авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Понятие жертвоприношения в философском и антропологическом дискурсе хх века

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

Московский Антон Валерьевич ПОНЯТИЕ ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЯ В ФИЛОСОФСКОМ И АНТРОПОЛОГИЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ ХХ ВЕКА 09.00.13. – религиоведение, философская антропология, философия культуры

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук

Санкт-Петербург 2008 Диссертация выполнена на кафедре философии религии и религиоведения факультета философии и политологии Санкт-Петербургского государственного университета Шахнович Марианна Михайловна

Научный консультант:

доктор философских наук, профессор

Официальные оппоненты: Соколов Евгений Георгиевич доктор философских наук, профессор Левит Инга Витальевна кандидат философских наук, доцент Государственный музей истории религии

Ведущая организация:

Защита состоится " " 2009 г. в _ часов на заседании совета Д.212.232.11 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Санкт Петербургском государственном университете по адресу: 199034, Санкт Петербург, В.О., Менделеевская линия, д. 5, факультет философии и политологии, ауд. _

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке им. М. Горького Санкт-Петербургского государственного университета.

Автореферат разослан " "_ 2009 г.

Ученый секретарь Диссертационного Совета, кандидат философских наук, доцент Л.Е. Артамошкина ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИСЕРТАЦИИ Актуальность темы исследования. Оценка наследия ХХ века является одним из важнейших вопросов, стоящих перед современными исследователями. Всестороннее обсуждения феномена жертвоприношения занимало особое место в общественной мысли прошлого столетия и влияние «моды» на дискурс о жертвоприношении продолжает сохраняться в современном философском пространстве, однако адекватная оценка своеобразия его различных интерпретаций отсутствует. Современное развитие религиоведения, связанное, в том числе, и с процессами глобализации и взаимодействия культур, ставит новые задачи перед антропологическими исследованиями религиозности и ритуальной практики.

Дальнейшее раскрытие и углубление содержания понятия «жертвоприношение» для антропологии религии в этом контексте трудно переоценить, что делает представленное исследование, восполняющее имеющуюся лакуну, особенно актуальным.

Степень разработанности темы. Многие мыслители прошлого писали о природе жертвоприношений и месте их в культурах различных народов, классики мирового религиоведения конца XIX- начала XX вв. занимались разработкой теорий жертвоприношения, однако целенаправленные историографические описания и эпистемологические реконструкции научных представлений о феномене жертвоприношения появились лишь во второй половине прошедшего века. Статья Э. Э. Эванса-Причарда «Значение нуэров» жертвоприношения у стала пионерской работой в этом направлении, в ней британский антрополог предпринял исследование Evans-Pritchard E. E. The Meaning of Sacrifice Among the Nuer // The Journal of the Royal Anthropological Institute of Great Britain and Ireland, Vol. 84, No. 1/2, (Jan. – Dec., 1954), pp. 21-33.

нескольких влиятельных теорий жертвоприношения и проверил их работоспособность на этнографическом материале.

В последней четверти ХХ века в антропологии возникла мощная тенденция к «саморефлексии», выразившаяся в значительном количестве историографических работ. Изучение жертвоприношений в разных культурах становится объектом истории идей, в которой антропология понимается как феномен культуры, сопоставимый с литературой, что позволяет искать параллели между научными идеями и художественными тенденциями.

Примером такого подхода можно считать работу С. Л. Мизручи, в которой сопоставляются социологические концепции жертвоприношения с мотивами в произведениях американских писателей-реалистов2. Интерес к истории изучения жертвоприношения нашёл отражение в изданной американским антропологом Дж. Картером антологии3. В последнее время история понятия жертвоприношения вошла в круг интересов известного историка книги по этой теме4.

религиоведения И. Стренски, опубликовавшего две Развёрнутый историографический обзор по рассматриваемой проблематике представлен в статьях религии», написанных Й.

«Энциклопедии Хеннингером5 и Д. Карраско6.

Исследования отечественных учёных, посвящённые данной проблематике, можно с некоторой долей условности разделить на три основные группы. К первой группе можно отнести уже ставшие классическими фундаментальные историографические и теоретические Mizruchi S. L. The Science of Sacrifice. American Literature and Modern Social Science.

Princeton, 1998.

Carter J. (Ed.) Understanding Religious Sacrifice. A Reader. L., N. Y., 2003.

Strenski I. Contesting Sacrifice: Religion, Nationalism and Social Thought in France.

Chicago, L., 2002, Strenski I. Theology and the First Theory of Sacrifice. Leiden, Boston, 2003.

Henninger J. Sacrifice // Encyclopedia of Religion. Second edition. Ed. By L. Jones.

Detroit, N. Y., 2005.

Carrasco D. Sacrifice [further considerations] // Encyclopedia of Religion. Second edition.

Ed. By L. Jones. Detroit, N. Y., 2005.

труды, посвящённые различным аспектам изучения ритуала это сочинения Д. К. Зеленина, Л. Я. Штернберга, О. М. Фрейденберг, В. Я. Проппа, В. Н.



Топорова, Е. М. Мелетинского, С. А. Токарева.

Вторую очень большую группу составляют частные исследования ритуалов в тех или иных культурах, включающие более или менее подробный обзор существующих теорий ритуала вообще и жертвоприношения в частности (труды А. К. Байбурина, Ю. Е.Березкина, М. С. Бутиновой, Т. А.

Бернштам, Н. И. Гаген-Торн, Н. Л. Жуковской, В. В. Емельянова, Л. И.

Емелях, В. Р. Кабо, Е. С. Новик, Б. А.Успенского, Т. В. Цивьян, К. В.Чистова, Б. И. Шаревской и многих др.). В контексте рассматриваемой проблемы особый интерес представляет сборник «Жертвоприношение: ритуал в искусстве и культуре от древности до наших дней» под редакцией Л. И.

Акимовой (М., 2000).

Третья группа – это работы, посвященные анализу трудов современных философов и социологов, работающих с понятием жертвоприношения. Перед авторами такого рода исследований встаёт задача выявления основных источников, оказавших влияние на творчество мыслителей, и реконструкции культурно-интеллектуального контекста их идей. Особо необходимо отметить исследования С. Н. Зенкина и С. Л. Фокина, посвящённые современным французским авторам, а также историографические работы А. А.

Никишенкова, посвященные британской социальной антропологии.

Представленная диссертация может рассматриваться как еще одно из этой группы исследований.

Диссертант опирался на труды отечественных культурологов и философов культуры, исследующих различные аспекты проблематизации жертвоприношения в философском и культурологическом дискурсах (Ю. М.

Бородая, Б. Л. Губмана, В. Н. Диановой, А. И. Дьякова, С. Н. Иконниковой, И.

П. Ильина, Б. В. Маркова, В. А. Подороги, Е. Г. Соколова, В. В. Савчука, М.

Б. Ямпольского и др.).

Цель диссертационного исследования состоит в определении значения понятия жертвоприношения для философского и антропологического дискурсов ХХ века.

Реализация поставленной цели предполагает постановку и решение следующих задач:

• определить периодизацию истории использования понятия «жертвоприношение» в философском и антропологическом дискурсе ХХ века;

• для каждого периода выбрать наиболее значимых авторов, оперировавших понятием «жертвоприношения» и актуальную для них проблематику;

• представить социокультурный контекст и динамику отношений между философским и антропологическим дискурсами в разные периоды ХХ века в использовании понятия «жертвоприношение»;

• оценить значение этих исканий для науки о религии в её современном состоянии.





Методология исследования определяется его целью и задачами.

Теоретико-методологической основой исследования послужили труды в области сравнительной эпистемологии (концепция «стиля мышления» Л.

Флека) и дискурс-анализа (М. Фуко, Т. Ван Дейк, Р. Барт и др.), позволившие использовать такую технику интерпретации, которая выявляла бы социокультурные (идеологические, политические, религиозные) источники и основания тех или иных текстов о жертвоприношении и помогала определить их ангажированность. Методологической основой стали идеи и методы, представленные в работах историков науки о религии (Э. Э. Эванса Причарда, М. Элиаде моды»), И. Стренски (анализ «культурной («идеологическая критика»), Т. Асада, Дж. Клиффорда, А. А. Никишенкова, М. М. Шахнович и других исследователей.

В качестве методов исследования использовались историографический, сравнительно-исторический и герменевтический.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в том, что впервые в отечественной науке осуществлено комплексное исследование истории развития представлений о жертвоприношении в общественной мысли ХХ века. В диссертационном исследовании представлен очерк теорий жертвоприношения, принадлежащих философам Р. Жирару и Ж.-Л. Нанси, и взглядов таких исследователей религии, как Э. Э. Эванс-Причард, Т. П. Ван Баарен, В. Тёрнер, Я. Ван Баал, М. Детьен, Ж.-П. Вернан, У. Г. Лэмберт, Дж.

З. Смит, Н. Б. Джей и ряда других.

Положения, выносимые на защиту Первые научные теории жертвоприношения возникают во второй 1) половине XIX века в рамках позитивистской парадигмы. Центральное положение категории жертвоприношения в христианстве – с одной стороны, и кризис религиозного мировоззрения – с другой, явились определяющими в формировании повышенного интереса к этому феномену.

2) В первой половине ХХ века «жертвоприношение» оказывается значимым концептом для мыслителей, представлявших различные направления. Они сходились в том, что жертвоприношение может расцениваться как парадигма становления свободной творческой личности.

Значительная часть подобных рассуждений не представляет ценности для теоретического религиоведения. Но как характерная черта своей эпохи могут представлять интерес для историка религии.

3) Постмодернизм получил концепт жертвоприношения в наследство от интеллектуальных течений первой половины ХХ века, базировавшихся на выводах классической антропологии с одной стороны, и различных иррационалистических направлений – с другой. Более того, мыслители, относящиеся или же относимые к «постмодернизму», стремятся к отказу от данного концепта. Аналогичную ситуацию можно видеть и в среде исследователей-антропологов, не имеющих отношения к философии постмодернизму.

Отказ от концепта жертвоприношения как в 4) «базового» постмодернистской философии и антропологическом религиоведении конца ХХ века, при кажущемся сходстве, имеет различные причины. Философам постмодернистам он представлялся устаревшим, неадекватным, бесполезным или даже опасным. А антропологическое религиоведение в поиске новой парадигмы стремилось выявить уязвимые места существующих теорий с целью построения новой, объясняющей те явления, что не имели удовлетворительного объяснения.

Научно-практическая значимость исследования состоит в том, что его результаты и выводы могут быть использованы при составлении рабочих программ, учебных пособий по религиоведению, социальной антропологии, философии и истории культуры, истории современной зарубежной философии, а также стать основанием для дальнейшего изучения функционирования концепта «жертвоприношения» в религиоведческом, культурологическом и философском дискурсах.

Основные положения и материалы Апробация работы.

диссертационного исследования были использованы при подготовке и проведении специального семинара «Ритуал в культуре», проводившегося диссертантом на факультете философии и политологии СПбГУ для магистрантов по направлению «Религиоведение». Отдельные положения исследования были представлены в выступлениях на теоретических семинарах «Сопротивление философии» (2003, СПбГУ), «Ницше-семинар» (2003, СПбГУ), круглом столе «Феномен жертвоприношения в религиях мира» (2006, МГУ) и на международной научной конференции «Пятые Торчиновские чтения» (2008, СПбГУ). По теме исследования опубликованы две статьи и одна находится в печати. Диссертация обсуждена на заседании кафедры философии религии и религиоведения СПбГУ.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трёх глав, разделённых на параграфы, заключения и списка использованной литературы (323 наименования на русском и английском языках).

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ Во обосновывается актуальность темы исследования, Введении оценивается степень её разработанности, формулируется цель и задачи исследования, его теоретические и методологические основы, раскрывается его научная новизна, научно-практическая значимость, указывается его апробация.

Первая глава диссертации «Начальный этап формирования теорий открывается специальным параграфом, «жертвоприношения» характеризующим методологические принципы исследования.

Второй параграф «Теории жертвоприношения в британской науке посвящен концепциям XIX – конца первой половины ХХ века» жертвоприношения классиков британского эволюционизма – Э. Б. Тайлора, У.

Робертсона Смита, Дж. Дж. Фрэзера и его последователей. Отмечается, что феноменологическая парадигма в британской науке серьёзного веса не приобрела. Однако особо отмечается труд Э. О. Джеймса «Происхождение жертвоприношения», в котором жертвоприношение рассматривается как «высвобождение жизни». В диссертации показано, что в рамках парадигмы «функционального анализа» Б. К. Малиновского и А. Р. Рэдклифф-Брауна вопрос о «жертвоприношении вообще» утрачивал смысл. Он будет поставлен в новом ключе Э. Э. Эвансом-Пичардом в пятидесятые годы.

В третьем параграфе первой главы «Концепция жертвоприношения в трудах классиков французской социологической школы и её оценки», анализируются идеи, высказанные в «Очерке о природе и функции жертвоприношения» А. Юбера и М. Мосса, и «Элементарных формах религиозной жизни» Э. Дюркгейма. Основное внимание уделяется оценкам, данным поздними исследователями идеям представителей социологической школы, и, в частности, их концепции жертвоприношения. Если К. Леви Строс во главу угла ставил исследовательское мастерство М. Мосса и его способность опережать время, то Дж. Клиффорд, один из лидеров постмодернистского направления в антропологии, рассматривает мысли социологов как созвучные идеям современного им авангарда. И. Стренски помещает «Очерк о природе и функции жертвоприношения» в общий контекст характерного для Франции дискурса, в котором царит идея жертвоприношения. В диссертации показывается, что данные точки зрения не являются взаимоисключающими. Действительно, работы М. Мосса могут рассматриваться как образец научного анализа. Также нельзя отрицать, что в них, пусть и в зачаточном виде, присутствуют многие основополагающие для науки ХХ века идеи. В исследованиях Клиффорда вскрываются причины интереса к работам социологов среди представителей различных культурно интеллектуальных кругов Франции. «Дискурс-анализ» И. Стренски позволяет объяснить как внимание классиков социологической школы к феномену жертвоприношения, так и популярность их идей в научной и околонаучной среде.

Во многом именно работы М. Мосса явились определяющими для дальнейших спекуляций о жертвоприношении. Системный анализ развития этих идей содержится во второй главе, которая называется «Парадигма жертвоприношения в философско-антропологическом анализе первой половины ХХ века».

В первом параграфе «Ж. Батай и К. Г. Юнг: обоснование выбора фигур» объясняется выбор для сравнительного анализа трудов именно этих мыслителей, принадлежавших к различным весьма значительным культурным традициям ХХ века, которые сыграли важнейшую роль в распространении интереса к феномену жертвоприношения. Второй параграф второй главы посвящён реализации «Концептуализация «жизни»» важнейшего для западной культуры второй половины XIX – первой половины ХХ века архетипа «жизни», представленного не только в собственно «философии жизни», через парадигму жертвоприношения. Для Ж. Батая «жизнь» является инвариантным содержанием большинства его концептов, среди которых важнейшим является «трата». Стремление растрачивать является, по Батаю, основным свойством живого, «наследуемым» от Солнца.

Прогресс и рационализация постепенно устраняют трату, что приводит, по мнению мыслителя, к чудовищным последствиям. В жертвоприношении, или сопоставимых с ним актах, «жизнь» проявляется как опыт «священного», «интимности», «суверенности», «чудесного» и т. д.

К. Г. Юнг, творчество которого, в отличие от творчества Ж. Батая, можно разделить на два периода, в ранний период использовал для концептуализации «жизни» понятие «либидо». В первой крупной работе Юнга, «Метаморфозы и символы либидо», влияние Ф. Ницше и А.

Шопенгауэра значительно превосходит влияние З. Фрейда. От последнего мыслитель заимствует, по большому счёту, только концепт «либидо». В параграфе рассматривается предложенная швейцарским психологом система символов либидо, центральное положение в которой занимает символ жертвоприношения. Отмечается, что в поздний период творчества Юнг наполнит эту форму новым содержанием.

В третьем параграфе, озаглавленном ««Индивидуация» и «Внутренний анализируются тексты, в которых жертвоприношение опыт»», рассматривается в качестве парадигмы экзистенциального опыта. Если у К.

Г. Юнга эта схема получает истолкование в рамках теории коллективного бессознательного (жертвоприношение как «индивидуация»), то у Ж. Батая она сопоставима с характерными для большинства редакций философии экзистенциализма (за исключением сартровской). В четвёртом параграфе, который называется «Творчество как жертвоприношение», отмечается, что жертвоприношение представляется «столкновением со смертью», способом подняться над миром или интегрировать в «вещей» «проектов», экзистенциальном опыте «сообщество», условием или даже парадигмой творчества. В этой связи высказывается гипотеза, что большинство текстов о жертвоприношении призваны сообщить читателю опыт, сходный с экзистенциальным опытом жертвоприношения.

В главе третьей «Концепт жертвоприношения в современной рассматриваются наиболее характерные для философии культуры» мыслителей второй половины ХХ века представления о жертвоприношении.

Отмечается, что акцент смещается с антропологической проблематики к философско-культурологической.

Ярким примером восприятия бытовавшей в первой половине века идеи жертвоприношения и применения её к анализу современной культурной ситуации выступают сочинения Ж. Бодрийяра, рассмотрению которых посвящён первый параграф этой главы «Мотивы жертвоприношения в «гиперкритике» Жана Бодрийяра». В нем указывается, что мыслитель рассматривает жертвоприношение как важнейший элемент «символического обмена», с исчезновением которого он связывает все отрицательные стороны современной культуры. в современном обществе «Символическому» противостоит Их победа «экономическое», «система», «симуляция».

представляется гарантированной. Единственным утешением для современного интеллектуала Бодрийяр видит поэзию. Мыслитель пытается доказать, что она может рассматриваться как подлинное жертвоприношение.

Являясь «истреблением ценности», поэзия даёт возможность противостоять «системе» и «экономическому» с позиций «символического».

Второй параграф этой главы «Рене Жирар: антрополог-нигилист в роли пророка» посвящен теории Жирара, в которой жертвоприношению отводится функция устранения агрессии, или в его терминологии – «насилия». Этот институт особенно актуален при наличии в обществе обычая кровной мести.

Тем не менее, этот «механизм» способен давать сбои, при которых «рядовое» жертвоприношение только усиливает ярость. Такие случаи мыслитель определяет как «кризисы жертвоприношения». Разрешением подобных кризисов является «учредительное насилие» – коллективное убийство «жертвы отпущения», замещающей всю группу и репрезентируемой как «самый чудовищный» двойник. Образы «кризиса жертвоприношения» и «жертвы отпущения» мыслитель видит в самых различных элементах культуры: мифах, ритуалах, представлениях о царской власти, художественных произведениях и т. д. Данную схему Жирар экстраполирует на развитие культуры в целом, вводя в неё происхождение не только социальных институтов, но и языка, и, в пределе – человека современного вида. Другой важнейшей задачей, которую ставит перед собой Жирар, является снятие «жертвенного» ареола с христианства. «Жертвенное прочтение» христианства приводит, по Жирару, к вытеснению «механизма», но не к его преодолению, следствием чего является, применительно к современной культурной ситуации, появление «чудовищных двойников» глобального масштаба. Возможный кризис может стать последним.

Четвёртый параграф третьей главы называется «Критика «онтотеологии» жертвоприношения» и посвящён анализу философских концепций, предусматривающих принципиальное исключение категории «жертвоприношения». В качестве наиболее показательного примера выбраны рассуждения Ж.-Л. Нанси, представленные в статье «То, что невозможно принести в жертву». По мнению французского мыслителя, становление западной идеи жертвоприношения сопровождалось двумя «разрывами», в результате которых образовалась непреодолимая пропасть между исконным действом и «понятием».

Первый разрыв, «миметический», французский мыслитель связывает с фигурами Сократа и Христа, заложившими фундамент западной идеи жертвоприношения. Благодаря ним возникает «жертвоприношение субъекта в обоих смыслах родительного падежа». Второй разрыв связан, по мнению Нанси, с Холокостом и представляет собой вопиющее противоречие между возвышенной западной идеей жертвоприношения и его реализацией, «недостойной даже называться пародией». Таким образом, категория жертвоприношения в ее «западном варианте» утрачивает всякий смысл. В этом смысле и обусловленное» «неистинное» «экономически жертвоприношение в традиционных культурах придаёт смысл миллионам жизней, тогда как для Запада эта возможность ныне закрыта. Подобные рассуждения выражают весьма влиятельную для мысли второй половины ХХ века тенденцию.

диссертации называется «Концепции Четвёртая глава жертвоприношения в современном антропологическом религиоведении».

Диссертант показывает, что в современной науке о религии проявляется тенденция к «смещению» жертвоприношения с положения «центрального феномена» религиозной практики и сомнение в возможности построения универсальной модели этого института. Важным представляется и стремление некоторых учёных сузить понятие жертвоприношения, отделив его от таких понятий как «дар», «подношение» и «ритуальное убийство».

В первом параграфе главы «От «происхождения» - к «значению»:

общие тенденции» анализируются теоретико-методологические работы о жертвоприношении, написанные видными исследователями второй половины ХХ века.

В статье «Значение жертвоприношения у нуэров» (1954) Э. Э. Эванс Причард, опираясь на материал полевых исследований, подвергает ряд влиятельных концепций жертвоприношения проверке на работоспособность.

Он пришел к выводу, что за большинством из них можно признать частичную справедливость. При этом он показал, что даже в рамках одной культуры жертвоприношение может иметь множество смыслов, меняющихся в зависимости от повода, адресата и других переменных.

Метод системного исследования жертвоприношения был предложен Т. П.

Ван Баареном. В работах других исследователей предлагаются различные оси», позволяющие выявлять различные нюансы «координатные функционирования института жертвоприношения. Так, например, Р. Фёрт предлагал рассматривать жертвоприношение в зависимости от экономических ресурсов изучаемого общества. В. Тёрнер ввел ось «структура-антиструктура», по которой определяется ориентация того или иного жертвенного ритуала на утверждение структуры или же на установление «коммунитас». Исследователь отмечал, что обе интенции всегда сосуществуют, но «расстановка сил» при этом бывает различной. Я.

Ван Баал считал эвристически ценной классификацию жертвоприношений на «ритуалы низкой и высокой напряжённости», придавая большее значение повседневным «ритуалам низкой напряжённости».

Во второй половине ХХ века вместо обобщающих теорий жертвоприношения особое внимание уделяется более точному описанию и классификации жертвенных ритуалов в различных культурах, что приводит к резкому размежеванию с философскими концепциями и выявлению всё большего числа уязвимых мест традиционных для предшествующей науки представлений о жертвоприношении.

Во втором параграфе ««Взаимное освещение»: «жертвоприношение» как «emic concept»» анализируются некоторые важнейшие работы, в которых осуществляется пересмотр понятия жертвоприношения. Отсутствие исторически общего индоевропейского термина для обозначения жертвоприношения была установлена уже Э. Бенвенистом. Этот же исследователь показал, что связь «жертвоприношения» с «сакральным» не является типичной для индоевропейских языков. Он доказал на лингвистическом материале уникальность индийской культуры в аспекте функционирование жертвоприношения. Ученик Бенвениста, Ш. Маламуд, провёл резкую грань между собственно институтом жертвоприношения в Древней Индии (понимавшемся вполне конкретно и прагматично) и той рефлексивной надстройкой, на основании которой сформировалось западное представление о жертвоприношении в Индии.

По мнению Ж.-П. Вернана, жертвоприношение в Древней Греции также может рассматриваться как модель, порождающая и упорядочивающая культурно значимые символы и смыслы. Тем не менее, его функционирование в этом качестве отличается от имевшего место в ведийской культуре, и не является причиной возникновения «греческого чуда».

В работах ассириологов А. Л. Оппенхейма и У. Г. Лэмберта7 приводятся доказательства уникальности древнееврейского жертвоприношения для ближневосточного региона. В Древней же Месопотамии жертвоприношение понималось как подношение еды божествам, и не имело большей части той семантики, которой наделила этот институт иудео-христианская культура.

На основании работ этих и ряда других авторов делаются выводы о том, что современная наука всё яснее осознает разницу между реальным и воображаемым функционированием института жертвоприношения. Строгая ревизия существующих представлений о жертвоприношении заставляет исследователей поставить ряд общетеоретических вопросов, касающихся «универсальности» рассматриваемого ритуала. Однако следует иметь в виду, что подобные представления, связанные с отрицанием общности основных категорий культуры, получили распространение в последней четверти двадцатого века на волне традиционалистской критики идеи об универсальном характере развития культур вообще.

Обзору дискуссии о древности института жертвоприношения посвящён третий параграф главы «Жертвоприношение и эволюция хозяйственно культурных типов». Одной из причин данной дискуссии послужило влияние этологической парадигмы, предполагавшей пересмотр вопроса о соотношении мифа и ритуала.

Опираясь на работы К. Лоренца и предложенные К. Меули интерпретации палеолитических находок как следов древнейших жертвоприношений, В.

Буркерт выдвинул идею о ключевой роли охоты и жертвенных ритуалов в становлении человека и культуры. Значимость института жертвоприношения для превращения «охотящейся обезьяны в человека» позволяет ему считать жертвоприношение самым ранним и наиболее важным в процессе становления религии.

Несостоятельность подобных выводов утверждает Дж. З. Смит, который Lambert W. G. Donations of Food and Drink to the Gods in Ancient Mesopotamia // Ritual and Sacrifice in the Ancient Near East. Ed. J. Quaegebeur. Leuven, 1993.

ставит существование жертвоприношения в прямую зависимость от наличия одомашненных животных. В этом смысле «жертвоприношение животного является всегда убийством домашнего животного в земледельческих или скотоводческих обществах»8. Переход от охоты и собирательства к скотоводству и земледелию предполагает, по мнению Смита, коренную ломку мироощущения. Мир охотника представляет собой мир единичного случая и удачи, в котором ведущую роль играют обряды инициации и охотничья магия. Напротив, устойчивый «мировой порядок», ассоциирующийся с жертвоприношением, может являться исключительно реалией земледельческих и скотоводческих культур. Смит считает жертвоприношение продуктом размышления человека над процессом доместикации, представляющим собой как вмешательство человека в естественный ход жизни животных и растений, так и преобразование пространства из мира случайных охотничьих троп в «космос».

В четвёртом параграфе «Проблема жертвоприношения в гендерных исследованиях», рассматриваются взгляды американской исследовательницы Н. Б. Джей, поставившей вопрос о связи института кровавых жертвоприношений с преобладанием «мужского» в культуре. Женщины допускаются к подобным действам лишь при условии неспособности к деторождению, физической или ритуальной женщины, (старые целомудренные жрицы и т. п.). Создание института кровавых жертвоприношений становится, по мнению Джей, реакцией мужчин на дисгармонию, вносимую в «мужской» миропорядок способностью женщины к деторождению. Европейское общество также является, по Джей, «мужским», следствием чего становится и стремление науки рассматривать жертвоприношение в качестве универсалии.

В пятом параграфе главы «На пороге XXI века: жертвоприношение и современные подходы к изучению ритуала» описываются некоторые Smith J. Z. The Domestication of Sacrifice // Smith J. Z. Relating Religion: Essays in the Study of Religion. Chicago, 2004, p. 150.

современные подходы к исследованию ритуала вообще и жертвоприношения в частности. Особое внимание уделяется когнитивному религиоведению, являющемуся на сегодняшний день одним из наиболее перспективных направлений в науке о религии, отчетливо проявляющему свою оппозицию феноменологическому направлению. Если жертвоприношение являлось «излюбленной» темой для исследователей религиозного опыта и мыслителей религиозно-антропологического толка, главной целью которых было понимание, то для сторонников когнитивного религиоведения, ориентированного на объяснение, таковой становятся, в большей степени, очистительные обряды9. Именно в них наиболее наглядно представлены отличия между «ритуализованным» и «неритуализованным» поведением.

Если же исследователи рубежа веков и обращают внимание на жертвоприношение, то для их трудов характерны признание трудности построения общей концепции этого института, и, как следствие, обращение к частным случаям. Отсюда в диссертации высказывается предположение, что в будущем будет создана базой данных видов и типов жертвоприношений, на основе имеющихся теоретических моделей.

В Заключении подводятся итоги диссертационного исследования, обобщаются его основные результаты, и формулируются выводы.

См., в частности: Linard P, Boyer P. Whence Collective Rituals? A Cultural Selection Model of Ritualized Behavior // American Anthropologist. Vol. 108, No. 4, Dec. 2006, pp. 814-827, Srensen J. The Question of Ritual.

A Cognitive Approach // Ritualistics. Ed.T. Ahlbck. Turku, 2003 p. 207-220.

Основные положения диссертации нашли отражение в следующих публикациях:

В периодических и продолжающихся изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

1. Московский А. В. «Этнографический сюрреализм» и философия религии Жоржа Батая // Религиоведение, № 4, 2007, с. 67-79. – 1 п. л.

В научных изданиях:

2. Московский А. В. Ускользающее жертвоприношение // RELIGIO.

Альманах Московского Религиоведческого Общества. Вып. 1 (2004-2007), М., 2008, с. 88-97 – 0,6 п. л.

3. Московский А. В. Антропология религии Рене Жирара // Пятые Торчиновские чтения. Материалы международной конференции. СПб., 2009, с. 621-630 – 0,5 п. л.



 

Похожие работы:


 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.