных практик, определению их сущности и содержания, зна­ чимого для дифференциации молодежи. Проанализировав исторически сло­ жившиеся подходы к изучению социальных практик, диссертант обращается к тезаурусному подходу, позволяющему исследовать социальные практики молодежи, как результат ее субъективного ценностно-ориентационного вы­ бора поведения в определенных социокультурных условиях.

На основе тезаурусного подхода к исследованию, автором раскрывают­ ся содержание и формы социальных практик молодежи в сфере развлечений как тезаурусное конструирование жизненного мира молодежи на ценностных принципах гедонизма, распространенных в развлечениях, предлагаемых массовой культурой.

Анализируя специфику сферы развлечений мегаполисов как фактора воспроизводства социальных практик молодежи, автор акцентирует внима­ ние на выделении особенностей социокультурной среды мегаполисов, опре­ деляет их влияние на социальные практики молодежи.

В первом параграфе «Социальные практики как основа дифферен­ циации молодежи: концептуальные подходы» диссертантом анализируют­ ся основные существующие подходы к исследованию социальных практик как социально-философской категории.

На основе анализа исторических предпосылок разработки понятия практики в философии, автором выделяются два важных этапа: домарксист­ ская трактовка практики (Г. Гегель, И. Кант, И. Фихте и др.), истоки которой восходят к античной философии (Платон, Аристотель и др.), и марксистский подход, ставший основанием для современных теорий, сформировавшихся в свете фокусировки гуманитарных наук на сфере повседневности.

Вместе с этим, автор рассматривает и другое значительное направле­ ние развития анализа практик в рамках феноменологической философской модели Э. Гуссерля и схожей с ней феноменологически ориентированной трактовки Ж.-П. Сартра, как приближение к пониманию социального харак­ тера практики в философии. В свою очередь на возможность преобразования социального мира с помощью практик указывают положения М. Хайдеггера и близкая по смыслу трактовка М. Фуко, что открывает путь философии не­ дискурсивных практик и существовании внерациональных структур челове­ ческого бытия.

На основании этого диссертант заключает, что в современной филосо­ фии понятие практики отражает разные сущности. С одной стороны, под практикой понимается не только и не столько деятельность индивида, сколь­ ко вся историческая перспектива развития человечества как целостный про­ цесс преобразования объективной реальности. С другой стороны, практика становится компонентом субъектности с конструируемым субъектом жиз­ ненным миром. Последнее предопределило концептуализацию социальных практик как универсального инструмента анализа общественных процессов, получившего популярность во второй половине ХХ века.

В связи с чем в диссертации выделяется ряд актуальных в современно­ сти подходов, от А. Шюца, применившего феноменологию Э. Гуссерля к со­ циальной жизни как целостности, до структуралистского конструктивизма П. Бурдье, методологического подхода И. Гофмана, структурализма Э. Гид­ денса и этнометодологии Г. Гарфинкеля, как последователей данного направ­ ления в исследованиях.

Анализируя подходы, в рамках которых были выявлены и обоснованы социально-философские аспекты анализа социальных практик, диссертант отмечает, что современное понимание социальных практик в первую очередь опирается на ту или иную характеристику действий социальных субъектов (индивидов, групп, общества в целом), вошедших в привычку, ставших в силу этого слаборефлексируемыми. В этой связи закономерным представ­ ляется обращение в работе к положениям Д. Юма и схожим с ними идеям, сформулированным в рамках позитивистской методологии, Э. Дюркгейма, а также теориям социального действия М. Вебера и Т. Парсонса. Процесс опривычивания действий, рассматривается автором на основе разработок П.

Бергера и Т. Лукмана, что позволяет говорить о данном процессе, как обяза­ тельном условии институционализации.

Обобщая положения, раскрывающие социально-философское содержа­ ние социальных практик, диссертант заключает, что социальные практики:

это совокупности конкретных (опривыченных, рутинных) действий, а также знания о том, когда и как следует действовать;

они воспроизводятся актора­ ми (индивидом или группой), в реальном времени и пространстве, в соответ­ ствии с социокультурным контекстом (фоном);

осуществляются по привыч­ ке, имеют ритуальный характер, что предполагает автоматизм выполнения в обыденных, непроблематичных ситуациях;

базируются на коллективных ожиданиях, благодаря чему понятны (опознаваемы) в обществе;

осваиваются в процессе социализации;

реализация практики происходит с использованием «инструмента», которым может быть как тело человека, так и объекты пред­ метного мира;

имеют повторяющийся характер;

обеспечивают функциониро­ вание социальных институтов, что является залогом стабильности и онтоло­ гической безопасности индивидов;

направлены на преобразование социаль­ ных объектов, в результате чего создают движущую силу развития общества.

В дополнение к этому диссертант отмечает, что социальные практики характеризуются: устойчивостью, непрерывностью воспроизводства, массо­ востью, нормативностью и составляют социокультурную реальность жизни общества. Как для социального объекта, для социальных практик автором выделяется ряд возможных этапов жизненного цикла.

Применение в диссертации тезаурусного подхода (Вал. А. Луков, Вл. А. Луков, А. В. Костина, Ч. К. Ламажаа, Е. В. Мошняга) к анализу соци­ альных практик основывается на том, что они выступают в повседневности как совокупность устойчиво воспроизводимых образцов поведения, реализуя функции ориентации с учетом свободы выбора индивидом своего повсед­ невного поведения. Логика тезаурусного подхода выражается в разделении фрагментов реальности по ценностному основанию на «свое» и «чужое», что в итоге образует структуру «свое — чужое — чуждое», согласно которой вы­ страивается теоретический каркас социальных практик, в котором человек становится в центре ментального конструирования социокультурной реаль­ ности. На основании перестроения соотношения «свое» – «чужое», особенно активного в молодежной среде, диссертант выделяет этапы освоения соци­ альных практик, а также делает вывод о том, что именно тезаурусом опреде­ ляется предрасположенность субъекта к тем или иным социальным практи­ кам. Это оказывается существенным для определения социальных практик как основы дифференциации молодежи с учетом их многообразия.

Таким образом, тезаурусный подход, используемый автором, позволяет сосредоточиться на фиксации ценностно-ориентационных комплексов моло­ дежи, лежащих в основе тезаурусного конструирования ею своего жизненно­ го мира.

Во втором параграфе «Содержание и формы социальных практик молодежи в сфере развлечений: тезаурусное конструирование жизненно­ го мира на ценностных принципах гедонизма» диссертант рассматривает современную сферу развлечений, с точки зрения транслируемых ценностей, и их влияния на социальные практики молодежи.

Выделив развлечения как часть досуговой активности человека внутри свободного времени, автор обращается к работам М. Вебера, Т. Веблена, Э. Дюркгейма, Р. Парка и другим, в которых раскрывается социально-фило­ софское значение развлечений, как части досуговой сферы социокультурной реальности. Анализируя работы Ж. Дюмазедье, Т. Кэндо и другие, автор от­ мечает, что сфера досуга в классовой структуре все более становится цен­ тром развития новых ценностей, особенно среди молодежи, вследствие уве­ личения свободного времени, и в совокупности с возрастанием роли массово­ го потребления в данной сфере.

Другая ветвь изучения развлечений, которая выделяется автором, свя­ зана с анализом повседневности. Здесь сохраняет эвристическую роль пони­ мание аспектов жизненного мира, предложенное А. Шюцем. Сфера развлече­ ний в таком ключе может рассматриваться как совокупность практических действий, совершаемых в некотором социальном контексте.

Изучение непосредственно российской специфики развлечений как ча­ сти досуга представлено автором в анализе научных работ Е. Л. Омельченко, Ф. Э. Шереги и других исследователей. Анализ сферы досуга и развлечений российской молодежи проводится на основе публикаций А. В. Захарова, В.

И. Ильина, В. Д. Патрушева, Я. М. Рощиной, Д. П. Фролова и ряда других.

Развлечения, как способ интеграции молодежи в институциональное общество и как форма социального конструирования реальности, рассматри­ ваются в контексте социализационной (А. И. Ковалева) и тезаурусной (Вал.

А. Луков) концепций.

Опираясь на представленные работы, философские истоки, отражен­ ные последовательно в трудах Б. Паскаля, Ж. Бодрийяра, Й. Хейзинги, а так­ же словарную трактовку, диссертант определяет развлечения как занятия, ак­ тивную деятельность, времяпрепровождение, представленные преимуще­ ственно в институциональных формах, доставляющие удовольствия и являю­ щиеся результатом профессиональной деятельности третьих лиц, выражен­ ной в виде некого события, организованного мероприятия, продукта.

Далее автором подчеркивается взаимосвязь современной сферы развле­ чений с массовой культурой, которая через средства массовой информации и коммуникации предлагает не только развлекательный продукт, но особую си­ стему ценностей, основанную на принципе гедонизма.

Социально-философское содержание гедонизма прослеживается авто­ ром в философии со времен античности и подробно раскрывается на основе анализа учений Аристиппа и Эпикура, получивших развитие в эпоху Возро­ ждения, в рамках философии Нового времени (Т. Гоббс, Дж. Локк, Б. Спино­ за и другие), утилитаризма (И. Бентама и Дж. С. Милля) и позднее как моти­ вация поведения у К. Маркса и З. Фрейда. На основе этого гедонизм характе­ ризуется, как гуманистическое учение, мировоззрение, этическая позиция, провозглашающая приоритет удовольствия главным ценностным принципом жизнедеятельности человека, главным критерием, мотивом его поведения и повседневного выбора. А этическая ориентация на гедонизм, трактуется дис­ сертантом как ценностный принцип, который в современных условиях опре­ деляется императивом удовольствия как цели и смысла жизни.

Анализируя работы Й. Хёйзинги, Х. Ортеги-и-Гассета, Т. Адорно и других, автор отмечает, что именно гедонистический компонент, а не позна­ вательный, коммуникативный, рекреативный или многие другие, выдвигает­ ся на первый план развлечений. В работе констатируется то, что данная тен­ денция сказывается в первую очередь на молодежи, что связывается с осо­ бенностями положения молодежи в современном обществе по сравнению с другими возрастными группами, а также расширением спектра развлечений, ориентированных непосредственно на молодежь.

Для выявления форм развлечений, востребованных молодежью в современных социокультурных условиях, диссертантом проводится контент анализ, а также вторичный анализ социологических исследований сферы раз­ влечений молодежи. Определяются возможные основания их классификации.

В исследовании подчеркивается, что данным формам развлечений со­ ответствуют определенные социальные практики молодежи, которые носят архаичный характер и воспроизводятся новыми поколениями лишь с незна­ чительными изменениями, в то время как приемлемые формы развлечений, в которых воспроизводятся данные практики, меняются в процессе обществен­ ного развития. Таким образом, в социальных практиках молодежи оказыва­ ются заложены автоматизмы использования, реализации и функционирова­ ния как вещей, так и идеальных объектов сферы развлечений. Причем, в не­ которых формах развлечений воспроизводятся единичные социальные прак­ тики, а в некоторых — их совокупности.

Далее, в соответствии с тезаурусным подходом для раскрытия содер­ жания социальных практик молодежи в сфере развлечений, диссертант об­ ращается к тезаурусному конструированию жизненного мира молодежью, которое представляет собой сформированный общий образ той части миро­ вой культуры, которую может освоить субъект. На основании этого автор отмечает, что для современной молодежи, с рождения включенной в про­ странство функционирования массовой культуры, пропагандирующей ценностные принципы гедонизма, становится существенным тезаурусное конструирование жизненного мира с опорой на данные ценностные принци­ пы, что ведет к освоению и воспроизводству соответствующих (направлен­ ных на получение удовольствий) социальных практик в сфере развлечений.

Данные социальные практики молодежи могут преобладать, гармонично со­ четаться или уступать по своей значимости в повседневной жизни молодежи.

В связи с этим автор отмечает, что, несмотря на схожесть в механизмах фор­ мирования тезаурусов, социальные практики молодежи в сфере развлечений также выступают основой дифференциации, что проявляется в различиях вы­ бора форм развлечений и объединении молодежи на основе общих предпо­ чтений.

Третий параграф «Сфера развлечений мегаполиса как фактор вос­ производства социальных практик молодежи» посвящен анализу влияния социокультурной среды мегаполиса на социальные практики молодежи в сфере развлечений, что необходимо для выявления их специфики в рамках тезаурусного подхода.

Появлению мегаполисов предшествует долгий период развития горо­ дов как формы поселения и специфической социокультурной жизни, харак­ терные черты которой диссертант анализирует на основе трудов Платона и Аристотеля, где прослеживаются истоки урбанизма;

реальных исследований города в работах Ф. Энгельса;

социально-исторического подхода М. Вебера;

работ Э. Дюркгейма, Ф. Тенниса, Г. Зиммеля;

анализа исследований предста­ вителей Чикагской школы — Р. Парка, Э. Берджесса, Р. Маккензи;

политэко­ номических исследований урбанизации М. Кастельса, С. Сассена, Дж. Голда;

и особенно важных для данного исследования подходов к рассмотрению го­ рода как социокультурной системы, обеспечивающей устойчивость и вос­ производство социальных практик Э. Гидденса, П. Бурдье, а также ряда дру­ гих, в том числе отечественных, авторов.

Это позволяет определить возникновение города как ответ на вызов со­ циокультурной ситуации, возникающей в процессе разрушения традиционно­ го общества и перехода к модернистскому цивилизационному, основанному на институциональных механизмах взаимодействия. Но на этом развитие го­ родов не останавливается, в связи с чем в исследовании выделяется тенден­ ция разрастания городов и концентрации большого количества жителей на ограниченной территории, что ведет к превращению городов в мегаполисы, как результата постиндустриального развития общества на рубеже XX-XXI веков.

На основании классификации ООН (мегаполис — город с населением свыше 10 млн.), а также, применяя отечественные критерии, классифицирую­ щие мегаполис как город с населением свыше 1 млн., диссертант выделяет следующие города России, относящиеся к мегаполисам: Москва, Санкт-Пе­ тербург, Новосибирск, Екатеринбург, Нижний Новгород, Самара, Омск, Ка­ зань, Челябинск, Ростов-на-Дону, Уфа, Волгоград, Пермь, Красноярск и Во­ ронеж. Вместе с тем, автор также подчеркивает, что мегаполис не столько ко­ личественно, сколько качественно иная среда обитания человека, где просто городская жизнь переходит на новую ступень, новый уровень социокультур­ ного развития.

В связи с чем диссертантом выделяются особенности социокультурной среды мегаполисов, анализ которых показывает, что высокая степень свобо­ ды, снижение общественного контроля, в совокупности с широким распро­ странением элементов массовой культуры в повседневной жизни молодежи ведет к подмене духовной культуры развлекательно-потребительским компо­ нентом, отказу от ограничений традиционной культуры и сужению ценност­ ных принципов до сугубо гедонистических, в результате чего мегаполис по­ рождает особые тезаурусы, свойственные для его жителей, которые наиболее распространены среди молодежи и оказывают влияние на воспроизводство ею социальных практик в сфере развлечений.

Взаимосвязь социокультурной среды российских мегаполисов и раз­ влечений молодежи анализируется диссертантом по результатам исследова­ ний В. В. Вагина, В. А. Глазычева, А. В. Иконникова, Е. С. Хмелевой, а также по работам о социокультурных аспектах урбанистики А. С. Ахиезера, Т. М.

Дридзе, В. Л. Каганского, Э. А. Орловой, Э. В. Сайко и некоторых других.

Это позволяет автору заключить, что только в отношении мегаполисов в Рос­ сии на сегодняшний день можно говорить о сформировавшейся сфере развле­ чений, ориентированных на молодежь, которая в свою очередь становится основным потребителем услуг в данной сфере.

Далее в параграфе автором выделяются значимые характеристики раз­ влечений, ориентированных на молодежь в мегаполисах, которые становятся основой тезаурусного конструирования жизненного мира молодежи. Сфера развлечений мегаполиса в данном контексте, предлагая определенную сово­ купность форм развлечений, ориентированных на молодежь, выступает как фактор воспроизводства социальных практик молодежи.

Автор указывает на то, что в мегаполисах формы развлечений молоде­ жи значительно преобразуются для обеспечения возможности воспроиз­ водства социальных практик молодежи, связанных с архаичными практиками развлечений, в данной социокультурной среде. Данным механизмом, в ситуа­ ции трансформации социокультурной среды, поддерживается устойчивость и преемственность, свойственная социальным практикам. При этом сами соци­ альные практики молодежи наполняются новым смысловым содержанием и адаптируются к воспроизводству в новых формах развлечений.

Диссертантом также выделяется ряд существенных особенностей вос­ производства социальных практик молодежи в сфере развлечений мегаполиса, которые в целом сводятся к тому, какие социальные практики она осваивает, каким образом, и в форме каких развлечений воспроизводит, что определяет­ ся в соответствии с ее тезаурусами.

Данные особенности воспроизводства социальных практик молодежи в сфере развлечений мегаполиса, по заключению автора, отличают их как от социальных практик других возрастных групп в сфере развлечений, так и от других территориальных групп населения России.

Вторая глава «Процесс воспроизводства социальных практик моло­ дежи в сфере развлечений мегаполиса: феномен ночного клуба» посвяще­ на подробному анализу одной из форм развлечений, ориентированных на мо­ лодежь, с точки зрения социальных практик молодежи в сфере развлечений мегаполиса — ночному клубу. На основании исследования процессов освое­ ния и воспроизводства, анализируется динамика социальных практик моло­ дежи в ночных клубах. Рассматриваются предпосылки формирования данных социальных практик молодежи, а также тенденции будущих изменений, как форм, приемлемых для их воспроизводства, так и непосредственно самих со­ циальных практик молодежи, связанных с развлечениями в ночных клубах.

В первом параграфе «Ночные клубы как элемент сферы развлече­ ний мегаполиса, ориентированных на молодежь» диссертантом раскрыва­ ется значимость ночных клубов, как формы реализации социальных практик молодежи в сфере развлечений мегаполиса.

Отмечая новизну, малочисленность и противоречивость научных ис­ следований ночных клубов и их аудитории, диссертант ориентируется на ра­ боты, непосредственно посвященные ночным клубам, П. Гутенберга, Ф.

Джексона, Г. Смирновой;

рассматривает включающие анализ ночных клубов исследования массовой молодежной культуры и субкультуры Б. Малбона, Х.

Пилкингтон, С. Рэдхэд, С. Торнтон, Й. Хейзинги и другие;

обращается к отечественным публикациям В. И. Ильина, Е. Л. Омельченко, В. Д. Патруше­ ва, Т. Б. Щепанской и другим;

анализирует статистический материал по дан­ ной тематике, накопленный в области маркетинговых исследований.

Основываясь на данных материалах, диссертант отмечает, что первые ночные клубы возникают в США, как объединение бара с танцплощадкой, что было естественным продолжением развития сферы ночных развлечений.

Как на Западе, так и в России развитие данной формы развлечения начинает­ ся с подпольных закрытых вечеринок, квартирников и времяпрепровождения для неформальных групп молодежи. Появление ночных клубов также связы­ вается автором с возникновением новых музыкальных стилей и развитием аудиовизуальных технологий, позволяющих достигать специфических эф­ фектов восприятия аудиторией громкой музыки в совокупности с ярким све­ товым оформлением.

Резко возросшая популярность ночных клубов и как следствие коммер­ ческая выгода, способствуют включению ночных клубов в структуру развле­ чений, предлагаемых массовой культурой в мегаполисах. Диссертант конста­ тирует, что на сегодняшний день именно в мегаполисах сосредоточено основное количество ночных клубов. Ежегодно открываются новые заведе­ ния, либо владельцы прежних клубов меняют название, месторасположение, концепцию, реализуются сетевые и международные проекты.

Анализ статистики позволяет автору определить количество ночных клубов, функционирующих в российских мегаполисах, на основе которой им делается вывод о том, что в московском мегаполисе ночные клубы представ­ лены наиболее масштабно. В связи с этим отмечается, что на мировом уровне Москва входит в список клубных столиц, наряду с такими городами, как Лондон и Нью-Йорк. Также из всех российских мегаполисов только в Москве функционируют заведения международных клубных брендов.

Современный ночной клуб в диссертации определяется как территори­ ально локализованное общественное, коммерческое заведение, формально представляющее собой гибрид дискотеки и бара, осуществляющее свою дея­ тельность в сфере досуга и развлечений молодежи, которая заключается в ор­ ганизации вечеринок. Это институциональное социокультурное про­ странство, относящееся к сфере массовой культуры, ориентированное на мо­ лодежь и сформированное на основе ее музыкальных интересов и предпочте­ ний. Ночные клубы характеризуются специфическим механизмом функцио­ нирования, своей иерархией и системой ценностей, ориентацией на ограни­ ченную аудиторию с определенными социальными практиками, основанны­ ми преимущественно на музыке, танцах и общении. Проводится классифика­ ция ночных клубов по основаниям, определенным автором ранее в исследо­ вании. Дается подробное описание основных форматов ночных клубов на основе их социальной дифференциации, однако отмечается, что подобное разделение имеет нечеткие границы и не является решающим с точки зрения социальных практик молодежи. В то время, как пропагандируемые ценности и их соответствие тезаурусам, распространенным в молодежной среде, опре­ деляют наличие в структуре развлечений молодежи мегаполисов ночных клу­ бов и соответствующих им социальных практик.

В связи с этим диссертант определяет, что как часть массовой культу­ ры мегаполисов, ночные клубы преимущественно сориентированы на гедо­ нистические ценности. Но замечает, что в ночном клубе свойства гедонизма изменяются, общность ценностей объединяет людей, и индивидуалистиче­ ская позиция потребления сменяется желанием разделять удовольствие с окружающими, в результате чего переживаемые ощущения усиливаются.

Проведенное диссертантом анкетирование молодежи Москвы показа­ ло, что ночные клубы являются развлечением, ориентированным на моло­ дежь, и наиболее популярной формой развлечения молодежи мегаполисов, однако примерно четверть молодежи не посещает ночные клубы в принципе, а у остальных посещения ночных клубов довольно дифференцированы по ча­ стоте и колеблятся от нескольких раз в год, до нескольких раз в неделю. Дан­ ное противоречие трактуется автором как закономерная разница представле­ ния о развлечениях молодежи и реального поведения молодежи в сфере раз­ влечений мегаполиса, соответствующего ее тезаурусам. В дополнение к это­ му, по результатам исследования, автором анализируется влияние посещения ночных клубов на структуру развлечений молодежи. А также ряд особенно­ стей, связанных с выбором и посещением ночных клубов молодежью, как формы реализации свойственных ей социальных практик в сфере развлече­ ний мегаполисов.

В итоге диссертант связывает посещение ночных клубов с необходимо­ стью значительных дополнительных материальных и временных затрат.

Обозначает, что молодежь не ходит в клубы «вообще», а посещает совершен­ но конкретные заведения, соответствующие ее представлениям о ночных клубах и ориентируется на те заведения, которые соответствуют ее возмож­ ностям и потребностям, в том числе и в отношении социальных практик.

Для раскрытия специфики посещения ночных клубов молодежью, дис­ сертант обращается к процессу формирования тезауруса, который лежит в основе конструирования индивидом своего жизненного мира. Им выделяют­ ся адаптивный, неадаптивный и демонстративный тезаурусы молодежи, в ко­ торые могут включаться развлечения в ночных клубах, а непосещение ноч­ ных клубов молодежью, определяется автором, либо как следствие несоот­ ветствия тезауруса личности и отсутствия необходимости или желания участвовать в данных развлечениях, либо как следствие пресыщения данным видом развлечения.

По результатам проведенного анализа диссертант заключает, что ноч­ ные клубы — неотъемлемая часть сферы развлечений, ориентированных на молодежь, в современных российских мегаполисах. Посещение ночных клу­ бов рассматривается молодежью как актуальная и приемлемая в социо­ культурной среде мегаполисов форма реализации определенных социальных практик в сфере развлечений, связанных с ориентацией на ценностные прин­ ципы гедонизма. Данные ценностные принципы, широко распространены в мегаполисах, что означает более вероятное включение молодежью развлече­ ний в ночных клубах в свою структуру развлечений, в следствии формирова­ ния адаптивного тезауруса. А предпочтение только данной формы развлече­ ния будет свидетельствовать о ценностном сдвиге в тезаурусе.

Второй параграф «Динамика социальных практик молодежи в ноч­ ных клубах» сконцентрирован на том, какие именно социальные практики молодежи могут осваиваться и воспроизводиться в ночных клубах и какова динамика данного процесса. Диссертант подчеркивает, что в фокусе анализа, в рамках данного исследования, находятся социальные практики, свойствен­ ные обычной молодежи и доступные для освоения большинством в социо­ культурной среде мегаполиса, а не субкультурные или девиантные социаль­ ные практики.

С точки зрения социальных практик ночной клуб представляет собой, во-первых, физическое пространство — время и место, в котором реализуют­ ся определенные социальные практики молодежи. Во-вторых, это особая сре­ да, наполненная социокультурным содержанием, влияющим на формирова­ ние, освоение и воспроизводство молодежью данных социальных практик.

Также автор отмечает, что на фоне других развлечений мегаполиса в ночных клубах сочетается институциональный подход организаторов развлечений с неинституциональным творческим отношением к ним самих посетителей, что характеризуется как внешние и внутренние составляющие, определяю­ щие социальные практики молодежи в ночных клубах.

Под социальными практиками молодежи в ночных клубах автором по­ нимается беспроблемное рутинное (привычное) воспроизводство молодежью в пространстве ночного клуба определенных совокупностей действий (взаи­ модействий), осуществляемых акторами непосредственно во время вечерин­ ки и связанных с переживанием эмоций (удовольствия, эмоциональной раз­ рядки и единения с группой), с использованием как собственного тела (и даже в более широком плане — телесности), так и сопутствующих развлече­ ниям в ночном клубе атрибутов.

Диссертант отмечает, что в целом социальные практики, реализуемые в ночных клубах, связаны с музыкой, танцами и общением — архаичными практиками, которые определяются как устойчивые, универсальные, понят­ ные всем представителям сообщества, легко опознаваемые и преемственные из поколения в поколение совокупности действий, свойственные развлечени­ ям, неявно выраженные представления акторов о том, как следует себя вести в сфере развлечений. Их воспроизводство в приемлемой для современной со­ циокультурной среды мегаполиса форме становятся тем общим, что соединя­ ет развлечения современной молодежи с развлечениями других эпох и поко­ лений. Сочетание данных действий характеризуется как «дионисийское» на­ чало в общественной жизни, как вызывающее сильные эмоциональные пере­ живания.

Современный ночной клуб характеризуется диссертантом как мульти­ пликатор развлечений, в котором в большинстве случаев воспроизводятся со­ циальные практики молодежи, связанные с музыкой, танцами, стимулятора­ ми настроения (алкоголем, наркотиками), общением, потреблением (еды, напитков), конструированием внешнего образа, наблюдением (за шоу-про­ граммой, окружающими). Они подробно рассматриваются в исследовании с точки зрения особенностей их формирования, освоения, воспроизводства и возможных трансформаций.

Социальные практики молодежи, воспроизводство которых возможно в форме ночного клуба, разделяются в диссертации по отношению к тезаурусу на «свои», «чужие» и «чуждые», перестроение соотношения которых, отра­ жает процесс освоения молодежью социальных практик, характерных для развлечений в ночном клубе. Этим еще раз подтверждается, что именно со­ циальные практики молодежи являются тем общим знаменателем, который отражает специфику развлечений в ночных клубах и выступает как актуаль­ ная в сфере развлечений мегаполиса основа ее (молодежи) дифференциации.

Молодые люди, как акторы данных социальных практик, характеризу­ ются диссертантом через сходство тезаурусов (адаптивных в отношении раз­ влечений в ночных клубах), сформированных под влиянием таких факторов, как количество и качество функционирующих ночных клубов, их доступ­ ность для молодежи, и информированность молодежи относительно возмож­ ностей развлечений в них. На основании чего делается вывод о том, что именно в социокультурной среде мегаполисов будут наиболее широко пред­ ставлены и наиболее полно освоены молодежью социальные практики, соот­ ветствующие развлечениям в ночных клубах.

Проведенное автором анкетирование молодежи Москвы позволило вы­ явить наиболее значимые для нее действия (из определенных как социальные практики), связанные с посещением ночного клуба. Так, 77,9% отметили дей­ ствия, связанные с танцами, 73,7% выделили общение, 67,4% — потребление (еды, напитков), 53,7% — музыку, 52,7% — наблюдение (за шоу-программой или окружающими), 39% — употребление стимуляторов настроения (алкого­ ля или наркотиков), действия, связанные с внешним образом, — 26,3%1.

Модель ценностной ориентации «свой — чужой — чуждый», применя­ емая согласно тезаурусному подходу в исследовании, позволила установить на основе полученных данных, что для тезаурусов большей части молодежи, посещающей ночные клубы, в качестве «своих» характерны социальные практики, связанные с танцами, общением, потреблением (еды, напитков), музыкой и наблюдением (за шоу-программой или окружающими). Как «чу­ жие» основной массой молодежи, посещающей ночные клубы, могут воспри­ ниматься социальные практики употребления стимуляторов и конструирова­ ния внешнего образа в качестве развлечения. А поскольку все респонденты отметили хотя бы один из предлагаемых вариантов, «чуждыми» будут счи­ таться все вышеперечисленные социальные практики для молодых людей, не посещающих ночные клубы, так как данный вид не включен в структуру их развлечений из-за несоответствия тезаурусу.

Анализ особенностей воспроизводства социальных практик молодежи в ночном клубе показывает, что они не реализуются все сразу, но взаимосвя­ Можно было выбирать несколько вариантов ответа, поэтому сумма процентов может превышать 100%.

заны, являются продолжением, дополнением друг друга, в связи с чем в дис­ сертации выделяется 5 основных этапов, характеризующихся устойчивыми сочетаниями социальных практик молодежи, по времени их реализации в ночном клубе.

Также автор отмечает, что воспроизводство социальных практик моло­ дежи, связано с общими эмоциональными переживаниями, которые создают атмосферу развлечений, свойственную только ночным клубам. Подобный чувственно-социальный опыт, приобретенный в процессе воспроизводства социальных практик в ночных клубах, переносится молодежью в обыденную/повседневную жизнь, в виде специфических моделей поведения и межличностного общения.

В дополнение к этому, диссертант отмечает, что динамика социальных практик молодежи, воспроизводимых ею в ночных клубах, определяется во взаимосвязи с другими формами развлечений. Одной из таких форм стали рейвы, развивавшиеся параллельно с ночными клубами. Другой формой ста­ новятся многочисленные небольшие молодежные бары, возникшие в ответ на тенденцию к демассификации культуры, все больше проявляющую себя в си­ туации перехода российских мегаполисов в начале XXI века к информацион­ ному строю общества. Также, ряд социальных практик молодежи, связанных с развлечениями в ночных клубах, начинает воспроизводиться с помощью новых средств межличностной и групповой коммуникации (в первую очередь Интернета).

Но, несмотря на отмеченные тенденции к постепенному угасанию ин­ тереса молодежи к ночным клубам, автор акцентирует внимание на том, что появление и функционирование ночных клубов оказало значительное влия­ ние на социокультурную среду мегаполисов, их сферу развлечений и соци­ альные практики молодежи, воспроизводимые в данной сфере, эффект от ко­ торого сохранится в обозримой перспективе с учетом инерционности соци­ альных процессов.

В Заключении подводятся итоги диссертационного исследования, обобщаются полученные результаты, состоящие в следующих утверждениях:

Поведение молодежи в сфере развлечений дифференцируется на уров­ не социальных практик и их интерпретации как социокультурной реально­ сти, характеризующей организацию повседневной жизни.

Современная сфера развлечений, ориентированных на молодежь, ока­ зывается представленной преимущественно в формах массовой культуры, ба­ зирующихся на ценностном принципе гедонизма, который транслируется мо­ лодежи через средства массовой информации и коммуникации и формирует развлечения как самодостаточную цель жизни, заключенную в получении удовольствий, что в набольшей степени проявляется в социокультурной сре­ де мегаполисов. С точки зрения тезаурусного подхода, в этой связи становит­ ся существенным конструирование определенной частью молодежи жизнен­ ного мира на ценностных принципах гедонизма, что позволяет фиксировать не только внешние проявления развлечений, но и раскрыть их внутреннее со­ держание посредством анализа социальных практик молодежи в сфере раз­ влечений.

Одной из приемлемых форм реализации социальных практик молодежи в сфере развлечений мегаполисов являются ночные клубы. Процессы освоения и воспроизводства таких практик определяются соотношением «свой» – «чу­ жой» в тезаурусах посещающей ночные клубы молодежи. Перестроение дан­ ного соотношения характеризует динамику социальных практик молодежи в ночных клубах, а также значимость для молодежи ночных клубов как формы реализации определенной совокупности социальных практик на поздних эта­ пах индустриального общества.

Основные положения и результаты диссертационного исследова­ ния изложены в следующих публикациях автора:

Шугальский С. С. Социальные практики: интерпретация по­ 1.

нятия // Знание. Понимание. Умение. — 2012. — №2. — С. 276–280.

(0,3 п. л.).

Шугальский С. С. Развлечения молодежи в социокультурной 2.

среде мегаполиса // Знание. Понимание. Умение. — 2012. — №4. — С. 178–184. (0,4 п. л.).

Шугальский С. С. Социальные практики развлечений моло­ 3.

дежи в ночном клубе // Знание. Понимание. Умение. — 2013. — №1. — С. 268–272. (0,3 п. л.).

Шугальский С. С. Сфера развлечений молодежи: специфика 4.

условий мегаполиса // Научные труды Московского гуманитарного универ­ ситета. — М.: Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2011. — Вып. 130. — С. 95–98.

(0,3 п. л.).

Шугальский С. С. Развлечения как социальная практика // Науч­ 5.

ные труды Московского гуманитарного университета. — М.: Изд-во Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2011. — Вып. 136. — С. 60–64. (0,3 п. л.).

Шугальский С. С. Влияние социокультурной среды современного 6.

мегаполиса на молодежь // Научные труды Московского гуманитарного уни­ верситета. — М.: Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2012. — Вып. 143. — С. 149– 156. (0,5 п. л.).

Шугальский С. С. Особенности формирования социальных прак­ 7.

тик развлечений молодежи мегаполиса // Научные труды Московского гума­ нитарного университета. — М.: Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2013. — Вып.

145. — С. 111–117. (0,4 п. л.).

Луков Вал. А., Луков С. В., Шугальский С. С. О применении по­ 8.

нятия «социальные практики» в исследованиях молодежи и молодежной по­ литики // Государственная молодежная политика: российская и мировая практика реализации в обществе инновационного потенциала новых поколе­ ний : материалы семинара для молодых ученых. Вып. 2 / под общ. ред. Вал.

А. Лукова. — М.: Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2011. — С. 37–42. (0,4/0, п. л.).

Шугальский С. С. Развлечения в повседневной жизни человека и 9.

общества // Смыслы, ценности, нормы в бытии человека, общества, государ­ ства: Всероссийская научная конференция, ГОУ ВПО «Челябинский государ­ ственный университет». Челябинск, 30 мая 2011 г. : доклады и материалы / науч. ред. Е. А. Куштым. — Челябинск.: «Регпол», 2011. — С. 260–265.

(0,4 п. л.).

Луков Вал. А., Шугальский С. С. О социальных практиках моло­ 10.

дежи в сфере развлечений: тезаурусное конструирование жизненного мира на ценностных принципах гедонизма // Тезаурусный анализ мировой культуры :

сб. науч. трудов. Вып. 26 / под общ. ред. Вл. А. Лукова. — М.: Изд-во Моск.

гуманит. ун-та, 2013. — С. 27–42. (1,0/0,5 п. л.).

Шугальский С. С. Ночные клубы как элемент сферы развлечений 11.

мегаполиса, ориентированных на молодежь // Тезаурусный анализ мировой культуры : сб. науч. трудов. Вып. 26 / под общ. ред. Вл. А. Лукова. — М.: Из­ д-во Моск. гуманит. ун-та, 2013. — С. 59–78. (1,3 п. л.).

Шугальский С. С. Социальные практики молодежи в свете тезау­ 12.

русного подхода [Электронный ресурс] // Информационно-гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение». 2013. № 2 (март — апрель).

URL: http://www.zpu-journal.ru/e-zpu/2013/2/Shugalskiy_Social-Practices Thesaurus/ (0,5 п. л.) Шугальский С. С. Молодежь в сфере развлечений: социально-фи­ 13.

лософский аспект [Электронный ресурс] // Информационно-гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение». 2013. № 3 (май — июнь).

URL: http://www.zpu-journal.ru/e-zpu/2013/3/Shugalskiy_Youth-Entertainment Sphere/ (0,3 п. л.) Подписано в печать 24.05.2013 г. Заказ № Формат 60х84 1/16. Объем 1,3 п. л. Тираж 100 экз.

Издательство: АНО ВПО «Московский государственный университет» Печатно-множительное бюро 111395, Москва, ул. Юности, 5.



 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.