авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Астрологический Прогноз на год: карьера, финансы, личная жизнь


Наука в православной и католической культурных традициях: философско религиоведческая реконструкция

На правах рукописи

Мекушкин Андрей Александрович НАУКА В ПРАВОСЛАВНОЙ И КАТОЛИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРНЫХ ТРАДИЦИЯХ: ФИЛОСОФСКО РЕЛИГИОВЕДЧЕСКАЯ РЕКОНСТРУКЦИЯ 09.00.14 – философия религии и религиоведение

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук

Ростов-на-Дону – 2013 1

Работа выполнена в отделе социальных и гуманитарных наук Северо-Кавказского научного центра высшей школы Федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Южный федеральный университет» доктор философских наук, доцент, Научный руководитель – Воденко Константин Викторович

Официальные оппоненты: Астапов Сергей Николаевич, доктор философских наук, доцент, ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет», заведующий кафедрой философии, теологии и религиоведения Рожковский Виталий Борисович, доктор философских наук, доцент, ФГКОУ ВПО «Ростовский юридический институт МВД России», доцент кафедры социально гуманитарных и экономических дисциплин Институт сферы обслуживания и Ведущая организация – предпринимательства (филиал) ФГБОУ ВПО «Донской государственный технический университет» в г. Шахты Ростовской обл.

Защита состоится «18» сентября 2013 г. в 15 час. на заседании диссертационного совета Д 212.208.13 по философским наукам в ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет» по адресу: 344006, г. Ростов-на Дону, ул. Пушкинская, 140, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в Зональной научной библиотеке ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет» по адресу:

344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 148.

Автореферат разослан 3 июня 2013 г.

Ученый секретарь диссертационного совета М.М. Шульман

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. В настоящее время европейская культура вступает в эпоху постсекулярного общества, которое сталкивает ся с большим количеством духовно-мировоззренческих и социально культурных проблем. Длительная история европейской культуры нераз рывно связана с христианской религией в ее основных формах – восточное и западное христианство. Поэтому вызывает беспокойство игнорирование христианских истоков европейской культуры, о чем свидетельствует, в ча стности, первый проект Европейской Конституции, согласно которому корни Европы – только наследие греко-римского мира и эпохи Просвеще ния. Но нельзя не признать тот факт, что христианство сформировало но вые смыслы природы и человеческого бытия, в основе которых лежало оп равдание творчества и свободы человека, что не могло не отразиться на всей европейской культуре. Практическое поле для своего воплощения христианская культура нашла в преобразовании природы, человека и об щества, сформировав их новые смыслы, которые стимулировали развитие искусства, философии, социальных концепций, стали основой естествен нонаучного и гуманитарного знания.

Является общепризнанным научным фактом, что смысловые основы современной науки сформировались под определяющим влиянием христи анской культуры, а в последнее время исследования соотношения науки и богословия обрели статус академической дисциплины, в рамках которой речь идет о соотношении религии и науки в различных аспектах. В миро вой гуманитарной мысли в последние годы формируется направления ис следований, лежащего на границе двух дисциплин – философии науки и философии религии (Science and Spirituality). Для религиоведческого зна ния в этом контексте остается актуальным вопрос об отношении религии к научному знанию, а в контексте удержания целостности европейской культуры – о философской рефлексии науки и научного знания в рамках католической и православной версий христианства.

История религии и культуры демонстрирует весьма тесную взаимо связь между типом цивилизации и типом науки о человеке и природе. На этом настаивал и О. Шпенглер, когда писал, что в основании «всякого «знания» о природе, пускай даже самого точного, лежит религиозная идея... Не бывает науки без бессознательных предпосылок, над которыми никакой исследователь не имеет власти, притом таких предпосылок, кото рые можно проследить с первых дней пробуждающейся культуры. Не бы вает естествознания без предшествовавшей ему религии»1. Если «можно различать католическое, протестантское и атеистическое понятие силы»2, то тем более можно различать православное и католическое понимание знания и науки. Глубинная проблема во взаимоотношениях православия и Шпенглер О. Закат Европы. В 2-х тт. Т. 1. М., 2004. С. 440.

Там же. С. 479.

католицизма кроется сегодня именно в науке, определяющей специфику понимания мира и человека, являющуюся основой развития и системы об разования. Поэтому проблема различения специфики и понимания особен ностей науки в православии и католицизме является необходимым услови ем правильного построения взаимоотношений восточного и западного христианства в целом, взаимоотношения Русской православной и Римско Католической церквей, выполняющих общую миссию по сохранению идентичности европейской культуры.

Степень научной разработанности проблемы. Диссертационное исследование предполагает философско-религиоведческую реконструк цию специфики осмысления феномена науки в рамках православной и ка толической религиозных традиций, представленных теологией и религиоз ной философии, а потому базируется на привлечении источников из этих двух фундаментальных областей знания.

Исследование оснований православной традиции понимания научно го знания осуществляется на основе обращения к религиозно философскому синтезу в трудах восточных апологетов, писавших на гре ческом языке (Иустин Мученик, Татиан Ассириец, Ириней Лионский и др.), отцов Александрийской (Климент Александрийский, Ориген и др.) и Каппадокийской (Василий Великий, Григорий Богослов и Григорий Нис ский) богословских школ, к трудам представителей византийского бого словия (Григорий Палама, Иоанн Дамаскин, Михаил Пселл, Иоанн Итал др.), современной неопатристики (диакон А. Нестерук и др.) и современно го русского православного богословия (А.И. Осипов, митрополит Иллари он (Алфеев), митрополит Филарет (Вахромеев) и др.).



Для диссертационного исследования интерес представляет понима ние специфики науки в русской религиозной философии, что отраженно в традиции целостного мировоззрения и мышления. Эти идеи разрабатыва лись духовно-академической философией (В.Н. Карпов, Ф.Ф. Сидонский, В.И. Несмелов, П.Д. Юркевич и др.), ранними славянофилами (И.В. Кире евский, А.С. Хомяков), представителями метафизики всеединства (В.С. Соловьев, Б.Ф. Эрн, П.А. Флоренский и др.), «нового религиозно го сознания» (Н.А. Бердяев и др.), религиозного направления русского космизма (Н.Ф. Федоров и др.).

Обращение к русской религиозной философии в диссертационном исследовании осуществляется в контексте идей таких современных иссле дователей, как В.Н. Катасонов, Т.П. Матяш, В.Б. Рожсковский, К.В. Воден ко, считающих, что центральными в русской философской традиции явля ются идея «целостного разума» и характерная для нее холистическая эпи стемологическая концепция.

Особый интерес для диссертационного исследования представляли работы различных направлений «парижской школы» богословской и рели гиозно-философской мысли. Во-первых, это «патристическое возрожде ние», поставившее во главу угла лозунг «вперед – к Отцам» и обратившее ся к изучению наследия восточных Отцов, открывшее миру сокровища ви зантийской духовной и богословской традиции (протоие рей Г. Флоровский, В.Н. Лосский, протоиерей И. Мейендорф и др.). Во вторых, направление, связанное с развитие традиций русской религиозно философской мысли (протоиерей С. Булгаков, Н.О. Лосский, С.Л. Франк, Л.И. Шестов, протоиерей В. Зеньковский и др.).

Исследование западной христианской традиции осмысления науки и научного знания связано с обращение к трудам Аврелия Августина – наи более авторитетного и плодовитого христианского писателя периода зре лой латинской патристики, а также к работам Фомы Аквинского – систе матизатора западной схоластики. Феномен науки анализируется в различ ных направлениях католической философии, сложившейся в западно христианской культуре в связи с потребностью развития католической теологии, требующей рационального прояснения основ вероучения. Это неотомизм (Э. Жильсон, Ж. Маритен, Д. Мерсье и др.), неоавгустианство (Э. Мунье, Ж. Лакруа, М. Недонсель и др.), католический модернизм (Э. ле Руа, П. Тейяр де Шарден и др.). Особый интерес представляют для диссер тационного исследования идеи польских теологов, таких как С. Вшолек (концепция рациональности веры) и М. Хеллер (проект теологии науки).

Исследованию специфики европейской христианской религиозно философской мысли посвящены труды таких авторов, как А.Х. Армстронг, Ю. Боргош, С. Вшолек, Г.В. Вдовина, Л.П. Карсавин, протоиерей И. Мейендорф, А.А. Спасский, В.Я. Саврей, Е.Ю. Положенкова, А.А. Ра дугин, А.А. Столяров, протоиерей А. Шмеман и др.

Большую значимость для исследования представляли официальный документы, касающиеся отношения к науке со стороны церкви – Основы социальной концепции Русской православной церкви и Окружные посла ния римских епископов или энциклики (Aeterni Patris, Quanta Cura (прило жение – Syllabus), Humani Generis, Сentesimus Аnnus, Fides et Ratio и др.).

Проблема соотношения религии и науки рассматривается и совре менными религиоведами (Л.Н. Митрохин, В.К. Шохин, Д.М. Угринович, И.Н. Яблоков и др.), а критически-рефлексивный анализ вопросов генезиса научного знания привел многих отечественных авторов (П.П. Гайденко, Л.М. Косарева, Т.П. Матяш, Л.А. Микешина, В.Н. Порус, В.С. Степин, М.М. Шульман и др.) к выводу о том, что возникновение науки обусловле но многообразными формами духовного опыта человечества, среди кото рых особое место занимает религия.

Несмотря на то, что в исследование реконструируется православное и католическое понимание научного знания, нельзя не учесть протестант скую традицию исследования генезиса науки (М. Вебер, Р. Мертон, Ю. Клаарен и др.) и изучения соотношения религии и науки (И. Барбур, Дж.Х. Брук и др.).

Проблемы соотношения религии и науки касаются многие современ ные исследователи в защищенных диссертациях (К.В. Воденко, О.Н. Дем ченко, Т.Н. Климентьева, А.В. Майкина, О.О. Никитина, А.В. Попов, С.В. Семенюк, И.А. Черносвитова и др.). Однако весь спектр проблем ис числяется историческими и когнитивными аспектами соотношения рели гии и науки, в то время как монографические работы, в которых бы рекон струировалась религиозно-философская концепция науки в православной и католической традициях практически отсутствуют, что позволяет заявить тему нашего исследования как новационную.

Методологические принципы исследования. Теоретико методологическими принципами исследования являются достижения со временной отечественной философии религии, отраженные в работах ве дущих авторов (Ю.Ф. Борунков, В.С. Глаголев, Н.С. Капустин, Л.Н. Митрохин, Д.В. Пивоваров, В.К. Шохин, И.Н. Яблоков и др.).

Важным методом, используемым в диссертации, является герменев тический (Ф. Шлейермахер, В. Дильтей, Г. Гадамер и др.), применение ко торого обусловлено тем фактом, что религиозные мыслители не создавали специальных трудов, посвященных анализу места и роли науки в культуре, а потому автору диссертации пришлось реконструировать понимание этой проблемы. Процедура реконструкции, включающая в себя приемы интер претации и понимания, является герменевтической по определению.

Для разъяснения отдельных вопросов в диссертационном исследова нии задействуются элементы как феноменологической методологии, так и трансцендентального метода. Феноменологический метод как взаимосвя занное единство принципов и процедур сущностного исследования данно стей первичного опыта осуществляется исключительно в рефлексии созна ния на свою собственную «жизнь» (Э. Гуссерль и феноменологическая школа). Он является дескриптивным, а не казуальным. Дескрипция являет ся проблемной т.к. нужны термины, определенные опытом, и поэтому дан ный метод связан с герменевтикой. Для поиска общезначимых предпосы лок и выявления тех из них, которые не являются эмпирическими, а чисто априорными, используется трансцендентальный метод (Г. Коген и неокан тианство) как рефлексия по поводу творческой деятельности человеческо го сознания, направленная регрессивно к самим истокам и предпосылкам такого рода деятельности.

Наряду с перечисленными методами и подходами в диссертации ис пользуются диалектические принципы исследования: принцип конкретно сти рассмотрения, принцип историзма, принцип единства логического и исторического и др. В исследовании так же применялся комплекс взаимо дополняющих общенаучных методов: ретроспективный анализ зарубеж ной и отечественной источниковедческой базы;

методы синтеза, конкрети зации, индукции, дедукции, интеграции, обобщения и др.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования высту пает христианская религия и научное знание в их социкультурной обу словленности. Предметом исследования являются восточно-христианский (православный) и западно-христианский (католический) взгляды на фено мен науки как особый способ познавательной деятельности и социокуль турный феномен.

Цель и задачи исследования. Целью диссертации является фило софско-религиоведческая реконструкция православного и католического подходов к осмыслению науки в контексте культуры.

Поставленная цель предполагает решение следующих исследова тельских задач:

1. Концептуализировать понятия «религия» и «религиозная культу ра» в контексте их отношения к науке и рациональному знанию;

реконст руировать основные характеристики православной и католической христи анских культур;

2. Эксплицировать понятия «наука» и «научное знание»;

исследовать основные концепции и аспекты соотношение религии и науки;

3. Исследовать специфику соотношения рациональных форм культу ры и веры в восточно-христианской богословской традиции, представлен ной патристикой и византийским богословием;

4. Проанализировать теологические концепции науки как феномена культуры в средневековой западно-христианской традиции (западная пат ристика и схоластика);

5. Реконструировать специфику понимания науки в русской религи озной философии и современной православной теологии;

6. Проанализировать специфику понимания наука и рациональности в современной католической философии и теологии.

Научная новизна диссертационного исследования определяется осуществленной философско-религиоведческой реконструкцией концеп ции науки и научного знания в восточной и западной христианских куль турах и состоит в следующем:

1. На основе концептуализации понятия «религиозная культура» раз граничены православная культура (византийская культура, русская куль тура) и католическая культура (западноевропейская культура), реконст руированы их сущностные черты;

2. Исследованы основные концепции соотношение религии и науки и выявлены основные аспекты их соотношения – историко-генетический, сущностно-когнитивный и социально-культурный;

обоснована возмож ность построения религиозной концепции науки;

3. Изучена специфика соотношения рациональных форм культуры и христианского откровения в апологетике, ранней и зрелой греческой пат ристике, византийском богословии;

выявлено основание восточно христианского понимания науки в виде концепции Климента Александ рийского о «вере познающей» ( );

4. Обоснована связь западноевропейской традиции понимания науки с идеей блж. Августина о «науке как служанке теологии» и его эпистемо логической формулой (credo ut intelligam –верую, чтобы понимать);

рекон струирована теологические концепции науки в средневековой схоластике;

5. Реконструирована специфика осмысления науки в русской рели гиозной философии в контексте соотношения веры и разума;

обосновано влияние русской религиозной философии и неопатристики на понимание науки в современном русском православном богословии;

6. Исследована специфика понимания наука и рациональности в раз личных направлениях католической философии и в современной католи ческой теологии.

Положения, выносимые на защиту:

1. Христианская культура представляет собой совокупность религи озных способов и приемов осуществления бытия человека, реализующихся в религиозной деятельности и представленных в ее продуктах, и существу ет, по меньшей мере, в виде православной и католической культур. Право славная восточно-христианская культура в византийской и русской формах характеризуется: благочестием;

созерцательностью;

«цельностью духа» как внутренней объединяющей способностью, противостоящей антропо гносеологической установке, основанной на выделении и развитии в чело веке высшей способности мышления (ratio);

идеей симфонии как установ ления согласия между всеми формами личного и общественного бытия че ловека;

идеей «соработничества» человека с Богом. К сущностным харак теристикам западно-христианской католической культуры относятся: со циальная и деятельностная активность;

преобразовательное отношение к миру;

психологизм;

«нисходящая» познавательная активность человека, основанная на поиске в Боге человеческих качеств и на стремлении по знать высшее на основе понимания низшего;





приоритет природного над личностным.

2. Единство когнитивного и социокультурного понимания науки и многомерный характер знания в современной культуре актуализируют проблему соотношения религии и науки в историко-генетическом, сущно стно-когнитивном и социально-культурном аспектах. Преобладающая по зиция конфликта в отношении науки и религии, основанная на представ лениях научного атеизма и позитивистской философии, в настоящее время уступает место осознанию отсутствия враждебности христианства к науке, так как большинство деятелей науки (например, Дж. Бруно) преследова лись Церковью не за научные взгляды, а за еретические идеи в сфере тео логии. Рассмотрение научного знания и научно-познавательной деятельно сти с христианской точки зрения имеет теологический контекст, связанный с обращением человека во всей его целостности к познанию подлинной ре альности, и философско-культурологический, так как на основе культурно антропологических и герменевтических методик исследуется функциони рование научного знания в различных культурах.

3. В восточно-христианской культуре научные изыскания были глу боко укоренены в философии, так как отцам Церкви пришлось соотнести христианское учение с античной философией, что определило специфику осмысления науки в контексте соотношения веры и разума. Восточно христианскую традицию понимания науки и научного знания определяет концепция Климента Александрийского, для которой характерно движение человека от знания ( ) и веры () к гносису (), а также полная гармония между верой и знанием. В соответствии с этой традицией вера становится «верой познающей» ( ), а разум приближа ется к вере и оправдывает ее. Под влиянием Александрийской школы осу ществляли свою философско-богословскую деятельность последующие отцы Церкви, в целом придерживаясь традиции «веры познающий». Иной синтез веры и разума в последующей восточной святоотеческой традиции (кападокийцы, византийское богословие) осуществлен не был, и восточно христианская культура в целом продолжила традицию Климента Алексан дрийского в понимания философии, знания, науки.

4. Основания понимания науки в западно-христианской культуре формируются на основе эпистемологии Аврелия Августина, интерпрети рующего христианскую веру как средство познания, и на сформулирован ной им идее о науке как «служанке» христианского богословия. Схоласти ческое осмысление науки в лице Фомы Аквинского продолжило традицию Аврелия Августина и основывалось, во-первых, на принципе взаимодо полнительной гармонии веры и разума, в соответствии с которым распро странение получает формула «верую, чтобы понимать» (credo ut intelligam), во-вторых, на теологизации науки, когда вследствие перенесе ния познавательной активности из объективной реальности в божествен ный мир аристотелевская «мудрость» () превращается в «высшую мудрость» (maxima sapientia), подчиненную теологии и независимую от иных научных дисциплин, и, в-третьих, на усилении идеи науки как «слу жанки» теологии. Данная традиция предопределила основные принципы соотношения науки, философии и теологии в католицизме, и на их основе сформировалась классическая научная традиция, ставшая фактором леги тимации науки на Западе и приведшая к появлению университетов и ши рокой системы образования.

5. Русская религиозная философия, продолжая традиции восточной патристики, осмысление феномена науки осуществляла в контексте его критики за абсолютизацию автономного разума (ratio) и через осмысление проблемы соотношения веры и разума. Русские религиозные мыслители не разделяли позицию, согласно которой человеческий разум автономен, и считали необходимым его религиозное переосмысление через отход от традиционного схоластически-рационального его понимания, а высшей гносеологической категорией считали веру. На основе этих эпистемологи ческих идей в качестве альтернативы жесткому противопоставлению науки и религии предстала концепция цельного мировоззрения, в котором наука сплетена с другими формами когнитивной активности (философия, рели гия и т.д.). В свете идеала «целостного разума», являющегося центральным для русской религиозной философии, научное знание осознается как не полное, а потому основной целью русской философии в отношении к нау ке можно считать трансформацию ее в такую целостную форму знания, которая согласовывалась бы с религиозным миропониманием. Русские мыслители одними из первых предложили проект «новой науки» (Н.Ф. Федоров), которая должна осуществить синтез инстинкта и разума как двух главных способностей человека. В рамках такого синтеза все ин стинктивное обращается в «знание ума», а «знание ума» становится внут ренним. Русская православная церковь в контексте восточно патристической и русской религиозно-философской традиций настаивает на необходимости совмещения духовного опыта с научным знанием, так как религиозное мировоззрение выступает одним из источников познания Истины, что должно быть отражено в системе образования и воспитания, в организации общественной жизни людей.

6. В западно-христианской традиции богословие не отказывается от использования понятийно-категориального аппарата философии, а потому свою задачу современные неотомисты видят в примирении основных по ложений христианской веры с требованием мыслящего разума, в согласо вании иррациональных положений религии с рациональным званием в це лях оправдания христианства перед авторитетом науки. В этом контексте схоластика по-прежнему толкуется как сотрудничество веры и разума, причем, такое сотрудничество, при котором ни вера, ни разум не теряют своей сущностной специфики. Современная философско-теологическая система католицизма обновляет традиционную схему соотношения веры и знания за счет использования теоретических достижений естествознания и философии и развивает идеи о новом образе естествознания, признавшего в настоящее время ограниченность своих методов познания природы и на личие неких «пограничных вопросов» между теологией, философией и ес тествознанием. Исторически отношение Римской католической церкви к рациональному знанию эволюционировало от осуждения злоупотреблений рационализма (Syllabus – перечень человеческих заблуждений) до тезиса «Церковь – друг науки» (Humani Generis – энциклика Пия XII, Gaudium et Spes – конституция II Ватиканского Собора).

Научная значимость результатов исследования. Научно теоретическая значимость исследования заключается в том, что выводы ра боты позволяют понять специфику отношения восточного и западного хри стианства к различным феноменам культуры, в том числе, и к научному зна нию, а также основанной на нем системе образования. Основные идеи иссле дования могут найти практическое приложение при реализации проектов по гуманизации науки и образования в современных социокультурных услови ях. Научно-практическая значимость диссертационного исследования состо ит в том, что его результаты могут быть использованы при анализе актуаль ных проблем философии и религиоведения, а также при составлении общих и специальных курсов по истории философии, философии религии, фило софии науки, религиоведению и др.

Апробация результатов исследования. Некоторые идей диссерта ционного исследования обсуждались на научно-практической конферен ции «Димитриевские образовательные чтения» (Ростов-на-Дону, 2000 2012 гг.). Концептуальные положения диссертации докладывались на Все российской научной конференции молодых ученых «Актуальные вопросы социально-гуманитарных наук» (Ростов-на-Дону, 2013) и на Международ ной научно-практической конференции «Русский язык русская культура в современном образовательном пространстве» (Новочеркасск, 2013). Мате риалы диссертационного исследования отражены в различных публикаци ях, в том числе в изданиях, рекомендованных ВАК РФ, и в коллективной монографии. Некоторые теоретические положения работы использовались автором в практической деятельности по развитию системы духовно нравственного образования и воспитания.

Текст диссертации в порядке предварительной экспертизы обсуж ден на заседании отдела послевузовской подготовки, гуманитарных и со циальных наук Северо-Кавказского научного центра высшей школы Юж ного федерального университета и рекомендован к защите.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, шести параграфов, заключения, списка литературы, включающего 177 на именований. Объем диссертации – 151 страница машинописного текста.

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность темы диссертации, ха рактеризуется степень разработанности проблемы, формулируются цели, задачи, методологические принципы, научная новизна диссертационного исследования, положения, выносимые на защиту, теоретическая и практи ческая значимость работы.

Первая глава «Теоретико-методологические принципы исследо вания специфики научного знания в религиозной культуре» посвящена концептуализации базовых для диссертационного исследования понятий (религия, культура, наука), выявлению сущностных характеристик право славной и католической культур, исследованию основных концепция со отношения религии и научного знания.

В параграфе 1.1 «Христианская религия в контексте культуры:

концептуализация базовых понятий» обосновывается специфика соотно шения религии и культуры, выявляются основные характеристики христи анских культур – католической и православной. Если религию рассматри вать только как культурный феномен (Ж.–Ж. Руссо, К. Маркс, В.И. Гарад жа, Л.Н. Митрохин и др.), то проблема соотношения религии и культуры обессмысливается. Многие мыслители (Г. Гегель, И. Кант, И.А. Ильин, Е.Н. Трубецкой, С.Н. Булгаков, П.А. Флоренский и др.) понимали религию как онтологическую данность, что позволяло им считать ее не только лишь частью культурной жизни, но и обосновать влияние религии на формиро вание и развитие европейской культурной традиции. Обращаясь к патри стике (Иустин Философ, Климент Александрийский, блж. Августин и др.) современные авторы (прот. И. Мейендорф, игумен Иоанн (Экономцев), О. Николаева и др.) обосновывают идею оправдания человеческого твор чества и культуры христианством, считая, что эту апологетику заключает в себе следующее: исповедание Бога Творцом мира;

признание человека но сителем образа и подобия Божия;

утверждение догмата иконопочитания.

Особенно важен догмат иконопочитания, так как безусловная ценность культуры и искусства предопределена идеей «воплощения, воплощаемости и воплощенности Абсолютного Смысла Бытия» (П.А. Флоренский).

Несмотря на различие подходов к осмыслению специфики соотно шения религии и культуры, многие мыслители рассматривают религию как высшую духовной ценность. В этом контексте религиозная культура пред ставляет собой совокупность имеющихся в религии способов и приемов осуществления бытия человека, которые реализуются в религиозной дея тельности и представлены в ее продуктах, несущих религиозные значения и смыслы, передаваемых и осваиваемых новыми поколениями (И.Н. Ябло ков). Содержание культурных ценностей определяется религиозным соз нанием (теология и религиозная философия) и они организуются вокруг религиозного мировоззрения, наполненного соответствующим содержани ем. В религиозной культуре выделяются, во-первых, компоненты, в кото рых вероучение выражается непосредственно (сакральные тексты, теоло гия, различные элементы культа и др.) и, во-вторых, явления из области философии, морали, искусства, которые исторически вовлекаются в рели гиозно-духовную жизнь. Следовательно, можно говорить и о специфике осмысления науки в рамках христианской культуры, существующей в за падной (католицизм) и восточной (православие) формах.

В диссертационном исследовании реконструированы следующие ос новные черты западно-христианской (католической) культуры: социальная активность;

деятельностная активность и преобразовательное отношение к миру;

психологизм. Особая черта – «нисходящая» познавательная актив ность человека, основанная на том, что западный метод познания ищет в Боге человеческие качества, а восточный, ищет в человеке божественное, западный метод стремится познать высшее на основе понимания низшего, а восточный, наоборот, стремится познать низшее на основе осмысления высшего. Действия человека при таком способе познания направлены не на преображении человека, а на создание комфорта для пребывания его в греховном состоянии и удовлетворения его потребностей в этом его со стоянии.

Православная христианская культура, как показано в исследовании, представлена историческими формами и традициями, фиксирующими ре лигиозный опыт, и обладает определенными особенностями. Она характе ризуется церковным влиянием на духовно-ценностные приоритеты всех форм жизни человека. Православная культура формирует специфический органический мир, в котором доминируют жизненные, политические и другие ценности, мировоззрения, не отрицающие христианско православный догмат и признающие его в качестве жизненной основы. Ее основные черты – благочестие и святость, созерцательность, духовное де лание, «цельность духа» и др. В православной культуре был свой особен ный взгляд на внутреннее «устроение» человека. «Сердце» как некое со средоточение душевно-познавательной жизни человека, и «чувство» как внутренняя, объединяющая способность и непосредственная интуиция противостоят не просто иной антропо-гносеологической установке, где упор ставится на выделении и развитии в человеке высшей способности мышления (ratio), но и самому культурному бытию человека западноевро пейского мира.

Проблемы православной культуры тесно связаны с проблемой рус ской культуры. Западный тип культуры, основанный на «изначальном страхе», в отличие от русско-византийского, базирующегося на «изначаль ном доверии» (В. Шубарт) впал в скептицизм и критику религии на основе рассудка и рационализации, что привело к идеям полного равенства и тор жества капитала, итогом чего стали бездушная техногенная цивилизация и космополитизм, заменившие традиционную культуру (К.Н. Леонтьев). Но несмотря на серьезные теологические различия восточного и западного христианства (Filioque – догмат об исхождении Святого Духа и от Сына, Infallibilitas – догмат о примате и непогрешимости Папы, Immaculata conceptio – догмат о непорочном зачатии Божией Матери, учения о чисти лище, индульгенциях и др.), в самом основном православные с католиками едины (вера в Святую Троицу и Христа как Богочеловека), что и составля ет основу поиск единого пространства бытия различных феноменов куль туры, в частности, специфики понимания науки в католицизме и правосла вии. Именно поэтому без отношения к разграничению православия и като лицизма в параграфе 1.2 «Соотношение религии и науки: анализ основ ных концепций и теоретико-методологических подходов» исследуются сложные и противоречивые вопросы взаимоотношения религии и науки.

Стэнфордская энциклопедия философии предлагает две версии соот ношения религии и науки – конфликт и согласие (сonflict and сoncord), ко торые могут быть отождествлены с дивергентной и конвергентной версия ми соотношения данных феноменов (К.В. Воденко). Преобладающая пози ция конфликта или войны в отношении науки и религии основана на пред ставлениях научных атеистов XX в. и позитивистской школы философии науки. В настоящее время в работах ряда авторов (Дж.Х. Брук, диакон А. Кураев, А.А. Любищев и др.) обосновывается мысль об отсутствия вра ждебности западного христианства к науке на примере знаменитых лично стей (Николай Коперник, Мигель Сервет, Джордано Бруно, Андреас Веза лий, Галилео Галилей). Ученые преследовались церковными властями за богословские ереси, но не за научные взгляды (Дж.Х. Брук, А.А. Любищев и др.). В тоже время, имеют место и важные отличительные особенности религии и науки. Так, наука занята поиском ответа на вопрос об устройст ве мира, ее теории пытаются открыть идеальную структуру мира, она изу чает причинно-следственные связи и основная ценность ее заключается в информативном содержании, наука прогрессирует за счет постоянного об новления и принципиально не завершена. Религия же, напротив, пытается ответить на вопрос о том, почему мир вообще существует, осмысливает внутренний опыт человека (смерть, зло, страдания и т.д.), рассматривает проблемы осмысления бытия, основную ее ценность представляет опыт переживаний человека, она изменяет свои положения в виде исключения из правил и претендует на абсолютную истину.

Возможность рассмотрения научного знания, научно-познавательной деятельности с христианской точки зрения обусловлена богословско теологическими и философско-культурологическими факторами. Первый ракурс связан со сложными духовно-мировоззренческими, так как путь хри стианской рецепции и добывания знания в свете «обновленного ума» доста точно сложен. Поиск истины есть не только дело одного разума и требует обращения человека во всей его целостности к познанию подлинной реаль ности. Второй аспект связан с тем, что научная деятельность всегда суще ствует в социокультурном контексте, зависящем, в том числе, от господ ствующих философских взглядов на реальность, которые определяют спе цифику развития науки. В рамках «антропологии знания» на основе куль турно-антропологических и герменевтических методик исследуется функ ционирование научного знания в различных культурах. Под образом науки понимаются представления о природе, целях, социальной роли науки, ее месте среди других форм духовной культуры (религия, искусство, полити ческое сознание, философия и т.п.) и ценностно-этических норм (В.П. Фи латов). Поэтому, в каждой социальной среде могут существовать различ ные образы науки, находящиеся между собой в отношениях диалога, кри тики, противостояния и т.п.

В исследовании выделены принципы характеристики науки и научно го знания в рамках христианских культур, которые во многом совпадают с возможными аспектами соотношения религии и науки: а) историко генетический;

б);

сущностно-когнитивный;

в) социально-культурный.

Существует ряд взаимодополняющих концепций генезиса науки, указывающих на влияние различных религиозных традиций на процесс происхождения научного знания:

1. Связь возникновения науки и античной культурой (А. Койре, И.Н. Лосева, М.П. Волков и др.).

2. Влияние ветхозаветной традиции на генезис науки (М. Базилев ский, М.М. Шульман и др.).

3. Магико-оккультная концепция генезиса науки (Ф.А. Йейтс и др.).

4. Влияние христианства на генезис науки раскрывается в следую щих версиях: а) протестантская версия генезиса науки М. Вебера – Р. Мер тона, которая является самой распространенной (П.П. Гайденко, Л. М. Ко сарева и др.);

б) контекстуальный метод Р.Дж. Коллингвуда (методология абсолютных метафизических предпосылок);

в) протестантско волюнтативная концепция Ю. Клаарена;

г) католическая концепция С. Яки;

д) культовая концепция П.А. Флоренского и др.

Сущностно-когнитивный аспект соотношения религии и науки связан с пониманием их как когнитивных практик (Л.А. Микешина, К.В. Воденко и др.). В связи с этим он акцентирует внимание на статусе богословия, ко торое упорядочивает средствами разума, логики и последовательного рас суждения данные индивидуального религиозного опыта. Религию и теоло гию можно отнести к области вненаучного знания, к которому относятся мифология, искусство, литература, жизненный опыт и др. В XX в. в науку возвращается «человеческий фактор», иррациональность, понятия «на блюдатель», «синергия», «неопределенность» и др., речь идет о многооб разии форм научного знания (классическая, неклассическая, постнекласси ческая и др.). В контексте данного подхода актуализируется проблема со отношения веры и разума.

Социально-культурный аспект соотношения науки и религии, за ключается в формировании религиозного понимании природы, человека и общества, так как в современной культуре накоплен немалый критический материал в пользу нового понимания познания. Естествознание Нового времени имело своим духовным лоном христианское мировоззрение, но в его протестантской форме. «Жесткое» отношение к природе, проявившее ся в идее экспериментального испытания природы, во многом укоренено в «духе протестантизма». Этот «дух» и породил в XVIII в. механицистское мировоззрение, «яды» которого и отравляют и современную культуру. С пересмотром парадигм новоевропейской науки тесно связана тема эколо гического мышления и формирования нового образа науки.

Вторая глава «Рациональное знание и наука в христианской средневековой культуре: восточная и западная святоотеческие тради ции» посвящена выявление истоков понимания науки восточным и запад ным христианством в рамках греческой и латинской патристики, визан тийского богословия, схоластики.

В параграфе 2.1 « : христианизация рационально сти в восточно-патристической традиции» реконструируется специ фика понимания научного знания в восточной патристике и византийском богословии. Отцы церкви осознавали особую природу науки и ее ограни ченную способность рассуждать о природе вещей. Именно поэтому отно шение святых отцов к природе во многом отличалось от современного, так как знание природы для них было составной частью более широкого фило софского поиска. Отцам Церкви пришлось соотнести христианское учение с античной философией.

Диалог между греческой философией и христианским учением в оп ределенном смысле присутствует уже у апостола Павла, а Филон Алексан дрийский своим толкованием греческих трудов подготовил пути будущей встрече христианства и античной философии. Первыми их отцов Церкви в диалог с греческой философией вступили мужи апостольские (Варнава, Климент Римский, Игнатий Антиохийский, Поликарп Смирнский и др.) и апологеты, защищавшие принципы христианства от критики иудеев и эл линов (восточные, т.е. писавшие на греческом языке – Кодрат, Аристид, Иустин Мученик, Татиан Ассириец, Афинагор, Феофил Антиохийский, Мелитон Сардский, Ириней Лионский, Ипполит Римский;

западные, т.е.

писавшие на латинском языке – Минуций Феликс). Апологеты, с одной стороны, приняли греческие идеи, а, с другой, – увидели в них некоторую враждебность для себя. В язычестве необходимо было не только оспари вать его отдельные заблуждения, а и отчетливо показать ложность его в целом и непримиримость его с христианством. С другой стороны, апологе ты ценили истину и в языческой философии, понимали ее как способ дви жения к истине, использовали ее язык и методы.

Начатая апологетами традиция поиска «средней» позиции между «мудростью века сего» и Божественной мудростью через обретение спе цифического религиозного «ведения» развивается в рамках крупных бого словских школ христианского Востока III-V вв. Признавая необходимость и пользу для христианского мировоззрения философии, Александрийская богословская школа (Пантен, Климент Александрийский, Ориген, Афана сий Великий, Кирилл Александрийский и др.) приобрела славу «Церкви философской», и никогда не ослабляла интереса к изучению вопросов ве ры и знаний. Климент Александрийский, сближая христианское богосло вие с философией, не хотел видеть никакого противоречия между филосо фией и христианской верой, стремясь примерить их в христианском гноси зе. Гносис ( – ведение, совершенное познание) в учениях Климента Александрийского, Оригена и др., в отличие от гностиков (Валентин, Ва силид и др.) понимался как обладающее спасительным характером и осно ванное на богопознании истинное духовно-мистическое знание.

Климент Александрийский представил концепцию движения мысли человека от знания ( ) и веры () к гносису (). Научное знание ( ) для него обладало высокой ценностью. В своем учении он отводил вере () первостепенное место, так как она необходима не только для достижения высшего знания, гносиса, но и лежит в основе вся кого знания. Аксиомы в философии и математике разумом недоказуемы, но их можно и воспринять только верою для дальнейшего понимания фи лософии и математики. Согласно Клименту, для того, чтобы вера могла преодолеть недостаток обычного мнения (), которое противопоставля ется в античности знанию ( ), следует обратиться к методам, ис пользующимся в науке. Но поскольку философия «научна» по определе нию и представляет рациональное знание, она отличается от других форм знания, от обычного суждения.

Александрийцы пришли к выводу, что истины невыразимы и имеют много иррационального, что они есть нечто непостижимое человеческим умом, невыразимое человеческим языком, а потому их девизом стали сло ва апостола Павла «Верою разумеем» (Евр. 2: 3). Участие разума в деле познания не отвергалось и все продукты человеческого разума (наука, фи лософия, логика) благосклонно принимались, но в вопросах высших истин, александрийцы отводили разуму подчиненное вере место. В основанной ими традиции полной гармонии между знанием и верою, где вера стано вится «верой познающей» ( ), не вера приближалась к разу му и согласовывалась с ним, а разум приближался к вере и должен был оп равдывать ее.

Великие Каппадокийцы (Василий Великий, Григорий Богослов и Григорий Нисский) продолжили традиции Александрийской богословской школы. Во-первых, Василий Великий как основоположник каппадокий ского философско-богословского синтеза через особое восприятие класси ческой литературы как необходимой части христианской образованности сформулировал основные смысловые ориентиры развития христианской культуры. Во-вторых, в связи с появлением ереси Евномия каппадокийцы сформулировали свою оригинальною эпистемологическую концепции о непознаваемости божественной сущности и познании божественных энер гий. В-третьих, каппадокийцы (особенно Григорий Богослов) сформулиро вали свой взгляд на сущность природы, в соответствие с которым высоко ценился природный мир как сотворенный Богом. В-четвертых, в рамках своей антропологической концепции Григорий Нисский обосновал идею о том, что только люди могут противостоять довлеющей необходимости природы благодаря их способности мыслить, которая дает им возможность узнавать вещи и принимать решения, основанные на их знаниях.

В византийской культуре (V-XV вв.) начиная с X-XI вв. развивались две тенденции. Рационалистическая линия (Михаил Пселл, Иоанн Итал), приведшая впоследствии к возникновению гуманизма, сопровождалась, во-первых, новым этапом осмысления античного наследия, основываясь на котором приверженцы этой линии пытались найти «новый» синтез веры и разума, так же как и западноевропейские схоласты и, во-вторых, подъемом научных и развитие естественных наук. Мистическая линия была пред ставлена распространением исихазма (греч. – молчание, покой) – традиции духовной практики, составляющей основу православного аске тизма. Эллинский характер Византии ставил перед богословием вечный вопрос о взаимоотношениях между греческой философией и христианским откровением, верой и разумом, но в период «интеллектуального обновле ния» этот вопрос не был заново переосмыслен. Поэтому «новый синтез» веры и разума в византийском богословии осуществлен не был, и визан тийская культура в целом продолжила традицию Климента Александрий ского в понимании философии, знания, науки.

Параграф 2.2 «Сredo ut intelligam: западно-христианская средневе ковая концепция рациональности и науки» посвящен выявлению истоков западноевропейского понимания науки и знания в латинской патристике и средневековой схоластике. Для западной апологетики в лице Тертуллиана был характерен иррационализм и основанное на нем крайне негативное относился к языческой философии. Продолжателями линии гармонии фи лософии и христианства выступил Аврелий Августин, который подобно Клименту Александрийскому утверждал, что философию следует хри стианизировать и рассматривать с точки зрения веры, так как без веры не может быть истинного понимания. Это связано с тем, что Августин рас сматривал веру как необходимое условие для разумного понимания. Ос новная идея Аврелия Августина состоит в том, что понимание, разумное объяснение и философская деятельность имеют значение только, если они основаны на жизни по вере. Он делает четкое различение между знанием, полученным на основании чувств, и знанием, добытым с помощью разума.

У Августина христианская вера понимается как средство познания, и так как сущность Бога непознаваема, а познаваемы Его энергии, то познава тельная активность человека обращается на видимый мир. Формула Авгу стина (credo ut intelligam - верую, чтобы понимать) определила всю даль нейшую западную традицию соотношения веры и разума. Основной тезис Аврелия Августина состоял в том, что наука важна и неотъемлема для ис толкования и защиты христианской веры. Он развил так называемую фор мулу «служанки», согласно которой естественные науки, унаследованные от классической традиции, не имеют внутренней ценности. Вместо этого наука обретает ценность как полезный инструмент, как «служанка» хри стианского богословия и христианской Церкви.

Латинская патристика заимствовала из античной философии катего рии и понятия, что было свойственно и восточной патристике. Затем начи нается процесс глубокой переработки греческой философии и использова ние ее инструментария для создания схоластики. Оценивая предшествую щие попытки решения проблемы соотношения веры и разума, Фома Ак винский пришел к выводу о неприемлемости иррационализма Тертуллиана (credo quia absurdum est – верую, ибо абсурдно) и рационализм Пьера Абе ляра (intelligo ut credam – понимаю, чтобы верить), переоценившего воз можности гносеологической функции веры в сторону приоритета субъек тивной рациональности.

Предложенный Фомой Аквинским принцип гармонии веры и разума предполагает, что религиозная вера и знание представляют собой различ ные пути постижения Бога, который открывается естественным образом через познаваемый разумом сотворенный мир и сверхъестественным обра зом через Божественное Откровение. Схоластическая идея сосуществова ния или взаимодополнительности веры и разума отразилась в формуле «верую, чтобы понимать» (credo ut intelligam), основываясь на которой Фома Аквинский под углом зрения теологии интерпретировала аристоте левскую концепцию науки. У Аристотеля в «Метафизике» указываются четыре понятия, являющихся некими компонентами или «ступенями» на учного знания. Опыт ( ) основан на сохранении в памяти человека отдельных единичных фактов, получаемых из окружающей действитель ности через органы чувств и является основой дальнейших обобщений.

Искусство, или умение () представляет собой более высокую ступень познания и включается всякое ремесло. Аристотель не отрывает от, но усматривает между ними отношения главенства и подчинения.

Подлинное знание ( ) понимается как способность обоснования то го, почему нечто происходит так, а не иначе. невозможно без, а тем самым и без. Мудрость или «первая философия» () является высшим уровнем познания, обобщает знания трех преды дущих этапов и имеет своим предметом причины, высшие основы бытия, существования и деятельности. изучает проблемы движения, мате рии, субстанции, целесообразности, а также их проявления в единичных вещах. Эти основы, или законы, существования путем индукции выводятся из, и, т.е. не имеют априорного характера. Поэтому аристотелевская предстает как наука высшей ступени обобщения, опирающаяся на три уровня естественного знания.

Аристотелевское понимание науки переосмысливается Фомой Ак винским в соответствие с нуждами теологии. В его толковании мудрость () как наука о первоосновах материального бытия утрачивает свой естественный характер и подвергается теологизации. Она превращается в «мудрость саму в себе» (sapientia), становится учением о «первой причи не», независимым от всякого иного знания. В аристотелевское понятие «мудрость» () Фома Аквинский вкладывает теологическое содержа ние, практически отождествляет его с теологией. В концепции Фомы Ак винского теологизированная мудрость () превращается в «высшую мудрость» (maxima sapientia) и становится независимой от какой-либо иной научной дисциплины.

Основываясь, во-первых, на теологизации науке и, во-вторых, уси ливая августиновскую идею науки как «служанки» теологии Фома Аквин ский сформулировал основные принципы соотношения науки, философии и теологии. Во-первых, философия и частные науки выполняют по отно шению к теологии служебные функции. При этом теология не черпает из философии и частных дисциплин никаких положений, так как они содер жатся в Откровении, но использует их в целях лучшего понимания и более глубокого разъяснения истин веры. Во-вторых, истины теологии имеют своим источником божественное Откровение, а истины науки базируются на чувственном опыте и разуме. В-третьих, существует область некоторых объектов, общих для теологии и науки, что направлено против принципа разграничения по предмету и цели (Иоанн Солсберийский). Наряду с обла стью объектов, общих для этих двух дисциплин, существуют определен ные истины, которые нельзя доказать при помощи разума, и потому они относятся исключительно к сфере теологии. В-четвертых, положения нау ки не могут противоречить догматам веры, так как философия и частные науки должны опосредованно служить теологии. Разумное знание облада ет ценностью постольку, поскольку служит познанию Абсолюта. Стремле ние познать Бога есть это подлинная мудрость (sapientia), а знание, наука (scientia) есть лишь служанка (ancilla) теологии.

Механизм взаимодействия веры и знания, науки и теологии в схола стическом синтезе разрабатывался и иллюстрировался с помощью так на зываемой естественной теологии (theologia naturalis, theologia rationalis, theologia philosophica), которая понимается как знание о Боге, доступное человеку помимо божественного просвещения и достигаемое исключи тельно силами человеческого разума, без опоры на Божественное Откро вение. Естественная теология противопоставляется теологии Откровения (theologia revelata), которая непосредственно базируется на текстах Свя щенного Писания. В «Сумме теологии» Фома Аквинский четко различил философскую теологию, или «божественную науку» (scientia divina), и бо гооткровенную теологию, или «священное учение» (sacra doctrina). Основ ным предметом богооткровенной теологии выступает так называемое revelatum, т.е. те истины о Боге, которые узнаются из Откровения, а пред метом философской теологии – revelabile, т.е. те истины, которые могут познаваться и помимо Откровения, благодаря одному лишь естественному свету разума.

Фундамент христианского отношения к науке, заложенный Аврели ем Августином, дал Роджеру Бэкону возможность продолжить подход к науке как «служанке» богословия, на основе которого в результате дея тельности Фомы Аквинского в Европе формируется классическая научная традиция, ставшая фактором легитимации науки и приведшая к появлению университетов и широкой системы образования. В 1211 г. папа Иннокен тий III своей буллой придал легитимный и канонический статус парижской корпорации Studium, состоящей из учителей и студентов. Единение Studium (наука, образование), Sacerdotium (священство), Imperium (царст во) осуществлялось в контексте нового творческого синтеза христианского откровения и греческой философии, четко отличавшийся как от платонов ского наследия блж. Августина, так и от греческого мышления Климента Александрийского и каппадокийцев.

В третьей главе «Специфика осмысления рациональности и нау ки в религиозной философии и современной теологии» реконструиру ется концепция науки и научного знания в русской религиозной филосо фии, неопатристике, в официальной доктрине Русской православной церк ви и в рамках католической культуры на основе религиозно-философской и теологической традиций неотомизма.

В параграфе 3.1 «Научное знание, вера и разум в русской религиоз ной философии и современной православной теологии» для исследова ния специфики понимания науки и научного знания используется концеп ция дистинкции (лат. distinctio – разграничение) теологии и религиозной философии. В русской философии в центре внимания была не столько проблема религии и ее взаимоотношения с конкретными результатами ес тественных наук, сколько более общая проблема веры и знания. Русские мыслители критиковали науку, экспансировавшую научное механистиче ское мировоззрение (Н.А. Бердяев, С.Н. Булгаков, И.А. Ильин, Н.Ф. Федо ров, П.А. Флоренский и др.). Негативное их отношение к научному пути познания было основано на неприятии тезиса о самодостаточности науки и вело к переосмыслению ее оснований, представление о которых было уте ряно в процессе развития сциентистского мировоззрения. Именно это об стоятельство во многом связывало критику рациональности и науки в рус ской религиозной философии с критикой разума как их основания. Русские мыслители критиковали претензии ratio на самодостаточность, и большин ство из них не разделяли позицию, согласно которой человеческий разум автономен (интуитивизм Н.О. Лосского). Русская духовно академическая философия (Ф.А. Голубинский, В.Н. Карпов, Ф.Ф. Сидонский, В.И. Несмелов, П.Д. Юркевич и др.), выделив гносеологический аспект ве ры, в качестве важнейшей гносеологической установки провозгласила «духовное созерцание», «око души, просветленное верой», лишь при нали чии которого возможно достижение истины. Многие последующие рус ские религиозные философы полагали, что вере внутренне присуща гно сеологическая функция (В.С. Соловьев, Н.А. Бердяев и др.).

Основной целью русской религиозной философии в отношении к науке можно считать трансформация ее в такую целостную форму знания, которая согласовывалась бы с религиозным миропониманием. Своеобраз ный опыт переосмысления рациональности представила русская религиоз ная философия в виде следующих ярких концепций: «цельность духа» (И.В. Киреевский), «живознание» (А.С. Хомяков), «цельное знание» (В.С. Соловьев), «логизм» (В.Ф. Эрн). Идею цельного мировоззрения и холистической эпистемологии как магистральной линии развития восточ но-христианской культуры продолжили и русские космисты (Н.Ф. Федоров), которые предвосхитили попытки современных философов найти пути гармонизации отношений между человеческой научной дея тельностью и природой. Важной отличительной особенностью их творче ства была попытка прорыва к особому знанию, в котором должны слиться все способности и возможности человека – чувства и интуиция, вера и зна ние, искусство и наука, и для них идеалом было живое знание, «цельное знание», которое должно синтезировать все способности человека (науч ные, художественные, религиозные и др.).

Космистами одними из первых в русской философии был поставлен вопрос о «новой науке», которая должна осуществить синтез инстинкта и разума как двух главных способностей человека. В рамках такого синтеза, согласно им, все инстинктивное обращается в «знание ума», а «знание ума» становится внутренним. Уникальный образ или проект науки пред ложил Н.Ф. Федоров, который ясно осознавал, что европейская наука есть продукт капиталистической, «городской» среды, протестантизма, демо кратии западного типа. Поэтому он предложил проект самобытной рус ской науки, принципиально отличной по всем этим параметрам от науки западной. Это, во-первых, должна быть не «городская» наука, а более под ходящее для России как земледельческо-общинной страны «сельское зна ние». Во-вторых, это должно быть знание православное, «византийское», сосредоточенное не вокруг университета и фабрики, а вокруг православ ного храма и музея-кремля, опирающееся на религиозный обряд. В третьих, «новая наука» наука не должна быть «сословной», оторванной от парода: она должна объединять «ученых и неученых». Подобного рода проект науки был предложен Н.Ф. Федоровым – религиозным христиан ским мыслителем, для которого познание Истины связано с сочетанием Откровения и разума, а религия, наука и искусство слиты воедино.

Помимо религиозной философии в русской православной культуре существовала и богословская традиция, которая после революционных со бытий 1917 г. продолжила свое существование на Западе. Можно выде лить ряд направлений «парижской школы» философско-богословской мысли: «патристическое возрождение», поставившее во главу угла лозунг «вперед – к Отцам» и обратившееся к изучению наследия восточных От цов, открывшее миру сокровища византийской духовной и богословской традиции (прот. Г. Флоровский, В.Н. Лосский, архп. Василий (Кривоше ин), прот. И. Мейендорф и др.);

развитие традиций русской религиозно философской мысли (прот. С. Булгаков, Н.О. Лосский, С.Л. Франк, Л.И. Шестов, прот. В. Зеньковский и др.). Именно в контексте православ ной антропологии пытался наметить свои варианты ответа на вопрос о со единении знания и веры, сохраняя в основных чертах приверженность ме тафизике всеединства, и православный мыслитель прот. В. Зеньковский. У него признание христоцентрической природы разума является важнейшим тезисом христианской гносеологии об исходном единстве веры и разума.

Согласно ему, понятие «разум» должно быть религиозно переосмыслено, что предполагает отход от традиционной схоластически-рациональной его схемы. Достижение единства разума и веры в христианской гносеологии предполагает «обновление ума» (апостол Павел), его преображение, то есть превращение в функцию человеческого духа. Это осуществляется че рез духовную жизнь посредством очищения сердца. Именно поэтому в русской философской традиции познание зависит от духовной жизни че ловека. Русские православные мыслители выступали против разделения ума и сердца. О сердце как источнике знания писали как русские (И.В. Киреевский, А.С. Хомяков, Б.П. Вышеславцев и др.), так и западные философы (Б. Паскаль, П. Дюгем и др.). Исходным принципом единства веры и разума является христоцентрическая природа разума, а путь хри стианского знания лежит не в согласовании научных идей и основ христи анского вероучения, а в глубоком изменении самой психологии научного творчества, основанием сего является религиозное преображение челове ческой личности. Именно в этом аспекте концепция прот. В. Зеньковского близка идем «неопатристического синтеза».

Неопатристика (прот. Г. Флоровский, В.Н. Лосский, прот. Иоанн Мейендорф, Х. Яннарас, митрополит Иоанн (Зизиулас), архимандрит Иу стин (Попович) и др.) как основное направление современной православ ной религиозно-философской мысли для понимания проблемы специфики рационального знания и науки разработала два доктринальных положения:

во-первых, «территории» религии и науки не пересекаются;

во-вторых, православное богословие не чуждо рациональности, так как построение богословских концепций и их систематизация представляют определенную философскую рефлексию.

«Основы социальной концепции Русской Православной Церкви» к сфере «соработничества» государства и Церкви относят светскую науку, так как для «обеспечения нормальной человеческой жизни» совершенно необходимо «возвращение к утраченной связи научного знания с религи озными духовными и нравственными ценностями». Современное право славное богословие отказывает науке в наделении ее мировоззренческими функциями, так как такой функцией обладают лишь философия и теоло гия. В тоже время в качестве функций науки выдвигаются, во-первых, бо гопознание, так как наука может «являться одним из средств познания Бо га (Рим. 1:19-20)» и, во-вторых, «благоустроение» земной жизни человека.

Согласно «Основам социальной концепции РПЦ» современная наука должна отвечать следующим требованиям:

1. Наука не должна быть совершенно независима от нравственных принципов, так как достижения в различных областях наук (физика эле ментарных частиц, химия, микробиология) есть «меч обоюдоострый» и они способны не только «принести человеку благо, но и отнять у него жизнь».

2. Наука не должна быть идеологизирована, так как идеологизация «особенно опасна в сфере общественных исследований, которые ложатся в основу государственных программ и политических проектов». Выступая против подмены науки идеологией, Церковь поддерживает особо диалог с представителями гуманитарных наук.

3. Наука не должна использоваться для «установления контроля над внутренним миром личности» и для «создания каких бы то ни было техно логий внушения и манипуляции человеческим сознанием или подсознани ем».

Русская Православная Церковь настаивает на необходимости совме щения духовного опыта с научным знанием, так как религиозное мировоз зрение выступает одним из источников познания Истины, что должно быть отражено в системе образования и воспитания, в организации обществен ной жизни людей.

В параграфе 3.2. «Наука и рациональность в религиозно философской традиции католицизма» исследуется специфика отноше ния к научному знанию в католической философии, тесно связанной и ге нетически предопределенной потребностями развития католической тео логии (энциклика Папы Льва XIII «Aeterni Patris»).

В Средние века томизм успешно выполнял свое назначение, но гу манизм и свободомыслие эпохи Возрождения естественнонаучные откры тия и просветительские идеи Нового Времени подорвали его престиж, и Церковь вынуждена была реанимировать томизм в виде неотомизма, полу чившего статус рационально-догматической теории Римской католической церкви (Э. Жильсон, Ж. Маритен (Франция);

Д. Мерсье и др.). Свою зада чу неотомисты видят в примирении основных положений христианской веры с требованием мыслящего разума, в согласовании иррациональных положений религии с рациональным званием в целях оправдания христи анства перед лицом авторитета науки, так как, согласно им, вера без разу ма превращается в слепое поклонение, а разум без веры впадает в гордыню самомнения. Принцип гармонии веры и разума, предложенный Фомой Ак винским, исходящий из того, что религиозная вера и знание есть различ ные пути постижения Бога, который открывается естественным образом (через сотворенный мир, познаваемый разумом) и сверхъестественным об разом (через Божественное Откровение), является основанием понимания специфики науки в неотомизме. Папа Иоанн Павел II подвел итог пробле ме соотношения веры и разума в духе их взаимодополнительности (энцик лика «Fides et Ratio»).

Неотомистскому рационализму, основанному на примирении знания и веры, в католической философско-теологической мысли противостоит традиция неоавгустианства, связанная со спиритуалистическими идеями блж. Августина (католический экзистенциализм Г. Марселя;

персонализм Э. Мунье, Ж. Лакруа, М. Недонселя и др.). В то время как неотомизм до пускает рационалистическую методологию, неоавгустианство исходит из того, что рациональные аргументы недостаточны, и вера, согласно их воз зрениям, есть не познание, а личностно-неповторимый опыт встречи с Бо гом. Ортодоксальным томистским рационалистическим идеям и спиритуа лизму неоавгутианцев противостоит в западной религиозно-философской мысли католический модернизм, наиболее яркой концепцией которого яв ляется эволюционный космизм П. Тейяра де Шардена. Хорошее знание ес тественны наук оказало существенное влияние ни его философско теологическое мышление и способствовало формированию концепции «эволюционно-космического христианства», базирующейся на принципах религиозно-идеологического монизма, эволюционизма и универсализма.

Посвящая проблеме соотношения науки и религии целый раздел своего фундаментального труда «Наука о человеке», П. Тейяр де Шарден обосно вал мысль, согласно которой наука и религия имеют единые основания.

Его подход к вопросу о соотношении науки и религии строится на прин ципах апологии (греч. – оправдание) – перевода истин христиан ства на язык положительного знания, и конкордизма (лат. concordia – со гласие) – согласования научных и религиозных данных.

С конца 50-х гг. XX в. в католицизме набирает силу так называемая «новая теология» (И. Конгар, М.-Д. Шеню, Г. де Любак, Э. Шиллебекс, К. Ранер и др.), в рамках которой сформировались разнообразные «соци альные теологии», а также «теология труда», «теология культуры», «тео логия мира», «теология и этика хозяйственной жизни» и др. В работах польского священника М. Хеллера намечены пути формирования так на зываемой «теологии науки», появление которой связано с усиливающими ся тенденциями интеграции теоретических достижений науки и положений религии в целостное религиозно-ориентированное мировоззрение. По строение программы для богословия науки связано с выделением его ос новополагающих оснований. Во-первых, принципы богословия науки свя заны с тем, что Вселенная наук и Вселенная богословия отличаются друг от друга, и это отличие есть следствие того факта, что методы этих дисци плин противоположны в своём видении реальности. Во-вторых, богосло вие науки должно быть неотъемлемой частью богословия со всеми мето дологическими особенностями;

оно может быть отнесено к подразделу «богословия человеческих ценностей». В-третьих, осознание того факта, что Вселенная сотворена Богом, позволяет богословию науки видеть ас пекты мира, недостижимые ни для науки, ни для философии. Предлагая программу для богословия науки, М. Хеллер выделяет два важных поло жения: «необязательность» мира и присутствие в мире ценности. Основ ные вехи программы богословия науки коррелятивны, во-первых, важным интуициям современной философии науки, осознавшей, что развитие нау ки поставило под сомнения ее базовые аксиомы (реальность существова ния мира, возможность его познания и др.), и, во-вторых, данным совре менной эпистемологии, основанной на принципах релятивизма в познании, многомерности форм когнитивных практик, идее рациональность челове ка, принципах ценностной ориентации науки и др., и, в-третьих, основным интуициям так называемой «антропологии знания».

Современная философско-теологическая система католицизма об новляет традиционную схему соотношения веры и знания за счет исполь зования теоретических достижений естествознания и философии. Основ ными элементами этого обновления являются обоснование положения о новом образе естествознания, признавшего в настоящее время ограничен ность своих методов познания природы и наличие неких «пограничных вопросов» между теологией, философией и естествознанием.

В Заключении подводятся итоги диссертационной работы, форму лируются основополагающие выводы.

ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК РФ 1. Мекушкин А.А. Наука в православной и католической культурах:

философско–религиоведческая реконструкция // Гуманитарные и социаль но-экономические науки. 2013. № 2. с. 5-8.

2. Мекушкин А.А. Особенности понимания науки в философско богословской традиции / Всероссийская научная конференция молодых ученых «Актуальные вопросы социально-гуманитарного знания» Ростов на-Дону, 25 января 2013 г. // Гуманитарные и социальные науки. 2013. № 1. http://www.hses-online.ru. с. 313-315.

3. Мекушкин А.А. Западно-христианская католическая концепция ра циональности и науки // Гуманитарные и социально-экономические науки.

2013. № 3. 0,7 п.л.

Прочие публикации 4. Воденко К.В., Мекушкин А.А. Философско-мировоззренческие ос нования интеллектуальной культуры европейской цивилизации // Русский язык и русская культура в современном образовательном пространстве:

сборник науч. статей по материалам междунар. науч.-практ. конф., Ново черкасск, 2013 г. Новочеркасск: ЮРГТУ (НПИ), 2013. – 0,4/0,3 п. л.

5. Воденко К.В., Мекушкин А.А. Влияние восточного христианства на историю русской культуры и сущностные черты православной культуры // Русская культура и русский язык: история и современность: монография / К.В. Воденко, А.А. Мекушкин [и др.];

под науч. ред. д.ф.н. К.В. Воденко.

Новочеркасск: ЮРГТУ (НПИ), 2013. – 0,7/0,5 п. л.

6. Мекушкин А.А. Научное знание, вера и разум в русской религиоз ной философии и современной православной теологии // Русская культура и русский язык: история и современность: монография / К.В. Воденко, А.А. Мекушкин [и др.];

под науч. ред. д.ф.н. К.В. Воденко. Новочеркасск:

ЮРГТУ (НПИ), 2013. – 1,2 п. л.

Формат 60х841/16. Печ. л. 1,2.

Бумага офсетная. Ризография. Тираж 100 экз.

ФГОУ ВПО «Южный федеральный университет» Актуальные проблемы современной науки 344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, Тел. 8 (863) 264-56- Типография ЗАО «Центр Универсальной Полиграфии» 344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, Тел. 8 (918) 570-30-

 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.