авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Астрологический Прогноз на год: карьера, финансы, личная жизнь


Информационная и знаниевая революции: сравнительный анализ концепций

На правах рукописи

Бурякова Ольга Сергеевна ИНФОРМАЦИОННАЯ И ЗНАНИЕВАЯ РЕВОЛЮЦИИ:

СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ КОНЦЕПЦИЙ 09.00.08 – философия наук

и и техники

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Ростов-на-Дону 2011

Работа выполнена в ГОУ ВПО «Южно-Российский государственный университет экономики и сервиса»

Научный консультант: доктор философских наук, профессор Ивушкина Елена Борисовна

Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор Лысак Ирина Витальевна кандидат философских наук, доцент Филатова Ася Алексеевна

Ведущая организация: Донской государственный технический университет

Защита состоится 15 июня 2011 г. в 15.00 час. на заседании диссер тационного совета Д 212.208.13 по философским наукам в Южном федераль ном университете по адресу: 344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 140, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в зональной научной библиотеке Южного федерального университета по адресу: 344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 148.

Автореферат разослан «3» мая_ 2011 г.

Ученый секретарь диссертационного совета М.М. Шульман

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Вторая половина XX века ознамено валась коренными изменениями в общественной жизни ведущих стран мира, прежде всего, США, Японии и европейских государств. Одним из важнейших факторов, приведших к трансформациям, стало развитие информационных тех нологий, которые поспособствовали невидимому ранее увеличению объма циркулирующих во всех сферах жизни информационных потоков. В попытках осмыслить происходящие процессы стали появляться теории, утверждающие приход принципиально нового типа общества: постиндустриального, информа ционного, общества знания и др. Большинство из авторов данных теорий счи тают обоснованными разговоры о наступлении информационной революции, которая вводит новые «правила игры» не только в технологическую, производ ственную области, но также социальную, культурную, экзистенциальную.

Сложно отрицать, что многие характеристики постсовременного общест ва связаны с теми техническими и технологическими инновациями, которые стали активно внедряться в нашу жизнь. Однако за очевидными на первый взгляд фактами могут скрываться более глубинные процессы. Искажения про исходят, в частности, по той причине, что многие авторы при описании совре менных реалий не дифференцируют понятия «информационная революция» и «знаниевая революция». Революционные изменения в способах и средствах трансляции и хранения информации не всегда ведут к столь же революцион ным изменениям в механизмах порождения нового знания. При разработке тео рии информационного общества, которая апеллировала к многократно возрос шему объму информации, были использованы методы математического опи сания и измерения информации, предложенные К. Шенноном. Эти методы бы ли ориентированы на выявление количественных характеристик информации, но оказались безразличны к е качеству, т.е. содержанию. По сути, констатиро валось увеличение самих коммуникативных актов. В то время как их «коэффи циент полезного действия», т.е. уровень приращения нового знания мог оста ваться нулевым.

Этот недостаток информационных концепций не мог долго оставаться не замеченным, поэтому практически одновременно в социальных и гуманитар ных науках стали появляться критические теории, утверждающие, что инфор мационная революция не только не ведт к формированию общества знания, но, напротив, создает среду, в которой продуцирование новых знаний стано вится проблематичным. Переизбыток разнородной информации, форма е по дачи приводят к ситуации «информационного шума», в которой размываются все традиционные ориентиры, позволяющие человеку сформировать более или менее непротиворечивую картину мира.

Более того, как показали представители постмодернистского направле ния, в состоянии «пост» происходит девальвация самого понятия «знание», ко торое было одним из основополагающих в просвещенческой модели культуры.

Снятие таких ключевых оппозиций как «истина – ложь», «центр – периферия», «глубина – поверхность» и т.п. делает идею наступления общества знаний ещ более призрачной. Развитие информационных технологий поспособствовало формированию особой знаковой реальности, в которой завораживающий поток симулякров заменил и смысл, и знание, и истину. По словам французского фи лософа Ж. Бодрийяра, сегодня мы находимся «во вселенной, в которой стано вится вс больше и больше информации и вс меньше и меньше смысла»1.

Таким образом, философское осмысление имеющихся в современной науке теорий информационной и знаниевой революций, рефлексий по поводу перспектив их разворачивания и социокультурных последствий является необ ходимым условием для понимания магистральных направлений развития со временного общества.

Степень научной разработанности проблемы. Исследования процесса информатизации и его влияния на все сферы общественной жизни достаточно широко представлены в современной социальной, гуманитарной и экономиче ской научной литературе. На сегодняшний день сложился общепризнанный пе речень авторов, которых относят к классикам теории современного общества.

Концепция постиндустриализма представлена, в первую очередь, в работах Д. Белла, А. Турена и Э. Тоффлера2.



Теория информационного общества получила развитие в произведениях таких зарубежных исследователей как Ф. Махлуп, М. Порат, Й. Масуда, Т. Стоуньер, М. Маклюэн, М. Кастельс и др3. В отечественной литературе тео ретические попытки осмыслить сущность и основные черты информационного общества были предприняты А.И. Ракитовым, И.А. Негодаевым, Г.Л. Смоля ном и Д.С. Черешкиным, А.Н. Авдуловым и А.М. Кулькиным, А.И. Смирно Бодріяр Ж. Симулякри і симуляція. – Київ, ОСНОВИ, 2004. С. 117.

Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования / Перевод с английско го. Изд. 2-ое, испр. и доп. – М.: Academia, 2004. 788 с.;

Белл Д. Социальные рамки информационного общества // Новая технократическая волна на Западе. – М.: Прогресс, 1986. С. 330-342.;

Bell D. The Cultural Contradictions of Capitalism. – London, 1979. 418 p.;

Touraine A. The Post-Industrial Society. Tomorrow's Social History: Classes, Conflicts and Culture in the Programmed Society. – New York: Random House, 1971. 244 p.;

Турен А. Возвращение человека действующего: Очерк социологии. – М.: Научный мир, 1998. 204 c.;

Тоффлер Э. Метаморфозы вла сти. – М.: ООО "Издательство ACT", 2003. 669 с.;

Тоффлер Э. Третья волна. – М.: ООО «Издательство ACT», 1999. 784 с.;

Тоффлер Э. Шок будущего.– М.: ООО «Издательство ACT», 2002. 557 с.

Porat M.U. The Information Economy, US Department of Commerce. – Washington, DC, 1977. 128 p.;

Masuda Y.

The Information Society as Postindustrial Society. – Washington.: World Future Soc., 1983. 171 p.;

Machlup F. The Production and Distribution of Knowledge in the United States. – Princeton, N.J.: Princeton University Press, 1962.

416 p.;

Стоуньер Т. Информационное богатство: профиль постиндустриальной экономики // Новая технократи ческая волна на Западе. – М.: Прогресс, 1986. С. 392 – 409.;

Маклюэн Г.М. Понимание Медиа: Внешние расши рения человека. – М.: Жуковский: «КАНОН-пресс-Ц», «Кучково поле», 2003. 464 с.;

Кастельс М. Информаци онная эпоха: экономика, общество и культура. – М.: Изд-во ГУ - ВШЭ, 2000. 608 с.

вым, И.С. Мелюхиным, А.В. Костиной, Л.Е. Варакиным, О.Б. Скородумовой, А.А. Черновым и др4.

Концепция общества знания появилась чуть позже, чем теория постинду стриализма и информационного общества. Е авторами стали П. Дракер, Р. Райх, Н. Штер, Т. Сакайя и др5. Большое значение для освещения основных идей и проблем общества знания в России имела публикация трехтомной кол лективной монографии, выпущенной Санкт-Петербургским государственным университетом, – «Общество знания: от идеи к практике»6.

Знакомство отечественных исследователей с достижениями в области теории современного общества стало возможным благодаря выходу двух анто логий – «Новая технократическая волна на Западе»7 и «Новая постиндустри альная волна на Западе»8, в которых были представлены работы ведущих за падных специалистов по данной проблематике.

Среди отечественных авторов, которые внесли особый вклад в развитие теории постиндустриального, информационного общества и общества знания, особо хотелось бы отметить В.Л. Иноземцева, в работах которого осуществля Ракитов А.И. Информация, наука, технология в глобальных исторических изменениях. – М.: ИНИОН РАН, Центр ИСТИНА, 1998. 104 с.;

Ракитов А.И. Наш путь к информационному обществу // Теория и практика об щественно-научной информации. – М.: ИНИОН, 1989. С. 12-14.;

Негодаев И.А. Информатизация культуры. – Ростов-на-Дону, Изд.-во ДГТУ, 2002. 320 с.;

Негодаев И.А. На путях к информационному обществу. – Ростов на-Дону, ДГТУ, 1999. 247 с.;

Черешкин Д.С., Смолян Г.Л. Сетевая информационная революция // Информаци онные ресурсы России. – 1997. – № 4. – С. 15-18.;

Авдулов А.Н., Кулькин А.М. Контуры информационного об щества. – М.: ИНИОН, 2005. 162 с.;

Смирнов А.И. Информационная глобализация и Россия: вызовы и возмож ности. – М.: Издательский дом «Парад», 2005. 392 с.;

Мелюхин И.С. Информационное общество: истоки, про блемы, тенденции развития. – М.: Издательство Московского государственного университета, 1999. 208 с.;

Костина А.В. Тенденции развития культуры информационного общества: анализ современных информацион ных и постиндустриальных концепций // Электронный журнал «Знание. Понимание. Умение». – 2009. – № 4 – Культурология;

Варакин Л.Е. Глобальное информационное общество: Критерии развития и социально экономические аспекты. – М.: Междунар. акад. связи, 2001. 43 с.;

Скородумова О.Б. Отечественные подходы к интерпретации информационного общества: постиндустриалистская, синергетическая и постмодернистская парадигмы // Электронный журнал «Знание. Понимание. Умение». – 2009. – № 4 – Культурология;

Чернов А.А.

Становление глобального информационного общества: проблемы и перспективы. – М.: Издательско-торговая корпорация «Дашков и К°», 2003. 232 с.

Дракер П. Посткапиталистическое общество // Новая постиндустриальная волна на Западе. Антология / Под редакцией В.Л. Иноземцева. – М.: Academia, 1999. С. 89-126.;

Дракер П. Эра социальной трансформации. – URL:http://www.archipelag.ru/geoeconomics/osnovi/leader/transformation/;

Drucker P.F. Post-Capitalist Society. – Oxford Butterworth: Heinemann, 1993 271 p.;

Райх Р. Труд наций. Готовясь к капитализму XXI века // Новая по стиндустриальная волна на Западе. Антология / Под редакцией В.Л. Иноземцева. – М.: Academia, 1999. С. 506 – 527.;

Штер Н. Социальный и политический контроль за знанием в современных обществах // Международный журнал социальных наук. – 2005. – № 48.– C. 129-144. – URL: http://dlib.eastview.com/browse/doc/11504068;

Stehr N. Knowledge Societies. – London: Sage, 1994. 304 p.;

Сакайя Т. Стоимость, создаваемая знанием, или Ис тория будущего // Новая постиндустриальная волна на Западе. Антология / Под редакцией В.Л. Иноземцева. – М.: Academia, 1999. С. 337 – 371.;

Sakaiya T. The Knowledge-Value Revolution. Kodansha International. – New York, 1991. 185 p.

Общество знания: от идеи к практике. Коллективная монография: В 3-х частях. Часть 1. Основные контуры концепции общества знания / Под ред. В.В. Васильковой, Л.А. Вербицкой. – СПб.: Скифия-принт, 2008. 248 с.;

Общество знания: от идеи к практике. Коллективная монография: в 3-х частях. Часть 2. Социальные коммуни кации в обществе знания / Под ред. В.В. Васильковой, Л.А. Вербицкой. – СПб.: Скифия-принт, 2009. 216 с.

Новая технократическая волна на Западе. – М.: Прогресс, 1986. 451 с.

Новая постиндустриальная волна на Западе. Антология / Под редакцией В.Л. Иноземцева. – М.: Academia, 1999. 640 с.

ется всесторонний анализ трансформаций современной эпохи и концептуаль ный анализ теорий современного общества9.

Феномен революционных изменений в информационно-технологической сфере получил осмысление в работах таких теоретиков современного общества как Г. Брукс, Д. Белл, Э. Тоффлер, М. Кастельс, У. Эко и др. Понятие «инфор мационная революция» и е исторические типы были описаны Д.С. Робертсо ном, М. Маклюэном, М. Постером, А.И. Ракитовым и др. С точки зрения выше перечисленных авторов информационных революций в истории человечества было несколько и связаны они были с возникновением новых инструменталь ных способов передачи и хранения информации – языка, письменности, печат ного станка, компьютера. Ряд авторов, например, А.Ю. Хоц10, настаивают на том, что термин «информационная революция» применим только к современ ной ситуации, поскольку только в XX в. информационные технологии привели к тотальным изменениям, захватившим все сферы человеческого бытия. В оте чественной литературе термин «знаниевая революция» или «революция зна ний» применяется гораздо реже, в зарубежной науке он используется, прежде всего, авторами, разрабатывающими концепцию общества знания (П. Дракер, Н. Штер, Т. Сакайя, G. Chichilnisky и др.).

Теория информации получила широкое развитие в науке второй полови ны XX в. Большой вклад в разработку понятия «информация» и методов е из мерения был внесн учными математиками и кибернетиками – Н. Винером, Л. Бриллюэном, У. Эшби, А. Молем, А.М. Ягломом и др. Особое значение для развития теории информационной революции имела теория информации К. Шеннона11, который предложил математические методы е описания и изме рения. Достаточно скоро в научном сообществе была осознанна необходимость дифференцировать понятия «информация» и «знания». В частности, такую по пытку предприняли М. Полани, Дж. Брунер, С. Андерсон, Д. Бауден, М. Зеле ны, а также отечественные философы П.П. Гайденко, Л.А. Микешина12 и др.

Иноземцев В.Л. Перспективы постиндустриальной теории в меняющемся мире // Новая постиндустриальная волна на Западе. Антология / Под редакцией В.Л. Иноземцева. – М.: Academia, 1999. С. 3 – 67.;

Иноземцев В.Л.

К теории постэкономической общественной формации: Научное издание. – М.: Таурус, Век, 1995. 336 с.;

Ино земцев В.Л. «Класс интеллектуалов» в постиндустриальном обществе // Социологические исследования. – 2000.

– № 6. – С. 67 – 77.;

Иноземцев В.Л. Современный постмодернизм: конец социального или вырождение социо логии? // Вопросы философии. – 1998. – № 9. – С. 27 – 37.

Хоц А.Ю. Информационная революция и эстетические аспекты культуры современного общества: Автореф.

дис... канд. филос. наук. – Ставрополь, 2001. 23 с.

Шеннон К. Работы по теории информации и кибернетике. – М.: Изд-во иностранной литературы, 1963. 830 с.

Гайденко П.П. Информация и знание // Философия науки / РАН. Ин-т. философии. – М., 1997. – Вып. 3: Про блемы анализа знания. С. 185-192;

Микешина Л.А. Философия науки: Современная эпистемология. Научное знание в динамике культуры. Методология научного исследования: учеб. пособие / Л.А. Микешина. – М.: Про гресс-Традиция: МПСИ: Флинта, 2005. 464 с.

Критический анализ теорий информационного общества был произведн Т. Роззаком, Г. Шиллером, Ф. Уэбстером13, которые показали, что информати зация общества порождает целый ряд социальных, культурных и экзистенци альных проблем. Средства массовой информации создают «информационный шум», только мешающий порождению знаний и формированию непротиворе чивой картины мира. Шведские авторы А. Бард и Я. Зодерквист в работе «Не тократия. Новая правящая элита и жизнь после капитализма»14, указывая на различие между информацией и знанием, показали, что в современном мире «перегруженном информацией имеет место острый дефицит знаний»15. Доступ к эксклюзивным знаниям определяет новый социальный и политический поря док. Проблема аксиологических измерений информационной революции ста вится в диссертационном исследовании А.И. Жубинского16.

Осмысление последствий информационной революции было осуществле но в работах представителей постмодернистской философии и социологии:

Ж.-Ф. Лиотара, Ж. Делза, Ж. Бодрийяра, М. Пората, У. Эко и др. В отечест венной науке постмодернистский подход к проблеме информации и знания представлен И.П. Ильиным, Д.И. Ивановым, В.А. Емелиным и др17.

Проблема информационной революции достаточно широко раскрыта в научной литературе, однако, есть необходимость в рассмотрении перспектив знаниевой революции и е соотношения с информационной. Недостаточная разработанность этого вопроса в отечественной науке и отсутствие необходи мого аналитического обзора теорий по данной проблеме определили выбор те мы, а также объекта и предмета диссертационного исследования.

Объектом исследования выступают процессы продуцирования, хране ния и трансляции информации и знаний в современном обществе, как они представлены в репрезентативных данному диссертационному исследованию научных теориях.

Предметом исследования являются современные социально гуманитарные концепции, рассматривающие феномены информационной и знаниевой революций.

Roszak T. The Cult of Information: The Folklore of Computers and the True Art of Thinking – Cambridge: Lutter worth Press, 1986. 178 p.;





Шиллер Г. Манипуляторы сознанием. – М.: Мысль, 1980. 326 с.;

Уэбстер Ф. Теории информационного общества. – М.: Аспект Пресс, 2004. 400 с.

Бард А., Зодерквист Я. Netократия. Новая правящая элита и жизнь после капитализма. – URL:

http://lib.babr.ru/index.php?book=2655.

Там же.

Жубинский А.И. Аксиологическое измерение процессов информатизации в современном обществе: Автореф.

дис... канд. филос. наук. – Армавир, 2010. 22 с.

Ильин И.П. Постмодернизм от истоков до конца столетия: эволюция научного мифа. – М.: Интрада, 1998. – 255 с.;

Иванов Д.В. Виртуализация общества. – СПб., Петербургское востоковедение, 2000. 96 с.;

Емелин В.А.

Информационные технологии в контексте постмодернистской философии: Автореф. дисс…. к.филос.н. – М., 1999. 24 с.

Цель и задачи исследования. Цель диссертационного исследования – выявление перспектив и последствий разворачивания информационной и зна ниевой революций в современном обществе, как они представлены в отечест венной и зарубежной социально-гуманитарной науке.

Реализация поставленной цели предполагает решение следующих задач:

1. рассмотреть основные теории современного общества (постиндустриаль ного общества, информационного общества и общества знаний) в сопос тавлении и выявить их позицию, относительно роли информации и зна ний в трансформациях социальной, экономической и культурной сфер общественной жизни;

2. провести концептуальный анализ понятия «информационная революция» в сравнении с сопредельными концептами («техническая революция», «технологическая революция», «научно-техническая революция») и опи сать е исторические типы;

3. обозначить терминологическое различие понятий «информация» и «зна ние», выявить основные характеристики знания как когнитивного про дукта;

4. проанализировать критическую точку зрения на социокультурные по следствия информационной революции, представленную в современной социально-гуманитарной науке;

5. прояснить специфику постмодернистского подхода к проблеме перспек тив разворачивания знаниевой революции в современном обществе.

Теоретико-методологические основы исследования. Всесторонний концептуальный анализ феноменов информационной и знаниевой революций требует использования междисциплинарного подхода. По этой причине в дис сертационном исследовании задействованы теоретические и методологические положения, выработанные в современной философии, культурологии, социоло гии, экономике и других дисциплинах. Также применяются классические мето ды научного познания, такие как аналитико-синтетический метод, сравнитель ный анализ, диалектико-материалистический метод.

При анализе влияния информационной революции на формирование но вого типа общества автор опирается на подходы, апробированные в работах Д. Белла, Э. Тоффлера, Ф. Уэбстера, В.Л. Иноземцева и др. Для раскрытия про блемы знания в постмодернистском дискурсе автор обращается к теоретиче ским постулатам, обоснованным в работах Ж. Бодрийяра, Ж.-Ф. Лиотара, И.П. Ильина и др.

Методология исследования информационной и знаниевой революций со ставлена на основе подхода, сформированного в рамках философии науки и техники (К. Митчам, Х. Ленк, В.С. Стпин, В.Г. Прохоров, М.А. Розов, А.И. Ра китов, Л.А. Микешина и др.). В частности, применяются метод моделирования и прогностический метод.

В диссертационном исследовании используется принцип методологиче ского холизма, позволяющий проследить и описать взаимовлияние научно технологических инноваций на общества и социальных процессов на техноло гическую сферу.

Гипотеза исследования. В современной социально-гуманитарной науке можно обнаружить два подхода к рассмотрению сущности и перспектив разви тия информационной и знаниевой революций. Согласно первому, информаци онная и знаниевая революции практически совпадают, первая с необходимо стью влечт за собой вторую. Такой позиции в основном придерживаются представители теорий постиндустриализма, информационного общества и об щества знаний. В рамках второго подхода, представленного в ряде работ зару бежных и отечественных философов и социологов, в частности относящих себя к постмодернистскому направлению, информационная и знаниевая революции не отождествляются. Автор диссертационного исследования также полагает, что информационная революция, протекающая в современном обществе, не влечт за собой знаниевой революции. Активное развитие информационных технологий затрудняет процесс продуцирования знания, поскольку информация податся через них в виде хаотичного, разнородного, неструктурированного потока. Тем самым в пространстве общественного и индивидуального сознания создатся ситуация «информационного шума» и информационной перегрузки, мешающая человеку выявлять последовательные логические связи между от дельными фактами, т.е. продуцировать знание.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в следующем:

1) проведн критический анализ теорий постиндустриализма, информа ционного общества и общества знания;

выявлены общие черты и отличия в их концептуальных представлениях о роли информации и знаний в формировании нового типа общества;

2) раскрыто содержание и установлено соотношение терминов «техниче ская революция», «технологическая революция», «научно-техническая револю ция» и «информационная революция»;

3) предложена новая трактовка содержания понятий «информационная революция» и «знаниевая революция», в которой обоснована целесообразность понимания информационной революции как коренного изменения технико технологических средств трансляции и хранения информации, а знаниевой ре волюции как изменения способов продуцирования качественно нового содер жания, т.е. знаний;

4) выявлены основные специфические особенности знания как продукта когнитивной деятельности человека, указано на несводимость друг к другу по нятий «информация» и «знание»;

5) раскрыты негативные последствия информационной революции для современного общества;

особое внимание уделяется феномену «информацион ного шума» и его влияния на дестабилизацию индивидуального и обществен ного сознания;

6) обоснована проблематичность знаниевой революции в современном обществе, описанном в понятиях и концептах постмодернистской социально гуманитарной мысли.

На защиту выносятся следующие основные положения:

1) В социально-гуманитарной науке второй половины XX века сформи ровалось несколько концепций, утверждающих, что в современных развитых странах происходит формирование принципиально нового типа общественной организации – «постиндустриального общества», «информационного общест ва» или «общества знания». Проведнный анализ данных концепций позволяет прийти к выводу, что они исходят из разных методологических и теоретиче ских посылок, выделяя в качестве доминирующего критерия социальных трансформаций – технологический, экономический, критерий изменения струк туры занятости, инновационный, критерий «информационного взрыва», крите рий изменения сознания и некоторые другие. Однако, несмотря на некоторые принципиальные расхождения, практически все авторы сходятся во мнении, что сегодня особую роль во всех сферах жизни приобретает информация, по этому сложившуюся ситуацию можно охарактеризовать как информационную революцию, которая стала возможной благодаря активному развитию инфор мационных технологий.

2) Понятие информационная революция не имеет в современном научном дискурсе однозначного толкования. Его содержание можно прояснить путм сопоставления с рядом сопредельных понятий, таких как «техническая револю ция», «технологическая революция» и «научно-техническая революция». В ши роком смысле, под информационной революцией можно понимать все имею щие место в истории человечества коренные изменения в технологических ос новах хранения и передачи информации (формирование человеческого языка, изобретения письменности, печатного станка и современных информационных технологий). В узком смысле, информационная революция представляет собой часть научно-технической революции, которая начала сво движение с середи ны XX столетия, т.е. выступает как специфический феномен, характеризующий современную социокультурную ситуацию. В связи с терминологической неоп ределнностью в использовании данного понятия, а также тем, что большинст во авторов, используя термин «информационная революция», основной акцент делают на технико-технологической стороне этого процесса, возникает теоре тико-методологическая необходимость раскрыть его содержательную сторону.

С этой целью, на наш взгляд, уместно введение и использование понятия «зна ниевая революция», которое отражает качественные изменения в способах про дуцирования нового знания.

3) Для раскрытия сущности феноменов информационной и знаниевой ре волюций и их сравнения, необходимо развести понятия «информация» и «зна ние». Рядом исследователей было предложено понимать информацию в качест ве одного из основных элементов бытия, также информацию трактовали как «отрицание энтропии», «передачу разнообразия», «меру сложности структур», «вероятность выбора» и т.п. Наибольшее признание получили разработанные К. Шенноном методы количественного измерения информации. Значительным недостатком данных методов стало то, что они оказались абсолютно индиффе рентными к содержанию той информации, которую описывают. В связи со сложившейся ситуацией в гуманитарной науке созрела необходимость диффе ренцировать понятия «информация» и «знание». Информация является «лишь намком на представленное знание»18. Под знанием же стали понимать особый продукт когнитивной деятельности человека, который предполагает осмыслен ность, наличие цели и ценностного компонента, системность, контекстность, апробированность практикой. Знание, в отличие от абстрактной информации, содержит личностный компонент.

4) Исходя из различия понятий «информация» и «знание», ряд известных современных философов и социологов (в частности, Г. Шиллер, Т. Роззак, А. Барт, Я. Зодерквист и др.) показали, что в современном обществе информа ционная революция не только не сопровождается знаниевой, но скорее препят ствует ей. Это происходит по той причине, что качество информации, которая по-преимуществу транслируется большинством СМИ, очень низкое, а форма е подачи фрагментарна. «Информационный шум» становится основным препят ствием на пути к продуцированию новых знаний. На сегодняшний день основ ной проблемой является не недостаток информации, а е переизбыток, негатив ное влияние которого отражается как на уровне общественного сознания, так и индивидуального. Неструктурированность, противоречивость, фрагментар ность перманентного информационно потока, обрушивающегося на сознание людей, способствует формированию столь же противоречивой и фрагментар ной картины мира. Доступ к «подлинным» знаниям и способность их продуци ровать становятся новым критерием для социальной дифференциации общест ва, выделяются два новых класса: первый – это нетократы, новая правящая эли Микешина Л.А. Философия науки: Современная эпистемология. Научное знание в динамике культуры. Ме тодология научного исследования : учеб. пособие / Л.А. Микешина. – М.: Прогресс-Традиция: МПСИ: Флинта, 2005. С. 365.

та, устанавливающая монополию на знание, второй – консьюмтариат, низший класс, обречнный «барахтаться» в потоке бессмысленной информации.

5) Особый подход к проблеме разворачивания знаниевой революции представлен в постмодернистском дискурсе. Утверждая в качестве домини рующих принципов современной эпохи принципы плюрализма, децентрации, аиерархичности, философы-постмодернисты поставили под сомнение ценность знания как такового, с его ориентацией на смысл, истину, глубину. Это про изошло по той причине, что знание было одной из главных ценностей Нового времени и эпохи Просвещения, когда наука предстала в качестве основного двигателя общественной жизни. В состоянии постмодерна произошло уравни вание значимости всех типов дискурса, крушение метанарративов (Ж.-Ф. Лио тар), научное знание потеряло свой абсолютный приоритет. Развитие совре менных информационных технологий не привело к разворачиванию знаниевой революции, оно породило особую знаковую реальность, состоящую из непре рывного потока симулякров, который человек не познает или понимает, а на который эмоционально реагирует. В созданной виртуальной реальности по верхностность становится основным принципом организации индивидуального и общественного сознания, а поиск истинного знания обречн на провал, по скольку его попросту не существует.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Материалы и выводы диссертационного исследования способствуют расширению знаний о природе современной информационной революции. Автором обосновывается методологическая эффективность дифференциации понятий «информационная революция» и «знаниевая революция», позволяющая более адекватно и полно описать процесс влияния новых информационных технологий на социокуль турные и экономические процессы, протекающие в современном мире. Рас смотрение различных, даже противоположных подходов к проблеме разворачи вания знаниевой революции, позволяет увидеть е более стереоскопически, об наружить противостоящие друг другу тенденции, которые имеют место не только в концепциях и теориях, но и в реальной жизни.

Материалы диссертационной работы могут быть использованы при чте нии курсов по философии науки, философии техники и культурологии, а также разработке спецкурса по тематике диссертационного исследования.

Апробация работы. Основные положения диссертационного исследова ния отражены в 18 публикациях общим объмом 20 п.л. (личный вклад 10,5 п.л.) и выносились на обсуждение на теоретических и практических семи нарах Северо-Кавказского научного центра высшей школы Южного Федераль ного университета, на международных, всероссийских, межвузовских научно практических и научных конференциях в городах: Шахты (2007 г., 2009 г., 2010 г.), Ростов-на-Дону (2008 г., 2009 г.), Невинномысск (2009 г.), Саратов (2010 г.), Нальчик (2010 г.), Украина (2010 г.), Уфа (2010 г.).

Структура работы. Структура диссертации определяется последова тельностью решения основных задач и состоит из введения, двух глав, четырх параграфов, заключения и списка литературы, включающего 180 наименова ний, 43 из которых на иностранных языках. Общий объм диссертации 143 с.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во «Введении» обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, показывается степень е научной разработанности, определяют ся цель, задачи и теоретико-методологические основы исследования, излагают ся основные е положения, выносимые на защиту, характеризуется научная но визна и практическая значимость диссертационного исследования.

Первая глава диссертации «Информационная революция в контек сте развития теорий современного общества» посвящена рассмотрению фе номена информационной революции, как он представлен в наиболее развитых и общепризнанных концепциях современного общества.

В первом параграфе «Теории постиндустриального общества, ин формационного общества и общества знания в работах зарубежных и оте чественных исследователей» предлагается сравнительный анализ трх веду щих теорий современного общества – постиндустриального общества, инфор мационного общества и общества знания – раскрываются их основные теорети ко-методологические положения и парадигмальные основания.

В пункте 1.1.1. «Становление теории постиндустриализма в работах Д. Белла и Э. Тоффлера» указывается на то, что современное общество, преж де всего, развитые страны (США, Канада, Япония, Евросоюз), переживают ряд принципиальных трансформаций в своей социальной, экономической, культур ной жизни. Многими авторами происходящие изменения оцениваются как оче редной цивилизационный сдвиг в человеческой истории, сопоставимый по сво ему значению с осевым временем, который в итоге приведт к формированию принципиально иного типа общественной организации. В попытках предуга дать и осмыслить сущность и основные направления грядущих перемен, уже в середине XX в. стали появляться первые работы, написанные в футуристиче ско-прогностическом стиле. На начальном этапе развития философско социальной теории современного общества доминировали концепции, опери рующие при попытках назвать новый общественный порядок префиксом «пост» и тем самым подчркивающие разрыв новой эпохи с предшествующей, т.е. индустриальной, капиталистической, предпринимательской, рыночной и т.п.

Одной из самых авторитетных теорий такого типа стала концепция по стиндустриального общества Д. Белла. Выстраивая модель или «концептуаль ную схему» постиндустриального общества, Д. Белл опирается на трхступен чатую модель исторического развития, включающую доиндустриальную, инду стриальную и постиндустриальную стадии. Согласно предложенным им крите риям типологизации обществ, а именно, основном производительном ресурсе;

характере производительной деятельности и используемой технологии, по стиндустриальное общество обнаруживает следующие базовые характеристи ки: доминирование информации в качестве основного экономического ресурса, переход от производства товаров к расширению сферы услуг, рост класса носи телей знания, изменения в характере труда (труд, по-преимуществу, осуществ ляется в системе «человек – человек»), развитие науки до зрелого состояния, центральная роль теоретического знания и доминирование интеллектуальной технологии. Свою теорию постиндустриального общества Д. Белл применяет к технико-экономической сфере, принципиально отказываясь от холистического подхода к общественной жизни и провозглашая автономию и независимость культурных и политических процессов от технологических детерминант. Одна ко, несмотря на озвученную методологическую установку, анализ его работы демонстрирует, что он не только не избегает вопроса взаимного влияния техно логических, политических и культурных явлений в обществе, а, напротив, по стоянно возвращается к нему.

В отличие от Д. Белла, его коллега, американский социолог Э. Тоффлер, предложивший теорию супериндустриального общества, без оговорок исполь зует в своих концептуальных построениях принцип технологического детерми низма, убедительно и подробно показывая, как новые технологические иннова ции, прежде всего, в информационной сфере, меняют нашу жизнь на всех уров нях – социальном, экономическом, политическом, культурном и антропологи ческом. На основе технологического критерия, Э. Тоффлер выделяет в истории человечества три цивилизации: Первой волны (сельскохозяйственная цивили зация), Второй волны (индустриальная цивилизация) и Третьей волны (супер индустриальная цивилизация). Цивилизация Третьей волны характеризуется в, первую очередь, передовыми технологиями и постматериалистической сис темой ценностей. В отличие от индустриальной цивилизации ей присущи уси ление роли информации и знаний во всех сферах общественной жизни, актив ное развитие отраслей экономики, базирующихся на технологиях, рост потреб ности в квалифицированной рабочей силе, децентрализация, дестандартизация, демассификация, деконцентрация производства и способов жизни в целом, кри зис традиционных институтов власти, индивидуализация личности и углубле ние дифференциации общества.

Теории современного общества, предложенные футурологами Д. Беллом и Э. Тоффлером, заложили концептуально-методологические основы для раз вития последующих теорий, в частности, информационного общества и обще ства знания.

В пункте 1.1.2. «Теории информационного общества в зарубежной и отечественной гуманитарной и социально-экономической мысли» предло жен анализ концепций информационного общества, представленный в зару бежной и отечественной науке. Вначале рассматривается история происхожде ния самого термина. Указывается на то, что теории информационного общест ва, в отличие от теории постиндустриализма, пытаются предложить «позитив ное» определение наступающего общественного состояния, т.е. основной ак цент делают на поисках того принципиально нового, которое определяет сущ ность наступающей эпохи. В качестве такого образующего фактора большинст во авторов называют возросшую роль информации. Несмотря на единое мне ние, относительно влияния информации на характер современного общества, в вопросе о том, в какой сфере это влияние наиболее существенно для изменения всей социальной системы в целом, точки зрения расходятся. В связи с этим можно выделить ряд критериев и соответственно подходов к определению ин формационного общества: технологический, экономический, изменения струк туры занятости, инновационный, критерий «информационного взрыва», крите рий изменения сознания и некоторые другие.

Технологический подход, представленный в работах М. Кастельса, Й. Масуды, М. Маклюэна, Э.С. Даффа, С. Нора, А. Минка, А.И. Ракитова, И.Н. Курносова, Г.Л. Смоляна и Д.С. Черешкина, базируется на следующих ба зовых положениях: новые информационные технологии нужно рассматривать как признак рождения информационного общества;

объм технологических но ваций должен привести к социальному переустройству;

компьютерные техно логии являются для экономики информационного общества основной произво дительной технологией. По экономическому критерию информационное обще ство определяется в работах Ф. Махлупа, М. Пората, А. Турена, И.С. Мелюхина и др. Главное в рамках экономического подхода – это учт рос та экономической ценности информационной деятельности, т.е. увеличение до ли информационного бизнеса в валовом национальном продукте. Согласно критерию изменения структуры занятости, непосредственно связанному с эко номическим, в информационном обществе основной движущей силой экономи ки становятся производители и переработчики информации, на первый план выходят люди с высоким уровнем образования, способные зарабатывать зна ниями, идеями, талантом и креативностью. Новый доминирующий класс назы вают по-разному: «технократы», «работники интеллектуального труда», «мери тократы», «постнеотехнократы», «адхократы», «эксперты», «белые воротнич ки» и т.п. Инновационный критерий в определении сущности информационно го общества (например, А.Н. Авдулов и А.М. Кулькин) указывает на тот факт, что научно-технический потенциал современного общества можно оценить по тем инновационным последствиям, которые наступают в связи с применением информационных технологий в самых разнообразных жизненных практиках.

Критерий «информационного взрыва» особо подчркивается представителями японской социологической и экономической мысли, такими как Т. Умесао, Ю. Хаяши, Ю. Ито, которые полагают, что информационное общество есть ре зультат резко возросшего количества информации, которая стала доступна об ществу. Отечественный исследователь, академик Н.Н. Моисеев настаивает на том, что наступление информационного общества предполагает, прежде всего, кардинальное изменение стереотипов нашего сознания, а более конкретно, ут верждение «Коллективного общепланитарного Разума», структурными элемен тами которого выступают локальные интеллекты конкретных людей, порож дающие при свом взаимодействии новые системные качества. Помимо от дельных подходов, существуют холистические теории информационного обще ства (например, А.И. Смирнов), которые с целью создания целостной картины пытаются интегрировать все основные концепции на общей теоретико методологической основе, утверждающей информацию в качестве главного со циального ресурса. В конце, с опорой на проанализированные концепции выяв ляются и перечисляются основные черты информационного общества.

В пункте 1.1.3. «Обоснование концепции общества знания: основные идеи и гипотезы» раскрываются основные теоретико-методологические осно вания концепции общества знания. В первую очередь, обосновывается необхо димость дифференцировать понятия «информационное общество» и «общество знания». Выявляются следующие причины перехода от модели информацион ного общества к модели общества знания: во-первых, проект общества знания стал рассматриваться как альтернатива объединенной Европы американскому консьюмеризму, общество знания, по мнению его теоретиков, ориентируется на интеллектуальное и духовное развитие, демократические ценности и самореа лизацию личности;

во-вторых, активное развитие информационно коммуникативных технологий породило новые формы неравенства, определяе мые возможностями доступа к высокотехнологичным средствам связи, общест во знания предполагает создание условий для совместного использования зна ния и всеобщего доступа к нему, т.е. оно конструирует основания новой соци альной солидарности;

в-третьих, в отличие от теории информационного обще ства, которая зачастую напрямую связывается с технологическим детерминиз мом, концепция общества знания пытается перенести акцент на культурные и социально-политические трансформации, которые претерпевает современный мир;

в-четвертых, созрела необходимость создания «инфраструктуры» знания, которая бы позволила выработать особые когнитивные навыки работы с ин формацией, в то время как информационное общество акцентирует внимание на количественных параметрах информации, общество знания – на качествен ных.

Далее рассматриваются концепции общества знания, предложенные П. Дракером, Т. Сакайей и Н. Штером. П. Дракер утверждает, что формирова ние общества знания связано с тем, что сегодня знание становится основным социально-экономическим ресурсом, причм не любое знание, а знание при кладное, т.е. определяющее способность к действию, в связи с этим на первый план выходят «работники знания», а центральными социальными институтами становятся образовательные институты. Останавливается П. Дракер и на про блемах, возникающих в обществе знания, в частности, на проблеме нового классового конфликта между меньшинством «работников знания» и большин ством, продолжающим заниматься традиционными видами деятельности.

Японский социолог и экономист Т. Сакайя ввел понятие «knowledge-value society», обозначающее общество, в котором знания непосредственно вопло щаются в создаваемых благах. В современной экономике стоимость продукции стала обуславливаться не только и не столько производственными материаль ными затратами, сколько символическими по своей природе факторами, знани ем о том, что престижно, модно и т.п. Согласно немецкому социологу Н. Ште ру, знание предстат как организующая сила современного общества в целом, а не только экономики. Знание он определяет как «способность к действию», «возможность что-то привести в движение». Среди разного вида знаний именно научное знание приобретает сегодня особое значение, поскольку оно проникает во все многочисленные сферы общественной жизни и именно на его основе принимаются решения.

В конце параграфа подводятся итоги и делается вывод, что, несмотря на имеющие место методологические расхождения, в теориях постиндустриально го, информационного обществ и общества знания, можно обнаружить общую для них тенденцию связывать происходящие сегодня социальные трансформа ции с особой ролью информации и знаний, а более точно, с очередной в исто рии человечества информационной революцией.

Во втором параграфе «Информационная революция в системе сопре дельных понятий и е исторические типы» предлагается концептуальный анализ понятия «информационная революция», рассматриваются е историче ские типы.

В пункте 1.2.1. «Техническая, технологическая и научно-техническая революции: сопоставительный анализ понятий» рассматривается соотноше ние содержания таких понятий, как «техническая революция», «технологиче ская революция» и «научно-техническая революция». В первую очередь, разво дится содержание понятий «техническая революция» и «технологическая рево люция», если первая связывается со скачками в развитии вещных технических средств, т.е. того, с помощью чего человек воздействует на объекты, изменяя их, то вторая – с технологиями преобразования вещества, энергии или инфор мации, т.е. способами воздействия. Технология – это, как пишет Э. Тоффлер, «всегда больше, чем фабрики и машины… технология сама служит себе пита тельной средой. Технология делает возможной вс большее количество техни ки»19. Опираясь на определение технологии Г. Брукса, технология – это «ис пользование научного знания для выявления способов изготовления вещей в воспроизводимой манере»20, в котором подчркиваются две существенные ха рактеристики технологии – это роль научного знания и воспроизводимость, де лается вывод, что технологической могут быть названы только те революции, которые произошли после XVII в., т.е. индустриальная и постиндустриальная революции. При этом не каждая новая технология, по мнению Д. Белла, являет ся по своему характеру революционной. Разделяя технологии на три типа:

«трансформирующие», «развивающие» и «ниши», он отмечает, что только пер вые влекут за собой коренные изменения в социальной и экономической жизни общества. Далее анализируются исторические типологии технологических ре волюций, предложенные Д. Беллом и М. Кастельсом, которые выделяют три основные технологические революции: первую индустриальную (промышлен ную) революцию (изобретение паровой машины Дж. Уаттом), вторую индуст риальную революцию (изобретения в области электричества, химии и комму никационные технологии) и третью технологическую революцию, которую часто называют «научно-технической революцией» или «информационно технологической революцией». Научно-техническая революция, начавшаяся в середине XX в., привела к замене механических, электрических и электромеха нических систем на электронные;

миниатюризации, состоящей в сокращении размеров элементов, проводящих электричество или переключающих электри ческие импульсы;

преобразованию всех данных в цифровую форму;

возникно вению программного обеспечения, развитию биотехнологий, космизации.

В пункте 1.2.2. «Понятие информационной революции и е историче ские типы» определяется место понятия «информационная революция» в сис теме сопредельных категорий, раскрывается его сущность и рассматриваются исторические типы. Прежде всего, указывается на целесообразность выделения широкого и узкого смысла этого понятия.

В широком смысле «информационная революция» выходит и за рамки понятий «технологическая революция» и «научно-техническая революция».

Информационную революцию можно трактовать как «изменение инструмен Тоффлер Э. Шок будущего. – М.: ООО «Издательство ACT», 2002. С. 40.

Brooks H. Technology and the Ecological Crisis. 1971. P. 13.

тальной основы способа передачи и хранения информации, а также объма ин формации, доступной активной части населения»21. Далее рассматриваются ис торические типологизации информационных революций, предложенные М. Маклюэном, Д.С. Робертсоном, А.И. Ракитовым и др. В частности, канад ский социолог М. Маклюэн выделяет в истории человечества три информаци онные революции и, соответственно, три периода, связанные с изменениями в структуре способов коммуникации: первый период характеризуется коммуни кацией по типу «лицом к лицу» (бесписьменные культуры), второй – коммуни кация опосредована печатанием (Галактика Гуттенберга), третий – доминиро вание радиотелевизионных и сетевых средств коммуникации (современность).

Д.С. Робертсон и А.И. Ракитов описывают пять информационных революций.

Первая связана с появлением языка и человеческой речи, вторая – письменно сти, третья – изобретением печатного станка, четвертая – изобретением и рас пространением радио, телефона и телевидения, пятая – созданием сверхскоро стных вычислительных устройств – компьютеров, гигантских автоматизиро ванных баз данных и знаний, трансконтинентальных коммуникационных сетей.

В узком смысле информационная революция, во-первых, представляет собой исключительно феномен XX в., а, во-вторых, только часть научно технической революции как более масштабного явления. Далее указывается на методологическую целесообразность выделения двух аспектов информацион ной революции: технико-технологического и содержательного. Технико технологическая сторона информационной революции (собственно информа ционная революция в узком смысле слова) связана с коренными изменениями в области информационных технологий, в первую очередь, компьютерных и се тевых. Содержательная сторона подразумевает выработку новых способов про дуцирования качественно новой информации. Для обозначения содержательной стороны уместно, по мнению автора, использовать термин «знаниевая револю ция», поскольку он подчркивает тот факт, что речь идт не просто о количест венных изменениях, а о качественных преобразованиях. В конце главы делается вывод, что раскрыть содержание понятий «информационная революция» и «знаниевая революция» и дифференцировать их можно только через сопостав ление терминов «информация» и «знание».

Вторая глава диссертационного исследования «От информации к знаниям: проблемы и перспективы разворачивания знаниевой револю ции» посвящена рассмотрению перспектив осуществления знаниевой револю ции в обществе «пост», как они представлены и осмыслены в современной со циально-гуманитарной науке.

Ракитов А.И. Информация, наука, технология в глобальных исторических изменениях. – М.: ИНИОН РАН, Центр ИСТИНА, 1998. С. 86.

В параграфе 2.1. «Информация и знание: концептуальный анализ» предлагается сопоставительный анализ понятий «информация» и «знание», вы являются их специфические характеристики.

В пункте 2.1.1. «Информация и знание: соотношение понятий» указы вается на то, что термин «информация» стал очень востребован в научном дис курсе, начиная со второй половины XX в. Эта востребованность была обуслов лена активным развитием кибернетики и искусственного интеллекта. Ей дава лись следующие определения: «отрицание энтропии» (Л. Бриллюэн);

«передача разнообразия» (У.Эшби);

«мера сложности структур» (А.Моль);

«вероятность выбора» (А.М. Яглом) и др. Большой вклад в развитие теории информации внес К. Шеннон, разработавший математические методы описания информа ции. Специфика его подхода состояла в том, что, акцентируя внимание на ко личественных характеристиках информации, он сознательно игнорировал е содержательную сторону. Последовавший вскоре переход кибернетической терминологии в гуманитарные науки достаточно быстро выявил необходимость различать информацию как нейтральную по отношению к человеку единицу некоторого содержания и знание как результат индивидуального смыслообра зования. Термин «знание» является одним из базовых терминов классической гносеологии и эпистемологии. Современные авторы (например, П.П. Гайденко, Л.А. Микешина и др.) указывают на его следующие отличительные характери стики: во-первых, осмысленность (познание плюс понимание), т.е. знание это осмысленная, проинтерпретированная и понятая человеком информация, зна ние личностно, предполагает когнитивную активность человека, актуализацию его жизненного опыта;

во-вторых, наличие цели, которая выступает структуро образующим ядром, задающим ориентиры и критерии интерпретации инфор мации, определяет, какая является значимой, а какая фоновой, определяет ие рархию информации по степени важности;

в-третьих, наличие ценностного компонента, «знание это информация + оценка»;

в четвртых, знание – это практика, выступающая как способ использования информации, знание означа ет умение координировать свои действия с поставленной целью.

В пункте 2.1.2. «Проблема «информация – знание» в работах теоре тиков «постиндустриального общества», «информационного общества» и «общества знания»» отмечается, что уже в работах классиков постиндустри ального и информационного обществ имела место попытка развести понятия «информация» и «знание», хотя в большинстве случаев они употреблялись и употребляются как взаимозаменяемые. К общим положениям относительно природы знания, выработанным в теориях современного общества, можно от нести следующие: знание не является конкурентным ресурсом, т.е. оно являет ся общедоступным;

знание как таковое суть не нематериально;

знание накапли вается нелинейно, то есть благодаря открытиям и озарениям оно скачкообразно растт;

знание относительно, т.е. каждый отдельный фрагмент знания приобре тает значение только в системе других фрагментов, создающих контекст;

зна ние коммулятивно;

знание является мобильным ресурсом;

знание компактно;

знание неисчерпаемо и накапливается с возрастающей скоростью;

знание уни кально и избирательно, элитарно, несмотря на то, что общедоступно. Д. Белл, дифференцируя понятия «информация» и «знание», указывал, что информация представляет собой разного рода системы данных (документация, планирова ние (производственные планы, резервирование билетов), демографические и библиотечные сведения и т.п.), а знание «совокупность субординированных фактов или суждений, представляющих собой аргументированное утвержде ние или экспериментальный результат, способный быть переданным другим людям с использованием средств связи в определнной систематической фор ме»22. Э. Тоффлер, разделяя термины «данные», «информация» и «знание», под первым термином понимал несвязанные «факты», под вторым – данные, разби тые на категории, классификационные схемы, под третьим – информацию, от кристаллизованную в общих утверждениях. Несмотря на наличие в работах Д. Белла и Э. Тоффлера указания на несводимость друг к другу понятий «ин формация» и «знание», различие между ними не является для них методологи чески принципиальным, поэтому часто взаимозаменяются во избежание «скуч ного повторения» (Э. Тоффлер)23. Далее указывается, что представители кон цепций информационного общества и общества знания зачастую демонстриру ют ещ более индифферентное отношение к категориальному аппарату, кото рый используют при описании современного общества. В частности, приводит ся пример «терминологического анархизма», демонстрируемого японским эко номистом Т. Сакайей, который в своих работах использует как взаимозаменяе мые понятия «информация», «знание», «мудрость». В конце параграфа делается вывод о том, что в связи со сложившейся ситуацией, возникает потребность по смотреть на то, как проблема «информация – знание» решается в социально гуманитарных теориях альтернативных постиндустриальным и информацион ным.

В параграфе 2.2. «Осмысление проблем и перспектив перехода от информационной революции к знаниевой в современной социально гуманитарной мысли» осуществляется анализ репрезентативных теме диссер тационного исследования теорий, в которых ставится проблема несводимости знаниевой революции к информационной, осмысляются основные причины, препятствующие е осуществлению в современном обществе.

Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования / Перевод с английско го. Изд. 2-ое, испр. и доп. – М.: Academia, 2004. С. 235.

Тоффлер Э. Метаморфозы власти. – М.: ООО "Издательство ACT", 2003. С. 41.

В пункте 2.2.1. «Критический анализ информатизации и е роли в трансформации общества в современных социально-гуманитарных науках» рассматриваются теоретические позиции ряда современных исследователей, таких как Т. Роззак, Г. Шиллер, А. Бард, Я. Зодерквист и др., по проблеме влия ния информационной революции на дестабилизацию общественного и индиви дуального сознания, препятствующую разворачиванию знаниевой революции.

Американский социолог Т. Роззак, указывая на различие понятий «ин формация» и «знание», утверждает, что информация, подаваемая в виде разроз ненных фактов, не только не способствует развитию мышления, но зачастую мешает ему. «Культ информации», имеющий место в современном обществе, размывает границу между информацией и знанием, что приводит к целому ряду негативных последствий, среди которых, например, возникновение иллюзии, что количественное увеличение объма информации, циркулирующего в обще стве, непременно влечт за собой глубокую трансформацию самого общества.

Социальные системы поддерживаются «великими идеями», имеющими мощ ный ценностный потенциал, и принципиально отличающимися от потока ней тральных фактов. Г. Шиллер рассматривает проблему информатизации сквозь призму развития рыночной экономики. Он отмечает, что в современном обще стве за обилием информации часто скрывается регресс, возврат к невежеству, поскольку большинство информации, транслируемой через разного рода СМИ и Интернет, не отражает действительность, а предлагает различные способы бегства от не и примитивизирует е. Шведские авторы А. Бард и Я. Зодерквист отмечают, что развитие информационных технологий с неизбежностью приве дт к новому виду социального неравенства, только базироваться оно будет не на владении капиталом, а на владении знанием. В новом обществе «нетокра тия» (новый правящий класс) установит монополию на знание, а «консьюмта риату» (новому пролетариату) придтся иметь дело с потоками бессмысленной информации. Разделяя знание и информацию, авторы утверждают, что одной из ключевых проблем современности является переизбыток информации, «мен тальное загрязнение», которое ряд исследователей называют «информацион ным шумом». «Информационный шум» становится неизбежным по той причи не, что существует критическая для обычного человека интенсивность подачи информации, е превышение неотвратимо ведт к тому, что получаемая ин формация теряет смысл и ценность, становится нерелевантной.

Поиски решения данной проблемы ведут к возникновению теорий и це лых дисциплин, пытающихся предложить варианты выхода из сложившейся ситуации «информационного гипервитаминоза». В частности, бельгийский ки бернетик Ф. Хейлиген видит решение данной проблемы в создании так назы ваемого «глобального мозга», формируемого путм интеграции трх состав ляющих: человеческого интеллекта, компьютерного интеллекта и координаци онных механизмов, направляющих к тому ресурсу, который способен разре шить назревшую проблему. Глобальный мозг представляет собой своеобразную ментальную карту, на которой указаны оптимальные пути связи всех необхо димых для решения проблемы физических и когнитивных ресурсов и, которая поможет людям справиться с вс более усиливающейся информационной пере грузкой. Варианты решения назревшей проблемы предложены также в рамках особой теоретико-прикладной области – управление знанием (Knowledge Management), которая, по мнению е создателей, должна обеспечить интегра тивный подход к созданию, сбору, доступу и использованию информационных ресурсов организации, включающих структурированные базы данных, тексто вую информацию, а также неявное знание и экспертизу. Несмотря на то, что в рамках вышеперечисленных теорий был предложен целый ряд конструктивных шагов, вс же их рекомендации по преобразованию информации в знание но сят, по-преимуществу, чисто технический характер и не могут решить фунда ментальный вопрос о механизмах перехода от информационной революции к знаниевой.

В пункте 2.2.2. «Проблема информации и знания в постмодернист ском дискурсе» рассматриваются перспективы разворачивания знаниевой рево люции, как они представлены в рамках постмодернистской социально гуманитарной теории. Специфика постмодернистского подхода состоит в том, что е представителей интересуют не столько экономические трансформации и система занятости, а СМИ, реклама, мода, т.е. те сферы, которые составляют наше повседневное информационное окружение. К общим положениям по стмодернизма, которые определяют разделяемую большинством авторов пози цию на проблему знания и информации, можно отнести следующие: во-первых, признание кризиса «архео-онто-тео-телео-фалло-фоно-логоцентризма» (Ж. Деррида), на котором базировалась идеология эпохи Просвещения;

во вторых, утверждение принципиального релятивизма, как гносеологического, так и этического, снятие всех традиционных оппозиций, таких как истина и за блуждение, добро и зло, сакральное и профанное, знание и незнание. В постмо дернизме знание стало трактоваться как результат тоталистической мысли, на силия Разума, его претензий на абсолютную истину, а, следовательно, власть.

Вводя в дискурс понятие «поверхность», философы-постмодернисты, в частно сти Ж. Делз, утверждают, что «блуждание по поверхности» – единственная возможность создания нового, поскольку любая укореннность ограничивает творческий акт смыслопорождения исходным сущностным проектом;

а истин ное рождение, возникновение подлинно нового происходит только на поверх ности. Исходя из идеи отсутствия аутентичного смысла, постмодернисты пола гают, что провести демаркационную линию между знанием и мнением (doxa) невозможно.

Французский философ Ж. Бодрийяр, анализируя феномен «массы», по казывает какие радикальные трансформации происходят в ситуации «конца со циального» с понятиями «смысл» и «знание». Истина, смысл, знание исчезают, остаются зрелищность и знаковость. Информационная революция, если опи раться на теорию Ж. Бодрийяра, представляет собой процесс продуцирования симулякров. В то время как перспективы знаниевой революции вообще отсут ствуют, т.к. «избыток знаний безразлично рассеивается по поверхности во всех направлениях, при этом происходит лишь замена одного слова другим»24. Дру гой французский исследователь Ж.-Ф. Лиотар полагает, что многочисленные трансформации в современном обществе связаны с изменением статуса знания:

оно становится основной производительной силой. Вводя понятие «метанарра тив», обозначающий сложившуюся в конкретный исторический период форму употребления знания, Ж.-Ф. Лиотар отмечает, что эпоха модерна зиждилась на метанарративах, основанных на идеях Просвещения, к которым относились идеи рационализма, свободы и социального прогресса. Состояние постмодерна охарактеризовалось кризисом метанаррации, т.е. критическим отношением к любой системе идей, претендующей на универсальность и устанавливающей идеологическую монополию. Ж.-Ф. Лиотар как последовательный представи тель постмодернизма, во-первых, утверждает релятивизацию и децентрацию в системе знания, во-вторых, указывает на то, что в ситуации «пост» никто уже не имеет привилегированного доступа к истине, а, следовательно, принципи альным образом меняются представления о роли и значении учных в продуци ровании знания, они теряют прерогативу основных субъектов знаниевой рево люции. В отечественной науке в постмодернистском ключе проблему знания и информации ставит Д.В. Иванов. Разделяя понятия «информация» и «знание», он отмечает, что в современном обществе имеет место многократное увеличе ние коммуникаций, т.е. актов передачи информации, но не в коем роде не из менение или улучшение самих сообщений или их интерпретаций. Коммуника ция – это поток символов, а более точно, поток специально созданных образов.

Д.В. Иванов утверждает, что современная реальность – это система симуляк ров, а наше общество и жизнь становятся все более виртуальными. В конце отмечаются достоинства и высказываются некоторые критические замечания относительно постмодернистской позиции на проблему соотношения информа ции и знания.

В «Заключении» подводятся итоги исследования, делаются краткие вы воды, а также определяются пути дальнейшей исследовательской работы.

Бодрийяр Ж. Прозрачность зла. – М.: Добросвет, 2000. С. 21.

Основное содержание диссертационного исследования отражено в сле дующих публикациях автора:

Монографии:

Генезис информации, информатика, информационное взаимодейст 1.

вие в эпоху научно-технической революции (монография) (в соавторстве с Е.Б. Ивушкиной, О.И. Лантратовым, В.В. Ходяковым, О.В. Шемет) // Шахты:

Изд-во ЮРГУЭС, 2008. – 6, 4 п.л. (1,0 п.л.).

Информационные преобразования и информационные взаимодей 2.

ствия в процессе формирования современного общества (монография) (в соав торстве с Е.Б. Ивушкиной, Н.И. Морозовой) // Новочеркасск: Лик, 2011. – 6, п.л. (3,1 п.л.).

Статьи, опубликованные в изданиях, рекомендуемых ВАК:

3. Научные и технические открытия как предпосылки научно технической революции // Актуальные проблемы философии социально гуманитарных наук: Всероссийская научно-практическая конференция 20- марта 2008 г. – Ростов н/Д: Из-во СКНЦ ВШ ЮФУ АСПН, 2008. – С. 25-33.

4. Нанотехнологии как новый этап научно-технической революции // Гуманитарные и социально-экономические науки. – Ростов-на-Дону, 2008. №5.

С. 21-26.

5. Межкультурное взаимодействие: информационный подход // Совре менные проблемы межкультурных коммуникаций: язык, культура, общество:

Всероссийская научно-практическая конференция 11-15 мая – Ростов н/Д: Изд во СКНЦ ВШ ЮФУ АПСН, 2009. – С. 112-120.

6. Информационная революция и гуманизм как элементы формирования современного общества // Гуманитарные и социально-экономические науки. – Ростов-на-Дону: СКНЦ ЮФУ, 2009. Спецвыпуск. – С. 106.

7. Информационная революция в процессе социально-экономического развития общества // Гуманитарные и социальные науки. 2009. №6. С. 58-63. – URL: http://hses-online.ru/2009/06/09_00_08/06.pdf.

8. Проблема соотношения понятий «информация» и «знание» в контек сте современных зарубежных и отечественных исследователей // Гуманитарные и социально-экономические науки. 2010. №1. С. 47-51. – URL: http://hses online.ru/2010/01/09_00_08/07.pdf 9. Информация и знание: взаимосвязь понятий // Гуманитарные и соци ально-экономические науки. – Ростов-на-Дону, 2010. №4. С. 12-15.

10. К вопросу о субъектах информационной и знаниевой революции // Гуманитарные и социально-экономические науки. 2010. № 4. С. 98-107. – URL:

http://hses-online.ru/2010/04/09_00_13/12.pdf Статьи, опубликованные в сборниках научных трудов и иных изданиях:

11. Воздействие научно-технической революции на мировоззрение // Нау ка в современном обществе: состояние и тенденции развития. Материалы кон ференции. Первая межвузовская научная конференция 17-18 мая 2007, г. Шах ты / под ред. д.ф.н., профессора Е.Ю. Положенковой. – Шахты: Изд-во ЮРГУ ЭС, 2007. – С. 77-79.

12. Влияние научно-технической революции на систему образования // Молодежь и наука: реальность и будущее: Материалы II Международной науч но-практической конференции (г. Невинномысск, 3 марта 2009) / Редкол.:

В.А. Кузьмичев, О.А. Мазур, Т.Н. Рябченко, А.А. Шатохин: в 9 томах. – Невин номысск: НИЭУП, 2009. Том III: История. Политология. Социология. Филосо фия. – 2009. – С. 380-382.

13. Феномен техники в истории научно-технической революции // Наука в современном обществе: состояние и тенденции развития: материалы Всерос сийской научно-практической конференции, (г. Шахты, 22-23 апреля 2009 г.) / редкол.: Е.Ю. Положенкова [и др.]. – Шахты: ГОУ ВПО «ЮРГУЭС», 2009. – С. 15-18.

14. Влияние информационной революции на становление научного позна ния (в соавторстве с Е.Б. Ивушкиной) // Человек в мире людей: культурно философский аспект: Материалы III Международной научно-практической конференции «Человек и общество: проблемы взаимодействия» / под ред.

А.А. Конопленко. – Саратов: ИЦ «Наука», 2010. – С. 20-28.

15. Информационная революция в работах теоретиков информационного общества // Перспектива-2010: Материалы Международной научной конферен ции молодых учных, аспирантов и студентов. – Т.V. – Нальчик: Каб.-Балк. ун т., 2010. – С. 24-27.

16. Цивилизация и культура как части информационной системы // Соци ально-гуманитарные проблемы современности: сб. науч. трудов/ редкол.:

Н.И. Гусев, В.В. Котлярова, О.Н. Сысоева [и др.] ГОУ ВПО «Южно-Рос. Гос.

ун-т экономики и сервиса». – Шахты: ГОУ ВПО «ЮРГУЭС», 2010. – С. 99-103.

17. Информационное, информатическое и информациональное общество:

взаимосвязь понятий // Наука в iнформацiйному просторi: матерiали VI Мiжнар. Наук.-практ. Конф., 16-17 верес. 2010 р.: В 5 т. – Д.: Бiла К.О., 2010.

Т.2. Науковi працi з питань державного управлiння, iсторii, фiлософii, права. – С. 43-48.

18. Информация как фактор фундаментальных перемен в современном мире // Сборник трудов II Международной научной конференции молодых уч ных «Актуальные проблемы науки и техники» Том II. – Уфа: Нефтегазовое де ло, 2010. – С. 257-259.

Подписано в печать 29.04. Формат 6084 1/16. Усл. печ. л Тираж 80 экз. Заказ 47- Отпечатано в Издательско-полиграфическом комплексе «Колорит» 346430, г. Новочеркасск, пр. Платовский 82 Е тел: 8-918-518-04-29;

8-952-603-0-

 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.