авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Астрологический Прогноз на год: карьера, финансы, личная жизнь


Проблема соотношения биологического и социального в философии и науке

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

ЦАРЁВА ЕКАТЕРИНА СЕРГЕЕВНА Проблема соотношения биологического и социального в философии и наук

е Специальность: 09.00.08 – философия науки и техники

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Санкт-Петербург 2011 1

Работа выполнена на кафедре философии науки и техники философского факультета Санкт-Петербургского государственного университета

Научный консультант: Мамзин Алексей Сергеевич, д.ф.н., проф.

Высоцкий Юрий Васильевич, д.ф.н., проф.

Официальные оппоненты:

Ефимов Юрий Иванович, д.ф.н., проф.

Ведущая организация: Российский Государственный Педагогический Университет им.

А.И. Герцена

Защита состоится «»_ 20 года в часов на заседании диссертационного совета Д.212.232.03 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора философских наук при Санкт-Петербургском государственном университете по адресу: 199034, Санкт-Петербург, В.О., Менделевская линия, д. 5, факультет философии и политологии, ауд.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке им. М. Горького Санкт-Петербургского государственного университета

Автореферат разослан «_»_20 г.

Ученый секретарь Диссертационного совета, Кандидат философских наук, старший преподаватель И. И. Мавринский Актуальность проблемы. Одной из важнейших задач философии является выработка научного мировоззрения. Осуществление этой задачи предполагает глубокое взаимодействие философии с конкретными научными знаниями.

Философия в своем развитии не ограничивается постановкой различного рода вопросов, но и предлагает различного рода ответы на них.

Понятно, что многообразию вопросов соответствует многообразие ответов, и философия находится в состоянии непрерывного «кипения». Это особенно ощущается в такой философской дисциплине, как «История и философия науки». Метаморфозы мировоззрения, возникающие здесь, создают эмпирическую основу для развития философии науки.

Понятие научного мировоззрения является одним из наиболее значительных в истории и философии науки. Наиболее полную и всестороннюю его характеристику мы находим у В.И. Вернадского. Научное мировоззрение В.И. Вернадский рассматривал как создание и выражение человеческого духа, существующее наряду с религиозным мировоззрением, искусством, общественной и личной этикой, социальной жизнью, философской мыслью или созерцанием. Оно меняется в разные эпохи у разных народов, имеет свои законы изменения и определенные ясные формы проявления. В каждую историческую эпоху оно представляет собой не абсолютную, но лишь относительную истину, непрерывно уточняемую в ходе развития науки. Весьма важная роль в формировании научного мировоззрения принадлежит философии2.

Ученый отмечает, что при рассмотрении истории науки как целого недостаточно ограничиваться рассмотрением развития математики, физики, астрономии и логики, необходимо учитывать также влияние на Вернадский В.И. Труды по всеобщей истории науки. 2-е изд. - М., Наука, 1985 - С. 48.

Там же - С.72.

это развитие таких отраслей науки, как геология, биология, химия, общественные науки.

При определении роли науки в обществе следует иметь в виду, что в е оценках имеют место две крайние позиции. Если сторонники научно технической революции, так называемые «сциентисты», подчеркивают значительную положительную, преобразующую роль науки, то многие гуманистически настроенные мыслители акцентируют внимание на негативных явлениях, которые, по их мнению, порождаются прогрессом научного и технического знания и внедрением научно-технических новаций во все сферы жизни. Соответственно этому основному различию во взглядах сциентистов и антисциентистов («гуманистов») на науку как социальное явление различны и оценки тех и других роли гуманитарных, общественных и естественных наук в жизни общества, в системе образования и воспитания, в формировании духовной культуры. Наличие двух ветвей духовной жизни современного общества было замечено известным английским писателем и ученым Ч.П.Сноу.

Сноу отмечал разделение научного сообщества на две полярно противостоящие группировки: «Итак, на одном полюсе - художественная интеллигенция, на другом - ученые, и как наиболее яркие представители этой группы - физики. Их разделяет стена непонимания, а иногда - особенно среди молодежи - даже антипатии и вражды. Но главное, конечно, непонимание. У обеих групп странное, извращенное представление друг о друге. Они настолько по-разному относятся к одним и тем же вещам, что не могут найти общего языка даже в плане эмоций. Те, кто не имеет отношения к науке, обычно считают ученых нахальными хвастунами»3.

В отечественном интеллектуальном сообществе также было замечено имеющееся разделение между естественно-научной и гуманитарной его Сноу Ч.П. Две культуры и научная революция. // Сноу Ч.П. Портреты и размышления. - М., 1985, - С. 195 226. http://vivovoco.rsl.ru/VV/PAPERS/ECCE/SNOW/TWOCULT.HTM (дата обращения: 11.05.11) частью, что нашло отражение в дискуссии 60-х годов прошлого века «физиков и лириков».

Создание гуманитарных факультетов и кафедр в технических и естественнонаучных вузах было продиктовано стремлением преодолеть недостатки узко-специального образования и повысить культурный уровень представителей технических специальностей и естествоиспытателей. При этом молчаливо предполагалось, что специальные естественно-научные и технические дисциплины не несут никакой культурной «нагрузки». Такой подход означал на деле абсолютное противопоставление науки и культуры, а также принижение роли естественных и технических наук по сравнению с гуманитарными науками, искусством и художественной литературой.



Делавшиеся при этом ссылки на работу Сноу давали превратное е толкование. Если Сноу отмечал серьезное отставание гуманитарной культуры от понимания сущности и последствий научно-технической революции, то гуманитарии стремились использовать его работу для компрометации естественных и технических наук, для выработки пренебрежительного отношения к ним, для отрицания гуманистического и философского значения этих наук.

Философия науки, как особая философская дисциплина, включает в себя в специфическом «повороте» на науку все разделы философии:

онтологию, гносеологию, логику, историю философии, этику и эстетику. И понимание предмета каждого из этих разделов существенным образом отражается на программах и содержании этой философской дисциплины.

Жесткое противостояние «онтологистов» и «гносеологистов», существовавшее в нашей стране в 50-80-е годы прошлого века в рамках марксистско-ленинской философии, сменилось в наше время своего рода компромиссной позицией: онтология гносеологизировалась, а гносеология онтологизировалась. Критический рационализм К. Поппера, феноменологические концепции Э. Гуссерля и других, принятые на вооружение нашими отечественными философами, привели к тому, что при обсуждении вопросов развития науки из нее фактически было «выпотрошено» объективное содержание: диалектика природы и общественного развития, а содержание развития науки было сведено к взаимодействию различных познавательных концепций, к выявлению субъективных моментов, но не к выяснению объективного содержания наших знаний и его развития.

Отказавшись от рассмотрения научных картин мира и роли философии в их построении, философы вольно или невольно отказываются и от союза с представителями конкретно-научного знания, сосредоточиваясь на своего рода «междусобойчиках» (да простят нам подобное словотворчество).

Пострадала от этого та область, которую ранее называли «Философские вопросы естествознания».

Этим обстоятельством активно воспользовались творцы современных «научных» мифологем. На фоне провозглашенной свободы (плюрализма) мнений пышным цветом распустились различные вненаучные и антинаучные концепции. Дело дошло до того, что Президиум Российской Академии Наук принял специальное обращение против псевдонаучных спекуляций4.

Ответы на вопросы, как связана неорганическая природа с органической, а органическая жизнь с социальной, лежат не в эпистемологических аспектах науки, а в е объективном содержании.

Современная научная картина мира представляет его как единство и взаимодействие трех ветвей глобальной эволюции: эволюции неорганической природы, биологической эволюции и эволюции социальной.

В построении современной картины мира важное значение принадлежит уточнению понимания природы человека, взаимоотношению в ней биологического и социального. Это взаимоотношение не оставалось неизменным в процессе антропосоциогенеза. На разных этапах эволюции человеческого рода изменялись соотношение между биологическими и Обращение Президиума Российской Академии Наук. Принято постановлением от 16 марта 1999 г. № 58А // Наука и жизнь. 1999. - № 11. - С.16.

социальными факторами и роль одних и других в его становлении и развитии. Сложные диалектические взаимодействия существуют между ними и в индивидуальном развитии. Вот почему так остры сегодня проблемы воспроизведения человека, здравоохранения, образования, воспитания, физической культуры и спорта. Решение всех этих вопросов упирается в проблему взаимоотношений биологического и социального в человеке.

Трудности в этой области возникают уже при определении исходных понятий биологического и социального. Они рассмотрены в первой главе нашего исследования. Необходимо далее уточнить понимание взаимоотношений биологического (природного) и социального в человеке.

Этому посвящена вторая глава. Наконец, весьма актуальным является рассмотрение тех путей и механизмов, посредством которых общество может воздействовать на эти процессы в интересах конкретных людей. Об этом третья глава представленного исследования.

При написании данной работы диссертант руководствовалась следующими принципиальными соображениями Н.А. Бердяева о соотношении философии и антропологизма. Бердяев подчеркивал, что в определении природы философии и е задач центральное место принадлежит вопросу об антропологизме в философии. «Философия не в силах уйти от того первоначального сознания, что философствует человек и что философствуют для человека. Нет сил отрешиться от того, что философское познание протекает в антропологической среде. Сколько бы ни пытались Коген или Гуссерль придать познанию характер трансцендентный человеку и освободить познание от всякого антропологизма, эти попытки всегда будут производить впечатление поднятия себя за волосы вверх. Человек предшествует философии, человек – предпосылка всякого философского познания. Этого философы нередко стесняются и стыдятся – они хотели бы человека вывести из философии, а не философию из человека. Философам кажется, что этот роковой антропологизм философии есть понижение качества философского познания, его неизбежная релятивизация. И большинство философов, в конце концов, практикуют полусознательный, частичный антропологизм, антропологизм немного стыдливый и прячущийся. Философам как бы неловко, что человек, который для философии есть проблема, так очевидно предшествует философии и командует ею»5.

Сегодня далеко не все разделяют эту мысль Н.А. Бердяева.

даже называет наше время постантропологической эпохой6.

Б.В. Марков Однако он признает, что и ныне «мы вынуждены искать причины достижений и неудач в самих себе»7.

Взаимосвязь биологического и социального существует как в процессе эволюции, так и в каждый данный отрезок времени. Поэтому она может рассматриваться как в диахроническом, так и в синхроническом аспектах. В первом случае е рассматривали исследователи антропосоциогенеза (Б.Ф.

Поршнев, Ю.И. Семенов, Ю.И. Ефимов и многие другие). Во втором случае анализом взаимоотношений природного и социального занимаются психологи и физиологи;

ученые, занимающиеся проблемами искусственного интеллекта, логики и математики.

Следует далее отметить, что природное своеобразие человека не ограничивается теми особенностями, которые традиционно принято считать биологическими (особенности морфологии, физиологии, фило- и онтогенеза), но и проявляются на более глубоких уровнях организации. В связи с этим учные говорят о молекулярных уровнях антропологии8..

Возникновение человека и возникновение общества рассматриваются при этом как единый внутренне противоречивый процесс антропосоциогенеза, относительно самостоятельными сторонами которого являются антропо- и социогенез. Проблема взаимоотношения биологического и социального не ограничивается их соотношением Бердяев Н.А. Смысл творчества// Бердяев Н.А. Философия свободы. - М.: Изд-во Правда. - С. 286.

Б.В.Марков. Образ человека в постантропологическую эпоху//Вопросы философии. 2011. - № 2. - С. 23-33.

Там же.

Алексеев В.П. Молекулярные аспекты антропологии. - М., 1974. - С. 5-6.

применительно к отдельному человеку, а проявляется также на уровне надындивидуальных образований животных и человека (семьи, племени, стаи, стада и т. п.) и на уровне живой природы как целого (биосферы и человечества). Весьма трагичное проявление третий из уровней рассматриваемого взаимодействия получил во время последних землетрясений в Японии.

Не имея возможности рассмотреть все уровни взаимодействия биологического и социального, мы ограничились анализом его применительно к отдельному человеку.

Первая трудность, с которой мы столкнулись при этом, - отсутствие четкости в толковании понятий биологического и социального. С целью их уточнения мы обратились к истории этой проблемы в философии и науке.

Вс вышесказанное свидетельствует об огромной сложности и многогранности проблемы взаимоотношений биологического и социального.

Свидетельством этого являются многовековые полемики по этой проблеме, происходившие среди философов и естествоиспытателей, дискуссии в отечественной философии и науке в 70-80-х годах прошлого века.

Обсуждавшиеся тогда вопросы не только не утратили своей актуальности, но, напротив, в связи с развитием информационных технологий и коммуникационных систем возникло множество вопросов теоретического и практического порядка, обусловливающих новизну проведенного исследования.

Степень разработанности проблемы. Проблема соотношения биологического и социального широко освещалась в отечественной философии 60-80-х гг. ХХ-го века. Однако в это время преобладали работы, написанные в рамках марксистско-ленинской философии. Хотя объективно, в произведениях К. Маркса и Ф. Энгельса имеется много, действительно, важных в методологическом плане и эвристически ценных и плодотворных идей в данной проблемной области. Необходимость ограничиваться рамками марксистской идеологии несколько обедняет работы этого периода.

Наиболее яркой является дискуссия Д.И. Дубровского и Э.В. Ильенкова, имевшая место в 70-е годы на страницах журналов «Коммунист», «Вопросы философии» и др. В ней был выявлен ряд проблем, назревавших начиная с 20-хх гг. (время расцвета отечественной генетики). Среди них вопрос о том, играют ли существенную роль «природные задатки» в процессе становления личности. В чем заключен источник активности человеческой природы – только ли во внешних факторах или же и во внутренних.

К этому же периоду относится и представляющая значительный интерес монография А.В. Брушлинского «О природных предпосылках психического развития человека» (1977), автор которой аргументированно критикует попытки сведения человеческой психики к результату социального взаимодействия и выдвигает гипотезу ее пренатального формирования. К сожалению, в последние двадцать лет теоретические аспекты проблемы биосоциальности человеческой природы практически не освещались.





Существуют лишь несколько исключений.

В работе А.С. Мамзина «Биология в системе культуры» (1998) акцентируется внимание на качественном своеобразии биологии человека, создавшей природные предпосылки для выделения человека из природы.

Отмечается, что одними из важнейших задач биологии являются описание и разъяснении природы связи между людьми и основанной на ней негенетической преемственности.

Философскому осмыслению человечества как неотъемлемой и закономерно появившейся части природы посвящена работа Ю.В. Высоцкого (1999). Автор достаточно подробно рассматривает проблему социализации «биологической основы» человека.

Также философские аспекты проблемы двойственности человеческой природы затронуты в фундаментальном труде Э.А. Голубевой «Способности. Личность. Индивидуальность» (2005). Несмотря на то что автор является представителем естественно-научной области знания, в нем присутствуют философские обобщения, касающиеся понимания биосоциальности человека на основе новых достижений дифференциальной психологии и психофизиологии.

В коллективной монографии Ю.И. Ефимова, И.М. Вакула, В.Ю. Верещагина (2006) представлена удачная попытка объединения философского и эволюционно-биологического познания процесса антропосоциогенеза, определения предметного поля биологии человека.

Философское осмысление последних достижений генетики, биотехнологий, генной инженерии представлено в работах Е.Н. Гнатик:

«Человек и его перспективы в свете антропогенетики: философский анализ» (2005), «Познание и преобразование биологических основ человека.

Философский анализ» (2005), «Генетическая инженерия человека: Вызовы, проблемы, риски» (2009). Автор анализирует возможные гуманитарно этические последствия целенаправленного вмешательства в человеческую природу.

Проблема соотношения биологического и социального к 70-м годам прошлого столетия обострилась настолько, что обусловила становление новых наук – биосоциологии и социобиологии. Положение, сложившееся здесь, разительно напоминало ситуацию в области физиологии на рубеже XIX и XX веков и в первой трети ХХ века, когда в этой области естествознания на границе наук о неорганической и органической природе возникают биохимия и биофизика, а затем на их основе молекулярная биология.

Формирование таких научных дисциплин стало возможным благодаря срединному положению биологии в науке как целом и единству научного знания. Хотя социобиологические идеи высказывались задолго до появления социобиологии, е оформление в самостоятельную научную дисциплину связывают с трудом профессора Гарвардского университета Э.О. Уилсона «Социобиология: новый синтез (1977)» и несколькими последующими его монографиями по проблемам генно-культурной коэволюции.

В многочисленных работах Б.В. Маркова констатируется проблематичность определения сущности человеческой природы (например, Марков, 2001), анализируется история соотношения человеческой духовности и телесности на основе психоаналитического, герменевтического и феноменологического методов (Марков, 1998).

Однако, как было отмечено выше, степень разработанности историко научных и философских проблем, связанных с биосоциальностью человеческой природы, в отечественной литературе является явно недостаточной. Фактически нет исследований, в которых был бы проведен целостный, интегративный анализ всего комплекса философских проблем, порождаемых развитием наук, связанных с изучением природы человека в онтогенетическом и филогенетическом ключе (психофизиология, психология развития, дифференциальная психология, психогенетика, эпигенетика, кибернетика и др.).

В западной философии ХХ-го и начала XXI-го вв. проблема соотношения биологического и социального не рассматривалась в качестве отдельного вопроса, но достаточно часто обсуждается вопрос об отношении «сознание-тело»;

ему посвящены множество публикаций. Среди самых известных работы Д. Денета, Ст. Приста, Д. Чалмерса9. Однако, как уже было отмечено выше, решение этой проблемы невозможно без обращения к проблеме биосоциальности человеческой природы.

В соответствии с вышесказанным цель исследования заключается в систематизации всего комплекса социально-гуманитарных идей, связанных с биосоциальностью человеческой природы, порождаемых развитием современной науки, и выявлении путей их дальнейшего разрешения.

Новизна диссертационной работы заключается в том, что в ней:

Денет Д. Виды психики: на пути к пониманию сознания. - М., 2004. – 183 с;

Прист Ст. Теории сознания. М., 2000. – 287 с.;

Чалмерс Д.Д. Готовясь к встрече с проблемой сознания.// Парапсихология и психофизика.

- 2000. - №2. –С. 3-22.

Впервые, - с такой полнотой и так подробно, - рассмотрено 1.

содержание фундаментального комплекса вопросов, касающихся соотношения биологического и социального в контексте их взаимосвязи друг с другом, а также с другими философскими и историко-научными вопросами.

Эксплицированы современные содержания понятий 2.

«биологическое» и «социальное», показана несводимость их друг к другу и диалектическая, органическая взаимосвязь.

Подробно прослежена эволюция проблемы «биологическое – 3.

социальное» в истории философии и науки со времен античности до наших дней (гл. 1, пар.1.2;

1.3 и 1.4;

гл. 2).

Обосновано важнейшее значение интенсивно развивающихся в 4.

последние десятилетия генетики и эпигенетики (гл.3, пар. 3.3), дифференциальной психологии и психофизиологии (пар.2.1), работ в области искусственного интеллекта (гл. 3, пар. 3.5) для осмысления и разработки решения исследуемой проблемы.

Раскрыто практическое значение диалектического понимания 5.

взаимосвязи биологического и социального для коррекции психического развития (гл.3, пар. 3.2), для выбора сферы деятельности (гл.3, пар. 3.1), для обеспечения целенаправленности формирования потребностей (гл.3, пар.

3.4), для решения демографических, социально-экологических проблем, а также проблем разработки искусственного интеллекта (гл.3, пар. 3.5) и многих других актуальных проблем.

Теоретическая значимость результатов исследования. Анализ биосоциальной проблемы в философии и естественных науках вносит существенный вклад в понимание развития соотношения философии и науки. Он позволяет также найти новые ракурсы и подходы в разработке широкого круга проблем становления человеческой личности в онто- и филогенезе.

Данное исследование позволяет более полно оценить роль рассматриваемой проблемы как в истории науки, так и в современном философско-научном анализе природы человека, демонстрирует актуальность данной проблемы и способствует возобновлению к ней интереса.

Практическая значимость результатов исследования заключается в возможности их использовать в научной и педагогической работе: при чтении лекций, проведении практических занятий для студентов, в первую очередь обучающихся по педагогическим, психологическим специальностям, а также для работы с будущими специалистами в области искусственного интеллекта. Достигнутые результаты существенны для развития методических основ образования и воспитания.

По результатам диссертационного исследования на защиту выносятся следующие положения:

1. На сегодняшний день наиболее перспективным и плодотворным является понимание социального в человеке не как «надприродного» образования, независимого от природы, абсолютно автономного, но как «погруженного» в биологическое. Социальное возникает лишь на основе природного, но затем преобразует и биологическую природу человека, и вообще природу. Это происходит как в онтогенезе отдельного человека, так и в филогенезе вида Homo sapiens. Человек и человечество – явления и природные и социальные одновременно.

2. Взаимосвязь биологического и социального осуществляется на разных уровнях их организации, что обусловливает многоплановость исследуемой проблемы.

3. Для дальнейшего успешного продвижения в изучении человеческой природы и возможности более углубленного взаимодействия между исследователями, работающими в рамках естественнонаучного, социально гуманитарного и философского направлений, необходима разработка единого понятийного аппарата. Справедливость этого тезиса подкрепляется современными исследованиями проблемы «сознание - тело» психологами, психофизиологами и философами.

4. Наука и философия имеют дело с изучением триединой системы, в которую входят: пространственная организация человеческого тела, в общем, и мозга, в частности;

жизненная энергия человека;

информация разного рода, которой обладает человечество (в попперовской терминологии «третий мир).

Понимание многокачественной природы человека (микрокосм) как «триединства» является той основой, на которой возможно формирование комплексного подхода, а также успешное решение проблемы соотношения биологического и социального.

Апробация диссертации. Различные аспекты диссертации выносились на обсуждение на научно-практических конференциях :

Международная аспирантская конференция «Человек в 1.

философии Просвещения» (Санкт-Петербург, 10-11 октября 2008 г.).

Международная научная конференция «Чарльз Дарвин и 2.

современная биология» (Санкт-Петербург, 21-23 сентября 2009 г.).

Отдельные положения диссертационного исследования отражены в ряде публикаций диссертанта.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы. Работа выполнена на 171с. Список литературы состоит из 372 наименований: 356 на русском и 16 на английском языках.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность темы исследования и характеризуется степень разработанности проблемы;

формулируются цели и задачи исследования, теоретико-методологические основы работы.

Раскрывается научная новизна исследования;

приводятся положения, выносимые на защиту;

теоретическая и практическая значимость работы.

Первая глава диссертации «Эволюция представлений о взаимоотношениях природного и социального в истории философии и науки» содержит уточнение основных понятий темы и анализ их развития в истории философии и науки.

Проблема взаимосвязи природного и социального сложна и многоаспектна. Рассмотрение взаимоотношений биологического и социального, телесного и духовного пронизывает всю многовековую историю философии и науки. В ходе исторического развития изменялись как содержание этих понятий, так и представления о взаимоотношениях обозначаемых ими явлений.

Не вдаваясь в детали, можно определить природное как вс существующее в мире вне и независимо от сознания, как материальное бытие. При рассмотрении мира как целого различают неживую, живую природу;

общество. Религиозные мыслители и философы-идеалисты добавляют к этому особый духовный мир.

Материалистически мыслящие ученые и философы современности выделяют в реальной действительности три основные группы тесно взаимосвязанных процессов – превращения вещества, энергии и информации. Именно единство этих трех «потоков» лежит в основе жизни10.

Расчленение этого триединства, попытки рассматривать его элементы в отрыве друг от друга приводят в конечном счете к «удвоению» мира, к противопоставлению живой и неживой природы, к идеализму, дуализму и витализму.

Между тем рассмотрение названных процессов в их системном единстве позволило акад. И.И. Шмальгаузену объяснить единство генетических процессов в видообразовании с позиций кибернетики;

раскрыть связь различных форм организации живого в процессах видообразования, связь изменений в генофонде популяций и отбора в биоценозе.

Не меньшее значение идея единства трех потоков имеет для решения проблемы соотношения биологического и социального в отдельном человеке.

Энгельгардт В.А. Познание явлений жизни. - М., 1985. - С. 189.

Наши гуманитарии зачастую в рассмотрении социальных особенностей отдельных людей «отрывают» их от их природной основы. Напротив, биологи пытаются найти природные подосновы социального. Этот вопрос издавна волновал умы многих мыслителей. Еще в конце XVIII в. великий русский поэт Г. Р. Державин в своей поэме «Бог» весьма образно характеризовал человека как «связь миров», тело которого истлевает «в прахе», а разум повелевает громам11.

В прошлом имели место и попытки решить эти вопросы с помощью объективных методов исследования. Одним из сторонников таковых был И.П. Павлов. Психические и физиологические процессы находятся в сложном диалектическом взаимоотношении. Они неразрывно связаны друг с другом, не могут существовать друг без друга, но они не сводятся одни к другим и не выводятся одни из других, так как существуют в разных системных пространствах (в разных системах детерминационных и функциональных связей и зависимостей). Физиологические процессы осуществляются в "пространстве" метаболических и физиологических систем организма. Психические же — в рамках психических систем (душевно информационных "пространств"), возникающих на сложном перекрестке взаимодействия культурно-информационных (в том числе психических), природных (в том числе физиологических) и социумных (создаваемых социумом) факторов.

Во взглядах и высказываниях И. П. Павлова явственно прослеживается известная тенденция к объективации психического, полному исключению из него субъективного. Эта тенденция была отражением присущего ученому убеждения о всемогуществе науки и ее методов, отражением антиагностического характера его мировоззрения. Отсюда не следует, что великий физиолог отрицал наличие всякой субъективной реальности, субъективного мира человека. Однако, поскольку объективное и субъективное в человеке не разгорожены непроходимой стеной, можно Державин Г. Р. Бог // Антология мировой философии: в 4 т. М.: Мысль, 1970, - Т. 2. - С. 738.

объективным путем проникнуть в область субъективных переживаний и, напротив, на основе субъективных ощущений подойти к открытию объективных изменений жизнедеятельности организма.

Обосновывая возможность естественно-научного подхода к изучению психических процессов, И.П. Павлов специально подчеркивал, что он не отрицает наличие «глубочайших влечений человеческого духа», но лишь настаивает на праве «естественно-научной мысли всюду и до тех пор, где и покуда она может проявлять свою мощь»12.

В наше время усиление антисциентистских настроений в обществе приводит к тому, что все большее число мыслителей пытаются ограничить претензии науки в познании человека и его отношений с окружающей природой, заменить научное исследование иррациональным подходом к природе и человеку. Отсюда и та враждебность и агрессивность в отношении предлагаемых учеными схем и систем, которые проявляются в современном обществе, вообще, и в гуманитарных интеллектуальных кругах, в частности.

Занимаясь одним и тем же объектом (если так можно выразиться о человеке), различные естественные, гуманитарные и социальные науки существенно различаются по предмету и методам исследования. Их предмет возникает на различных "срезах" человека — естественно-научном, социогуманитарном, историко-культурном. В каждом из этих "срезов" перед исследователем возникают онтологические, гносеологические и аксиологические аспекты исследуемых вопросов и их отношение к целостному рассмотрению человека. В связи с этим возникают различные типы осмысления проблемы человека: жизни и смерти;

свободы и ответственности;

соотношения биологического, социального и культурного.

Целостное (нерасчлененное) познание человека в философии и религии проявляется в попытках монистического либо дуалистического решения вопроса о сущности человека и соответствующих методах.

Павлов И.П. Полн. собр.соч. М.-Л., 1951. - Т. 3 (1). - С. 125.

Дифференцированное и множественное познание на основе принципов редукционизма и интегратизма имеют место в конкретных естественных и гуманитарных науках. Рассмотрение человека и его отношения с окружающим миром с позиций информационного подхода и проективных методов осуществляется в инженерно-технических, прикладных науках.

Изучение всех рассмотренных аспектов многоликой (социокультурно природной) сущности человека чрезвычайно важно, оно продолжается в различных сферах и областях познания. Важно понять, что природе человека присуще отражение более высоких уровней организации на «низших» уровнях. Идентификация личностей происходит не только по отпечаткам пальцев, но и по ДНК.

Понятие биологического отражает вс многообразие субстратов свойств и отношений, присущих основным формам бытия живых систем (индивидам, местным популяциям, биогеоценозам, биоме нашей планеты).

Сложнее обстоит дело с понятием социального. Оно оказывается особой формой бытия, включающей в себя наряду с материальными природными объектами их духовные и культурные производные. При определении социального его обычно противопоставляют не только природному, но и индивидному, присущему отдельным индивидам (особям).

Это обстоятельство четко обнаруживается во всех справочниках и руководствах, где дается определение этого понятия. Часто далее понятие социального подвергается психологизации;

утверждениям о том, что социальное имеет место в человеческих взаимодействиях, включающих элементы сознания, психики.

Недостаточность такого толкования и его пустоту убедительно показал Ф.А. Хайек: прилагательное «социальное» («общественное») «стало самым бестолковым выражением во всей нашей моральной и политической лексике». Оно используется не только для описания «явлений, порождаемых разнообразными способами сотрудничества людей в „обществе", но также и различных видов деятельности, насаждающей примитивные порядки и служащей им». Оно даже превратилось в синоним слова «благое»13.

Между тем понятие социального получило распространение в различных науках о живом (биологии, физиологии, психологии, экологии, медицине) не только применительно к взаимодействиям индивидов в коллективных образованиях, но и по отношению к самим индивидам. В связи с этим возникает потребность определения социальности применительно к индивидуальному организму и его свойствам и деятельности (здоровью, работе и др.). В понятие социального входят, во-первых, отношения между индивидами и различными группами индивидов (interindividual relations).

Но этим не исчерпывается социальное. Другой его стороной являются те функциональные и структурные особенности и свойства индивидов, которые развиваются у них под влиянием первых (intraindividual properties).

Нам представляется, что уточнить содержание этого понятия можно на основе рассмотрения взаимоотношений биологического и социального в узловых моментах истории философии и науки.

Еще первобытный человек задавался вопросом о сущности человеческой природы. О том, в какой мере является человек существом природным, в какой «политическим», задумывались столь разные древние мыслители, как Демокрит и Платон, Аристотель и Конфуций. В античной философии обсуждались проблема обусловленности душевных ощущений телесными явлениями, идея о значении «общественного» образа жизни для формирования языка, культуры.

В работах Демокрита человек, язык, общество предстают как «исторические образования». Движущую силу этого процесса он видел в «нужде и опыте», которые «были для человека учителями во всем, надлежащим образом наставляя это животное, от природы способное ко Хайек Ф.А. Пагубная самонадеянность. Ошибки социализма. - М., 1992. - С. 197-198.

всякому учению и имеющее помощником во всем руки, рассудок и умственную гибкость»14.

Платон в аллегорической форме указал на несводимость человеческой природы к материальному «миру вещей». Вероятно, «мир идей» является в какой-то мере прообразом мира человеческой культуры. Именно, благодаря причастности к нему, человек «вырывается» из жестких рамок природного детерминизма, получает способность властвовать над своими страстями. Но указав на двойственность человеческой природы, Платон заложил и представление о дуалистичности человека. Подняв проблему соотношения природных склонностей человека и возможностей воспитания, Демокрит и Платон «открыли» длящуюся вот уже 2500 лет дискуссию по проблеме «природа-воспитание».

Аристотель, будучи не только философом, но и естествоиспытателем, попытался определить, чем принципиально отличается человек от других представителей животного мира. Введя представление о сосуществовании в природе растительной, животной и разумной души, он заложил основы представления об уровнях организации природы. Однако, говоря о специфике человеческой души, философ указывает не только на существование «разумной» части. Он задумывается и о том, имеют ли другие «части» души у человека свою специфику, проистекающую из наличия «разумной части» (в современном прочтении это может звучать как обусловленность биологии человека факторами культуры).

Таким образом, в античной философии уже прослеживается идея о том, что, с одной стороны, взаимодействие между людьми отчасти предопределено природными факторами, с другой же – это взаимодействие накладывает отпечаток на человеческую индивидуальность.

Начиная с XVII-го века – времени активного развития науки, изыскания философов и естествоиспытателей о природе человека тесно переплетаются. Очевидно, что начало этой традиции было заложено Лурье С. Я. Демокрит. Тексты. Перевод. Исследования. Л., 1970. – 664 C. - С. 351.

Р. Декартом, применившим теорию рефлекса для объяснения поведения человека. Вскоре появились попытки представить и «всю» душу человека как часть телесного механизма. Эта тенденция была начата английскими и французскими материалистами. Попытка представить не только работу тела, но и души по аналогии с работой механизма привела к потере активного начала в человеческой личности. Источник этого детерминизма философы видят по-разному: Д. Гартли - в полученных привычках-ассоциациях, Ж.О. Ламетри – во врожденных наклонностях. Таким образом, в работах философов-материалистов XVIII-го в. заложен фундамент двух вариантов детерминизма - природного и социального.

В настоящем исследовании проанализированы работы Ж.О. Ламетри, Д. Гартли и Дж. Пристли, выявлена взаимосвязь их взглядов на природу человека с их естественно-научными изысканиями15. Взгляды этих ученых оказали огромное влияние на дальнейшее формирование естественно научного подхода к пониманию человеческой природы, на поиск ее биологических и социальных детерминант. К сожалению, в настоящий момент историки науки и философы крайне редко обращаются к наследию Д. Гартли и Дж. Пристли.

Механистическая парадигма, сформировавшаяся в XVII-XVIII вв., просуществовала вплоть до середины века, послужила XX-го «идеологической платформой» для становления физиологии, психофизиологии, теории высшей нервной деятельности, некоторых направлений в психологии.

Монистическая концепция Спинозы, явившаяся одним из «ответов» на дуализм Декарта, послужила основой целостного, «биосоциального» понимания человека. И это единство не на основе общего «механического» устройства «всего» человека – у Спинозы человек предстает как испытывающий страсти, но способный ими управлять. И не потому что он имеет «божественную» душу, а потому что он Человек. Недаром именно к Ж.О. Ламетри и Д. Гартли были врачами, Дж. Пристли – выдающимся химиком.

творчеству голландского мыслителя призывал обратиться Л.С. Выготский в разгар кризиса в психологии, но остался неуслышанным.

Во второй главе настоящей работы «Проблема соотношения биологического и социального в современной философии и науке» рассмотрена дальнейшая эволюция указанной проблемы в науке и философии. В качестве одного из ее аспектов рассмотрена психофизическая проблема (в настоящий момент часто именуемая «сознание-тело»). На основе материалов психологии, генетики, психофизиологии, социобиологии, биосоциологии уточнена взаимосвязь биологического (природного) и социального в природе человека.

Важнейшее положение, на которое опирается отечественная психология, гласит: «высшие формы сознательной деятельности человека осуществляются мозгом и опираются на законы высшей нервной деятельности. Однако они порождаются сложнейшими взаимоотношениями человека с общественной средой и формируются в условиях общественной жизни, которая способствует возникновению новых функциональных систем, в соответствии с которыми работает мозг»16. Таким образом, положение о биосоциальности человека является ключевым в этой науке. Или, по удачному выражению Б.Ф. Ломова, как именно «социальная программа отражается и трансформируется в сознании конкретного индивида», становится внутренним фактором развития личности? Под «природным» при этом понимается то, что существует в человеке как биофизическое, биохимическое, физиологическое, генетическое, а под «социальным» – общественное и индивидуальное, коллективное, и личное – то, что приобретается от общества и через общество.

Если в дифференциальной психологии одной из центральных является проблема о том, что является основой индивидуальных различий, то в психологии развития это вопрос о том, чем в большей степени направляется Хомская Е.Д. Нейропсихология: 4-е изд.- СПб.: Питер, 2005. – 496 С. - С.33.

Ломов Б.Ф. Проблема биологического и социального в психологии.// Биологическое и социальное в развитии человека. М., 1977. - С. 34-64, С. 46.

развитие – генетически заложенной программой или влиянием среды. В нейропсихологии это соотношение высших психических функций с их мозговыми коррелятами и проблема восстановления деятельности психики при помощи соответствующего обучения в случаях повреждения мозга.

С конца XIX-го века в психологии остро стоял вопрос о природных «задатках» мыслительной деятельности: чему принадлежит решающая роль полученным ассоциациям или же врожденным структурам, раскрытие которых обусловлено генетически. Решение этого вопроса имело и практический аспект: каким образом можно определить способности человека с целью их дальнейшего использования в профессиональной деятельности.

Проблема соотношения биологических и социальных детерминант развития широко обсуждалась в отечественной психологии. Начиная с 20-х гг. XX-го века в ней господствовали представления о безусловном доминировании среды. Под природным понималось то, что выступает в качестве внутреннего условия психического развития. В нем выделяют наследственное (получено от родителей) и врожденное (обусловлено пренатальным развитием). Внешние же условия развития (в том числе и социальные) исходят из окружающего мира. То, что развитие личности обусловлено обоими факторами, не вызывает сомнения. Однако по-разному понимаются их роль и соотношение.

Одни исследователи говорили о наличии у людей анатомо физиологических различий;

об изначально разных возможностях в восприятии;

о том, что любое внешнее воздействие опосредуется внутренними факторами, которые не могут быть одинаковыми. Другие (например, А.Н. Леонтьев) утверждали, что специфически человеческие способности зависят лишь от совместной деятельности людей, незначительные анатомо-физиологические различия не играют здесь значительной роли.

Сегодня проблема соотношения биологического и социального рассматривается в связи с проблемой эмоций (в какой мере они обусловлены «телесными» причинами, а в какой – «культурными», как именно эмоции могут влиять на различные проявления социальности);

в связи с проблемой межполушарной асимметрии (можно ли считать ее в какой-то мере «социальным продуктом»).

Одним из результатов распространения дарвинского учения явилось формирование ряда концепций, в которых постулируется отсутствие четкой грани между миром животных и миром человека. На рубеже XIX-XX вв.

появился ряд работ, в которых проводится параллель между функционированием «обществ» животных и человеческим обществом. На протяжении всего XX-го века совершались попытки найти биологические истоки всех специфически человеческих качеств (наиболее известными в России являются работы К. Лоренца, Э.О. Уилсона, В.П. Эфроимсона, И. Дольника, М. Бутовской). Сформировались науки социобиология и этология человека, в которых человеческое общество рассматривается как результат дальнейшей эволюции сообществ животных. Но при этом часто забывается положение, высказанное еще Дарвином, о специфичности чисто человеческой эволюции, которая заключается в поддержании гармонии «между не изменяющимся телом и изменяющейся вселенной» с помощью «ума»18. А также что на определеном этапе развития психика из «результата эволюции» превратилась в «фактор эволюции»19. Отчасти этот пробел заполняется концепцией генно- культурной коэволюции, согласно которой имеет место взаимообусловленность генетической «основы человека» и культур В настоящее время представление о человеке как «идеологическом животном» - животном, которое имеет идеалы, плодотворно разрабатывается Дарвин Ч. Происхождение человека и подбор по отношению к полу: в 2 т. пер. с англ. под ред. И. М.

Сеченова. - СПб.: Черкесовъ, 1871-1872. - Т. 1. С.176.

Северцов А. Н. Эволюция и психика. // Психологический журнал. 1982. - № 4. - С. 149-159.

в рамках синергетической философии истории 20. Однако требует прояснения вопрос о соотношении «идеала» и биологии человека. Действительно ли, этот идеал подчиняет себе любые инстинкты?21. В какой мере становление человека человеком приводит к «культурализации» биологических потребностей, благодаря социальной опосредованности их удовлетворения.

Уточнение роли социальных факторов в формировании личности важно и для корректного решения проблемы правомерности переноса на человека данных, полученных при изучении животных. В настоящий момент ведется активное изучение связи социальных качеств с генетическими факторами. Стремление к новым впечатлениям;

целеустремленность;

общительность;

альтруизм;

склонность к алкоголизму, наркомании, курению, ожирению, антисоциальному поведению, зависимости от азартных игр предстают как детерминированные биологией человека.

С другой стороны, изучается влияние социальных факторов на работу генов. Существует ряд вопросов, ответ на которые не могут дать биология развития, нейробиология, классическая генетика, например, что является причиной фенотипического различия между монозиготными близнецами, воспитанными в одинаковой среде. Подобные исследования относятся к области эпигенетики – раздела генетики, в рамках которого изучаются формирование и наследственная передача специфического функционального состояния генома. Среди причин, вызывающих эпигенетические изменения, есть и имеющие социальное опосредование (забота родителей, особенности питания и др.).

Социальная среда влияет на биологию человека и через такие факторы, как геноцид, расизм, фашизм, урбанизация. Демографические процессы, с одной стороны, являются индикатором состояния общества, а с другой – от них зависит генетический полиморфизм населения. В связи с этим утверждение Ю.Г. Рычкова о том, что генетическая структура человека Синергетическая философия истории // под ред. В.П. Бранского и С.Д. Пожарского. - Рязань, 2009. 314с., с.184.

Там же. - С. 180-181.

является еще одним материальным воплощением исторического времени22, выглядит вполне справедливым.

Не более 15 лет назад начато изучение еще одного аспекта проблемы соотношения наследственного и средового. Это вопрос об источнике различий в индивидуальной среде. Человек во многом сам осознанно или не осознанно «выбирает» среду, в которой он находится. И в этом ему помогают генетически детерминированные индивидуальные особенности. То есть генетические факторы обусловливают индивидуальные особенности, которые обусловливают выбор определенной среды.

В ортодоксальной советской философской традиции концепция «общественности» человеческой природы понималась достаточно однобоко – нивелировалась биологичность, природность человека. Часто его сущность сводилась к совокупности общественных отношений. Этой проблеме посвящена дискуссия между рядом отечественных философов, генетиков, психологов, проходившая в 60-80-х гг. прошлого века. Е истоки, позиции участников проанализированы в настоящей главе.

Как и в психологии, все участники спора разделяли мнение, что сознание возникает и формируется лишь в процессе социальной деятельности и в большой мере ей и определяется. Но опосредуются ли внешние влияния внутренними условиями? Чем являются сами эти «внутренние условия» - также ли они «продукт» общественных отношений, или же они отражают индивидуальные биологические особенности человека?

Сведение природы человека к общественным отношениям привело к «недоучету» его природной «составляющей»: становясь культурным, человек не утратил своих «страстей», темперамента. Д.И. Дубровский совершенно справедливо отмечает, что человеческий мозг – это уже продукт социально культурной эволюции. И те его индивидуальные особенности, которыми Рычков Ю.Г. Генохронология исторических событий.// Вопросы антропологии. – М.: Изд-во МГУ. - Вып.

77. - 1986. - С. 3-18.

человек обладает уже от рождения, нельзя считать образованиями сугубо биологическими.

Одним из аспектов соотношения биологического и социального в отдельном человеке является проблема соотношения сознания и тела. В настоящий момент обусловленность сознания социальными факторами не вызывает сомнения. Также является несомненным его связь с биологическим субстратом. Проблематичным же является поиск ответа на два вопроса, присутствующих в философии еще со времен Декарта: как связаны процессами субъективные явления сознания с мозговыми и как психические процессы могут оказывать влияние на тело. В этой ситуации большинство естествоиспытателей не могут удовлетвориться тезисом Спинозы о том, что мышление и протяжение являются атрибутами одной и той же субстанции (так как атрибуты не могут влиять друг на друга). В конце ХХ-го века произошел существенный скачок в изучении «биологической основы» сознания. В связи с этим проблема «души и тела» оказалась одной из актуальнейших проблем для философии второй половины ХХ-го - начала XXI-го века. Ряд крупнейших современных западных философов предлагают свои варианты ее решения. Однако при детальном рассмотрении они оказываются во многом «обновленными» вариантами дуализма, физикализма, функционализма24. Одним из наиболее удачных является решение Д.И. Дубровского, основанное на интерпретации отношений между психическими явлениями и мозговыми процессами как между информацией и ее носителем. Это позволяет корректно совместить «содержательное» описание сознания и описание физических свойств соответствующих мозговых процессов. Однако весьма спорным представляется утверждение об инвариантности информации по отношению к физическим свойствам ее Или как ставил вопрос И.П. Павлов: «каким образом материя мозга производит субъективное явление?» (Павлов И.П. Полн. собр. соч. - М.-Л., 1951, - Т.2 (2). - С. 247.) Многообразие современных подходов к решению проблемы «души и тела» проанализировано в статье:

Грязнов А.Ф. Аналитическая философия: проблемы и дискуссии последних лет. // Вопросы философии. №9. С.82-95. 1997;

работах: Денет Д. Виды психики: на пути к пониманию сознания. - М., 2004. – 183 с.;

Прист Ст. Теории сознания. - М., 2000. – 287 с, Васильев В.В. Трудная проблема сознания. М., 2009. - 269 с.

и др.

носителя, так как в нем не учитывается специфика организации живых систем. Представляется, что дальнейшее плодотворное изучение этого вопроса возможно лишь с опорой на весь комплекс наук о человеке. Теория Л.М. Чайлахяна об информационно-физическом взаимодействии является удачным дополнением к информационной концепции. Согласно ей отличительной особенностью живых систем от любых искусственных является неразрывная связь макромолекулярной организации их основных элементов с той информацией, которой они и оперируют. В связи с этим перспектива воссоздания сознания человека на искусственной основе выглядит крайне проблематичной.

Таким образом, сегодня не только среди представителей гуманитарных наук, но и среди естествоиспытателей сохранились следующие тенденции в объяснении отношения психики и мозга. Первая из них – это сведение целостности человеческой природы к функционированию «машины человеческого тела». Вторая тенденция – это обращение к дуалистическим интерпретациям человеческой природы: утверждение о невозможности непротиворечиво соединить в одних законах объяснения «работы души и тела». Одна из причин - фокусирование интересов исследователей на физиологических механизмах функционирования нервной системы в ущерб их информационной составляющей.

В третьей главе настоящего исследования «Практическая значимость проблемы биологического и социального» обосновывается важность прояснения соотношений этих факторов для решения проблем воспитания, развития способностей, коррекции нарушений развития, успешности разработок в области искусственного интеллекта.

Уже античные мыслители пытались не только объяснить, познать устройство окружающего мира, но и применить свои знания для его улучшения. Задавались вопросом о том, в какой мере можно изменить человеческую природу. Постепенно вопрос приобрел более конкретные формы.

Какие психофизиологические характеристики можно считать «задатками», для формирования каких конкретно способностей они важны.

Насколько велика роль этих врожденных или наследуемых факторов в формировании каждой из изучаемых способностей. Уменьшается или увеличивается их роль с увеличением возраста испытуемого. Существуют ли периоды, в которые внешние влияния становятся особенно значимыми для развития каждой конкретной способности25. Какие еще внутренние и внешние обстоятельства способствуют реализации имеющихся задатков. Как определить оптимальный уровень когнитивной стимуляции? Какой именно ее вид (чтение сказок, работа с детскими программами на компьютере или же коллективные ролевые игры) наиболее полезен и в каком случае? В какой мере в ней должно присутствовать изучение стандартных схем действия, например решения задач? Необходимо ли способствовать формированию у ребенка потребности иметь разносторонние знания или же направлять его интересы по одному достаточно узкому направлению?

Все они требуют не только дальнейшего уточнения, но и обобщения как в теоретическом, так и в прикладном плане. Очевидна необходимость создания работ, нацеленных на практическое применение в педагогической практике. Их целью должно быть прояснение, какие именно внешние и внутренние факторы, в каком возрасте и каким образом оказывают влияние на развитие конкретных способностей. Также необходимо скорейшее отражение результатов этих исследований в учебниках по педагогике, возрастной психологии, психологии развития.

Отдельно выделяется вопрос о значении эмоций для развития психики в целом, а также мышления и конкретных способностей. Остается Например, вопрос о соотношении социального воздействия и созревания соответствующих структур головного мозга рассматривается в нейропсихологии в связи с проблемой определения сенситивных периодов развития: времени наиболее успешного формирования определенных функций организма, развития способностей (по оценкам некоторых исследователей, значения средовых воздействий в эти периоды составляет 80 %, а наследственных факторов 20 %). Соответственно для создания наилучших условий развития необходимо конкретно определить, как именно сочетается биологическое и социальное в развитии каждой из функций, при развитии каких именно способностей необходимо целенаправленное воздействие, в чем оно должно заключаться.

спорным и вопрос о влиянии сверхсильных эмоций: способствуют ли они активации памяти, скорейшему решению проблемы или же дезорганизуют поиск. С сожалением отметим неразработанность вопроса о роли эмоциональной сферы в развитии математических и языковых способностей.

Учитывая актуальность прогнозирования развития способностей (при зачислении в специальные учебные заведения, при выборе родителями дополнительных занятий для ребенка, в случаях переобучения взрослых граждан и т. д.) хочется надеяться на появление таких разработок в недалеком будущем.

Исследования психического развития детей, находящихся в условиях эмоциональной депривации, показали, что они не только имеют скудные эмоциональные переживания, но и не могут точно распознавать настроение окружающих, что приводит к трудностям в установлении социальных контактов. Это в свою очередь тормозит развитие познавательной деятельности.

Следующим вопросом, для ответа на который необходимо уяснение соотношения биологического и социального, является вопрос о методах коррекции при отклонениях в психическом развитии или локальных поражениях мозга: каким из них (физического вмешательства, медикаментозного лечения или психологического воздействия) следует отдать предпочтение. Решение вопроса о соотношении сознания с определенными мозговыми процессами, о котором шла речь в предыдущей главе, важно для развития реабилитационного направления нейропсихологии, занимающегося восстановлением высших психических функций после локальных поражений головного мозга.

На сегодняшний день следует выделить три направления генетических исследований, в которых практическое значение имеет уяснение соотношения биологического и социального в человеке. В первую очередь, это психогенетические исследования, посвященные выяснению соотношений средовых и наследуемых детерминант в формировании психологических признаков. Второе направление – эпигенетические исследования, в которых рассматриваются обусловленность работы генов условиями среды, в том числе и социальными факторами. Третье же относится к области популяционной генетики: изменения генофонда человечества в целом и генофонда отдельных этнических групп – роль экологии и различных социальных преобразований в этом процессе.

Сегодня одним из наиболее актуальных является вопрос о возрастном изменении соотношений средовых и наследственных детерминант психологического признака.

Человек, как и другие живые организмы, существует в окружающей среде. Социальное же, с одной стороны, является лишь частью этой среды, но, с другой стороны, это именно та часть, включенность в которую является одной из его сущностных человеческих характеристик.

Практически с момента возникновения генетических исследований их авторы задавались вопросом: возможно ли и необходимо ли сознательно сохранять и поддерживать полиморфизм генофонда человечества. Анализ, проведенный В.П. Эфроимсоном, показал, что гениальность часто бывает связана с определенными физиологическими особенностями, которые можно отнести скорее к патологическим, чем нормальным.

Одним из факторов полиморфизма человека, как и любого другого вида, являются мутации. И как отмечают Н.П. Бочков и А.Н. Чеботарев, полиморфизм человека, вероятно, самый широкий среди всех живых организмов был в какой-то мере предпосылкой «сапиентации» человека, а в какой-то – уже следствием существования человеческого рода»26. В настоящее время активно ведутся работы по разработке препаратов для фармакологической защиты генома (еще одно доказательство зависимости генофонда человека от социальных факторов).

Бочков Н.П., Чеботарев А.Н. Наследственность человека и мутагены внешней среды. - М., 1989. 272 с. - С.

5.

Вопрос обусловленности интеллекта расовыми особенностями - еще одна актуальная проблема современной генетики, на решение которой может оказать серьезное влияние мировоззренческая позиция исследователя: как именно он понимает соотношение биологического и социального. В году группа ученых в США представила данные, которые были интерпретированы как подтверждение отсутствия эволюции мозга у людей, проживавших к югу от Сахары. Обнародование результатов этих исследований вызвало неоднозначную реакцию как среди генетиков в США, так и у членов различных общественных организаций. В результате работы в этом направлении были приостановлены. Этот пример наглядно демонстрирует необходимость философского осмысления этичности научных поисков.

Прояснение вопроса о соотношениях биологических и социальных элементов в генезисе потребностей важно для разработки их иерархии, которая может иметь и прикладное значение. Выделение группы наиболее значимых для человека потребностей дает ключ к управлению его поведением. Результаты могут использоваться в разработке управленческих и рекламных технологий, выборе стратегий воспитания.

Сегодня разработчики искусственных интеллектуальных систем также заинтересованы в решении вопроса о соотношении биологического и социального, прежде всего, в связи с определением специфических особенностей человеческого мышления. Несмотря на то, что проведение и передача нервных импульсов в мозге происходят много медленнее, чем передача сигнала в компьютере, существует ряд задач, с которыми компьютер справиться не может: задачи на узнавание, медицинская диагностика… - те задачи, которые не сводятся к вычислению, предполагают нестандартные действия.

Картина внешнего мира представляется субъекту как нечто отдельное от него, а свое «я» ощущается как нечто противопоставленное миру (данное свойство, несомненно, присутствует лишь в психике человека, начиная с определенного возраста, и, возможно, им обладают некоторые высшие животные27). Согласно многочисленным исследованиям формирование данного свойства возможно лишь в процессе социального взаимодействия.

Очевидно, что именно эти особенности являются наиболее фундаментальными отличиями естественного интеллекта. Далее обосновывается важность прояснения соотношений этих факторов для решения проблем воспитания, развития способностей, коррекции нарушений развития;

путей и способов гармонизации биологического и социального, нейтрализации патологических нарушений в функционировании человеческого организма, гармонизации взаимоотношений биологического и социального.

В Заключении подводится итог работы, излагаются выводы.

Основные идеи диссертации изложены в следующих опубликованных работах автора:

1. Царва Е.С. Феномен сознания: этапы развития естественно-научного подхода. // Вестник Ленинградского государственного университета имени А.С. Пушкина. №1 (Том 2) 2010. Философия. - С. 92-99. (0.5 п.л.) 2. Ляхова28 Е.С. «Человек» в «Размышлении о человеке…» Д. Гартли. // Философский век. Альманах. Вып. 34. Человек в философии Просвещения. СПб., 2008. - С. 93-100.

3. Ляхова Е.С. Влияние эволюционной теории Дарвина на развитие психологии и психофизиологии. // Чарльз Дарвин и современная наука.

Сборник тезисов международных научных конференций. - СПб., 2009. - С.

368-370.

4. Ляхова Е.С. Влияние эволюционной теории Дарвина на развитие психологии и психофизиологии. // Государство, общество и личность в XIX XXI вв. Сборник научных статей к 80-летию СЗТУ. СПб., 2009. - С. 221-232.

Зорина З.А., Смирнова А.А. О чем рассказали «говорящие» обезьяны: Способны ли высшие животные оперировать символами? - М., 2006. – 424 с.

В 2009 диссертант поменяла фамилию.



 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.