авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Социально-политическая природа правовой культуры: философский анализ

-- [ Страница 2 ] --

Гражданское общество - особая форма соединения частного и общест­ венных интересов граждан, противостоящая государству как собственно «политическому телу» (Гегель). Как правило, оно формируется на основе развития горизонтальной активности населения и выступает в виде разного рода добровольных (экологических, женских, конфессиональных, профес­ сиональных и др.) ассоциаций, объединений, комитетов граждан, по-своему структурирующих общество. При этом, по мысли Р. Дарендорфа, гражданс­ кое общество не может претендовать на совершенство, а временами даже оно бывает «не всегда законно»''^. По включая в свой состав те или иные объеди­ нения, которые не вполне вписываются в формально-правовые рамки, граж­ данское общество выполняет необходимую для демократического строя функцию саморегуляции социальных отношений, сдерживания интервенции государства в те отношения, которые люди способны регулировать, не при­ бегая к помощи правовых и политических институтов.

В авторитарных и тоталитарных системах власти гражданская ак­ тивность имеет, как правило, мобилизованный характер, представляя идеоло­ гизированные и инициированные лишь государством формы проявления поддержки правящего режима. Допускаемая активность граждан непосредст­ венно определяется статусом, положением людей в иерархическом строении Даревдорф Р. Дорога к свободе: демократия и ее проблемы в Восточной Европе //Вопросы фило­ софии. 1990. № 9. С. 74.

общества, дозволяя одним то, чего не позволено другим. При этом люди дей­ ствуют в основном в рамках коллективов, индивидуальная активность не по­ ощряется. Проявления активности осуществляются только в рамках фор­ мальных институтов и официального общественного мнения, руководящих установок правящих кругов. Остальные проявления общественной самодея­ тельности относятся к девиантным (отклоняющимся от признанных норм), подвергающимся санкциям формам поведения либо вытесняются в сугубо бытовую область, сферу досуга.

В недемократических системах и режимах власти государство устанав­ ливает практически полный контроль над формами гражданской активности людей, действующих в официальных рамках. Государство здесь поглощает общество как самостоятельного субъекта социальной деятельности, отбирая у него функции по самоорганизации и самоуправлению своей жизнедеятель­ ностью. Более того, непосредственное ощущение людьми внутреннего един­ ства общества, осознание ими друг друга как сограждан данного государства подменяется открытым давлением власти на общественное мнение с целью обеспечения собственной легитимности.

В демократических системах гражданское общество фиксирует мини­ мально достаточный уровень политических ограничений, который, с одной стороны, не позволяет государству вмешиваться в тот круг вопросов, кото­ рый граждане могут решать самостоятельно, без обращения к государствен­ ным институтам, а с другой, - обозначает прерогативы и государственных органов, которые наделяются собственной компетенцией в решении соци­ альных задач. Таким образом, демократия обеспечивает органическое сочета­ ние механизмов власти и самодеятельности, управления и самоуправления, которые в совокупности создают должные предпосылки общественной ста­ бильности и гармонии.

Основной предпосылкой существования гражданского общества при демократии является правовое и законодательное обеспечение (ограничение) индивидуальных и коллективных свобод, защищающих права личности, но одновременно и утверждающих порядок, при котором реализация этих прав одним (индивидом) не нарушает прав другого. Такая система не ослабляет, а укрепляет власть, не допуская анархии при утверждении массовых свобод, воспитывает в людях не бездумную лояльность правящему режиму, а чувст­ во личного достоинства, правовую сознательность индивида, его граждан­ скую ответственность за собственные поступки, поддерживает его социаль­ ное творчество и инициативность. В результате государство осознается как ограниченный в полномочиях институт управления, руководствующийся за­ коном и поддерживающий конструктивные идеи граждан.

Политическая история мировой демократии показала, что активности общественных ассоциаций и росту их членов способствуют:

- повышение образовательного уровня населения;

- развитие общественных коммуникаций, независимых СМИ;

- периоды активизации политического протеста, привлекающие но­ вых рекрутов в социальные объединения;

- реакция общественности на вновь выдвигаемые правительственные программы преобразований и т.д.

Трудностями становления и развития гражданского общества являются не только активность государства, стремление правящих элит к усилению своих позиций в социуме и даже превышению собственных полномочий.

Серьезную опасность для формирования и существования гражданского об­ щества представляет и деятельность различного рода корпоративно бюрократических структур внутри государства, неизменно принижающих статус самодеятельной активности граждан и стремящихся усилить государ­ ственную опеку над нею. Самостоятельными и крайне важными причинами ослабления позиций гражданского общества служат и непроясненность для населения ценностей социальной самодеятельности, отсутствие привержен­ ности общественного мнения ценностям идеологии прав человека. Поэтому гражданское общество не возникает там, где люди не борются за права и сво­ боды, нет традиции критического анализа общественностью деятельности властей, политические свободы воспринимаются людьми как своеволие.

На Западе вызревание гражданского общества традиционно осу­ ществлялось по мере развития института частной собственности, ук­ реплявшего материальные основы гражданской самостоятельности и актив­ ности индивидов, всемерного расширения и юридического закрепления сис­ темы частного права. В России общественная самодеятельность и обретение людьми гражданских прав и свобод исторически осуществлялись путем ас­ социирования индивидов на базе местного самоуправления, распространения на все общество регулятивных функций общины. Данное обстоятельство не только придало национальную специфику становлению гражданского обще­ ства, но и затормозило его развитие, обусловив его большую зависимость от государства. Существенными факторами, предопределившими российскую специфику этого процесса, были и низкая популярность либеральных ценно­ стей в обществе, и то, что социальным лидером становления гражданского общества, причем как в начале складывания капиталистических порядков в X I X в., так и при аналогичных обстоятельствах в конце X X в., являлся не слой предпринимателей, как на Западе, а интеллигенция. Это не просто сузи­ ло экономические возможности укоренения гражданского общества, но и придало данному процессу несколько оторванный от социальной структуры характер. В то же время становление гражданского общества в России проте­ кало и протекает при более высоком уровне межэтнической интеграции, что сглаживает многие конфликты, имевшие место на Западе.



1.3, Гражданские ценности На понятие «ценность» имеется несколько точек зрения, которые дос­ таточно хорошо проанализированы. Однако рассмотрение ценности как зна­ чимости вещей, а также материальных и духовных процессов в реализации интересов субъектов социальной практики стало господствующим.

Ценность выступает в виде отражения особого социально-духовного отношения человека к реальному предмету, процессу или явлению. В боль шинстве своем эти отношения возникают та уровне общественной психоло­ гии.

Ценность можно определить как отражение в сознании человека соци­ ально духовных отношений с окружающим миром, в которых выявляются их полезность для удовлетворения сложной системы его потребностей и интере­ сов. Это отражение выражается определенным состоянием сознания субъекта социальной практики и проявляется в избирательном отношении классифи­ цирующего характера, выявляющего то, что ближе, дороже ему, соответству­ ет его мировоззрению, потребностям, интересам и целям на данном этапе его жизнедеятельности.

Введение понятия «избирательное отношение классифицирующего ха­ рактера», рассматриваемого через призму потребностей, интересов и целей, позволяет увидеть их как основу, лежащую в определении понятия «цен­ ность».

Проблема ценностей для человека и общества, вставшая с особой ост­ ротой в конце 80-х гг. - начале 90-х гг. X X в., является следствием острого кризиса, поразившего СССР и некоторые другие страны, некогда шедших по пути социалистического общества. Современная Россия не только унаследо­ вала проблемы от распавшегося СССР, но и за время самостоятельного раз­ вития породила немало новых, которые, тесно переплетаясь со старыми, еще больше усиливают кризисное состояние. Особую остроту проблема ценно­ стей приобретает, прежде всего потому, что общество стало жертвой реали­ зации превратно понятной и предельно упрощенной идеологической схемой.

Исследования конца 70-х гг. - начала 80-х гг. X X в. показывают свое­ образную расстановку ценностей общества, характерную для того времени.

Коллективом социологов ценности населения были представлены в виде своеобразного «ядра» и «периферии». «Ядро» образовано ценностями более высокого ранга, которые включали в себя: мир и хорошая обстановка в стра­ не, семья, работа, здоровье, жизнь, наполненная удовольствиями. На «пери­ ферии» оказались жизненная мудрость, красота, любовь, свобода, творчест Экономическое отставание усугублялось отчуждением масс от власти и управления, от возможности зарабатывать, влиять на результаты производст­ ва и распределения материальных благ. Свою негативную роль, безусловно, сыграло и начавшаяся снижение духовно-нравственного уровня народа.

Кроме этого, все больше становилась очевидной неспособность властей ре­ шать экологические проблемы, проблемы взаимоотношений между субъек­ тами Союза и т.д.

Проявления обп^его кризиса в духовном отношении обрели вид кризи­ са ценностей. Это объясняется тем, что основные структуры государства и общества, принципы его устройства и организации преподносились офици­ альной пропагандой как воплощение истоков прогрессивного развития обще­ ственных структур, как наиболее рациональные способы организации жизни в соответствии с опытом мирового развития и, следовательно, являлись ве­ личайшей ценностью. Поэтому вполне естественно, что усиление кризиса в обществе своим следствием имело кризис системы ценностей. В самом об­ щем виде процесс можно разделить на несколько этапов:

Первый этап: с конца 70-х гг. до 1985 г. Для него характерно доходя­ щие до абсурда расхождение между декларируемыми социалистическими ценностями и повседневной реальностью, растущее недоверие к власти и апатия большинства народа.

Второй этап: апрель 1985 г. - январь 1987 г. Предпринимаются попыт­ ки активизации значимости социалистических ценностей.

Третий этап: 1987 - 1991 г. Провозглашение перехода к рыночным производственным отношениям, постепенный отказ от социалистических ценностей, поиск новых ценностных ориентиров на основе «перестроечной» риторики.

Четвертый этап: с 1992 г. по настоящее время. Характеризуется нача Ядов В.А. Эмпирические исследования в социологии. Л., 1981.

лом «шокового» варианта реформ в России, стремительным социальным рас­ слоением населения, активной пропагандой ценностей западного типа, про­ тивоборством навязываемых ценностей и сформированных прошлыми деся­ тилетиями ценностей большинства населения. В содержательном плане по­ добное событий можно трактовать как смену социалистических ценностей, достаточно прочно укоренившихся в общественном сознании, таких как об­ щественная собственность, равенство, справедливость, строительство социа­ лизма и коммунизма, преобладание общественного над личным и т.д. - на новые, либерально-демократические, такие как демократия, свобода, права человека, частная собственность, обогащение и другие. Ответ народа на на­ чавшуюся капитализацию страны достаточно своеобразен: зачастую измене­ ния в ценностных ориентациях, отразившихся в реагировании на проводи­ мые в обществе, не совпадают со сложившейся социальной структурой об­ щества и возрастной характеристикой людей. В связи с этим, население на­ шей страны в зависимости от отношения к происходящей смене ценностей, довольно условно можно разделить на две группы.

Первая группа считает, что прежние социалистические ценности в ходе их реализации были искажены, поэтому их необходимо скорректировать с новыми условиями.

Вторая группа отрицает прежние ценности, полагая, что именно они являются причиной всех бед общества. Считая советское общество полно­ стью отжившим, представители этой группы стремятся как можно скорее сломать старые формы жизни и утвердить новые.

Третья группа не разделяет устремлений всеразрушающего радикализ­ ма и ищет реальные возможности действия на основе новых ценностей. Она не устремлена к новому «светлому будущему» и взамен упрощенно радикальных программ предлагает ориентацию на более сложную картину окружающей действительности, осознание реальных объективных противо­ речий реформирования общества.

Четвертая группа сохраняет приверженность старым ценностям, неза висимо от постигшей эти ценности участи. В общественной жизни поведение представителей этой группы может проявляться по-разному: от формального признания новых ценностей с сохранением «про себя» веры в прошлые идеа­ лы до яростной политической борьбы за их восстановление.

Пятая группа отождествляет кризис прежних ценностей с их полным крушением без каких-либо надежд на восстановление. Это представители маргинального слоя, для которых крах прежних ценностей и воплощавшего­ ся в них способа связи с окружающем миром стал крахом личной судьбы.

Смещение шкалы ценностей в сторону удовлетворения личных по­ требностей нельзя рассматривать однозначно. Наряду с отрицательными по­ следствиями безусловно присутствует и положительная сторона. Анализ ценностных ориентации населения, отразившихся в итогах голосования в де­ кабре 1993 г., дает возможность проследить динамику, сделать определенные выводы о тенденциях движения массового сознания в России.

По существу, гражданские ценности составляют важную часть духов­ ного бытия гражданского общества и отражают наиболее типичные предпоч­ тения определенного уровня общности людей. Вместе с тем, гражданские ценности несут элементы долженствования, что значимо для современной России.

Гражданские ценности - явления и предметы, во взаимоотношениях с которыми выражается предпочтительное сознательное отношение к ним со­ циальных элементов, обусловленное их потребностями и интересами и про­ являющееся в соответствующих формах и способах поведения в социальной практике. Иначе говоря, это те ценности, в которых отражается потребности различных слоев структур общества во всех сферах жизни и проявляются в предпочтении или определенных форм и способов удовлетворения этих по­ требностей в социальной практике. Фундаментом формирования граждан­ ских ценностей современного демократического общества являются:

1) товарная плюралистическая организация производства как матери­ альный носитель этого вида ценностей;

2) социально-дифференцированное общество и правовое государство как источник формирования демократических идей, взглядов, форм поведе­ ния;

3) семья как первичная ячейка гражданского общества, обеспечиваю­ щая непрерывное воспроизводство первичных ценностных ориентации;

4) наличие разнообразия в духовной жизни.

Основой гражданских ценностей, как и ценностей вообще, является диалектика рационального и эмоционального в отражении общественных реалий.

Механизм формирования гражданских ценностей представляет диалек­ тический процесс осознания, усвоения, принятия на индивидуальном, груп­ повом и общественном уровнях условий своего существования, потребно­ стей, интересов, целей и способов их достижения.

Формирование ценностей характерно как для личности, так и для соци­ альных образований - социальных групп, слоев, общества в целом. Соответ­ ственно, гражданские ценности личности образуются в общем процессе её гражданской социализации, которая является составной частью социализа­ ции индивида.

Есть еще одна сторона практической деятельности, выражающаяся собственно в формировании гражданских ценностей. Особое место здесь за­ нимает не практически-утилитарная сторона деятельности, а духовная со­ ставляющая. Образование духовных ценностей является духовным результа­ том функционирования гражданского общества.

Сфера применения гражданских ценностей значительно шире, она пронизывает все части гражданского общества, влияя на его функционирова­ ние. Поэтому, основными функциями гражданских ценностей являются:

мотивационная;

регулятивная;

ориентационная;

интеграционная.

Природу гражданских ценностей составляет сплав сознания и чувства, разума и воли. Функционирование их в значительной мере определяется влиянием политического сознания и политических чувств.

Гражданские ценности не существуют изолированно в различных сфе­ рах, они представляют сложную систему, которая влияет на остальные части гражданского общества. Система гражданских ценностей выступает как оп­ ределенным образом взаимосвязанная совокупность ценностных ориентации, предпочтений различных негосударственных организаций, объединений и движений. В нее входят: доминирующие ценности, ценности, утратившие приоритет в регулировании поведения индивидов и социальных групп, а также нарождающиеся ценности, находящиеся в процессе становления.

К общечеловеческим гражданским ценностям общества относятся:

наличие правого государства;

товарная организация производства;

свобода личности, реализуемая во всех сферах и опирающаяся на свободу выбора;

демократия как форма правления;

склонность к компромиссу как способу регулирования отноше­ ний между людьми и государствами;

право народов на самостоятельное определение характера, на­ правления развития;

светский характер организации общественной жизни с исполь­ зованием религиозных ценностей;

плюрализм;

мир (отсутствие войн).

Общечеловеческие ценности в данном контексте - те, которые дейст­ вительно способствуют выживанию, сохранение, развитию человечества как такового, укреплению его единства, созданию благоприятных условий для его бытия, раскрытия его прогрессивных потенций.

Формирование общечеловеческих гражданских ценностей идет через развитие гражданских ценностей в конкретных странах, составляющих ми­ ровое сообщество. Гражданские ценности конкретного общества можно обо­ значить как общенациональные гражданские ценности, понимая под этим существование их в рамках определенной страны, объединяющей, как прави­ ло, различные народности.

Общенациональные гражданские ценности современного демократиче­ ского общества составляют:

национальный рынок - экономическая основа гражданского общества;

правовое государство;

суверенитет и целостность страны;

безопасность страны;

современные вооруженные силы, способные защитить страну и народ;

политический, идейный, социальный плюрализм как основа поддержания многообразия форм жизни общества, что является гарантом его постоянного прогрессивного развития;

патриотизм как особая ценность, духовная основа единения, гармонизации данного общества, сохранения его самобытности и своеобразия в многоликом человеческом сообществе и др.

Кроме ценностей общенациональных, существует гражданские ценно­ сти различных классов, социальных слоев и групп, народностей. К числу ин­ дивидуальных гражданских ценностей относятся:

- свободу экономической деятельности;

- свободу выбора политических взглядов и возможность соот­ ветственно им вести (или не вести) политическую деятель­ ность;

- свободу духовного и нравственного выбора;





- свободу выбора места жительства, свободу перемещения в за­ висимости от желания и возможностей человека;

- ответственность общества перед человеком, обеспечение его социальной защиты в самом широком понимании;

- ответственность человека перед обществом за его существо­ вание и процветание;

- сохранение и укрепление семьи;

- патриотизм, любовь к Родине, отстаивание национальных ин­ тересов на международной арене, вооруженная защита от аг­ рессии и другие.

Таким образом, формирование гражданских ценностей зависит от функционирования всего комплекса общественных отношений, обуславлива­ ется влиянием самых различных компонентов и структур гражданского об­ щества и государства. Их состояние зависит от материального и духовного состояния общества, перспектив его эволюции.

1.4. Сущность правовой культуры Успешное решение задач перехода российского общества к рыночной экономике, в перспективе к формированию гражданского общества и право­ вого государства предполагает реализацию огромного комплекса разнооб­ разных проблем. В их числе принципиально иная организация общественных отношений, координация деятельности членов общества.

При анализе причин провалов в области модернизации отечественная общественная мысль напряженно ищет ответы на вопрос: почему так катаст­ рофически усложнился процесс социально-политического реформирования российского общества? Ведь первоначально, в середине 80-х - начале 90-х гг.

X X в., предполагалось, что для его радикальной перестройки нужно только открыть путь демократии и гласности, дать больше экономической самостоя­ тельности регионам, предприятиям, кооперативам и индивидуальным пред­ принимателям, заявить о строительстве правового государства. В остальном должны заработать механизмы самонастройки на оптимальное состояние го­ сударства и общества. На практике получилась другая картина.

Нельзя сбрасывать со счетов объективные обстоятельства. К ним отно­ сятся: тенденция к экстенсивному развитию, определенное отставание стра­ ны от развитых государств мира, неподготовленность народа к демократиче­ ским формам и институтам управления, отсутствие у населения правовой культуры.

Радикальные перемены, произошедшие в стране в течение последних лет, потрясли обпдество: изменилась структура государства и его исполни­ тельных органов, сменились государственная символика, формы собственно­ сти, идеология и характер обш;

ественных отношений. Но все социальные, по­ литические, экономические процессы, происходяш;

ие в современной России, демонстрируют, что переход общества в качественно новое состояние невоз­ можен без преобразования его духовной сферы, которая находит свое отра­ жение в культуре.

В обществе возникла усталость от хаоса, проявилась беспомощность власти. Значительная часть населения захотела порядка, законности, спра­ ведливости и обнадеживающей перспективы любой ценой. Пришла пора со­ средоточиться на создании в стране сильной демократической государствен­ ности, совершенствовании правовой базы реформ. Нельзя стабилизировать общество, а тем более продвигаться вперед, не имея системы юридических норм - «правил игры», четко определяющих, что можно, должно и нельзя де­ лать гражданам. Причем всем: и простым гражданам, и предпринимателям, и должностным лицам, и политикам, и государственным органам - сверху до­ низу. То есть необходимо разработать правила, неукоснительное исполнение которых гарантировалось бы дееспособным государством.

Россия пока совершает первые шаги к правовому государству. Переход непрост, так как он искусственно задерживался и отсрочивался. Теперь же происходит реформирование экономики, государства, его внутренней и внешней политики. Проблемы, стоящие перед страной, огромны.

Нельзя не учитывать, что историческое своеобразие России заключает­ ся и в том, что право здесь всегда понималось как насаждаемая сверху абст рактная категория, в жизни же развития подлинно правовых отношений не было.

Изменения, перемены в общественной жизни не могут оставлять безу­ частными граждан, их сознание, мысли, чувства, эмоции. С психологической точки зрения адаптация человека к новым условиям - процесс зачастую бо­ лезненный и сложный.

Общественная жизнь невозможна без институциализации взаимоотно­ шения людей. В любой сфере человеческой деятельности объективно необ­ ходимы четкая организация отношений между индивидами, что достигается путем выработки соответствующих правил поведения и средств, обеспечи­ вающих порядок.

Изучение социальной системы, действующих в ней норм, правил пове­ дения, требований, идеалов позволяет определить сущность нормативных предписаний, выявить их единство или противоречивость в зависимости от решаемых обществом задач, их целенаправленность в соответствии с насущ­ ными потребностями и интересами. Система регулирования поведения лю­ дей включает общественное сознание во всех его формах - политической, правовой, этической, эстетической, философской, соответствующие им нор­ мы и определенные способы их регуляции.

Во всей системе социального регулирования особое место занимает правовое регулирование. Будучи одной из форм социального регулирования, оно имеет особое значение в процессе упорядочения, организации поведения людей. Надо подчеркнуть, что правовое регулирование органически связано с другими формами регулирования общественных отношений - политиче­ ской, моральной, эстетической и т.д. Взаимосвязь этих форм опирается на их взаимодействие, взаимное дополнение, выступающих как части единой цело­ стной системы социального регулирования поведения людей. Это взаимо­ действие является одним из существенных условий возрастания эффективно­ сти деятельности всей системы.

Правовое регулирование включает все виды воздействия правовых норм в первую очередь на сознание и в конечном итоге - на поведение людей как обязательное условие обеспечения согласованных интересов в обществе.

Необходимо подчеркнуть, что четкое, эффективное функционирование всей системы правового регулирования находится в прямой зависимости от уровня, состояния правовой культуры личности, социальных слоев, всего общества. Каждый из элементов правовой культуры выступает как подсисте­ ма более общей системы. Так функционирует общая динамичная система правовой культуры, все элементы которой выступают в функциональном единстве.

Определим границы правовой культуры исходя из понимания культу­ ры в целом.

В философско-социологической литературе едва ли найдется термин, имеющий столь необъятное количество истолкований, как термин «культу­ ра», который используется в научном обиходе с конца 18 - начала 19 в. За это время в философской, антропологической, социологической и другой на­ учной литературе накопилось немало подходов к пониманию сущности куль­ туры. В вопросе об универсальности определения такого явления, как куль­ тура будем придерживаться позиции, которую высказал английский поэт и теоретик Т.С. Элиот. «Культура же, - писал он, - никогда не может быть вполне осознана - она всегда содержит в себе больше того, что нашим созна­ нием охватывается»^ \ Среди разных определений культуры (атрибутивного, аксиологическо­ го, функционального и т.д.) заслуживают внимания прежде всего те, в кото­ рых отражается связь между преобразованием мира людьми и формировани­ ем и развитием самого человека, все более полной реализацией его родовой сущности, т.е. гуманистический акцент. В данной концептуальной связке не человек есть средство культуры, а сама культура, содержащая и творящая смыслообразующие основы его жизни, изначально находит в человеке, его Элиот Т.С. К определению понятия культуры Заметки Лондон. 1968 С 126.

становлении и развитии, его прогрессирующем «очеловечивании» свою цель^^.

Культура есть своеобразный синтез многообразных процессов, форм и результатов жизнедеятельности человека и общества, представляющих собой собственно культурные явления лишь в сугубо определенном специфическом отношении. Суть этого отношения фиксируется в том воздействии, которое оказывается со стороны «процессов», «форм» и «результатов» на совершен­ ствование сущности человека. Не случайно идея культурного прогресса свя­ зывается с сохранением и культивированием всего того, что способствует людям свободно и самодеятельно вкладывать жизненные силы в совершен­ ствование условий и процессов своей жизнедеятельности, в те способы, ко­ торые, изменяя окружаюшую среду делают ее более «человечной», более приспособленной и безопасной для человеческого общежития.

Поскольку деятельность человека невозможна без создания эталонов, норм, стереотипов поведения, организующих его деятельность, то эти нормы, эталоны органически включены в содержание культуры. Такой подход по­ зволяет полнее раскрыть социокультурный смысл норм и ценностей, их роль в развитии культурных процессов, противоречивость норм, относящихся к различным этапам культурного развития общества, преемственность норм, ценностей и традиций как способов исторического процесса становления и развития культуры.

Культура порождается и развивается в нормативных границах. На но­ вых этапах развития возникают новые нормы, отвечающие достигнутому уровню потребностей и интересов общества.

Нормативная характеристика - один из важных аспектов культуры.

Ценности и нормы дают наиболее полное представление о сущности культу­ ры общества, положении личности в ней, границах и формах ее деятельно­ сти, качественной оценке свободы личности, ее возможностях культурного Карпухин О.И. Социокультурная ситуация как отражение кризиса культуры в российском обще­ стве//Социально-политический журнал, 1995, №4, С творчества.

Социально-культурный прогресс общества является в то же время про­ грессом его нормативных норм. Развитие нормативных структур конкретного общества наиболее четко характеризует развитие такой составной части культуры общества, как правовая культура, и находит свое выражение в пра­ ве. В нем сконцентрированы все важнейшие социальные принципы и нормы, которые в разные эпохи придавали этому институту своеобразную окраску в соответствии с экономическим строем, политическим порядком, культурой общества.

Итак, правовые отношения являются определенным выражением куль­ туры на конкретном историческом этапе развития человечества. Уровень правовой культуры обусловливается прежде всего достигнутым уровнем ма­ териальной и духовной культуры. В процессе позитивной реализации инди­ видом свободы каждый его поступок, в том числе в правовой сфере, приоб­ ретает значимость только в конкретном ценностно-смысловом аспекте, толь­ ко применительно к существующей исторической данности. Правовая куль­ тура как важная составляющая культуры человечества актуализирует те пла­ сты выработанного им совокупного ценностного опыта, которые в наиболь­ шей степени созвучны ее исходным аксиологическим установкам, склады­ вающимся на базе соответствующих социально-экономических и социально политических факторов.

Место права в системе социальных ценностей обусловлено тем, как оно рассматривается: в качестве ценности-средства или ценности-цели. С этой точки зрения, оно может быть ценностью производной и может иметь собственную ценность. В данном плане интересна позиция Н.Неновски, ко­ торый характеризует право как ценность в двух аспектах. С одной стороны, предназначение права - поддержание порядка и организованности в общест­ ве. В этом смысле ценность его производна. С другой стороны, это - фено­ мен, включающий и закрепляющий юридические ценности, благодаря чему право само вливается в мир ценностей^^.

Право, правовая цивилизованность - неотъемлемая составляющая че­ ловеческой культуры, важное ее завоевание. Именно потому оно и имеет собственную ценность.

Смена формаций, изменения в социальной структуре общества, его идеологии и психологии, политическая борьба - все это, несомненно, обу­ словливает качественные изменения содержания права, его институтов и норм. Реакционная государственная власть с помощью законодательства и других правовых мер может попытаться затормозить ход общественного раз­ вития. Исторически, однако, рамки действия права, тормозящего эволюцию данного общества или же, наоборот, пытающегося перешагнуть через необ­ ходимые этапы развития, оказываются, как правило, недолговременными.

Выступая как важное и необходимое орудие государственного управ­ ления, как форма реализации государственной политики, право одновремен­ но является важным показателем положения личности в обществе, гаранти рованности ее прав, инструментом их охраны и реализации. Права, свободы и обязанности гражданина, составляющие правовой статус личности - важ­ ная составная часть права, весьма существенная для оценки развитости и де­ мократичности данной правовой системы. Право в его подлинном смысле рассматривает человека, его благо как цель, а не как средство функциониро­ вания общества.

Какова же сущность правовой культуры? Правовая культура наряду с нормами и ценностями права - элемент соционормативной культуры обще­ ства в целом. Это система реальных и идеальных элементов, относящихся к сфере действия права и их отражение в сознании и поведении людей. Право­ вая культура - совокупность всех позитивных компонентов правовой дейст­ вительности в ее реальном функционировании. Правовая культура общества воплощает в себе достижения правовой мысли, правовой политики и уровень Неновски И. Право и ценности. М., 1987. С. 140 - 141.

правовой информированности.

Надо отметить, что правовая культура выступает как социальное явле­ ние, имеющее ярко выраженную целевую направленность, охватывающее всю совокупность важнейших ценностных компонентов правовой реальности в ее функционировании, генезисе. Она относится к системе общечеловече­ ских ценностей. Это неотъемлемый компонент цивилизованного общества, подчиненности правового государства гражданскому обществу, гаранти­ рующему права человека. И, наконец, правовая культура представляет собой совокупность всех компонентов правовой системы в их реальном функцио­ нировании в интересах прогрессивного развития социальной реальности.

Правовая культура выполняет основные функции общей культуры:

служит удовлетворению социальных потребностей, воздействует на социаль­ но-правовую действительность в зависимости от творческой активности, юридических знаний, наконец, интеллекта каждого отдельного индивида.

Даже самые радикальные мероприятия, законы, реформы, социально политические «модернизации», не учитывающие собственно человеческий фактор, роль личности в созидании новых общественно-политических ре­ форм, не принимающие в расчет устоявшиеся традиции правовой культуры, ее ценностные ориентации, или не приносят желаемого эффекта, или вызы­ вают социальные катаклизмы.

Социальная функция правовой культуры во многом превосходит гра­ ницы нормативного воздействия права на общественные отношения. Она прямо или косвенно оказывает влияние на формирование сознания и дея­ тельность различных слоев общества, их социальные отношения, направле­ ния и темпы развития социальных структур. Оказывая влияние на объект своего применения, правовая культура находится в динамичном состоянии.

Общее направление ее развития прогрессивное, однако этот факт не исклю­ чает этапы, возможность «попятного» движения, своего рода регресса. Тогда правовая культура становится одним из рычагов реакционных сил в общест­ ве, сковывающим процесс прогрессивного развития. Таким образом, право вая культура, являясь наиболее динамичной составной частью общей культу­ ры общества, в то же время сама в наибольшей степени подвержена измене­ ниям, порождаемым основными тенденциями модернизации общества.

Основным приоритетным фактором в этом процессе является деятель­ ность, концентрирующая в себе основные тенденции социальной реальности, а следовательно, существенные характеристики правовой культуры общест­ ва, любого института политико-правовой системы или отдельной личности.

Все это вовсе не означает игнорирования духовных аспектов правовой куль­ туры. Именно мышление и деятельность образуют начала правовой культуры общества и личности.

Правовая культура общества как система взаимосвязана с внешними по отношению к ней системами, а также с системами более высокого порядка, в которую она включена. Функционирование правовой культуры общества де­ терминировано, в конечном счете, системой социально-экономических от­ ношений. Данная детерминация правовой культуры общества вызывает к жизни такую функцию, как правовое обеспечение процесса становления но­ вой российской государственности. Содержание указанной функции изменя­ ется по мере изменения задач на том или ином этапе реформирования обще­ ства. Реализовываться эта функция может различными путями, в том числе благодаря формированию у населения правовых знаний, убеждений, привы­ чек и т.д., обеспечивающих их правомерное, социально-активное поведение в правовой сфере. Здесь важна и выработка навыков правовой деятельности граждан и общества в целом, реформирование правовой системы. По всей вероятности, это одна из основных функций правовой культуры общества на сегодняшний день.

Из нее вытекают другие функции, среди которых можно выделить: ос­ воение и преобразование правовой реальности (познавательно преобразовательная), ценностно-нормативная, правовоспитательная, комму­ никативная.

Познавательно-преобразовательная функция правовой культуры обще ства связана с задачей формирования правового государства. Познание пра­ вовой реальности предполагает учет тех кризисных процессов, которые про­ текают в экономической, политической и социальной сфере общества. Мо­ дернизация российского общества предполагает и использование возможно­ стей такой функции правовой культуры общества, как освоение и преобразо­ вание правовой реальности.

Ценностно-нормативная функция правовой культуры общества на­ правлена на обеспечение устойчивого, слаженного, динамичного и эффек­ тивного функционирования всех элементов правовой системы. Правовая культура связана не только с отражением правовой реальности, но и с актив­ ным обратным воздействием на нее. Данная функция правовой культуры реализуется с помощью норм права, усвоение которых необходимо каждому гражданину для его успешной жизнедеятельности в рамках государства.

Нормативная сторона правовой культуры общества включает широкий круг требований, которые предъявляются к духовному миру человека, его нравст­ венно-правовым качествам, знаниям, правовым убеждениям.

Ценностно-нормативная функция правовой культуры общества охва­ тывает разнообразные явления и факты, которые приобретают ценностное значение, отражаясь в человеческих поступках, социальных институтах. Ис­ ходя из этого, правовые нормы, другие составляющие правовой культуры общества выступают объектами оценки. Оценочная деятельность в правовой культуре состоит в «измерении» индивидом и обществом права, законности, правопорядка, правоотношений, механизма правового регулирования путем сопоставления с соответствующими правовыми ценностями.

Воспитательная функция выражается в формировании правовых ка­ честв личности. Превращение правовых предписаний и норм права в при­ вычку, в естественный регулятор деятельности гражданина предполагает, что они усвоены личностью, стали ее внутренним убеждением. О степени усвое­ ния норм права можно судить по реальному поведению гражданина в раз­ личных правовых ситуациях.

Желательно, чтобы личность характеризовалась ярко выраженной пра­ вовой ориентацией, знанием и пониманием права. Присущие правовой куль­ туре идеалы, правовые нормы, принципы, традиции предполагают консоли­ дацию членов общества, концентрацию их усилий на решении задач по фор­ мированию правового государства и гражданского общества.

Итак, очевидно, что все функции взаимосвязаны между собой и взаи­ мообусловлены, дополняя и обогащая друг друга, они воссоздают реальный процесс функционирования правовой культуры.

Реализация функций правовой культуры определяется ее значением в жизни общества. Функционирование правовой культуры детерминировано всей системой экономических отношений, опосредуется системой социаль­ ных и правовых отношений, определяющих ее характер. Уровень и качество реализации функций правовой культуры отражает состояние здоровья обще­ ства, его политический, социально-экономический, духовный тонус жизни.

1.5. Соотношение правовой и политической культуры Культура в целом и ее составные части - культура правовая и полити­ ческая - является продуктом общества и условием его развития. В ней в спе­ цифической форме - в виде навыков, традиций, знаний, концепций, социаль­ ных средств, процедур, норм - аккумулируется и передается опыт человече­ ства. Она существует как объективация социальных сил человека и предстает обобщено как специфический способ человеческого существования. Сущест­ вование людей в рамках конкретных правовых и политических отношений и есть практическое поддержание ими функционирования культуры.

Духовная жизнь оказывается целостным, внутренне противоречивым процессом, где, с одной стороны, осуществляется воспроизводство и распро­ странение идей, представлений, теорий, взглядов, а с другой, - происходит процесс образования этих идей, представлений, теорий.

Право и политика в качестве компонентов духовной жизни историче­ ски возникают и существуют как идеальное отражение реальной практики взаимодействия людей. В жизни общества фактические правовые и полити ческие взаимодействия имеют бесконечную вариативность. Но при этом в каждом конкретном государстве, обществе проявляется относительно узкий спектр этой бесконечности. Возникает реальное противоречие, которое раз­ решается в исторической практике посредством аккумулирования предшест­ вующего опыта в форме политических, правовых теорий и их последующего обобщения для нужд той же практики. Анализ реальной политики и права, их теоретическое обобщение несут в себе один важный компонент - духовно практическую направленность. Это явно прослеживается при обращении к анализу исторических форм правовых и политических теорий, конкретной истории взаимодействия политики и права.

Как свидетельствует мировая практика, развитие современного обще­ ства осуществляется по закону усложнения организационной и социальной структуры, тесного взаимоопределения политики и права в целях создания условий стабильного общественного роста.

Политическая и правовая ситуации, с которыми имеет дело наше об­ щество, вызывает серьезные опасения и требуют тщательного анализа при­ чин, их породивших. Однако простое выяснение причин общественного кри­ зиса не вносит ясности в отношении путей выхода из него и таких рецептов его лечения, которые устраивали бы большинство регионов и народов, насе­ ляющих страну. Отсюда неуверенность, политическая нестабильность, война законов, национальных амбиций, подогреваемая различными политическими партиями и движениями, по-разному видящими выход страны из кризисного состояния. В этом смысле необходимо учитывать взаимосвязь политики и права, что позволит обеспечить плавный, ненасильственный переход страны к новым формам государственной организации.

Понимание механизма взаимодействия политической и правовой куль­ туры имеет существенное значение для социализации граждан. Осуществле­ ние этой задачи предполагает прежде всего улучшение состояния правосоз­ нания в обществе, т.е. степень выражения знания и понимания права, осозна­ ния необходимости строжайшего выполнения требований закона. Актуальна в этом плане взаимосвязь задач, направлений и методов политического и правового воспитания, политической и правовой пропаганды, осуществляе­ мой государственными организациями. Правовая и политическая культура формируют у человека внутреннюю установку на выполнение требований закона, исполнение гражданского долга. И эта привычка к соблюдению норм отнюдь не противоречит творческому началу деятельности людей. Она осво­ бождает энергию и время человека на решение действительно творческих за­ дач, не обременяя сознание поиском ответов на элементарные вопросы.

Политическая и правовая культура - особая разновидность культуры, способ духовно-практической деятельности и отношений, обеспечивающих отражение и закрепление коренных общественных интересов посредством формирования совокупности определенных политических и правовых взгля­ дов, ценностей, знаний и навыков участия граждан в общественно политической жизни. Эти признаки в методологическом плане имеют общую основу и значение для анализа как политической, так и правовой культуры.

Политическая культура - многогранное явление, которое включает в свое со­ держание систему политических знаний, взглядов, уровень политического сознания и активности личности, социальной группы. Столь же содержа­ тельна и разнопланова правовая культура, имеющая много общих черт с по­ литической.

Политика и право наряду с общими принципами, совпадающими целя­ ми, общностью исторических судеб, имеют различные социальные функции.

Главной функцией политической культуры является развитие у людей спо­ собности к объективной оценке явлений и событий общественно политической жизни, выработка у них реалистической жизненной ориента­ ции. На этой основе осуществляется понимание политических задач и спо­ собность активно участвовать в их решении. Одна из основных функций пра­ вовой культуры - формирование правосознания и правоисполнительной дея­ тельности. Вместе с тем политическая и правовая культура неотделимы друг от друга;

высокий уровень политической культуры невозможен без соответ ствующего уровня правовой культуры, строгого соблюдения принципа за­ конности, который является не только правовым, но и политическим.

Наше настоящее и будущее, несмотря на переживаемый обществом кризис, должно строиться людьми, имеющими отчетливые представления о месте, роли и назначении права и политики в обществе. Важно, чтобы право­ вой и политический нигилизм уступил место конструктивному взаимодейст­ вию политики и права, направленному на выведение страны из затяжного всестороннего кризиса.

Правовая культура не только характеризует правоисполнительную дея­ тельность, но и содержит совокупность политических и правовых требова­ ний, хранит и постоянно обогащает образцы и идеалы должного поведения, подлинного авторитета закона и уважения к нему. Деятельность граждан, со­ ответствующая нормам политической культуры, должна непременно быть и образцом правовой культуры.

Политическая и правовая культура в процессе взаимодействия обога­ щают друг друга. Принципы и нормы политической культуры воздействуют на развитие права. Нормативность политической культуры должна рассмат­ риваться как нормативность особого рода, политические принципы и нормы играют особую роль в общественной жизни и сознании.

Политическая и правовая культура, по существу, начинается там, где обеспечивается систематическое воспроизведение единства политических и правовых знаний, убеждений, ценностей и практической деятельности по их реализации в норме поведения, ставшей общим правилом. Здесь выделяется несколько аспектов. Прежде всего постоянное соблюдение отдельным граж­ данином правовых в иных социальных норм должно приобрести характер общей нормы, соблюдаемой всеми гражданами на основе сознательности, убежденности в целесообразности именно такого, а не иного образа дейст­ вия.

Нормативность политической и правовой культуры пронизывает все уровни отражения коренных общественных интересов: сферу сознания, по литической и правовой идеологии, ценностных ориентации, область общест­ венно-политической практики, образ жизни, механизмы преемственности и передачи исторического и социального опыта.

Формирование политической и правовой культуры тесно связано с об­ разом жизни. Такая связь, конечно, определяется прежде всего значением политической и правовой стороны жизни людей.

Решаюпдую роль в развитии правовой культуры, как и политической, играет сознание и реализация общественных интересов и потребностей. Ин­ терес в праве носит объективный характер, но при этом необходимо разли­ чать реально существующий интерес и его отражение в правосознании и нормах. Важнейшим условием, обеспечивающим осознание личностью цен­ ности права и усвоение ею необходимых правовых знаний, являются разви­ тые морально-этические устои, общая мировоззренческая позиция личности.

В этой связи возникает вопрос о воздействии на правовое сознание других форм социального сознания, прежде всего нравственного и политического. В свете негативной практики прошлых лет важно подчеркнуть, что опреде­ ляющая роль критерия возможного и невозможного в сфере политики и пра­ ва принадлежит нравственному началу. Игнорирование его, проявляющееся, например, в сохранение за номенклатурными работниками различных при­ вилегий, ущемлении демократического начала в ходе избирательной кампа­ нии в целях навязывания избирателям конкретного кандидата и т. п., само по себе свидетельствует о деформации политического и правового сознания.

Право, рассматриваемое в общемировоззренческом, философском аспекте, само восходит к самым высоким этическим началам, определяющим основы взаимоотношений людей в обществе.

Не меньшее значение имеет вопрос о соотношении правового и поли­ тического сознания. В целом он решается в общем ракурсе связи политики и права, признания определяющей роли политики по отношению к праву, от­ носительной самостоятельности права, что находит выражение в формирова­ нии и реализации в обществе специфической политики права. В правовой культуре данная уникальность права по отношению к политике, политиче­ скому сознанию проявляет себя в том, что последнее, опосредуя отношения власти и управления в обществе, составляющих суть политики, обязательно включает в себя признание непреходящей ценности права, возможность только тех политических акций, которые не выходят за границы, допускае­ мые правом.

Более эффективное использование имеющихся предпосылок и возмож­ ностей дальнейшего развития политической и правовой культуры граждан требует не только дифференцированного подхода к различным слоям насе­ ления, но и более глубокого учета специфики правовых явлений. Политика и право наряду с общими принципами, совпадающими целями, общностью ис­ торических судеб и т.д. имеют различные социальные функции.

Политическая и правовая культура представляют весьма устойчивое состояние общественного сознания и социальной практики, сложившиеся на основе многократного повторения определенной деятельности, систематиче­ ского функционирования различных структурных элементов нормативной системы - права, морали, традиции, привычек.

Глава 2. Правовая культура в условиях политико-правовой ре­ формации России 2.1. Правовая культура в современной России Состояние правовой культуры государства является показателем сте­ пени зрелости его правовой системы, отражает достигнутый уровень про­ грессивно-правового развития.

Правовая культура есть процесс и результат творчества человека в сфере права, характеризующийся созданием и утверждением правовых цен­ ностей. Правовая культура представляет один из аспектов общечеловеческой культуры, воплотившейся в социальной практике. Творцом, носителем и реа­ лизатором правовой культуры является личность. Под правовой культурой личности принято понимать субъективно выработанный индивидом уровень овладения правом в деятельности. Особое значение для государства и обще­ ства имеет профессиональная правовая культура, в которой сливаются во­ едино юридический профессионализм и профессиональная этика. Для реше­ ния задач оптимизации состояния правовой культуры в обществе должны быть изучены ключевые сферы реализации норм, ценностей правовой куль­ туры в России.

Правовая политика, призванная определять стратегию и тактику разви­ тия правовой культуры, должна востребовать имеющиеся наработки в облас­ ти изучения правовой культуры регионов. Речь идет об учете сложивших систем традиционного права отдельных местностей (например, адатов и ша­ риата на Северном Кавказе - в области брачно-семейных отношений;

режима родовых угодий коренных народов Севера - в области земле- и недропользо­ вания, и др.). Примеры такого рода существуют и в правовых системах раз­ витых стран (так, в Японии с санкции судебных органов допускается кровная месть). На пороге юридического плюрализма стоит и Россия.

Необходим учет и национальных особенностей правовой культуры в России, ее культурного контекста. Для русских мыслителей характерно тре­ бование подчинения правовых норм некой нравственной "правде". Россий­ ским идеалом правовых отношений являются семейные, основанные на вза­ имном доверии;

формальные же гарантии убивают естественность доверия.

Для B.C. Соловьева, например, отсутствие развитого правосознания в России оборачивается высшей правдой: действительное добро лежит в плоскости морали, а не права;

воспитание совести более эффективно, чем равнодушное следование закону. И сегодня защита личных прав по-прежнему связывается не с законом, а с "отеческой" силой власти. Грехом государства является не отсутствие законов или их неисполнение, а его несоответствие смутно осоз­ наваемому народному идеалу добра и справедливости.

Вместе с тем не следует замыкаться на собственной самобытности и уникальности, необходим диалог с представителями других культур. Тожде­ ство российской и западной правовой культуры недостижимо, однако воз­ можно их сближение на основе идеи законности, которая является общей для всех правовых культур. Имеет место проблема влияния правопонимания на состояние правовой культуры. Господствующее в России нормативистское правопонимание не способствует складыванию высокой правовой культуры.

Однако есть и обратная точка зрения, согласно которой формирование ак­ тивной правовой позиции личности вполне возможно и на базе нормативиз­ ма.

В России существует проблема ответственности СМИ за низкий уро­ вень правовой культуры населения. СМИ влияют на правовую культуру ско­ рее негативно, чем позитивно, хотя имеются все необходимые предпосылки и возможности для правового просвещения масс.

Отметим сложность развития правовой культуры в условиях, когда правовое пространство структурировано на два уровня и правовые акты субъектов РФ создают автономную правовую систему. Культура правотвор­ чества, вбирающая комплекс юридико-технических и социально экономических проблем, может рассматриваться как соответствие правовых норм общепризнанным эталонам, стандартам, научным положениям, согла­ сованным с традициями, обычаями и общей культурой народа. Сегодня для правотворчества субъектов РФ характерно быстрое реагирование на дина­ мично меняющиеся условия общественной жизни, создание многоотрасле­ вых комплексных законов, опережение федерального законодательства (встречное правотворчество). В этих условиях для повышения культуры пра­ вотворчества субъектов РФ необходимы: 1) скоординированность и взаимо­ действие представительных и исполнительных органов, расширение круга субъектов законодательной инициативы;

2) применение международных стандартов, общеобязательных правил юридической техники;

3) повышение квалификации законодателей;

4) обязательность экспертизы проектов (пра­ вовой, лингвистической и т.д.).

Правоприменение представляет одну из форм реализации правовой политики, поэтому культура правоприменения напрямую зависит от того, ка­ кова правовая политика, отражает ее удачи и просчеты. Уровень культуры правоприменения недопустимо низок, в силу чего и практические итоги пра­ вовой реформы оставляют желать лучшего. Во-первых, отсутствуют тради­ ции, на которые должна опираться культура правоприменения. Во-вторых, правовая реформа нуждается в солидном финансовом подкреплении. В третьих, устарела система подготовки кадров для правоприменительных ор­ ганов. Ни один вуз не ведет специализированной подготовки судей, что обу­ словливает невысокий уровень их профессионализма (встречаются факты не­ адекватно сурового наказания за мелкие преступления и в то же время безна­ казанности отдельных лиц при очевидной виновности). Неверие в эффектив­ ность деятельности правоохранительных органов характерно не только для простых граждан, но и для самих правоприменителей. Не надеясь на следст­ венные органы, пострадавшие и их близкие пытаются вести самостоятельные расследования;

участились случаи самочинной расправы над преступниками.

Хотя за последнее десятилетие в уголовном судопроизводстве про­ изошли положительные изменения (конституционно закреплены важнейшие процессуальные принципы, возросла роль суда, ревизовано законодательст­ во), эти позитивные сдвиги не могут заслонить существенных недостатков культуры судопроизводства. Следственная и судебная практика дает много­ численные примеры нарушений, которые говорят не столько о незнании за­ кона следователями, прокурорами, судьями, сколько о неуважении к нему, об уверенности в безнаказанности, безразличии к судьбе человека, обвиненного в преступлении. Низок уровень культуры не только самих правопримените­ лей, но и законодателей, пишущих на эти темы журналистов.

В России не проводится единая правовая политика и (как следствие) правовая реформа. Концепция национальной безопасности РФ в числе ос­ новных целей государственной политики указывает реализацию принципа социальной справедливости и повышение правовой культуры граждан, а за­ кон "О безопасности" к ее основополагающим объектам относит права и сво­ боды человека. Понятие "правовая безопасность" включает в себя качество действующего законодательства, юридическое обеспечение безопасности в различных социальных сферах, самозащищенность права и правовой систе-, мы, эффективность механизма правоприменения, а также высокую культуру граждан. Уровень же правовой безопасности зависит от многих факторов, среди которых, наряду с несовершенством законодательства, его противоре­ чивостью и нестабильностью, можно выделить низкую правовую культуру власти, безответственность государства перед личностью, злоупотребления правом и др.

Проблема прав человека включает вопрос об их гарантиях, самостоя­ тельным видом которых выступают духовные, в т.ч. идеологические. Это общий уровень культуры общества, его творческий потенциал, образован­ ность, нравственные установки, а также правосознание и правовая культура общества и отдельных граждан. Одной из задач остается искоренение стерео­ типов прошлого (принижение роли человека, слепое подчинение власти, бо­ язливое отношение к индивидуальной инициативе) и формирование новой личности, осознающей свою свободу и социальную ответственность. Акту альна проблема повышения профессиональной правовой культуры должно­ стных лиц, которые зачастую не имеют необходимых знаний в области прав человека, сохраняют мнение об их вторичности при решении тех или иных вопросов. Можно выделять такую самостоятельную часть правовой культу­ ры, как культура прав человека, высокий уровень которой является одной из основ становления демократии в России, залогом упрочения общественного согласия.

Права человека должны быть не политической декларацией, а спосо­ бом жизни. Неиспользование своих прав не всегда служит показателем низ­ кой правовой культуры (так, отказ от участия в выборах есть одна из форм реализации политических прав), однако чаще всего оно является следствием неосведомленности о своих правах. С большим трудом входят права челове­ ка в деятельность правоохранительных органов;

органы, призванные обеспе­ чивать безопасность личности, по-прежнему остаются одной из главных уг­ роз этой безопасности.

Главным препятствием к формированию высокой правовой культуры является отсутствие для этого объективных оснований. Не совсем корректно говорить о целенаправленном повышении правовой культуры, поскольку это естественный процесс, который нельзя форсировать;

речь должна идти ско­ рее о мерах по созданию для него необходимых условий. В числе таких мер могут быть предложены:

активная государственная политика по защите интересов лич­ ности, выработка единой правовой политики, строжайшее со­ блюдение Конституции и законов всеми государственными ор­ ганами;

профессионализация законодательной деятельности, предос­ тавление населению права законодательной инициативы, рас­ пространение знаний в области юридической техники, широкое публичное освещение законопроектной деятельности, усиление юридической ответственности за нарушение прав и свобод граждан;

лицензирование юридических профессий, развитие судебной системы, обеспечение прямого действия норм Конституции РФ, проведение практических семинаров для работников государ­ ственных органов, создание консультативных советов при юридических ведомствах;

повышение правовой осведомленности граждан, популяризация правовых знаний (в том числе через средства массовой инфор­ мации), использование ролевых игр и практических ситуаций, пробуждение интереса к правовым знаниям и повышение их доступности, применение методов рекламы и РК, развитие се­ мейного правового воспитания;

проведение научных исследований в области правовой культу­ ры, преодоление разрыва между наукой и практикой, повыше­ ние эффективности высшего юридического образования, вве­ дение юридических дисциплин в неюридических вузах и обще­ образовательных учреждениях;

развитие системы общественных организаций, активное от­ стаивание личностью прав, борьба с проявлениями беззакония, произвола.

Ключевыми точками в становлении полноценной правовой культуры общества являются правовое образование отдельной личности, правовая культура элиты, СМИ, правовое воспитание подрастающего поколения.

2.2. Политико-правовая культура российской элиты В постперестроечный период возможности легальным способом изме­ нить базовые характеристики господствующего строя стимулировали в Рос­ сии волну симпатий к правовым механизмам регулирования властных взаи­ моотношений. Все - в том числе и представители сил, связавших свой имидж с экстремистскими способами завоевания политического пространства, - за говорили о необходимости конституционной реформы, принятии новых за­ конов, поправок, внесении законодательных инициатив. Наряду с разумными предложениями (в частности, о более рациональном перераспределении пол­ номочий между ветвями власти или ограничении политического произвола Думы, монополизировавшей законодательный процесс) среди политиков и в средствах массовой информации оживленно обсуждаются чисто конъюнк­ турные замыслы.

Однако за симпатиями в адрес правовых механизмов властвования скрываются не только претензии участников политического рынка на пере­ распределение полномочий, но также, видимо, и идейные причины. Важно понять, не стоят ли за этими проявлениями конституционалистских устрем­ лений более существенные для российской политии сдвиги, свидетельст­ вующие, например, о принципиальном отказе верхов от чрезвычайщины, надзаконных способов в борьбе за власть и вообще об изменении настроений политического класса в пользу более рационального и, стало быть, умиро­ творяющего общество способа правления. Назрел ли перелом в культурно правовых ориентациях элиты - важнейшем факторе эволюции мира полити­ ки, определяющем перспективы развития общества и государства? Рассмот­ рим состояние политико-правовой культуры российской элиты.

Ценности и установки в профессиональной деятельности политико административной элиты. Внешние обстоятельства или статусное положение не способны так устойчиво влиять на принимаемые властью государствен­ ные решения, как представления чиновников о пределах допустимого в по­ литике, их убеждения, ценности, наработанные годами стандарты, приемы управления, привычная манера исполнения служебных обязанностей, доми­ нирующие в политико-административной среде нормы межличностных от­ ношений. Все перечисленное традиционно относится к элементам правовой культуры власти и управления. Эти неочевидные приоритеты и стандарты повседневной деятельности правящей элиты (под воздействием которых од­ ни и те же идеологии или институты власти нередко дают абсолютно разные политические результаты) создают своего рода кристаллическую решетку стиля управления обш(еством и государством, выступая подлинным движите­ лем общественных преобразований.

Несмотря на то, что правящая элита - небольшая и довольно нетипич­ ная часть населения (эти люди в основном бывают выходцами из образован­ ных слоев, обладают особыми личными достоинствами, зачастую обуслов­ ленными родом их профессиональной деятельности), ее политико культурные свойства являют настоящий космос субъективности. В нем пред­ ставлена широчайшая гамма ценностей, норм, стереотипов, предрассудков, традиций, связанных с отправлением власти. Причем правовая культура (в широком смысле) нынешней правящей элиты включает и современные спо­ собы государственного управления (определенные, к примеру, противоре­ чиями становления политического рынка), и традиции советского периода, и опыт более ранних этапов российской истории, когда даже высшие слои бы­ ли не властителями общества, а лишь "холопами" царствующей особы.

Среди множества взглядов существует круг предпочтений, составляю­ щий некое внутреннее ядро, к которому сводится совокупность ценностей, установок элиты. Понятно, что главным среди этих наиважнейших внутрен­ них принципов, стягивающих и цементирующих систему мировоззренческих и ролевых представлений политико-административной элиты, является тот "дьяволический инстинкт" (М. Бакунин), который превосходит по силе воз­ действия иные ориентиры ее профессиональной работы и нередко - поведе­ ния. Это - власть. Ведь можно случайно разбогатеть, но править государст­ вом и людьми только вынужденно - почти невероятное дело. Потому для homo politicus стремление к власти есть и смысл жизни, преобразующий все его желания и помыслы, ставший духовным центром бытия и политического поведения абсолютного большинства представителей элитных кругов.

Чисто теоретически фокусирование культурных ориентации на ценно­ сти власти может и не привести к каким-либо девиациям в управленческом труде политико-административной элиты. Однако в жизни почти повсемест но приходится сталкиваться с тем, что опосредованная влечением к власти программатика деятельности правящих слоев - по крайней мере, в россий­ ском политическом пространстве - если не разрушает, то существеннейшим образом ограничивает их профессиональную и психологическую сопричаст­ ность общесоциальным потребностям и настроениям. Хуже того, в силу культурного раскола нашего общества объяснительные схемы властвования, присущие отечественным руководителям (и народным представителям тоже), как правило, усиливают обособление верхов по иерархии и отчуждение их групповых интересов. К России вполне можно отнести справедливое замеча­ ние Р. Будона, что если "элита располагает излишком ресурсов", то она "склонна растрачивать его на потребление, а не на инвестирование"^'*, - есте­ ственно, не в государственных, но в собственных интересах. Причем сегодня эгоизм правящей элиты дополнительно подпитывается образовавшейся в стране духовной атмосферой, которая пронизана агрессивным стремлением экономически опаздывающих групп любыми способами добиться матери­ ального благосостояния. Понятно, что в таких обстоятельствах популистская риторика, откровенное манипулирование общественным мнением обесцени­ вают даже скромное по нынешним временам идейное содержание государст­ венно-административного регулирования, поощряя дезинтеграционные соци­ альные процессы, снижая возможности согласованного с обществом приме­ нения механизмов власти.

Однако рассогласование (если не сказать - противостояние) элитарных и массовых интересов представляет хоть и важное, но все же лишь внешнее следствие нацеленности верхов только на власть. По большому счету эта ориентация способна существенно видоизменяться, например, в условиях кризиса или при смене механизмов рекрутирования и контроля за деятельно­ стью элитарных групп. Более значительным - внутренним - последствием такой духовной ориентации является уже фактически сложившееся отноше Будон Р. Место беспорядка. М., 1998. С. 99.

ние политико-элитарных слоев к основным социальным регуляторам - поли­ тике, праву, морали и т.д., - как к частичным и в принципе несамодостаточ­ ным средствам завоевания, удержания, использования доминируюгцих пози­ ций. Иными словами, право в сознании большинства представителей полити­ ко-административной элиты вне связи с механизмами укрепления их власт­ ного положения не только лишается ценностного значения, но и утрачивает какую-либо социальную предметность, - в профессиональном труде в госу­ дарственной сфере, в частной жизни.

В рамках нынешней российской элитарной культуры правовые ценно­ сти нивелируются еш;

е и в силу их нерасчлененного восприятия вместе с мо­ гущественным регулятором властных отношений - политикой. С практиче­ ской точки зрения это вполне объяснимо: в зрелых демократиях преобладают конвенциональные формы властвования, при которых политические средства регулирования легализованы, а значит, и формы отображения такого рода механизмов по сути сливаются. Другими словами, поскольку в поле власти оправданы только легальные, опосредованные законом практики, то и поли­ тика воспринимается как иноформа правового регулирования государством социальных отношений. Применительно же к российским властям, дейст­ вующим в абсолютно иных общественно-политических условиях, следует говорить об устойчивом искажении их культурно-ценностной оптики, "не замечающей" относительной самостоятельности права как особого способа регулирования властных отношений, который обладает собственной норма­ тивной системой, критериями оценки проблем и конфликтогенных факторов, а также своими подходами к определению целей и средств их достижения в государственной сфере. Причины контаминации правовых и политических ориентиров иные, чем у западных политиков и управленцев. И главная из них состоит в том, что культура власти отечественной элиты исторически со­ риентирована на постоянное и приоритетное использование именно полити­ ческих регуляторов властных отношений, независимо от их легализованно сти и опосредованности законом. Поэтому право в российской политии тра диционно воспринимается управителями как сугубо формальный и малосу­ щественный фактор ограничения и регулирования их деловых возможностей.

Восприятие власти должно сопровождаться рефлексией важнейших особенностей двух качественно различных способов социального регулиро­ вания - политики и права. Политика сориентирована на групповые приорите­ ты, которые власть ни при каких условиях не может игнорировать, даже пы­ таясь соединить их с запросами населения на общегосударственном уровне.

Без этого политика утратила бы свою способность продвигать и согласовы­ вать интересы наиболее жизнедеятельных социальных (национальных, тер­ риториальных и др.) групп. Поэтому государство как политический институт - а не инструмент макроэкономического регулирования или администриро­ вания - прежде всего заинтересовано в укреплении позиций действующего режима, который контролирует властные отношения в обществе, оно рас­ сматривает значение экономических, социальных, экологических и прочих проблем по преимуществу с точки зрения влияния на этот приоритет. Для решения данной задачи государство (значит, и правящая элита) использует особые - нередко далекие от рациональных - критерии оценки и диагностики общественных конфликтов и потому ради сохранения власти доминирующей группы вполне органично выходит за рамки законов, конституции страны.

Важно понять, что политика как средство регулирования и упрочения власти рассчитана на некое превышение законодательных полномочий ее ак­ торами и/или институтами. (Например, политические лидеры лишь за счет поддержки общественного мнения и собственного авторитета, а не использо­ вания служебных полномочий, способны эффективно проводить какую-то линию, не заботясь о законодательных ограничениях.) Такие возможности политики обусловливаются и подкрепляются особой морально-этической от­ ветственностью элит перед обществом в целом или его отдельными группа­ ми, которая чаще всего превышает возможности их служебно функциональной ответственности, служит более существенной опорой вла­ сти, нежели ее формальные основания. Во многом именно поэтому политика перенасыщена различными полутеневыми и теневыми (кулуарными) спосо­ бами согласования и принятия решений правящими группировками, бази­ рующимися на неформальной поддержке со стороны тех или иных объеди­ нений и эффективно способствующими достижению поставленных целей.

Политика как способ регулирования общественных отношений всегда нацелена на взаимодействие реальных центров силы, участвующих в пере­ распределении ресурсов и способных направлять применение прерогатив го­ сударственной власти. Иными словами, политика - как и сама правящая эли­ та - ориентирована на реальные ресурсы и силу акторов, оспаривающих власть, а не на их формальные статусы. Из сказанного вытекает важнейшая для понимания соотношения политики и права идея: политическими метода­ ми элита может, точнее, должна пристально контролировать только значи­ мые - с точки зрения перераспределения власти - общественные процессы, т.е. не все социальное пространство, а лишь наиболее проблемные его зоны и конфликты, влияющие на изменение соотношения сил, участвующих в от­ правлении власти.

Таким образом, в политике сосуществуют несколько стандартов оцен­ ки общественных проблем, разных идеологических позиций, оправдываю­ щих притязания тех или иных групп на власть. В силу этого политическое пространство пронизывает множество логик властного взаимодействия, под­ разумевающих столкновение разных целевых, этических и нормативных сис­ тем выражения партикулярных интересов, которые формируют (из-за нера­ венства участвующих в политической игре субъектов) как центральное поле борьбы за власть, так и ее периферию. В то же время из-за конкуренции меж­ ду неравновеликими акторами применение политических средств регулиро­ вания государственной власти принимает более чем неравномерный харак­ тер.

В свою очередь, система правового регулирования тоже обладает спе­ цифическими структурными и процессуальными свойствами. В отличие от политики, она изначально направлена на регулирование всего социального без выделения каких-либо групповых приоритетов. Этическая максима ПОЛЯ права: равенство всех - и групп, и граждан - перед законом. Для права (по крайней мере, нормативно) ничего не значат ни групповая солидарность, ни корпоративные связи, ни статусные интересы, ни авторитеты, ни локальные ценности, ни реальное влияние того или иного субъекта на власть. Правово­ му регулированию противопоказана какая-либо теневая форма упорядочения процесса государственной власти.

Публичность, открытость, демонстративность применяемых средств регулирования (причем закрепленных процедурно и технологически) - под­ линная протоматерия правового поля власти. Однако элиты (и политико административная, и политико-экономическая в особенности) хорошо, оче­ видно, осознают, что правовые способы не всегда увеличивают групповые возможности сохранения и укрепления власти и вряд ли обеспечивают какие либо преимущества при использовании этого регулятора социальных отно­ шений.

Правовая система власти - вне зависимости от содержания - редко действует в режиме предупреждения (переубеждения) субъектов, полагаясь в основном на технику санкционирования. Для нее главным системообразую­ щим принципом является диспозиция "закон - отклонение от закона", а не "формальное влияние - реальное влияние", как в политике. Государство в качестве правового института регулирования и контроля ориентировано на применение всеобщих - рассчитанных на общепринятые критерии и нормы оценок общественных противоречий и коллизий. Соответственно, в данном отношении складывается единый тип ответственности и для элитарных, и для неэлитарных кругов. Причем на страже этого порядка стоят специальные органы (вроде конституционного суда), снимающие все двусмысленности, иносказания, подтексты в толковании конфликтной ситуации, добиваясь тем самым полного и однозначного применения правовых норм и санкций. Зна­ чит, и ритм правового процесса - в основном процедурно-легитимный, эво­ люционный.

Таким образом, политика и право стремятся по-разному организовать и регулировать социальный порядок, исходя из различных принципов и техно­ логий использования материальной силы государственной власти. Политика ищет и закрепляет приоритеты общественного развития, а право их консти­ туирует, придавая им всеобщую и легальную форму. В силу этого право обо­ значает нижнюю границу легитимации отношений власти. Поэтому политика и право нередко вступают в противоречие по характеру регуляции и приме­ нения власти и, разумеется, по чисто содержательным основаниям. Согласо­ вание же принятых ими средств общественного регулирования происходит в результате и/или по мере упрочения власти какой-либо группы (иными сло­ вами, определения общественных приоритетов, подкрепленных силой влия­ ния), а также законодательного закрепления нового социально политического порядка. В итоге такого соединения регулятивных возможно­ стей политики и права власть избавляется от внутренних контроверз, все бо­ лее ориентируясь на принудительное регулирование, обращенное ко всему обществу. Подобный каркас предохраняет общественную систему от жесто­ ких крайностей политической игры и, следовательно, от спонтанного пере­ смотра основ режима правления.

При качественном же различении политики и права как специфических регуляторов властных отношений можно увидеть, что постоянное пренебре­ жение этим подходом указывает на структурное упрощение культурных ус­ тановок правящей элиты. Это накладывает существенные ограничения на ее отношение к правовым методам как к доминирующим в пространстве власти, что имеет тяжелые последствия для укоренения демократических режимов.

А в сочетании с устойчиво традиционными ориентациями российских элит на критерии политической целесообразности ожидать от правящего класса перестройки его деятельности с опорой на правовые приоритеты властного регулирования по меньшей мере наивно.

Не это ли демонстрирует правовая ситуация в государственной сфере, где закон превращается нередко в заложника политики? С формальной сто роны, коммунистический режим был преодолен с установлением иных кон­ ституционных форм. Однако принятый механизм законодательного регули­ рования из-за своей практической неэффективности так и не смог ни обеспе­ чить заключения межэлитного согласия (пакта), ни вытеснить с политическо­ го рынка радикальных противников демократии. При этом в обществе как была, так и осталась каста неприкасаемых для закона людей (по некоторым данным, более 4 млн. одних только госчиновников^^), что резко снижает ав­ торитет демократического режима в глазах общественного мнения. Значи­ тельные участки ответственности государства перед гражданами так и не по­ лучили своего правового оформления. Нельзя не сказать и о практике право­ применения: принципиальные прокуроры, судьи, другие представители третьей ветви власти либо оставляют госслужбу, либо отправляются в от­ ставку, а остальные в большинстве своем становятся послушными исполни­ телями политической воли различных групп (включая оппозиционные и криминальные), произвольно толкуют законодательные и конституционные нормы. Сложившаяся правовая система не столько помогает рядовым граж­ данам добиваться справедливости и порядка, сколько вынуждает с опаской относиться к представителям государства.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 

Похожие работы:


 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.