авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

18

М. Домбровски

Взаимосвязь между экономической и политической сво-

бодой в мире и в странах с переходной экономикой

1. Введение

Вопрос о взаимосвязи между экономическими и политическими ре-

формами как в мире, так и в странах с переходной экономикой, – один

из самых часто обсуждаемых, на который, однако, отсутствует простой

и бесспорный ответ. Очень часто этот ответ зависит от идеологических и политических предпочтений автора/участника дискуссии скорее, чем от эмпирических фактов.

Цель данной работы – посмотреть на эту взаимосвязь с точки зре ния доступного исторического и современного опыта. При этом особое внимание будет отведено опыту более двадцати лет посткоммунисти ческой трансформации в  странах Центральной и  Восточной Европы и  бывшего СССР1. В  исследовании использована довольно несложная методология, т.е. так называемое аналитическое описание (analytical narrative) и простейший статистический анализ. Сама статья написана в популярном аналитическом жанре, а ссылки на литературу и другие источники ограничены необходимым минимумом.

Структура статьи является следующей: мы начинаем обсуждение взаимосвязи между свободным рынком и  либеральной демократией с краткого представления весьма неоднозначного исторического опыта в этой области (раздел 2). Следующий шаг (раздел 3) – это анализ совре менной корреляции между индексами экономической и  политической свободы в мире и в странах с переходной экономикой. В разделе 4 во прос взаимосвязи экономической и политической свободы обсуждает ся более подробно, с учетом причинности (causality), т.е. насколько они Данная статья подготовлена на основе выступления автора во время одиннадцатых Ле онтьевских чтений «Экономическая свобода и государство: друзья или враги?», организо ванных Леонтьевским центром в г. Санкт-Петербурге 17-18 февраля 2012 год. Автор глу боко благодарен участникам Леонтьевских чтений за замечания к своему выступлению, которые оказались крайне полезными при подготовке нынешней версии статьи. Однако полную ответственность за содержание статьи, ее качество и представленные в ней взгля ды, оценки и предложения несет исключительно автор.

© МЦСЭИ «Леонтьевский центр», М. Домбровски. Взаимосвязь между экономической и политической свободой в мире помогают друг другу. В разделе 5 проанализированы особенности про цесса посткоммунистической трансформации, особенно на  ее первой стадии. В разделе 6 подведены итоги статьи.

2. Взаимосвязь демократии и рынка:

неоднозначный исторический опыт С самого начала необходимо определить, что подразумевается в виде либеральной демократии и рыночной экономики.

Для нужд нынешнего анализа понятие либеральной демократии включает следующие составляющие: формирование органов законо дательной и  исполнительной власти в  результате свободных выборов на основе всеобщего избирательного права, соблюдение основных граж данских и  политических прав человека, включая эффективную защиту прав меньшинств, наличие правового государства (верховенство закона).

На противоположном либеральной демократии полюсе находится поли тический авторитаризм, где государственная власть сконцентрирована в руках одного человека/ узкого круга лиц, неподконтрольных обществу, а общество лишено основных политических прав и гражданских свобод.

В свою очередь, неотъемлемыми составляющими рыночной эконо мики (капитализма) являются: преобладающая частная собственность на средства производства и ее эффективная защита государством, а так же свобода выбора хозяйствующих субъектов в области структуры про изводства, инвестиций, потребления, экономических партнеров, усло вий сделок (включая ценообразование, оплату труда, раздел прибыли, и т.п.). На противоположном полюсе находится система командной эко номики, где почти все средства производства сконцентрированы в ру ках государства, которое непосредственно управляет всеми хозяйствен ными процессами как на макро-, так и на микроуровне.

В  реальной жизни политические и  экономические системы очень редко существуют в «чистом» виде. Скорее всего, наблюдаются разно го рода гибридные системы. Это создает основу для сравнительных си стемных исследований и рейтингов, часть из которых будет проанали зирована в следующем разделе. С другой стороны, наличие гибридных систем усложняет анализ взаимосвязи между демократией и рынком.

На вопрос, могут ли демократия и рынок существовать независимо друг от друга, нет однозначного исторического ответа. В общем, очень сложно найти исторические примеры устойчивой и успешной демокра тии без рынка, т.е. демократического государства и общества с команд ной экономикой. Однако есть многие примеры устойчивых рыночных экономик без демократии или с ограниченной демократией.

© МЦСЭИ «Леонтьевский центр», 20 Экономическая свобода и государство: друзья или враги В первую очередь, это касается времен раннего капитализма (XIX век и начало XX века), когда рыночная экономика довольно либерального об разца (при минимальном вмешательстве государства) развивалась в ус ловиях либо авторитарного политического строя, либо лишь частичной демократии. Достаточно вспомнить, что всеобщее избирательное право в  современном виде (включая женщин) было установлено в  большин стве стран Европы лишь после первой мировой войны. Однако, несмотря на отсутствие всеобщего избирательного права, во многих странах Запад ной Европы, США и многих британских колониях существовали весьма развитые институты правового государства и защиты частных прав соб ственности.



В XX веке можно также найти примеры успешного развития ры ночных отношений в условиях политического авторитаризма. Это ка сается, например, многих стран центральной и  южной Европы в  пе риод между первой и  второй мировыми войнами (за исключением Чехословакии, которая сохранила демократический строй весь этот период). Другие, более современные примеры, это опыт прорыночного авторитаризма в Восточной и Юго-восточной Азии, а также диктатура Пиночета в Чили.

С другой стороны, нельзя забывать о многочисленных антиры ночных и  популистских диктатурах в  Латинской Америке и  Африке.

Во многих случаях они привели свои страны к полной экономической разрухе – гиперинфляции, глубокому падению ВВП, закрытию эконо мики не внешний мир и массовой утечке капитала, нищете широких слоев населения, региональным и гражданским конфликтам, и т.п.

Наконец, есть интересный опыт посткоммунистической транс формации в восточной Европе и бывшем СССР в девяностые и нуле вые годы, где почти 30 стран одновременно осуществляло переход от тоталитаризма советского типа к более свободному политическому ре жиму и от командной экономики к рынку. Этот опыт будет предметом более подробного анализа в следующих разделах этой статьи.

3. Современная эмпирическая картина взаимоотношений между политической и экономической свободой Как уже было отмечено в  предыдущем разделе, политические и экономические системы редко существуют в «чистом» виде, скорее всего, мы имеем дело с разными их гибридами. В связи с этим появля ется потребность в их изучении при помощи более формальных ана литических инструментов. Этому служат разного типа сравнительные рейтинги или количественные оценки политических и экономических © МЦСЭИ «Леонтьевский центр», М. Домбровски. Взаимосвязь между экономической и политической свободой в мире систем, уровня политических и экономических свобод или прогресса в  области политических и  экономических реформ в  отдельных стра нах. Их авторами являются либо международные организации разви тия, например, Всемирный банк или Европейский банк реконструк ции и  развития (ЕБРР), либо международные неправительственные организации/аналитические центры, такие как Heritage Foundation, Freedom House, Transparency International, Fraser Institute, World Eco nomic Forum и др.

Преимущество этих рейтингов заключается в применении единых стандартизованных методологий в отношении ко всем обследованным странам, что дает возможность проводить межстрановые сравнитель ные оценки. С другой стороны, как и во всех других случаях кванти фикации сложных качественных характеристик, получается довольно широкое пространство для субъективных экспертных мнений и оши бок. Кроме того, есть методологические проблемы, связанные с техно логией отдельных показателей, определением их составляющих и  их удельных весов, методов их агрегации и т.п. Иногда есть и более тех нические проблемы, например, ограниченной шкалы оценок в данном рейтинге. Это касается, между прочим, оценок прогресса трансформа ции ЕБРР и рейтинга «Свобода в мире» (СВМ) Freedom House.

Несмотря на вышеуказанные слабости существующих рейтингов, они будут использованы в дальнейшем анализе, так как отсутствуют другие, более совершенные, инструменты проведения сравнительных системных исследований на большой группе стран. Однако нельзя за бывать про существующие методологические проблемы и  сохранить максимальную осторожность в  интерпретировании полученных ста тистических результатов.

3.1 Взаимоотношение политической и экономической свободы в мире Первый шаг нашего эмпирического анализа – это исследование корреляции уровней политической и экономической свободы в груп пе 173  стран при использовании индекса экономической свободы (ИЭС) Heritage Foundation и  индекса СВМ Freedom House. Их соот носительное преимущество, в сравнении с другими потенциальными рейтингами (например, индексом «Экономическая свобода в  мире»

Fraser Institute или политическим индексом фонда Бертелсмана), за ключается в их всеобщем характере (они охватывают почти все стра ны мира) и систематической, ежегодной актуализации оценок на про тяжении многих лет.

© МЦСЭИ «Леонтьевский центр», 22 Экономическая свобода и государство: друзья или враги Сводный индекс экономической свободы Heritage Foundation ис пользован в  нашем исследовании. Это невзвешенная арифметическая средняя 10 показателей, сгруппированных в 4 основные категории.

1) Верховенство закона (правовое государство):

– права собственности;

– свобода от коррупции.

2) Ограниченное правительство:

– фискальная свобода;

– уровень государственных расходов.

3) Эффективность регулирования:

– свобода бизнеса;

– свобода труда;

– денежная свобода.

4) Открытые рынки:

– свобода торговли;

– свобода инвестиций;

– финансовая свобода.

Индекс представлен в шкале от 1 до 100, где высшее значение отра жает более свободную экономику.

В  свою очередь, индекс СВМ Freedom House рассчитан в  шкале от 1 до 7 (где 1 означает полную свободу, а 7 – отсутствие любой свобо ды) в  двух основных категориях: политические права и  гражданские свободы. В рейтинге политических прав учитывается три подкатегории:

избирательный процесс, политический плюрализм и участие в политиче ском процессе, функционирование правительства. Рейтинг гражданских свобод рассчитан на основе оценки четырех подкатегорий: свобода слова и взглядов, права свободно организоваться, верховенство закона (право вое государство), личные права и свободы. В нашем анализе использова на невзвешенная арифметическая средняя индексов политических прав и гражданских свобод.





Кроме методологических недостатков самих рейтингов (смотри выше) появляются две дополнительные проблемы, связанные с  про веденным нами анализом. Во-первых, оба индекса включают состав ляющую «верховенство закона», что может способствовать их частич ной автокорреляции2. Во-вторых, шкала индексов СВМ ограничена, а их сводные значения для отдельных стран публикуются в округлении до единицы. В результате у ряда стран получается то же самое значение индекса, несмотря на существующие различия между ними.

Однако аналитическое содержание понятия «верховенство закона» различно в  обо их индексах. В  ИЭС HF акцент сделан на  защиту прав собственности, так как в  индек се СВМ FH оценке подлежат, скорее всего, такие институциональные и  политические характеристики, как независимость судебной власти, гражданский контроль силовых структур, отсутствие дискриминации в области политических прав и т.п.

© МЦСЭИ «Леонтьевский центр», М. Домбровски. Взаимосвязь между экономической и политической свободой в мире Рисунок 1  представляет графическую корреляцию между обоими индексами. Наличие корреляции между политической и экономической свободой не вызывает сомнения, хотя, с  другой стороны, есть также достаточно много отклонений от линии тренда, особенно касающих ся ситуации, когда уровень экономической свободы сильно опережает уровень политической свободы (что совпадает с общим историческим наблюдением, представленным в разделе 2).

7. индекс индекс FH "Свобода мире», усредненные баллы, 6.5 SA FH «Свобода в в мире", усредненные баллы, QA BH 5. SG 4. 3. 2. AR 1. 0. 25.0 35.0 45.0 55.0 65.0 75.0 85. индекс экономической свободы HF, индекс экономиеской свободы HF, Рис. 1. Взаимосвязь между политической и экономической свободой в мире Источник: http://www.freedomhouse.org/sites/default/files/inline_images/ FIWAllScoreRatingsByRegion1973-2011.xls;

http://www.heritage.org/index/explore.aspx?view=by-region-country-year На рисунке 1 показаны также некоторые страновые примеры откло нений от тренда. Самый яркий пример «рыночного авторитаризма» – это Сингапур. Другие примеры включают некоторые страны Персидского залива  – Бахрейн, Катар и  Саудовскую Аравию. На  противоположном полюсе  – демократических стран со  «смешанной» моделью экономики, т.е. стран, в которых государственная собственность и государственное регулирование сохраняют значительную роль – выделен пример Арген тины. Однако, учитывая исторический опыт этой страны в предыдущем столетии, когда экономический популизм и антирыночные эксперименты не один раз приводили к политической дестабилизации в стране и дик татуре (военной или гражданской), можно сомневаться в устойчивости аргентинской демократии, если дисбаланс между политической и эконо мической свободой продолжится.

© МЦСЭИ «Леонтьевский центр», 24 Экономическая свобода и государство: друзья или враги 3.2. Взаимоотношение политической и экономической свободы в странах с переходной экономикой Похожий анализ проведен нами для группы 28 посткоммунистиче ских стран Центральной и  Восточной Европы и бывшего СССР. В от личие от глобального анализа в качестве политической переменной ис пользованы результаты другого периодического исследования Freedom House  – «Страны в  процессе трансформации» (Nations in Transit), ко торое лучше адаптировано к  специфике этой группы стран. Сводный индекс – это невзвешенная арифметическая средняя величина (в шкале от 1 до 7, похоже на рейтинг СВМ) семи подробных оценок, касающихся демократического управления на национальном уровне, избирательно го процесса, гражданского общества, независимых СМИ, демократиче ского управления на местном уровне, правовой системы и независимо сти судебной власти, коррупции.

Необходимо, однако, обратить внимание на  возможность частич ной автокорреляции, так как в состав обеих индексов включена оценка уровня коррупции.

Результаты исследования представлены на рисунке 2. Они похожи на результаты глобального анализа (рис. 1): получается положительная корреляция уровней политической и экономической свободы, хотя есть и отклонения от тренда. Большинство стран СНГ находится направо от линии тренда, т.е., условно говоря, представляет собой модель «рыноч ного авторитаризма». В особенности это касается Казахстана и Кыргыз стана в Средней Азии и трех кавказских государств.

Налево от линии тренда находятся некоторые члены Евросоюза (ЕС), например, Польша, Словения и Латвия, где уровень политической свобо ды явно опережает уровень экономической свободы. К этой группе при надлежит и  Украина, хотя, учитывая антидемократический курс после президентских выборов в 2010 году, надо ожидать, что в ближайшие годы ее политический рейтинг резко ухудшится. Этот пример еще раз под тверждает историческое наблюдение, что демократия, неподкрепленная солидной рыночной экономикой, вряд ли может оказаться устойчивой.

Для подтверждения полученных результатов мы заменили индекс экономической свободы Heritage Foundation средним значением сек торальных индексов ЕБРР. Это невзвешенная арифметическая средняя оценок прогресса экономических реформ в следующих сферах: большая приватизация, малая приватизация, реструктуризация предприятий, либерализация цен, внешняя торговля и валютное регулирование, по литика конкуренции, реформа банковской системы и  либерализация процентных ставок, фондовый рынок и  небанковские финансовые институты, инфраструктура. Оценки представлены в  растущей шка © МЦСЭИ «Леонтьевский центр», М. Домбровски. Взаимосвязь между экономической и политической свободой в мире ле от 1 до 4,5 (высшее значение индекса отражает более прогресса в ре формах). Методологическая слабость рейтинга ЕБРР заключается в его ограниченной и недостаточно дифференцированной шкале оценки.

UZ TM индекс FHиндекс FH "Страны в процессе трансформации", 2011 BY 6.5 AZ KZ «Страны в процессе трансформации», RU TJ KG 5.5 AM MD GE UA 4. BA AL ME MK HR RS 3.5 RO BG HU SK 2. LT PL LV CZ SI EE 1. 40 45 50 55 60 65 70 75 индекс экономической свободы HF, индекс экономической свободы HF, Рис. 2. Взаимосвязь между политической и экономической свободой в странах с переходной экономикой Источник: http://www.heritage.org/Index/explore;

http://www.freedomhouse.org/images/File/nit/2011/NIT-2011-Tables.pdf http://www.freedomhouse.hu//images/fdh_galleries/NIT2007/rating%20and%20democracy% score%20summary3.pdf Средний индекс экономической трансформации,2010 HU EE средний индекс экономической трансформации ЕБРР, ЕБРР, PL LT SK HR LV BG 3. RO SI MK AM GE UA AL RU 3 MD KZ KG RS ME BA AZ 2.5 TJ UZ BY 1. TM 1.5 2.5 3.5 4.5 5.5 6.5 7. индекс FH «Страны в процессе трансформации», индекс FH "Страны в процессе трансформации", Рис. 3. Взаимосвязь между политической свободой и прогрессом экономической трансформации Источник: http://www.ebrd.com/downloads/research/economics/macrodata/sci.xls, http://www.freedomhouse.hu//images/fdh_galleries/NIT2007/rating%20and%20democracy% score%20summary3.pdf © МЦСЭИ «Леонтьевский центр», 26 Экономическая свобода и государство: друзья или враги Результаты этого параллельного исследования (рис. 3), несмотря на  вышеуказанное несовершенство среднего индекса экономической трансформации ЕБРР, подтверждают наличие весьма четкой корреля ции между политической и экономической свободой.

3.3. Предыдущие эмпирические исследования Наличие положительной взаимосвязи между политической и  эко номической свободой (политическими и  экономическими реформа ми) – это нечто новое. Похожие исследования на группе стран с пере ходной экономикой, проведенные в конце девяностых и начале нулевых годов, обнаружили либо сравнительную (Домбровски, 2004), либо даже сильнейшую степень корреляции с меньшим количеством отклонений от линии тренда (EBRD, 2000). Результаты этих исследований представ лены на рисунах 4 и 5.

TM BY 6.5 UZ KZ KG AZ индекс новых демократий FH 5. индекс новых демократийFH RU TJ AM 5 MD UA GE 4. AL BA 4 MK YU HR RO 3. BG 2.5 CZ SK LT 2 HU EE LV PL SI 1. 1.5 2 2.5 3 3.5 4 4. индекс экономической свободы HF инде кс экономиче ской свободы HF Рис. 4. Взаимосвязь индексов политической и экономической свободы в странах с переходной экономикой, Источник: HF (2004);

FH (2004), Домбровски (2004) Для справки необходимо отметить, что тогдашняя методология рас чета всех трех индексов (Freedom House, Heritage Foundation и ЕБРР) от личалась, хотя непринципиально, от современной методологии.

© МЦСЭИ «Леонтьевский центр», М. Домбровски. Взаимосвязь между экономической и политической свободой в мире Рис. 5. Корреляция между экономической и политической трансформацией Источник: EBRD (2000) 4. Как политические и экономические свободы помогают друг другу?

Проведенное нами в разделе 3 исследование подтверждает наличие взаимосвязи между политической и экономической свободой как в гло бальном, так и в региональном масштабе. Однако оно не решает вопроса направления взаимосвязи и причинности (causality), что кажется более сложным вопросом, полное исследование которого, при помощи ста тистических и эконометрических методов, выходит за рамки повестки данной статьи. Мы ограничимся лишь только аналитическим описани ем данной проблемы на основе литературы и существующего историче ского опыта.

© МЦСЭИ «Леонтьевский центр», 28 Экономическая свобода и государство: друзья или враги В основном нам кажется правильным диагноз, сделанный в докла де ЕБРР (EBRD, 1999, Box 5.3, p.113), в котором говорится, что взаимос вязь работает в обе стороны, т.е. демократия и рынок поддерживают друг друга. И этот вывод ЕБРР послужит основой нашего дальнейшего анализа.

4.1. В чем рынок помогает демократии?

Как уже было сказано в Разделе 2, очень тяжело найти историче ские примеры устойчивых демократий без доминирующей роли ры ночных отношений в экономике. Это самое лучшее эмпирическое до казательство фундаментального значения экономической свободы для развития политических и гражданских свобод и построения стабиль ных демократических институтов. Кстати, ведущие интеллектуальные сторонники свободного рынка последовательно аргументировали, что чрезмерное государственное вмешательство в экономическую жизнь, особенно центральное планирование, неизбежно ведет к ограничению личной свободы и  создает угрозу тоталитаризма (Hayek, 1944;

Fried man, 1982).

Если посмотреть на  конкретные механизмы поддержки демокра тии и политической свободы со стороны рынка, это, в первую очередь, создание материальной основы независимости граждан от аппара та государства. В  отличие от командной экономики советского типа, в  рыночной экономике государство не является единственным соб ственником и работодателем, и это сильно снижает его возможности оказывать экономическое давление на граждан.

В  общем, развитие рыночных отношений ограничивает власть государственного аппарата не только в  чисто экономической сфе ре. Растет спрос на развитие институтов правового государства, что, во многом, связано с развитием среднего класса, в том числе предпри нимателей и  зажиточных граждан. Появляется также материальная основа для развития институтов гражданского общества. Укрепляется культура горизонтального сотрудничества, основанного на  индиви дуальных и  групповых интересах. Интересы независимых экономи ческих субъектов вынуждают открытие страны на внешние контакты.

Исторический опыт также показал, что свободный рынок лучше всех других систем способствует экономическому развитию, кото рое, в свою очередь, создает спрос на политические свободы и демо кратию. Многочисленные работы (например, Lipset, 1959;

Barro, 1996;

Przeworski & Limongi, 1997;

Fukuyama, 2004  и  др.) подтверждают, что © МЦСЭИ «Леонтьевский центр», М. Домбровски. Взаимосвязь между экономической и политической свободой в мире шансы для развития демократии и  для ее выживания растут с  уров нем экономического развития и темпами экономического роста, а по следние, в  свою очередь, зависят от эффективности экономической системы, основанной на рыночных отношениях. Страны, богатые на туральными ресурсами (особенно нефтью), откланяются от общего тренда в том смысле, что при среднем и высоком уровне ВВП на душу населения у них более вероятности сохранения авторитарного режи ма. Однако, наконец, и у них появляется эффективный спрос на демо кратические институты.

Одна из самых последних работ, анализирующих влияние уровня экономического развития и темпов экономического роста на процесс демократизации, это отчет Renaissance Capital (Robertson, 2011). Ав тор анализирует политические изменения в почти 150 странах с насе лением более 500 тыс. человек за период 1950-2009 годы. На рисунке 6 показаны эпизоды перехода от авторитарного режима к демократии, в зависимости от уровня ВВП на душу населения во время перехода, в  перечете на  доллары США 2005  г. по  паритету покупательной спо собности (ППС). При этом рисунок 6 не включает 27 примеров, когда переход от диктатуры к  демократии осуществлялся при уровне ВВП на душу населения ниже 850 долларов.

Несмотря на  факт, что переход от авторитарного режима к  де мократии случается при разных уровнях экономического развития (включая самые бедные страны мира), шансы на  его осуществление увеличиваются по  мере роста ВВП на  душу населения. Согласно ци тированному исследованию (Robertson, 2011, стр. 9-10) они достигают самого высокого значения для душевого уровня ВВП между 6 и 10 тыс.

долларов США (в ценах 2005 года, с учетом ППС).

Еще более интересен рисунок 7. Он показывает эпизоды перехо да от демократии к диктатуре, т.е., косвенно отражает экономические условия устойчивости демократического строя. Согласно результатам анализа (Robertson, 2011, стр.7), вероятность такого отката является убывающей функцией уровня экономического развития. Автор отме тил только пять эпизодов крушения демократического строя в странах с уровнем ВВП на  душу населения выше 6  тыс. долларов США (в це нах 2005  года, с  учетом ППС): Греция в  1967  г., Аргентина в  1976  г., Иран в  2004  г., Таиланд в 2006 г. и Венесуэла в  2009  г. Нет ни одного случая такого отката при ВВП на душу населения выше 10 тыс. долла ров США.

© МЦСЭИ «Леонтьевский центр», © МЦСЭИ «Леонтьевский центр», 2, 4, 6, 8, 10, 12, 14, 16, 18, Taiwan CzechoSlovakia Spain Greece Russia Hungary Lithuania Gabon Croatia Estonia Latvia Poland Portugal Korea, Republic of Iran Mexico Argentina Argentina Thailand Ukraine Venezuela Brazil Iran Romania Serbia Bulgaria Belarus Turkey Algeria Chile Ecuador Peru Panama Uruguay Thailand Turkey Guatemala Georgia Peru Bhutan El Salvador Dominican Republic Peru Paraguay Moldova El Salvador Peru Fiji Guatemala Honduras Mongolia Bolivia Ecuador Djibouti Azerbaijan Indonesia Источник: Robertson (2011) Albania Armenia Honduras Angola Colombia Thailand Nicaragua Pakistan Armenia Congo, Republic of Dominican Republic Nicaragua Panama Guyana Korea, Republic of Kyrgyzstan Philippines Pakistan Thailand Haiti осуществлялся при уровне ВВП на душу населения ниже 850 долларов Korea, Republic of Nigeria Mauritania Cote d`Ivoire Thailand Haiti Bangladesh Haiti Senegal Comoros Рис. 6. Переход от диктатуры к демократии, в зависимости от уровня ВВП на душу населения Zambia Kenya Nigeria Benin во время перехода (в долларах 2005 г., ППС). График не включает случаев, когда переход к демократии Nepal Sudan Comoros Lesotho Ghana Cambodia Nepal Ghana Madagascar 30 Экономическая свобода и государство: друзья или враги © МЦСЭИ «Леонтьевский центр», 2, 4, 6, 8, 10, 12, Greece Venezuela Iran Argentina Thailand Iran Turkey Turkmenistan Peru Guatemala Thailand Uruguay Turkey Fiji Belarus Chile El Salvador Peru Peru Ecuador Brazil Panama Korea, Republic of Nicaragua Azerbaijan Fiji Ecuador Guatemala Honduras Dominican Republic Zambia Guyana Congo, Republic of Armenia Thailand Pakistan Korea, Republic of Uzbekistan Kyrgyzstan Angola Thailand Philippines Mauritania Haiti Haiti Sudan Tajikistan Pakistan Comoros Nigeria Источник: Robertson (2011) Bangladesh Sudan Nigeria Swaziland Kenya Ghana Nepal Congo, Dem. Rep.

во время перехода (в долларах 2005 г., ППС) Comoros Sierra Leone Egypt Cambodia Congo, Republic of Gambia, The Ghana Uganda Sierra Leone Benin Cambodia Pakistan Laos Burkina Faso Chad Equatorial Guinea Bangladesh Nepal Рис. 7. Переход от демократии к диктатуре, в зависимости от уровня ВВП на душу населения Indonesia Central African Republic Lesotho Niger Uganda Niger Ethiopia Guinea-Bissau Afghanistan Burundi Zimbabwe Burundi 31 М. Домбровски. Взаимосвязь между экономической и политической свободой в мире 32 Экономическая свобода и государство: друзья или враги 4.2. В чем демократия помогает рыночной экономике и рыночным реформам?

Анализ обратной связи заключается в  ответе на  вопрос, в  какой мере демократия укрепляет основы рыночной экономики и  помогает проводить рыночные реформы.

В  первую очередь необходимо отметить, что многие составляю щие зрелого демократического режима помогают бороться со  злоупо треблением властью, коррупцией, непотизмом, захватом государства группами интересов, поиском ренты, скрытым лоббизмом и т.п., а так же ограничивают возможность принятия явно ошибочных решений правительством. Имеются в  виду такие механизмы, как естественная в демократическом строе ротация политических элит, система сдержек и противовесов, например, парламентский и судебный контроль испол нительной власти, механизмы общественного контроля, прозрачности и подотчетности правительства, в том числе существование независи мых СМИ и институтов гражданского общества.

Эффективные гарантии гражданских свобод и  политических прав населения помогают развитию экономических свобод. Например, неза висимая судебная система является необходимым условием эффективной защиты прав собственности или исполнения коммерческих сделок. Отсут ствие дискриминации по этническому, религиозному, классовому, кастово му, клановому или другому принципу расширяет возможности свободного предпринимательства и  снимает общественные барьеры экономического развития. То же самое касается равного социального статуса женщин, ко торый остается большой проблемой во многих странах, особенно мусуль манского мира. Свобода перемещения граждан это предусловие эффектив ного функционирования рынка труда на национальном уровне.

Неслучайно развитие капитализма в  конце XVIII и  XIX веке ока залось возможным лишь в тех странах, где произошло раскрепощение крестьян и  где население получило элементарные личные свободы, в том числе свободу перемещения, выбора профессии, и т.п. Неслучайно также, что в странах, в которых до сих пор сохраняются классовые или кастовые барьеры (например, в Индии), они отрицательно отражаются на  развитии рыночных отношений, темпах экономического развития, а также являются источником социального неравенства.

В  современном, постиндустриальном обществе политическая сво бода кажется необходимой предпосылкой развития и  международной конкурентоспособности многих секторов услуг, например, науки, обра зования, консалтинга, СМИ и культуры.

Несмотря на многие примеры положительного влияния политиче ской свободы и  демократии на  развитие рыночной экономики, спор © МЦСЭИ «Леонтьевский центр», М. Домбровски. Взаимосвязь между экономической и политической свободой в мире ным остается вопрос, насколько помогают они в принятии рациональ ных экономических решений правительством. Кажется неоспоримым факт, что у зрелых демократии есть тенденция к  чрезмерному росту государственных социальных программ и, в  общем, расходной сторо ны бюджета. Велико также влияние на  принятие решений «перерас пределительных коалиций», т.е. хорошо организованных лоббистских групп (Olson, 1965;

Гайдар, 2005). Инерция сложившихся групп инте ресов резко сужает поле маневра при проведении более радикальных реформ (Friedman & Friedman, 1984).

С другой стороны, есть достаточно много примеров неспособности авторитарных правительств принимать необходимые, но непопулярные экономические решения. У диктаторских режимов, даже тех, которые готовы применять репрессии против своих противников, сохраняется достаточно сильный соблазн социального патернализма и  популиз ма. В  поиске своей социальной легитимности и  ради обеспечения по литической стабильности авторитарная власть готова пожертвовать принципами экономической рациональности. Неслучайно во  многих недемократических странах наблюдается гипертрофия социальных программ, очень часто даже менее рациональных как с социальной, так и экономической точки зрения, чем в случае зрелых демократий запад ноевропейского типа. Это включает и опыт поздней стадии социалисти ческой системы в бывшем СССР и странах Восточной Европы.

С другой стороны, демократическая легитимность государственной власти и механизм смены элит в результате свободных выборов может облегчить принятие сложных экономических решений, как наблюда лось это в ряде стран Центральной Европы и Балтии в начале девяно стых или наблюдается сейчас в таких странах, как Греция, Португалия, Ирландия, Испания и Италия (Aslund, 2011).

5. Особенности процесса посткоммунистической трансформации Когда в конце восьмидесятых и в начале девяностых годов произо шло крушение коммунистической системы в Центральной и Восточной Европе и бывшем СССР, почти 30 стран, в том числе многие, которые только что приобрели независимость, встали на путь поиска нового эко номического и политического строя. В это время естественным казался выбор в пользу рыночной экономики и либеральной демократии. Более двадцати лет спустя оказалось, что не всем удалось достичь этой цели, особенно на  политическом направлении (смотри результаты эмпири ческого анализа в  подразделах 3.2  и  3.3). В  связи с  этим имеет смысл © МЦСЭИ «Леонтьевский центр», 34 Экономическая свобода и государство: друзья или враги подробнее обсудить, в какой мере демократизация помогла, а ее недо статок повредил рыночным реформам в специфических условиях пост коммунистической трансформации.

С самого начала процесса трансформации сторонники быстрого и последовательного перехода к рынку (смотри, например, Aslund, 2002, Dabrowski & Gortat, 2002) подчеркивали необходимость радикальных политических реформ (в сторону построения стабильной либеральной демократии) как предусловия успеха на  экономическом направлении.

Кроме стандартных закономерностей, которые применяются ко всем странам мира (смотри подраздел 4.2), были выдвинуты и дополнитель ные аргументы, относящиеся к специфике процесса посткоммунистиче ской трансформации.

Согласно им, потенциальная социальная база авторитарных ре жимов на  раннем этапе процесса трансформации – это в  большин стве случаев бывший партийный и государственный аппарат, силовые структуры и красные директора. Вряд ли можно ожидать, что они будут заинтересованы и способны построить рыночную экономику даже иска женного типа (т.е., с сохранением своего привилегированного статуса).

В  результате, без радикальной демократизации произойдет процесс консолидации «старых» групп интересов и  замораживания «старых»

политических элит. Кроме этого, маловероятно, что страна и экономика смогут открыться широко на внешний мир, без чего сложно ожидать по строения конкурентной рыночной среды и модернизации экономики.

В общем, опыт раннего этапа трансформации оправдал тех, которые были убеждены в  необходимости демократических перемен. Страны Центральной Европы и Балтии, которые лидировали в процессе демо кратизации и  у которых произошла радикальная смена политической элиты в  самом начале трансформации, оказались наиболее успешны ми в  экономическом реформировании. На  противоположном полю се – страны, в которых произошла авторитарная консолидация власти в  руках бывшей партийной номенклатуры (например, Туркменистан, Узбекистан, Беларусь или Сербия времен Милошевича), явно отстали в переходе к рынку. Наблюдения эти нашли также подтверждение в ре зультатах более формализованных сравнительных исследований (на пример, De Melo и др., 1997;

Dethier и др., 1999).

Похожие выводы можно сделать на основе анализа динамики поли тических и экономических процессов в отдельных странах. Кажется не случайным, что авторитарные повороты в новейшей истории отдельных стран раньше или позже сопровождались либо замедлением рыночных реформ, либо даже их откатом назад. Это именно произошло в Беларуси, начиная с 1996 г., в Словакии, во время правительства Владимира Мечара (1994-1998) и в путинской России после разгрома ЮКОСа в 2003 г. Воз © МЦСЭИ «Леонтьевский центр», М. Домбровски. Взаимосвязь между экономической и политической свободой в мире можно, то же самое произойдет на  Украине и  в Венгрии, где начиная с 2010 года резко усилились антидемократические тенденции.

С другой стороны, есть примеры, когда приход к власти демократи ческих сил помогал ускорить экономические реформы и делать их более последовательными. Это пример Румынии в 1996 г., Болгарии в 1997 г., Словакии после 1998 г., Сербии после 2000 г., Грузии после 2003 г. Одна ко справедливо отметить, что такие положительные результаты полу чались далеко не везде и  не всегда. Самый яркий пример провала де мократических сил в реформировании экономики – это Украина после оранжевой революции 2004 г.

Несмотря на  все вышеуказанные закономерности и  примеры кон кретных стран, достаточно долго сохранялся в нашем регионе, особен но в  России, миф прорыночного авторитаризма. С  одной стороны, он базировался на  опыте Чили времен Пиночета (хотя иногда этот опыт был весьма односторонне интерпретирован), а с другой стороны, на так называемой азиатской модели, особенно Китая и Вьетнама (смотри, на пример, Popov, 2000;

Polterovich & Popov, 2005). Такому мышлению спо собствовали также отдельные примеры нестабильности демократиче ских режимов в  регионе (Азербайджан и  Грузия в  начале девяностых, Украина после оранжевой революции, Кыргызстан после революций 2005 и 2010 гг.).

Наконец есть группа стран СНГ, которые за последние двадцать лет продвинулись достаточно серьезно на пути рыночных реформ, но у ко торых не самый лучший рейтинг политической свободы Freedom House.

Это Казахстан, Кыргызстан, Армения, Азербайджан и  Россия. Одна ко опыт этих стран, в  том числе России, наглядно демонстрирует, что есть пределы реформирования экономики при авторитарном режиме.

Они касаются более сложных институциональных реформ (например, госслужбы, правосудия или правоохранительных органов), борьбы с коррупцией, обеспечения прозрачности действий и общественной по дотчетности госорганов и т. п. Есть также обоснованные сомнения, на сколько достигнутый уровень экономической свободы и развития ры ночных отношений окажется устойчивым в долгосрочной перспективе.

Конечно, с  течением времени уменьшился риск, что авторитарная власть будет основана на  интересах и  идеологических предрассудках бывшей партийной номенклатуры, советского госаппарата и  красных директоров. В  большинстве действующих сейчас недемократических режимов на  постсоветском пространстве доминирует прагматическое мышление и поведение нового поколения госаппарата, силовых струк тур и  олигархов. Однако, даже если правящая элита ориентирована, скорее всего, на личное обогащение, чем на восстановление командной системы, это не гарантирует создания эффективной рыночной системы.

© МЦСЭИ «Леонтьевский центр», 36 Экономическая свобода и государство: друзья или враги 6. Вместо выводов Несмотря на разнообразность исторического и современного опыта отдельных стран, проведенное нами исследование не оставляет сомне ния, что демократия и рынок – это, скорее друзья, чем враги. Как в гло бальном анализе, так и  в  группе стран с  переходной экономикой на блюдается положительная корреляция между уровнями политической и  экономической свободы. Связь работает в  обе стороны, т.е., рыноч ная экономика с доминирующей ролью частной собственности создает, по  крайней мере, в  долгосрочной перспективе, благоприятную почву для развития демократических отношений, а  демократизация способ ствует рыночным реформам.

Большинство существующих в  мире случаев рыночного авторита ризма далеки от совершенства3 и они не являются хорошими примерами для подражания. Обычно дефицит демократии приводит к проблемам с  прозрачностью и  подотчетностью правительства, злоупотреблением государственной властью, политической зависимостью судебной вла сти, коррупции и непотизму, поиском ренты и захватом государствен ной власти узкими группами интересов и т.п. Все эти патологии ухуд шают предпринимательский климат и снижают эффективный уровень экономической свободы. Конечно, от них несвободны и  демократиче ские режимы, особенно в  странах с  уровнем ВВП на  душу населения ниже среднего. Однако их интенсивность кажется, в среднем, ниже, чем при авторитарных режимах. Кроме всех прочих аргументов, не надо за бывать, что политическая свобода есть в современном мире самостоя тельная ценность, в которой нельзя отказывать любому обществу.

Опыт стран с  переходной экономикой, особенно стран СНГ, на глядно демонстрирует, что хотя рыночный авторитаризм практически возможен, у него есть ограниченный потенциал развития, о чем сви детельствуют низкие оценки предпринимательского климата, каче ства государственных институтов и стагнация экономических реформ (или даже уменьшение роли рыночных отношений). Маловероятно, что система, в которой уровень экономической свободы явно опережа ет уровень политической свободы, будет устойчивой в  долгосрочной перспективе. Скорее всего, возможен один из следующих сценариев:

либо ограничение экономической свободы (что фактически произошло Возможно, за исключением Сингапура, который лидирует во всех мировых рейтингах экономической свободы, конкурентоспособности, легкости ведения бизнеса, отсутствия коррупции и т.п. Однако необходимо учитывать уникальную географическую и истори ческую специфику этой страны. Во-первых, это небольшой город-остров, расположен ный на одном из важнейших торгово-морских маршрутов в мире (пролив Малакка). Во вторых, это бывшая британская колония, которая унаследовала британскую правовую систему и традицию.

© МЦСЭИ «Леонтьевский центр», М. Домбровски. Взаимосвязь между экономической и политической свободой в мире в России после 2003 г.), либо стремление общества, особенно растущего среднего класса, к большей демократизации.

Литература 1. Гайдар Е.Т. Долгое время. Россия в мире: очерки экономической истории. Москва, Изд. Дело, 2005.

2. Домбровски М. Проблемы развития стран СНГ. Исследования и анализ CASE, No. 285, 2004.

3. Aslund A. Building Capitalism. The Transformation of the Former So viet Block, Cambridge University Press, 2002.

4. Aslund A. The Failed Political Economy of the Euro Crisis, CASE Net work E-Briefs, No. 10/2011.

5. Barro R. Democracy and Growth, Journal of Economic Development, 2011. Vol. 1. РР. 1-27.

6. Dabrowski M. & Gortat R. Political Determinants of Economic Re forms in Former Communist Countries. CASE Network Studies and Analy ses, 2002. No. 242.

7. De Melo M., Denizer C., Gelb A. & Tenet S. Circumstances and Choice: the Role of Initial Conditions and Policies in Transition Economies, World Bank Policy Research Working Paper, 1997. No. 1866.

8. Dethier J-J., Ghanem H. & Zoli E. Does democracy facilitate the eco nomic transition: an empirical study of Central and Eastern Europe and the Former Soviet Union, World Bank Policy Research Working Paper, 1999.

No. 2194.

9. EBRD. Transition Report European Bank for Reconstruction and De velopment, 1999.

10. EBRD. Transition Report 2000, European Bank for Reconstruction and Development, 2000.

11. Friedman M. Capitalism and Freedom, The University of Chicago Press, Chicago and London, 1982.

12. Friedman M. & Friedman R. Tyranny of the Status Quo, Harcourt Brace Jovanovich, San Diego, 1984.

13. Fukuyama F. State Building: Governance and World Order in the 21st Century, Cornell University Press, Ithaca, 2004.

14. Hayek F.A. The Road to Serfdom, Routledge & Kegan Paul Ltd, Lon don, 1944.

15. Lipset S.M. Some Social Requisites of Democracy: Economic Devel opment and Political Legitimacy, American Political Science Review, 1959.

Vol. 53(1). РР. 69-105.

16. Olson M. The Logic of Collective Action. Public Goods and the Theo ry of Groups, Harvard University Press, Cambridge, Ma, 1965.

© МЦСЭИ «Леонтьевский центр», 38 Экономическая свобода и государство: друзья или враги 17. Polterovich V. & Popov V. Democracy and Growth Reconsidered:

Why Economic Performance of New Democracies Is Not Encouraging, 2005. URL: http://ctool.gdnet.org/conf_docs/PopovDemocracy2004Aug.doc, http://ctool.gdnet.org/conf_docs/PopovDemocracy-charts%202004.xls.

18. Popov V. Shock Therapy versus Gradualism: The End of the Debate (Explaining the Magnitude of the Transformational Recession), Comparative Economic Studies, 2000. Vol. 42. No. 1. PP. 1-57.

19. Przeworski A. & Limongi F. Modernization: Theories and Facts, World Politics, 1997. Vol. 49(2). PP. 155-183.

20. Robertson Ch. The revolutionary nature of growth, Renaissance Capi tal, June 22, 2011.

© МЦСЭИ «Леонтьевский центр»,

 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.