авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Им. в.и. вернадского нефедев сергей николаевич удк 130.121 границы предметности в феноменологии

1 ТАВРИЧЕСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. В.И. ВЕРНАДСКОГО Нефедев Сергей Николаевич УДК 130.121 ГРАНИЦЫ ПРЕДМЕТНОСТИ В ФЕНОМЕНОЛОГИИ 09.00.01 – онтология, гносеология, феноменология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Симферополь – 2004 2 Диссертация является рукописью.

Работа выполнена на кафедре социальной философии Таврического национального университета им. В.И.Вернадского Министерства образования и науки Украины.

доктор философских наук, профессор Шоркин Алексей Научный руководитель:

Давыдович, Таврический национальный университет им.В.И.Вернадского, декан философского факультета.

доктор философских наук, доцент Гусаченко Вадим Официальные оппоненты:

Владимирович, Харьковский национальный университет им. В.Н.Каразина;

кандидат философских наук, профессор Сараев Александр Дмитриевич, Крымская академия природоохранного и курортного строительства, заведующий кафедрой философии и права Ведущая организация: Центр гуманитарного образования НАН Украины, г.Киев.

Защита состоится « » 2004 г. в часов на заседании специализированного ученого совета К52.051.01 Таврического национального университета им. В.И.Вернадского по адресу: 95038, г.Симферополь, проспект Вернадского, 4, конференцзал.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Таврического национального университета им. В.И.Вернадского по адресу: 95038, г.Симферополь, проспект Вернадского, 4.

Автореферат разослан « 2004 г.

» Ученый секретарь специализированного ученого совета А.И. Креминский ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ Актуальность темы исследования.

Интерес к понятию «предметности» в современной философии неоднозначен.

Во-первых, он порожден развитием научной методологии в области выделения предмета исследования, а, во-вторых, связан с проблемой опредмечивания субъективного начала в продуктах культуры. Оба эти процесса имеют общую точку соприкосновения в сознании человека, что привело к формированию феноменологической, интенционально-предметной концепции сознания.

В философии ХХ века имеют место две противоположно направленные тенденции: 1)перемещение интереса «с cogito на sum как изначальное событийное условие всяческой человеческой активности» (Т.А.Кузьмина), и 2)тенденция «ухода из сознания» (М.Мамардашвили) предметной наглядности, разрушающей телеологию предметного мышления. В связи с чем в философии продолжает оставаться актуальной проблема способов явленности и форм существования феноменального в сознании.

Поскольку вне вещи понятие «предмета» оказывается бессмысленным, необходимо подвергнуть переосмыслению само понятие «вещи», замещающее в феноменологии понятие «объекта».

По справедливому замечанию Б.Вальденфельса, «феноменология в философском понимании слова начинается лишь там, где не просто… инвентаризуют объективные «феномены», а где тематизируют саму феноменальность феноменов и ее логос».

Феноменологическая познавательная установка предполагает, что «содержательность и способ приближения неразрывно связаны между собою». Из чего следует, что нельзя противопоставлять «вещи» ее феномен как ее же собственный коррелят, подобно тому как нельзя представлять интенциональный предмет чистым значением, лишенным онтологического смысла. Последнее означало бы лишь тематизацию логического вне феноменального. Бесспорно, удачным вариантом совместной тематизации «феноменальности феноменов» и их логоса (феноменального и эйдетического) является концепция «двойной символизации» А.Ф.Лосева. Им было введено понятие «энергемы» (энергемной ноэмы, динамического эйдоса) как специфической субстанции актуализации «вещи» в пределах «жизненного мира».

Использование феноменологического подхода открывает две возможности: 1)он может служить орудием теоретизации мировоззрения;

2)он также позволяет противостоять дегуманизации человеческого знания, благодаря включению в горизонт смысложизненных ценностей проблем, рассматривавшихся ранее как чисто теоретические. Тенденция к наукообразной интерпретации жизни сознания в рамках проекта «феноменологии как строгой науки» была реализована самим Гуссерлем.

Э.Гуссерль ограничился тематизацией «жизненного мира» лишь в рамках теоретической установки. Специфика конститутивного процесса в практической и естественной установках сознания, оставленная Гуссерлем без внимания, стала предметом изучения в антропологически ориентированных нетрансцендентальных течениях феноменологии.

Таким образом, в свете антропологического поворота в философии ХХ века актуальным является разрешение взаимосвязанных между собой проблем, а именно:

проблемы переосмысления понятия интенциональной предметности, и проблемы определения онтологического статуса и границ предметности в пределах «вещи».

Степень научной разработанности проблемы.

Над методологическими проблемами выделения феноменологической предметности и принципами ее интерпретации работали Э.Гуссерль, М.Хайдеггер, Л.Бинсвангер, Г.Шпет, А.Лосев, Р.Ингарден, Ж.-П.Сартр, М.Мерло-Понти, Ж.Делез, Ж.Деррида, Я.Нидлмен, Б.Вальденфельс и др. В результате, были убедительно продемонстрированы преимущества отхода от классической гуссерлевой методологии.

Была поставлена проблема осуществимости средствами феноменологии методологической саморефлексии.

Отечественные исследователи феноменологического подхода: А.Лосев, З.Какабадзе, К.Свасьян, подвергнув его серьезной критике, указывали на необходимость его дальнейшей модификации. Ряд других исследователей Н.Мотрошилова, В.Губин, А.Рубенис, П.Гайденко, В.Молчанов, Т.Клименкова, О.Бурова, В.Гусаченко, И.Шкуратов, - в целом принимая европейский вариант феноменологии, обращаются к рассмотрению отдельных проблем феноменологической методологии.



Проблемами диалектического описания тотальностей феноменологического типа занимались: А.Белый, Г.Плеснер, А.Лосев, Я.Голосовкер, Э.Ильенков, Б.Кедров, Ж.Делез, и продолжают заниматься наши соотечественники - А.Уемов, В.Кизима.

Было установлено, что эти тотальности имеют сложную категориальную структуру, элементы которой находятся в динамической взаимосвязи. Единство феноменологических тотальностей основано не на основе диахронического "снятия" взаимодействующих противоположностей, а на основе их синхронической координации.

Проблемами онтологии и архитектоники сознания в отечественной философии занимались Г.Шпет, А.Лосев, М.Бахтин, М.Мамардашвили, В.Библер, А.Лой, Т.Кузьмина, В.Подорога, В.Молчанов. Следует отметить, что учение русского интуитивизма (Н.Лосский, Г.Шпет, С.Франк) о знании и сознании по своим исходным установкам близко к феноменологии, и, вместе с тем, в советской философии, характеризующейся преобладанием деятельностного и функционального подходов в учении о сознании, отсутствуют теоретические предпосылки онтологического исследования сферы сознания.

Диалектические методы исследования феноменологической реальности разрабатывались такими мыслителями как С.Киркегор, А.Лосев, Я.Голосовкер, Э.Ильенков, Ж.-П.Сартр, М.Мерло-Понти, Т.Адорно, Ж.Делез, Ю.Давыдов, В.Библер.

Отмеченные исследования позволяют, дать адекватное описание процессов генезиса предметности в сознании.

А.Лосев в 20-е гг. ХХ века заявил о себе как о феноменологе. И хотя исследованием его идей в 90-х гг. ХХ века занимались В.Бычков, А.Тахо-Годи, С.Хоружий, Л.Гоготишвили, М.Денн, проблемами становления феноменологического метода - Б.Вальденфельс, Х.Субири, К.Свасьян, В.Подорога, А.Вашестов и др., но, не смотря на их усилия, вклад А.Лосева в феноменологическую методологию и изучение онтологии сознания остался без внимания. И лишь краткое упоминание о лосевском методе исследования сознания можно найти в труде Н.О.Лосского «История русской философии» (1951). Поэтому в диссертации акцент делается именно на выявлении методологических находок, имплицитно содержащихся в творческом наследии А.Ф.Лосева.

Связь работы с научными программами, планами, темами. Работа выполнена на кафедре социальной философии Таврического национального университета им.

В.И.Вернадского в рамках комплексной темы «Гражданское общество и специфика его становления в Крыму» (государственная регистрация темы: №0102U001652), и раскрывает некоторые аспекты структуры и функционирования сознания.

Цель и задачи исследования. Цель - определить условия предметной явленности смысла в нередуцированном сознании, а также установить методологические процедуры необходимые и достаточные для построения адекватной онтологии сознания.

Объектом исследования являются формы и способы самоданности «вещи» в сознании.

Предметом исследования является структура, конституция и границы интенциональной предметности.

В соответствии с целью исследования необходимым представляется выдвижение и решение ряда теоретических задач:

1.Обосновать возможность выделения «предметного» без использования таких опосредующих процедур как редукция и предикация;

2.Вскрыть и охарактеризовать тип опыта, лежащий в основании феноменологической рефлексии;

3.Исследовать основные онтические характеристики и параметры интенционального предмета;

4.Прояснить эйдетические основания феноменального генезиса;

5.Произвести сравнительный анализ познавательной продуктивности имманентистской и трансценденталистской позиций в феноменологии;

6.Показать возможность конституирования предметного горизонта нетрансцендентальным, имманентным нередуцированному сознанию образом.

Теоретико-методологической основой исследования являются феноменологический и диалектический подходы.

Феноменологический подход используется как подход онтологизирующий, который предполагает не просто трансцендентальную имманентность интенционального предмета сфере «логического», а его субстанциальную имманентность сознанию как таковому.

Использование диалектического подхода в рамках феноменологии необходимо оговорить особо. В основе исследования лежит диалектика в ее изначальной – античной (неоплатонической) – версии, предполагающей актуализацию лишь одного основополагающего постулата «единства и взаимодействия противоположностей». В феноменологии диалектические противоположности конкретизируются в виде инобытийных (друг в отношении друга) предметностей, которые выступают не в роли абстрактно-логических единиц классификации или счета, а придают единичности факта конкретный характер предметного явления.

Метод реконструкции. С его помощью были выявлены: 1)логические основания статического геометризма гуссерлевой феноменологии;

2)осуществлена систематизация взглядов А.Ф.Лосева на природу и методы исследования феноменальной реальности;

3)реконструированы диалектико-феноменологическая методология субстанциального имманентизма, методика генологического исследования.

Метод сравнительного анализа позволяет выявить различия между трансцендентальным и нетрансцендентальным, логически-суммативным и диалектическим подходами в феноменологии. Он стал основой для определения места трансцендентальной, диалектической и экзистенциальной феноменоменологии в системе феноменологического знания, что позволило сделать некоторые выводы о предметных полях указанных подходов и границах их применения.





Диалектический метод позволяет: 1)логически обосновать взаимосвязь эйдетического (генетического) и феноменального (генезисного) уровней конституирования реальности;

2)прояснить сложную категориальную структуру эйдоса;

3)соотнести интенционально-предметные уровни в единых пределах «вещи»;

4)установить взаимосвязь и специфические отличия онтологических уровней сознания, соответствующих уровням конституирования реальности.

Герменевтический метод. На его основе было осуществлено переосмысление традиционных феноменологических категорий с целью адекватного использования последних в феноменологических исследованиях предметностей эстетического, мифологического и экзистенциального типов.

Научная новизна полученных результатов.

1. Открыты возможности имманентистского подхода в феноменологии как методологической альтернативы трансцендентализму.

2. На основе диалектической реконструкции «предметного» в рамках «вещи» установлено, что границы интенционального предмета имеют не только дескриптивный, но и категориальный характер.

3. Интенциональный предмет впервые рассмотрен как конституированный посредством специфической «коммуникативной» субстанции – энергемы.

4. В структуре интенционального предмета выявлено наличие эйдетической формы темпоральности. Определен эйдетический статус и возможность феноменологической фиксации становления.

5. На основе работ А.Ф.Лосева реконструирован и предложен генологический метод исследования феномена.

6. Предложены критерии, позволяющие определять границы феноменальных спецификаций, и, соответственно, - степень конституированности «вещи» в горизонте сознания.

Практическое значение полученных результатов.

Представленный автором диалектико-феноменологический подход может быть использован как адекватное методологическое основание для выработки конкретных методик исследования эстетического измерения феноменального.

Материалы и выводы диссертации могут быть использованы для разработки и чтения учебных курсов по феноменологии, философским проблемам сознания, эстетики.

Личный вклад соискателя является достаточным. Концепция, содержание, выводы диссертации и тексты опубликованных статей разработаны и изложены диссертантом самостоятельно.

Апробация результатов диссертации. Основные положения и выводы диссертации обсуждались на заседаниях кафедры социальной философии Таврического национального университета. По теме диссертации был сделан ряд докладов на конференциях: «Русская классическая философия и Таврический университет» (Симферополь, 2001), «Русская классическая философия и современность» (Симферополь, 2002), «Разум в постнеклассическую эпоху:

антропологические перспективы» (Симферополь, 2003).

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех разделов, выводов и списка использованной литературы (123 наименования), общим объемом 199 страниц (список использованных источников занимает 9 страниц).

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ Во «Введении» обосновывается актуальность темы, обозначены объект и предмет исследования, указываются его цель и задачи, предлагаются способы и методы решения поставленных задач, раскрываются научная новизна выносимых на защиту положений, теоретическое и практическое значение полученных результатов.

В первом разделе «Понятие «предметность» в феноменологии» рассматриваются необходимые и достаточные условия феноменологического выделения предмета на фоне «горизонта», определяются возможные критерии определения его границ в пределах «вещи».

В подразделе 1.1. «Методологические основания нередуктивного выделения интенционального предмета» обосновывается принципиальная методологическая возможность выделения интенционального предмета без использования процедуры феноменологической редукции, поскольку редукция не позволяет вскрыть взаимосвязи онтологического и онтического аспектов феноменальной реальности.

В пункте 1.1.1. «Эйдосно-ноэматическое отношение» исследуется специфика нетрансцендентального подхода в феноменологии. Показано, что в рамках последнего феноменологическое исследование с необходимостью приобретает диалектический характер. Нетрансцендентальный подход рассматривается как альтернативный редукционизму способ преодоления дуализма сущностного и явленного, эйдетического и ноэматического (феноменального).

В пункте 1.1.2. «Возможности использования категории «бытия» в феноменологии» обсуждается вопрос ее использования непредицирующим образом. На основании положительного решения указанной проблемы делается вывод о независимом от субъектного акта предикации имманентном характере присутствия эйдетического в феноменальном.

В пункте 1.1.3. «Конституирование как полагание «онтологического»» исследуется роль воображения в конститутивном процессе. Показано, что конституирование предполагает наличие двух взаимосвязанных моментов – восприятия и полагания. В результате феноменологической редукции осуществляется неправомерный перенос качества «фактичности» с феномена на эйдос, что ведет к смешению характеристик этих двух элементов;

восприятие представляется как нечто имманентно присущее воображению, опосредуется воображением как субъективной способностью.

Основываясь на проведенном Р.Ингарденом различении «конституции» и «генезиса», утверждается, неспособность воображения выступать в качестве достаточного основания полагающего «выбора» (конституирующего суждения). Признание онтологического примата сенситивного a priori по отношению к имагинативному представляется необходимым условием конституирующего суждения.

Показана неправомерность сведения конституирования лишь к проясняющим актам.

Смысл конституирования заключается в том, что оно, с одной стороны, тематизируя «онтологическое» в виде феноменологической рубрики, является феноменологической операцией полагания его как такового, а, с другой стороны, - оно есть акт определения онтологического статуса интенциональной предметности.

В пункте 1.1.4 «Суждение как конституирующий фактор: онтологический аспект», показано, что в феноменологическом смысле суждение носит не понятийный, а предметный характер, является не формальным, а интенциональным. Входя наряду с восприятием в состав переживания, оно одновременно служит как основанием интенционального предмета, так и критерием определения онтологического статуса выделенной предметности.

пункте 1.1.5. «Конститутивная несостоятельность чистой рефлексии» В указывается на неадекватный характер схватывания интенционального предмета исключительно рефлексивным образом. Дается критика объективирующей (абстрактно-научной) и субъективирующей (иронической) рефлексии.

Незаинтересованное отношение трансцендентальной рефлексии не позволяет ей служить основой для конституирующего интенционального суждения.

пункте 1.1.6. «Автономность «смысла» перед лицом В Ego» посредством субстанциализации «времени» (в виде имманентного самому феномену эйдетического элемента) обосновывается возможность самопроизвольной ноэтизации (расформализации) ноэмы. Последнее служит основанием коммуникативно герменевтической открытости смысла. Показана возможность несубъектного конституирования предметного горизонта.

В подразделе 1.2. «Нететическое конституирование интенционального предмета» исследованы рефлексивные возможности нередуцированного сознания в плане нететического (не являющегося следствием субъектной предикации) конституирования предметного горизонта.

В пункте 1.2.1. «Проблема онтической модальности в свете субстанциальной концепции феномена» исследуется онтологическая структура сознания, представленная как модальное триединство «возможного», «реального» и «действительного».

Прослеживается специфика взаимодействия предметностей конституированных в разных модальностях. С позиций альтернативных трансцендентализму пределом конституирования выступает эйдос, явленный не столько в модусе проясняющей «очевидности», сколько в модусе регулятивной «достоверности». Делается вывод, что «реальность» - обладающий регулятивной значимостью модус жизненного мира, составляют феномены, конституированные вне формально-логической дилеммы «возможное-невозможное».

пункте 1.2.2. «Сенситивное В исследуется возможность a priori» феноменологического познания трансцендентального измерения сознания.

Анализируются взаимоотношения сенситивного a priori и a priori мышления. В нетрансцендентальной феноменологии категории (эйдетическое) конституируются на основе восприятия реляционной пространственно-временной континуальности, имеют метаонтическую природу.

В пункте 1.2.3 «Интегральный опыт как основа феноменологической рефлексии» показывается возможность восприятия предмета в единстве внутреннего и внешнего горизонтов. Возможность интегрального феноменологического опыта фундируется мигрирующей (подвижной, переменчивой) позициональностью воспринимающего.

Наличие интегрального опыта, само по себе, является необходимым основанием феноменологической рефлексии. Делается вывод, что лишь в своей совокупности априорная и апостериорная (интенционально организованная) сенситивность дают полную конституцию отдельного предмета и предметного горизонта в целом.

В пункте 1.2.4. «Заинтересованная интенциональность» проблема внимания рассматривается как фундаментальная для феноменологии проблема основания интенциональности. Интенция понимается как заинтересованное движение «феноменального тела» к предмету-цели. Интенциональная структура мышления конституирована в рамках интенциональной структуры восприятия. Экзистенциальный феномен – «констеллят» - в отличие от получаемого ретенциальным образом «коррелята» не имеет гарантированной статичной конституции. Только заинтересованное восприятие пережитого (воспоминание) является актуализирующим.

Именно оно имеет конституирующее значение и дает адекватное основание для фиксации интенциональных предметов-констеллятов.

В пункте 1.2.5. «Интенциональный предмет как целе-нормативное единство» показано, что трансцендентально-феноменологическое исследование, манифестирующее свой незаинтересованный характер, основано на разведении субъективно конституируемой «цели» и интерсубъективно (объективно) конституируемой «нормы». Утверждается, что редукция заинтересованности, запускает механизм рефлексивного деконституирования феноменального, ведет к разрушению целостности эйдоса, лишает его достоверности.

В пункте 1.2.6. «Диалектические основания нелинейного феноменологического дискурса» последний рассматривается не как детерминирующий, но как осуществляющий. Линейно-дискурсивное описание, трансцендирующее феномен, редуцирует специфическую форму его самоданности, отрицает выразительный характер его существования. Диалектико-феноменологическое же описание, напротив, является «выражающим». Нетрансцендентальный феноменологический дискурс организован нелинейным образом. Он предстает как циклически развивающийся и постоянно выходящий за свои пределы в акте переконституирования. Диалектически развивающийся циклический дискурс служит эйдетической основой герменевтической интерпретации феноменального.

Во втором разделе «Границы интенционального предмета» интенциональный предмет рассматривается как интегрированный в тотальность «вещи» жизненного мира, коммуникативно открытый эйдетический элемент. Подвергаются исследованию границы интенционального предмета в пределах "вещи", выявляются способы их определения.

подразделе «Структурно-качественная организация интенционального В 2.1.

предмета» феномен рассматривается как сложное предметно-категориальное единство, структурная сложность которого не исключает качественной простоты интенционального предмета.

В пункте 2.1.1. «Качественное определение предмета» обосновывается представление об изначальной структурной сложности «смысла» как феноменологического факта.

Категориальная определенность рассматривается не как понятийная, а как перцептивным образом явленная «граница» интенционального предмета. Именно наличие качественной границы предмета определяет его как «единораздельную» (Лосев) структуру, интегрированную в единство «вещи» и тотальность предметного горизонта. На основе исследования эйдетических (категориальных) оснований феноменального генезиса предлагается новая концепция субординации «свойств» и «качеств» предмета, первые из которых представляются как центробежно, а вторые центростремительно ориентированные относительно эйдетического ядра феномена.

Диалектико-феноменологическое – «качественное» - определение предмета позволяет избежать произвольного гипостазирования одной феноменальной спецификации «вещи» в ущерб другим.

В пункте 2.1.2. «Вещь как интегральное единство» исследуются основания и способы реализации указанного единства в сознании. Будучи предметным конгломератом, включающим в себя ряд феноменальных спецификаций, вещь представляет собой интенциональное единство. Единство вещи предлагается рассматривать как следствие предметного синтеза на основе некоего интенционального единства, а не на основе трансценденталистского синтеза типов сознания.

В пункте 2.1.3. «Категория в роли интенционального предмета» с позиций феноменологии постулируется предметный статус "категории". Рассматривается вклад в развитие указанных представлений Г.Гегеля. Указывается на неправомерность вынесения одного из членов оппозиции феноменальное (фактичное) – эйдетическое (смысловое), за пределы индивидуального жизненного мира.

В подразделе 2.2. «Коммуникативная граница предмета» показана неправомерность модального анализа феномена вне конкретной выразительной формы: слова («имени»), образа («вида»). Данные предметные слои, являются неотъемлемыми элементами полного феномена «вещи».

В пункте 2.2.1. «Коммуникативность как онтологический принцип» «символическое» рассматривается не в диспаратном, а в онтологическом плане – как "энергема", особая, обеспечивающая коммуникативные процессы, субстанция. Являясь основой смыслового взаимодействия самих вещей в рамках «жизненного мира», энергема не может быть конституирована в рамках одной лишь интерсубъектной коммуникации.

пункте 2.2.2. «Конституирование «коммуникативного»» В рассматривается специфика символической субстанции как конституированной в качестве сообщения.

Коммуникативный смысл предполагает перцепцию в качестве своего конститутивного условия. Значение есть смысл двояко определенный: с одной стороны - другими знаками (семантический контекст), а с другой чувством-переживанием – (перцептивный контекст). Принципиальная коммуникативная недостаточность несубстанциальной «понятийности» обуславливает непригодность последней для конститутивного фундирования смысловой предметности.

Как альтернатива редуцирующему и предикативному способу освоения вещи сознанием посредством нарицательного именования (обозначения) или понятия, предлагается метод энергемной имманентизации «вещи» сознанием посредством конкретного – «собственного» - именования.

В третьем разделе «Предметное поле диалектической феноменологии» автор рассматривает проблему многоуровневого характера конституирования «вещи» и соответствующей типологизации феноменальных предметностей (спецификаций) посредством которых явление осуществляется. Рассматривается специфика конституирования эстетического феномена (эстеллята).

В подразделе 3.1. «Проект диалектической феноменологии» обосновывается методологическая и онтическая правомерность использования диалектического метода в феноменологии.

пункте 3.1.1. «Имманентизм как методологическая альтернатива В трансцендентализму в феноменологии» показаны преимущества имманентистского (субстанциализирующего) подхода по сравнению с трансцендентальным (коррелятивным). Предлагаемый подход укладывается в рамки основных феноменологических постулатов. Вместе с тем, он позволяет избежать неокантианского понимания идеи как не имеющей онтологического статуса регулятивно-познавательной «гипотезы»-функции.

С позиций субстанциального имманентизма вводится различение предметностей математического типа подлежащих чистому мышлению и предметов символического типа подлежащих пониманию. Утверждается, что именно понимающее полагание является конституирующим для феноменов «жизненного мира». Выдвинуто и обосновано предположение, согласно которому эйдетически-вещный дуализм может быть преодолен не на путях редуктивного формирования сферы коррелятов, а на основе понимания «жизненного мира» как реальности имеющей мифологическую конституцию. Классические трансценденталистские требования однозначности и чистоты выделенного интенционального предмета (предполагающие его абсолютную изолированность от окружения) позволяют описать предметный горизонт в виде дискретной совокупности феноменов, оставляя без решения проблему его изначального генетического единства.

В пункте 3.1.2 «Диалектический опыт» утверждается, что адекватное восприятие феноменально-эйдетического единства, являясь переживанием, предполагает наличие специфического опыта «чувствования». Вместе с тем, сфера переживания определяется как сфера рефлексии. Это позволяет понять диалектику не как трансцендентально логическую операцию, а как бытийный процесс, имеющий конституирующий смысл.

В подразделе 3.2. «Диалектическое конституирование сферы эйдетического» обосновывается правомерность и продуктивность применения диалектического подхода не только с целью прояснения чисто смысловых (генетических) связей, но также с целью определения роли эйдетических структур в процессе феноменального генезиса. Единство логического (геноса) и исторического (генезиса) представлено предметным образом в рамках единства «вещи» жизненного мира.

В пункте 3.2.1. «Методика генологического исследования» вводятся соотносительные понятия «геноса» и «генезиса». Обосновывается возможность внегенезисного анализа смысловых структур на основе введения понятия «перемены», обозначающего невекторную квантифицированную форму внутриэйдетического времени. Единицей последнего служит «мгновение», рамки которого определяются качественной трансформацией одной эйдетической структуры (категории) в другую.

Генологическое исследование в сравнении с трансцендентально-феноменологическим методом вариации имеет не только проясняющее, но и конститутивное значение в силу того, что его результат («генос») совпадает с траекторией генезиса как скалярная величина с величиной векторной.

В пункте 3.2.2. «Эйдос как порождающая модель» указывается, что метод трансцендентально-феноменологической вариации не содержит в себе критерия различения аналогического и гомологического типов классификации эйдетического.

Определение эйдоса как «порождающей модели», предполагающее возможность установления гомологии смысловых структур, позволяет сделать феноменологическое и герменевтическое исследования более строгими. Эйдос рассматривается не как часть – партикулярная генетическая единица – Ego, подлежащая трансцендентально субъектной регуляции, а как некое онтологическое единство – «ген»-эпицентр самого феномена. В рамках диалектической феноменологии «эйдос» оказывается не трансцендентен по отношению к феноменальному, и присущ ему не трансцендентальным, а имманентным образом.

Будучи конституирован в виде «тела», эйдос явлен не в модусе «вероятного» (в виде схемы, представа), а в модусе «возможного» предполагающего его дальнейшую реализацию в виде осуществляющего выражения. «Переменчивость» рассматривается как эйдетическая основа и коррелят феноменальной «изменчивости» жизненного мира.

В подразделе 3.3. «Динамический эйдос» представлена диалектическая концепция эйдоса.

В пункте 3.3.1. «Категориальная структура эйдоса» с использованием основных диалектических категорий дается схема диалектического становления эйдоса. В процессе описания используются следующие категории: перцептивная категория «фактичности», логическая пара «тождества» и «различия». Особое внимание уделяется категориям, при помощи которых выражается становление, а именно – паре «движение - покой» и ее модифицирующему воздействию на логические категории.

Эйдос рассматривается как явленный «относительным» образом: в соотнесенности не только с фигурой воспринимающего, но и с другими эйдосами. Если «относительный» характер эйдоса является следствием его конституирования в рамках диалектики парных категорий, то абсолютную конкретность ему сообщает использование единичной категории «фактичности». В рамках диалектической феноменологии эйдос конституируется в виде органичного синхро-диахронного единства.

пункте 3.3.2. «Специфика эйдетического восприятия» В указывается на недостаточность одних лишь логических категорий «тождества» и «различия» для выделения эйдоса. Таким образом можно получить лишь дискретную картину, составленную из соположенных, но не взаимодействующих точек. Как целостность зримый «вид», «фигура» - эйдос может быть выписан лишь при помощи линии.

«Линия» же конституируется с использованием таких категорий становления как «движение» и «покой».

Проводится сравнительный анализ конституционных оснований эйдоса. В трансцендентальной феноменологии он конституируется в рамках «хабитуальной» структуры трансцендентального Ego. В диалектической феноменологии эйдос может быть конституирован в виде субстанциально-онтологического элемента на основе предложенной А.Ф.Лосевым «логической теории числа». Диалектический эйдос понимается не как плоский, «чистый» смысл, а как имеющее объем и глубину сложное синтетическое образование. Диалектически конституированный эйдос есть всегда «эйдос плюс инобытие» (А.Ф.Лосев). Полное феноменологическое описание эйдоса не может быть осуществлено только лишь с использованием процедуры трансцендентальной вариации, но предполагает также процедуры категориального прояснения и герменевтического истолкования.

В пункте 3.3.3. «Смешанный эйдос» в качестве способа образования сложных категорий предлагается рассматривать не процесс отождествляющего диалектического синтеза, а способ «смешения» противоположностей, позволяющий сохранить их субстанциальную различенность. На основе введения понятия «совозможности», посредством которого характеризуется степень генетического родства эйдетических элементов, конституируется возможность генологического исследования.

Понятие «совозможности» (сродства) позволяет говорить о степени адекватности инобытийных выражений смыслового в виде различных феноменальных форм.

«Совозможность» на эйдетическом уровне определяет наличие сложного смыслового единства как онтологической основы многозначных «символических форм», что позволяет рассматривать символ в качестве доступного феноменологическому исследованию интенционального предмета без предварительного разложения последнего на составляющие его смыслы. Символ рассматривается как сложная и многозначная эйдетическая структура имеющая «предметный» характер, подлежащий изучению методами феноменологической герменевтики.

В пункте 3.3.4. «Генологический анализ алгоритма конституирования» дается категориальный анализ предметных форм определяющих конституирование как сложный, дискурсивно организованный процесс. Вещь описывается как многоуровневая онтологическая структура, интегрирующая интенциональные предметности разных типов (одно – число – эйдос – символ – миф). «Совозможность» всех (и эйдетических, и феноменальных элементов) образующих «вещь» утверждается в качестве условия конституирования последней в модусе достоверности.

«Выводах» В диссертации приводятся основные характеристики интенциональной предметности, условия и способы ее конституирования. Отмечается, что:

в рамках диалектической феноменологии достижимо выделение интенционального предмета без осуществления специальной операции феноменологической редукции. Методологическим основанием нередуктивного выделения предмета служит позиция субстанциального (энергемного) имманентизма предмета сознанию;

- конституирование не может быть сведено ни к проясняющим актам, ни к интенциональным актам полагания предметности, оно есть определение онтологического статуса явления;

- диалектико-феноменологическое полагание предметности осуществляется нететическим образом – без привлечения опосредующей операции предикации;

- феноменальные спецификации «вещи» имеют четкие качественные «границы», которые могут быть не просто дескриптивно описаны, но и категориально определены;

«вещь» конституируется как продукт феноменального генезиса, представляющий собой совокупность ряда эйдетически и энергемно объединенных интенциональных предметов. Одна вещь может иметь не только несколько уровней свойств, но и несколько уровней качеств («фактичность», «мерность», «очевидность», «значимость», «достоверность»), конституирующие различные интенциональные предметности в ее пределах. Различение этих предетностей служит основанием для выявления онтологических рубрик сознания (вероятного, возможного, действительного, реального);

- процесс феноменального генезиса имеет субстанциально-онтологические основания в лице специфической выразительно-коммуникативной субстанции энергемы, обеспечивающей взаимосвязь эйдетической дифференциации и феноменального генезиса, сообщает онтологический характер единству феноменальных спецификаций (факта, принципа, эйдоса, символа, мифа) в рамках вещи;

специфической формой эйдетической темпоральности является «переменность», обеспечивающая взаимосвязь темпоральной синхронии эйдетического и диахронии феноменального. Это служит основой обратного воздействия феноменального на эйдетическое и обуславливает возможность деконституирования интенциональных предметностей и «вещей» жизненного мира;

диалектико-феноменологическая концепция «смешанного эйдоса» (фундирующего символ как феноменальную спецификацию) служит основой несубъектного конституирования не только предметного единства в рамках "вещи", смыслового единства предметного горизонта, но и сознания в целом;

- пределом конституирования и одновременно конститутивно самодостаточной единицей предметного горизонта является вещь-«миф» нередуцированного сознания.

В заключение можно сказать, что определение «границ» интенциональной создания единой теории феномена, предметности является условием и, соответственно, - необходимой предпосылкой построения адекватной онтологии сознания. Значение выполненной работы видится ее автором в указанном выше проблемном контексте.

СПИСОК ПУБЛИКАЦИЙ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ В научных изданиях, аккредитованных ВАК Украины опубликованы 4 статьи:

1. Нефедев С.Н. Другой как соблазнитель в экзистенциальной феноменологии и литературе // Культура народов Причерноморья. - 1999 - №11. – С.145-148 (0,5п.л.) 2. Нефедев С.Н. Методы феноменологической герменевтики // Культура народов Причерноморья. - 2001 - №26. – С.153-156 (0,5п.л.) 3. Нефедев С.Н. Феномен «маски» и проблема коммуникативного конституирования человека в романе К.Абэ «Чужое лицо» // Культура народов Причерноморья. - 2002 №33. – С.191-194 (0,7п.л.) 4. Нефедев С.Н. «Миф» как элемент сознания в концепциях А.Лосева и Я.Голосовкера // Ученые записки Таврического национального университета им.В.И.Вернадского. – Симферополь, 2002. - Т. 15 (54), №2: Философия. Социология. – С.63-69 (0,5п.л.) Тезисы выступлений на научных конференциях:

5. Нефедев С.Н. Феномен интеллигенции // Материалы Международного симпозиума «Разум в постнеклассическую эпоху: антропологические перспективы». Симферополь, 2003. – С.76-78.

АННОТАЦИИ Нефедев С.Н. Границы предметности в феноменологии. - Рукопись.

Диссертация на соискание ученой степени кандидата философских наук по специальности 09.00.01. - онтология, гносеология, феноменология. Таврический национальный университет им. В.И.Вернадского, Симферополь, 2004.

Диссертация посвящена исследованию феноменальной предметности с позиций диалектико-феноменологического подхода. В работе осуществляется поиск адекватной методики описания «вещи» жизненного мира. Предлагается рассматривать последнюю в виде интегрированного комплекса интенциональных предметностей. Вместе с тем, «вещь» рассматривается не просто как структурный, но как онтологический элемент сознания. В связи с чем, исследуются возможности выделения интенциональной предметности без осуществления специальной операции феноменологической редукции, а определение «границ» интенционального предмета и «вещи» в целом рассматривается как необходимая предпосылка построения адекватной онтологии сознания. Обосновывается позиция несубъектного конституирования сознания в целом.

Исследуются эйдетические основания предметного единства «вещи» и ее онтологическая струтура. Установлена конститутивная взаимосвязь между качествами вещи (фактичностью, мерностью, очевидностью, значимостью, достоверностью) и ее предметными составляющими: фактом, принципом, эйдосом, символом, мифом.

Благодаря чему, последние могут быть не просто дескриптивно описаны, но и категориально определены, что служит основанием для выявления онтологических рубрик сознания (вероятного, возможного, действительного, реального). Таким образом, конституирование рассматривается как способ выявления онтологического статуса феномена. Анализируются условия конститутивной самодостаточности феномена. Таковым признается вещь-«миф» нередуцированного сознания. Предложен реконструированный на основе работ А.Ф.Лосева генологический метод исследования нередуцированного сознания.

Ключевые слова: интенциональный предмет, вещь, феноменоменальная спецификация, эйдос, конституирование, субстанциальный имманентизм, диалектическая феноменология, предметная граница, эйдетическая дифференциация, энергема.

Нєфєдєв С.М. Границі предметності у феноменології. - Рукопис.

Дисертація на здобуття наукового ступеня кандидата філософських наук за спеціальністю 09.00.01. - онтологія, гносеологія, феноменологія. Таврійський національний університет ім. В.І.Вернадського, Сімферополь, 2004.

Дисертація присвячена пошуку адекватної методики опису «речі» життєвого світу як інтегрованого інтенціонально-предметного комплексу. У зв'язку з чим, досліджується можливість виділення «речі» і ії структурно-онтологічних елементів без здійснення трансцендентально-феноменологічної редукції. Визначення предметно речових границь розглядається як умова нередуктивного виділення «речі» і передумова побудови онтології свідомості. Дається характеристика границь інтенціонального предмета. Розкривається наявність конститутивного взаємозв'язку між категоріально визначеними якостями «речі» і ії предметними складовими, що дозволяє встановити приналежність речі до того чи іншого онтологічного рівня свідомості. Структура нередукованої свідомості розглядається як така, що складається із конститутивно самодостатніх (автономних за відношенням до Ego) феноменів і організована естетико міфологічним способом. Генологічний метод, реконструюваний на основі робіт О.Ф.Лосєва пропонується як адекватна методика дослідження нередукованої свідомості.

Ключові слова: інтенціональний предмет, річ, феноменоменальна специфікація, ейдос, конституювання, субстанціальний іманентизм, діалектична феноменологія, предметна границя, ейдетична диференціація, енергема.

Nefedev S.N. Limits of subjectivity in the phenomenology. - Manuskript.

The thesis for awarding of the of scientist degree of the Candidate of Philosophy science at speciality 09.00.01. - ontology, epistemology, phenomenology. Tavrichesky National University named after Vernadsky V.I., Simferopol, 2004.

The dissertation is devoted to the searching for adequate methods of describing a «thing» of vital world as an integrated intentional and subject complex. The possibility of revealing the «thing» and its structural and ontological elements is researched without realizing the transcendental and phenomenological reduction. It's postulated that the defying of the limits of subjects and things is the condition for non-reducing revealment of a «thing» and also for constructing the ontology of consciousness. There is described the limits of the intentional subject. It's explained the existence of the constituent correlation between qualities of the «thing» defined categorically and also its subjective elements, that afford to determine the belonging of the «thing» to the certain ontological level of consciousness.

The structure of non-reduced consciousness is studied as construed of constutively self sufficing (autonomic from Ego) phenomena and is organized in an aesthetic and mythological manger. The genological method is proposed as an adequate methods of the searching of non reduced consciousness, which had been reconstructed on the base of works of Losyev A.F.

Key words: intentional subject, thing, phenomenal specification, aidos, constituation, substantial immanentism, dialectical phenomenology, subject limits, aidetic differentiation, energema.



 

Похожие работы:


 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.