авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 |
-- [ Страница 1 ] --

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ИМ. М.В. ЛОМОНОСОВА

Филологический факультет

Отделение теоретической и прикладной лингвистики

Курсовая работа на тему:

Фонологическая система гвинейского варианта языка

мано

Хачатурьян Мария,

IV курс

Научные руководители:

д.ф.н., проф. Выдрин В.Ф.

д.ф.н., вед. науч. сотр. Кодзасов С.В.

Москва, 2009 год 1 0 Введение...................................................................................................................................... 0.1 Краткая информация о языке мано.................................................................................... 0.2 Цели работы......................................................................................................................... 0.3 Материал и способ его получения..................................................................................... 0.4 Методика работы................................................................................................................. 1 Система фонем............................................................................................................................ 1.1 Консонантная система........................................................................................................ 1.1.1 Общие сведения............................................................................................................ 1.1.2 Фонематический статус [kw], [gw]............................................................................. 1.1.3 Фонематический статус носовых согласных........................................................... 1.1.4 Фонематический статус /N/....................................................................................... 1.2 Вокалическая система....................................................................................................... 1.2.1 Общие сведения.......................................................................................................... 1.2.2 Проблема определения подъема гласных................................................................ 1.2.3 Фонематический статус долгих гласных................................................................. 2 Тональная система.................................................................................................................... 2.1 Инвентарь тонов................................................................................................................ 3 Слоговая структура.................................................................................................................. 3.1 Структура корневых морфем........................................................................................... 3.1.1 Структура CV.............................................................................................................. 3.1.2 Структура CV1V1........................................................................................................ 3.1.3 Структура CV1V2........................................................................................................ 3.1.4 Структура CV1CV1..................................................................................................... 3.1.4 Структура CV1CV2..................................................................................................... 3.1 Структура производных слов........................................................................................... 3.1 Метрическая стопа............................................................................................................ 4 Проблема носовых согласных и долгих гласных: обобщение............................................. 4.1 Носовые согласные............................................................................................................ 4.2 Фонетически долгие гласные........................................................................................... 5 Выводы...................................................................................................................................... 5.1 Полученные результаты.................................................................................................... 5.2 Проблемы........................................................................................................................... 6 Литература................................................................................................................................ Приложение 1. Карта распространения языка мано (и других южных манде)..................... Приложение 2. Список сокращений.......................................................................................... 0 Введение В настоящей работе обсуждаются результаты исследования фонологической системы гвинейского варианта1 языка мано.

0.1 Краткая информация о языке мано Мано относится к южной группе языковой семьи манде, входящей в нигеро конголезскую макросемью. Карта распространения языка мано дана в Приложении 1.

По данным ethnologue.com2, на мано говорят примерно 250 тыс. человек в Либерии и в Гвинее. По либерийскому варианту мано проводили исследования миссионеры и сотрудники американского Корпуса Мира, в результате работы которых были подготовлены два практических учебника этого языка, с достаточно точной фонологической (в том числе и тональной) нотацией: [Neal et al. 1946], [deZeeuw, Kruah 1981].



В Гвинее живёт лишь небольшая часть мано - чуть более 70 тыс. человек. Во время правления Секу Туре, первого президента независимой Гвинеи, этот язык получил статус одного из "национальных", на нём пытались вести школьное образование, а статьи на мано изредка печатались в еженедельном приложении к официальному изданию "Horoya".

После 1984 года, после смерти Секу Туре и приходу к власти второго президента, Лансана Конте, который не включал развитие местных языков в число государственных приоритетов, заниматься мано практически перестали, лишь в самое последнее время к миссионеры" нему стали проявлять осторожный интерес протестантские (http://mandelang.kunstkamera.ru/).

0.2 Цели работы Целью данной работы является описание фонологической системы гвинейского варианта языка мано. Основное внимание в работе уделяется выделению фонем, а также проблеме структуры слога и метрической стопы. Гвинейский вариант мано прежде не исследовался, а указанные работы по либерийскому варианту касаются фонологии лишь поверхностно. Фонология языка мано, начиная с определения фонемного состава, должна Мы употребляем термин "вариант", а не диалект, поскольку подробное диалектологическое исследование мано не проводилось.

http://www.ethnologue.com/show_language.asp?code=mev Данные взяты со страницы http://mandelang.kunstkamera.ru/indEX/mandelang/semya_mande/south_mande/mano/ быть исследована прежде остальных уровней языка. При этом некоторые проблемы на данном этапе решить не удалось, об этом см. ниже.

На данном этапе работа была ограничена в основном сегментным уровнем;

тональная система была лишь затронута, её подробное изучение предполагается в дальнейшем.

0.3 Материал и способ его получения Исследование гвинейского варианта мано проводилось в рамках этнолингвистической экспедиции в республику Гвинея в январе-феврале 2009 года под руководством В.Ф.

Выдрина. Исследование осуществлено в рамках проекта "Разработка автоматического глоссирования текстов языков с грамматическими тонами: семья манде", по программе фундаментальных исследований Президиума РАН. До экспедиции был произведен разбор материалов из указанных выше публикаций по либерийскому варианту, в частности, была извлечена и суммирована грамматическая информация и составлен электронный словарь.

В начале работы я опиралась на данные по либерийскому варианту, однако довольно скоро оказалось, что варианты (если судить по данным имеющихся учебников мано) довольно существенно различаются.

В течение полутора месяцев я работала с информантом Эли Санди. В течение одного дня я работала также с информанткой Дениз, что позволило сделать вывод о существенном отличии её варианта (диалекта или, возможно, идиолекта) от варианта Эли Санди в некоторых отношениях (об этом см. ниже, в разделе, посвященном фонологическому статусу /N/), что позволяет сделать вывод о необходимости сбора диалектологической информации, который планируется осуществить в дальнейшем. Что касается ссылок на языковые данные, то, если это не указано особо, речь идет всегда о записях речи информанта Эли Санди.

0.4 Методика работы При анализе языковых данных я пользовалась программой Speech Analyzer, а также программой Toolbox, с помощью которой был создан электронный словарь мано объемом приблизительно в 1000 единиц, в который не включены местоимения. Каждая словарная единица была записана на диктофон, и звуковой файл был подвергнут тщательному исследованию, были изучены акустические, спектральные и тональные характеристики словарных единиц. С другой стороны, немаловажным аспектом исследования было изучение всей массы слов и применение статистических методов (на уровне подсчета слов), без которого было бы невозможно сделать ряд выводов.

1 Система фонем 1.1 Консонантная система 1.1.1 Общие сведения Лабиа Денто- Палат Велярные Велярные Лабио льные альвеол альны лабиализован велярны ярные е ные е Имплозивные p b t d k g kw gw kp gb Cмычные f v s z Фрикативные m n w Носовые сонанты w l y Глайды Терминология мест образования по [Кодзасов, Кривнова, 2001].

Фонема /l/ реализуется как [r] в том случае, если является серединным согласным в стопы типа CVLV при условии, что первый согласный – денто-альвеолярный или палатальный (кроме /l/). В остальных случаях, то есть в начальной позиции и последовательности типа CVLV, где первый согласный – лабиальный, велярный или лабиовелярный, фонема /l/ реализуется как [l]. Подобная консонантная гармония характерна для языков манде южной группы, а также языков кру и ква, см. [Выдрин 2006].

Подробнее о консонантной гармонии см. в разделе, посвященном стопе.

Проблема фонемного статуса носовых согласных будет обсуждаться дальше, а также в разделе, посвященном стопе.

Лабиализованность согласных также представляет собой определенную проблему:

следует ли трактовать сочетание [kw] и [gw] как одну согласную фонему, как две согласные фонемы, как сочетание согласного с гласным // или /o/, который сокращается в сочетании с гласным, а также, в некоторых случаях, целое сочетание [k/gwe] и [k/gw ] как /k/go/ и /k/g / соответственно. Эта проблема будет обсуждена в разделе, посвященном фонематическому статусу [kw], [gw] 1.1.2 Фонематический статус [kw], [gw] Необходимо сразу отметить, что в других языках манде (например, в кла-дан, [Makeeva 2008]) фонемы /kw/, /gw/ постулируются, следовательно, мано не оказался бы маргинальным с этой точки зрения, и типологически выделение этих фонем вполне оправданно.

Рассмотрим список непроизводных слов мано, в которых обнаружено сочетание [kw], [gw].

Это следующие слова:

1 [kw] гриф 2 [kw] калебаса 3 [kwi ] дрова 4 [kwn] баклажан 5 [kwi] отгороженный участок 6 [kw] белый человек 7 [kw] инициированный 8 [gw] штукатурить 9 [gwagwa] ворон Проблемы, связанные с фонологической интерпретацией сочетаний [kw] и [gw], делятся на два класса.

1) Фонологическая интерпретация сочетаний [kw] и [gw] информантом не выводима из фонетики: сочетания [k/gwe] и [k/gw ] интерпретируются информантом как /k/go/ и /k/g / соответственно. Что делать с такими случаями?

2) Остальные случаи: следует ли трактовать сочетание [kw] и [gw] как одну согласную фонему, как две согласные фонемы или как сочетание согласного с гласным // или /o/, который сокращается в сочетании с гласным. При этом нужно сразу сказать, что интерпретация этих сочетаний как сочетания двух согласных приемлема в наименьшей степени, поскольку сложные, неоднофонемные инициали в мано встречаются только в производных словах, при сочетании местоимения 1 л. ед. ч. /N/ с последующим словом. Об этом см.

в разделе, посвященном фонематическому статусу /N/.

Рассмотрим первую проблему: проблему интерпретирования информантом сочетаний [k/gwe] и [k/gw ] как /k/go/ и /k/g / соответственно. В словах [kwi ] 'дрова' [kw] 'калебаса', сочетание [kw] интерпретируется информантом как /k/, а сами слова, соответственно, как /ki / и/k/. Подобное интерпретирование носителем языка сочетаний [kw] обнаруживается в кпелле. Во всех диалектах этого языка, в частности, в гбали "сегменты [kw], [gw] имеют двоякую природу. Во-первых, это могут быть фонемы /kw/ и /gw/, не разделяемые ни морфемной, ни слоговой границей. Кроме того, краткие гласные /o/ и // перед гласными переднего ряда (либо непосредственно, либо при наличии интервокальных /l/ и /n/) как бы «расслаиваются» соответственно на [w] и [w].

Например: kn [kwn] ‘баклажан’, kl [kwl] ‘обещание’. При этом сами носители языка слышат в «проблемных местах» именно /o/ и //" [Коношенко 2008, 17].

Рассмотрим те слова, в которых, в соответствии с вышеописанной логикой, в кпелле произошло бы "расслаивание", то есть слова, содержащие последовательность [k/gw] или [k/gwe] перед гласными переднего ряда (либо непосредственно, либо при наличии интервокальных /l/ и /n/). Это указанные слова [kw] 'калебаса', [kwi ] 'дрова', а также [kwn] 'баклажан', [kwi] 'отгороженный участок', [gw] 'штукатурить' (поскольку слов, содержащих последовательность [k/gwe], в мано не обнаружено, для краткости мы в дальнейшем не будем упоминать эту последовательность). В последних трех случаях информант интерпретирует указанные сочетания как /kw/, /gw/, в том числе слово [kwn] 'баклажан', про которое информант предполагает, что это заимствование из кпелле. Таким образом, информанты мано и кпелле интерпретируют это слово по разному.

При этом заметим, что фонетически сочетание [kw] в этом слове как раз ближе к [k], чем в слове [kw] 'калебаса', которое было проинтерпретировано как [k]. На спектрограмме у слова [kw] вторая форманта гласного выше, чем у слова [l], что говорит о переднем характере гласного в слове [kw], в то время как у [kwn] вторая форманта первого гласного и гласного в слове [l] почти одинаковы. Получается, что то сочетание, которое информант интерпретирует как /kw/, фонетически оказывается ближе к [k], чем то, которое он интерпретирует как /k/.

(1) kwn l pl 2SG.EX баклажан покупать PROG 'Ты покупаешь баклажан'.

Сравним с [kw] 'калебаса':

(2) kw l pl 2SG.EX баклажан покупать PROG 'Ты покупаешь калебасу'.

Следовательно, во-первых, фонетика языковую интуицию информанта скорее опровергает, нежели подтверждает. Кроме того, "расслаивание" наблюдается не во всех словах, содержащих последовательность [k/gw] (а в кпелле, судя по всему, во всех), что доказывает нерегулярность этого явления. В тех словах, в которых информант "расслаивания" не признает, мы не можем его постулировать, а значит, должны интерпретировать в них последовательности [k/gw] в соответствии с фонетической реализацией. Поскольку явление "расслаивания" не носит регулярный характер, не вполне ясно, как следует интерпретировать указанные слова: либо пренебречь интерпретацией информанта и трактовать эти слова исходя из фонетической реализации, либо следовать интерпретации информанта и постулировать нерегулярное фонетическое изменение. На данный момент принять однозначное решение не представляется возможным: требуется большее количество словарных единиц для анализа.

Рассмотрим остальные возможные интерпретации сочетаний [kw] и [gw], а именно как одну согласную фонему или как сочетание гласной и согласной фонем.

Заметим, что, если интерпретировать [kw] как сочетание согласного и гласного (/ko/, /k/ или /ku/), в слове [kw] 'инициированный' пришлось бы констатировать больше нигде не встречающуюся последовательность звуков CV1V2V3, а в словах [kw ] 'отгороженный участок', [kw] 'белый человек', [kw] 'инициированный' [gw ] 'штукатурить', [kw n ] 'баклажан' – ни в каком больше слове не встречающееся сочетание гласных заднего и переднего ряда. Поэтому для этих слов приходится признавать наличие согласной фонем /kw/, /gw/. Следовательно, в фонемном инвентаре эти фонемы есть, и при отсутствии аргументов против ничего не мешает постулировать их и для оставшихся слов, а именно [kw] 'гриф', [gw gw ] 'ворон'.

Заметим, что количество слов, содержащих сочетание звуков [kw], [gw], увеличится, если мы добавим производные слова. Так, например, если к глаголу g 'тратить' присоединить показатель причастия –, то фонетически эта причастная форма будет выглядеть как [gw], причем [w] оказывается носителем высокого тона, а значит, в этом случае это явно гласный – согласный [g], будучи звонким взрывным, является скорее тонопонижающим, и, следовательно, высокий тон, отличный от тона гласного, на [w] может появиться только оттого, что это не глайд, а редуцированный гласный.

g (3) nn bi g 1SG.HAB быть.способным выходить-PART 'я могу выйти' В слове [kw], 'гриф' тон, напротив, ровный:

(4) kw g yl [yl] 3SG.EX гриф видеть вчера 'Он(а) вчера видел грифа' При этом, как мы видим, спектрограммы этих слов очень похожи, несмотря на то, что в причастии есть морфемная граница, а в существительном, по-видимому, нет, и, следовательно, мы должны постулировать у причастия на фонематическом уровне два гласных. Как мы увидим дальше, эта морфемная граница оказывается проницаемой:

например, если последний гласный корня носовой, то назальность распространяется и на суффикс причастия. Следовательно, интерпретация сочетания [k/gw] как сочетания согласной и гласной фонем вполне допустима.

Таким образом, слова [kw] 'гриф' и [gwagwa] 'ворон' могут быть фонологически интерпретированы несколькими способами: либо как /kw/ и /gwagwa/ соответственно, причем этому решению ничто не противоречит: слова, судя по всему, не производны (исключая то, что форма [gwagwa] является, по-видимому, редуплицированной), и, в отличие от причастия /g/, [w] в обоих случаях не несет тона, отличного от тона [] и [a].

Другая интерпретация – постулирование гласной фонемы, но при этом неясно, какой: /u/, /o/ или // (и соответствующих носовых, поскольку назальность в мано распространяется на все сочетание CVV), поскольку редуцироваться мог любая из этих гласных. Однако в мано слова структуры Сua, Coa или Ca встречаются крайне редко, если не считать причастий, о которых шла речь выше. Таких слов на данный момент обнаружено всего пять, и у всех этих слов неясен фонологический статус первого гласного. Это слова t 'галаго', l 'обезьяна (philiocolobus tholloni)', ba 'могила', d 'гриф', ff 'легкий', у всех слов явно выделяются два гласных, но какой это гласный, /o/, // или /u/, сказать трудно (судя по значениям формант, у слова ba 'могила' это скорее [], у слова d, 'стервятник', – [u], у t, 'галаго', l, 'обезьяна (philiocolobus tholloni)',ff 'легкий' – [o] – это и отражено в написании;

см. ниже проблему различения открытых и закрытых гласных). У слова d, ba, t гласные различаются по тонам, что доказывает наличие двух гласных, а не глайда и гласной.

Каждое из двух решений вопросов о фонемном составе слова [kw] 'гриф' и [gwagwa] 'ворон' вызывает некоторые трудности. С одной стороны, если мы постулируем для этих слов согласные фонемы /kw/, /gw/, мы признаем "редкую" согласной фонемы. Если мы интерпретируем сочетания [k/gw] как сочетания согласной и гласной фонем, то мы сталкиваемся с еще более редким сочетанием гласных фонем. Но поскольку принять какое-то решение представляется необходимым, остановимся на варианте kw и и gwagwa..

t, 'галаго' d, 'гриф' l, 'обезьяна (philiocolobus tholloni)' ba 'могила' ff 'легкий' При этом обнаружился единственный контекст, в котором произошло обратное явление, а именно сочетание /g/ произносится как [gw], причем информант признал, что это контекстный фонетически отличный вариант. Это случилось со словом g:





(5) g [gw] kl l мужчина старый COP 'Это старый мужчина' Это изменение информант объяснил тем, что "так лучше звучит". Пример тем более неожиданный, что у гласного звука появилась долгота. Других контекстов, где появлялся бы этот вариант, а также других слов, у которых были бы подобные варианты, найти не удалось. Проблема нуждается в дальнейшей разработке.

При расширении словаря могут обнаружиться новые слова, содержащие последовательность [kwV] или [gwV]. Поскольку на данный момент решения принимались исходя из небольшого массива данных, в будущем фонемная структура рассмотренных и вновь обнаруженных слов может быть пересмотрена.

При этом бесспорно, что согласные /kw/ и /gw/ являются маргинальными фонемами: к вышеозначенным проблемам можно добавить тот факт, что после этих фонем никогда не встречаются лабиальные гласные. К дополнительному распределению это не приводит, поскольку соответствующие /kw/ и /gw/ нелабиализованные /k/ и /g/ сочетаются как с лабиализованными, так и с нелабиализованными гласными, но в результате /kw/ и /gw/ оказываются согласными с ограниченной сочетаемостью.

1.1.3 Фонематический статус носовых согласных Для многих языков манде определение статуса носовых согласных является отдельной проблемой – являются ли они особыми фонемами или аллофонами соответствующих неносовых. Почти для всех языков южной группы манде назализация вообще описывается как просодическое явление, распространяющееся на всю стопу и являющееся одним из основных признаков выделения стопы. Стопа понимается как единица плана выражения более высокого уровня, чем слог, которая может состоять из одного или нескольких слогов и обладает повышенной степенью внутренней связанности [Выдрин 2008]. В результате в языках манде носовые согласные появляются в следующих случаях:

1) в назализованных стопах (в особенности в языках манде южной группы, например, в различных диалектах дан, где интегрированность фонем в стопе особенно четко прослеживается), 2) при чередовании после конечного // предшествующей стопы, в том числе в диахронии (в том случае, если конечный // реализуется только как чередование следующего согласного и вне контекстов чередования не выделяется);

последующий гласный в этом случае остается неносовым (это явление наблюдается в юго-западных манде, например, в кпелле, см. [Коношенко 2008]).

Таким образом, если носовые и ртовые согласные оказываются дополнительно распределены, то носовые согласные в таких языках признаются аллофонами соответствующих ртовых. Так, например, в кла-дан [m], [n], [], [w] интерпретируются как аллофоны согласных //, //, /y/, /w/ соответственно.

Итак, для доказательства того, что носовые согласные являются отдельными фонемами, нужно рассмотреть оба контекста. При этом пары, для которых устанавливается фонологический статус, следующие: [m] – [], [n] – [l], [] – [y], [w] [w ]. Это выводится из контекстов чередования, см. раздел, посвященный фонематическому статусу /N/.

Что касается пункта 1), то назализация в стопе проявляется на гласных и на согласных. Поэтому нужно:

предъявить последовательности структуры CV: ртовый согласный (//, /l/, /y/, /w/) • и носовой гласный. Если в контексте назализованного гласного оппозиция между носовыми и неносовыми согласными сохраняется, то это является доводом в пользу того, что носовые согласные являются отдельными фонемами.

• Можно было бы также предъявить контексты, где в одном слоге встречаются неносовые гласные и носовые согласные, но это сделать трудно, поскольку в слоге с носовым согласным достаточно сложно определить, является ли гласный носовым или нет.

• в рамках обсуждения явления сорезонантности в стопе выявить инвентарь согласных в интервокальной позиции: в большинстве южных языков манде в стопе инвентари согласных в начальной и в серединной позициях не совпадают, и назальность срединного согласного целиком зависит от гласных и начального согласного (место образования). В зависимости от этих параметров появляется один из аллофонов: например, в гуро [l#], [r$], [n$], [r$] [Vydrine 2005]. В других языках, например, в дан-гуэта в назальном контексте могут встречаться как [n], так и [l ], но не [l]. Если в мано не будет обнаружено зависимости между качеством начального и срединного согласного в последовательностях типа CVCV, то это будет аргументом в пользу того, что носовые согласные являются отдельными фонемами.

Что касается пункта 2), даже если будет обнаружено аллофоническое варьирование в каких-либо фонетических контекстах, это не опровергнет гипотезы о наличии отдельных фонем, если предыдущие условия будут выполнены.

Последовательности структуры CV: ртовый согласный (//, /l/, /y/, /w/) и носовой гласный, - в мано обнаруживаются. Например, lo 'хобот', ei 'мало', kolo 'скелет', kl yeiz wei 'ступа' w 'хамелеон', 'жалость' и даже минимальная пара: vs 'мочеиспускательная железа',bl 'банан' vs bolo 'царапина'. Таким образом, в контексте назализованного гласного оппозиция между носовыми и неносовыми согласными сохраняется.

Что касается позиции после носовых согласных, то, как и ожидалось, убедительных контекстов, противопоставляющих носовые и чистые гласные, не обнаружилось, поэтому необходимо принять решение, что в контексте носовых согласных гласные по назальности не различаются (такое же, как в кпелле: "назализацию гласных в контексте до и после лексических носовых согласных считать нефонологической и не фиксировать на письме, т.к. в этой позиции носовые гласные не противопоставляются неносовым" [Коношенко 2008]).

Сорезонансность в стопе и сочетания согласных в структуре CVCV подробно обсуждены в разделе, посвященном стопе.

При этом существует ровно один контекст, в котором происходит чередование //, /l/, /y/, /w/ с соответствующими им носовыми согласными. Этот вопрос будет рассмотрен ниже, в разделе о фонематическом статусе /N/.

1.1.4 Фонематический статус /N/ Как уже было указано, в мано существуют контексты, в которых происходит чередование начальных //, /l/, /y/, /w/ с /m/, /n/, //, /w/ соответственно.

Чередования начальных согласных в языках Африки к югу от Сахары В языках Африки к югу от Сахары чередование начальных согласных наблюдается довольно часто. При этом "чередования согласных чаще всего объясняются, хотя бы с диахронической точки зрения, влиянием носовых на другие согласные, с которыми они вступают в контакт" [Creissels 1994, 143]. На поверхностном уровне в одних случаях мы можем выделить эту носовую фонему в том случае, если происходит геминация.

Например, в сонинке начальный согласный глагола и носовой согласный, представляющий артикль, который ставится в постпозиции к существительному, ассимилируются, и в результате получается геминированный согласный.

d lmn [ t] ( // + /wt/) 'Он взял детей (опр.) ' В других случаях носовую фонему не представляет никакой экспонент, о ее наличии на глубинном уровне свидетельствует лишь чередование начального согласного.

Например, в языке койага наблюдается следующее чередование: sw 'три лошади' vs bw zw 'три дома'. Для объяснения этого чередования Крессель вводит носовую согласную фонему, которая имеет "плавающий", или "внеслоговой" характер (там же), которая фиксируется в глубинной форме и проявляется только как чередование следующего согласного.

Во всех этих языках, где наблюдаются начальные чередования согласных, согласные делятся на две группы: те согласные, которые появляются в результате контакта с носовым согласным, так называемые сильные, и те, которые появляются, когда контакта с носовым нет, так называемые слабые. При этом отношение в какой-то паре "сильный слабый" в двух языках может быть противоположным: сильный согласный одного языка оказывается слабым в другом. Например, в лоома в паре фонем /s/ - /z/ согласный /s/ является сильным, а /z/ - слабым;

в кпелле же в аналогичной паре /s/ - /z/ сильным является /z/. Таким образом, группы сильных и слабых согласных свои для каждого языка, и принадлежность согласного к той или иной группе не выводится из общих соображений.

Возникает вопрос, как описывать эту носовую фонему, в том случае если она возникает только в контекстах ассимиляции и перенимает место образования у последующего согласного. В этом случае эту фонему обозначают как /N/. Имеется в виду, что это фонема, не специфицированная по месту образования. Другой вариант - исходя из типологических данных4, обозначать как //, как это делает Крессель. Кроме того, для каждого языка необходимо сделать вывод о том, является ли эта фонема гласной или согласной, исходя из ее поведения в различных контекстах.

В мано существует несколько неодносложных слов, имеющих в серединной позиции велярный носовой согласный []. Вот некоторые из них:

В языке волоф в контекстах номинализации происходит чередование сильных/слабых согласных: f 'играть' и p 'игра';

suub 'красить' cuub 'крашеная ткань' [Creissels 1994, 150]. Назальный характер морфемы номинализации проявляется, когда номинализуются глаголы, начинающиеся с взрывного, звонкого: df 'быть сумасшедшим' и n-df 'сумасшествие'. При этом, если слово начинается с гласной, то показателем номинализации становится прибавление велярного согласного k: addu 'отвечать', kaddu 'речь'. Из этого Крессель делает вывод о месте и способе образования показателя номинализации: это велярный носовой //.

Поскольку в других языках, в которых наблюдаются начальные изменения согласных, изменения проистекают похожим образом, хотя и не находится контекстов, которые специфицировали бы место образования, Крессель предлагает постулировать и для других языков именно //.

dd 'липкий' 'носорог' f 'сила' sial 'звезда' g 'грудь' t 'голубь' kpil 'место для сидения' t 'пространство между зубами' n 'бегемот' Поскольку фонема, вызывающая чередование начальных согласных, и срединное [] позиционно четко разведены (мы увидим это дальше), предлагаем обозначать носовую фонему как /N/, а согласную – как //.

Чередование начальных согласных в мано В мано начальные чередования согласных возникают в случае сочетания местоимения 1 л. ед. ч. несубъектной серии с существительными с релятивной семантикой и с послелогами. Также это местоимение употребляется в позиции прямого дополнения;

в ходе моей работы с информантом я не проверяла систематически поведение данного местоимения в этом контексте, но, исходя из общей логики языка, изменение начальных согласных глаголов в контексте прямого дополнения 1 л. ед. ч. крайне вероятно. В тех случаях, когда местоимение не вызывает чередования, оно реализуется как [n].

Рассмотрим природу этого чередования. Указанное местоимение вызывает чередование начального согласного следующего за ним слова. Чередование происходит, когда следующее за местоимением слово начинается с //, /l/, /y/, /w/5, которые изменяются в [m], [n], [], [w] соответственно6. Чередование происходит в обе стороны:

согласные //, /l/, /y/, /w/ приобретают назальность, как у местоимения, а /N/ ассимилируется по месту образования, поэтому происходит геминация. Например, N i [m m i ] 'мой друг', N lk [nnoko] 'моя мать', N y [i ] 'во мне'. При этом носители языка Подходящего контекста для /w/ (то есть существительного с релятивной семантикой или послелога, начинающегося с /w/) найти не удалось, но, исходя из того, какие согласные подвергаются чередованию в других языках манде, мы предполагаем, что при расширения словаря такие слова будут найдены.

Существует еще одно слово, начальный согласный которого подвергается ассимиляции и который отличен от //, /l/, /y/, /w/: это слово d, 'отец', N d [nna] 'мой отец'. Это слово пока единственное из отклоняющихся, и системным чередование начальной фонемы /d/ называть не приходится: в слове d 'супруг' начальный согласный ассимиляции не подвергается. Слова с семантикой родственников часто являются исключениями для тех или иных фонетических правил языков манде, это связывается с реконструкцией в них начальных префиксов (см. [Выдрин 2006]). Конкретно же слово "отец" в каких-то языках манде имеет начальный /n/, например, в северном кпелле: na. В других языках манде, например, гбан, - /d/: d.

мано утверждают, что это чередование факультативно: в медленной речи допустимо произнесение [n lk] и т.п.

При этом есть местоимения 1 л. ед. ч. других серий, которые на фонетическом уровне также реализуются как [n] или [nn] с различными тонами. В этом случае, однако, ассимиляции нет, и если за таким местоимением следует слово, начинающееся с //, /l/, /y/, /w/, изменения этих ртовых согласных в соответствующие им носовые не происходит.

Например, N l [n l] pl 'я иду (сейчас)'.

Возникает вопрос: если все серии местоимений 1 л. ед. ч. представлены одной и той же фонемой, почему в одних случаях она вызывает чередования, а в других – нет.

Объяснение: другой тип синтаксической связи Эта разница объясняется разным типом синтаксической связи между местоимением и последующим словом, поскольку фонетические правила вполне могут включать грамматическую (синтаксическую, морфологическую) и даже лексическую информацию ([Плунгян 2003, 53-67]). Действительно, связь между элементами может иметь разную природу, и это может влиять на фонетические правила. Об этом см. в разделе, посвященном морфонологии.

В случае несубъектных местоимений 1 л. ед. ч. синтаксическая связь с последующим словом в большинстве случаев оказывается более сильной, чем в случае местоимений 1 л.

ед. ч. остальных серий. Несубъектное местоимение оказывается с последующим словом в одной синтаксической группе: сочетаясь с послелогом, - в послеложной, с существительным - в именной, будучи объектом глагола – в глагольной. При этом большинство местоимений, не вызывающих чередования, оказываются в именной группе субъекта, тогда как следующее слово является либо объектом, либо глаголом, то есть принадлежат глагольной группе.

Однако среди местоимений, не вызывающих чередования, есть еще притяжательное местоимение, употребляющееся с автосемантичными именами, которое на фонетическом уровне реализуется как [n], то есть точно так же, как и несубъектное местоимение в случае, если не подвергается ассимиляции. При этом необходимо отметить, что с одним и тем же словом может употребляться как серия несубъектных местоимений, так и серия притяжательных местоимений, в зависимости от того, какой тип связи обозначается.

Например, слово n 'червяк' при обозначении кишечных червей, то есть, в сознании говорящих, неотделимых от человека, употребляется с несубъектной серией: n, 'твой червяк'. При обозначении каких-то "отдельных" червей используется серия посессивных местоимений: n, 'твой червяк'. Поскольку эти две серии местоимений не являются дополнительно распределенными и разница в их употреблении с одним и тем же словом объясняется различным типом отношений, вполне обоснованно можно говорить о разных синтаксических связях.

Это подтверждается также данными диахронии. По-видимому, серия притяжательных местоимений произошла из серии несубъектных сращением последним с посессивным показателем, имеющим низкий тон. Такой показатель есть и в современном языке, это показатель l: lk l gba, 'собака твоей матери'.

Приведем целиком несубъектную и посессивную серии:

Посессивная Несубъектная серия серия 1SG N N 2SG 3SG k k 1PL k k 2PL w 3PL Видно, что, кроме местоимения 3 л. ед. ч., которое в несубъектное серии и так было низкотоновым, и местоимения 1 л. ед. ч., все остальные местоимения посессивной серии отличаются от соответствующих им местоимений несубъектной именно низким тоном.

Если по каким-либо причинам в истории языка местоимение 1 л. ед. ч. не претерпело никаких поверхностных изменений, и бывшая посессивная частица не выражается, это не значит, что язык не "помнит" о том, что она когда-то там была7.

Поскольку изменение внешнего облика местоимения и начального согласного следующего слова подчинено не только фонетическим, но и грамматическим правилам, мы можем назвать это изменение "грамматически обусловленным", или неавтоматическим, варьированием [Плунгян, 2003].

В связи с "нулевой морфемой", которая препятствует чередованию, любопытно вспомнить так называемый "парадокс А.А. Реформатского". В русском языке в словах купаться и пяться на месте орфографических сочетаний тьс произносится [ц:] в первом случае и [т'с'] – во втором [Реформатский, 1970: 383]. Случаям типа пяться (пя[т'с']я) аналогичны случаи типа разросся (разро[сс']я) – и там, и там в позиции перед c' отсутствует ассимиляция: по способу образования в первом случае (ср. купаться: купа[ццъ]) и твердости // мягкости во втором случае (ср. бессистемный: бе[с'с']истемный), а реализации согласных фонем отличаются от их реализации в той же фонетической позиции в основном массиве словоформ. В обоих случаях отсутствие ассимиляции имеет место в словоформах, в которых /с'/ возвратного постфикса отделена от предшествующей согласной фонемы не только морфемной границей (эта граница существует и в случаях типа купа[ццъ], бе[с'с']истемный, но не препятствует ассимиляции), но и одной или несколькими нулевыми морфемами – нулевым суффиксом императива в пяться и нулевыми показателями прошедшего времени, единственного числа и мужского рода в разро[сс']я. "Можно предположить, что нулевые морфемы на фонологическом уровне реализованы определенной разновидностью фонем – нулевыми фонемами, которые не имеют собственной звуковой манифестации, однако могут блокировать, действие некоторых фонологических правил (аналогично тому, как нулевая морфема императива вызывает грамматическое чередование твердой фонемы с мягкой: вста/н/у/вста/н'/" (С.В. Князев, из личного сообщения).

В связи с тем, что фонема /N/ образует местоимения 1 л. ед. ч. различных серий, помимо несубъектной, которые фонетически реализуются как [n] или [nn] с различными тонами и никогда не вызывают чередований начальных согласных, ее поведение в этих случаях абсолютно аналогично поведению гласных фонем, которые также бывают фонетически краткими, долгими, могут нести различный тон и не вызывают чередования.

При этом ее поведение отличается от поведения согласных, которые не несут тон и не различаются по долготе-краткости (исключая случаи геминации, но здесь, очевидно, речь идет об ассимиляции, а не о долготе или о сочетании двух одинаковых согласных).

Следовательно, фонема /N/ должна быть отнесена к гласным фонемам и может самостоятельно образовывать слог – в отличие от согласной фонемы //, которая встречается в интервокальной позиции.

Итак, фонема /N/ должна быть отнесена к гласным фонемам и имеет следующие характеристики:

• способна образовать слог;

реализуется как [n] или [nn] с различными тонами • в некоторых случаях не связывается ни с какой позицией в структуре слога, имеет "плавающий" характер и ассимилируется с последующим согласным //, /l/, /y/, /w/, перенимая у него место образования при сохранении назальности и образуя геминант.

До сих пор шла речь только о варианте (диалекте или идиолекте) информанта Эли Санди.

Дело в том, что именно в вопросе фонемы /N/ варианты Эли Санди и другой информантки, Дениз, существенно различаются.

Среди данных, которые удалось собрать за день работы с Дениз, обнаружилось, что следующий за носовым гласным согласный /l/ ассимилируется по назальности и произносится как [n].

(6) s l [n] s 3SG.INAL характер COP хороший 'Его (ее) характер хороший'.

(7) gi s l [n] gb апельсин цена COP большой ‘Апельсины дорогие’.

Возможны следующие интерпретации полученных данных: либо у Дениз после носовых гласных согласный //, /l/, /y/, /w/ всегда ассимилируется, либо это происходит в определенных синтаксических контекстах, либо это происходит в случаях, когда у предыдущего слова на конце постулируется /N/, который и является причиной ассимиляции, причем при независимом произнесении /N/ реализуется только в виде назализации последнего гласного. При этом на данный момент можно сказать определенно, что первая интерпретация неверна: были зафиксированы случаи, когда назализации после носовых гласных не происходит.

При произнесении подобных фраз информантом Эли Санди подобных изменений не зафиксировано. Очевидно, что необходима подробная проработка диалектных различий.

1.2 Вокалическая система 1.2.1 Общие сведения Чистые гласные неносовые носовые передний средний задний передний средний задний ряд ряд ряд ряд ряд ряд i u N верхний подъем o o средне верхний подъем e средне нижний подъем a a нижний подъем 1.2.2 Проблема определения подъема гласных Основные проблемы при идентификации фонемы возникают при определении подъема гласного, в особенности у пар /e/ vs //, /o/ vs //. Я ориентировалась на интуицию информанта и на числовые значения формант. Однако оказалось, что иногда интуиция информанта и показания компьютерного анализатора звучащей речи вступают в противоречие. Например, в словах g ('тратить';

'выходить') и g ('дарить';

'орехи кола') (фонемы определены со слов информанта) значения формант F1 и F2 следующие:

375 1000 500 g g 'дарить' 'выходить' 500 1125 375 g g 'орехи кола' 'тратить' Видно, что значения в этом случае нужно либо определять фонемы исходя из значения формант, пренебрегая интуицией информанта, либо следовать мнению последнего.

Однако для глаголов нашлось решение проблемы. Оказалось, что глаголы, оканчивающиеся на разные гласные, по-разному ведут себя при присоединении показателя причастия –. Глаголы, оканчивающиеся на /u/, /i/, а также на средний гласный, качество которое предстоит определить (/e/ или //, /o/ или //) присоединяют показатель –, при этом в глаголах, которые имеют структуру CVV, отпадает последний гласный и – присоединяется вместо него. При этом, если финальный гласный глагола носовой, то суффикс также назализуется. Другая часть глаголов с гласными /a/, а также средним гласным, качество которое предстоит определить (/e/ или //, /o/ или //), ведет себя по-другому: в глаголах, которые имеют структуру CVV или CVCV, тон последнего сегмента меняется на низкий, а в глаголах, которые имеет структуру CV, удлиняется гласный, так что структура последнего слога начинает иметь вид CVV, причем тон последнего сегмента низкий. Поскольку чередования должны происходить автоматически, единственное предположение, которое можно сделать, - это то, что выбор происходит в строгой зависимости от подъема гласных в паре, причем значения формант показывают, что вторую часть составляют глаголы с более открытым гласным (выходит, что во вторую группу объединены глаголы с низким и средним подъемом). Таким образом, по форме причастия можно определить качество гласного, например, для минимальной пары глаголов:

375 750 375 'открывать' 'выходить' + - =, + - =.

Для южных манде нетипично, чтобы назализованные гласные имели столько же степеней открытия (или подъемов), что и чистые. Но оказалось, что в мано носовые гласные имеют столько же степеней открытия, что и чистые: это доказывается с помощью причастных форм глагола. Например, bee + - = bea vs. gb + = gb;

do + - = doa vs f + = f.

Таким образом, для глаголов правило установления фонемы выявлено, хотя и с долей гипотетичности. Для существительных такого правила выявить не удалось, и поэтому для спорных случаев, когда формантные показатели не дают однозначного ответа или вступают в противоречие с мнением информанта, однозначное решение принять затруднительно.

Не исключено, впрочем, что гласные противопоставляются не по открытости, а по признаку ATR/RTR, то есть по продвинутости корня языка. Такое противопоставление встречается в южных манде, например, в гуро и яурэ [Vydrine 2003].Что касается носовых гласных, то, как уже было сказано в разделе, посвященном статусу носовых согласных, в контексте носовых согласных затруднительно определить качество гласного, поскольку речь в этих случаях идет о степени выраженности назальности: в контексте носового согласного в силу ассимиляции гласный в любом случае назализуется. Таким образом, я предлагаю считать фонематичной назальность гласных только в контексте ртовых согласных.

1.2.3 Фонематический статус долгих гласных В мано гласные противопоставляются по долготе/краткости, например:

(8) d d pl 2SG.EX разговор останавливать PROG 0,10 мс 0,18 мс 0,08 мс 0,03 + 0, Возникает вопрос, являются ли долгие гласные отдельными фонемами или же это сочетание двух фонем. Одним из доводов в пользу того, что долгие гласные являются бифонемными сочетаниями, служит поведение глаголов в форме причастия. Причастная форма с удлиненным гласным, с точки зрения признания или не признания за долгими гласными статуса фонем, может иметь две возможные интерпретации:

1) если долгие гласные – отдельные фонемы, то с глаголом происходит следующее:

показатель причастия элиминируется, а у конечной гласной появляется признак [+ long] и сложный тональный контур: в начале контура тон такой же, как у исходного гласного, а в конце – низкий, как у –.

2) если долгие гласные – бифонемные сочетания, то с глаголом происходит следующее:

показатель причастия – ассимилируется предыдущим гласным по ряду и подъему, при том что его тон не меняется.

Ясно, что вторая интерпретация предпочтительнее, хотя бы исходя из критерия морфемной границы: если есть очевидная граница морфем, то должна быть постулирована граница фонем.

Вопрос о статусе долгих гласных требует подробного изучения, и для того, чтобы ответить на него, необходимо воспользоваться знаниями о тональной системе мано и другими фактами, и к нему мы будем возвращаться в следующих разделах.

2 Тональная система 2.1 Инвентарь тонов В мано противопоставляются три уровневых тона: низкий (B), средний (M), высокий (H).

l 'для' низкий l 'местоимение экзистенциальной серии 3 л. ед. ч.' средний высокий l 'показатель фокуса' Модулированных тонов на кратких гласных не зафиксировано.

Напротив, на фонетически долгих гласных возможны все возможные комбинации уровневых тонов:

НН 'скользить' НС l 'дождь' НВ l местоимение 3 л. ед. ч. отрицательной перфектной серии СН 'харматтан' g 'говорить' СС 'возлюбленный(ая)' СВ ВН g 'сильный' k 'пуговица' ВС s 'ястреб' ВВ Тот факт, что тональные контуры на фонетически долгих и кратких гласных различаются (на кратких гласных возможны только ровные тоны, а на долгих – модулированные), является доводом в пользу того, что долгие гласные являются комбинацией двух фонем, а не одной фонемой.

3 Слоговая структура В этом разделе будут собраны данные по слоговой структуре, а также будет обсуждена актуальность выделения метрической стопы.

3.1 Структура корневых морфем Абсолютное большинство корневых морфем в мано имеют следующие типы структуры: CV, CV1V1, CV1V2, CV1CV1, CV1CV2. Кроме того, часть местоимений имеет структуру: N, NN (местоимения 1 л. ед. ч., об этом см. в разделе, посвященном фонематическому статусу /N/) и V, VV (местоимения 3 л. ед. ч., фонетически краткий гласный может быть [а], [е], [o], [i], фонетически долгий – только [аа]). Также есть ровно одно слово структуры VCV: это вариант местоимения 3 л. ед. ч. независимой серии y.

Есть несколько корней (или слов, производность которых неочевидна) со структурой, отличающейся от вышеперечисленных:

rzn 'рай' msi a 'святой, мессия' bl 'племянник' mi alei 'игла' bk 'гуаява' pltuma 'кошелек' i ka 'немного' pli 'поселение' frase 'Франция' plwi 'козодой с жужжальцем' fkl 'полумертвый' pl 'два' gz 'зеркало' ppw 'бубу' gan 'кошка' stt 'белоклювая выпь' gl 'лишай' sial 'звезда' klm 'учитель' tb 'стол' kpkl 'миска' tkp 'маленький' kpil 'сиденье' wbb 'гребешок (петуха)' lp 'утро' wlm 'кровать' lkl 'ученик' ybi 'сейчас' lk 'беззубый' zelega 'саранча' lkpale 'рассвет' zeemn 'перец' ltkp 'молчать' zokwei 'королевский зимородок' mn 'кунжут' zgb 'цапля' Некоторые из этих слов являются заимствованиями из французского – pltuma 'кошелек' (из porte-monnaie, кошелек), lkl 'ученик' (из l'colier, ученик), tb 'стол' (из table, стол). Несколько слов являются заимствованиями из манинка, часть из них – из арабского через манинка: rzn 'рай' mi alei 'игла', klm 'учитель', bk 'гуаява', i ka 'немного', msi a 'святой, мессия'. Некоторые слова являются заимствованиями из других языков манде Остальные слова могут оказаться производными, и при дальнейшей работе с информантом удастся выяснить значение их частей, либо заимствованиями из языков манде, в которых слова такой структуры вполне частотны, например, из кпелле (слово tkp 'маленький' на кпелле звучит точно так же), лоома (слово gz 'зеркало' на лоома значит 'глаз'), или из других языков (как в случае слова gan 'кошка': ср. дан, менде, банди). Так или иначе, их количество составляет всего около 4 процентов из всех непроизводных или таких, производность которых не очевидна, слов мано (исключая местоимения), собранных на данный момент. Всего в моём словаре насчитывается около 850 основ (более точное число назвать пока затруднительно из-за проблемы с полисемией, к тому же словарь постоянно пополняется). Таким образом, слова, отличающиеся по структуре от перечисленных в начале этого раздела типов, образуют очевидную периферию. Стоит добавить, что структура всех слов, исключая слово rzn 'рай' и frase 'Франция', может быть представлена как конкатенация имеющихся структур. Для слов, которые заимствованиями не являются, это показывает, что все эти слова теоретически могут быть производными. Для заимствований это показывает, что слово, попадая в язык, фонетически приспосабливается под него не только фонемами, входящими в состав, но и слоговой структурой.

Кроме того, есть некоторое количество немотивированных редупликатов. Эти слова будут учитываться при анализе, как если бы нередуплицированная форма как отдельное слово существовала.

bnbn 'клоп' glgl 'малая поганка' (птица) blbl 'забота' gwagwa 'ворон' 'бесплатный' kelei kelei 'здоровый' dd 'липкий' klkl 'круглый' dd klkl 'дизентерия' 'несколько' (скорее всего, редуплицированная форма слова d llgbigbi 'бабочка' mnmn 'липкий' 'один') dd 'изредка' mnmn 'муха це-це' dldl 'медленно' nn 'молоко' ff 'совершенно sksk 'икота' fi fi 'эпилепсия' tt 'особенный' ff 'легкий' wlwl 'на выкате (о глазах' gg 'крепкий' wlwl 'кобра' gg 'таракан' z-z 'быстро' zz 'пошатываться' Рассмотрим слова структуры N и NN.

n несубъектная серия оптативная серия nn серия хабитуалиса nn хабитуалис, отрицательная серия перфект, отрицательная серия Как легко заметить, местоимения различных серий различаются именно что тональными контурами, так что у слов структуры N и NN тональные контуры могут быть различными.

Рассмотрим слова структуры V и VV. Приведем примеры местоимений, иллюстрирующие различные тональные контуры и фонетическую долготу/краткость.

2 л. ед. ч. несубъектная9 серия 3 л. д. ч. оптативная серия 3 л. ед. ч. несубъектная серия, 3 л. мн. ч., серия хабитуалиса 3 л. мн. ч., хабитуалис, отрицательная серия 3 л. ед. ч., перфект 2 л. ед. ч., перфект, отрицательная серия 3 л. ед. ч., оптатив, отрицательная серия Перечислены не все возможные значения местоимений. Видно, однако, что слова структур V и VV могут иметь различные тональные контуры. Слова структуры V – все возможные уровневые тоны: низкий, средний, высокий уровневый тон;

слова структуры VV – 4 из 9 возможных: высокий-высокий, высокий-средний, средний-низкий, низкий высокий.

Обратимся теперь к корням, имеющим структуру CV, CV1V1, CV1V2, CV1CV1, CV1CV2. Для всех этих структур верно, что начальным согласным может быть любой из имеющихся в инвентаре согласных фонем, кроме //. Для каждой из этих структур нужно Названия местоименных серий подлежат уточнению.

Названия местоименных серий подлежат уточнению.

выяснить возможное заполнение фонемами, а также тоновые характеристики. Поэтому следует ответить на следующие вопросы:

• (Для сочетаний с разными гласными: CV1V2, CV1CV2): каковы возможные сочетания гласных;

• (Для сочетаний со срединным согласным: CV1CV1, CV1CV2): каковы возможные срединные согласные;

• (Для последовательностей двух гласных: CV1V1, CV1V2, CV1CV1, CV1CV2): каковы допустимые тональные контуры.

3.1.1 Структура CV Тон гласного в корнях, имеющих самую простую структуру, CV, может быть любым из трех возможных уровневых (низкий, средний высокий). Модулированные тоны отсутствуют.

3.1.2 Структура CV1V Комбинации уровневых тонов в корнях структуры CV1V1 могут быть всех комбинаторно возможных девяти типов. Повторим здесь таблицу с корнями, представляющими возможные комбинации тонов:

НН 'скользить' НС l 'дождь' НВ l местоимение 3 л. ед. ч. отрицательной перфектной серии СН 'харматтан' g 'говорить' СС 'возлюбленный(ая)' СВ ВН g 'сильный' k 'пуговица' ВС s 'ястреб' СС 3.1.3 Структура CV1V Согласно плану анализа, необходимо ответить на следующие вопросы:

• возможные сочетания гласных, • возможные тональные контуры.

Рассмотрим, все ли комбинации гласных V1V2 возможны. При подсчете (по моему словарю) учитываются корни, в состав которых входит структура CV1V2, (при этом в состав корня могут входить и какие-то дополнительные компоненты).

2-й гласный i e a o u 1-й гласный i 31 1 e 31 a 2 o 3 u 1 b 'слон', i 'глаз', i 'глаз', d 'спина', b 'маниока', l 'кровь', bi `чинить', ba 'могила', ff 'легкий', kou 'корзина из ротанга', d, 'стервятник', gb 'большой'.

Следует отметить, что в контексте до и после /i/ возникает проблема с различением /e/ и //, поскольку высокая вторая форманта [i] поднимает и вторую форманту [e] и [].

Это при том, что именно вторая форманта является различающей для [i], [e] и []. Если, рассматривая не сочетания гласных, а гласные в независимом употреблении, отталкиваться от определения фонем информантом и уже после этого вычислять, какие значения формант могут быть у соответствующих звуков (а не наоборот: исходя из значения формант, определять фонемный статус), то получается следующее.

Значения первой форманты отличаются примерно на 125 Гц (у [i] и [e] первая форманта принимает значение около 375 Гц с максимальными отклонениями в 50 Гц, у [] – 500), а второй уже гораздо более значительно: у [] значение второй форманты колеблется от 1500 до 1800, у [e] от 1700 до 2100, у [i] от 2000 до 2200. Но, хотя спектр значений гораздо больше, значения второй форманты у гласных, которые информант определяет как различные, могут пересекаться. В сочетании с [i] гласных [e] и [] "проверить" информанта становится еще сложнее, потому что, как было сказано, вторая форманта этих гласных оказывается приближена к второй форманте [i], и спектр допустимых значений значительно сужается. При этом в сочетаниях /ie/ /i/ различить качество второго гласного сложнее, чем в сочетаниях /ei/ и /i/.

Точно такая же проблема встает и при различении [o] [] в соседстве с [u].

Как нам кажется, в этом случае следует ориентироваться на языковую интуицию говорящего, поскольку ясно, что он воспроизводит звуки не в "идеальном", усредненном варианте, и отклонения от среднего показателя допустимы, но интерпретация произносимого самим говорящим оказывается неизменно важной.

Принимая во внимание описанную проблему, можно пренебречь четким и однозначным различением [e] и [] в контексте [i], а также считать, согласно интуиции информанта, что в контексте [u] встречается только [o].

Обобщив содержащуюся в таблице информацию, мы можем сделать следующий вывод об инвентаре сочетаний гласных в мано.

• Возможные сочетания таковы:

ie + i ia ei + i ea a oa ou ua uo • Четко прослеживается гармония по ряду: в сочетании могут встретиться только гласные одного ряда, причем корней с сочетанием гласных переднего ряда больше, чем корней с сочетанием гласных заднего ряда. Гласный /а/, будучи гласным среднего ряда, сочетается и с гласными переднего ряда, и с гласными заднего ряда, но последние встречаются реже, чем первые: 6 против 17. Впрочем, сочетания гласных заднего ряда (uo, ou) встречаются реже, чем сочетания гласных переднего ряда: 17 против 95.

Что касается тональных контуров в сочетаниях V1V2, то они могут быть всех возможных типов.

НН dei 'почка' НС dei 'улитка' НВ d, 'стервятник' СН d 'спина' b 'слон' СС gi 'апельсин' СВ ВН l 'кровь' ba 'могила' ВС HH b 'маниока' 3.1.4 Структура CV1CV При анализе структур типа CV1CV1 следует ответить на следующие вопросы:

• характер срединного согласного, • возможные тональные контуры.

Срединный согласный Рассмотрим, какие возможны срединные согласные в корнях типа CV1CV1. При этом будем рассматривать отдельно корни со структурой CV1CV1 или CV1CV1 CV1CV1, то есть редуплицированные формы (о которых см. выше), и корни, которые содержат, кроме CV1CV1, еще какую-то структуру (например, структуры CV1CV1CV2;

о них см. ниже).

согласный пример + количество слов l ок. n ок. m b k 2 (или 1 или 0, если какое-то из слов gg, gg окажется редуплицированной g формой) Содержащуюся в таблице информацию можно обобщить следующим образом:

Большая часть слов структуры CV1CV1 имеют в качестве срединного согласного /l/ • или /n/. При этом ни одно слово, имеющее в качестве срединного согласного /l/, не начинается с носового согласного, и ни одно слово, имеющее в качестве срединного согласного /n/ (и другие носовые), не начинается с //, /l/, /y/ или /w/.

При этом, напомним, фонема /l/ реализуется как [r] при условии, что первый согласный – денто-альвеолярный или палатальный (кроме /l/). В остальных случаях, то есть если первый согласный – лабиальный, велярный, лабиовелярный или /l/, фонема /l/ реализуется как [l].

Слова со срединным согласным, отличным /l/ или /n/, составляют всего около • процентов от всех слов.

Необходимо сделать пояснение. В разделе, посвященном статусу носовых согласных, было принято решение, что, поскольку после носовых согласных гласные не противопоставляются по качеству (то есть это позиция ассимиляции по назальности), структуры CVNV, в которых гласные имеют один и тот же ряд и подъем, причисляются к структурам CV1CV1, например, слово bn, 'лес'. Не существует ни одного слова структуры CVNV, у которого начальный согласный ртовой, а первый гласный – назализованный, кроме слова omo 'пастушок' (птица). Поскольку это слово нарушает сразу 2 ограничения, которые свойственны словам структуры CV1CV1: вышеупомянутое, а также то, что это слово имеет в своем составе слабый и носовой согласные одновременно, предлагаем относить его к структуре CV1CV2.

Тот факт, что в случае структур CV1CV1 носовые согласные и соответствующие им //, /l/, /y/ и /w/ не встречаются одновременно, является доводом в пользу того, что носовые согласные являются аллофонами неносовых. См. проблему носовых согласных.

Возможные тональные контуры Тональные контуры слов структуры CV1CV1 могут быть всех комбинаторно допустимых видов.

l 'есть' BB gbl 'гной' BM kl, 'вошь' BH g 'грудь' MB MM gbn 'тело' bl 'выжимать' MH bl 'банан' HB bn 'крыса' HM fn 'зарплата' HH 3.1.4 Структура CV1CV Перечислим все корни такой структуры, имеющиеся в моём словаре:

bala 'балафон' gl 'мышь' bki 'ведро' gbko 'многочисленный' 'мутить (напр., воду)' kg 'дверной проем' (возможно, из k olo 'генетта' 'дверь' g 'выходить') omo 'пастушок' (птица) kn 'веретено' fn 'остаток, отбросы' kl 'мужественный' fl 'фульб' kl 'зоб' fn 'прозрачный' kpn 'варить' kpn 'подбородок' m 'кровь' kpn 'кислый' pode 'гвоздь' l 'шпинат' sni 'золото' lako 'защищать' sksk 'икота' lm 'забывать' sn 'крылатый термит' ln 'считать' s 'агути' lp 'гасить' tl 'густой' ll 'сестра' tm 'древесный уголь' mko 'подходящий' vu 'двигаться' mn 'ложка' yf 'карман' nb 'Нимба' yb 'пепел' nfu 'ребенок' zz 'за, позади' nfe 'любой' zn 'еще' Корни такой структуры составляют примерно 5 % от всех непроизводных слов.

Согласно плану анализа, нужно выяснить • каковы возможные сочетания гласных;

• каковы возможные срединные согласные;

• каковы тональные контуры.

Возможные сочетания гласных Главное отличие слов структуры CV1CV2 от всех других структур, рассмотренных ранее, в том, что гласные в этой структуре могут отличаться по назальности и по ряду. В таблице назальность не указана, но имеется в виду, что в тех клетках, которые являются пересечением столбца и строки с одной и той же буквой, указано количество слов, в которых одна гласная носовая, а другая – чистая. Составим таблицу сочетаемости.

u o a e i 1-ый гл.

2-ой гл.

u o 1 2 1 3 1 a 6 1 1 4 e 3 1 i 2 1 1 По таблице видно, что есть несколько более или менее продуктивных сочетаний гласных:

те, которые встречаются более четырех раз. Это сочетание u+a (7 слов), e+a (4 слова), i+a (5 слов) – обе гласных неносовые, одна из гласных – гласная среднего ряда, то есть это сочетания, допустимые в структуре CV1V2. Остальные сочетания встречаются от 1 до раз. Из непродуктивных сочетаний в 11 сочетаются гласная фонема переднего ряда с гласной заднего ряда. Что касается назальности, то случаев, в которых оба согласных ртовые, а гласные по-разному охарактеризованы по назальности, всего 5: bala 'балафон', olo 'генетта', lako 'защищать', pode 'гвоздь',vu 'двигаться'. Еще в 18 встречаются носовые согласные: omo 'пастушок' (птица), fn 'остаток, отбросы', fn 'прозрачный', kn 'веретено', kpn 'варить', kpn 'подбородок', kpn 'кислый', lm 'забывать', ln 'считать', mko 'подходящий', mn 'ложка', nb 'Нимба', nfu 'ребенок', nfe 'любой', m 'кровь', sni 'золото', sn 'крылатый термит', tm 'древесный уголь', zn 'еще'. В сумме в трех словах сочетаются носовой согласный и ртовый (/ /, /l/, /y/ или /w/): omo 'пастушок' (птица), lm 'забывать', ln 'считать'.

Срединные согласные n l k m f b d g z p В отличие от слов структуры CV1СV1, во-первых, увеличен набор согласных, которые могут встречаться в срединной позиции. Во-вторых, хотя согласные /n/ и /l/ по-прежнему встречаются чаще всего, количество слов с согласным в срединной позиции, отличным от /n/ и /l/, составляет 22, тогда как слов со срединным /n/ или /l/ всего 19, т.е. чуть меньше 50%, тогда как в структуре CV1СV1 - всего 92%. При этом, в отличие от слов структуры CV1СV1, встречаются сочетания слабого (//, /l/, /y/, /w/) и носового согласного в одном слове, это слова lm 'забывать', ln 'считать', omo 'пастушок' (птица).

Возможные тональные контуры Как видно из примеров, комбинации тонов в структурах CV1СV2 не ограничены.

3.1 Структура производных слов В данном разделе будет рассмотрена структура производных слов, а именно тех, которые образованы аффиксацией (а не словосложением, как в составных именных группах, см. ниже).

Сразу нужно отметить, что значительная часть работы по морфологии мано еще предстоит, и замечания относительно аффиксов несут пока предварительный характер.

Кроме того, открытым остается вопрос о том, что считать аффиксом, а что – клитикой или даже отдельным словом, поскольку, например, никакие последовательные исследования по отделяемости не проводились. Список служебных слов, которые выражают грамматические категории, может быть значительно расширен – например, в него можно добавить слово 'этот', поэтому необходимы более или менее четкие критерии.

Основными критериями отбора потенциальных грамматических морфем были следующие:

а) по данным, полученным на данный момент, морфема продуктивно присоединяются ко всем словам, или существует несколько алломорфов, выражающих одно и то же грамматическое значение, или это грамматическое значение в каких-то случаях выражается супплетивно (то есть в экспоненте слова, имеющего это грамматическое значение, ни один из возможных алломорфов морфемы поверхностно не выделяется), б) по данным, полученным на данный момент, морфема неотделяема, то есть имеет фиксированную позицию.

Таким образом, было выделено две грамматические морфемы:

1) показатель множественного числа а) Морфема, обозначающая множественное число у абсолютного большинства слов:

-v.

Присоединяется практически ко всем словам, которые допускают плюральное употребление, за несколькими исключениями, о которых ниже. Существует одно существительное, в котором эта морфема вызывает чередования: l 'женщина' (lv).

Сама морфема изменению не подвергается.

б) Морфема, обозначающая множественное число, у имен родственников:

-n. Это следующие слова: d 'супруг', n 'супруга', gb 'сын', lk 'мать', d 'отец'.

в) Супплетивное выражение множественного числа. l 'женщина' – l 'женщины', g 'мужчина' - ga 'мужчины', n 'ребенок' - ni 'дети'.

2) причастие Причастие образуется с помощью суффикса –, который в определенных случаях подвергается ассимиляции. О правилах ассимиляции см. раздел 1.2.2.

Поскольку указанные морфемы присоединяются ко всем словам определенного класса и выражают грамматическое значение, резонно говорить о словоизменении.

В случае присоединения морфем множественного числа, если исходное слово имело структуру CVV или CVCV, в результате структура слова отличается от структур, которые имеют большинство корневых морфем (то есть имеет вид CVVCV или CVCVCV), или принадлежит структуре CVvo или CVni. Примечательно при этом, что ни одна корневая морфема структуры CV1CV1 не имеет в качестве срединного согласного /v/.

В случае присоединения морфемы причастия слова приобретают структуру CVV, CVa, CVa, CVCVV, CVCVa, CVCVa: примечательно, что назализация предыдущего гласного распространяется на суффикс причастия, что является свидетельством интеграции причастного показателя в состав фонетического слова.

3.1 Метрическая стопа Большинство непроизводных слов мано имеет структуру CV, CVV, CVCV. Также есть ряд местоимений, имеющих структуру V, VV, N, NN. Анализ слов различной структуры позволяет выявить ряд закономерностей, как-то:

1) Гармония гласных. В корневых структурах CVV, CVCV гласные имеют ряд сходств:

гласные либо идентичны по качеству (как в структурах CV1V1 и CV1CV1), либо, совпадая по назальности, совпадают также по ряду, или же один из гласных является гласным среднего ряда, а другой, соответственно, заднего или переднего, как в структурах CV1V2 и CV1CV2. Слова, отклоняющиеся от этого правила, обнаружены только в структурах CV1CV2, таких слов всего 15 и это около 2 процентов всех слов, при том что 26 слов этой структуры подчиняются этому правилу.

2) Гармония согласных. В структурах CVCV в большинстве случаев не встречаются сочетания слабых (//, /l/, /y/, /w/) и носовых согласных в экспоненте одного слова.

Исключение составляют три слова структуры CV1CV2: omo 'пастушок' (птица), lm 'забывать', ln 'считать'.

3) Ограничения на срединный согласный. В большинстве случаев в срединной позиции встречаются либо /l/, либо /n/ в зависимости от назальности начального согласного. Слова, в которых срединный согласный иной, в структуре CV1CV2 составляют всего 8%, в структуре CV1CV2 – уже 50%.

Таким образом, были выявлены четыре свойства, характеризующие непроизводные слова мано. Это:

1) принадлежность к определенному структурному типу и 2) внутри этого типа • гармония гласных • гармония согласных • ограничения на срединный согласный "Ядром" системы можно назвать слова, которые обладают всеми вышеперечисленными свойствами, а именно слова структуры CV, CV1V1, CV1V2, CV1lV1, CV1nV1, а также слова структур CV1lV2 и CV1nV2 с гармонией гласных. Таких слов оказывается большинство: в группу этих слов не входят 4% слов с отклоняющейся структурой, а также слова в группах слов структуры CV1СV1 и CV1СV2, не удовлетворяющие всем выявленным свойствам общее число которых не превышает 50.

Таким образом, число отклонений от "ядра" составляет около 10 процентов.

"Периферией" системы можно назвать слова, которые не обладают ни одним из перечисленных выше свойств. Это слова структуры, отличной от структур CV, CVV, CVCV, V, VV, N, NN, а также многие слова из группы CV1СV2.

Все вышеперечисленные свойства структур CV, CVV, CVCV обеспечивают внутреннюю связность компонентов. Следовательно, к структурам, обладающим этими свойствами, можно применить термин "метрическая стопа", поскольку под стопой понимается односторонняя единица плана выражения более высокого уровня, чем слог, которая может состоять из одного или нескольких слогов и обладает повышенной степенью внутренней связанности [Выдрин 2008]. Поскольку в структурах, не обладающих этими свойствами (а именно, в нескольких словах структуры CVCV), внутренняя связность нарушается, то мы вправе трактовать их как двустопные. Так же мы можем трактовать и слова отклоняющейся структуры. Что касается слов, которые не обладают каким-то одним или двумя свойствами, то можно принять следующее решение.

Поскольку слова структуры CV1CV1, имеющие срединный согласный, отличный от /n/ и /l/, отличаются от слов "ядра" только по этому признаку, то можно эти слова, а также слова структуры CV1CV2 с гармонирующими гласными и согласными также счесть одностопными. Таким образом, из слов структуры CV, CVV или CVCV двустопными оказываются только некоторые слова структуры CV1CV2.

Поскольку метрическая стопа является единицей плана выражения, то производные слова могут оказаться одно- и многостопными.

В случае суффиксов множественного числа все зависит от структуры корневой морфемы. Так, например, слово gb-n 'сын-PL' можно проинтерпретировать как одностопное, а слово d-n 'отец-PL' уже нельзя.

Причастная форма структуры CV и CVV так же, как и исходная, может быть проинтерпретирована как одностопная. В случае, если показатель причастия полностью ассимилируется предшествующим (открытым) гласным, то результат очевиден. В случае если не ассимилируется, также интерпретация однозначна: структуры CVa, вне зависимости от качества гласного, могут быть проинтерпретированы как стопы, при условии, если оба гласных назализованы. Как мы помним, в причастиях это именно так, поскольку суффикс ассимилируется по назальности. Также, очевидным образом, ничего не меняется для тех слов структуры CVCV, которые в причастной форме только меняют тон последнего сегмента на низкий, то есть те, которые оканчиваются на открытый гласный.

При этом следует помнить, что интерпретация причастных форм как двустопных, а показателя причастия – как отдельной стопы структуры V также возможна, поскольку стопы структуры V в мано есть (это местоимения).

Сложнее ситуация для слов структуры CVCV, оканчивающихся на закрытый гласный. Возникает вопрос, как интерпретировать структуры CVCVa, - как одностопные, двустопные или трехстопные? В случае, если исходное слово само являлось стопой, причастная форма сохраняет все признаки стопы: гласная /а/ может сочетаться с гласной любого ряда, а назальность последней гласной распространяется и на показатель причастия. Тем не менее, интерпретация этой структуры как одностопной вызывает затруднения, поскольку мы приняли решение не считать структуры CVCVa в мано стопами. Если интерпретировать как двустопное единство, стопа CV + стопа CVa, то это противоречит интуиции, согласно которой корневая морфема должна сохранять целостность. С другой стороны, стопа, являясь единицей плана выражения, не обязана согласовываться с интуицией. Другой вариант – интерпретировать как двустопное единство CVCV + a. Действительно, поскольку стопы типа V существуют, ничто не мешает постулировать, что показатель причастия является отдельной стопой структуры V.

При такой интерпретации неясно, почему показатель причастия согласуется по назальности с предыдущим гласным, если они принадлежат к разным стопам.

Если исходное слово не являлось стопой, то возможны две интерпретации: как двустопное единство CV + CVa или трехстопное единство CV + CV + a. Вторая интерпретация вызывает тот же вопрос, почему показатель причастия согласуется по назальности с предыдущим гласным, если они принадлежат к разным стопам.

Устройство стопы в мано является еще одним доводом в пользу того, что фонетически долгие гласные являются бифонемными сочетаниями: стоп типа CVCV с фонетически долгим гласным не существует – слова структуры CVCVV, CVVCV, CVVCVV являются абсолютным меньшинством (всего таких слов 5) и принадлежат периферии.

bl 'племянник' gz 'зеркало' lk 'беззубый' tkp 'маленький' Два из этих слов являются предположительными заимствованиями из кпелле;

кроме того, в трех из четырех слов срединный согласный отличен от /l/ и /n/.

4 Проблема носовых согласных и долгих гласных:

обобщение 4.1 Носовые согласные Факты, которые должны способствовать определению фонемного статуса носовых согласных, как мы помним, являются противоречивыми. С одной стороны, есть контексты, в которых носовой гласный сочетается со слабым согласным //, /l/, /y/, /w/, что свидетельствует в пользу того, что контекст носового гласного является контекстом, в котором носовые и неносовые согласные различаются (см. п. 1.1.3).

С другой стороны, анализ слоговой структуры и, в частности, структур типа CV1CV1, в результате которого оказывается, что в экспоненте одной структуры типа CV1CV1 могут встречаться только согласные, одинаково охарактеризованные по назальности, позволяет сделать вывод о том, что носовые согласные являются аллофонами неносовых (см. п.

3.1.4).

Особую сумятицу вносит слово ala 'молоток', в котором второй гласный назальный, а срединный согласный может быть произнесен как [n], так и как [l], и это варьирование, конечно, свидетельствует в пользу версии про аллофоны. Возможно, при дальнейшем исследовании будут обнаружены слова с аналогичным варьированием, или станет известно, что уже имеющиеся слова также это варьирование допускают.

4.2 Фонетически долгие гласные В отличие от проблемы носовых согласных, все доводы, которые удалось собрать, свидетельствуют в пользу того, что фонетически долгие гласные являются бифонемными сочетаниями.

• Комбинации различных тонов в тональных контурах на фонетически кратких гласных невозможны, а на долгих возможны.

• Ассимиляция суффикса причастия конечному открытому гласному глагола лучше объясняется с позиции двуфонемности фонетически долгих гласных.

• Последовательности типа CVCV с фонетически краткими гласными крайне частотны, а с фонетически долгими – нет;

первые являются стопами, а вторые нет. Таким образом, фонетически долгие гласные не способны образовывать стопы типа CVCV.

5 Выводы 5.1 Полученные результаты В данной работе была рассмотрена система фонем языка мано, его слоговая структура, а также было дано самое общее представление о его тональной системе.

В системе согласных фонем неоднозначный статус имеет сочетание звуков [kw], [gw], про которые не очевидно, являются ли они одной согласной фонемой или сочетанием согласной и гласной фонем. Анализ слов, в которых встречается указанная последовательность звуков, показал, что, если постулировать, что данное сочетание является сочетанием согласного и гласного звуков, то в результате у ряда слов придется постулировать фонетическую структуру, которая не встречается ни у одного слова языка (как-то: сочетание гласных переднего и заднего ряда или трех гласных). Следовательно, признается наличие фонем /kw/, /gw/. Для остальных слов решение неоднозначно, и требуется расширение словаря.

Также определенную трудность представляет определение фонологического статуса носовых звуков [m], [n], [], [w]: являются ли они отдельными фонемами или аллофонами неносовых (//, /l/, /y/, /w/). Исходя из данных по другим языкам манде, мы предсказали, в каких контекстах должны появляться носовые согласные и в каких контекстах следует проверять наличие оппозиции между носовыми и неносовыми.

Оказалось, что возможность сочетания носового гласного и неносового согласного свидетельствует в пользу того, что носовые согласные являются отдельными фонемами, а явление сорезонантности в стопе, то есть тот факт, что в стопах начальный и срединный согласные одинаково охарактеризованы по назальности, свидетельствует в пользу обратного. Таким образом, у носовых согласных в мано промежуточный статус между фонемами и аллофонами неносовых.

Была рассмотрена проблема местоимений 1 л. ед. ч. различных серий, на фонетическом уровне реализующихся как [n] и [nn] с различными тонами, одно из которых вызывает начальное чередование согласных //, /l/, /y/, /w/, а остальные при этом – нет. Были рассмотрены причины этой разницы (различная синтаксическая связь, а также диахрония). Кроме того, было принято решение, что на фонематическом уровне все эти местоимения представлены гласной фонемой /N/.

В системе гласных главной проблемой оказалось определение подъема гласных и проблема долготы. Что касается подъема, то гласные, которые информант интерпретирует как гласные разного подъема, часто трудно отличить с помощью спектрограммы.

Возможно, на самом деле эти гласные отличаются признаком продвинутости/отодвинутости корня языка (ATR/RTR). Однако был обнаружен специфический контекст, в котором можно различить конечный гласный глагола: при образовании формы причастия конечный гласный ведет себя по-разному.

Что касается проблемы фонетически долгих гласных, которая заключается в том, что неясно, как следует их интерпретировать: как две фонемы или одну, то сумма данных из разных разделов языка свидетельствует о том, что это две разные фонемы.

Тональная система была рассмотрена в самом общем виде: как инвентарь уровневых тонов с минимальными парами, а также было показано, что модулированных тонов на кратких гласных не встречается.

Была подробно рассмотрена слоговая структура и было показано, что термин "метрическая стопа" вполне применим для мано: было обнаружено, что подавляющее большинство слов мано имеет структуру из ограниченного списка и удовлетворяет определенным законам, обеспечивающим внутреннюю интегрированность слов, как-то:

консонантная гармония, вокалическая гармония.

5.2 Проблемы Очевидно, что многие из проблем нуждаются в дальнейшей разработке, которая прежде всего зависит от расширения словаря: новые слова могут существенно повлиять на сложившуюся интерпретацию. Кроме того, необходимо тщательно проанализировать подъем гласных с фонетической точки зрения.

Кроме указанных выше проблем, наше исследование фонологии мано в дальнейшем будет ориентировано на подробное изучение просодии и, в частности, следующих проблем:

• Проблема грамматических низких тонов. Низкий тон появляется на различных компонентах именной группы (как на существительных, так и на глаголах в сложных именных группах), причем похоже, что на появление низкого тона влияют, прежде всего, синтаксические факторы. В квадратных скобках указана форма с грамматическим тоном, в круглых – с лексическим.

(9) sb [bee] (bee) [p] (p) нечто предназначенное для чтения писать вещь 'карандаш' Кроме того, пониженный (то есть средний или низкий) тон появляется на глаголах в определенных временах;

необходимо дать исчерпывающий список этих времен, а также, если это возможно, правила, по которым появляется тот или иной тон.

базовая форма, тон хабитуальная форма, тон k 'делать' С Н m 'слышать' С С l 'покупать' В В l 'идти' В С • Проблема даундрифта, или понижения тона к концу фразы. У информантов мано есть тенденция равномерно понижать уровень тона к концу фразы. См., например:

(4) kw g yl [yl] 3SG.EX гриф видеть вчера 'Он(а) вчера видел грифа' Кроме того, похоже, что тон в большинстве случаев понижается скачкообразно на переходном глаголе с не низким тоном в случае, если предшествующая ему именная группа оканчивается на низкий тон. Необходимо попытаться очертить круг контекстов, где понижение тона зависит от синтаксиса, и попытаться проанализировать, как численно исчисляется понижение.



Pages:   || 2 |
 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.