авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Новые религиозные движения в социокультурном пространстве современного общества

На правах рукописи

Бурова Лариса Анатольевна НОВЫЕ РЕЛИГИОЗНЫЕ ДВИЖЕНИЯ В СОЦИОКУЛЬТУРНОМ ПРОСТРАНСТВЕ СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА 09.00.14 – философия религии и религиоведение

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук

Ростов-на-Дону 2011

Работа выполнена в отделе социальных и гуманитарных наук Северо Кавказского научного центра высшей школы Федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Южный федеральный университет»

Научный консультант: доктор философских наук, профессор Несмеянов Евгений Ефимович

Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор Васечко Вячеслав Юрьевич доктор философских наук, профессор Матецкая Анастасия Витальевна

Ведущая организация: Ростовский Юридический институт МВД России

Защита состоится «27» апреля 2010 г. в 1500 часов на заседании диссертационного совета Д.212.208.13 по философским наукам в Северо Кавказском научном центре высшей школы Южного федерального университете по адресу: 344006, г.Ростов-на-Дону, ул.Пушкинская,140, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в зональной научной библиотеке Южного федерального университета по адресу: 344006, г.Ростов-на-Дону, ул.Пушкинская,

Автореферат разослан «_» 2011 г.

Ученый секретарь диссертационного совета Шульман М.М.

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. Во второй половине ХХ века в религиозной жизни стран западного мира произошли очень существенные изменения: на фоне углубляющегося кризиса традиционных религий начинается резкий рост религиозных новообразований, которые исповедовали вероучения, до тех пор практически незнакомые широкому кругу граждан западных стран. Эти новообразования получили разные названия: в англоязычных странах Северной Америки их чаще всего называли «культами», в европейских странах – «сектами». Одним из наиболее употребительных терминов в научном сообществе, не несущим негативных коннотаций, стал термин «новые религиозные движения» (НРД). Число «культов», или «сект» в шестидесятые-семидесятые годы ХХ века исчислялось тысячами, а в их деятельность оказались втянуты в той или иной степени, по самым скромным и приблизительным оценкам, многие миллионы человек.

Советский Союз, в котором господствовала идеология государственного атеизма, оставался в стороне от этих процессов вплоть до конца восьмидесятых годов. Начало общего кризиса советского государства, сопровождавшееся прекращением политики государственного атеизма, ознаменовалось, в том числе, и началом проникновения на территорию нашей страны НРД зарубежного происхождения. Многие НРД, весьма популярные и многочисленные за одно-два десятилетия до упомянутых событий, в то время переживали серьезный кризис, сопровождавшийся потерей влияния и сокращением численности адептов, и поэтому лидеры этих движений обратили свое внимание на республики, находящиеся за рухнувшим «железным занавесом». Они были уверены в том, что смогут поправить свои дела, утвердившись на еще неосвоенных ими территориях. Добавим к этому, что многие НРД, хлынувшие на территорию нашей страны, уже успели к тому времени изрядно скомпрометировать себя в глазах общественного мнения в западных странах. Неудивительно, что их лидеры питали большие надежды на успешную деятельность там, где об их делах еще мало кто был осведомлен.

Наряду с новыми религиями западного происхождения в нашей стране, а также в других независимых государствах, образовавшихся на территории бывшего СССР, появилось множество НРД отечественного происхождения.

Таким образом, за короткий промежуток времени на территории нашей страны появилось множество религиозных новообразований. Несмотря на свою малочисленность, НРД быстро попали в эпицентр горячих дискуссий, и нашли в себе как защитников, так и бескомпромиссных критиков. Можно утверждать, что появление НРД стало фактором, вызвавшим беспокойство как общества в целом, так и традиционных религий, существующих на территории нашей страны. К сожалению, накал страстей, сопровождающий споры, ведущиеся вокруг НРД, зачастую мешает объективно посмотреть на происходящее, выяснить: в какой мере деятельность НРД действительно может представлять собой фактор, дестабилизирующий общество, и в какой мере опасения, вызванные появлением новых религий, являются преувеличением.

Следовательно, объективное научное исследование взаимоотношений НРД с традиционными религиями и с обществом в целом, а также проблем, вызванных присутствием НРД, и тех причин, по которым их присутствие вызывает обеспокоенность общественности и традиционных религий, является актуальной и значимой научной задачей.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования выступают новые религиозные движения (НРД). Предметом исследования являются взаимоотношения НРД с традиционными религиями и с обществом в целом.

Степень разработанности проблемы. Исследованиям НРД посвящена обширная научная литература, опубликованная светскими специалистами.

Кроме того, в работах целого ряда конфессионально ориентированных авторов содержатся фактические материалы, выводы и обобщения, сохраняющие свою значимость и для светской науки. Особенно внушительное число исследований проделано зарубежными специалистами, что закономерно, так как НРД появились в странах западного мира значительно раньше, чем в нашей стране.



Среди работ, написанных зарубежными учеными, наиболее значительное место принадлежит работам таких авторов, как А. Баркер, Дж. Хадден, Д.Г. Мелтон, М. Интровиньо, Б.Уилсон, Д. Ричардсон, Д. Бромли, Д. Баррет. Среди конфессионально ориентированных зарубежных авторов следует назвать таких, как У. Мартин, И. Огорд, Т. Гандоу. Из числа работ отечественных авторов, занимающихся проблематикой новых религий, важное место занимают исследования И.Я. Кантерова, Е.Г. Балагушкина, Л.Н. Митрохина, Н.А. Трофимчука, М.П.Свищева, Б.З. Фаликова, С.Б. Филатова. Среди конфессиональных авторов, изучающих новые религии, в нашей стране выделяются А.Л. Дворкин и протоиерей А. Новопашин.

В тоже время необходимо отметить, что, несмотря на внушительный объем опубликованных к настоящему времени исследований, ряд существенных для понимания особенностей НРД проблем остаются разработанными в недостаточной степени. В частности, это касается такого важного вопроса, как специфика взаимоотношений НРД с традиционными религиями и с обществом в целом, особенно применительно к социокультурным условиям нашей страны.

Методологические основы исследования. В работе применяется ведущий для современного религиоведения принцип методологического агностицизма, в соответствии с которым исследователь воздерживается от вынесения прямых или косвенных суждений об истинности или ложности тех или иных религиозных верований, и анализирует убеждения и поведение людей, исходящих в своих действиях из убежденности в истинности собственной веры. Также в работе, наряду с общенаучными методами, используются сравнительно-исторический и сравнительно-аналитический методы.

Цели и задачи исследования. Целью настоящей работы является исследование специфики взаимоотношений новых религиозных движений с традиционными религиями и с обществом в целом. Для достижения этой цели в работе решаются следующие задачи:

1. Проанализировать факторы, вызывающие напряженность в отношениях между НРД и традиционными религиями.

2. Рассмотреть специфику взаимоотношений НРД и традиционными религиями в сравнении с теми принципами, что определяют взаимоотношения между традиционными религиями.

3. Проанализировать специфику восприятия деятельности НРД традиционными религиями.

4. Проанализировать факторы, вызывающие напряженность в отношениях между НРД и обществом в целом.

5. Проанализировать специфику восприятия деятельности НРД обществом.

6. Рассмотреть возможности трансформации НРД под влиянием негативного восприятия их обществом, и границы, в которых возможна эта трансформация.

Научная новизна исследования. Научная новизна настоящего исследования заключается в следующем:

1. Проанализированы факторы, объективно приводящие к напряженности во взаимоотношениях между НРД и традиционными религиями.

2. Проведен сравнительный анализ принципов взаимоотношений между традиционными религиями, с одной стороны, и между НРД и традиционными религиями, с другой.

3. Проанализирована специфика восприятия деятельности НРД представителями традиционных религий.

4. Проанализированы факторы, способные вызывать напряженность в отношениях между НРД и обществом в целом, включая его секулярную составляющую.

5. Проанализирована специфика восприятия деятельности НРД обществом.

6. Рассмотрены возможности трансформации НРД под влиянием критики, которую вызывает в обществе их деятельность, оценены границы, в которых возможна трансформация НРД.

Тезисы, выносимые на защиту. На защиту выносятся следующие тезисы:

1. Основным фактором, вызывающим напряженность в отношениях между НРД и традиционными религиями, является миссионерская активность НРД, рассматриваемая традиционными религиями как прозелитизм, т.е.

переобращение верующих.

2. Традиционные религии, находясь в условиях современного общества, объективно заинтересованы в поддержании достигнутого баланса во взаимоотношениях между собой, и руководствуются в межконфессиональных отношениях принципами отказа от прозелитизма и уважения канонической территории. НРД объективно более заинтересованы в поддержании определенной степени напряженности во взаимоотношениях с традиционными религиями, т.к. это способствует сплоченности религиозных новообразований.

3. Традиционные религии воспринимают, в предельном варианте, свои взаимоотношения с НРД как противостояние абсолютного добра и абсолютного зла, имеющее эсхатологическое значение. Аналогичным образом могут интерпретировать ситуацию также и НРД. Это создает зону потенциальных конфликтов в обществе. В условиях современного общества роль арбитра берет на себя государство, предотвращая возможную эскалацию конфликта.

4. Одним из основных факторов, вызывающих негативное отношение общества к НРД, является экономическая активность новых религий, заключающаяся, во-первых, во взимании чрезмерной платы за совершение религиозных обрядов, и, во-вторых, в экономической эксплуатации своих адептов.

5. Активность НРД способна вызывать десоциализацию адептов новых религий и провоцировать взаимное отторжение между адептами и их социальным окружением, что предопределяет восприятие обществом религиозных новообразований как источника социальной нестабильности.

6. НРД представляют собой сравнительно малочисленные и управляемые своим руководством организации, что создает потенциал для существенной трансформации этих организаций под влиянием критического отношения общества, вызванного негативными сторонами деятельности НРД. Однако возможности позитивных изменений могут ограничиваться объективной заинтересованностью НРД в сохранении определенного уровня противостояния. Тем не менее, проведение разумной и взвешенной политики по отношению к новым религиям создает условия для успешной адаптации НРД в обществе.

Практическая значимость и апробация исследования. Результаты диссертационного исследования могут найти применение в дальнейших научных исследованиях, практической деятельности в области государственно конфессиональных и межконфессиональных отношений, а также в работе преподавателей высших учебных заведений при подготовке и чтении общих и специальных религиоведческих курсов. По теме диссертационного исследования опубликованы 8 статей.

Структура работы. Структура работы определяется целями и задачами исследования, и состоит из введения, двух глав, включающих, в общей сложности, шесть параграфов, заключения, и списка литературы, включающего 121 наименование.

Основное содержание работы

Во введении показана актуальность темы диссертационного исследования, определены объект и предмет исследования, степень разработанности проблемы, научная новизна исследования, его цели и задачи, тезисы, выносимые на защиту, а также теоретическая и практическая значимость исследования.

Глава 1. Взаимоотношения НРД и традиционных религий В первой главе рассматривается проблема взаимоотношений между НРД и традиционными религиями и причины напряжения, возникающего в межконфессиональных отношениях.





Прозелитизм НРД как фактор напряженности в 1.1.

межконфессиональных отношениях. В конце 60-х – начале 70-х годов ХХ века в Соединенных Штатах Америки начинаются события в религиозной жизни, позже охарактеризованные исследователями как «бум нетрадиционной религиозности». За довольно короткий промежуток времени по всей стране возникают тысячи религиозных групп и движений, чрезвычайно не похожих на все то, с чем американцам приходилось сталкиваться до этого. Спустя несколько лет религиозный «бум» перекидывается и на страны Западной Европы. Для обобщенного обозначения религиозных новообразований используется разнообразная терминология, которую еще нельзя считать окончательно устоявшейся.

Мы в работе в дальнейшем будем в основном использовать понятие «новые религиозные движения», введенное английским социологом религии А.

Баркер, как одно из наиболее приемлемых1. Мы также будем использовать синонимичный термин «нетрадиционные религии», подчеркивающий неукорененность новых религиозных движений в культуре.

Больше всего американского обывателя изумляли своей экзотичностью неоиндуистские и необуддистские группы. США, страна с преимущественно протестантским населением, никогда прежде до этого не имела сколько-нибудь значительных индуистских или буддийских диаспор, и уж, конечно, не была готова к тому, что эти экзотические религиозные верования найдут отклик в сердцах самих американцев. В страну устремился целый поток всевозможных См.: Баркер А. Новые религиозные движения. – СПб., 1998.

гуру, которым, чаще всего, не приходилось жаловаться на недостаток желающих поступить в ученичество. Практически всех их объединяло одно:

желание донести свое учение до широкого круга интересующихся в максимально простой, доступной, адаптированной для среднего американца форме. К этому необходимо добавить, что целый рад НРД восточного происхождения «прославился» злоупотреблениями, эксплуатацией своих последователей, и уголовными преступлениями. Многие обвинялись в чрезмерных денежных поборах, а ряд гуру представали в глазах общества как ловкие мошенники, скопившие огромные состояния благодаря щедрым финансовым пожертвованиям своих учеников.

Неохристианские группы, как это может показаться на первый взгляд, не должны были бы выглядеть в глазах американцев так экзотично и скандально, как группы восточного происхождения. Действительно, Соединенные Штаты в то время – страна преимущественно протестантская, а для протестантизма характерно дробление деноминаций, с постоянным образованием все новых и новых течений. Казалось бы, появление еще каких-то групп в конце «эпохи шестидесятых» не должно было бы вызвать особых эмоций. Но неохристианские НРД, возникшие в это время, привлекли к себе столь же пристальное, и далеко не всегда дружелюбное внимание окружающих, что и экзотические группы восточного происхождения. Причина заключается в том, что многие неохристианские группы впитали в себя нормы и ценности «поколения шестидесятых». Но излишним будет говорить о том, насколько скандальными выглядели в глазах большинства нормы, ценности и образ жизни хиппи.

Синкретические НРД отличались крайним разнообразием своих вероучений. В качестве компонентов, из которых складывались доктрины этих групп, могли выступать элементы христианства, индуизма, буддизма, реконструкции древних языческих верований, оккультные учения, современные паранаучные доктрины, вера в НЛО, и так далее. Среди синкретических НРД большинство оставалось сравнительно немногочисленными и малозаметными, но ряд приобрел громкую, и также скандальную известность.

Широкое распространение разнообразных новых религий вызвало в американском и западноевропейском обществе крайне неоднозначную реакцию. Наряду с явной заинтересованностью, выразившейся в быстром росте численности последователей НРД, общество проявило и резко отрицательное отношение. Отчасти оно было вызвано экзотичностью, непривычным характером вероучений и внешней обрядовой стороны НРД, но немалую роль сыграли и многочисленные злоупотребления, допускавшиеся руководителями новых религий. Спустя примерно два десятилетия широкое распространение НРД начинается и в нашей стране, и, как и в западных странах, появление НРД тоже вызвало крайне неоднозначную реакцию и бурные обсуждения.

Проблематика новых религиозных движений очень широко обсуждается в нашей стране как в научной литературе, так и в публицистике. Очень много материалов, касающихся различных сторон жизни НРД, публикуется в конфессиональных изданиях, и особенно большое число публикаций принадлежит различным организациям, связанным с Русской православной церковью, причем немалая часть публикаций, посвященных НРД, выдержана в резко критическом ключе по отношению к новым религиям. Для РПЦ, как и для любой христианской церкви, вероучения всех без исключения НРД являются еретическим. Собственно, православие так относится к любой нехристианской религии, но ситуация с НРД здесь иная, отличная от ситуации с традиционными религиями. За века совместного существования традиционные религии выработали что-то вроде «пакта о ненападении», когда критика в адрес оппонента ведется в рамках определенных «правил игры», важнейшим из которых является умеренность и взаимное воздержание от резких публичных осуждений вероучения. Традиционные религии в нашей стране предпочитают озвучивать сходство своих позиций по каким-либо общественно значимым проблемам, а не критиковать друг друга.

К традиционным религиям на протяжении многих веков принадлежат определенные этнические группы, что позволяет рассматривать каждую из традиционных религий как связанную с определенным этносом. Этнический фактор играет крайне важную роль в религиозной самоидентификации, если речь идет о традиционных религиях. Это особенно характерно для нашего общества, в котором конфессиональная идентичность, фактически, заменила разрушенную идентичность советского человека. Для православной церкви важным является понятие «канонической территории». Последняя представляет собой ту территорию, на которую, в соответствии с церковными уложениями, распространяется власть конкретной автокефальной православной церкви. На канонической территории одной поместной церкви присутствие каких-либо административных структур или приходов другой церкви возможно только по обоюдной договоренности.

Ситуация же во взаимоотношениях между НРД и Русской православной церковью кардинально отличается от де-факто сложившихся принципах взаимоотношений между традиционными религиями в нашей стране. Прежде всего, между традиционными и нетрадиционными религиями не существует никакого «пакта о ненападении». Нетрадиционные религии, как следует уже из самого факта их нетрадиционности, не могут иметь никакой социальной базы среди населения страны – нет никакой социальной или этнической группы, члены которой пополняли бы ряды верующих в силу групповой самоидентификации. Следовательно, НРД вынуждены заниматься прозелитизмом, т.е. переобращением, фактически, переманиванием верующих других вероисповеданий. Точнее, «вынуждены» – это не совсем тот термин, которым следует охарактеризовать положение дел. Максимально широкое распространение собственного вероучения, привлечение в свои ряды как можно большего количества неофитов есть не что иное, как одно из важнейших направлений деятельности НРД. Поэтому можно утверждать, что активная деятельность НРД по привлечению новых верующих всегда будет восприниматься традиционными религиями как прозелитизм, попытка переманить верующих.

Таким образом, напряжение в отношениях между традиционными религиозными организациями, в частности, РПЦ, и нетрадиционными религиями связано с тем, что нетрадиционные религии, по убеждению представителей религий традиционных, злоупотребляют этим принципом свободы совести, стремясь переманить верующих. Религия в идеальном варианте рассматривается РПЦ как «общее дело», к которому причастен весь народ, некогда принявший православную веру. После принятия православия русскими была образована национальная православная церковь, которой исторически свойственно рассматривать всех потомков тех людей, что некогда приняли православие, как имеющих непосредственное отношение к этой церкви. С такой логикой можно соглашаться, или можно ее отвергать, но не учитывать ее – значит иметь искаженное представление об отношении Русской церкви к деятельности нетрадиционных религий.

1.2. Специфика взаимоотношений НРД и традиционных религий. Мы рассмотрели выше вопрос о миссионерской активности новых религий, и выявили причины, по которым эта деятельность не может восприниматься традиционными религиями как нечто позитивное. Отметим и то обстоятельство, что миссионерская деятельность НРД, расцениваемая традиционными религиями как заведомый прозелитизм, происходит на той территории, которую Русская православная церковь рассматривает как свою каноническую. Это означает, в логике православной церкви, что все, связанное с религиозной жизнью населения этой территории, есть сфера преимущественного внимания, и преимущественной ответственности именно РПЦ. Новые религии в принципе не признают никакой канонической территории, и рассматривают весь мир как пространство своей миссионерской деятельности. Отношения между традиционными христианскими церквями регулируются на основе принципа канонической территории, отношения с нехристианскими религиями – на основе признания сложившихся исторических реалий, предполагающих, что у каждой этнической общности есть, фактически, своя традиционная религия, и любые попытки прозелитизма здесь создадут только проблемы, при очень смутной надежде на какой-либо положительный результат.

Новые же религиозные движения, как правило, возглавляются экзальтированными харизматическими лидерами, которые отвергают любую возможность компромиссов с другими вероисповеданиями. Довольно часто лидеры НРД вполне осознанно идут на всевозможные обострения отношений с традиционными религиями. Провоцируя взаимную нетерпимость, лидеры НРД создают внутри группы психологическую атмосферу «осажденной крепости».

Они всячески внушают своим адептам чувство собственной исключительности, утверждают, что, якобы, те «гонения и преследования», с которыми сталкиваются адепты, есть зримое доказательство истинности вероучения НРД.

Традиционные религии, в целом, выражают взаимную заинтересованность в том, чтобы иметь ровные и спокойные отношения, и не давать поводов для взаимных обвинений в прозелитизме или вторжении на чужую территорию. Несмотря на присущий всем мировым религиям императив, предполагающий необходимость проповедовать свое вероучение всем без исключения, они учитывают сложившиеся социальные реалии, и видят в ровных, нормальных отношениях залог собственного успешного существования и возможности осуществления своей миссии. В отличие от традиционных религий, НРД объективно более заинтересованы в том, чтобы между каждым из этих движений и всеми остальными религиозными организациями существовало противостояние. Это позволяет лидерам НРД добиваться сплоченности своей общины и укреплять адептов в убеждении, что вероучение данного НРД может претендовать на то, чтобы быть абсолютной истиной. Все это, в конечном счете, означает, что традиционные религии осмысливают соседство друг с другом принципиально иначе, чем свое соседство с религиями нетрадиционными.

1.3. Восприятие деятельности НРД традиционными религиями. Мы наблюдаем глубокий мировоззренческий конфликт между представителями традиционных и нетрадиционных религий. Положение нетрадиционных религий в обществе достаточно сильно отличается от положения традиционных, и, соответственно, принципиально отличаются и взаимные оценки. Отличаются принципиально, прежде всего, сами способы интерпретации социокультурной реальности, и способы интерпретации факта присутствия тех или иных религиозных сообществ в социальном пространстве.

Для верующих, принадлежащих к традиционным исповеданиям, в самоидентификации характерно отождествление этнокультурной и религиозной принадлежности. Это – явление, характерное для обществ, переживающих кризис идентичности. Современное российское общество как раз может рассматривать как общество, переживающее, после распада Советского Союза, кризис прежней идентичности советского человека, и находящееся в процессе поиска новой идентичности. Довольно часто этот поиск приводит к построению идентичности, основанной на соединении этнической и религиозной самоидентификаций. Однако эта возможность реализуется только тогда, когда речь идет об идентификации с традиционной религией, к которой исторически принадлежало подавляющее большинство этноса, но эта возможность закрыта для последователей нетрадиционных религий. Таким образом, верующий традиционной религии, противостоящий миссионерским усилиям со стороны верующего, принадлежащего к религии нетрадиционной, заведомо оценивает ситуацию принципиально иначе, чем его оппонент. Последователь НРД ведет, объективно, полемику от имени своего движения. Его идентичность, вполне возможно, не исчерпывается отождествлением себя с религиозной группой. Тем не менее, выступая в роли миссионера, он участвует в возникающем по этому поводу социальном взаимодействии именно как лицо, идентифицирующее себя с данной нетрадиционной группой, и говорящее от ее имени. Вступающий с ним во взаимодействие представитель традиционной религии вступает во взаимодействие как лицо, идентифицирующее себя не просто с какой-либо конфессией. Он, довольно часто, идентифицирует себя в подобном случае с определенной этнической группой, и выступает, по своему собственному убеждению, от ее имени. НРД будут восприниматься людьми, придерживающимися подобных установок, как группы, раскалывающие этноконфессиональное единство общества.

Подобное восприятие нетрадиционных религий особенно характерно для националистически настроенных групп нашего общества, которые сочетают свой национализм с подчеркиванием приверженности традиционной религии.

Как правило, представители этих кругов также крайне негативно настроены по отношению к странам западного мира. НРД однозначно воспринимаются ими не просто как силы, разрушающие единство общества. Новые религии для них в любом случае выступают как агенты влияния чуждых политических сил. Для радикально настроенных групп, идентифицирующих себя с Русской православной церковью, достаточно характерны как апокалиптические ожидания, акцентированные не на обновлении мироздания, а на мрачных ожиданиях прихода антихриста, так и сочетания этих собственно религиозных переживаний с неприятием западной цивилизации, процессов глобализации, а также с разнообразными конспирологическими концепциями. Этот комплекс представлений, в большей или меньшей степени, транслируется рядовым верующим. Назойливое миссионерство НРД, при таких обстоятельствах, воспринимается как зримое подтверждение обоснованности собственных апокалипсических ожиданий и страхов. Противостояние нетрадиционной и традиционной религии может восприниматься обеими сторонами как столкновение абсолютного добра и абсолютного зла, причем каждая из сторон в этом столкновении выступает как некий мистически объединенный «монолит», в котором каждый из индивидов образует неразрывную связь с целым. Такая интерпретация представляет собой не только предельный, и самый напряженный вариант возможных интерпретаций, но и, одновременно, смысловое «ядро» для всех иных возможных ослабленных, «периферийных» интерпретаций этого противостояния. Это означает, что зона контактов, то есть столкновения между традиционными и нетрадиционными религиями выступает как зона потенциальных конфликтов в обществе. В условиях современного светского общества роль арбитра берет на себя государство, предотвращая возможную эскалацию этого конфликта теми средствами, которые имеются в его распоряжении.

Глава 2. Взаимоотношения НРД и общества. Во второй главе рассматриваются проблемы взаимоотношений НРД и общества в целом, анализируются причины негативного восприятия обществом НРД, и оцениваются возможности минимизации потенциальных конфликтов.

2.1. Экономическая активность НРД как фактор напряженности в отношениях с обществом. Стремительное распространение на рубеже шестидесятых-семидесятых годов ХХ века в Северной Америке и Западной Европе новых религиозных движений (НРД) стало своеобразным вызовом для специалистов, занимавшихся изучением религий. Вплоть до этого времени общераспространенным в научных кругах было убеждение, что религиозная жизнь в западном мире в целом находится в состоянии глубокого прогрессирующего упадка. На рубеже шестидесятых-семидесятых годов все резко изменилось. Немало молодых людей вдруг, казалось бы, неожиданно оказались захваченными религиозным порывом, и пошли в самые экзотические и невиданные до тех пор религии. Нередко НРД предъявляли к своим членам крайне высокие требования. Для приобщения к «высшей истине» от неофитов требовалось, ни много, ни мало, не просто поменять жизненные приоритеты, отказаться от карьеры, имущественного благосостояния, и тому подобных вещей, а полностью, или почти полностью порвать все связи с «греховным» миром, переселиться в «ашрам», и отдать всего себя своей новой «духовной семье». Но не следует преувеличивать масштабы этих процессов обращения в новые веры – ни одно НРД никогда за всю свою историю не сравнилось, и даже не приблизилось по численности к традиционным религиям. Тем не менее, «взрыв» новых религий на рубеже шестидесятых-семидесятых был очень заметным и значимым явлением в жизни западного общества. Здесь, по видимому, дело не столько в количестве, сколько, если можно так выразиться, в качестве адептов НРД, и в качестве тех перемен, которые произошли в их жизни. Во-первых, абсолютное большинство неофитов составляли молодые представители среднего класса. Т.е. это были, по существу, дети тех, кто и формирует общественное мнение в западных странах. Во-вторых, как мы сказали, молодые неофиты не просто меняли религию, а меняли весь образ жизни, и уходили от мира. Рост НРД, как следствие, показался гражданам западных стран крайне опасным явлением. Казалось необъяснимым – каким образом лидерам НРД удавалось с такой легкостью проворачивать свои «духовные» дела? Ответ, который казался убедительным обеспокоенным родителям жертв нечистоплотных учителей и ряду поддержавших их психологов и общественных активистов – эти молодые люди стали жертвой особых технологий управления психикой и поведением человека. В широких кругах американских граждан распространилось убеждение, что такие технологии воздействия на психику существуют, и опасения, что «промывка мозгов» может быть когда-то и кем-то использована против них или против их ближних. Но, как оказалось, подобные теории не имеют под собой достаточного научного базиса. Оставался, таким образом, нерешенным вопрос:

в чем же, все-таки, лежит секрет успеха этих «странных религий»? И чем, все таки, можно его объяснить, если разгадка тут не в особых технологиях воздействия на психику? Для поиска ответа на вопрос о причинах успеха НРД необходимо обратить внимание на организационную сторону жизни НРД, и на то, как они обеспечивали экономический базис существования своих организационных структур. Наличие многочисленных злоупотреблений в жизни тех НРД, которые добились наибольшего успеха, вряд ли можно считать случайным совпадением. НРД, которые смогли занять прочное «место под солнцем», изначально возникали вовсе не как собрания бескорыстных энтузиастов, объединенных верой, и жаждущих донести эту веру до окружающих. НРД, которые заняли прочное место в современном западном обществе, обязаны своим успехом задуманной и реализованной программе построения корпорации, торгующей товарами или услугами. Религиозная мотивация членов этих корпорации и юридический статус религиозной организации служат дополнительными факторами, способствующими успешной деятельности этих НРД.

Показательными примерами здесь могут служить Саентологическая церковь, Церковь объединения, Трансцендентальная медитация, и множество других движений. Все они, помимо распространения своего вероучения, весьма преуспели также и в умении зарабатывать деньги. Очень многие из этих движений имеют собственные коммерческие структуры, которые формально и юридически могут быть независимы от своей головной религиозной организации, но на деле являются тесно связанными с этой организацией структурами, приносящими доход руководству НРД. Целый ряд крупных и преуспевающих НРД строит свое благосостояние на том, что берет со своих членов плату за совершение каких-либо религиозных обрядов, или тех действий, которые в данном движении выполняют аналогичную роль. Для них также характерен агрессивный «религиозный маркетинг», направленный на втягивание человека в деятельность организации под любыми возможными предлогами. Саентология и Трансцендентальная медитация стали одними из первых крупных НРД, которые начали брать установленную фиксированную плату со своих адептов. В дальнейшем подобных групп появилось множество.

Как правило, эти группы представляют собой религиозные и одновременно коммерческие организации, продающие своим членам услуги особого рода – например, психотехники, при помощи которых, как утверждается, адепты могут достигнуть состояния, аналогичного спасению в традиционных религиях.

Среди новых религий, добившихся успеха в последние десятилетия, есть и такие, лидеры которых не зарабатывают деньги, продавая своим нынешним или будущим приверженцам книги собственного сочинения, или торгуя «религиозными услугами». Тем не менее, и эти НРД являются отнюдь не бедными организациями, а лидеры располагают состояниями, исчисляемыми иногда сотнями миллионов долларов. К числу таких организаций, например, относится Церковь Объединения. В этой организации, особенно в ее «золотые годы» наибольшего могущества и наибольшей активности в западных странах, существовал порядок, согласно которому неофиты, решившие стать полноправными членами мунитской церкви, передавали свое имущество и банковские счета в пользу своей новой «семьи». Подобный источник финансовых поступлений является очень распространенным в жестко организованных НРД, требующих от своих членов полного вовлечения в деятельность организации. Другой способ преумножения богатства, широко практиковавшийся ранее Церковью Объединения, и используемый ею, правда, в несколько меньших масштабах и сейчас – это сбор денежных пожертвований на улице. Еще одним способом увеличения состояния верхушки мунитской организации, был и остается почти бесплатный труд адептов Церкви Объединения на предприятиях, принадлежащих движению.

Рассмотрев особенности экономической и финансовой деятельности НРД, служащей источником обогащения этих организаций (точнее, источником обогащения лидеров НРД), мы можем прийти к следующим выводам. Во первых, сама эта деятельность такова, что она объективно приводит, и не может не приводить к известной напряженности в отношениях между НРД и обществом. Во-вторых, здесь тоже обнаруживаются крайне существенные различия между нетрадиционными и традиционными религиозными организациями. Но нам необходимо сделать важное уточнение: НРД не прибегают ни к каким уникальным или экстраординарным методам получения денег – таким, чтобы мы никогда не встречались бы с чем-то подобным в традиционных религиях. Но зато мы можем с полным правом говорить о том, что НРД прибегают к этим методам действительно в уникальной и экстраординарной концентрации, последовательности и настойчивости. И, как правило, использование таких методов не является нормативным для традиционных религиозных организаций. Целый ряд НРД, добившихся успеха и занявших прочное положение, добились этого успеха при помощи весьма сомнительных средств, что не может не вызывать отторжения этих организаций со стороны общества и традиционных религий.

2.2. Восприятие деятельности НРД обществом. Мы рассмотрели в предыдущей главе специфику взаимоотношений между НРД и традиционными религиями. Однако изучение положения НРД в современном социокультурном пространстве требует от нас рассмотреть еще и специфику взаимоотношений новых религий с обществом в целом, включая и его секулярную составляющую. Рассмотрим, в качестве показательного примера, ту ситуацию, что сложилась на пространстве бывшего СССР с религиозной организацией «Общество Сторожевой Башни», или Свидетелями Иеговы. Вероучение Свидетелей Иеговы отличается напряженной эсхатологичностью, непримиримым отношением к вероучениям всех направлений христианской религии, которые однозначно оцениваются иеговистами как «ложная религия», и требованием активнейшей миссионерской деятельности – каждому свидетелю Иеговы вменяется в религиозную обязанность посвящать проповеди часть своего времени, желательно, ежедневно. Миссионеры – иеговисты проявили наибольшую активность по сравнению со всеми другими религиями, как вновь возникшими, так и существовавшими ранее в нашей стране. Как и следовало ожидать, эта активность вызвала не только резкий рост числа верующих, но и разнообразные проблемы. Повышенное внимание со стороны проповедников – явление, вряд ли способное вызвать резкий рост всеобщих симпатий к проповедующим. Сталкиваясь с подобным неприязненным отношением к Свидетелям Иеговы, или к любой другой нетрадиционной религиозной организации, исследователю легко поддаться искушению объяснить все происходящее нетерпимостью окружающих, проявляемой ими по отношению ко всему новому и непривычному, а также религиозной нетерпимостью большинства, идентифицирующего себя с какой-либо из традиционных религий. Сами НРД, кстати, охотно поддерживают все объяснения подобного рода. Но следует обратить внимание, что вероучение и религиозная практика Свидетелей Иеговы предполагает жесткую и довольно мелочную регламентацию всех сторон жизни верующих, имеющую своей целью максимально оградить их от «порочной системы вещей». Такая регламентация предполагает наличие жесткого руководства в организации, с одной стороны, и готовности рядовых членов к безусловному послушанию своим руководителям, с другой. Вполне закономерно, что все эти обстоятельства, в сочетании с непримиримой позицией ко всем остальным религиям, чувством собственной исключительности и избранности, потенциально способны приводить к многочисленным конфликтам в тех семьях, где один или несколько членов вступали в это религиозное объединение. Такие конфликты, в самом деле, возникали, и продолжают возникать до сих пор. Аналогичным образом, потенциально конфликтная ситуация проецируется и во взаимоотношения вне семей, с окружающими. При этом, так же, как и внутрисемейных конфликтах, бескомпромиссное отношение иеговистов ко всем остальным религиозным традициям, определяемое не личными качествами верующих, а самим характером исповедуемой ими религии, способно перевешивать по своему конфликтогенному потенциалу в целом спокойное, вежливое и доброжелательное поведение верующих иеговистов в быту, предписываемое им вероучением. Так, налицо ситуация, когда особо непримиримый, по отношению ко всем остальным религиям, характер вероучения иеговистов, сопряженный со столь же особо напористой миссионерской активностью, оказывается более значимым для формирования негативного восприятия этой религии окружающими, чем все позитивные факторы, вместе взятые. Одним из наиболее сильных конфликтогенных факторов также является характерный для иеговистов религиозный запрет на переливание крови. Отказ любого человека от необходимой медицинской помощи, продиктованный религиозными убеждениями, тем более, отказ, приводящий к смерти – поведение, в целом очень мало характерное для современной цивилизации. Иеговисты вполне естественно становятся объектом критики, когда из-за отказа от переливания крови погибает кто-либо из взрослых членов организации. Окружающие, в таком случае, склонны считать виновной в гибели человека, организацию, внушившую ему подобные самоубийственные установки. Но ситуация обостряется еще больше, когда погибает ребенок. И в нашей стране, и за рубежом неоднократно бывали случаи, когда дети иеговистов погибали из-за того, что родители отказывались дать согласие на переливание крови, и вполне логичным продолжением этого является отторжение Свидетелей Иеговы со стороны общества. На показательном примере Свидетелей Иеговы мы можем наблюдать, как формируется в обществе негативное отношение к НРД:

столкнувшись с каким-либо особо отталкивающим проявлением деятельности той или иной группы, окружающие генерализуют свой негатив, перенося его на все стороны жизни религиозной группы. В дальнейшем это приводит к тому, что негативное отношение распространяется на все нетрадиционные религии, причем довольно часто случается так, что начинают подвергаться остракизму либо группы вполне безобидные, либо же те группы, что в начальный период своего существования действительно совершали крайне неблаговидные поступки, а затем пересмотрели некоторые вероучительные положения или культовую практику.

Выше мы говорили, что для руководства нетрадиционных религиозных организаций, постоянно сталкивающегося с необходимостью консолидации своей общины, объективно выгодно поддерживать в организации атмосферу «осажденной крепости». Верующим свойственно воспринимать негативизм окружающих исключительно как проявление гонений на веру, что, в свою очередь, укрепляет в убеждении истинности и исключительности собственной веры. Таким образом, чем больше проблем создает принадлежность к подобной организации во взаимоотношениях с окружающими, тем большим количеством достоинств эта организация будет обладать в глазах адепта, полностью разделившего ее взгляды и систему ценностей. В силу этого общество зачастую воспринимает религиозные новообразования как источник социальной нестабильности, причем ситуация может мало меняться и тогда, когда новая религия присутствует в обществе сравнительно продолжительное время, как мы могли в этом убедиться на примере организации «Общество Сторожевой Башни».

2.3. Возможности и границы трансформации НРД под влиянием общества. НРД в целом довольно свободно идут на весьма серьезные изменения в собственных доктринальных положениях, особенно в тех случаях, когда эти изменения позволяют руководству добиться каких-либо значимых положительных результатов. Например, в XIX веке, когда возник вопрос о принятии созданного мормонами штата Юта в состав Соединенных Штатов Америки, главным препятствием к этому стала принятое у мормонов, как один важных постулатов вероучения, многоженство. Это вероучительное положение было немедленно отменено, причем последователям было объявлено о получении руководством соответствующего случаю откровения непосредственно от Бога. Можно взять в качестве примера деятельность групп отечественного происхождения – таких, как, например, Церковь Последнего Завета («виссарионовцы»), Великое Белое Братство Юсмалос или Богородичный Центр (Православная Церковь Божией Матери Державная). Все эти группы, возникшие порядка двух десятков лет тому назад, начинали свою деятельность с проповеди радикального аскетизма и ожидания наступления конца света в самое ближайшее время. Затем, по прошествии примерно десяти пятнадцати лет, экзальтированные эсхатологические настроения отошли на задний план, в этих группах стал непопулярен и прежний мрачный аскетизм.

В исследованиях, посвященных НРД, достаточно часто утверждается, что смена радикальных умонастроений на более умеренные – это естественный (и, следовательно, мало контролируемый, или совсем не контролируемый руководством) процесс, происходящий по мере того, как на смену первому поколению верующих, вдохновленных эсхатологическими ожиданиями, приходит хотя бы второе поколение. Такие процессы, конечно же, имеют место, и ставить их наличие под вопрос было бы неразумно. Но, тем не менее, практика показывает, что изменения в умонастроениях рядовых адептов НРД могут происходить, и часто происходят за значительно более короткий срок, чем это происходило бы по мере естественного «взросления» религиозной группы. Практика показывает также, что решения о «смене курса» очень часто директивно принимаются руководством группы, и что адепты здесь могут выступать, и часто выступают в качестве некого пластичного и инертного материала, и верят своим лидерам, даже если сегодня эти лидеры призывают их к тому, что диаметрально противоположно вчерашним призывам. При этом, что также немаловажно, религиозные группы, о которых идет речь, часто реформируются, если можно так сказать, ассиметрично. Это значит, что реформы, способствующие «встраиванию» данной группы в социум, выборочно затрагивают лишь какие-то частные стороны жизни общины, чего сложно было бы ожидать, если бы речь шла о действительно стихийном, неуправляемом движении. В самом деле: реформы, проводимые в группах, имеют целью приобретение больших возможностей для проповеди и расширения своего влияния, но – и это важно подчеркнуть – с сохранением прежней известной отгороженности от окружающих, и с сохранением конфликтогенного потенциала по отношению к традиционным религиям.

Несмотря на то, что ряд нетрадиционных религий предпринимает попытки снижения уровня конфликтности в своих отношениях с обществом, в целом ситуация характеризуется чрезвычайно высокой непредсказуемостью.

Новые религиозные образования сильнейшим образом зависят от своих лидеров, они являются крайне управляемыми сравнительно компактными образованиями, что вносит существенные элементы субъективности и произвола в жизнь этих движений. При наиболее тяжелом развитии ситуации НРД способны предпринимать крайне деструктивные действия, вплоть до организации массовых убийств или самоубийств, причем эти радикальные действия могут быть неспровоцированными, и вызываться субъективной неадекватной оценкой ситуации со стороны лидеров движения.

Нетрадиционные религии, таким образом, представляют собой зону повышенного риска для общества. Это также составляет важную особенность, отличающую нетрадиционные религии от традиционных. В отличие от нетрадиционных, традиционные религии, представляющие собой крупные, интегрированные в социум организации, в значительно меньшей степени зависят в своей деятельности от произвола лидеров. Крупные религиозные организации управляются, фактически, коллегиально – руководители организаций имеют совещательные (как минимум) органы, которые не допускают возможности произвольных радикальных действий со стороны руководителей. Традиционные религии также, в отличие от нетрадиционных, управляются в соответствии со своими внутренними законодательными установлениями – каноническим правом. Нетрадиционные религии, в своем подавляющем большинстве, не имеют никаких ограничений для произвола своих лидеров.

Но, тем не менее, ситуация не обязательно должна представлять собой перманентный тлеющий конфликт. Способность НРД к серьезным изменениям в течение короткого промежутка времени открывает и возможности для минимизации социального напряжения. И здесь очень многое зависит от разумной и взвешенной политики по отношению к НРД как со стороны лидеров традиционных религиозных организаций, так и со стороны общественности и государственной власти. Пресекая или, по крайней мере, ограничивая наиболее нетерпимые проявления деятельности НРД в любых сферах жизни, необходимо в то же самое время вести работу с теми НРД, которые проявляют заинтересованность в том, чтобы нормализовать свое положение в обществе.

Примеры НРД, сумевших избавиться, по меньшей мере, от наиболее нетерпимых и скандальных сторон своей жизни, наглядно демонстрируют принципиальную возможность адаптации НРД в обществе.

В заключении подводится итог проделанной работы, формулируются полученные выводы, и определяются перспективы дальнейшей исследовательской работы.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ И ВЫВОДЫ ДИССЕРТАЦИИ ОТРАЖЕНЫ В СЛЕДУЮЩИХ РАБОТАХ:

Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК для публикации основных научных результатов диссертации:

1. Бурова Л.А. К вопросу о православном сектоведении в современном мире // Гуманитарные и социально-экономические науки. Ростов-на-Дону:

СКНЦ ЮФУ, Спецвыпуск, 2009. – 0,2 п.л.

2. Бурова Л.А. Новые религиозные движения в американском и западно европейском обществе: основные группы и их характеристики // Гуманитарные и социально-экономические науки. (Электронный журнал) – 2010. №1. – URL – http://hses-online.ru/2010_01.html 3. Бурова Л.А. Возникновение новых религиозных движений и реакция общества на их распространение в странах Запада в 60-70 годы 20 века // Гуманитарные и социально-экономические науки, 2010. №3. – 0,4 п.л.

4. Германович А.П., Бурова Л.А. Значимость экономической активности для новых религиозных движений // Гуманитарные и социально-экономические науки (Электронный журнал), 2010. №2. – URL – http://hses online.ru/2010_02.html.

Публикации в других научных изданиях:

5. Бурова Л.А. Модели развития новых религиозных движений // Социально-гуманитарные проблемы современности: сб. науч. тр. / под ред.

А.П. Германовича. – Шахты, ЮРГУЭС, 2008. – 0,1 п.л.

6. Бурова Л.А., Лопата В.В. Формирование религиозных и философских представлений // Materialy IV Miedzynarodowej naukowi-praktycznej konferencji «Nauka i inwacja – 2008». Tym 4. Ekonomiczne nauki. Filozofia.: Przemysl. Nauka i studia – 0,3 п.л.

7. Бурова Л.А. Экономический механизм деятельности религиозных организаций // Наука в современном обществе: состояние и тенденции развития: материалы Всероссийской научной конференции,( г.Шахты, 22- апреля 2009 г.)/ редкол.: Е.Ю.Положенкова [и др.]. – Шахты: ГОУ ВПО «ЮРГУЭС», 2009. – 0,1 п.л.

8. Бурова Л.А. Нетрадиционные религии в современной России // Материали за 6-а международная научна практична конференция, «Образование и наука 21 век», 2010. Том 10. История. Философия. София.

«БялГРАД-БГ» ООД – 0,2 п.л.



 

Похожие работы:


 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.