авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Астрологический Прогноз на год: карьера, финансы, личная жизнь


Ь к о людмила ивановна философско-эстетическая сущность музыки в суфизме (на материале музыкально-философских исследований суфия хазрата инайят хана)

На правах рукописи

М А Н Ь К О Людмила Ивановна ФИЛОСОФСКО-ЭСТЕТИЧЕСКАЯ СУЩНОСТЬ МУЗЫКИ В СУФИЗМЕ (на материале музыкально-философских исследований суфия Хазрата Инайят Хана) Специальность 09.00.04 – эстетика

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук

Москва – 2010

Работа выполнена на кафедре эстетики философского факультета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова

Научный консультант: доктор философских наук Коломиец Галина Григорьевна

Официальные оппоненты: доктор философских наук Мещерина Елена Григорьевна доктор философских наук Хангельдиева Ирина Георгиевна

Ведущая организация: Учреждение Академии Наук, Институт философии РАН, сектор философии культуры

Защита диссертации состоится «10» декабря 2010 г. в 15.00 часов на заседании диссертационного совета Д 501.001.83 по философским наукам при Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова по адресу: 119991, г. Москва, Ломоносовский проспект, д. 27, корпус 4, философский факультет, аудитория А-518.

С диссертацией можно ознакомиться в отделе Научной библиотеки МГУ имени М.В. Ломоносова по адресу: Ломоносовский проспект, д. 27, корпус 4, сектор «Б», 3 этаж, комната 300, сектор читальных залов.

Автореферат разослан «_» _ 2010 года

Ученый секретарь Диссертационного совета кандидат философских наук, доцент Кондратьев Е.А.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Коммуникативная составляющая бытия человека в современном мировом сообществе, рассматриваемая в контексте проблемы «Восток – Запад», открывает возможность обращения к исследованию классической арабо-мусульманской философской мысли в свете эстетики.

В последние десятилетия особо возрос интерес отечественных и западных востоковедов к изучению творчества суфиев – представителей религиозно-философского направления, зародившегося в недрах ислама и являющегося его эзотерическим углублением. В настоящее время суфийская культура, в частности музыкальная, органично вписывается в мировое культурное пространство, став его яркой самобытной составляющей. Сегодня творчество музыкантов-суфиев известно в России, широкое распространение в статусе мировой популярной музыки суфийская музыка получила в Америке и в странах Запада. Активное освоение философии суфизма, постижение духовного мира суфиев, интерес к суфийскому искусству в свете проблемы диалога культур, безусловно, могут способствовать нахождению точек соприкосновения между западным и восточным мышлением, взаимодействию и взаимообогащению существующих в современном мире социальных общностей.

В суфийском искусстве, прежде всего в поэзии и музыке, нашли свое воплощение эстетический опыт и эстетическое сознание суфиев как составляющие арабо-мусульманского мировосприятия, выраженные на разных языках мира: арабском, персидском, турецком, урду, фарси, малайском и т.д.

Именно суфизм дал миру поэтов Алишера Навои, Джалал ад-Дина Руми, Омара Хайяма, Абулькасима Фирдоуси, Низами, Хафиза, а также музыкантов Хазрата Инайят Хана, его сына Хидайята Инайят Хана, получившего образование в Парижской консерватории, ныне известного в Европе композитора, дирижера, главы Международного суфийского движения, Нусрата Фатеха Али Хана, Бабу Мераджа, братьев Сабри и других.

Идеалом совершенной музыки в суфизме выступает древняя индийская музыка, в которой сложная система музыкально-выразительных средств запечатлена в символике внутриладовых и межладовых отношений, а также многообразии ритмических формул, использование которых обусловлено желанием запечатлеть невербализуемые духовные феномены, стремлением суфийских мастеров проникнуть в духовное бытие универсума. Приверженцем классической музыки Индии, преданно возрождавшим ее традиции, был индийский суфий начала XX века, музыкант, поэт, драматург, философ Хазрат Инайят Хан (1882–1927), труды которого переведены на разные языки мира.

Будучи представителем и последователем восточной школы суфизма, он открыл суфийскую музыку Западу, выступая с концертами как певец, мастер игры на старинном струнном инструменте вне в Америке, Франции, а затем в России, где состоялось его знакомство с русской культурой и видными ее представителями, в частности А.Н. Скрябиным, С.Л. Толстым, Вяч. Ивановым.

Однако деятельность индийского музыканта, равно как и его музыкально философские работы до сих пор не привлекали серьезного внимания исследователей. Музыка суфиев до настоящего времени изучается в основном специалистами в области этномузыковедения, обсуждающими различные музыкальные традиции суфиев с позиции теории музыки и ее исполнения либо с точки зрения религии и ритуала. Вместе с тем в процессе осмысления суфийских воззрений в свете эстетики обнаруживается, что в сознании суфиев, так же как и в античной философской мысли о музыке, сложилось представление о музыке как гармонии сфер, как музыкальной теории, связанной с космологией, в связи с чем актуализируется проблема постижения сущности музыки в суфизме. Кроме того, несомненный интерес представляет рассмотрение суфийской музыкальной эстетики в контексте развития западноевропейского и русского искусства рубежа XIX-XX столетий, поскольку деятельность музыканта и философа-суфия Хазрата Инайят Хана была связана с его пребыванием в Западной Европе и России, в связи с чем в исследовательской литературе имеются указания на взаимовлияние в сфере художественно-эстетического индийского музыканта и французского композитора Клода Дебюсси, а также русского композитора А.Н. Скрябина.



Степень разработанности темы. Литература, посвященная различным аспектам суфизма, представляется весьма обширной. Однако значительных работ, посвященных исследованию философии музыки в суфизме, на сегодняшний день не существует. Музыка с точки зрения ритуала рассматривалась в трудах Е.А. Бертельса, А.А. Хисматуллина, К. Эрнста1.

С.Х. Наср изучал проблему влияния суфизма на традиционную персидскую музыку2. Среди последних отечественных работ отметим исследования Л.З. Бородовской о традициях суфизма в татарской музыке;

А.Б. Софийской и Туймовой Г.Р. о музыкальных формах исламского ритуала;

Т.С. Сергеевой о рождении западно-арабской музыкальной классики, затрагивающее проблемы музыкотерапии и связи андалусской музыкальной классики с идеями суфизма 3.

Философия музыки исламского мира X-XV вв., в частности вопросы онтологического статуса музыки, рассматривается в работах Г.Б. Шамилли4. В связи с обращением в рамках диссертации к анализу трудов музыканта-суфия, представляющего индийскую школу суфизма, назовем также монографию Т.В. Карташовой, связанную с исследованием музыкальной культуры Индии 5.

Для научного знания оказывается традиционным взгляд на музыку как вид искусства, имеющий в суфизме прикладное значение, поскольку музыка рассматривается как звено сложной системы суфийской практики. Вместе с тем, исследование философско-эстетической мысли суфиев о музыке заставляет сделать вывод о том, что она понимается не только как искусство, музыка для суфиев – это «способ быть в мире». Среди работ, посвященных Бертельс Е.Э. Избранные труды: Суфизм и суфийская литература. М., 1965;

Хисматулин А.А. Суфийская ритуальная практика: На примере братства Накшбандийа. СПб., 1996;

Эрнст К. Суфизм. М., 2002.

Наср С.Х. Исламское искусство и духовность. М., 2009.

Бородовская Л.З. Традиции суфизма в татарской музыке: дисс. … канд. искусствоведения. Казань, 2004;

Софийская А.Б. Музыкальные аспекты религиозных праздников татар-мусульман Поволжья: дисс. … канд.

искусствоведения. Казань, 2007;

Туймова Г.Р. Религиозные музыкально-поэтические жанры в традиционной музыке крымских татар: мавлид и иляхи: дисс.... канд. искусствоведения. Москва, 2008;

Сергеева Т.С.

Рождение западно-арабской музыкальной классики: дисс.... доктора искусствоведения. Москва, 2009.

Шамилли Г.Б. История музыки шейха Абд аль-Кадира Мараги (1353-1435) в аспекте проблемы иноверия в средневековых суфийских текстах // Музыкальная культура в исламо-христианском мире. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Казань, 2009. – С. 20-29.

Карташова Т.В. Уп-шастрия как общее звуковое пространство музыкальной культуры Северной и Южной Индии. М., 2010.

музыке в суфизме, выделяются труды индийского музыканта-суфия Хазрата Инайят Хана6. Изложенные им основные положения философии музыки и музыкальной эстетики суфизма составили основу диссертации.

Методологической базой исследования явился фонд идей, необходимых для осуществления процесса постижения сущности музыки в суфизме, прежде всего философские идеи отечественных востоковедов М.Т. Степанянц, А.В. Смирнова, И.Р. Насырова7, рассматривающих суфизм в качестве одного из ведущих религиозно-философских направлений, возникших в рамках ислама, а также использовались труды по следующим направлениям:

востоковедение 8;

отечественное и зарубежное античная философская эстетическая мысль и идеи неоплатонизма;

эстетика как область философского знания;

идеи философской антропологии;

неокантианская теория ценностей;

философия музыки и музыкальная эстетика суфия Хазрата Инайят Хана;

философская мысль о музыке А.Ф. Лосева9;

современная философская мысль о музыке: концепция ценности музыки как субстанции и способа ценностного взаимодействия человека с миром10;

литературное наследие суфийских авторов11.

В диссертационной работе избран аксиологический подход к рассмотрению музыкального бытия в суфизме. Исследование опирается на Хазрат Инайят Хан. Введение в суфизм. М., 2003;

Хазрат Инайят Хан. Мистицизм звука. М., 2004;

Хазрат Инайят Хан. Очищение ума. М., 1999;

Хазрат Инайят Хан. Учение суфиев. М., 1998;

Хазрат Инайят Хан.

Суфийское послание о свободе духа. СПб (Ленинград), 1991.

Степанянц М.Т. Философские аспекты суфизма. М., 1987;

Степанянц М.Т. Исламский мистицизм. М., 2009;

Смирнов А.В. Великий шейх суфизма: Опыт парадигмального анализа философии Ибн Араби. М., 1993;

Насыров И.Р. Основания исламского мистицизма (генезис и эволюция). М., 2009.

Арберри А. Дж. Суфизм. Мистики ислама. М., 2002;

Балдок Д. Суть суфизма. М., 2007;

Бартольд В.В. Ислам и культура мусульманства. М., 1992;

Буркхардт Т. Введение в доктрину суфизма. Таганрог, 2009;

Икбал М.

Реконструкция религиозной мысли в исламе. М., 2002;

Кныш А.Д. Мировоззрение Ибн Араби (К истории суфийских учений). – Религии мира. История и современность. М., 1984;

Нурбахш Д. Психология суфизма.

М., 1996;

Роузентал Ф. Торжество знания. Концепция знания в средневековом исламе. М., 1978;

Шиммель А.

Мир исламского мистицизма. М., 1999;

Трименгэм Дж. С. Суфийские ордены в исламе. М., 1989;

Фролова Е.А.

История средневековой арабо-исламской философии. М., 1995;

Хисматулин А.А. Суфизм. СПб., 1999;

Читтик У. В поисках скрытого смысла. М., 1995;

Лосев А.Ф. Музыка как предмет логики// Из ранних произведений. М., 1990.

Коломиец Г.Г. Ценность музыки: философский аспект. М., 2007;

Коломиец Г.Г. Об основном вопросе философии музыки. «Вестник Российского философского общества». 4 (48), 2008.

Гаян: песнь суфия / Инаят Хан;

пер. с англ. С. Романенко. М., 2007;

Из реки речений. Высказывания суфийских наставников. М., 2004;

Мудрость суфиев. Шихаб Ад-Дин, Мухаммад Парса, Махдум-и А`зам (пер.

с перс. Ястребовой О.М., Иоаннесяна Ю.А., Бабаджанова Б.М.). СПб., 2003;

Поэзия народов мира/ Сост. В.В.

Левика, С.А. Небольсина, В.В.Столбова, С.А. Макуренковой. М., 1986;

Руми, Джалал ад-Дин. Сокровища вспоминания: суфийская поэзия. М., 2002;

Суфийская мудрость/ Сост. В.В. Лавский. М., 2007;

Услышь флейтиста. Суфии о суфизме. Суфийская проза и поэзия. Сборник. М., 1997;

Хафиз. Газели. М., 1984.

опыт применения А.В. Смирновым и И.Р. Насыровым парадигмального метода, позволяющего рассматривать суфизм на разных этапах его развития как гомогенное явление, обладающее единым проблемным полем. В работе применяется метод философско-эстетической реконструкции взглядов Хазрата Инайят Хана на основе анализа его текстов, в связи с чем решается проблема выявления отношения между духовным опытом и его вербальным выражением.

С этой же целью используются методы эстетического и литературоведческого анализа отдельных поэтических текстов, принадлежащих поэтам-суфиям, метод ценностного анализа музыки. В диссертационном исследовании также применяется метод сопоставительного анализа суфийских представлений о сущности музыки и европейской философии музыки.

Объект исследования – философия музыки в суфизме.

Предмет исследования – философско-эстетическая сущность музыки в суфизме на примере музыкально-философских воззрений Хазрата Инайят Хана.

Гипотеза: если реконструировать суфийские философско-эстетические взгляды на музыку на материале музыкально-философских исследований суфия Хазрата Инайят Хана, то можно прийти к утверждению, что, во-первых, музыка для суфиев обладает исключительно важной жизненной значимостью, являясь способом ценностного взаимодействия человека с универсумом, она выделена среди искусств, занимая центральное место, и выступает доминантой в процессе гармонизации индивидуального и социального космоса человека;





во-вторых, понимание сущности музыки в суфизме обусловлено философско религиозным взглядом на музыку как субстанцию.

Цель – обосновать философско-эстетическую сущность музыки в суфизме на материале философии музыки Хазрата Инайят Хана.

Задачи. В соответствии с темой, целью, объектом, предметом и гипотезой исследования определены следующие задачи:

– провести философско-эстетическую реконструкцию суфийских воззрений о музыке на основе музыкально-философских трудов Хазрата Инайят Хана;

– рассмотреть эстетический аспект философского и духовно практического суфизма в качестве предпосылки постижения сущности музыки;

– выделить специфические особенности музыкального искусства суфиев;

– определить место и ценность музыки как вида искусства в суфизме;

– представить музыку в ряду эстетических ценностей в суфизме;

– осуществить анализ суфийских философско-эстетических взглядов на сущность музыкального бытия;

– обосновать онтологический статус музыки в суфизме;

– раскрыть взгляды Хазрата Инайят Хана на смысл и назначение музыки;

– обнаружить эстетические взаимосвязи Хазрата Инайят Хана с русской и европейской культурой;

– выделить музыкально-эстетические категории суфийской философии музыки.

Положения, выносимые на защиту:

1. Философско-эстетическая сущность музыки в суфизме заключается в том, что музыка в представлении суфиев занимает особое место, выступая в качестве высшей эстетической ценности: как вид искусства она служит духовным опытом гармонизации, т. е. способствует органической встроенности индивида в мир, выполняя функцию универсального эстетического принципа, и вместе с тем она больше, чем искусство, поскольку в религиозном сознании суфиев она является божественной субстанцией. Следовательно, музыка для суфиев – это способ ценностного, эстетического взаимодействия человека с миром.

2. В качестве предпосылки постижения сущности музыки в суфизме выступают особенности суфийского музыкального искусства, а также философский и духовно-практический суфизм, в недрах которого формировалась суфийская теория музыки Хазрата Инайят Хана, опирающаяся на индийскую музыкальную «грамматику».

3. Музыкально-теоретические идеи Хазрата Инайят Хана о суфийской музыке содержат проблематику смысла и ценности музыки и указывают на связь с философско-эстетическими взглядами неоплатоников и русской музыкально-эстетической мыслью начала ХХ века. Тем самым имеется основание отнести эти идеи к области философии музыки, вписывающейся в единую картину философско-эстетического знания о музыке.

Научная новизна и теоретическая значимость исследования определяется совокупностью задач и полученными результатами и заключается в следующем:

– осуществлена философско-эстетическая реконструкция суфийской философской мысли о музыке на примере философских взглядов на музыку Хазрата Инайят Хана;

– расширено проблемное поле эстетики в результате вовлечения в сферу научного исследования философии музыки индийского суфия Хазрата Инайят Хана;

– обоснована целесообразность рассмотрения философского и духовно практического суфизма в качестве предпосылки постижения сущности музыки;

– выявлены суфийские ценности, связанные с постижением музыкального бытия, и определена значимость музыки как высшей эстетической ценности в суфизме;

– дано обоснование понимания музыки как универсального эстетического принципа, организующего бытие в соответствии с эстетическими законами гармонии и красоты;

– определено центральное место музыки среди искусств в духовном мире суфиев;

– выделен категориально-понятийный аппарат философии музыки в суфизме.

Практическая значимость исследования заключается в том, что материалы и результаты исследования могут служить дальнейшему изучению концепций и ключевых понятий эстетики суфизма, способствовать пониманию его внутреннего идейного развития на разных исторических этапах, а также привлечь внимание эстетиков, теоретиков искусства к проблемам постижения музыкального бытия в суфизме. Материалы работы могут быть использованы философами, эстетиками, культурологами, религиоведами, психологами, филологами в научной и практической деятельности.

Апробация материалов исследования осуществлялась в выступлениях на международной научно-практической конференции «Философия. Культура.

Гуманизм: история и современность» (Оренбургский государственный университет, 9-10 ноября 2006 г.), заседании межвузовского «круглого стола» «Ислам как духовная традиция и фактор современных общественных отношений» (Оренбургский филиал Уфимского юридического института МВД России, 9 февраля 2007 г.), Всероссийской очно-заочной научно-практической конференции «Человек: горизонты духовного развития» (Оренбургский государственный университет, 29 октября 2009 г.), Всероссийской научно практической конференции «Этнонациональные ценности в условиях глобализации» (г. Махачкала, 25-26 сентября 2008 г.), III Овсянниковской международной эстетической конференции «Методы, понятия и коммуникация в современном эстетическом дискурсе» (Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова, 21-22 ноября 2008 г.).

Материалы исследования излагались и обсуждались на заседаниях кафедры эстетики философского факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, кафедры философской антропологии факультета гуманитарных и социальных наук Оренбургского государственного университета.

Материалы диссертационной работы были использованы автором при подготовке и проведении спецкурса «Этика и эстетика суфизма» в Оренбургском государственном университете и в музыкальном лектории «Музыка как мир человека», проводимом в Оренбургской областной научной универсальной библиотеке им. Н.К. Крупской (2007 г.).

Структура диссертационного исследования. Диссертационное исследование состоит из введения, трех глав, содержащих семь параграфов, заключения и библиографии.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, дается характеристика состояния и степени разработанности проблемы, указываются методологические основания диссертационного исследования, определяются объект и предмет, выдвигается гипотеза исследования, формулируются цель и задачи диссертации, определяются новизна и основные положения, выносимые на защиту, а также теоретическая и практическая значимость работы.

В первой главе – «Философско-эстетические основания постижения сущности музыки в суфизме» – выделяются специфические особенности суфийского музыкального искусства и рассматривается эстетический аспект философского и духовно-практического суфизма, выступающие обоснованием философско-эстетической сущности музыки в суфизме.

В параграфе 1 – «Особенности суфийского музыкального искусства» – отмечено, что суфийское искусство формировалось с учетом функционирования его основных жанров в структуре целостного религиозно эстетического действа, которое может рассматриваться как своеобразный синтез искусств. Идеология суфизма в целом и его эстетически художественные принципы, в частности, совпадали с отдельными чертами национального склада жизни и художественного мышления наций и народностей Ближнего Востока, Средней Азии, Северной Африки, Кавказа, где суфизм получил свое распространение. Художественное мышление этих народов характеризовалось ярко выраженным чувством орнаментальности, декоративности, ритмичности, воплотившимся у суфиев в «языке любви», которым «разговаривают» суфийская поэзия и музыка. В исследовании приведены тексты поэтов-суфиев, демонстрирующие характерные черты суфийской литературной традиции: метафоричность речи, разветвленную систему символов, изысканную тропику, музыкальность ритма, ярко выраженную чувственность.

В работе обосновано, что само музыкальное искусство принадлежит эстетическому сознанию суфиев как области эстетической способности распознавать и воспроизводить музыкально-специфическое. Именно музыка благодаря своей способности воздействовать на человека, становясь в суфизме неотъемлемой частью духовной практики, позволяет осуществить «вчувствование» в воспринимаемый объект, приводящее к эстетическому переживанию, предощущению необходимых для человека ценностей. Музыка искусство, обнаруживая в музыкальной форме как процессе свое внутреннее движение и стремление выразиться в звуке художественно совершенно, выводит суфия на ценностное взаимодействие с миром, универсумом, Первопринципом, оказывая психотерапевтическое влияние на суфия в его способности к резонансу в ходе духовного восхождения. Исследование привело к утверждению, что суфийская музыка в связи с этим обладает несомненно более широкими возможностями по сравнению с поэтическим искусством, поскольку в состоянии выразить невербальными средствами то, что трудно поддается точной вербализации, – опыт переживания выхода в самые высокие духовные измерения.

В диссертации отмечено, что музыкальное искусство является ведущей составляющей обрядово-ритуальной практики суфиев, в которой используются традиционные для суфизма музыкальные приемы и музыкальные жанры.

Суфизм как духовная практика имеет своим основанием дисциплину непрестанной молитвы, именуемой «зикр» и представляющей собой непрерывную рецитацию краткой коранической или культовой формулы. Для максимального сосредоточения при длительном повторении имен бога суфиями используются такие музыкальные приемы, как различные модуляции голоса, танец, смена ритма. В ордене Маулеви практикуется специфический танец с кругообразным ритмом («танец вертящихся дервишей»). Другой важной дисциплиной в суфизме являются радения, «блаженные слушания», то есть молитвенные собрания, предполагающие распевание стихов (например, Джалал ад-дина Руми), именуемые сама. В суфийском ордене Чишти в начале XIII века сложилась особая форма песнопения, именуемая каввали и родившаяся в соединении персидской поэзии и индийской музыки.

В связи с тем что проблема философско-эстетической сущности музыки в суфизме рассматривается в работе на примере исследований индийского музыканта и философа-суфия Хазрата Инайят Хана, в диссертации указано на специфику системы традиционного музыкального образования Индии и выделены особенности индийской теории и философии музыки, которые легли в основание суфийской философии музыки и музыкальной эстетики, представленной в трудах названного автора. При этом замечена разница между академическим музыкальным образованием и существующей в Индии тысячелетиями системой музыкального образования, именуемой парампара (букв. «от одного к другому»). В настоящее время она является исторически оправданной альтернативой современному академическому образованию. Ее отличительные особенности – передача знания неизменным из поколения в поколение устным путем от мастера к ученику, индивидуальный характер обучения, укрепленный семейными традициями, и поощряемое стремление не пользоваться нотными записями, сдерживающими творческую свободу музыканта.

В исследовании отмечено, что исполнительская культура суфиев индийского ордена Чишти являет собой пример исторически сложившегося и закрепленного прежде всего в жанре каввали переплетения двух типов традиций – собственно суфийской и индийской. В связи с этим раскрыты основные положения индийской теории музыки, позволившие сделать вывод о том, что в понимании музыкального звука как физического явления, как результата вибрации колеблющегося тела, в цветовом восприятии звуков, в связи звука и пространства, в отношении к ритму как канону, упорядочивающему время, суфийская философия музыки и музыкальная эстетика опираются на индийскую музыкальную «грамматику». Вместе с тем подчеркнуто, что суфийская теория музыки, представленная в трудах Хазрата Инайят Хана, формировалась в недрах философского и духовно-практического суфизма, что и предопределило специфику музыкального искусства суфиев.

В параграфе 2 – «Мировоззренческие предпосылки философии музыки в суфизме» – рассматривается эстетический аспект суфизма как интегральной системы религиозно-философских концепций и особых форм духовной практики, позволивший выявить, что в сознании суфиев сложилось представление о музыке не только как об искусстве, но и как музыкальной теории, имеющей своим основанием философский суфизм и позволившей обнаружить, согласно суфийским взглядам, ценностный аспект музыкального бытия.

В качестве центральной идеи философского суфизма в диссертации обозначена концепция единства бытия (вахдат ал-вуджуд) средневекового мыслителя-суфия Ибн Араби, являющаяся, по словам М.Т. Степанянц, кульминацией в развитии суфийской мысли. Использование метода парадигмального анализа обусловило понимание указанного учения как устойчивого инварианта логики мышления суфийской традиции, обладающего статусом парадигмы, и позволило рассматривать провозглашенный философским суфизмом тезис о единой субстанции мира в качестве обоснования суфийской философии музыки в целом и, в частности, ее главного мотива – идеи о единой музыкальной субстанции мира.

Рассмотрение суфизма в контексте парадигмы духовной практики позволило вслед за С.С. Хоружим прийти к выводу, что духовная практика суфиев есть процесс восхождения к «высшему духовному состоянию», связанному с переживанием органической причастности к универсуму, сущностной нераздельности с его духовной Первопричиной, которая для суфиев есть бог. При этом особо отмечено, что суфизм как внутренняя практика, или «практика себя», обладает специфической особенностью, заключающейся в исключительной роли музыки, которая определяет стратегию восхождения адепта к искомому духовному состоянию. Факт активного использования суфиями музыки в сложных обрядово-ритуальных действах в связи с ее способностью воздействовать на тело, душу, дух человека позволил отметить доминирующую роль музыки в процессе гармонизации индивидуального и социального космоса, приводящей к органической встроенности индивида в мир. Кроме того, анализ суфийских представлений о созерцании на высших ступенях духовной практики видений светового характера как проявленности сущности музыки, на основе утверждения Хазрата Инайят Хана о единой природе света и звука, стал обоснованием положения диссертации о появлении в суфийской эстетике идеи звука как модификации красоты. Высшее духовное наслаждение как духовно эмоциональный результат восприятия, которым завершается эстетическое созерцание, проходя через чувственное восприятие звука, есть сама суть эстетического опыта суфиев как пути приобщения к универсуму, переживания причастности к полноте бытия.

В процессе рассмотрения основных положений философского суфизма и анализа характерных черт духовной практики суфиев в эстетическом ракурсе было обнаружено, что, с одной стороны, музыка выступает ведущей составляющей духовной практики суфиев, которая предопределила специфику суфийского музыкального искусства, связанную с его использованием в обрядово-ритуальных действах. С другой стороны, обосновано музыкальное мировидение суфиев, поскольку музыка понимается в суфизме как движение, что обусловлено философско-религиозным взглядом на миропорядок (ал-’амр) как переход божественного бытия из состояния непроявленности в состояние проявленности, являющийся причиной многочисленных процессов в физическом и духовном мире.

Глава 2 – «Музыка в суфизме как способ ценностного, эстетического взаимодействия человека с миром» – посвящена выявлению суфийских ценностей, связанных с постижением музыкального бытия, и определению значимости музыки в жизни суфиев.

В параграфе 1 – «Эстетические ценности в суфизме: любовь – гармония – красота» – на основании суфийских философских воззрений выделена триада суфийских ценностей «любовь – гармония – красота», возводимых суфиями в ранг абсолютных ценностей.

В соответствии с избранным в исследовании аксиологическим подходом в диссертации дана дефиниция ценности в суфизме: ценности для суфиев есть духовные цели, определяющие стратегию процесса духовного восхождения к «высшему духовному состоянию» как переживанию органической причастности к Абсолюту и постижению высшего Смысла. Ценности, таким образом, связываются для суфиев с постижением смыслов (ма‘анин) как качеств Абсолюта. Наивысшим ценностным началом в суфизме выступает бог, в нем воплощается абсолютное совершенство, он есть источник всех суфийских ценностей.

Обращение непосредственно к эстетическим ценностям выявило, что любовь является одним из центральных понятий в суфизме. В суфийской поэзии бог традиционно ассоциируется с возлюбленной, а поэт – с влюбленным. Объект любви суфия трансцендентен множественному миру, и свое стремление к трансцендентному поэты-суфии выражают в понятной форме земной любви мужчины и женщины. Источником всякой любви в суфизме понимается бог. Любовь в суфийских воззрениях изначальна в мире, любовью Творца одухотворено становление множественного мира, и всякое движение мыслится суфиями как следствие этой первоначальной любви бога.

Вместе с тем все вещи также являются носителями любви, поэтому, в свою очередь, выступают источником движения и деятельности.

Согласно трудам Хазрата Инайят Хана гармония, выступая составляющей триады суфийских ценностей, понимается суфиями космологически – как универсальный принцип вселенной. Весь видимый мир демонстрирует вселенскую гармонию, которая для суфиев есть закон пропорции и равновесия, притяжение расходящегося, стремящегося в разные стороны, рождающее новое качество – стремление к покою и безмолвию и ведущее круговращение к источнику проявления.

Отмечено, что процесс становления множественного мира в суфизме обусловлен пониманием красоты как атрибута божественного. Бог для суфиев всегда есть красота, и феноменальный мир – манифестация красоты бога в «мире свидетельств» (алам аш-шахада). С красотой в суфизме связана также идея возвращения Единого в себя самого. Красота возникает через восприятие богом себя в ином в момент созидания мира и человека. Этот процесс завершается соединением человека с богом и его красотой, которая в мире множественного скрыта от него.

В результате осмысления суфийских представлений сделан вывод о том, что составляющие триады «любовь – гармония – красота» понимаются суфиями как качества Абсолюта, которые в соответствии с концепцией единства бытия есть опосредованное проявление Абсолюта, изливающегося далее в формах множественного мира. Будучи сопряженными с процессом творения, который, согласно суфийским воззрениям, является процессом непрекращающимся, любовь, гармония и красота выступают источником любого движения, в том числе и стремления человека к соединению с Единым.

«Любовь – гармония – красота», таким образом, в соответствии с приведенной в диссертации дефиницией есть ценности, выступающие как духовные цели, движущие человека к совершенству. Переживаясь в состоянии «обладания» ими и внутренне проживаясь, ценности ведут к постижению смыслов, и прежде всего высшего Смысла.

В параграфе 2 – «Музыка в ряду эстетических ценностей в суфизме» – на основании анализа музыкально-философских трудов Хазрата Инайят Хана выявлена связь музыки с триадой суфийских ценностей «любовь – гармония – красота» и определено место музыки в ряду эстетических ценностей в суфизме.

В ходе исследования показано, что музыка проявляет себя как доминанта в триаде суфийских ценностей «любовь – гармония – красота» и обусловливает специфику понимания совершенства в суфизме в его эстетическом значении.

Совершенство понимается суфиями инклюзивно – как виртуальная неотделенность высшего от низшего и предстает как непрекращающийся процесс перехода непроявленного в проявленное и наоборот, что предполагает неизменную подвижность, «пульсирование» бытия. Следовательно, эстетический феномен вечной текучести, непрекращающегося движения, которое для суфиев есть музыка, по сути, определяет понимание совершенства как процессуального единства двух сторон единого бытия – космического и феноменального.

Сравнение суфийских взглядов на музыку и положений европейской философии музыки позволило сделать вывод об их созвучности: мир предстает для суфиев вселенской симфонией, звучащей в соответствии с эстетическими законами гармонии и красоты, и это согласуется с древнегреческими представлениями о музыке (Пифагор, Платон, неоплатоники). Притяжение различных ипостасей бытия суфий слышит как некую звуковую вертикаль, сущность которой – в равновесии становящегося мира. Составляя фундаментальное основание триады «любовь – гармония – красота» в процессе творения мира и выступая как высшая эстетическая ценность, музыка обусловливает непрерывность, незавершенность, открытость процесса.

Анализ исследуемого материала привел к утверждению, что философско эстетическая ценность музыки в суфизме заключается в том, что музыка для суфиев есть способ существования Абсолюта, бытия мира и бытия человека в мире. Музыка, таким образом, ведет суфия к постижению абсолютных ценностей, запечатленных в триаде «любовь – гармония – красота», являясь способом эстетического взаимодействия человека с миром.

В главе 3 – «Смысл музыки в воззрениях Хазрата Инайят Хана» – осуществлена философско-эстетическая реконструкция суфийской философской мысли о музыке на примере музыкально-философских взглядов Хазрата Инайят Хана, которая ставила задачей раскрыть смысл музыки в ее значении для человека.

В параграфе 1 – «Сущность суфийской музыки в философии музыки Хазрата Инайят Хана» – рассматриваются основные положения суфийской философии музыки, освещающие вопросы существования музыки, реализующегося для человека в существовании музыкального искусства как области эстетической деятельности.

Поскольку философ и музыкант-суфий Хазрат Инайят Хан был представителем суфийского ордена Чишти, расположенного в Индии, и получил музыкальное образование и воспитание в семье индийских музыкантов, высказанные им положения философии музыки и музыкальной эстетики суфизма раскрываются на примере индийской музыки, которую он считал совершенным образцом музыкального искусства.

Философ-суфий называет три источника, из которых происходит индийская музыка: математика, астрология и философия. Приведенное Хазратом Инайят Ханом определение музыки как математического расположения ритмов и ладов сравнивалось в исследовании с устойчивыми представлениями о музыке как эквиваленте математики, числе, идущими в философии музыки от Пифагора, Платона, Боэция, Кеплера вплоть до А.Ф. Лосева. Кроме того, в приведенном определении в качестве основополагающих выделены два аспекта музыки – лад и ритм, в понимании которых суфий опирается на индийскую теорию музыки. В качестве важнейшего принципа суфийской музыки им рассматривается принцип раги, выступающий как ладово-структурная система мышления. В исследовании замечено, что лад получил в суфизме космосоциоантропологическую трактовку. Так, для музыканта-суфия существует обширный мир paг, т. е. мир лад, космоцентрический порядок, нашедший выражение в социальном космосе человека и имеющий своим основанием гармонию мужского и женского. Как сочетание противоположного, не нарушающее целого, рага воплощает в музыке универсальный принцип вселенской гармонии: «paг» – «мужчина», «рагини» – «женщина», «путра» – «сыновья» и «бхарджа» – «невестки».

Внутренняя организованность суфийских ладов давала тому, кто изучает рагу, ясную концепцию ее использования. Каждая рага имеет свой образ, отличный от других, и потому каждая рага есть выражение одного из аспектов бытия, определяющего, в свою очередь, и характер влияния раги на человека – и исполнителя, и слушателя.

Так же как и в индийской теории музыки, в суфийской музыке началом, упорядочивающим время, выступает метрический канон – тал. Главные его признаки в суфизме – равномерная периодичность и цикличность. В исследовании подчеркивается роль метроритма, который трактуется в широком смысле – как организация пульсаций, вибраций в звучании и движении.

В работе отмечено, что лад и ритм в представлении суфиев являются понятиями, выходящими за пределы музыкального искусства. Лад в суфизме – это структура наивысшего порядка, выступающая как модель универсума. Ритм предстает в качестве музыкальной категории, понимаемой как всеобъемлющий закон, соответственно которому весь множественный мир подчиняется организованному разуму, что созвучно музыкально-эстетической мысли средневековья, в частности идее Аврелия Августина, который в трактате «О музыке» определил музыку как науку совершенной ритмичности, а понятие «ритм» генетически связывал с музыкой и упорядочиванием ее движения в соответствии с числом.

При сопоставлении значений понятий «рага» – лад и «макам» – стоянка как ступень приближенности верующего к идеалу совершенства выявлено, что и то и другое сопряжено с процессом постижения разных аспектов музыкального бытия, рождающего эстетическое переживание музыкальных звуков. Отмечено, что осознание суфиями значимости музыкально эстетического переживания обусловливает отношение к музыке-искусству как средству формирования и развития эстетико-психотерапевтической культуры чувств. Таким образом, подчеркнуто, что смысл музыки у суфиев приобретает антропологическое и антропо-социальное значение.

В ходе осмысления суфийских представлений о музыке выделено центральное место музыки среди искусств в духовном мире суфиев. Музыка, понимаемая в суфизме как особая эстетическая ценность, выступает как архетип мироустройства и форма познания человека. Человек может узреть в музыке полную картину мироздания и свое место в нем, что определяет ее мировоззренческую ценность, формируя отношение к ней в суфизме как «искусству искусств», «звездному искусству», «божественному искусству».

С одной стороны, музыка как искусство звукоритмоорганизованное есть выражение «музыки всей вселенной», т. е. выражение специфическими средствами музыкальной выразительности (мелодия, ритм, тембр, гармония, форма) музыкально-сущностного. Музыка-искусство, ограничивая беспредельное в пределе, всегда, сообразно суфийским воззрениям, несет в себе музыкально-субстанциальное и, будучи явленной сущностью, существует в сознании человека как форма в широком смысле – как претворение эстетических законов гармонии и красоты, получая воплощение в музыкальном произведении. С другой стороны, музыка-искусство в состоянии поднять суфия к постижению музыкального как глубинно-смыслового.

В диссертации проанализированы положения суфийской философии музыки, касающиеся истока специфического музыкального творения. Хазрат Инайят Хан находит его в «гармонии всей вселенной» – всеобщем законе мироздания, законе единого целого. Музыка, сотворенная человеком, согласно суфийским воззрениям, именно со-творена, поскольку началом всего сущего является музыка как самодостаточная субстанция. Единственным творцом непрекращающегося процесса творения мира в суфизме является бог, поэтому музыка как искусство слышимых звуков воспринято музыкантом благодаря вдохновению, которое также даровано богом.

В процессе анализа музыкально-философских взглядов Хазрата Инайят Хана выявлено, что творящий музыку в суфийских терминах всегда предстает как музыкант, но никогда как композитор либо сочинитель, и в этом проявляется неприятие суфиями конструктивного, рассудочного подхода в творчестве в целом и в творении музыки, в частности. В суфизме вдохновение музыканта всегда связывается с областью озарения, что является подтверждением идеи о вдохновении как особой, «сверхпсихологической» области процесса творения, когда музыка-искусство есть результат эманации сущности музыки.

В исследовании сделан вывод о том, что, согласно музыкально философским трудам Хазрата Инайят Хана, музыка выделена в суфизме среди других искусств, поскольку выступает как духовная цель, как высшая эстетическая ценность, обусловленная взаимосвязью музыки человека с музыкально-сущностным, духовным.

В параграфе 2 – «Ипостаси музыкального бытия» – сравнительный анализ учений Ибн Араби и Хазрата Инайят Хана показал, что выработанная философским суфизмом схема иерархии мира, в основании которой лежит положение об истечении (судур) бытия (вуджуд), у Хазрата Инайят Хана предстает следующим образом: музыка сфер – абстрактный звук (Саут-е Сармад, звук «Ху») – звуки, цвета, формы феноменального мира. В результате реконструкции основных положений философии музыки суфийского автора было обнаружено, что под музыкой сфер он понимает состояние изначального покоя, которое вместе с тем для него представляется непрерывно звучащей музыкой Абсолюта, что в европейском прочтении соответствует пифагорейской и неоплатонической традиции, обозначающей мировую гармонию, по смыслу – музыкальную субстанцию.

Вместе с тем было сделано важное замечание, что суфийская идея субстанциального бытия имеет свою специфику, заключающуюся в отрицании антиномичности субстанции и акциденции. В суфизме субстанция (джавхар), выступая как сущность, не противопоставляется явлению. На этом основании был сделан вывод, что в суфийской философской мысли о музыке утверждается идея единой музыкальной субстанции мира. Таким образом, обоснован онтологический статус музыки в суфизме. Согласно материалам музыкально философских исследований Хазрата Инайят Хана в диссертации утверждается, что музыка в религиозном сознании суфиев выступает как божественная субстанция.

В связи с выявлением ипостасей музыкального бытия в работе вводится понятие «рядоположенность уровней музыкального бытия», которое означает, что уровни музыкального бытия находятся в отношениях взаимообусловливания и взаимного перехода друг в друга, а не в отношениях иерархической соподчиненности. Следовательно, творение предстает как постоянный, непрерывный процесс перехода абсолютного бытия из состояния потенциальности в состояние проявленности, другими словами – истечение музыки-субстанции кладет начало – опосредованно через промежуточную сферу, то есть через абстрактный звук, – звукам, цветам, формам феноменального мира.

На основании изучения музыкально-теоретических трудов Хазрата Инайят Хана в работе выделено понятие «абстрактный звук». В суфийских представлениях абстрактный звук выступает как промежуточная сфера, объединяющая скрытый и явный аспекты музыкального бытия. Отмечена особая роль абстрактного звука: в нем проявляется вся полнота бытия, в то время как каждая из двух сторон бытия выражает лишь один его аспект – вечный или временной. Абстрактный звук, сохраняя различия между отсутствием множественности и множественным, делает возможным единство музыкального бытия, являясь посредником между музыкой сфер и миром многообразия звуков, цветов, форм.

Понятие абстрактного звука, являющегося медиатором, стало ключом в прояснении философско-эстетической сущности музыки в суфизме. В исследовании утверждается, что абстрактный звук есть обоснование единства бытия как символизирующего вечное движение неразрывного единства сущности музыки и музыкального искусства, принадлежащего миру человека, поскольку в абстрактном звуке музыка-субстанция предстает как некий предыкт музыки – искусства слышимых звуков, то есть музыки, рожденной человеком.

Звук, таким образом, понимается в суфизме источником и основой всякого звука и всякого цвета, что является указанием на единую природу звука и света (цвета). На этом основании в диссертации возникла возможность выделить специфическую категорию суфийской философии музыки – «звуко цвет». Отмечено, что установление Хазратом Инайят Ханом взаимообусловливаемой связи звука и света (цвета) созвучно творческим исканиям рубежа XIX-XX веков, получившим развитие в идее синтеза искусств, в частности экспериментам в области звука и цвета русского композитора А.Н. Скрябина, а также художника В.В. Кандинского. Если у А.Н. Скрябина взаимосвязь выстраивалась в последовательности «звук – цвет», то у В.В. Кандинского – это «слышание красок», т. е. соответственно «цвет – звук». В исследовании высказана мысль о влиянии идей Хазрата Инайят Хана на русское искусство, поскольку известны тесные творческие контакты суфия с деятелями русского и европейского искусства. Отмечено родство эстетических восприятий Хазрата Инайят Хана с В.В. Кандинским и А.Н. Скрябиным, в частности идеи влияния на человека и социум звукосвето цветовых вибраций, создания в искусстве космической симфонии.

В диссертации сделан вывод о смысловом значении абстрактного звука и его проявленности в различных планах материального мира, и прежде всего в звуках человеческой речи, которая всегда сопряжена с дыханием, интонацией, ритмом. Это положение подтверждено в работе обширным материалом, основанном на фонематическом анализе и исследовании этимологии отдельных слов и словосочетаний в разных языках мира, который приводится в трудах индийского философа-суфия.

В параграфе 3 – «Музыкально-эстетические категории, характеризующие сущность музыки» – выделены категории «форма», «красота», «гармония», «звук», «звукоцвет», «свет», «звучание», являющиеся в философско-эстетических взглядах Хазрата Инайят Хана носителями музыкального смысла.

Анализ суфийского понимания формы предварен рассмотрением в контексте исследования проблемы формы в истории философско-эстетической мысли. Так, в частности, представлено аристотелевское понимание прежде всего музыки как движения, а также формы, где форма выступает в паре «форма – материя», и связанное с формой понятие «энтелехия», обозначающее стремление материи воплотиться в форму в акте творения. Сравнение аристотелевского понимания формы и суфийских представлений выявило, что в суфизме форма выступает как процесс становления, при этом процессуальность характеризует, с одной стороны, музыку, понимаемую суфиями как движение, с другой стороны – эстетический феномен вечной текучести, изменчивости, ведущей к рождению формы.

Рассмотрение формы в корреляции «форма – содержание» обусловило обращение к понятиям «предел» и «беспредельное» Платона, у которого предел выступает как закон формы. В суфийских воззрениях музыка сфер, будучи носителем всех форм, звуков и цветов, в силу своей текучести, изливается вначале в абстрактный звук, приобретая в объектном мире сначала слышимость, а потом видимость, следовательно, форма в суфизме выступает как музыкально-эстетическая категория, понимаемая в исследовании как модальность звучания. Таким образом, понятие формы в суфизме не тождественно понятию «музыкальная форма», напрямую связанному с музыкальными жанрами. Форма в диссертационной работе трактуется как проявленная сущность, т. е. как форма в широком смысле – как претворение законов гармонии и красоты.

В суфийских воззрениях высшей формой универсальной организации, объединяющей все планы бытия через движение к гармонии, является красота.

В ходе анализа трудов Хазрата Инайят Хана установлено, что в суфизме бытие – это красота и вечное движение как свойство сущности музыки, неотделимой от красоты как атрибута Абсолюта. Творение мира предстает как непрерывный процесс возникновения красоты, поскольку красота и мир возникают одновременно и жизнь, по суфизму, есть движение красоты. При этом отмечено, что, согласно суфийским представлениям, многообразное движение звукового потока, проявляющееся в звучащей красоте форм множественного мира, есть движение Единого. На этом основании указано, что в суфийской эстетике музыкальный звук выступает модификацией красоты.

В исследовании обосновано, что в отличие от европейского понимания музыкального звука в восприятии суфиев любой звук всегда музыкальный, следовательно, звук является в суфизме универсальной эстетической категорией. Универсальность музыкального звука заключается в том, что он проявляется на всех планах бытия. В связи с этим в работе выступает эстетическая категория «звучание» как производная от нераздельного соотношения «звук – музыка», служащая обоснованием онтологического фундирования различных планов бытия.

В ходе реконструкции суфийских воззрений были выявлены три аспекта гармонии: вечный, универсальный и индивидуальный, которые явились одним из критериев анализа бытия музыки в суфизме. Понятие «вечная гармония» представлено гармонией музыки сфер;

универсальный аспект гармонии мыслится в суфизме как проявление космического принципа бытия;

индивидуальная гармония предполагает коммуникативную составляющую.

Отмечено, что в понимании музыкальной гармонии суфизм созвучен представлениям о музыке как мировой гармонии, идущим от Древнего Китая, античной и средневековой эстетической мысли. Проявление космического принципа бытия, выраженного у Хазрата Инайят Хана понятием «вселенская гармония», или музыка, организующая иерархию различных его планов, свойственно, как подтвердило исследование, и восточному, суфийскому, и европейскому философскому мышлению.

Реконструкция представлений индийского философа-суфия Хазрата Инайят Хана о сущности музыкального бытия привела к выводу о том, что постижение смысла музыки выступает для суфия как сложный многоаспектный процесс сотворчества, включающий в себя вхождение в резонанс с глубинно музыкальным, духовным, воспроизводимом в звучании, поднимающем до смыслообразующих философских концептов.

В заключении подведены итоги исследования, подтверждена гипотеза и основные положения, вынесенные на защиту.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора:

Публикации в периодических научных изданиях, рекомендованных ВАК 1. Манько Л.И. Звук, цвет, слово как проявление музыкально эстетического в суфизме/ Л.И. Манько // Вестник Оренбургского государственного университета. – Оренбург, 2009. – № 11. – С. 139-145. – 0,4 п.л.

Другие публикации 2. Манько Л.И. Социокультурный аспект современного звучания музыки суфиев/ Л.И. Манько // Материалы международной научно-практической конференции «Философия. Культура. Гуманизм: история и современность». – Оренбург: ИПК ГОУ ОГУ, 2006. – С. 363-369. – 0,3 п.л.

3. Манько Л.И. Духовный потенциал суфизма в контексте проблемы «Восток – Запад» / Л.И. Манько // Материалы межвузовского «круглого стола» «Ислам как духовная традиция и фактор современных общественных отношений». – Оренбург: Изд-во ОГПУ, 2008. – С. 59-70. – 0,7 п.л.

4. Манько Л.И. Духовный опыт суфиев как прообраз социального космоса в современном мире/ Л.И. Манько // Социальный космос человека:

коллективная монография / Ю.Ш. Стрелец [и др.]. – Оренбург: печатный дом «Димур», 2008. – С. 87-108. – 1,3 п.л.

5. Манько Л.И. Ценность духовного опыта суфиев в современном мире/ Л.И. Манько // Этноконфессиональные ценности в условиях глобализации [Текст]: Материалы Всероссийской научно-теоретической конференции (г. Махачкала, 25-26 сентября 2008 г.). – Махачкала: ИПЦ ДГУ, 2008. – С. 79 82. – 0,2 п.л.

6. Манько Л.И. К вопросу об эстетических ценностях в суфизме/ Л.И. Манько //Методы, понятия и коммуникации в современном эстетическом дискурсе. Материалы III международной конференции, проведенной в МГУ 21 22 ноября 2008 года. – М., 2008. – С. 423-435. – 0,8 п.л.

7. Манько Л.И. Красота, добро, истина как духовные ценности в суфизме/ Л.И. Манько // «Человек: горизонты духовного развития»: Материалы Всероссийской очно-заочной научно-практической конференции, посвященной памяти доктора философских наук В.А. Андрусенко/ Филиал Уральской академии государственной службы в г. Оренбурге;

под. ред. Беляева И.А. – Оренбург: ООО «Агентство «ПРЕССА», 2009. – С. 130-138. – 0,5 п.л.

8. Манько Л.И. Музыка как эстетическая ценность в суфизме/ Л.И. Манько // Гуманитарные проблемы современности: социальная динамика строительной сферы. Труды седьмой Всероссийской и пятой Международной научно-практической конференции 19-20 ноября 2009 года. – М.: МГСУ, 2010. – С. 111-113. – 0,1 п.л.



 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.