авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Жизни: мода и эстетика повседневности

КУЛИКОВА Анастасия Сергеевна СТИЛЬ ЖИЗНИ: МОДА И ЭСТЕТИКА ПОВСЕДНЕВНОСТИ Специальность 09.00.04 – эстетика АВТОРЕФЕРАТ Диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Москва-2010 1 Диссертация выполнена на кафедре эстетики философского факультета МГУ имени М. В. Ломоносова Научный руководитель: доктор философских наук, профессор Кузнецова Т. В.

Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор Шапинская Е. Н.

кандидат философских наук Железняк Оксана Николаевна Ведущая организация: Учреждение Академии Наук, Институт философии РАН, кафедра философии культуры Защита диссертации состоится «25» июня 2010 г. в 15.00 на заседании диссертационного совета Д 501.001.83 по философским наукам при Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова по адресу: 119991, ГСП-1, Москва, Ленинские горы, МГУ, Учебный корпус № 1, философский факультет, ауд. А-518.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале Отдела диссертаций в Фундаментальной библиотеке МГУ имени М.В. Ломоносова в учебном корпусе №1 по адресу: Москва, Ломоносовский проспект, д. 27, к. 4, сектор «Б», 3-й этаж, комн. 300.

Автореферат разослан «_»2010 г.

Ученый секретарь Диссертационного совета кандидат философских наук, доцент Кондратьев Е. А.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИИ.

Актуальность исследования.

Настоящая работа посвящена исследованию эстетической категории стиля жизни. Актуальность представленной на защиту диссертации можно подтвердить следующими положениями: во-первых, в современном обществе происходит плюрализация и индивидуализация стилей жизни в условиях относительной выровненности информационной среды, бесконечное разнообразие которых несводимо к традиционным формам «классового поведения»;

во-вторых, крайняя условность и подвижность профессиональной структуры в сегодняшней России обогащает жизненно стилевые предпочтения индивидов;

в-третьих, стремительное проникновение эстетического в контекст повседневности позволяет говорить о «тотальной эстетизации повседневной жизни» в современном обществе.

Традиционно понятие «стиль» являлось исключительно эстетической категорией. Впоследствии сферой его распространения стало признаваться все пространство культуры (стиль культуры, стиль мышления), а также жизненного поведения человека (стиль жизни). В современной литературе, посвященной проблеме стиля, приоритет принадлежит категории «стиль жизни», а все другие стилевые формы (стили искусства, научного мышления, культуры) считаются производными от нее. Проблема стиля жизни из периферийной темы эстетических исследований переместилась в фокусное пространство эстетики повседневности.

Категория “стиль жизни” широко используется представителями различных дисциплин, связанных с изучением общественной и культурной жизни людей:

эстетики, социологии, социальной психологии, экономики, маркетинга, истории, теории культуры и т.п. Возрастание интереса к социокультурной жизнедеятельности людей, проявляющейся в специфическом стиле жизни, обусловлено как общественно-практическими, так и научно-теоретическими факторами. Такие изменения в социокультурной среде как появление новых технических средств для удовлетворения увеличивающегося разнообразия запросов людей по отношению к питанию, жилищу, одежде, предметам бытового и личного назначения, вызвали изменения в оценочных критериях, возросли требования к их эстетическим характеристикам, дизайну. Растущая дифференциация показателей благосостояния, эстетических ценностей людей, содержания их занятий увеличивает плюрализацию стилей жизни в современном обществе.

Степень разработанности проблемы.

Стиль жизни относится к числу наиболее популярных, но при этом, слабо разработанных категорий современной эстетики. Несмотря на достаточно продолжительную историю существования, стиль жизни в эстетических исследованиях остается скорее речевым оборотом, нежели категорией, подразумевающей вполне конкретный набор смыслов. Его статус маргинален, содержание метафорично, подвержено изменениям в зависимости от контекста и проблематизации исследования. Причина отсутствия теоретической завершенности концепта «стиль жизни», возможно, заключена в том, что категория всегда играла периферийные, второстепенные роли в научных теоретических разработках.

В качестве основных информационных источников первой главы диссертационного исследования можно назвать концепции стиля жизни Вебера М.1, Веблена Т.2, Зиммеля Г.3, Бурдье П.4, Мюллера Г.-П.5, Баумана З.6, Вебер М. Основные понятия стратификации // Соц. ис, 1994. №5;

Вебер М. Основные социологические понятия // Вебер М. Избранные произведения. М.: Прогресс, 1990.

Веблен Т. Теория праздного класса. – М.: Прогресс, 1984.

Зиммель Г. Избранное. В 2 т. Т.2. Созерцание жизни. М.:“Юристъ”, 1996;

Зиммель Г. Мода // Георг Зиммель.

Избранное, Том 2. Созерцание жизни. - М.: Юрист, 1996.

Бурдье П. Практический смысл. СПб и М.: Алетея, 2001;

Бурдье П. Практическое чувство. – СПб, Алетейя, 2001;

Бурдье П. Различение: социальная критика суждения // Экономическая социология.

Электронный журнал, 2005. Том 6;

Бурдье П. Социология политики. - М.: Socio-Logos, 1993;

Бурдье П.

Структура, габитус и практика. Журнал социологии и социальной антропологии, 1998. Вып.2;

Бурдье П.

Формы капитала // Экономическая социология. Электронный журнал. 2002. Том 3.

Mueller Н.-Р. Sozialstruktur und Lebensstile. Der neuere Iheoretische Diskurs ueber sozial Ungleichlieit.



Fnuufurt/Main.: Suhrkamp 1992.

Бауман 3. Индивидуализированное общество. - М.: Логос, 2002;

Бауман 3. Мыслить социологически. - М.:

Аспект-Пресс, 1996.

Бека У.7 и Бодрийяра Ж8. Большое внимание в первой главе уделяется не только эстетическим, но и социологическим теориям ввиду междисциплинарного характера исследования. По мнению диссертанта, эстетический выбор стиля жизни находится в прямой зависимости от социальной самоидентификации индивида, поэтому обращение к этим теоретическим разработкам представляется уместным в процессе исследования.

Теоретической основой второй главы, посвященной индустрии моды и брендингу стиля жизни, являются работы Бодо Ф., Аакера Д., Андреевой А.Н., Барта Р., Гофмана А., Кузнецовой Т.В., Ятиной Л.И. 9, Килошенко М.10, Ковалева А.Д.11, Любимовой Т.Б., а также западные монографии и журнальные публикации следующих теоретиков индустрии моды: Agins T., Blumer H.G., Breward C., Frings G.S., King C.W., Robinson D.E., Sapir E., Schiffman L., Schultz D., Smith D.C., Sproles G.B., Steele V., Tomplinson A., Young A., Webb B., Weeden P., Wileman A., Williams R.12, Winters A.A.

При наличии достаточно большого количества исследований феномена индустрии моды не обнаружено концептуального единства в ее понимании.

При этом важно заметить, что самой категории стиля жизни и ее зависимости от модных тенденций, в литературе, посвященной индустрии моды, уделено очень мало внимания, что значительно затруднило поиски необходимой информации для диссертационного исследования.

Бек У. Общество риска. На пути к другому модерну. – М.: Прогресс-Традиция, 2000.

Бодрийар, Ж. Символический обмен и смерть. М., 2000;

Бодрийяр Ж. Система вещей. – М, Рудомино, 1995.

Ятина Л.И. Концепция индустрии моды: проблема инноваций // Ненасильственные методы коммуникации в культуре и общественной жизни: Восток, Запад, Россия. СПб., 1997;

Ятина Л.И. Методика сравнительного исследования стилей жизни // Рабочие тетради по компаративистике. Вып. 2. СПб, 2001;

Ятина Л. И. Мода глазами социолога: результаты эмпирического исследования // Журнал социологии и социальной антропологии. 1998. Т. I, № 2;

Ятина Л.И. Полистилизм: новый этап в развитии моды // Рубеж, 2001, № 16-17.

Килошенко М. Психология моды. СПб., 2001.

Ковалев А.Д. Книга Ирвинга Гофмана «Представление себя другим в повседневной жизни» и социологическая традиция // Гофман И. Представление себя другим в повседневной жизни. М.: Канон-пресс Ц, Кучково Поле, 2000.

Williams R. Culture and Society 1780-1950. - London, 1958.

Среди обобщающих работ, посвященных индустрии моды, большое внимание было уделено монографиям и статьям Бодо Ф.13, Барта Р.14, Гофмана А.Б.15, Кузнецовой Т.В.16, Любимовой Т.Б17, Breward C.18, Robinson D.E.19, Steele V.20 и др. Однако ни в одной из перечисленных монографий и статей нет разделов, посвященных проблеме взаимосвязи индустрии моды и стиля жизни. В области системы комплекса маркетинговых коммуникаций и потребительского поведения в индустрии моды следует особо отметить монографии Аакера Д. 21, Андреевой А.Н. 22, Agins T. 23, Blumer H.G. 24, Frings G.S.25, King S.W.26, Sapir E.27, Schiffman L., Kanuk L.28, Schultz D.29, Smith D.C.30, Sproles G.B.31, Tomplinson A.32, Young A.33, Webb B.34, Weeden P.35, Wileman A., Jary M.36, Winters A.A., Winters P.F. Бодо Ф. “Шик & Шарм”. – М.: Слово/Slovo, 2006. Перевод изд.: Mode du siecle, Editions Assouline, Paris, France, 1999.

Барт Р. Избранные работы. Семиотика. Поэтика. М.: 1989;

Барт Р. Мифологии. М.: Издательство им.

Сабашниковых, 2000;

Барт Р. Система моды/ Пер. с фр. – М., Издательство им. Сабашниковых, 2003.

Гофман А.Б. Мода и люди. Новая теория моды и модного поведения. 3-е изд. – СПб.: Питер, 2004;

Гофман И. Представление себя другим в повседневной жизни. М.: Канон-пресс-Ц, Кучково Поле, 2000.

Кузнецова Т.В. Феномен моды: эстетика и диалектика// Философские науки.- 1991.- № 6.

Любимова Т. Б. Мода и ценность. // Мода: за и против. / Под ред. Толстых В. И. М., 1973.

Breward С. The Culture of Fashion. - Manchester University Press, Manchester, 1995;

Breward C. Cultures, Identities, Histories: Fashioning a Cultural Approach to Dress // The Fashion Business. Theory, Practice, Image. Ed.

by N. White and I. Griffiths. Oxford – N.Y., 2000.

Robinson D.E. Fashion Theory and Product Design. II Harvard Business Review. – 1958. - No. (November-December).

Steele V. Fashion: Yesterday, Today and Tomorrow // The Fashion Business. Theory, Practice, Image. Ed. by N. White and I. Griffiths. Oxford – N.Y., 2000.

Аакер Д. Создание сильных брендов/ Пер. с англ. – М.: Издательский дом Гребенникова, 2003;

Аакер Д., Йохимштайлер Э. Бренд – лидерство: новая концепция брендинга/ Пер. с англ. – М.: Издательский дом Гребенникова, 2003.

Андреева А.Н. Концепция портфеля дизайнерских брендов в фэшн – бизнесе: постановка проблемы// Вестник Санкт-Петербургского университета. Сер. 8. Менеджмент. – 2003. – Вып.2 (№16);

Андреева А.Н.

Фэшн – маркетинг дизайнерских торговых марок: ситуация в Санкт – Петербурге в начале XXI века// Вестник Санкт – Петербургского университета. Сер. 8. Менеджмент. – 2002. – Вып.1;

Андреева А.Н. Маркетинговые коммуникации дизайнерских брендов в фэшн – бизнесе// Маркетинговые коммуникации. – 2003. - №1(13).

Agins T. Editorial Plugs for Apparel Are in Style II Wall Street Journal. - 1992. -October 6;

Agins T. The End of Fashion: How Marketing Changed the Clothing Business Forever. - HarperCollins Publishers/Quill, 2001.

Blumer, Herbert G. Fashion: from class differentiation to collective selection // Sociological Quarterly, 1969;

Blumer, H.G. Fashion // International Encyclopedia of the Social Sciences. Vol. 5. N.Y.: The Macmillian Company and The Free Press, 1968.

Frings G.S., Fashion from Concept to Consumer. 7th ed., 2002.

King C.W. Jr. Fashion Adoption: A Rebbutal to the «Trickle Down» Theory I Ed. S.A.Greyser II Proceedings of the American Marketing Associations. - Chicago: American Marketing Associations, 1963.

Sapir E. Fashion (1931) // Sociological Theory. N.Y., 1956.

Schiffman L., Kanuk L. Consumer Behavior. - Prentice-Hall, Englewood Cliffs, NJ, 1997.

Schultz D., Barnes B. Strategic Brand Communication Campaigns. - 5th ed. - NTC Business Books, 1999.

Smith D. C, Park С W. The Effects of Brand Extensions on Market Share and Advertising Efficiency II Journal of Marketing Research. - 1992. - Vol. 29, No. 3.

Sproles, G. B. Analyzing fashion life styles – principles and perspectives // Journal of Marketing, Fall 1981, Vol. 45;

Sproles G. B. Behavioral Science Theories of Fashion / Ed. M.R. Solomon II The Psychology of Fashion. Теоретической основой третьей главы диссертационного исследования были труды о повседневной жизни Лефевра А.38, М. де Серто39, Лелеко В.Д.40, Chaney D.41, а также многочисленные работы, посвященные проблематике дизайна – Быстровой Т.Ю.42, Глазычева В.Л.43, Ковешниковой Н.А.44, Ляшенко В.А.45, Шепетиса Л.К.46 и др.

Ориентиром для научных изысканий в области дизайна послужили философские работы Г.Н. Лолы47, Хью Лейси48, М.С. Кагана49, Г.П.

Выжлецова50, В.Л. Глазычева51, Е.В. Жердева52, М.Ф. Овсянникова53, Г.А.

Орлова54, В.Ю. Медведева55, статьи и монографии Х. Г. Тхагапсоева, Л.Н.

Столовича, Р.А. Степучева. Особое место в истории исследования дизайна в нашей стране в последние три десятилетия занимают работы К.М. Кантора, Г.

П. Щедровицкого, В.Л. Глазычева, В.Я. Дубровского, О.И. Генисаретского и др., большинство из которых работали над «проективной» концепцией Lexington: D.C. Heath/Lexington Books, 1985;

Sproles G. B. Fashion Theory: a Conceptual Framework II Advances in Consumer Research. 1974. Vol.1, Issue 1.

Tomplinson A. Consumption, Identity and Style: Marketing, Meanings and the Packaging of Pleasure. Routlege, London, 1990.

Young A. Recurring Cycles of Fashion 1760-1937. N. Y., 1939.

Webb B. Retail Brand Marketing in the New Millennium I Eds. T. Hines, M. Bruce II Fashion Marketing.

Contemporary Issues. - Butterworth-Heinemann, Oxford, 2001.

Weeden P. Study Patterned on Kroeber's Investigation of Style II Dress - Journal of the Costume Society of America. - 1977. - No. 3.

Wileman A., Jary M. Retailer Power Plays: From Trading To Brand Leadership. -Macmillan, London, 1997.

Winters A.A., Winters P.F., Paul С Brandstand: Strategies for Retail Brand Building. - Visual References Publications, New York, 2002.

Lefebvre H. Everyday Life in the Modern World. L., 1971.

De Certeau M. The Practice of Everyday Life. Berkley, 1984.

Лелеко В.Д. Эстетика в интерпарадигмальном пространстве: перспективы нового века. Материалы научной конференции 10 октября 2001 года. Серия “Simposium”, выпуск 16. СПб: Санкт-Петербургское философское общество, 2001.

Chaney D. Lifestyles. - London and new York : Routledge, 1996.

Быстрова Т.Ю. Вещь. Форма. Стиль: Введение в философию дизайна. – Екатеринбург, 2001.

Глазычев В.Л. О дизайне. - М.,1970.

Ковешникова Н.А. Дизайн: история и теория. – М., 2006.

Ляшенко В.А., «Дизайн как фактор научно-технического прогресса», М., 2009.

Шепетис Л.К. Искусство и среда. Место искусства в современной эстетической среде. - М.: Наука, 1993.

Лола Г.Н. Дизайн. М., 1998.

Хью Лейси. Свободна ли наука от ценностей. СПб, Логос, 2001.

Каган М.С. Морфология искусства. Л., 2000;

каган М.С. Философия культуры. СПб, 2002.

Выжлецов Г.П. О дизайне. Л., 1998.

Глазычев В.Л. Дизайн как он есть. М., Европа, 2006.

Жердев Е.В. Дизайн вчера, сегодня. Завтра. М., 2001.

Овсянников М.Ф. Эстетика и производство. М., МГУ, 1969.

Орлов Г.А. Проблемы ритма художественного времени и пространства в искусстве. СПб, 2000.

Медведев В.Ю. Опыт эстетической оценки технически сложных изделий культурно-бытового назначения. Л., Знание, 1983;

Медведев В.Ю. Система оснований эстетической оценки произведений дизайна.

Вестник СПГУТД, 1997, №1.

дизайна56. Среди зарубежных авторов диссертант опирался в большей степени на фундаментальные исследования Ж. Бодрийяра57. Следует упомянуть, что предмет дизайна долгое время обладал чертами полумаргинального объекта исследования и не был своевременно включен в социально-философский аспект, но сейчас эта тема глубоко изучена и очень популярна.





Обобщая этот краткий и далеко не полный обзор, следует сказать, что за последнее время исследования в области проблематики стиля жизни продвинулись далеко вперед, особенно в западной литературе, именно поэтому большой акцент осуществляется именно на западные (в основном англоязычные) источники. В то же время процесс изучения проблематики стиля жизни выводит исследователей на новые проблемные и концептуальные уровни, требующие более глубокого погружения в накопленный материал.

Несмотря на длительную историю теоретических исследований, посвященных этому вопросу, и сегодня не существует однозначных рецептов решения этой задачи.

Объект диссертационного исследования: стиль жизни как социально эстетическая категория.

Предмет диссертационного исследования: взаимосвязь стиля жизни с индустрией моды и эстетизацией повседневности в условиях культуры постмодерна.

Цели и задачи исследования:

Основной целью диссертационной работы является анализ социально эстетической категории стиля жизни, рассматриваемой сквозь призму индустрии моды и эстетики повседневности. В диссертационном исследовании ставится ряд более конкретных задач:

- рассмотреть феномен стиля жизни как научную проблему эстетики;

- проанализировать социально-эстетическую категорию “стиля жизни”;

- выявить взаимосвязь индустрии моды и стиля жизни, оценить значение брендинга стиля жизни и его роль в современном обществе потребления;

Кантор К.М. Два проекта всемирной истории // Вопросы философии. 1990. №2.

Бодрийяр Ж. Система вещей. М.: Рудомино, 1995.

- охарактеризовать эстетизацию повседневной жизни общества постмодерна и дизайн как основной инструмент этой эстетизации;

- рассмотреть дизайн как способ организации предметно-пространственной среды, оказывающей опосредованное влияние на модель поведения человека;

- проследить взаимосвязь искусства дизайна и стиля жизни.

исследования заданы как предметом Методологические основания анализа, так и основными задачами.

Данное диссертационное исследование построено на логико-аналитическом, структурно-функциональном и культурно-историческом методах и представляет собой логическое конструирование относительно новой для эстетики категории стиля жизни. Логико-аналитический метод дает возможность максимально объективного взгляда на природу категории стиля жизни, позволяет избежать односторонней трактовки существования этого понятия в культуре. Культурно-исторический метод позволяет исследовать изменения в статусе стиля жизни внутри культуры общества потребления, сменившего традиционное общество. И, наконец, структурно функциональный метод дает нам возможность исследовать индустрию моды, дизайн и стиль жизни как систему и проследить механизмы взаимосвязи и функционирования элементов внутри этой системы.

Научная новизна исследования связана с раскрытием малоизученной категории эстетики «стиль жизни», в частности:

- впервые стиль жизни рассматривается как социально-эстетическая категория, - по мнению автора, эстетический выбор стиля жизни позволяет человеку идентифицировать себя в социокультурном пространстве;

- впервые проведен структурно-функциональный и сравнительный анализ основных теоретических подходов в интерпретации категории стиля жизни;

- впервые проведен анализ эстетической взаимообусловленности стиля жизни и тенденций в индустрии моды и дизайне, охарактеризована роль брендинга стиля жизни в современном обществе потребления.

Основные положения, выносимые на защиту:

- категория стиля жизни выражает стремление человека найти опору собственному бытию и идентифицировать себя в социокультурном контексте;

- выбор эстетических детерминант того или иного стиля жизни напрямую зависит от социокультурной самоидентификации того или иного субъекта, поэтому можно сделать вывод о том, что стиль жизни является социально-эстетической категорией;

- характерно большое влияние индустрии моды на формирование поливариантных стилей жизни;

- крайне важна роль дизайна в распространении эстетического в повседневности и утверждения категории стиля жизни во всех сферах человеческой жизнедеятельности.

Научно-практическая значимость диссертации:

Результаты диссертационной работы могут быть использованы при разработке исследовательских и учебных программ по эстетике, истории и теории моды, проблематике искусства дизайна.

Апробация полученных результатов.

Результаты данной научной работы были положены в основу нескольких публикаций автора по данной проблеме.

Тезисы диссертации, вынесенные на защиту, были представлены в докладе на III Овсянниковской международной эстетической конференции, состоявшейся в МГУ имени М.В. Ломоносова 21-22 ноября 2008 года. Название доклада «Эстетизация повседневной жизни во второй половине XX - начале XXI вв.».

Диссертация была обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры эстетики философского факультета МГУ имени М.В. Ломоносова.

Структура диссертационной работы обусловлена целью исследования и необходимостью выполнения вытекающих из нее более конкретных задач.

Диссертационное исследование состоит из введения, трех глав и заключения.

К работе прилагается библиографический список литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ.

Во введении обосновывается актуальность темы, характеризуется степень научной разработанности проблемы, определяется объект и предмет, а также ряд конкретных задач диссертационного исследования, обосновывается научная новизна работы, теоретическая и практическая значимость диссертации, дается систематизированный библиографический обзор вопроса.

– “Феномен стиля жизни как научная проблема, Первая глава концептуальные основания изучения стиля жизни” – состоит из трех параграфов. В первом параграфе представлены теоретические концепции стиля жизни М. Вебера, Т. Веблена и Г. Зиммеля, во втором параграфе исследуются теории П. Бурдье и Г.-П. Мюллера и, наконец, в последнем параграфе, анализируется дискурс рассматриваемого понятия в эстетике постмодернизма (Ж. Бодрийяр, Бауман З.).

Обратимся к краткой характеристике всех теоретических положений, рассматриваемых в первой главе диссертационного исследования:

М. Вебер использует термин «стиль жизни» при разработке теории стратификации общества, основанной на трех показателях: собственности, власти и престиже58. Стиль жизни отражает, по его мнению, особенности субкультуры статусных групп, проявляющихся в наборе черт, принципов, навыков поведения, на основании которых воздаются почести: на уровне общества в целом, а также происходит дистанцирование статусных групп.

Стиль жизни, реализующийся в повседневных практиках, выступает, таким образом, в роли инструмента, приписывающего индивиду социальный статус, обозначающий его причастность к определенной статусной группе.

Вебер М. Основные понятия стратификании // Социс. 1994, №5, С. 146-156.

Веблена59 стали демонстративные практики Предметом изучения Т.

потребления, именно в этом контексте он обратился к стилю жизни. Как и теория статусной стратификации общества Вебера, теория демонстративного потребления описывает механизм борьбы за желаемые статусные позиции, открывающие доступ к различного рода ресурсам и почестям.

Демонстративное потребление, ассоциируемой с определенным жизненным стилем, символизирующим социальные достижения, жизненный успех, позволяет индивиду воспроизводить свою принадлежность к избранному сословию, классу. Веблен, таким образом, стал основоположником традиции изучения стиля жизни в контексте потребительского поведения.

Благодаря Г. Зиммелю, сформировалось третье направление интерпретации жизни60.

стилей В данном случае проблематика жизненных стилей актуализировалась в контексте изучения идентификационных процессов в условиях прогрессирующей стилевой дифференциации культуры. Поиск личностью собственной идентичности путем достижения баланса между общественными и внутренними импульсами и представляет собой, по версии Зиммеля, стиль жизни.

Долгое время стиль жизни оставался маргинальной темой, пока к его изучению не приступил П. Бурдье61. В его трудах эта тема также не является центральной, однако, именно он впервые придал стилю жизни категориальное и инструментальное значение. Определение стиля жизни конструируется Бурдье через два других понятия – социальное пространство и габитус. Стиль жизни представляет собой целостное множество отличительных предпочтений, отражающих одну и ту же выразительную интенцию (эстетический вкус) во всех повседневных практиках агентов, занимающих одинаковую позицию (класс) в социальном пространстве. Теоретические изыскания Бурдье укрепили веберовскую традицию изучения стиля жизни.

Веблен Т. Теория праздного класса. – М., Прогресс, 1984.

Simmel G. Phibsophi des Geldes. S. Aufl. Berlin: Dunker & Humbolt, 1900.

Бурдье П. Социология политики. - М: Socio-Logos, 1993. - 336 с;

Бурдье П. Формы капитала / / Э к он ом и ч е с к а я с оц и ол ог и я. Э л е к т р он н ы й ж ур н а л, 2 0 0 2. Т он 3. № 5. С. 6 0 - б б. См.

www.ccsoc.msses.г»: Бурдье П, Различение: социальная Kритикa суждений // Экономическая социология.

Электронный журнал. 2005. Том. б, № 3. С.26-29.

Концепция стиля жизни Г.-П. Мюллера написана под влиянием идей Бурдье и напрямую связана с изучением социальной стратификации общества62.

Мюллер предлагает дополнить и конкретизировать социально-структурный анализ социального неравенства анализом стилей жизни, что, по его мнению, может позволить увязать макро- и микроуровни социальной жизни, сочетать структурные и процессуальные аспекты. В данном случае стиль жизни определяется как структурированные в пространстве и времени образцы жизнедеятельности, зависящие от материальных и культурных ресурсов, и проявляющиеся в способах эстетического устройства дома, потреблении и т.п.

Традиции изучения стиля жизни в контексте потребительского поведения и идентификационных процессов оказались одинаково востребованными в теории общества постмодерна, постулирующей мозаичность культуры и социальной структуры общества, т.е. мультикультурализм и дифференциацию по стилям жизни. Здесь стили жизни отождествляются с актами конструирования и презентации собственной идентичности посредством манипулирования символическими значениями потребляемых вещей.

Идейными вдохновителями данного подхода являются З. Бауман63 и Ж.

Бодрийяр64. Ценностный и нормативный плюрализм современного общества обеспечивает многообразие предлагаемых жизненных стилей и создает условия для возрастания свободы при их выборе.

Бауман отождествляет современное постиндустриальное общество с обществом потребления. Именно потребительская установка современного человека формирует его индивидуальность. Рынок обладает функцией, незамеченной прежними исследователями. Он представляет собой множество «наборов идентичности», где каждый из этих наборов имеет своего адресата.

Mueller Н.-Р, Sozialstruktur und Lebensstile. Der neuerc theoretische Diskurs ueber sozial Ungleichheit, Frankfurt/Mai it.: Suhrkamp 1997.

Бауман 3. Мыслить социологически / Пер. с англ- под ред. А.Ф. Филиппова;

Ин-т «Открытое общество». - М.: Аспект-Пресс, 1996. - 255 с;

Бауман 3. Индивидуализированное общество / Пер, с англ. под ред. В Л. Иноземцева, М.: Логос. 2002.

Бодрийяр Ж. Система вещей.- М., 1995.

Так, конкретный товар позиционируется (рекламируется) на фоне соответствующего стиля жизни, является неотъемлемой его частью, т.е.

продается не просто непосредственная потребительская ценность самого продукта, а его символическое значение. Таким образом, стили жизни реализуются через стили потребления.

Жан Бодрийяр в 70-х годах XX века продолжил традицию интерпретации потребления как социокультурного текста, конструируемого из потребляемых вещей в качестве символов или знаков людьми-потребителями для прочтения другими лицами. В качестве примера можно привести его знаковую книгу «Общество потребления», посвященную анализу массового потребления как целостному социальному феномену, а потому направляемому социально артикулированными потребностями в различительно значимых предметах65.

По Бодрийяру потребление – это «виртуальная целостность всех вещей и сообщений, составляющая отныне более или менее связный дискурс.

Потребление есть деятельность систематического манипулирования знаками»66.

Теориями общества эпохи постмодерна свойственна тесная концептуальная взаимосвязь стиля жизни и потребления, что вполне объяснимо, учитывая методологическую установку постмодернистов на анализ внешних сторон презентации, выраженных при помощи многовариантной символики. В наиболее обобщенном виде стиль жизни можно определить как идентичность, достигаемую посредством потребления вещей-знаков. И поскольку жестких, статичных социальных структур не существует, как не существует и определенности в эстетических нормах, правилах и символике культуры, то стиль жизни, вслед за идентичностью превращается в динамичную, пластичную, склонную к трансформациям структуру.

Вторая глава, «Индустрия моды как фактор формирования стиля жизни», состоит из четырех параграфов, в которых подробно освещается развитие моды как индустрии, рассматриваются объекты, находящиеся в зоне ее Baudrillard J. La society de consommation;

Ses mythes, ses structures. Paris: Gallimard, Бодрийяр Ж. Система вещей, - М., 1995. С. 165.

воздействия, анализируются основные теоретические интерпретации распространения тенденций, а также воздействие индустрии моды на формирование стилей жизни в обществе.

В первом параграфе индустрия моды рассматривается как социально эстетический феномен, дается краткий исторический обзор ее зарождения и становления. Развитие индустрии моды и ее эстетических тенденций связано с параллельным развитием «престижного потребления» Т. Веблена и общества массового потребления.

На протяжении веков мода закладывала санкционированное воздействие на поведение, эстетические вкусы, систему ценностей различных социальных групп. Мода диктовала прежде всего стиль жизни и уже потом манеру одеваться. Большое значение придавалось тому, как и что говорить, что делать и, конечно, что носить. У этих модных канонов были свои законодатели:

государи, щеголи и эстеты, - Людовик XIV, Браммел, Бодлер устанавливали моду и сами следовали ей67.

Даже если утверждать, что индустрия моды появилась около 1350 года, более правильным было бы считать, что мода в ее современном понимании – с быстрыми сменами тенденций и постоянным стремлением противопоставить себя обыденности и соответствовать своему времени – не обладала реальной силой до XVIII века. К этому времени городская буржуазия укрепила свои позиции и попыталась завовевать власть, принадлежащую феодальной аристократии. Одежда использовалась тогда в качестве знака принадлежности к определенному социальному статусу.

Лидером моды в XVIII - начале XX в.в. являлась элита. Поэтому первоначально мода теоретически рассматривалась как процесс производства модных стандартов и последующей их деградации от верхних слоев общества к более низким68. Соответственно, основными категориями в рассуждениях о моде были понятия «подражания» и «обособления», поддержанием элитой Бодо Ф. “Шик & Шарм”. Перевод с фр. Е.Д.Богатыренко, О.Р.Будкиной, В.Д. Румянцева. – М.:

Слово/Slovo, 2006. 400 с. Перевод изд.: Mode du siecle, Editions Assouline, Paris, France, 1999. С. 8-12.

Зомбарт. В. Народное хозяйство и мода. Спб., 1904;

Спенсер, Г. Основания социологии. т. 2. Спб., 1898, с. 223;

Тард, Ж. Законы подражания. Спб., 1892, с. 169, 197-198, 330;

Зиммель, Г. Мода // Георг Зиммель.

Избранное. Том 2. Созерцание жизни. М.: Юрист, 1996, с. 266-291.

своей групповой идентичности. Так, Г. Зиммель пишет: «Мода… представляет собой подражание данному образцу и этим удовлетворяет потребности в социальной опоре, приводит отдельного человека на колею, по которой следуют все, дает всеобщее, превращающее поведение индивида просто в пример. Однако она в такой же степени удовлетворяет потребности в различии, тенденцию к дифференциации, к изменению, к выделению из общей массы… Она всегда носит классовый характер, и мода высшего сословия всегда отличается от моды низшего, причем высшее сословие от нее сразу же отказывается, как только оно начинает проникать в низшую сферу»69.

Хронологически историю развития индустрии моды можно условно разделить на два этапа. С начала века и до 1960-х годов эстетические каноны определяются нормами высокой моды, созданной исключительно для высшего общества. В начале XX века крестьяне и рабочие носили одежду, соответствующую их положению. В течение их жизни ни одежда, ни положение не менялись. Таким образом, по внешнему виду и убранству интерьера можно было легко определить уровень социального положения человека.

Ситуация кардинальным образом меняется в 1950-х годах. Во второй половине XX века в странах Западной Европы благодаря либерализации экономики и изменившимся нравственным нормам уходит в прошлое традиционное деление общества на классы. Все менее очевидны преимущества элиты, все незаметнее различия. По американскому образцу в Европе разрабатывается производство готового платья, так называемого прет а-порте. Рост налогов, высокая цена на исходные материалы делают малоприбыльными изготовление изящных вещей ручной работы, в то время как стремительно разивающиеся технологии позволяют выпускать все более качественную продукцию. Начиная с этого периода, экономика моды разделилась на два уровня – товары «от кутюр» (индивидуальные заказы для элиты) и «прет-а-порте» (массовое производство для среднего класса). Именно Зиммель, Г. Мода // Георг Зиммель. Избранное. Том 2. Созерцание жизни. М.: Юрист, 1996, с. 268.

1960-1980-е годы стали эпохой знаменитых парижских кутюрье – Коко Шанель, Кристиана Диора, Ива Сен-Лорана, Юбера де Живанши и др.

Наиболее характерное определение моды в конце XX века дает «Иллюстрированная энциклопедия моды»: «Модой в широком смысле слова называют существующее в определенный период и общепризнанное на данном этапе отношение к внешним формам культуры: к стилю жизни, обычаям сервировки и поведению за столом, автомашинам, одежде»70.

Органичное перетекание моды в стиль жизни привело к переходу от индивидуального восприятия к концептуальному, т. е. в моду стали входить не детали, становящиеся ее признаками, а определенные концептуальные решения. В конце XX в. темпы развития дизайна замедлились, но ускорился процесс сменяемости концепций. Произошел отказ от глобальности идей, они стали менее емкими и радикальными. Столицы моды утратили статус «диктаторов». Концептуальный подход к моделированию упростил процесс комбинирования частей костюма и, следовательно, стал предъявлять меньше требований к новизне и оригинальности элементов стиля. Подобная ситуация была невозможна в 20-е или начале 60-х годов XX в., когда моду определяли силуэт и пропорции частей костюма. Тенденции в этот период менялись медленнее, чем в XX в., потому что были слишком важны нюансы этикета, символика туалета. В современном понимании средневековая культура (культура жеста, по Жан-Клод Шмитт) была наиболее далекой от индустрии моды.

Во втором параграфе диссертационного исследования дается характеристика объектов индустрии моды.

Рассматривая вопрос о сущности объектов, подверженных изменениям индустрии моды, следует отметить, что в научной литературе существуют две трактовки понятия «модный объект»: узкая и широкая. В отношении узкой трактовки больших расхождений нет. Первой и наиболее очевидной группой Кибалова Л., Гербенова О., Ламарова Н. Иллюстрированная Энциклопедия Моды. Изд-во «Артия», Прага, 1988. С. 11.

является одежда, «наиболее чистая и древняя форма выражения моды»71.

Современная fashion-теория рассматривает моду как «одежду, создаваемую в основном ради ее выразительных и декоративных качеств, имеющую тесную связь с краткосрочным диктатом рынка в большей степени, чем с ремеслом и рукоделием или ее формальными функциями»72. Затем следуют предметы, формирующие внешний облик человека: обувь, головные уборы, аксессуары (ювелирные украшения, часы, сумки, ремни, очки). После Второй мировой войны, в связи с развитием массового бизнеса красоты (beauty business) к модным объектам присоединяется декоративная косметика и парфюмерия, также способные трансформировать внешний вид и восприятие человека. Из товаров личного потребления к модным, как правило, не относят те, которые нельзя потреблять демонстративно (мужское нижнее белье).

В 2002 г. британский маркетолог Майк Исей предложил классификацию модных продуктов и услуг, состоящую из трех базовых групп: первая одежда, рассматривается как базовый продукт индустрии моды;

вторая родственные услуги (консультации по составлению гардероба, имиджмейкерство, парикмахерское искусство, визаж, ремонт и починка одежды, пластическая хирургия, трансплантация волос, искусственный загар, татуировки и пирсинг, химчистка и прачечная);

третья - родственные продукты (обувь, шляпы и головные уборы, ювелирные украшения, чулочные изделия, ремни, сумки, шарфы и платки, очки, косметика, парфюмерия, парики, предметы галантереи)73.

Распространение процесса изменений, подверженных влиянию моды на мир материальных и нематериальных объектов позволяет включать в это понятие весьма обширный набор мнений. Развитие и быстрое распространение дизайна в области человеческого жилища, сделало экстерьеры и интерьеры жилых помещений отдельной группой объектов моды. Массовое производство автомобилей и развитие дизайна в области автомобилестроения во второй Robinson D.E. Fashion Theory and Product Design. II Harvard Business Review. – 1958. – P. 126-138.

Breward С. The Culture of Fashion. - Manchester University Press, Manchester, 1995. P.5.

Easey Mike, Pettit John, Moss Paul (Second edition, edited by Mike Easey). Fashion Marketing. - Wiley Blackwell, 2001. P.2.

половине XX в. привело к появлению такой группы объектов, как автомобили.

Стремление к здоровому образу жизни, с одной стороны, и глобализация «мировой деревни» и взаимопроникновение этнических культур в начале 90-х годов XX в. с другой, сделало модными объектами также продукты питания и гастрономии. Развитие массовой музыкальной культуры, совмещение популярной музыки с визуальным рядом (феномен MTV, VH1) и развитие чисто музыкальных форматов радиовещания сделало музыку во второй половине XX в. очередным объектом влияния индустрии моды.

Иными словами можем прийти к выводу, что индустрия моды не ограничивается только сферой одежды, необходимо рассматривать этот феномен в том виде, как он влияет на все прочие области потребления и элементы нашей повседневной жизни. Многие исследователи придерживаются мнения, что в качестве объектов моды можно также рассматривать искусство, философию, идеологию и даже политику. Склонности к изменениям под воздействием модных тенденций были также отмечены в науке74, похоронных услугах75, в практике присвоения имен младенцам76 и в практике и теории менеджмента77. Или иными словами, как писал в 1951 г. А. Дэниэлз в своей статье «Фэшн-мерчендайзинг», опубликованной в Harvard Business Review «Мода имеет огромное значение в жизни многих людей просто потому, что является едва ли не всем»78. Таким образом, мы имеем дело с одним из центральных феноменов современного мира и можем сделать вывод об очевидной роли индустрии моды в формировании не только внешнего облика человека, но также и остальных элементов его стиля жизни.

В третьем параграфе рассматриваются основные теоретические интерпретации распространения моды: теория «просачивания вниз» (trickle down), теория «просачивания по горизонтали» (trickle across), теория Crane D. Fashion in Science: Does It Exist? II Social Problems. - 1969. - No. 16 (Spring) - P.43 3-441.

Blumer 1969 - Blumer H. Fashion: From Class Differentiation to Collective Selection // The Sociological Quarterly, 10.

Shepard D. Fashions in Christian Names I Eds. G. Wills, D. Midgley II Fashion Marketing: An Antology of Viewpoints and Perspectives.- London: George Allen & Unwin, Ltd., 1973.

Abrahamson E. Managerial Fads and Fashions: The Diffusion and Rejection of Innovations II Academy of Management Review. - 1991. - No. 16 (3). - P.586-612.

Daniels A.H. Fashion Merchandising II Harvard Business Review. - 1951. - No.29 (May).-P.51-60.

коллективного выбора, теория «просачивания вверх» (trickle up), а также модель процесса фэшн-трансформации (the fashion transformation process model). Все эти модели отражают зависимость распространения эстетических тенденций моды от социальной самоидентификации индивида. Но наиболее интересна в нашем случае модель процесса фэшн-трансформации (the fashion transformation process model).

Созданная преподавателями Лондонского колледжа искусства и дизайна Св.

Мартина «модель процесса фэшн-трансформации», одного из самых влиятельных высших учебных заведений мира, готовящих специалистов индустрии моды в области дизайна, маркетинга и журналистики и опубликованная в Journal of Fashion Marketing and Management в 2002 г., представляет собой процесс адаптации нового стиля на уровне индивидуума и уровне социальной системы в виде спирали79.

Выделяются два уровня фэшн-трансформации: макроуровень подразумевает под собой изменения на уровне общества, а микроуровень - на уровне индивидуума. При этом каждый из уровней подразделяется на два:

субъективный и объективный. Макро - субъективная сфера зависит от влияния социальных, культурных, экономических и политических факторов, макро объективная сфера собой взаимодействие с рынком и экономическую деятельность, микро-объективная сфера - это взаимодействие между индивидуумом и разнообразными фэшн-объектами, микро-субъективная сфера - это область психологического феномена индивидуума и взаимодействия между индивидуумами.

Согласно данной модели процесс изменения модных тенденций начинается с макро - субъективной сферы, и мода лишь отражает социальные актуальные проблемы, которые трансформируются в определенные эстетические тенденции. Общество в целом не является однородным и состоит из различных групп, чьи поведенческие паттерны, отношения и обычаи характеризуются понятием «стиля жизни». Существование стилей жизни дает возможность компаниям и продуктам дифференцироваться на рынке, выбирая Cholachatpinyo et al, 2002a, p.11-35, 2002.

между различными группами людей. В качестве кластеров стилей жизни модель процесса фэшн – трансформации рассматривает четыре базовых поведенческих паттерна в отношении одежды: конформизм, нонконформизм, маскировка и модификация (изменение).

В макро-объективной сфере осуществляется та стадия процесса фэшн – трансформации, на которой актуальные социальные проблемы, интерпретированные при помощи четырех кластеров стилей жизни, воплощаются в осязаемые концепции моды при помощи специфических индивидуумов и организаций. К этим индивидуумам и организациям относятся такие представители фэшн-бизнеса, как дизайнеры, производители и маркетологи. Их роль в содействии рыночной капитализации и предложению на рынке зависит от времени и от условий соответствующего рынка.

Дистрибьюторы (фэшн-ритейл) играют важную роль в процессе символической значимости различных стилей жизни, имеющих отношение к индустрии моды. Кластер фэшн – тенденций напрямую связан с кластером стилей жизни. Конформизм означает принятие преобладающих эстетических канонов: мода, соответствующая доминирующим социальным нормам.

Нонконформизм подразумевает альтернативную моду: стиль жизни как способ демонстрации протеста. Маскировка означает бегство от действительности, когда мода является в определенной степени хамелеоном для приспособления к любым обстоятельствам. Под модификацией понимется адаптация моды. Теория коллективного выбора напрямую связана с макро уровнем, т.к. наиболее точно объясняет, почему выбираемые индивидуумами стили моды являются отражением коллективных стандартов в обществе.

Микро-объективная сфера является областью, где индивидуумы взаимодействуют с фэшн-объектами на рынке. Здесь фэшн-объекты выбираются индивидуумами для создания собственного образа с целью соответствия эстетическим концепциям времени. В микро-объективной сфере происходит также процесс обсуждения выбираемого фэшн – объекта с другими. Система фэшн-ритейла (продажи) предлагает индивидууму различные практические возможности в отношении внешнего вида и обустройства повседневной жизни. Бренды являются в определенной степени символами, влияющими на процесс идентификации индивидуума, упрощающими проблему выбора фэшн – объекта.

В микро-субъективной сфере происходит процесс индивидуальной интерпретации индивидуумом новых стилей. На этой стадии происходит постоянная конкурентная борьба между двумя желаниями: желанием продемонстрировать, «показать» себя и желанием оставаться в рамках социально приемлемого поведения. Именно здесь индивидуум осуществляет свой выбор между желанием быть отличным от других и желанием соответствовать социальным нормам. В модели процесса фэшн трансформации эти две противоречивые силы носят названия «Сила дифференциации» и «Сила социализации». В зависимости от того, какая их противоречивых сил возьмет верх в процессе обсуждения индивидуумом с самим собой, происходит адаптация стиля на индивидуальном уровне, а это дает сигнал к изменениям внешности и спираль процесса фэшн трансформации выходит на новый виток.

Несмотря на комплексный интеграционный характер модели процесса фэшн трансформации, брендам в фэшн – бизнесе отведена фактически роль идентификационных символов, облегчающих потребителю процесс выбора фэшн-объекта на рынке.

В четвертом параграфе второй главы диссертационного исследования анализируется воздействие индустрии моды на формирование стиля жизни.

Если исследователи 60–70-х годов XX в. для описания моды рассматривали отдельные критерии (так было принято в теории проектирования костюма), то в настоящий момент этого оказалось недостаточно, так как мода, существующая только в костюме, уже не характерна для современной культуры. Она может зародиться в дизайне интерьеров или орнаментации тканей, но затем непременно приобретет характер всеобщей тенденции, охватывающей все стороны жизни человека. Таковы современные законы создания моды и стиля – всеобщность в рамках жизни людей определенного социального слоя или группы. Реальное совокупное предложение моды и ее продолжительность заключаются именно в распространенности идеи на все сферы, окружающие человека, т.е. в способности моды стать стилем жизни.

Дизайнеры, ориентированные на современные технологии рынка модной продукции, вынуждены не только разрабатывать несколько линий одежды, но и искать собственную нишу, предлагая специфический «стиль жизни», характерный для определенного бренда (например, империя lifestyle by Helmut Lang, Ralph Lauren, Versace, Hermes или Prada). Сегодня концепция «брендинга стиля жизни», согласно которой ценности, образы и ассоциации, предлагаемые брендом, отражают тех, кто является настоящим и стремящимся к подобному стилю жизни потребительским сегментом, стала широко применяемой практикой брендинга в индустрии моды.

диссертационного исследования посвящена анализу Третья глава эстетизации повседневной жизни общества постмодерна, а также рассмотрению эстетики повседневности и дизайна как основного инструмента проявления эстетического в повседневном. Третья глава состоит их трех параграфов.

В первом параграфе анализируется феномен эстетики повседневности.

Академический дискурс последних декад XX века характеризуется появлением исследовательских направлений, одним из которых выступает изучение повседневности. В 70-80-е годы появляются серьезные исследования современной повседневной жизни, среди которых необходимо выделить такие выдающиеся и прочно вошедшие в научный дискурс (по крайней мере, на Западе) труды как «Повседневная жизнь в современном мире» А.Лефевра80 и «Практика повседневной жизни» М. де Серто81. В противовес принятому тогда представлению о повседневности Лефевр противопоставляет обычно упоминаемую рутинность повседневной жизни со всеми ее утомительными Lefebvre H. Everyday Life in the Modern World. L., 1971.

De Certeau M. The Practice of Everyday Life. Berkley, 1984.

задачами – «власти повседневной жизни», манифестации которой включают адаптацию тела, времени, пространства, желания, окружающей среды и дома.

Обращение к понятию «повседневность», включение эстетического в контекст повседневности можно рассматривать как начало интеграции эстетики в общий для гуманитарных наук второй половины XX в. процесс постижения реальности повседневной жизни. В рамках эстетики, однако, это постижение имело более чем вековую традицию. Традицию, в которой эстетическое в повседневном было представлено и могло быть представлено только искусством, а среди видов искусства – теми, что эстетически организуют предметно-пространственную среду обитания человека, а именно архитектурой и прикладным искусством, в XX в. – дизайном.

Второй параграф главы посвящен искусству дизайна. В XX в. главным специалистом по эстетизации повседневности становится дизайнер. Во второй половине XX в. дизайн начинает интегрировать, включать в орбиту своих интересов и практику родственные, но бывшие прежде самостоятельными виды деятельности по созданию эстетизированной реальности во всех возможных ее проявлениях. Как дизайнерская мыслится теперь и работа парикмахера, косметолога, модельера одежды, имиджмейкера, режиссера массовых зрелищ и средств массовой коммуникации. Расширение традиционной сферы дизайна, увеличение числа его социальных функций, превращение в технологию организации жизни, жизненных стилей терминологически оформляется как «нон-дизайн» (т.е. выходящий за рамки традиционного) или тотальный дизайн. Таким образом, можно сделать вывод о том, что художественная интенция в современной культурной ситуации превращается в дизайнерскую по преимуществу.

Категория стиля жизни тесно связана с таким понятием дизайна как архетип.

Вместе они образуют взаимодополняющие «разнонаправленные» стороны произведения дизайнерского искусства. Архетип фиксирует «единственность», устойчивость пространственно - технологического предназначения и устройства вещи или комплекса, которые могут быть реализованы практически без ущерба для утилитарного начала множеством стилевых вариаций, отвечающих конкретным социально-эстетическим ожиданиям потребителей разного уровня жизни, культуры и т.п. Тем самым консервативность художественного содержания архетипа с помощью модификаций его формы преобразуется в свободу выбора ответов на запросы разных слоев общества.

Новая экспансия эстетического начала в повседневную жизнь европейцев в 70-80-е гг. XX в., обеспеченная в значительной мере зрелостью и новым качеством дизайнерской деятельности, заставила говорить об «эстетизации повседневной жизни» не только специалистов по эстетике, но и социологов.

Так, Г. Шульце говорит о западногерманском обществе 80-х гг. как «обществе переживаний», в котором одной из главных ценностей жизни является возможность испытывать положительные и разнообразные переживания и среди них важнейшие – переживания эстетические. Люди озабочены качеством субъективных переживаний и заняты созданием «красивой, приятной и увлекательной жизни».

Событийно-предметный план современного процесса эстетизации повседневности в общих чертах очерчен в докладе известного польского эстетика Б. Дземидока на XIII Международном конгрессе по эстетике.

Докладчик развертывает перечень сфер и модусов повседневной реальности, которые включаются в «эстетосферу» (термин М.С. Кагана) повседневности постмодерна. Это – жилище;

производство и предъявление потребительских товаров;

обряды, ритуалы;

туризм;

спортивные зрелища, граничащие с искусством (фигурное катание, спортивная гимнастика);

конкурсы красоты и шоу культуристов;

косметика;

параспортивные – парахудожественные занятия (аэробика или культуризм);

парамедицина (пластическая хирургия или стоматология);

художественноподобные формы популярной культуры:

рекламное творчество, показы мод, эстрадные зрелища, фотопродукция, видеоклипы, цветные календари, почтовые открытки и т.п. Этот перечень, хотя и является хаотичным, представляется ценным как попытка охвата в первом приближении всех возможных проявлений эстетического в повседневной жизни. Широта набросанной панорамы явлений в данном случае важнее хаоса, хотя и он отражает реалии и интеллектуальную парадигму культуры постмодерна.

Польскому исследователю удалось выйти за пределы традиционной теоретической схемы, в которой эстетическое в повседневном мыслится только или преимущественно в связи с искусством. Он попытался обозначить контуры расширившейся к концу столетия территории погранично художественных, «парахудожественных» и других эстетизированных форм современной культуры, резко возросшее число которых побуждает теоретиков говорить об эстетизации повседневности в 70-90-е гг. XX в.

В третьем параграфе исследуется взаимосвязь дизайна и стиля жизни.

Современный дизайн эффективно реализует массовую культурно эстетическую коммуникацию, формируя через объекты дизайнерской деятельности художественные вкусы его потребителей. «Преобразовывая окружающий мир, дизайнер сегодня все больше концентрируется на проблемах философских, социальных и политических»82. Дизайн не ограничен никакими стилистическими рамками, которые когда-то задавали направление его развития, к примеру, в сфере моды прошлых столетий, он обнаруживает новые выразительные возможности и формирует новые стили жизни. Язык дизайна стал универсальным, коммуникативным и экспрессивным средством, позволяющим индивиду совершить эстетический выбор в мире неограниченных стилевых возможностей. Иными словами, дизайн можно охарактеризовать как массовую коммуникацию внутри общества, объединяющую людей едиными индустриально-эстетическими продуктами потребления, общей стилистикой и похожими стилями жизни.

Характерная тенденция дизайна - стремление проектировать не отдельные вещи, а целостные по форме комплексы, изменяющие и гармонизирующие окружающую нас повседневную предметно-пространственную среду и вносящие тем самым свой посильный вклад в дело развития передовой Любимова Т.Б. Аксиологическое построение произведения искусства. – М., 1996.

человеческой культуры. Дизайн отнюдь не безразличен к идеологии, т.к. перед дизайнером всегда стоят художественные задачи, так или иначе связанные с его личным мировоззрением и с господствующей идеологией того общества, которому он служит. Поэтому его произведения всегда несут определенную идеологическую нагрузку, пропагандируя и, в известной мере, физически предопределяя тот или иной стиль жизни. Важной для дизайна является тесная связь его проявлений с общественными и эстетическими нормами эпохи, а также ценностный характер этих проявлений.

Проектная культура зависит от способности дизайнера понимать заказчика, предугадывать его мотивы и эстетические вкусы, а также оформлять эти желания до культурно значимых образцов быта. Подлинная красота окружающего человека предметного мира рождается лишь при соответствии всего многообразия его форм социальному мироощущению человека, его эстетическим идеалам, исторически развивающемуся пониманию категории прекрасного. Поэтому не может быть абсолютного критерия красоты, не соотнесенного с типологической характеристикой объекта, с особенностями переживания композиций, рожденных приемами материализации той или иной дизайнерской идеи, а тем более - канона красоты, механически предопределяемого «вечными» закономерностями сложения формы.

Для понимания природы и сущности дизайна важна мысль К. Маркса о том, что в процессе «очеловечивания вещей» они начинают «жить двойной жизнью». С одной стороны, они остаются полезными вещами, необходимыми для поддержания физического существования людей. Но над этими отношениями полезности, составляющей материальный фундамент общественной жизни, надстраивается человеческое отношение, в котором вещи и вся природа выступают как зеркало общественных отношений, человеческих способностей, идеалов, психологии, стилей жизни и т. д.

Благодаря чему «человек удваивает себя» и «созерцает самого себя в созданном им мире»83.

Быстрова Т.Ю. Вещь. Форма. Стиль: Введение в философию дизайна. Екатеринбург,2001.

Такое понимание сущности общественной практики позволяет сформулировать понятие эстетических отношений человека к действительности, к предмету своего труда или потребления, как явления, при котором свойственные предметным комплексам, а тем более, предметно пространственной среде, качества получают соответствующую выразительную форму, а гармонически организованный в процессе деятельности архитектора или дизайнера продукт становится для человека утверждением его общественной сущности и индивидуального стиля жизни. Эту способность человека, учитывая объективные свойства предмета, в то же время утверждать «свою собственную сущность», К. Маркс связывал с творчеством по «законам красоты». Он подчеркивал, что «практическая универсальность» человека приводит к тому, что творчество по законам самой действительности не противопоставляется творчеству эстетическому, а указывает на новое качество, которое достигается при этом. В эстетических отношениях, поскольку они являются одним из проявлений подлинно человеческого отношения к миру, человек присваивает себе свою сущность. Эстетические отношения являются поэтому универсальным отношением человека к миру, а в эстетическом суждении проявляется вся мера культурной развитости индивидуума, с одной стороны, и культурного развития общества - с другой.

Такие отношения предполагают изменения в результате взаимодействия: не только человек наделяет вещь смыслом и подвергает ее сущностным трансформациям, но и вещь столь же активно воздействует на человека.

Стиль жизни в дизайне связан с нарочитым соблюдением «внешней», видимой стороны самовыражения индивида (вкусовые предпочтения, манера одеваться и украшать интерьер, выбор бытовых предметов по их эстетическим характеристикам и пр.), демонстрирует свободный выбор жизненных норм и правил, культурной ориентации. Нередко он иллюстрирует вычлененность, самостоятельность данной социальной группы или личности в обществе, ее силу влияния, в том числе эмоционального, на окружение. Как правило, стиль жизни есть развитие и следствие коренных особенностей образа жизни или его составляющих какой-либо социальной группы («богема», «ученые», «военные» и т. д.), и поэтому учет соответствующих требований, настроений, пристрастий - крайне важная часть дизайнерского творчества.

История дизайна богата событиями: сменой организационных форм и идеологических приоритетов, появлением новых стилевых направлений, каждое из которых тесно связано с успехами мировой экономики и культуры.

Общий смысл и содержание этого процесса – «глобальное» проникновение проектной культуры в жизнь общества, использование принципов и результатов дизайнерской деятельности в интересах каждого отдельного человека и всеобщей плюрализации стилей жизни. Самое главное здесь — понимание феномена «проектной культуры», для которой важно, что стиль жизни людей образен в том же смысле, в каком образными качествами наделены дизайнерские объекты и произведения искусства. При этом проектное воображение как бы пронизано ценностной интонацией и через это связано с художественной культурой в целом.

Интересна цитата из статьи Джанни Ваттимо «Музей и восприятие искусства в эпоху постмодерна»: в современном обществе «…происходит то, что некоторые авторы называют феноменом эстетизации жизни в постмодерную эпоху;

в основе "ослабления реальности" - откровенный плюрализм взглядов. "Человек живет на этой земле поэтически" - говорит Гельдерлин в стихотворении, на которое так часто ссылается Хайдеггер. Но корректно ли использовать эстетическую категорию при описании этого сложнейшего феномена - постмодерного существования? Мне кажется, что да.

(…) Важно в этой связи обратить внимание на тот факт, что использование понятия "эстетизация" для характеристики распада модерного "смысла реальности" предполагает связь между эстетическим восприятием и плюрализмом. Эстетический момент, позволяющий назвать постмодерную трансформацию жизни "эстетизацией", проявляет себя именно в плюрализации и умножении стилей: не только стилей художественных, но и стилей жизни84.

Выявление основополагающих терминов и понятий, связанных с проектной культурой, условиями их возникновения и развития, взаимоотношения между стилем жизни и объектами дизайна, трактующих особенности и принципы их формирования, позволяет углубиться в современную жизнь сферы художественного проектирования.

Но, прежде всего, оно показывает, — дизайн, как новый вид искусства, состоялся. Он обладает собственным спектром эстетических и социальных задач и возможностей, своим образно-философским смыслом, образован специфическими материально-художественными структурами, наделен индивидуальными технологиями реализации своего утилитарно практического и культурно-эстетического потенциала. Поэтому можно с уверенностью утверждать — в ближайшие десятилетия стремительное развитие дизайна будет продолжено. И оно будет идти при всех возможных вариантах — под флагом тех концептуальных ценностей, которые выработала и развивает мировая художественно-промышленная школа. Ибо они совпадают с установками тотальной эстетизации повседневности.

В заключении концепция стиля жизни излагается в сжатом виде.

Подводятся итоги исследования и формулируются общие выводы диссертации. В ходе анализа концептуальных подходов к изучению стиля жизни автор приходит к выводу, что эстетические детерминанты того или иного стиля жизни напрямую зависят от социальной самоидентификации того или иного субъекта, то есть является социально-эстетической категорией.

Очевидно влияние индустрии моды на формирование разнообразных стилей жизни, а также роль дизайна в распространении эстетического в повседневном.

Ваттимо Дж. «Музей и восприятие искусства в эпоху постмодерна». Художественный журнал №23.

http://www.guelman.ru/xz/362/xx23/x2305.htm Статьи, опубликованные в реферируемых журналах, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ для публикаций основных результатов докторских (кандидатских) диссертаций:

1. Куликова А.С. Гламур как феномен моды и стиля жизни. // Философия хозяйства. Альманах центра общественных наук и экономического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова. 2008. – Сентябрь-Октябрь № (59). С. 243-258 - 0,625 п.л.

2. Куликова А.С. Стиль жизни как социально-эстетическая категория. // Вестник Московского университета. Март – Апрель №2. 2010. С. 98-108.

- 0, 61 п.л.

Публикации по теме диссертации в других изданиях:

3. Куликова А.С. Эстетизация повседневной жизни во второй половине XX-начале XXI вв. // III Овсянниковская международная эстетическая конференция. Москва, МГУ им. М.В. Ломоносова. Методы, понятия и коммуникации в современном эстетическом дискурсе. 2008. С. 577-598 1, 32 п.л.



 

Похожие работы:


 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.