авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Проблема тревоги в европейской и американской философии хix- хх веков.

На правах рукописи

Зотова Анна Олеговна ПРОБЛЕМА ТРЕВОГИ В ЕВРОПЕЙСКОЙ И АМЕРИКАНСКОЙ ФИЛОСОФИИ ХIX- ХХ ВЕКОВ.

Специальность 09.00.03 – история философии

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук

Ростов-на-Дону 2013

Работа выполнена в ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет» на кафедре истории философии факультета философии и культурологии Научный руководитель – доктор философских наук, профессор Золотухина Елена Всеволодовна

Официальные оппоненты: Зарубин Александр Георгиевич доктор философских наук, профессор кафедры общегуманитарных дисциплин Гуковского института экономики и права (филиал) Ростовского государственного экономического университета (РИНХ).

Басина Наталья Ивановна доктор философских наук, профессор, заведующая кафедрой «Социальная работа» Донской государственный технический университет Ведущая организация – Южно-Российский Гуманитарный Институт.

Защита состоится 4 июля 2013 года в 16.00 на заседании диссертационного совета Д 212.208.11 по философским наукам при Южном федеральном университете по адресу: 344038, г. Ростов-на-Дону, пр.Нагибина, 13, ЮФУ, ауд. 434.

С диссертацией можно ознакомиться в зональной научной библиотеке Южного федерального университета по адресу: 344006, г. Ростов-на-Дону, ул.

Пушкинская, 148.

Автореферат разослан «» _ 2013 года.

Ученый секретарь диссертационного совета Иващук О.Ф.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования.

В определенном смысле тревога всегда была в центре внимания философии, если согласиться с тем, что философию рождает неуверенность человека в своем происхождении, в своей судьбе. Исследование философского смысла понятия тревоги могло бы быть связанно со всей историей человечества. Но в данном исследовании мы хотели бы рассмотреть проблему тревоги в европейской и американской философии XIX - ХХ веков.

Проблема тревоги начинает активно подниматься во второй половине XIX века. Социокультурные изменения – развитие буржуазного общества, капитализма, распространение протестантизма – приводят к актуализации проблемы тревоги. До С. Кьеркегора философия не обращалась к проблеме человека, с Кьркегором же философия повернулась от метафизики к экзистенциальной тематике. Происходит поворот к человеку – на первый план выходит философия экзистенциализма. Актуализация тревоги в жизни человека приводит к ее актуализации в философии.

Исследование проблемы тревоги является важным для понимания генезиса современной философии – экзистенциализма, персонализма, поздней феноменологии. Такое исследование позволяет нам понять, как формируется современная философская проблематика, онтология.

ХХ век для человечества был эпохой потрясений, которые поставили под сомнение традиционные ценности культуры и само бытие человека. Это стало причиной того, что в ХХ веке получили большое распространение научные теории, предвещающие человеческой цивилизации катастрофический исход.

Современное общество – это «общество риска», человек не получает в нем надежных гарантий безопасности. Современного человека пугают перспективы развития мировой цивилизации, вносят в его жизнь чувство неуверенности в завтрашнем дне.

Каждый современный человек, внимательно относящийся к своей жизни, замечает, основываясь на своем жизненном опыте, что в наше время тревога охватывает все стороны жизни. И если в XX в. тревога была скрытой, то сейчас она вышла на поверхность, стала явной. У людей появилась осознанная тревога. Тревога всегда незримо наполняет наше бытие, представляя собой неуловимый тревожный фон. Тревога не доступна сознанию постоянно, она присутствует в жизни человека, образуя едва уловимый тревожный фон.

Описание скрытого проявления тревоги мы встречаем у М. Хайдеггера: «Эта жуть постоянно настигает присутствие и грозит, пускай неявно, его обыденной затерянности в людях. Эта угроза фактично может сочетаться с полной уверенностью и беспроблемностью повседневного озабочения. Ужас может проснуться в безобиднейших ситуациях. Не требуется даже и темноты, в которой человеку обычно чаще делается жутко. В темноте подчеркнутым образом «ничего» не видно, хотя как раз мир все еще и настойчивее есть в своем «вот»1.

С приходом мирового экономического кризиса кажущая стабильность не только в России, но и в Европе пошатнулась. То, что раньше казалось контролируемым, оказалось неподвластным обывателям.

Развитие средств коммуникации, появление множества возможностей взаимодействия различных культурного приводит к тому, что одни культуры проникают в другие. Как следствие, человек существует в фрагментарной культуре, связь поколений потеряна, поэтому индивид больше не чувствует свою принадлежность определенной культуре. Он понимает, что мир, в котором он живет, опасен, нестабилен. Человек ощутил свою незащищенность и слабость, поэтому находится в состоянии тревоги.

Изучение данной проблемы актуально и потому, что в рамках теорий, посвященных тревоге, авторы ищут способы преодоления тревоги. В различных областях знаний предлагают свои пути решения проблем. Борьбой с тревогой занимается даже медицина, фармакология. Однако преодоление тревоги с помощью лекарственных средств влечет снятие симптомов, человек борется со следствием, а не с причиной. Практически ориентированная философия и психология показывают не только как бороться с тревогой, с ее причинами, но и как преобразовать тревогу в позитивное русло, использовать ее для развития человека как личности.



Степень разработанности темы.

В XX веке экзистенциальная проблематика становится ключевой в философских исследованиях. В качестве предшественников экзистенциализма можно назвать таких мыслителей, как Ницше, Бергсон, Виндельбанд, Риккерт, Дильтей. Но именно начало экзистенциализма связывается с именем Серена Кьеркегора (1813-1855). Проблематика, затронутая Кьеркегором, оказала большое влияние на Хайдеггера, и собственно, на философов экзистенциалистов: Ж.-П. Сартра и А. Камю, Х. Аренд, С. Бовуар, М. Мерло Понти, Г. Марселя, К. Ясперса, Н. Абаньяно, М. Бубера, М. де Унамуно, П.

Тиллиха.

В русской философии также поднималась эта проблематика в работах таких мыслителей, как С. Франк, С. Булгаков и П. Флоренский, В.

Вышеславцев и И. Ильин, В. Розанов, Н. Бердяев и Л. Шестов.

Экзистенциалы человеческого бытия стали предметом изучения главным образом в философии XIX-XX века. Наибольшее внимание уделялось исследованию феномена тревоги самой по себе, а также тревоги и одиночества, тревоги и смерти представители философии жизни, экзистенциальной философии, школ психоанализа, пост-классической философии и Хайдеггер, М. Бытие и время / М. Хайдеггер;

пер. с нем. – М.: Ad MACENTUM, 1997, с.

189.

постмодернизма. Однако некоторые философы намного раньше обратили на экзистенциалы особое внимание (С.Кьеркегор, Б.Паскаль, а до этого и Платон, Плотин, Августин Аврелий, М.Монтень и др.).

Во-первых, экзистенциалы рассматриваются мыслителями с философско психологической точки зрения: З.Фрейдом, К. Юнгом, Л. Бинсвангером, Ж.П.

Сартром, С.де Бовуар, В. Франклом, Р. Мэем, Э. Фроммом, К. Роджерсом, К.

Ясперсом, Э. Эриксоном.

Во-вторых, экзистенциалы рассматриваются мыслителями как феномены человеческого бытия. С. Кьеркегор, Б. Паскаль, Л. Бинсвангер, М. Хайдеггер, Х.Г. Гадамер, М. Шелер, Н.А. Бердяев, М. Бубер, Ж. Бодрийар, Ж. Деррида, Ж.

Делез, Ж.-П. Сартр, К. Ясперс, П. Тиллих, М. Мерло-Понти говорят об экзистенциалах как особых предметах сознания, которые содержат переживания человека.

Проблема тревоги поднимается в трудах античных мыслителей – Гераклита, Платона, Аристотеля, Эпикура, Марка Аврелия, Аннея Луция Сенеки, Эпиктета, Тита Лукреция Кара, Цицерона, Плотина, и др. Также эта проблема поднимается в трудах ученых, занимавшихся исследованием того, как проявляются экзистенциалы в античности, опираясь на исторические свидетельства Диогена Лаэртского, Геродота, Плутарха, Порфирия, Прокла и др. Это работы Ф.Х. Кессиди, А.Ф.Лосева, М.К. Мамардашвили, Р. Генона, Ф.Шеллинга, Ж.П. Вернана и др.

В христианской теологии и средневековой философии также поднимается тема тревоги. В этот период тема тревоги зачастую поднимается в связи с экзистенциалами смерти и одиночества. Эта тема встречается в трудах таких мыслителей, как Августин Аврелий, Псевдо-Дионисий Ареопагит, Тертуллиан, П.Абеляр, М.Лютер, Ж.Кальвин, У.Цвингли, и др.

Проблему тревоги мы находим и в работах мыслителей эпохи Возрождения и Нового времени – Н. Макиавелли, Б. Паскаля, М. Монтеня, Р.

Декарта, Г.В. Лейбница, Б. Спинозы, Т. Гоббса, Д. Дидро, Д. Юма и др. Этих концепции анализируются в работах - Д.Реале и Д.Антисери, Р.Генона, В.Дильтея, А.Ф.Лосева, В.Тиллиха, Н.А.Бердяева, М.Фуко др.

В трудах О.ф.Больнова, М.Бубера, Б.Э.Быховского, Т.В.Артемъевой, В.Виндельбанда, Ф.Х.Кессиди, Дж.Сантаяны, П.П.Гайденко, А.Ф.Лосева, Г.В.Майорова, И.П.Малиновой, Б.Рассела, А.М.Руткевича, Э.Ю.Соловьева, М.А.Малышева, М.К.Мамардашвили, С.Н.Некрасова, П.Тиллиха, и др.

анализируется влияние на западноевропейскую и отечественную философию философских концепций мыслителей, обращавшихся к изучению проблемы тревоги.

Объект исследования – проблема тревоги в истории философии Предмет исследования – философские концепции тревоги в американской и европейской философии XIX-XX веков.

Цель и задачи диссертационного исследования.

Целью исследования является анализ и сопоставление ведущих философских концепций тревоги как экзистенциальной характеристики жизни в философии XIX-XX веков.

Такая постановка проблемы предполагает решение следующих задач:

- рассмотреть философское исследование тревоги как вытекающее из социокультурных характеристик ХIХ-ХХ века;

- эксплицировать из работ С. Кьеркегора его описание тревоги, исторически предваряющее обращение к ней философии ХХ века;

- показать рассмотрение экзистенциала тревоги в немецкой и французской экзистенциальной философии ( Ж.П. Сартр, М. Хайдеггер);

- показать трактовки экзистенциала тревоги в модернизированной американской философии протестантизма (П. Тиллих);

- выяснить особенности светских философских концепций тревоги;

- проанализировать экзистенциал тревоги в «практически ориентированной философии», то есть, в философии, тесно переплетенной с психотерапевтической практикой ( Э.Фромм, Р. Мэй).

Методы исследования Автор опирается в первую очередь на принцип историзма, кладет в основу исследования идею социокультурной детерминации. Именно этим обусловлено написание первых двух параграфов работы, предназначенных, во первых, для краткого освещения предыстории избранного нами сюжета и, во вторых, для демонстрации того, из каких реалий культуры и общества вырастает философское рассмотрение тревоги.

Важными для работы выступают аналитический метод и метод дескрипции, позволяющие эксплицировать главные позиции рассматриваемых философов по проблеме тревоги. Автор активно прибегает к методу сравнения и интерпретации, сопоставляя разные философские позиции по теме тревоги.

Поскольку М. Хайдеггер в свое время ввел применяемый ныне термин «экзистенциал», который с помощью метафоры может указывать на важные характеристики человеческого бытия в мире, мы используем его для характеристики тревоги.

В диссертации слова «страх» и «тревога» нередко употребляются как синонимы. При написании работы с ними возникали сложности, потому, что мы имеем дело с разными европейскими языками и с переводами. В сборник работ С.Кьеркегора «Страх и трепет», вышедший на русском языке, были включены основные работы С.Кьеркегора по проблеме тревоги: «Страх и трепет», «Понятие страха» и «Болезнь к смерти». Необходимо отметить, что понятия переведены в названиях одним русским словом «страх». В оригинальном же тексте имеют место два разных слова. В книге «Страх и трепет» имеется в виду конкретный, предметный, определенный страх, Кьеркегор употребляет датский аналог немецкого понятия Furсht или английского feаr, а в книге «Понятие страха» речь идет о тревоге, Кьеркегор употребляет датский аналог понятия Аngst или аnxiety.

Анна Вежбицкая, филолог и культуролог, создала цикл работ, которые посвящены сравнительному анализу слов, существующих в разных языках, которые традиционно принято рассматривать как эквивалентные переводы. В том числе, у нее есть работа, посвященная соотношению слова «Аngst» в с понятием Furсht, а также сходными понятиями других европейских языков.

Исследование касается также использования этих понятий в контексте специальной философско-психологической терминологии. А. Вержбицкая говорит о том, что истоки этого слова необходимо искать в духовном наследии Мартина Лютера, который оказал ощутимое влияние на культуру и язык Германии и скандинавских стран, в которых приняли лютеранство. Вежбицкая пишет о том, что в учении Лютера понятие «Angst» связано с идеей Ада, оно связано не столько с устрашающими образами этого места, а скорее с Адом как с мукой, испытываемой человеком на земле, эта мука связана с субъективным переживанием Божьего гнева и отвержения. Вежбицкая подчеркивает, что именно в таком контексте это слово появилось в немецком языке и в немецкой культуре, как и в языках и в культурах других стран Северной Европы, например, Дании. Напомним, что именно Дания родина Кьеркегора.





Необходимо отметить, что похожие термины других языков, например, английского, отличаются от слова «Angst» по своему когнитивному содержанию;

поэтому зачастую в английских текстах это слово приводится без перевода.

Рассматривая концепции Э. Фромма и Р. Мэя, мы используем понятие «практически ориентированная философия». Под ней подразумевается философия, тесно переплетенная с психотерапевтической деятельностью, служащая методологическим основанием практической работы с сознанием с целью его гармонизации.

Стоит особо отметить присутствующее в тексте работы внутреннее различение смысловых оснований исследования, позволяющих увидеть тему тревоги с одной стороны, как тему тревоги «у светских и религиозных авторов», а с другой – как тему тревоги « у европейских и американских авторов» и с третьей – как сюжет для рефлексии в разных столетиях – девятнадцатом и двадцатом. Такого разделения по разным основаниям трудно было избежать в силу того, что «тревога тревожила» очень различных мыслителей на разных континентах на протяжении двух недавних столетий. В то же время, все без исключения исследуемые авторы, независимо от их проживания и мировоззренческой позиции, являются авторами экзистенциальными, то есть, занятыми проблемами человеческого существования (хотя экзистенциалистом называл себя один лишь Ж.-П.Сартр) Научная новизна исследования заключается в следующем:

-проанализированы трансформации темы тревоги в европейской и американской философии ХIХ-ХХ веков, связанные как с выходом на широкую арену безрелигиозного мировоззрения, так и с повышением уровня социокультурной неопредленности;

- выяснены главные содержательные моменты концептуализации тревоги в работах христианского автора С. Кьеркегора, давшего в своих произведениях («Страх и трепет», «Понятие страха» и «Болезнь к смерти», «Повторение») описание тревоги как результата человеческого греха и вины, указано, что философское описание протестантского переживания тревоги непосредственно предшествующие ее тематизации у философов ХХ века;

- дано рассмотрение содержания экзистенциала тревоги в немецкой и французской экзистенциальной философии ХХ века: Ж.П. Сартр («Бытие и Ничто», «Очерк теории эмоций»), М. Хайдеггер («Бытие и время», «Слова Ницше «Бог мертв»»). Показано что внеконфессиональные экзистенциальные авторы связывают тревогу в первую очередь с проблемой подлинности человека и его свободы в ходе повседневной жизни, утверждая, как и С.Кьеркегор, неустранимость тревоги;

- проанализировано рассмотрение экзистенциала тревоги в модернизированной философии американского протестантизма (П. Тиллих).

Выяснено, что философия Тиллиха, не покидая почвы христианства, тем не менее видит ее изживание на путях мистического опыта;

- выяснены особенности светских философских концепций тревоги, принадлежащих «практически ориентированным» философам-психотерапевтам ( Э.Фромм: «Анатомия человеческой деструктивности», «Бегство от свободы», «Иметь или быть», «Человек для себя», «Искусство любить», «Психоанализ и культура»;

Р.Мей: «Открытие бытия: очерки экзистенциальной психологии», «Смысл тревоги», «Freedome and destiny», «The Cry for Myth», «Contributions of existencial psychotherapy», «Psychology and the human dilemma»). Выяснено, что они не связывают тревогу с отношением к трансцендентному, а усматривают ее причины в процессах социального и межличностного отчуждения, а также в неизбежности встречи со смертью;

кроме того, стремясь гармонизировать сознание пациентов, они видят в избыточной тревоге патологический момент, который может быть устранен.

Основные положения диссертации, выносимые на защиту 1. Повышенный интерес мыслителей ХIХ-ХХ века к теме тревоги обусловлен как историческими духовными, так и актуальными социокультурными предпосылками. Важнейшим, сложившимся в рамках христианского сознания, источником этого внимания послужило значительное распространение в Европе и США протестантизма, трактующего божественную предопределенность как неопределенность личного будущего и потому вызывающего чувство тревоги у верующих. В ХХ веке «религиозная тревога» сменяется в силу процесса секуляризации тревогой свободы, тревогой судьбы, тревогой одиночества, которые лишь усиливаются под влиянием стремительных социальных процессов и лавинообразного нарастания неопределенности во всех сферах жизни.

2. В ХIХ веке наиболее развернутую концепцию тревоги предлагает С.

Кьеркегор. Его концепция – пример религиозного понимания причин тревоги и возможности ее преодоления. Тревога для Кьеркегора - неотъемлемая характеристика существования, она тесно связана с верой и предполагает наличие внутреннего конфликта, выступая в ряду таких явлений как свобода, грех и вина. Чем выше у человека творческий потенциал, тем сильнее он может переживать вину и тревогу. Рассматривая взаимосвязь тревоги и греха, Кьеркегор приходит к пониманию тревоги, как следствия того греха, который является отсутствием осознания греха, как страх бездуховности. В человеке есть тревога перед злом.

3. Пауль Тиллих, также протестантский мыслитель, несколько по-иному рассматривает тему тревоги в ХХ веке. В работе «Мужество быть» П. Тиллих классифицирует типы тревоги, противополагая им виды мужества. Вслед за Кьекрегором он говорит о взаимосвязи тревоги и вины, но выделяет главную для Кьеркегора «тревогу вины и осуждения» как отдельный вид тревоги, предполагающий существование и других. Как и С. Кьеркегор, П. Тиллих говорит о том, что тревога смерти возрастает с развитием индивидуализации, пишет о неустранимости в обычной жизни экзистенциальной тревожности. В то же время по Тиллиху, который следует путем протестантского модернизма, тревога все же может быть преодолена в мистическим опыте, в особом состоянии переживания «Бога над Богом», в котором христианский Бог выступает безличным, а не в образе Христа.

4. Один из знаменитых исследователей тревоги ХХ века М.Хайдеггер смотрит на проблему тревоги с собственно философских, внеконфессинальных позиций. Его взгляд не может быть охарактеризован ни как религиозный, ни как безрелигиозный. Он говорит о тревоге, как постоянном фоне человеческого существования вне зависимости от веры или неверия, хотя Хайдеггеру не чужды отсылки к трансцендентному, которое выступает у него под именем бытия.

Не примыкая ни к какому конкретному мировоззренческому проекту, М.

Хайдеггер рассматривает тревогу в связи с вопросом о подлинности самого человека, закладывая в ее основу наше соответствие бытию. Согласно Хайдеггеру, испытывая тревогу, человек осознает свою потенциальность для бытия. Тревога по Хайдеггеру всегда тревога за себя самого. Она перемещает нас из не-подлинности в подлинность и раскрывает для нас некоторые важные моменты бытия. Тревога появляется тогда, когда человек осознает свое одиночество, что он не причастен к Целому.

5. Ж.П. Сартр, анализируя проблему тревоги, как и С. Кьеркегор и П.

Тиллих, вводит понятие стыда. Однако, если у Кьеркегора человеку становится стыдно от того, что на него смотрит Бог, то у атеиста-Сартра стыд исходит из проблемы коммуникации (Я и Другой). Вслед за С. Кьеркегором, Сартр говорит о взаимосвязи тревоги и свободы. Он соглашается с Кьеркегором в том, что необходимо различать тревогу и страх, поскольку тревога - тревога личности перед собой, а страх – это страх перед миром. Но тревога по Сартру — это не боязнь чего-то внешнего, и, конечно, не Бога, которого нет, а осознание полной непредсказуемости своего собственного поведения.

6. «Практически ориентированные» светские мыслители, занимающиеся психотерапией, такие как Э. Фромм и Р. Мэй, опираясь на концепции Кьеркегора, Тиллиха, Хайдеггера, предлагают свою концепцию тревоги. В отличие от религиозных авторов, они также как и Ж.-П.Сартр не обращаются к теме трансцендентного, а видят истоки экзистенциальной тревоги в бытии человека в мире, в его житейских противоречиях, в страхе перед полным уничтожением в смерти, в противоречии «свобода – ответственность».

7.По мнению Э. Фромма, тревога возникает прежде всего потому, что люди утратили единство с природой, друг с другом, они одиноки. Вслед за Кьеркегором и вместе с Сартром Э. Фромм говорит о тревоге, как о переживании по поводу свободы. Получив большую свободу, люди утратили чувство безопасности, стали ощущать свою жизнь как полную риска. Фромм считает, что в этой пропасти между свободой и безопасностью и рождается тревога, испытав которую, люди могут начать бежать от свободы. Однако он полагает, что свобода может быть позитивной: люди могут быть уникальными и при этом не терять связь друг с другом. Как философ-психотерапевт Э.Фромм не может объявить тревогу полностью неустранимой.

8. Р. Мэй, говоря как и Э. Фромм, о бегстве от свободы, тем не менее делает акцент на неопределенности, неуверенности как причине тревоги.

Опираясь на концепцию П. Тиллиха, Мэй пишет что человек испытывает тревогу, когда понимает, что его существование или ценности подвергаются угрозе, им угрожает небытие. Однако, будучи «практически ориентированным» мыслителем, которому надо помогать своим пациентам, он различает конструктивную и невротическую тревогу. Невротическая тревога, не соразмерная реальной опасности, может быть устранена, в то время как тревога, правильно отражающая опасность, способна играть вполне конструктивную роль.

Научно-практическая значимость работы. Результаты, полученные в ходе исследования, позволяют по-новому взглянуть на место тревоги в жизни человека. В исследовании раскрыты причины тревоги как сущностной характеристики жизни человека вообще, и в современном мире в частности.

Таким образом, тревога является не только предметом изучения отдельных направлений научной деятельности (медицины, психологии, философии), а рассматривается как неотъемлемая часть человеческого существования.

Практическая значимость работы состоит в возможности ее использования для чтения специальных курсов по истории философии, философской антропологии, культурологии.

Апробация работы. Основные положения диссертационного исследования докладывались на Международных научно-практических конференциях Строительство-2011, Строительство-2012 (Ростов-на-Дону, Ростовский государственный строительный университет) и на всероссийской научной конференции «Сомнение, вера, опыт (к 300-летию со дня рождения Дэвида Юма)» (Ростов-на-Дону, Южный федеральный университет, факультет философии и культурологии, 2011г.).

Структура и объем работы: Диссертация состоит из Введения, трех глав, содержащих 8 параграфов, заключения и списка литературы. Общий объем работы - 153 машинописные страницы.

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, рассматривается состояние разработанности изучаемой проблемы;

формулируется гипотеза исследования, на основе которой определяются предмет, объект, цель и задачи исследования. В данном разделе работы определяется новизна и значимость результатов исследования, формулируются положения, выносимые на защиту.

В первой главе – «ХIХ век: формирование экзистенциала тревоги» на основе анализа проблемы неопределенности, духовной культуры протестантизма, а также проблемы тревоги в работах С. Кьеркегора, демонстрируется зарождение проблемы тревоги.

В первом параграфе – «История понятия тревоги. Неопределенность как социокультурный исток современного философского понимания тревоги» - продемонстрированы формирование экзистенциала тревоги от античности и до эпохи Просвещения.

Экзистенциал страха объясняется в античной философии как философская проблема, которая требует решения, заслуживающая внимания и побуждающая к совокупности определенных действий со стороны мудреца (т.е.

идеального человеческого типа с точки зрения философии). У страха был свой храм в Спарте, а позже и в Риме, и по свидетельству Плутарха в этом проявился моральный смысл страха зазорных поступков. Моральной категорией, глубоко укорененной в античном менталитете и соответственно получившей широкое отражение в философии, был aidos - страх перед общественным мнением, стыд, благоговейный страх, боязнь бесчестия. Аnaideia киников означала переоценку ценностей, отрицание стыда, и наконец - свободу от страха, и от страха смерти в том числе.

В античности страх угрожает из-за предела, приходит извне, из-за границы телесного, он принадлежит запредельному. Для человека в ранней античности страх был, прежде всего, рядом с человеком, внутри самого человека.

Наследие античной философии, а именно, античный рационализм, оказал влияние на средневековое понимание роли страха в соотношении знания и веры.

Помимо физического страха, страха физической смерти, увечий и ущерба, которых человеку не следует бояться, согласно Священному Писанию, Библия особо выделяет страх за возможность спасения и очищения души, страх за душу. Данная направленность воплощается в особом понятии - понятии Страха Божьего, включающем многочисленные теологические и экзистенциальные смысловые оттенки и нюансы.

В философии Нового времени и Просвещения особое внимание уделяли социальной функции страха. Т. Гоббс говорил о том, что страх – это реакция, присущая человеку в естественном состоянии, в котором есть «постоянная опасность насильственной смерти, и жизнь человека одинока, бедна, беспросветна, тупа и кратковременна»2. Такой страх заставляет человека искать стабильности в установлении договорных отношений, в гражданском обществе.

Но в гражданском обществе возникает иной вид страха, который необходим для поддержания порядка. Это страх наказания, который внушает властью, без такого страха в человеческом обществе невозможна всеобщая власть.

П.А. Гольбах говорил, что страх - это источник чувства общности людей, социальности. П.А. Гольбаха отмечает, что у страха есть важная социальная функция: страх ограничивает злоупотребления. Причем это относится и к обычным людям, так и к тем, кто находится у власти. Без чувства страха тот, кто обладает властью, поддается порокам и развращается. Поэтому страх, с точки зрения П.А. Гольбаха, - это «единственное препятствие, которое общество может противопоставить страстям своих вождей»3.

Г.Ф.В. Гегель считал страх позитивным чувством, которое помогает человеку через сопричастность Абсолютному, Единому обрести подлинную самость.

В иррационализме страху смерти дается новая трактовка. А. Шопенгауэр писал, что страх смерти - это не что иное, как обратная сторона воли к жизни.

Страх смерти биологически универсален, он свойственен каждому живому существу, он заставляет избегать опасностей. Именно поэтому А. Шопенгауэр считает страх смерти великой эмоцией – потому что желание избежать опасности наилучшим образом подтверждает существование воли к жизни.

Неопределенность является одной из основных причин тревоги. Массы, господствующие в обществе, воплощают в себе принцип неопределенности.

Жизнь явно носит вероятностный характер и не дает никому гарантий.

Социальная стихийность, сильная конкуренция, утрата традиционных духовных ценностей делают ее нестабильной, неопределенность проявляется и в вероятностном будущем.

Человек пребывает во фрагментарной культуре, где теряется связь поколений, и он перестает чувствовать свою принадлежность определенной культуре, зависая в «культурной пустоте».

Во втором параграфе – «Протестантская духовная культура как предпосылка формирования экзистенциала тревоги» - демонстрируется взаимосвязь основных положений духовной культуры протестантизма с укоренением проблемы тревоги.

Протестантская этика, распространяясь практически на все стороны жизни верующего, способствует развитию тревоги. Так как, с одной стороны – рушатся традиции, человек сталкивается с чем-то новым и неизвестным, а с другой – идея перфекционизма порождает страх несоответствия идеалам.

М. Лютер отмечает, что «мы все совершаем по необходимости, а не по свободной воле, потому что сила свободной воли — это ничто, она ничего не Гоббс Т. Избранные произведения. В 2 тт. Т. 2. М., 1964. – С. 153.

Гольбах П.А. Избранные произведения. В 2 тт. Т. 1. М., 1963. – С. 175.

может, если нет Божьей благодати, она не способна ни на какое добро»4. Но это касается лишь божественных вопросов, а в земной практической жизни все в руках человека. В этом заключается парадокс протестантизма – с одной стороны он отрицает человеческую свободу как духовный феномен, с другой он фактически обосновывает необходимость этой свободы как явления практической и гражданской жизни.

Еще один парадокс заключается в том, что доктрина об абсолютном предопределении с одной стороны - религиозно обосновала равенство в социальном статусе людей и возможность развития индивидуальности, а с другой - усилила разобщенность людей, укоренив идею об изначально предопределенном неравенстве в отношении дарованной Богом благодати.

Э. Фромм в своей работе «Здоровое общество» отмечает особый патриархальный уклад всей протестантской культуры, отличавшейся от культуры католицизма отсутствием «материнского начала в религиозном учении», В таком укладе человек «остается один, лицом к лицу с суровым и требовательным Богом, милости которого он мог добиться, лишь полностью покорившись ему». Происходит секуляризация потребностей личности, которые связаны с культурой общечеловеческих духовных ценностей. Как следствие, в настоящее время человечество находится в поисках замены другими религиями, с большим вниманием к мистическому содержанию и духовной практике, обращаются к астрологии и эзотерике. Ясно, что в отсутствие традиции человек неизбежно встречается с новыми кризисами в таких заимствованиях.

Можно сделать вывод, что протестантизм говорит о предопределенности жизни человека, но сам человек не знает, что его ждет, и это становится причиной тревоги. Чтобы ослабить тревогу, человек старается следовать своему призванию, сосредоточиться на профессиональной деятельности.

Поскольку человек сосредоточен на материальной стороне жизни, его духовность переживает кризис. На смену религиозной тревоге приходит тревога судьбы, свободы, одиночества.

В третьем параграфе – «Тревога в философии С.Кьеркегора» осуществляется последовательный анализ работ С. Кьеркегора, который одним из первых понятие тревоги.

Кьеркегор отмечает, что в основе европейской философии лежит сомнение. Но сомнение порождает только свободную мысль, свободная личность же рождается из тревоги (поскольку тревога охватывает всю человеческую личность, а сомнение – только область мышления). Таким образом, для Кьеркегора тревога - неотъемлемая часть бытия.

Лютер М. О рабстве воли.// Эразм Роттердамский. Философские произведения. М.: Наука, 1987.

Фромм Э. Психоанализ и культура: Избранные труды. М., 1995. С.318.

Свобода приносит тревогу. Тревога – это состояние человека, сталкивающегося со своей свободой. Тревога является «возможностью свободы». Когда человек представляет себе возможности, тогда же потенциально присутствует тревога, она всегда сопровождает осуществление возможностей. Когда человеку раскрывается бесконечность возможностей, он испытывает тревогу и пытается ограничить их количество, что приводит к разрушению свободы.

Тема тревоги в концепции Кьеркегора неразрывно связана с такими понятиями, как вера, свобода, грех и вина.

Кьеркегор отмечает, что человек часто использует веру в судьбу для бегства от тревоги и вины. Вера в судьбу делает человека и его возможности зависимыми от чего-то внешнего. Таким образом, человек, верящий в судьбу, не испытывает чувства тревоги и вины во всей их полноте. Но это ограничивает творческие возможности человека, теряются возможности осуществлять себя.

Тревога тем сильнее, чем выше у человека творческий потенциал. Попытка избежать тревоги заранее обречена на провал.

По Кьеркегору, экзистенциальный смысл тревоги состоит в том, что осознание человеком глубины своего отхождения от Бога может помочь ему обрести подлинное бытие. Но это возможно лишь в том случае, если человек будет смиренен перед Богом и прибегнет к помощи веры – внутренней уверенности, предвосхищающей бесконечность. Вера спасает человека от неправильного восприятия тревоги.

Вторая глава – «Экзистенциал тревоги в экзистенциальной философии ХХ века» - посвящена анализу основных концепций тревоги – религиозной, безрелигиозной, философской.

В первом параграфе – «Философско-теологическая концепция Пауль Тиллих: виды тревоги» - демонстрируется религиозная концепция экзистенциала тревоги.

Тиллих считает, что если человека охватывает тревога, то он лишается опоры и это приводит к тому, что человек испытывает чувство беспомощности.

Тиллих классифицирует тревогу, выделяет следующие виды в зависимости от того, в какой области небытие угрожает бытию:

1) Тревога судьбы и смерти. В этом виде тревоги онтическому (Тиллих заимствует у Хайдеггера термин «онтическое», онтическое - на уровне существования) самоутверждению человека угрожает небытие. Абсолютно небытие угрожает человеку в виде смерти, относительно – в виде судьбы.

2) Тревога пустоты и отсутствия смысла. В данном случае небытие угрожает духовному самоутверждению человека. Абсолютная – в виде отсутствия смысла, а относительная угроза – в виде пустоты.

3) Тревога вины и осуждения. Здесь небытие угрожает нравственному самоутверждению. Абсолютно небытие угрожает в виде осуждения, а относительно – в виде вины.

Таким образом, из осознания угрозы, давящей с трех сторон, появляются три различные формы тревоги: онтическая, духовная и нравственная.

Поскольку в этих трех формах тревога свойственна существованию как таковому, то она экзистенциальна, она не является аномальным состоянием индивида. Однако то, что Тиллих выделяет несколько типов тревоги, не означает, что они взаимоисключают друг друга. Они неотъемлемы друг от друга, но одна из них доминирует, как правило.

Небытие в нравственной сфере нельзя отделять от духовного небытия и онтического, но их нужно различать. Итак, каждый из типов тревоги неотъемлемо присутствует в других. Тиллих отмечает, что тревога вины неотъемлемо присутствует внутри страха смерти. Угроза смерти и судьбы рождает и укрепляет осознание вины. Так же взаимосвязаны нравственное и духовное небытие. Соблюдение нравственного закона исключает тревогу отсутствия смысла и пустоты в их радикальной форме. Если потеряли силу духовные содержания, то заново приобрести смысл может помочь нравственное самоутверждение. Если нравственное сознание подвергается распаду, это практически неминуемо ведет к проявлению небытия духовного. И наоборот.

Тиллих различает патологическую и экзистенциальную тревогу:

1) Экзистенциальная тревога онтологическая, устранить ее невозможно, принять ее на себя должно мужество быть.

2) Патологическая тревога возникает как последствие неудачной попытки принять на себя тревогу.

3) Патологическая тревога приводит к самоутверждению, которое имеет фиксированную, ограниченную и нереалистическую основу, и к принужденной защите этой основы.

Соотносясь с тревогой смерти и судьбы, патологическая тревога 4) вызывает нереалистическую надежность;

в соотношении с тревогой осуждения и вины – нереалистическое совершенство;

в соотношении с тревогой отсутствия смысла и сомнения вызывает нереалистическую уверенность.   Если патологическая тревога диагностирована, индивид может 5) прибегнуть к помощи врачей, экзистенциальной тревоге может помочь лишь духовник. Не следует думать, что священник или врач работает только в рамках своей профессиональной функции. Тем не менее, нельзя путать эти две функции, стремясь заменить ими друг друга. У них одна цель – помочь людям обрести мужество быть, достигнуть совершенного самоутверждения.   Категория «мужества быть», экзистенциального мужества, введена П.

Тиллихом, который понимает ее как способность осознавать тревогу, существовать с ней и принимать ее, при этом не вытеснять ее и не давать превратиться ей в разрушающую, патологическую тревогу. П. Тиллих говорит также о возможности преодолеть тревогу, переживая «Бога над Богом», т.е. в мистическом опыте.

Второй параграф– «Экзистенциальная философия М. Хайдеггера:

Бытие и тревога» - посвящен осмыслению концепции тревоги М.Хайдегера, которую нельзя назвать ни религиозной, ни безрелигиозной, а скорее собственно философской.

Проблема тревоги входит в онтологическую часть теории М. Хайдеггера.

Без этого элемента человеческое существование не является полным. В «Бытии и времени» Хайдеггер говорит о необходимости выделения и понимания понятия Angst, как некоего обобщенного перманентного состояния тревоги, которая заключена в каждом человеке и вырастает из столкновения личности с бытием-в-мире.

Хайдеггер отмечает, что, несмотря на то, что тревога не всегда доступна сознанию, однако представляет собой едва уловимый тревожный фон: «Эта жуть постоянно настигает присутствие и грозит, пускай неявно, его обыденной затерянности в людях. Эта угроза фактично может сочетаться с полной уверенностью и беспроблемностью повседневного озабочения. Ужас может проснуться в безобиднейших ситуациях. Не требуется даже и темноты, в которой человеку обычно чаще делается жутко. В темноте подчеркнутым образом «ничего» не видно, хотя как раз мир все еще и настойчивее есть в своем «вот»1.

Состояние тревоги является способом бытия-в-мире;

то, перед чем возникает страх - это то, что стало бытием-в-мире;

то, что индивид боится потерять - это возможность бытия-в-мире. Явление страха характеризует бытие индивида как фактически существующее бытие-в-мире.

Проблема тревоги для Хайдеггера вытекает из вопроса о подлинности.

Тревога это не только навязчивое, тягостное и мучительное состояние.

Angst - ключ к нашей сущности к подлинному осознанию себя. Dasein открывается нам посредством тревоги, демонстрируя тем самым, что подлинность и не подлинность являются возможностями его бытия.

Суть Dasein в том, что это не нечто конкретное. Это стремящийся к бесконечности калейдоскоп выборов и широта потенциальных вариантов развития и существования. Принять, разглядеть в себе собственную потенциальность неизбежно также означает испытать тревогу, и наоборот:

чувство тревоги приоткрывает перед нами двери понимания своего потенциала с точки зрения всего бытия. Таким образом, тревога - обязательное условие подлинности. Подлинный человек есть человек тревожный.

Тревога всегда тревога за себя. Тревога возникает из понимания того, что существование включает в себя возможность и проект и требует от нас, чтобы мы были самими собой. В тревоге становится понятно, чем мы свободны стать.

Тревога как таковая переносит нас в подлинность из не подлинности.

Иначе говоря, тревога проявляет одни из самых важных моментов бытия человека. Тревога для нас проявляет больше возможность нашей подлинности или не-подлинности, а не их самих. Мы не в безопасности, внутренне не завершены и поэтому тревожимся. Нам всегда не хватает чего-то в нашем бытии-в-мире, поэтому мы испытываем тревогу. Человек испытывает тревогу потому, что озабочен. Мы - это мы, но мы испытываем нехватку себя, то есть другие люди и мир имеют для нас значение, поэтому мы тревожимся.

Хайдеггер видит причины того, что называется ностальгией, отчаянием, тоской, заброшенностью, тревогой, в том, что человек оторван от бытия, человек больше не причастен к Целому. Желанить быть повсеместно «дома» это одна из главных потребностей человека. Человек безгранично погружен в мир повседневности, и это желание присутствует в его жизни в переживании ощущения чуждости миру, одиночества, тоски.

Третий параграф – «Ж.П. Сартр: тревога и ответственность» посвящен раскрытию позиции Ж.П. Сартра по проблеме тревоги.

Понятие «Тревога» является для Сартра синонимичным понятию осознания личной свободы личности, что пересекается с идеями Кьеркегора и Хайдегера: «Именно в тревоге человек имеет сознание своей свободы, или, если хотите, тревога является способом бытия свободы как сознания бытия, как раз в тревоге свобода стоит под вопросом дня самой себя. Кьеркегор, описывая тревогу раньше вины, характеризует ее как тревогу перед свободой. Но Хайдеггер, о котором известно, что он был под влиянием Кьеркегора, напротив, рассматривает тревогу как постижение ничто. Эти два описания тревоги не кажутся нам противоречивыми;

напротив, они предполагают друг друга.

Прежде всего нужно согласиться с Кьеркегором: тревога отличается от страха тем, что страх есть страх существ перед миром, а тревога есть тревога перед собой. Головокружение является тревогой в той степени, в которой я опасаюсь не сорваться в пропасть, а броситься туда. Это ситуация, которая вызывает страх, поскольку она подвергает опасности изменить мою жизнь извне, а мое бытие вызывает тревогу в той мере, в которой я не доверяю моим собственным реакциям на эту ситуацию».

Сартр различает страх и тревогу. Страх относится к чему-то внешнему.

Тревога не является страхом перед некими внешними факторами. По сути она представляет собой осознание иррациональной, непредсказуемой природы самого поведения человека, когда мотивация совершенных действий и поступков не укладывается в разумные, взвешенные установки и принципы. И если с одной стороны «страх и тревога исключают друг друга, поскольку страх является неотражающим восприятием трансцендентного, а тревога – рефлексивным восприятием себя;

одно вызывает разрушение другого, и нормальный процесс в случае, который я только что привел, оказывается постоянным переходом одного в другое», то в то же самое время возможны и ситуации, «в которых тревога оказывается чистой, то есть не предшествует страху и никогда не следует за ним. Так, например, меня повышают в звании и поручают деликатную и лестную миссию. Я могу тревожиться при мысли, что, может быть, окажусь не способным выполнить ее, не испытывая ни малейшего страха перед последствиями своей возможной неудачи»6.

Принятие и одновременно неприятие человеческой свободы, это чувство, разрывающее нас всю сознательную жизнь, неприятно, неудобно и тягостно.

Всякий человек всеми силами старается избежать этого тревожного чувства. По мнению Сартра человек подсознательно и сознательно всегда стремится к некоему состоянию покоя, состоянию в котором потенциал реальных возможностей был бы сведен к минимуму. В этой идеальной ситуации, когда бы мы могли «совладать с собой», человек стал бы чем-то схожим с неодушевленным объектом, а не с личности, которой дана возможность выбирать и совершать иррациональное, вопреки даже собственному чувству комфорта. Поиски подобного «умиротворения» не более чем чистая фикция, тупиковый путь, поскольку мы ничего не можем сделать ни с осознанием себя ни с объективным фактом существования человеческой свободы. Именно поэтому Сартр определяет человеческую жизнь как: «несчастного сознания без возможности выхода из состояния несчастья»7.

Из заложенной в самой нашей природе раздвоенности, между желанием отрешиться от подлинной свободы и её неизбежностью, приносящей новые страдания вытекает сартровское определение самообмана. Самообман — это иллюзия, помогающая человеку осовбодится от постоянных пут тревоги, посредством условной передачи ответственности за свои действия таким составляющим личности как черты характера, принятые в данном сообществе отношения между людьми, социальное положение человека, его «роль» в данной конкретной ситуации. Эти уловки помогают отрешится от собственного выбора и как бы позволить сделать выбор чему-то еще, чему-то, что как бы одновременно не является подлинной сущностью человека. По Сартру самообман - это понятие сложное, комплексное и пронизывающее все человеческое существование.

Третья глава – «Экзистенциал тревоги в практически ориентированной американской философии» - посвящена анализу экзистенциала тревоги в практически ориентированной американской философии.

В первом параграфе – «Эрих Фромм: одиночество – источник тревоги» - раскрывается позиция Э.Фромма, анализируется влияние на его концепцию теорий, рассмотренных ранее.

По мнению Э. Фромма, одиночество – неотъемлемая характеристика бытия человека в современном мире. Люди утратили единство с природой, друг с другом. Получив большую свободу, они утратили чувство безопасности, стали ощущать себя незначимыми.

Сартр Ж.П. Бытие и Ничто.// Электронный ресурс. http://lib.rus.ec/b/168005/read. (Дата обращения - 15.04.2012) Сартр Ж.П. Бытие и Ничто.// Электронный ресурс. http://lib.rus.ec/b/168005/read. (Дата обращения - 15.04.2012) С одной стороны, людям необходимо иметь право выбора и иметь власть над своей жизнью, а с иной стороны, люди хотели бы быть связанными с другими людьми. И этот конфликт, и сила его разрешения зависят и от экономических, и от политических систем общества.

Человечество переживает эту дилемму, потому что с одной стороны отделены от природы и в то же время можем это осознать. Способность человека мыслить является благом и проклятием одновременно, так как мышление помогает человеку жить, а с другой стороны человечество пытается решить вопросы, ответов на которые не существует. Фромм называет эти вопросы «экзистенциальными дихотомиями» (existential dichotomies), так как природа их коренится в самом существовании. Они неустранимы из жизни человека, определяют ее и различаются только в соответствии с типами культур и нашими индивидуальными потребностями.

Жизнь и смерть — первая и основная дихотомия. Разум говорит нам о том, что мы умрем рано или поздно. Но мы пытаемся отрицать эту истину, веря в загробную жизнь — эта вера, не изменяет тот факт, что рано или поздно смерть настигнет каждого из нас. Фромм пишет: «Все знание о смерти не отменит того, что смерть — не составная часть жизни, и нам ничего не остается, как принять сам факт смерти;

сколько б мы ни беспокоились о нашей жизни, она закончится уничтожением… Человек пытался отрицать эту дихотомию путем идеологий, например путем христианской концепции бессмертия, которая, приписывая душе бессмертие, отрицает трагический факт, что человеческая жизнь кончается смертью». Вторая базовая дихотомия заключается в том, что, жизнь под знаком идеального представления о полной самореализации личности, никогда не достигнет желаемого уровня, поскольку она слишком коротка. «Только если бы время жизни индивида было тождественно времени жизни человечества, он мог бы участвовать в человеческом развитии, происходящем в историческом процессе»9. Человечество пытается решить эту проблему разными способами:

одни люди надеются на продолжение жизни после смерти;

другие люди убеждают себя в том, что исторический период, в котором они живут, является высшей точкой эволюции человека – «идеологии опять же стремятся примирять или отрицать данное противоречие, внушая, что жизнь продолжается и после смерти или что данный исторический период и является окончательным и венчающим достижением человечества. А есть идеология, утверждающая, что смысл жизни нужно искать не в полнейшей ее реализации, а в социальном служении и социальных обязанностях;

что развитие, свобода и счастье индивида подчинены или даже не идут в сравнение с благополучием Фромм Э. Человек для себя. – М.: АСТ, АСТ МОСКВА, ХРАНИТЕЛЬ, 2006, с. 59-60.

Там же, с. 60.

государства, общности или как там еще можно символизировать вечную власть, трансцендентную индивиду». Мы абсолютно одиноки - гласит третья экзистенциальная дихотомия. Она состоит в том, что люди не могут друг без друга жить. Человек осознает, что он отделен от других людей непреодолимой преградой, но в то же время он понимает, что его счастье зависит от союза с себе подобными, «его счастье зависит от чувства солидарности с ближними, с прошлыми и будущими поколениями».11 Но так как человек не может в полной мере разрешить конфликт единства и одиночества, он вынужден развиваться, чтобы не потерять здравый смысл.

Фромм считает, что в пропасти между свободой и безопасностью и заключается основной конфликт человеческого существования.

В попытке преодолеть это противоречие человек бежит от свободы.

Фромм описывает несколько способов бегства от свободы – авторитаризм, деструктивнсть, автоматический конформизм.

Однако свобода может быть позитивной. Люди могут быть уникальными и при этом не терять связь друг с другом.

Второй параграф– «Ролло Мэй: тревога о ценностях» - демонстрирует еще одну концепцю тревоги и анализирует использование теорий на практике.

Р. Мэй, как и Э.Фромм, говорит о бегстве от свободы в попытке уйти от ответственности. Человеку также свойственен страх небытия, смерти. Однако Мэй говорит о том, что перед лицом смерти жизнь становится более важной, нужно только осмелиться признать ее неизбежность. Страх смерти же лишает нас многих возможностей в жизни.

Тревога возникает всякий раз, как только появляется неопределенность, неуверенность. Человек испытывает тревогу, когда понимает, что его существование или ценности подвергаются угрозе, могут быть уничтожены.

Анализируя тревогу, Мэй говорил о том, что она может быть нормальной и невротической. Для каждого человека характерна нормальная тревога, которая возникает в периоды неожиданных изменений или роста. Пока тревога пропорциональна угрозе, она может быть конструктивной. Иначе тревога становится невротической, болезненной.

Чувство тревоги увеличивается, когда мы задаемся вопросом реализации наших возможностей. Если мы не способны правильно распознавать потребности близких нам людей, если мы отрицаем наши возможности, или если мы пренебрегаем нашей связью с окружающим миром, возрастает чувство вины (guilt). Р. Мэй употребляет термин «вина», как и термин «тревога» при описании бытия-в-мире. В этом значении понятия, которые описывают данные термины, можно понимать как онтологические понятия, то есть понятия, Фромм Э. Человек для себя. – М.: АСТ, АСТ МОСКВА, ХРАНИТЕЛЬ, 2006, с. 60-61.

Там же, с. которые относятся к природе бытия, а не к чувствам, которые появляются в результате каких-либо поступков или в особых ситуациях.

Как и тревога, онтологическая вина может воздействовать на состояние личности как отрицательно, так и положительно. С одной стороны, при определенных обстоятельствах тревога может помочь правильному восприятию окружающего мира, способствовать принятию мира таким, какой он есть, творческому применению собственных способностей, улучшению взаимоотношения с другими индивидами.

С другой стороны, онтологическая вина приобретает болезненные черты, если мы отказываемся ее признать. Онтологическая вина, вызывает непродуктивные либо невротические симптомы, как и невротическая тревога, такие, как депрессия, неспособность делать выбор, жестокость в обращении с окружающими, и т. д.

По мнению Мэя, тревога и вина, апатия и чувство пустоты - главные болезни современного общества.

В заключении диссертационного исследования даются общие выводы работы, подводятся её итоги и намечаются возможные перспективы дальнейшей разработки проблемы.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

1. «Экзистенциалы в западной философии ХХ века: проблема тревоги»// "Строительство-2011" (материалы международной научно-практической конференции) Ростов-на-Дону-2011. с.169-171.

2. «Неопределенность как источник тревоги» // "Строительство-2012" (материалы международной научно-практической конференции) Ростов-на Дону-2012, с. 141-143.

3. «Тревога как экзистенциальное состояние»// Гуманитарные и социально-экономические науки, 2012, №3, с. 47-51.

4. «Тревога как наследие духовной культуры протестантизма»// Научная Мысль Кавказа, 2012, № 2, с. 61-65.

Сдано в набор 28.05.2013. Подписано в печать 28.05.2013.

Формат 60х84 1/16. Цифровая печать. Усл. печ. л. 1,0.

Бумага офсетная.

Тираж 100 экз. Заказ 0811/01.

Отпечатано в ЗАО «Центр универсальной полиграфии» 340006, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 140, телефон 8-918-570-30- www.copy61.ru e-mail: info@copy61.ru

 

Похожие работы:


 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.