авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Генезис и классификация мифологических архетипов: культурфилософский подход

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

ЩЕПАНОВСКАЯ ЕЛЕНА МИХАЙЛОВНА ГЕНЕЗИС И КЛАССИФИКАЦИЯ МИФОЛОГИЧЕСКИХ АРХЕТИПОВ:

КУЛЬТУРФИЛОСОФСКИЙ ПОДХОД Специальность 09.00.13 – философская антропология, философия культуры

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учной степени кандидата философских наук

Санкт-Петербург 2011 2

Работа выполнена на кафедре культурологии философского факультета ФГБОУ ВПО "Санкт-Петербургский государственный университет"

Научный консультант: кандидат философских наук, доцент Орнатская Людмила Александровна, (СПбГУ)

Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор, доцент Борисов Олег Сергеевич, (СПбГУ ИТМО) доктор философских наук, профессор Беркович Наум Арьевич, (СПбГУСЭ)

Ведущая организация: Санкт-Петербургский государственный университет культуры и искусств

Защита состоится « » ноября 2011 г. в 16 часов на заседании Совета Д 212.232.68 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Санкт Петербургском государственном университете по адресу: 199034, Санкт Петербург, В.О., Менделеевская линия, д.5, философский факультет, ауд. 167.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке им. А.М.Горького Санкт-Петербургского государственного университета.

Автореферат разослан «» _2011 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат философских наук Лузина Т. И.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Целью диссертационного исследования является поиск и классификация общечеловеческих универсалий (архетипов) в понятийной сфере. Для этого предлагается обратиться к их глубинному генезису: формированию архетипов в мифологическом сознании и их систематизации с точки зрения выявления ми фологического ядра архетипических смыслов. То есть реконструировать общую линию развития дошедшей до нас мифологии и рассмотреть е в универсально понятийном ключе, представив мифологическое мышление как единую пара дигму мысли, актуальную для философского анализа: как пред-философский тип мышления и логики. А также показать возможности применения получен ной системы архетипов для современных исследований культуры.

Объектом исследования является мифология и такие производные от не формы культуры как религия, философия и наука.

Предмет исследования – архетипы как культурные универсалии, их гене зис, классификация и проявления в различных сферах культуры и способах мышления.

Актуальность проблемы Один из актуальных философских и культурологических вызовов – реляти визация ценностей и утрата устойчивых смыслов в современной мозаичной культуре. Ответу на него способствует выявление общечеловеческих универса лий, под которыми можно понимать постоянно воспроизводимые в культуре ценности и смыслы архетипического порядка. Наиболее бесспорными культур ными универсалиями являются типические мифологические образы и сюжеты, к проблеме описания которых обращался психоанализ. Но психоаналитические трактовки этого пласта остаются узкими, чтобы их можно было использовать для исследований самой культуры.

В то же время в философии за рамками психоанализа не получает достаточ ной рефлексии образно-ассоциативная сторона мышления, лежащая в основе формирования мифологических образов и символов как древнейших архетипов.

А между тем последняя философски значима, поскольку она во многом опреде ляет предпонимание и креативность мыслительного процесса. Современный философский язык формален, терминологически перегружен для восприятия, ориентированного на креативность, и это, начиная с М. Хайдеггера или М. Фу ко, ставит задачу изменения самого рационального дискурса. Понятно, что это процесс десятилетий, и философская задача здесь — лишь указать направление изменения. Если при понимании текста окажется возможным эксплицировать его подоплку: не на уровне внешней деконструкции (то есть выявления таких причин появления текста, как общение, заимствования, психологические про блемы автора и т.д., которые сами по себе не обусловливают креативности), а на уровне апелляции к глубинным универсальным смыслам, независимым от этих причин, это даст выход к более глубокому пониманию текста на том объ ективном уровне креативности, на котором он был создан. Таким образом, вы явление архетипических корней возникающих у нас ассоциаций и их система тизация может помочь развитию герменевтического подхода — как и сделать более строгим метод аналогий, используемый в гуманитарных науках зачастую бессознательно и спонтанно.

Пост-неклассическая наука (зависимость познания от качеств субъекта, временного момента и т.д.) требует новых подходов к изучению человеческой ментальности, ставя задачу выявления многоуровневой причинности и много значности понимания, которую наиболее ярко демонстрирует символическое мышление. Поэтому для развития новых подходов к ментальности оказывается продуктивен культур-антропологический ракурс исследования сознания, обра щение к структурам бессознательного и исследование других парадигм мыш ления: и прежде всего, первобытного мифологического или близкого ему вос точного религиозного, как принципиально иного стиля восприятия, чем тот, что ныне принят за научный образец. Актуальность его изучения обусловливает поступательная переориентация на этот стиль восприятия, которую, в частно сти, подтверждают выводы А. Моля и К. Леви-Стросса о возрастании роли ас социативного мышления в современном мире.



Последнее также доказывает развитие синестезии или получающий широ кое распространение в исследовательской практике символизм (работа с архе типами в психоанализе, трактовка символов в психологических тестах и снах), как и символические системы (такие, как расчетная астрология, руны или Таро:

этими сферами сегодня также активно пользуются психологи, поскольку они оказываются удобным рабочим инструментом). Причину их востребованности и интереса к ним у молоджи можно увидеть в нестабильности современной ак сиосферы, но есть и онтологический корень этого явления – потребность в об ращении к универсально-архетипической природе символизма. На сегодняш ний день как философская, так и бытовая рефлексия этих сфер явно недоста точна, и обращение к символическим формам часто носит примитивный харак тер, что происходит от современного неумения пользоваться многозначностью и глубиной символов. Вместе с тем символические (паранаучные) области зна ния нельзя просто отвергнуть: вынесение за рамки знания перемещает их в сферу чистой веры, создавая некритическое отношение к ним. Сегодня в отече ственной философии и культурологии принят только исторический способ их изучения, но он не раскрывают сути актуального интереса к ним и правомочно сти/ложности их идей. Для этих сфер должны быть найдены свои гносеологи ческие стандарты, чему помогает системное изучение мифологического симво лизма и обращение к его корням.

Следует отметить, что обращение к мифу и символу становится наиболее востребованным в эпохи усиления однобоко-рационалистического (у романти ков как реакция на рационализм Просвещения) или слишком прагматического взгляда на мир, в ситуации культурного кризиса. По мнению некоторых иссле дователей (например, А. Бергсона), мифологическая фантазия служит противо весом практическому уму, нарушающему природную экологию, выступая за щитной реакцией против опасностей, связанных с интеллектом.

В мифе привлекает его одухотворенность, наполненность ценностным и психоэнергийным содержанием, которая выступает неотъемлемым свойством архетипа, самовоспроизводящегося в культуре,– и которая иногда не совсем верно понималась как всеобщая одушевленность, присущая мифологическому мышлению (однако древние четко различали живое и неживое, как показывают корни пра-индоевропейского языка). И начиная с романтиков, исследование мифологического символизма имеет цель возврата к целостному мышлению, требующую дополнить рациональное (объективно-схематичное) эмоциональ ным (субъективно-энергийным) началом. В отечественной литературе ту же тенденцию выражает философия космизма, получающая распространение в наши дни как онтология целостного видения.

Рассмотрение процессов мифологического мышления как более органично го восприятия мира ставит задачу понимания экологии мыслительного процес са и развития творческого мышления. Разработка этой традиции дат важные воспитательные ориентиры, так как обращает к изучению "вечных ценностей", смыкая "сферу сущего" со "сферой должного".

Методологические основания исследования Диссертационное исследование опирается на представление К.Г. Юнга об архетипах коллективного бессознательного, продолжающее идею "коллектив ных представлений" Э. Дюркгейма, М. Мосса и других представителей функ ционального подхода к мифу. Оно перенимает из этого подхода трактовку ми фа как необходимой части жизни и использует функциональные параметры как один из принципов систематизации мифологии.

Переосмысливая психоаналитический подход к архетипам коллективного бессознательного, данная работа развивает и углубляет термин "архетип", по нимая под ним древнейшую и общекультурно-универсальную мифологему, обрастающую в ходе истории рядом образом и смыслов, несколько варьирую щихся в различных культурах, но не теряющих связи с единой семантической линией. Для этого в работе используется термин "архетипы мировой мифоло гии" и вводится термин "базовые (глубинные) архетипы".

Оценивая глубинные архетипы как фазы становления сознания, диссерта ционное исследование опирается на идеи, разработанные эволюционистской школой (Э. Тайлором, Дж. Фрэзером, Г. Спенсером, Л. Морганом, Л. Фробе ниусом, Я.Я. Баховеном) о единстве мифологических образов в исторически и культурно не связанных между собой регионах Земли. Оно предлагает фило софски обосновать это единство на базе архетипической аналогии сознания че ловека и процессов физической Вселенной, а также аксиологического подхода:

признания наличия общечеловеческих ценностей, на основе принятого посту лата единства человеческого сознания и психики (коллективного бессознатель ного). Такой подход не отрицает уникальности развития каждого региона и его мифологем, но, напротив, может помочь подчеркнуть значимость каждой осо бенности национального мировосприятия по отношению к универсальной ли нии развития мифологического сознания.

Возможность использования мифологии для обнаружения наиболее уни версальных культурных архетипов в работе обосновывает современное пред ставление о мифе как реальности, которое разрабатывал А.Ф. Лосев в "Диалек тике мифа" и которое характерно и для других исследователей мифологии (миф как "живущая реальность" у Б. Малиновского, у К. Хюбнера, у Дж. Оверинг), а также представление о мифе как основе культурных форм, и в целом символи ческий подход к культуре, разработанный Э. Кассирером как продолжение идей романтиков и Шеллинга, реабилитировавших мифологическое сознание для философии.

Выявление базовых архетипов как универсальных культурных мифологем, их соотношений и формируемых ими семантических рядов опирается на срав нительные методы, разрабатываемые в мифологии с XIX в., но постоянно до полняемые и видоизменяемые новейшими исследованиями:

— изучение и сравнительный анализ мифологических образов и сюжетов (Дж.Фрэзер, Ж. Дюмезиль, В.Н. Топоров, С.А. Токарев, И.М. Дьяконов, А.Н.

Афанасьев, Б.Н. Рыбаков, А. Голан), в меньшей степени на сравнительную эт нографию (Э. Тайлор, Б.Малиновский, К. Леви-Стросс и современные полевые исследования). Здесь важным оказывается принцип обращения к древнейшим образам мифологии, сформулированный Е.М. Мелетинским. Используется принцип изучения повторяющихся элементов, без исчерпывания всего мате риала, обоснованный В.Я. Проппом.

— сравнительное языкознание и глубинную этимологию: в работе прежде всего используются корни ностратического праязыка: исследования Иллич Свитыча В.М., а также индоевропеистика (Покорный Ю., Мейе А., Гармкелидзе Т.В., Иванов В.В.) и обобщающая работа Майзеля С.С. по корневому фонду семитских языков, а также в целом подход к языку как выразителю мировоз зрения, ведущий начало от В. Гумбольдта (и проявленный в работах Э. Сепира, Б. Уорфа и А. Вежбицкой).

— При этом в основу классификации кладтся генетический метод как соб ственный "метод" мифологического мышления. Для обобщающего анализа ар хетипов и их сведения в единую систему представлений о мире в диссертации разрабатывается новая методология классификации мифологии, включающая, наряду с генетическим, функционально-исторический, образно-ассоциативный, аксиологический и структурный методы. Генетический метод опирается на:

1) традиционно выявляемые этапы антропосоциогенеза и культурно исторических достижений первобытных обществ, восстанавливаемые с помо щью археологии (исследования Ю.В. Бромлея, Г.М. Бонгард-Левина, В.В.Струве, Д.Г.Редера, Дж. Мелларта, М. Галича и др.), которые диссертант сопоставляет: 2) историческим фазам формирования мифологических образов и 3) типической космогонической последовательности фаз творения, как она вы является в мировой мифологии. Поскольку архетип определяется как самовос производящая себя идея, под генезисом архетипов понимается не только про исхождение, но и самопорождение понятий (А.Я. Флиер).

— Для моделирования структуры бессознательного используются принци пы структурного подхода как наиболее строгого метода исследований гумани тарных наук, ставящего акцент на соотношении между элементами ради выяв ления их смысла. При этом структурный подход как метод данной работы со держательно отличается от наиболее кардинальных исследований в данной об ласти К. Леви-Стросса, так как берутся не только иные соотношения между элементами, но и принципиально иная логика и структура этих соотношений (изначально 12-членная вместо бинарных оппозиций, которым, начиная с Л.

Леви-Брюлля, мифологи уделяли предпочтительное внимание).

Степень научной разработанности проблемы Попытки систематического описания структуры бессознательного и архе типов как е компонентов в культурфилософском плане не предпринималось. В философии, культурологии и политологии выделялись лишь отдельные мифо логемы.

Что касается систематизации мифологии, то здесь, безусловно, были значи тельные достижения: этому способствовал функциональный (у Ж. Дюмезиля, выделяющего идеологическую, хозяйственную и военную функции богов) и ритуалистический принцип (у Дж.Фрэзера, описывающего аграрный культ и мифологему смены старого царя новым, или М. Элиаде, рассматривающего любой ритуал как воспроизведение момента творения мира). Из русских иссле дователей следует отдать должное обобщающим работам по мифологии Проп па В.Я., Мелетинского Е.М. (представившего панораму мифологических иссле дований), Топорова В.Н. (о понятии времени и мировом древе), Иванова В.В., Франк-Каменецкого И.Г., Фрейденберг О.М. и Голосовкера Я.Э. (приблизив шихся к структурно-семиотическому подходу), Стеблин-Каменского М.И., По тебни Я.Я., Афанасьева А.Н. и Рыбакова Б.Н. (реконструкция древнерусской мифологии), Дьяконова И.М., Токарева С.А. (энциклопедия "Мифы народов мира" под его редакцией содержит обобщения отдельных мифологем по образу и реконструкцию ряда образов индоевропейской мифологии посредством эти мологических сопоставлений индоевропейских языков). В последние годы про водится анализ развития устойчивых мифологем в отдельных регионах (напри мер, культурологические диссертации Грачевой Н.В. или Фанталова А.).





Однако эти и другие работы по мифологии, как правило, сосредоточивают внимание на отдельных мифологемах, в целом же обобщающей понятийной классификации всех основных образов мировой мифологии (которая бы рас крывала их архетипический смысл), на основе данных разработок не предлага ется, т.к. ритуалистический и функциональный принципы для этого оказывают ся недостаточны, а поиска других принципов такого обобщения обычно не ве дется. Хотя сама задача системного описания мифологического сознания уже ставится1.

В зарубежной антропологии принципы интерпретации мифов связываются с выявлением смысловых и аксиологических универсалий2 – но попыток систе матически соотнести образы древнейшей мифологии с идеями, сегодня акту альными (т.е. имеющими ценностные параметры) и на базе их создать обоб щающую классификацию не предпринимается. Современных западных мифо логов и энтологов интересует живая творческая роль мифа (Р. Вагнер3), созида ние смыслов (Дж. Оверинг4) и целых фантомных реальностей (Р. Шведер5), а также повседневная поэтическая выразительность: репрезентативная функция мифа (Д. Хьюмс6 и др.), при этом, отражая тенденции западной, "мозаичной" культуры, их исследования обращены к конкретике и не проводят последова тельной линии системного подхода, т.е. не претендуют на широкий или глу бинный универсализм.

Ближе всего к задачам систематизации подошел структурный метод Леви Стросса, однако сосредоточенность на бинарных оппозициях побуждала стро ить классификации согласно современной логике, но не на основе всего образ ного богатства мифов. Современные же ментальные оппозиции далеко не все гда являются актуальными с точки зрения логики самой мифологии, а значит, цель понимания мифа с его собственной позиции и выявления "анатомии ума", которую ставил К. Леви-Стросс, нельзя считать достигнутой.

Иванов А. Системный подход к исследованию мифологического сознания // Символические парадигмы мо дернизации культурного пространства: Материалы Всерос. науч. конф. 10-11 октября 2006 г. / НовГУ им. Яро слава Мудрого. Великий Новгород, 2006. С.69- N. Rapport, J. Overing. Social and cultural antropology. The key concept. London and New York, Routledge, С. Wagner R. Lethal Speech: Daribi Myth and Symbolic Obviation, Ithaca, NY: Cornell University Press, Оvering J. Reason and Morality, London: Tavistock, Shweder, R. Post-Nietzschean Antropology: the Idea of Multiple Objective Worlds, in Thinking through Cultures, Cambridge, Harvard Univercity Press, Humes, D. In Vain I Tried to Tell You’: Essay in Native American Ethnopoetics, Philadelphia: University of Pensil vania, Психоаналитическая трактовка мифологических образов как архетипов, воспроизводящих себя в культуре (например у Дж.Кэмпбелла, следующего ме тоду ритуалистической школы, описывая сказочной образ путешествия через ритуал инициации и юнговский процесс индивидуации), остается слишком уз кой и недостаточно опирается на культурно-исторические исследования, и по тому не может послужить основой для классификации мифологии в культуро логической и концептуально-философской сфере.

Сам Юнг, как известно, не ставил задачи систематического описания архе типов, столкнувшись с проблемой их символической многозначности (за пре делами которой остается принципиально неопределяемое ядро архетипа, по добное невидимой в растворе кристаллической решетке). Хотя уже постановка этой проблемы, предполагая наличие такой "решетки", ставит перспективную цель обозначить и описать архетипическое ядро – что позволяет сделать иссле дование генезиса мифологических образов.

Задачи исследования:

– выявить аксиологические предпосылки актуализации архетипов: опреде лить характерные черты мифа как культурного ядра, которые позволяют ему быть "живым" и воспроизводиться в культуре, для этого исследовать мифы "с позиции самого мифа", как это предлагают Э. Кассирер, А.Ф. Лосев или К. Ле ви-Стросс, находя точки соприкосновения философов, мифологов и этногра фов;

– провести реконструкцию базовых универсалий на основе генезиса древ нейших мифологических архетипов, показать их отражение в мировой культу ре;

– выявить особенности логики мифологического мышления, найти связь мифологического (предфилософского) и классического типов мышления.

– представить классификацию архетипов мировой мифологии (свести в смысловые классы е типические образы), – показать возможность структурной систематизацию мифологем в их ти пических соотношениях между собой, – дать описание культурно-исторически сопряженных с ними образов и по лей смыслов;

– предложить архетипический метод исследования культуры и современ ных понятий как методологический стандарт, близкий герменевтическому;

– в опоре на базу общего (архетипического) в научном и символическом мышлении дать оценку символическим паранаучным сферам с позиции совре менного научного мышления, – показать значимость работы мифологических архетипов в современном сознании Основные тезисы, выносимые на защиту:

1. Бессознательное не хаотично, но содержит определнную структуру, об разованную из качественно различных метафизических форм/сущностей/идей, которые можно обозначить термином "глубинные" или "базовые" архетипы (несколько видоизменив юнговский термин и акцентировав "нуминозную власть" архе как природно-естественной основы изначальных понятий).

2. Структуры бессознательного, постоянно воспроизводящиеся в культуре, поддаются описанию средствами рационального дискурса, однако лишь с при влечением ассоциативно-образного метода мышления, а также широкого куль турфилософского анализа, отвергающего психологический редукционизм. Их описание может быть осуществлено через репрезентацию семантического поля или ассоциативного ряда культурных образов, ценностных смыслов и идей, связанных между собой многократно подтверждаемой исторической и культур ной связью.

3. Проблема описания архетипов как культурных универсалий решаема при обращении к их генезису. Выявить типические структуры бессознательного помогает систематизация мифологии. Для адекватного описания архетипов классификация мифологии должна опираться на логику самого мифа и исполь зовать одновременно генетический, образно-ассоциативный, функционально исторический, аксиологический и структурный методы.

4. Базовый архетип можно представить как сврнутый в символ этап антро посоциогенеза, историческую эпоху, отмеченную важными культурными дос тижениями. Исторической преемственности формирования архетипов соответ ствует мифологическая (космологическая) логика творения мира. Выявляемая таким образом структурная упорядоченность мифологем отражает глубинную структуру психики и подсознательную логику развертывания образов и поня тий. Она может быть представлена как модель развития сознания.

5. Структурированность подсознания, которую выявляют универсальные древнемифологические архетипы, отражается и в современном мышлении. Ми фоархетипические понятия ярче всего выявляются в творческом мышлении.

6. Древние мифологемы лежат в основе базовых религиозных представле ний. Акцентуация разных мифологем в разных культурах позволяет обозначить ядро национального менталитета, "духа" этих культур: такое описание способ ствует герменевтическому пониманию культур и обосновывает мультиперспек тивность культурного развития.

7. Обращение к архетипическим корням языка дат возможность выявить магистральную линию развития понятий, позволяя выработать критерии оцен ки современных идей и художественных произведений.

8. Метод аналогий, спонтанно применяемый в гуманитарных науках, можно сделать более строгим, разработав его как систематически-архетипический подход.

9. Генетически-структурная классификация мифологических образов и ар хетипическая методология мышления способствует адекватной трактовке сим волов культуры, имеющих бесконечную многозначность, и позволяет более корректно использовать области символического знания в исследовательской практике.

Научная новизна диссертации:

1. Предложен культур-философской подход к проблеме систематического описания архетипов, преодолевающий юнговский тезис о невозможности по следовательной рационализации в этой области;

выявлены культурные универ салии сознания.

2. Разработан мифоархетипический метод выявления и систематизации по нятийных универсалий, основанный на анализе генезиса мировой мифологии и е понятийной классификации. Для этого:

— разработана методология классификации мифологии, учитывающая е внутреннюю логику;

выявлены принципы, на которых должна основываться такая классификация;

— выделен ряд специфических отличий логики мифологического мышле ния от современного, которые следует учесть для адекватного описания мифа;

— смысловая систематизация мифологических архетипов представлена как модель исторических фаз формирования сознания, — обнаружена внутренняя структура мифологии и типические соотноше ния между е компонентами;

е предложено рассматривать как модель описа ния структуры бессознательного;

— найдены мифологические образы и понятийные формулировки для обо значения ядра архетипов, определены функции, с ними связанные, перечислены важнейшие философские и религиозные идеи, производные от них, — определены семантические поля, ассоциативно-образные ряды, которые дают возможность адекватно описать архетипы, в принципе не выразимые че рез единственный образ или термин.

3. Проанализированы перспективы применения мифоархетипического метода к различным сферам философского и культурологического знания:

— Показана эпистемологическая значимость глубинно-архетипического подхода для дешифровки культурных феноменов.

— Исследованы способы применения разработанного метода для искусст воведения, анализа философских идей, национального менталитета и социо культурного описания времени.

— Предложен путь обращения к метафизике понятий (через глубинную этимологию и архетипический подход) как некий методологический стандарт философского мышления.

— Выявлена онтологическая значимость ассоциативно-образной компонен ты мышления, показана необходимость е эксплицирования для развития твор ческого мышления и решения проблем экологии мысли.

— Разработаны методологические стандарты применения архетипического подхода и метода аналогий в гуманитарном знании.

— Найден новый взгляд на сферы символического знания с позиции мифо логического мышления как ценностно-смысловой реальности;

обоснована их популярность в наши дни с позиции возврата к ассоциативно-образному мыш лению;

— Определн гносеологический стандарт рассмотрения астрологии и наме чены возможности и границы е применения для культурологических исследо ваний.

Практическая значимость работы Представленная диссертация может выступать теоретической базой для по нимания, дальнейшего исследования и реконструкции как мировой мифологии, так и универсалий современной культуры.

Итоги исследования могут служить методологической основой для разра ботки стратегий искусствоведения (например, мифо-архетипической трактовки образов и сюжетов в литературе, при трактовке тональностей в музыковедении и т.д.), культурологии (выявление глубинно-смысловой подоплеки культурных образов и временных эпох), психоанализа (направленное проживание актуаль ных образов, толкование ассоциаций, снов, арт-терапия, сказко-терапия, кино терапия и т.д.) и философии (например, анализ философских понятий с точки зрения их архетипических корней или понимание концепций философов с по зиции их психотипа), как развитие герменевтического метода и анализа пред понимания.

Разработанный архетипический подход придат строгость методу аналогий, применяемому в гуманитарных науках. Как методология целостного воспри ятия, он способствует развитию креативности и экологии мышления.

Материалы диссертации, разработанные в ней методологические подходы и результаты исследования также могут быть использованы для изучения и пре подавания мифологии как первичной системы формирования общечеловече ских представлений о мире. А также для обоснования возможности, условий и границ применимости символических систем и астрологии как модели актуали зации архетипов. Апробация работы На основе исследования создан спецкурс "Архетипы мировой мифологии", который преподается с 1993 года (в 2010 г. в СПбГУКИ на факультете Культу ры семьи и детства). Основные тезисы диссертации излагались и предлагаемый архетипический подход как метод исследования разных сфер культуры обсуж дался на II-м и III-м Российских культурологических конгрессах (2008 и гг.) и Днях Петербургской философии в СПбГУ 2006-2010 гг.: в рамках круг лых столов "Философия культуры и культурология: вызовы и ответы", "Фило софия культуры и культурология: традиции и инновации", "Человек как творец и творение культуры", "Диалог культур и культура диалога", "Российская куль тура: прошлое, настоящее и будущее", "Российская цивилизации: социальная теория и практическая философия". А также на конференциях: "Философские проблемы социальных и гуманитарных наук" 2008 в СПбГЭТУ «ЛЭТИ»;

"Мис тико-эзотерические течения в теории и на практике" в 2008 г. в РХГА;

"Миро вая политика и идейные парадигмы эпохи" в 2008 г. и "Мировая политика и культура" в 2009 г. в СПбГУКИ, "Живая Этика и культура. Идея наследия се мьи Рерихов в нашей жизни" в 2011 в СПбГУКИ;

"Методология и методы ис торической психологии" в 2009 г. в Международной ассоциации исторической психологии;

"Философия этноса" в СПбГУ в рамках ДПФ 2007-2009 гг.

Структура работы: диссертация состоит из введения, 4-х глав: 1) главы, посвященной рассмотрению мифологии как базы культурных форм, 2) главы о методологии исследования мифа, 3) главы с описанием базовых архетипов ми фологии, 4) главы с описанием практических применений описанного подхода, а также заключения, библиографического списка (содержащего 250 наименова ний различных изданий, в том числе 40 на иностранных языках) и Приложения, где приведен Список сокращений и таблицы, посвященные генезису архетипов в соотнесении с этапами антропогенеза, культурно-историческими достиже ниями и формированием типических образов мировой мифологии разных наро дов и регионов.

Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационной работы, датся оценка степени разработанности проблемы и используемой методоло гии, определяются цель и задачи исследования, раскрывается его научная но визна и практическая значимость, формулируются тезисы, выносимые на защи ту, приводятся сведения об апробации работы.

В главе 1 "Универсальное в мифе: миф как основа архетипов культу ры" мифология представлена как парадигма целостного мышления, актуальная для философского анализа. Проводится поиск связей пред-философского и классического типов мышления как осознания мира и их сближение с позиции понимания основ мышления. Мифология рассматривается как пред философский тип мысли и основа всех последующих культурных форм.

Выдвигается тезис, что мифология в образах богов формирует типологию скрытых сил и идей, имеющих отношение к эволюционным процессам разви тия сознания и культуры, чем мы сегодня можем воспользоваться для поиска направляющих линий развития мировоззренческих понятий. Таким образом, миф понимается не как форма религии, но как первичная форма культурных смыслов, что показывает возможности исследования мифологии с широкой культурфилософской позиции.

Утверждается, что общемировая логика мифологического мышления про является в архетипах. Исследуется понятие архетипа и ценностно-смысловые характеристики мифологии, не утратившие значения в наши дни, обосновыва ется необходимость обращения к мифологическому мышлению для изучения и описания культурных универсалий. Показано, что мифологическая компонента является необходимой и для современного мышления.

В параграфе 1.1 "Универсализм мифологии как базы культурных форм" – развивается тезис Ф.Шеллинга и Э. Кассирера о том, что линии мифологиче ского восприятия продолжают все последующие формы культуры, как произ водные от мифа. Доказывается, что первичность мифологии позволяет ей отра жать мир с универсально-общечеловеческой позиции. Это обусловливает подо бие мифологических образов и сюжетов в исторически не связанных между со бой культурах – факт, признанный этнологами XIX века, на который опиралась эволюционистская школа (Э. Тайлор и Дж. Фрейзер), и в XX веке используе мый К.Г. Юнгом для обоснования понятия "коллективного бессознательного", Ф. Боасом, доказывающим сходство ментальных функций всех рас. В диссер тационной работе объяснение этого факта найдено в идее аналогии сознания человека и Вселенной, присущей мифологии разных народов и возрождающей ся в постнеклассической науке как антропный принцип.

В параграфе 1.2 "Миф как образная и ценностно-смысловая реаль ность"– доказывается, что миф имеет дело с аксиомами сознания о реальности.

Обоснована правомерность рассмотрения мифа как реальности ценностно смыслового порядка. Рассматривая мифологию как единство образа и смысла, диссертант показывает, что наглядные природные образы формируют основы понятия души (архетипы К.Г.Юнга), обусловливая эмоциональную достовер ность представлений (чувство "подлинности жизни", о котором говорит А.Ф.

Лосев). Одновременно неотъемлемое свойство мифологии — обращение к аб солютному, в чм находится одна из точек соприкосновения философов и этно логов. Диссертант углубляет представление о символической природе мифоло гии, показывая, что она фиксирует эволюцию психики и сознания и содержит развитие смыслов. Поэтому она может быть рассмотрена как вершина ценност но-смыслового постижения реальности, выводящая к онтологическим корням понятий.

В параграфе 1.3 "Оживляющая: одухотворяющая и перформативная роль мифологии"– обосновывается актуальность обращения к символическо му и мифологическому восприятию, как путь переориентации на иное, более жизненно полноценное, мышление. В диссертации анализируются взгляды фи лософов, выражавших эту тенденцию, идеи романтиков (Ф. Шлегеля, О. Нова лиса), А.Ф. Лосева и Я.Э. Голосовкера об одухотворяющей функции мифа, приближающей к "чуду" жизни, приводится определение мифа как "живущей" и переживаемой реальности у В. Дильтея и Б. Малиновского. Утверждается, что эти идеи являются крайне важными для правильного понимания термина "архетип".

В параграфе 1.4 "Энергия мифа и воспроизводство смыслообразов в культуре. Понятие архетипа. Архетип как протофеномен" ставится акцент на постоянной жизненной воспроизводимости мифологем. Анализируется про исхождение понятия "архетип" у Юнга. Оно сопоставляется с протофеноменом Гте, чтобы подчеркнуть духовную компоненту символического мышления как неотъемлемую характеристику понятия архетипа. Утверждается различие меж ду психоаналитическим и культурфилософским пониманием архетипа, предпо лагающим обращение к его культурному и социально-историческому генезису.

Критикуется современное использование этого термина, когда он зачастую обозначает узковременной культурный символ или стереотип мышления, без относительно к корням культурных представлений, и предлагается ввести по нятие "глубинных" или "базовых" архетипов для исследования общечеловече ских культурных универсалий.

В параграфе 1.5 "Мифология как путь к целостному мышлению. Про блема экологии мысли" – показывается необходимость эксплицирования эмо ционально-образной компоненты мышления, в частности для того, чтобы науч ная мысль помогала человеку "чувствовать мир своим домом", исполняя адап тивную функцию (идеи Д. Бома, А.Ф. Лосева, М. Элиаде), а также для развития креативности. Утверждается, что древнейшее отношение к человеку как к орга нической части природы актуально для решения экологических проблем, в том числе возврата к экологии мыслительного процесса, тесно связанного с психо физиологией. Эта актуальность обосновывается на примерах современных кон цепций, стремящихся возродить онтологию целостного видения.

В параграфе 1.6 "Творческий потенциал мифа: онтологическая значи мость эмоциональной компоненты мысли. Как возможно мышление архе типами?" – анализируется современное мифотворчество, а также возможность приблизить научный язык к его бессознательным понятийным истокам. Особое внимание уделено поискам М. Хайдеггера и Э. Кассирера, творчество которых обнаруживает интерес к архетипическому мышлению, свойственному мифоло гии. Подчеркивается зависимость креативности от эмоционально-духовной компоненты мышления и возможности е развития при обращении к архети пам.

Параграф 1.7 "Мифологическое и современное научное мышление.

Классифицирующая роль мифологии. Структурность мифа" – посвящен анализу мифологической компоненты в современном научном мышлении. На основе идей Б. Малиновского, А.А. Потебни, К. Леви-Стросса и в целом струк турализма и философии науки развивается мысль о том, что научный способ мышления не превосходит мифологический, но является, скорее, его разновид ностью. Показана структурность мифологического мышления и его изначально высокая способность к классификации, отраженная в языке. Утверждается, что эти характеристики мифологического мышления позволяют сделать его базой для классификации современных понятий.

В главе 2 "Методология описания архетипов" разрабатывается методоло гия описания архетипов бессознательного и его структуры. Анализируется воз можность представить мифологию как некую философскую конструкцию (мо дель развития ассоциативной логики), привлекая исторические и антропологи ческие параллели. Развивается тезис, что выявление архетипической линии раз витии мифологии показывает логику рождения, формирования и преобразова ния архетипов в сознании человечества. Эта логика сохраняется в мышлении современного человека как логика его подсознания.

Поскольку систематическому описанию архетипов способствует обращение к типическим мифологическим образам, ставится задача классификации миро вой мифологии. Для е решения привлекаются 1) образно-ассоциативный, 2) генетический, 3) функционально-исторический, 4) психоаналитический, 5) структурно-семиотический и 6) аксиологический подходы к описанию мифоло гического мышления как уточняющие и дополняющие друг друга. Датся оцен ка их пригодности для создания самонепротиворечивой классификации мифо логических образов. Показано, как следует использовать каждый метод и как его можно конкретизировать для адекватного описания архетипов.

В параграфе 2.1 "Проблематичность описания архетипов как бессозна тельного и его структуры" – подчркивается проблематичность определить суть архетипа рациональными средствами, в силу символической многозначно сти, эмоциональной текучести и сложной жизненной наполненности мифоло гического мироощущения, органически присущих мифологии как символизи рующей деятельности. Это долгое время ставило под вопрос саму возможность систематического описания архетипов.

В параграфе 2.2 "Понимание мифа с его позиции как путь к описанию бессознательного" – ставится задача описания и классификации мифологии без ущерба для е собственных характеристик, которую единодушно обозначали этнологи (К.Леви-Стросс, Дж.Оверинг), мифологи и психоаналитики (Дж.Кэмпбелл), однако не решили е.

В параграфе 2.3 "Особенности логики мифа как логики подсознания" – утверждается, что для того, чтобы описать мифологию с позиции е внутренней логики, необходимо опираться на те особенности мифологического мышления, которые отличают его от современного. В диссертации выделены 11 таких осо бенностей, обозначенных в работах Леви-Брюля, Дильтея, Кассирера, Фуко, Леви-Стросса, Мелетинского: мышление по аналогии и закону сопричастности, опора на его эмоциональную компоненту, неактуальность бинарной логики и безразличие к противоречиям, сведение сущностных характеристик к формаль ным, функциональная тождественность части и целого, связь причинности с силой воздействия (перформативной функцией), нераздельность объекта и субъекта, восприятие объекта в типическом отношение к другим, выстраивание идеального плана реальности, единая структура мифологического пространст ва. Опора на эти особенности мифа является основой самонепротиворечивой систематизации мифологии.

В параграфе 2.4 "Метод аналогий в древности, средневековье и совре менной науке" – анализируется ассоциативный метод мышления, присущий мифологии (как и средневековой парадигме – что рассмотрено в опоре на идеи М. Фуко), и возрождающийся в наши дни (эту тенденцию отмечали А. Моль или К. Леви-Стросс). В возврате к ассоциативной логике, как "инфра-логике" подсознания, архетипический подход, развиваемый в диссертации, оказывается близок теории информации и структурализму. В работе описаны принципы ас социативного мышления и выявлены пути, как сделать метод аналогий, обычно применяемый спонтанно, более строгим и применимым в качестве основного метода гуманитарных наук.

В параграфе 2.5 "Образ как ядро архетипа и ключ к классификации" – ассоциативно-образный метод принимается как основополагающий для систе матизации мифологии. Доказывается, что логика мифа не идт от простого к сложному: мифология с самого начала опирается на комплексы понятий (се мантические "кусты" значений), и поэтому привычные нам бинарные оппози ции (используемые Леви-Строссом или Мелетинским), для понимания и систе матического описания мифологии, плохо применимы. Показано, что для рекон струкции мифологии в е изначальном виде ключевой оказывается не простота смысла, а простота образа.

В параграфе 2.6 "Генетический метод" – развивается тезис, что критерием универсальности образов выступает обращение к древнейшей мифологии. Рас смотрены подходы, способствующие реконструкции мифологии: обращение к глубинной этимологии и сравнительные методы.

Генетический подход оценивается как собственный метод мифологического мышления, так как он органически присущ древнейшим мифам, как правило повествующим о сотворении чего-либо. В работе делается вывод, что мифы о творении выявляют тот архетипический стержень, который указывает и на ис торическую линию развития самой мифологии. В диссертации развивается идея (наиболее отчтливо высказанная Мелетинским), что основу структуры мифо логии формируют космогонические мифы, логика которых воссоздат типич ную последовательность фаз творения. Мифологи (например, М. Элиаде) об ращали внимание лишь на три такие фазы, соответствующие трм типам богов (Море-Небо-Земля). В диссертации они взяты за основу генетической модели, которая дополнена до 12-ти фаз, где этапы формирования образов и идей ми фологического сознания соотнесены с этапами антропогенеза и социально исторического развития. Более конкретно генезис архетипов описан в главе 3, где показано, как культурно-историческая эпоха, характеризуемая определн ными достижениями и знаменующая некий эволюционный этап, оказывается "сврнута" в символ божества – что можно трактовать как кульминацию этого этапа (его фиксацию в сознании). Таким образом, в диссертации границы ми фологических классов богов задат их генетическое отношение к разным куль турно-историческим пластам.

В параграфе 2.7 "Функционально-исторический метод" – предлагается использовать для уточнения генетической классификации мифологических ар хетипов функции божеств, которые являются отражением не только природных процессов, но и социально-исторических функций. Показано, что к каждому из 12 выделенных мифологических классов могут относиться несколько типиче ских образов богов, связанных между собой функционально. Например, единый архетип формируют образы Матери-Земли и е детей-растений: умирающих и воскресающих богов, вместе они символизируют смену времен года, а также земной порядок в целом и безупречность исполнения (природного) закона, от чего к этой мифологеме примыкают и боги справедливости. Таким образом, ар хетип задат единое семантическое поле близких функциональных смыслов.

В диссертации отмечено, что функциональный метод рассмотрения мифо логии, предложенный Э. Дюркгеймом и Б. Малиновским, и конкретно приме ннный Ж. Дюмезилем, сам по себе недостаточен для семантической классифи кации мифологических образов (поскольку один образ, как правило, наделн несколькими функциями, и под одну функцию можно подвести образы богов, совершенно различные в символическом отношении).

В параграфе 2.8 "Психоаналитический метод" – показана проекция сим волических и функциональных смыслов мифологического архетипа на челове ческие качества, отчего этот метод рассмотрения мифологии стал наиболее практически востребованным. В тоже время в диссертации датся критика "психологического редукционизма". Показана неполнота психоаналитического рассмотрения архетипов вне генетического подхода (на примере архетипов Юнга), как и преимущества их культурологического анализа. Доказывается, что принципы выявления архетипов и описания их смыслового поля необходимо должны включать:

1) генетический поиск общечеловеческих образов, 2) историческое изучение развертывания значений архетипа и 3) выстраивание структуры архетипов в их соотношении между собой.

В параграфе 2.9 "Структурно-семиотический метод" – предлагается рас сматривать бессознательное как имеющее структуру. Для е описания форму лируются принципы структурного подхода к мифу. Показана возможность вы явления структурных соотношений между семантическими полями базовых ар хетипов образов на основе типических сюжетов мировой мифологии. А также возможности использования зодиакального круга как исторически изначальной и практически удобной структурной модели классификации мифологических образов. Космогоническая модель творения мира, взятая за основу мифологи ческой классификации, проступает в структуре Зодиака, поэтому и последова тельность фаз генезиса мифологических образов, соответствующая историче ским этапам первобытого обустройства человеческого мира, легко проецирует ся на зодиакальный круг. Двенадцатичленная структура, присущая самой ми фологии (как это показал В.Н.Топоров в описании древа жизни), оказывается удобна для выявления функциональных соотношений между архетипами, соот ветствующих типическим сюжетам мифологии. Утверждается, что такая круго вая структура может выступать как модель структуры бессознательного.

Здесь диссертант опирается на идеи Э. Кассирера, утверждавшего, что структурность мифологического мышления достигает кульминации в традиции астрологии, сводящей воедино все типы аналогий. Диссертант утверждает, что хотя эта сфера знания была отвергнута наукой Нового времени вместе с прин ципом мышления по аналогии (как это показал Фуко), она закономерно может возродиться вместе с научным изучением и реабилитацией этого принципа.

В параграфе 2.10 "Аксиологический метод" – утверждается, что хотя архе типы эволюционируют во времени вместе с человеком, базовый архетип задат ценностное ядро, которое в целом остатся постоянным, несмотря на его после довательное обогащение смыслами и образами. Обосновывается, что система первичных понятий аксиологична в своей основе, и именно потому, что архе типы как культурные универсалии несут в себе неотъемлемый ценностный смысл, их можно назвать "вечными". Поэтому наиболее значимой функцией мифологии можно признать то, что архетипы помогают возродить вневремен ной смысл происходящего, и именно в этой сфере самым последовательным е продолжением является религия, а в современном мире – литература.

Глава 3 "Генезис базовых архетипов мифологии и их семантические поля" посвящена описанию базовых архетипов мировой мифологии на основе разработанного выше метода. В один архетип сводятся мифологемы, близкие по образу и функциональному смыслу. Сначала дается общая формулировка генезиса архетипического ядра, потом более подробно разворачивается истори ческий ракурс и социально-культурные функции, сформировавшие мифологи ческие образы и смыслы архетипа. Затем приводятся типические мифологиче ские образы и сюжеты с характерными примерами. И как вывод описание ус тойчивых ассоциативно-образных рядов (семантических полей), хранимых в культурном бессознательном, а также наиболее заметные религиозные и науч но-философские идеи, укорененные в данном архетипе (производные от него).

При классификации материала используется методологический принцип, сформулированный В.Я. Проппом: изучение типических элементов без пере числения всего мифологического материала (что не позволил бы и объем дис сертации). Описанию архетипов мировой мифологии посвящены параграфы:

3.1 "Праобраз изначальных Вод – архетип истока".

3.2 "Праобраз Неба – архетип творящей мысли".

3.3 "Праобраз своей земли и предков – архетип памяти и судьбы".

3.4 "Праобраз Бога-царя, Громовержца – архетип общества и религии".

3.5 "Праобраз смерти и подземного мира – архетип внутреннего потен циала и преобразования".

3.6 "Праобраз божественного Кузнеца и законодателя – архетип культуры".

3.7 "Праобраз кормилицы-Земли и смены времен года – архетип деятель ности и порядка".

3.8 "Праобраз Солнца и легендарных героев – архетип самобытности и со вершенства".

3.9 "Праобраз Луны – архетип преемственности жизни и вечного материн ства".

3.10 "Праобраз божественных Близнецов и Трикстера, богов речи, счта и письма – архетип интеллектуальной функции".

3.11 "Праобраз Богини любви и красоты – звезды Венеры: архетип приро ды и созидающей роли чувств".

3.12 "Праобраз Воина и Пастыря – архетип воли личности и человеческо го идеала".

Выявление гнезд близких друг другу понятий (семантических полей) пока зывает, как структурируется сознание человека на глубинно-эмоциональном уровне.

Глава 4 "Применение системы базовых архетипов для исследований культуры" показывает возможности использования представленной в диссер тации методики выявления культурных универсалий в гуманитарных науках (искусствоведении, философии, этнографии и социокультурном описании вре мени).

Разработка метода генетически обоснованных аналогий, предполагающего обращение к глубинным архетипам как исторически-культурной и одновремен но физически-природной базе современных понятий, помогает решить методо логическую проблему строгости гуманитарного знания, обозначить точность смыслов и ввести критерии истинности идей. Семантические поля базовых ар хетипов позволяют структурировать культурное пространство.

Параграф 4.1 "Архетипический подход как метод гуманитарных наук" – подытоживает требования к методу аналогий для его использования в гумани тарных науках:

1. Систематичность как возможность обобщающего знания (проекция всей системы элементов на всю систему значений и структурный подход, показы вающий отношения между элементами в системе).

2. Целостный подход, учитывающий человеческую психологию.

3. Генетическое объяснение как наиболее объективное.

4. Эксплицирование ценностных характеристик (явления и исследователя) В параграфе 4.2 "Обращение к системе первообразов как метод искусст воведения" подчеркивается архетипичность образов произведений, достигаю щих мировой известности (сюжеты трагедий Шекспира, персонажи "Войны и мира" Толстого или "чрный квадрат" Малевича), как их опора на общечелове ческие аналогии. Система архетипов способствует разработке для разных куль турных сфер методик обоснованных аналогий. Она позволяет выработать кри терий качества как связи с фундаментальными психоментальными матрицами культуры (который вводил уже Юнг). Рассматривается современная тенденция привлечения аналогий из параллельных областей (отраженная в психологиче ском понятии синэстезии). Приводится пример оперирования с системой архе типов в области музыковедения.

В параграфе 4.3 "Архетипические корни философских понятий" – пред лагается обратиться к архетипическим полям смыслов, выявляемым мифологи ей, для анализа и лучшего понимания современных абстрактных понятий. В опоре на идеи В.С.Степина показано, что абстракция и однозначность терми нов, знаковость как идеал современного научного языка является невозможной утопией, которой язык стремится избежать, вернувшись к своей многозначной символической природе, в неизбежной тенденции к эмоциональной убедитель ности и отнесении к актуальным жизненным связям. Следовательно, идеал фи лософского языка – не столько в творении новых терминов, сколько в обраще нии к глубинным, подсознательным смыслам, стоящим за оболочкой слов, и их эксплицирование может быть принято как методологический стандарт.

Выявление универсальных смыслов через обращение к мировой мифоло гии и типической этимологии и мифологическая классификация, задающая их систематизацию и структуру соотношения понятий между собой, может рас сматриваться как синхронистический метод изучения понятий, наряду с диа хроническим, который дат история конкретных идей. Обращение к архетипи ческим семантическим полям указывает на магистральный путь развития мыс ли, с позиции которого можно оценить нынешнее е состояние и ввести крите рии истинности идей.

Параграф 4.4 "Эмоциональная матрица" идей как основа типологии мировоззренческих концепций" – раскрывает антропологический ракурс ис следования сознания и его смыслов: связь философских идей с психотипом их создателей. Анализ показывает, что даже самая элементарная модель зодиа кальных психотипов для исследования творческой направленности идей фило софов является вполне рабочей: идеи философов одного знака (периода года) согласуются между собой, сливаясь в единый образ мысли и тяготея к опреде лнному методу мышления, что демонстрирует значимую роль природно психологического фа-ктора в творческом процессе формообразования мысли.

Характерно, что продолжателем идей часто становится философ того же зодиа кального психотипа.

Понимание архетипических смыслов, стоящих за мифологемами, помогает осознанию концептуальной ориентации философа: обнажая не всегда явную точку отсчета его философии и онтологические корни интересующих его поня тий. Обнаружение вектора мышления разных знаков и "эмоциональной матри цы" идей настраивает на личностную ориентацию в мире мысли и герменевти ческое вживание в этот мир. Такой подход может помочь найти "свою" филосо фию, резонансную личному психотипу.

Параграф 4.5 "Архетипы наций" – посвящн возможностям анализа и опи сания специфики культур через мифологические архетипы, отражнные в рели гиозной традиции, исторических тенденциях и национальном менталитете.

(Так, лунарные мифы служат основой идеи перевоплощений, укорененной в менталитете Индии, и особенности индийского национального характера и культуры в целом отражают данный базовый архетип.) Как ядро ментальности культур, мифологический архетип выступает альтернативой понятиям "прасим вола" О.Шпенглера или "главной ценности" П. Сорокина, вбирая в себя более широкий спектр культурных смыслов. Ракурс описания национального мента литета через акцент на архетипических культурных универсалиях, различный для разных стран, способствует решению герменевтической проблемы меж культурного понимания и обосновывает принцип мультиперспективности как наличия радикально разных путей мирового развития.

В параграфе 4.6 "Архетипы социо-культурного времени и традиция аст рологии" рассматривается вопрос изучения актуализации архетипов во време ни, онтология времени как цикла и возможности описания социо-культурной качественности времени с помощью традиции астрологии. Показано, что эта традиция, возрождающаяся вместе с антропным принципом в современной науке, при условии использования мифологической и исторической базы архе типических смыслов, может стать инструментом изучения культуры, удовле творяя требованиям, приложимым к методу аналогий в гуманитарном знании и развивая этот метод. Смыкая гуманитарные смыслы с математическим расче том циклов, она показывает векторы актуализации архетипов в культурно исторческом развитии и менталитете личности.

В параграфе 4.7 предложена методика преподавания мировой мифоло гии. В настоящее время древняя мифология практически не изучается, что при водит к некритическому отношению к ней и массовому принятию на веру ре дуцированных мифем в наиболее примитивном виде. Чтобы преодолеть иска жения популярных идей, захватывающих массовое сознание, и сделать очевид ным реальное ценностное содержание мифов (например, эсхатологических), диссертант считает полезным широкое изучение мифологических архетипов как культурных универсалий в школах и гуманитарных ВУЗах, утверждая, что это может служить не только формированию целостного мировоззрения, но мо рального здоровья.

В Заключении подчркивается тот шаг вперд, который сделан в диссерта ции по отношению к идеям Юнга, и обозначается перспектива, которую выяв ление архетипов на основе анализа мифологии народов мира дат исследовани ям сознания и семантики в антропологическом ракурсе.

По теме диссертации опубликованы статьи в ведущих рецензируемых на учных журналах, рекомендованных ВАК РФ для публикации основных резуль татов диссертационных исследований:

1. Щепановская Е.М. Архетипический подход как метод исследования гуманитарных наук // Известия СПбГЭТУ «ЛЭТИ». Философские проблемы социальных и гуманитарных наук.– Т.1.– СПб., 2008.– С.70-74 – 0,25 п.л.

2. Щепановская Е.М. Систематизация архетипов мировой мифологии:

генетический метод // Обсерватория культуры. – № 4. – М., 2011.– С.124-132 – 1 п.л.

3. Щепановская Е.М. Роль биологических теорий в культурном взаимодей ствии: миф о борьбе за существование и симбиоз как ведущий фактор эво люции. // Ценности и смыслы. – № 2 (11). – М., 2011.– C.97-105 – 0,5 п.л.

4. Щепановская Е.М. Архетипический подход как средство философско го понимания идей и межкультурной коммуникации // Центральная Азия и культура мира.– Бишкек, 2008.– № 1-2 (23-24).– C.263-273 – 0,6 п.л.) Другие публикации за период соискательства, где отражены основные по ложения диссертации:

5. Щепановская Е.М. Проблема понимания механизмов бессознательно го как вызов для современной культуры // Дни Петербургской философии 2006. Материалы круглого стола: Философия культуры и культурология: вызо вы и ответы.– СПб.: СПбГУ, 2007.– С. 356-362 – 0,4 п.л.

6. Щепановская Е.М. Генезис архетипов как ключ к изучению структу ры предпонимания // Культурное многообразие: от прошлого к будущему.

Тезиcы докладов II-го Российского культурологического конгресса с междуна родным участием (СПб., 25-28 ноября 2008). СПб., 2008.– С.210 – 0,2 п.л.

7. Щепановская Е.М. Генезис архетипов как ключ к изучению структу ры предпонимания // Культурное многообразие: от прошлого к будущему.

Тексты участников Второго Российского культурологического конгресса с ме ждународным участием (Санкт-Петербург, 25-28 ноября 2008).– СПб: Эйдос, 2010.– С. 563-575 – 1 п.л.

8. Щепановская Е.М. Смысл и цвет музыкальных тональностей // Мета физика музыки и музыка метафизики (под ред. Апинян Т.А. и Пигрова К.С.).– СПб.: СПбГУ и СПб. Консерватория, 2007.– С.215-227– 0,6 п.л.

9. Щепановская Е.М. Архетипы порядка и чистоты с глубинно исторической точки зрения и отход от них в современном мире // Дни Пе тербургской философии 2007. Материалы круглого стола "Философия культу ры и культурология: традиции и инновации".– СПб., 2008.– С.502-511– 0,47 п.л.

10. Щепановская Е.М. Битва громовержца со змеем: истоки образа Геор гия Победоносца в индоевропейской мифологии // Образ Святого Георгия Победоносца в культуре России.– СПб.: СПбГУКИ, 2009.– С.212-219 – 0,5 п.л.

11. Щепановская Е.М. Древняя антропоморфность Вселенной и совре менное понимание личности. Панорама человеческого творчества в мифо логии // Дни Петербургской философии 2008. Материалы круглого стола "Че ловек как творец и творение культуры".– СПб.: СПбГУ, 2009.– С.528-534 – 0, п.л.

12. Щепановская Е.М. Личность в русской философии как проявление духовного и космического начала. ДПФ 2010. Материалы круглого стола «Российская культура: прошлое, настоящее и будущее».– СПб., 2011.– С.384 395. – 0,4 п.л.

13. Щепановская Е.М. Архетипический подход как метод понимания со циокультурных параметров (духа и духовности) народа // Традиция. Духов ность. Правосознание.– Тюмень, 2007.– 0,2 п.л.

14. Щепановская Е.М. Архетипы России // Методология и методы истори ческой психологии. Материалы XXVI межд. науч. конференции.– СПб., 2009.– C.58-64 – 0,8 п.л.

15. Щепановская Е.М. Мифологические архетипы как ядро понимания ментальности культур (на примере Индии и Китая) // Дни Петербургской философии 2009. Диалог культур и культура диалога.– СПбГУ, 2010.– С.382 395 – 0,7 п.л.

16. Щепановская Е.М. Современные течения в индуизме: тенденции развития // Восток на Западе: сборник научных статей, посвященный Году Ин дии в России. East on the West: a collection of scientific papers, dedicated to the year of India in Russia.– Владимир, 2010.– С.127-134 – 0,5 п.л.

17. Щепановская Е.М. Циклы времени и идеология // Мировая политика и идейные парадигмы эпохи.– СПб.: СПбГУКИ, 2008.– С.363-372 – 0,6 п.л.

18. Щепановская Е.М. Архетипическое понимание смысла событий как практическая основа эзотерического знания астрологии. Материалы 2-й международной конференции: Мистико-эзотерические движения в теории и на практике (История. Психология. Философия) 23-24 октября 2008.– СПб.: РХГА, 2009.– С.56-65 –0,5 п.л.

19. Щепановская Е.М. О связи архетипической логики философских идей с психотипом их создателей // Креативность в пространстве традиции и инновации. Тезиcы докладов III-го Российского культурологического конгрес са.– СПб.: Эйдос, 2010.– С.97 – 0,1 п.л.

20. Щепановская Е.М. Архетипы мировой мифологии: методика препо давания // Герценовские чтения 2010. Актуальные проблемы социальных на ук.– СПб.: PГПИ, 2011.– С.155-158 – 0,4 п.л.

Статьи размещены на сайте сетевого сообщества "Российская культурология".



 

Похожие работы:


 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.