авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 |
-- [ Страница 1 ] --

Научная библиотека

Удмуртского государственного университета

Профессор

Майер Василий (Вильгельм) Евгеньевич

К 85-летию со дня рождения

Биобиблиографический указатель

Составители:

Шишкина Н.Г.

Старкова Н.Ю.

Черниенко Д.А.

Редактор:

Васильева Л. М.

Компьютерная верстка:

Черниенко Д.А.

Ижевск, 2003 и* -;

\ft ^M'V [Л/;

.

Ш$ЁШ&л,.

БИОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА И ТВОРЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ В. Е. МАЙЕРА Вильгельм (Василий) Евгеньевич Майер — имя, которое с любовью и почтением произносят все, кто его знал и кому действительно дорога русская наука. Настоящий ученый, изумительный учитель. Этот человек достоин того, чтобы о нем помнили.

В.Е. Майер был одним из ведущих советских медиевистов, специалистом в области истории средневековой Германии, доктором исторических наук, профессором Удмуртского государственного университета. Почти 40 лет его научная и педагогическая деятельность была неразрывно связана с этим учебным заведением. Здесь он прошел путь от ассистента кафедры всеобщей истории до заведующего этой кафедрой (которым оставался до последнего дня своей жизни) и до проректора УдГУ по научной работе.

Вильгельм Евгеньевич Майер родился 6 декабря 1918 г. в немецкой крестьянской семье в с, Высокополье Херсонской области (уже несколько поколений Майеров жили в России). После окончания средней школы в г. Запорожье поступил учиться на исторический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова. Специализировался на кафедре новой и новейшей истории. Будучи студентом, был приглашен в качестве вспомогательного научного сотрудника ИМЭЛ при ЦК ВКП(б) для работы над рукописями Карла Маркса, поскольку уже тогда зарекомендовал себя как способный исследователь-источниковед, к тому же прекрасно разбиравшийся во всех тонкостях немецкого языка.

Его многообещающая исследовательская работа была прервана войной. 7 июля 1941 г. добровольцем ушел в армию, был зачислен в строительный батальон Киевского РК ВКП(б) г. Москвы. С начала 1942г. он оказался в Удмуртии, работал вначале на Увинском лесопункте, а затем политинструктором и оперуполномоченным в лагерях для военнопленных. Был школьным учителем, преподавал в педагогическом училище.

В июле 1945 г. он снова вернулся в alma mater, в МГУ, и успешно выдержал государственные экзамены на родном историческом факультете. С сентября 1945 г. В.Е. Майер работал в Удмуртском пединституте. В 1955 г. защитил кандидатскую диссертацию, в стал доктором исторических наук.

Говорят, человек сам выбирает жизненный путь. В.Е. Майер не только его выбрал, он выстроил его неустанным каждодневным трудом и честно шел по нему до1 последнего шага. Можно с полным основанием сказать, что он жил «в прекрасном и яростном мире».

Родившись в крестьянской семье, В.Е. Майер всю жизнь, по существу, не расставался с крестьянством, с этой едва ли не вечной темой истории, верно служа ей исследовательским талантом. Наверное, именно отсюда, от крестьянских корней, этот его кровный, сугубо личностный интерес к проблемам аграрной истории во всем их многообразии. Можно сказать, что крестьянство В.Е. Майер хорошо знал и понимал и умом, и сердцем, проверял цепкой памятью деревенского детства. Ученик видного советского медиевиста, крупнейшего специалиста по средневековой Германии М.М. Смирина, В.Е. Майер основное внимание уделил исследованию крестьянского мира Германии XIV-XVI вв. Исследования профессора В.Е. Майера важны не только в плане расширения представлений о позднесредневековой истории Германии, но позволяют по-новому взглянуть па многие теоретические проблемы генезиса капитализма на европейском континенте, дают перспективу дальнейшего хода исторических исследований. Огромное значение придавал В.Е. Майер изучению источников и всегда в исследованиях ставил анализ их во главу угла.

Вайстюмы (уставы), акты, крестьянские жалобы, уркунден (удостоверения) и регесты к ним, хроники, городские счетные книги, описи земель, агрономическая литература, налоговые списки — вот далеко не полный перечень тех документальных материалов, которые использовал В.Е. Майер в научной работе. Серьезный источниковедческий анализ этих документов содержится в исследованиях В.Е. Майера, в каждой из монографий анализу источников посвящена отдельная глава, детальная характеристика документов дается практически во всех статьях.

Продолжая лучшие традиции советской медиевистической аграрной школы, шаг за шагом скрупулезно анализируя источники, исследователь прослеживает состояние немецкой деревни в XIV-XVI вв. и выявляет факты зарождения в сельском хозяйстве Германии черт нового экономического строя, проявляющихся в возрастании товарности хозяйства, разрушении патриархальной замкнутости немецкой деревни, уничтожении натуральности феодального производства, образовании специализированных хозяйств и возникновении издольной аренды, при которой арендатор превращался в предпринимателя, широком распространении наемного груда, перераспределении населения, вызванном экономическими сдвигами, формировании в деревне новых социальных групп. Исследование этих явлений дало В.Е. Майеру возможность подтвердить мысль о специфике процесса генезиса капитализма в германских землях и поло жительно оценить возможности капиталистического развития Германии. Наиболее рельефно, по мнению В.Е. Майера, элементы капиталистического уклада проявились в развитии овцеводства, выделившегося в особую отрасль сельскохозяйственного производства, находившуюся в товарно-денежных отношениях с городами и земледельческими районами.



При анализе состояния сельского хозяйства Германии XIV-XVI вв.

заметное место занимает изучение процесса специализации. В этом процессе В.Е. Майер выделил две основные формы, в которых развивалась специализация сельского хозяйства: во-первых, специализация мелких крестьянских хозяйств на производстве садовых, огородных и технических культур и, во-вторых, создание крупных специализированных зернопроизводящих хозяйств на бывших домениальных землях, организованных в форме издольной аренды.

Опираясь на прочный фундамент источников, В.Е. Майеру удалось составить представление о мелкой крестьянской специализации XIV XVI вв. и доказать, что появление мелких специализированных хозяйств означало, с одной стороны, прогрессивное развитие сельского хозяйства, закономерный этап на пути преодоления натурального хозяйства и укрепления связей с рынком, а с другой стороны, специализация мелких крестьянских хозяйств была одной из вынужденных мер, одним из способов выживания в условиях все более массового разорения крестьянских хозяйств. Однако, как отмечал В.Е.Майер, нельзя преувеличивать товарный характер этих хозяйств, поскольку черты товарного и натурального хозяйства в это время тесно переплетаются: существует одна основная культура, предназначенная для рыночной продажи, и в то же время производятся все основные сельскохозяйственные продукты для собственного потребления.

Интересным явлением в Германии XIV-XVI вв. была специализация на производстве вайды — растения, из которого изготовлялся краситель, используемый в текстильном производстве. Этот вопрос в большей степени должен привлечь наше внимание тем, что практически единственным историком, уделившим внимание ему, был В.Е. Майер.

Отдельный раздел книги «Деревня и город Германии», статья «Социально-экономические сдвиги в районах производства и торговли вайдой», основанные на серьезном изучении источников, дают превосходный анализ состояния данной отрасли сельского хозяйства.

В.Е. Майер выделил основной центр вайдового производства — округу города Эрфурта в Тюрингии, реконструировал развитие производительных сил данного района, определил, что вайда выращивалась на лучших землях с использованием интенсивного удобрения и данная культура, несомненно, требовала значительных агрономических познаний и тщательного ухода. В.Е. Майер выделил несколько производственных, циклов, из которых последний произво дился в городах. Таким образом, считал он, в данном производстве деревня поставляла не сырье, а полуфабрикат, что представляет собой новое социально-экономическое явление — разделение труда между городом и деревней, а также внутрипроизводственное разделение труда.

На этом основании В.Е. Майер предполагал, что «перед нами мануфактурное по характеру производство», и отметил такие факты эксплуатации деревни городом, как сокрытие секретов последней стадии производства, тщательный учет посевов, обязательство постав лять полуфабрикат по установленной цене на специальный рынок, налогообложение и т.д.

Другой формой специализации в земледелии было появление в деревне на бывших домениальных землях после ликвидации барской запашки крупных арендаторских хозяйств, ориентированных на производство зерна на рынок. В.Е. Майер подробно проанализировал условия и способы возникновения подобной формы хозяйствования. Он изучил те изменения, которые происходили в агротехнике, те новые орудия труда, что появились в это время. Характерной формой крупного хозяйства была издольная аренда, при которой арендатор отдавал земельному собственнику 1/3 часть урожая и вел хозяйство практически самостоятельно, или же испольщина, когда феодал, получая 1/2 часть урожая, должен был принимать участие в хозяйственных расходах. Данные, приводимые В.Е. Майером, позволили ему сделать убедительный вывод, что специализация охватывала в XIV-XVI вв. все основные отрасли сельскохозяйственного производства: овцеводство, виноградарство, огородничество, производство технических культур и зерновое хозяйство. На основании многочисленных документов В.Е. Майер сделал еще один вывод:

специализация усилила процесс дифференциации в немецкой деревне (имущественная дифференциация стала приобретать характер социальной). Анализируя развитие производительных сил и социальных отношений в немецкой деревне, В.Е. Майер одновременно дал убедительное объяснение и тем демографическим процессам, что б происходили в Германии в это время, обосновывая выводы причинами социально-экономического характера.

Вильгельм Евгеньевич Майер, будучи человеком всестороннего образования и широких интересов, не мог ограничить сферу научных занятий изучением лишь одной, хотя и очень сложной и важной проблемы зарождения в сельском хозяйстве Германии элементов капитализма. Для него было естественным проявление углубленного интереса ко многим вопросам средневековой германской истории.

Ученый сумел проникнуть в суть проблемы германской сельской общины и изменений, происходивших в XIV-XVI вв. в устройстве феодальной вотчины, и обнаружить подлинный смысл этих аграрно социальных явлений. Конкретизируя вопросы эволюции крестьянской общины в Германии, профессор В.Е. Майер сделал ряд выводов, касающихся хозяйственных и социальных функций германской сельской общины. Во-первых, это определение соседской общины, сочетающей индивидуальное хозяйство с совместным пользованием вспомогательных земельных угодий. По мнению В.Е. Майера, необходимость в таких угодьях, объяснявшаяся тем, что «сочетание хлебопашества, огородничества, садоводства со скотоводством — явление неизбежное на уровне развития производительных сил того времени», была одной из главных причин возникновения соседской об щины. Этот вывод он подтверждает тем, что вновь образовавшаяся дворовая община (гофмарка) обычно покупала разорившееся крестьянское хозяйство и превращала его в альменду, используемую совместно всеми членами общины.

Еще одним важным выводом В.Е. Майера является положение о том, что создание общин не было и не могло быть актом воли отдельного лица или государства, соседская община складывалась исторически, что подтверждается древностью общинных традиций и тем, что попытки создания новых общип успеха, как правило, не имели.

Главным внутренним противоречием соседской общины В.Е. Майер считал противоречие между индивидуальной, или частной, собст венностью (соответственно — владельческим правом) на усадьбу и пашню и общинным владением, или общинной собственностью на угодья, и по мере их усиления росли внутренние социальные противоречия в общине.

Занимаясь в основном аграрной историей Германии XIV-XVI вв., В.Е. Майер не мог не затронуть проблем истории средневекового немецкого города и его взаимосвязь с деревней. Им, например, дан довольно подробный анализ связей города и деревни в производстве вайды и вайдового красителя, выделены случаи приобретения горожанами земельных участков с целью ведения на них специа лизированных хозяйств: садов, огородов, виноградников, хмельников и т.д. — собственными силами либо с помощью наемного труда или сдачи хозяйств в аренду. Касаясь проблем истории городского ремесла, В.Е. Майер отмечал, что в XIV-XVI вв. могло иметь место расширение ремесленного производства вне городских стен, но этот вопрос носит в основном характер предположения, нуждающегося в дальнейшей разработке.

Специально некоторым малоисследованным вопросам истории средневекового города В.Е. Майер посвящает две статьи. Одна из них — «К истории взаимосвязи феодальной крепости и средневекового города Германии с X по XIV вв.», поднимает вопрос, имеющий непосредственное отношение к возникновению городов, их борьбе с сеньорами и к эксплуатации крестьянства городами. В.Е. Майер дал определение феодальной крепости-бурга, выделил несколько типов таких крепостей и доказал, что с самого начала существования феодальный бург является «символом социального преимущества определенной категории людей». С другой стороны, как отмечал В.Е.Майер, феодальный бург, особенно там, где он стоял на удобном месте: на перекрестке или возле торговой дороги, — становился притягательной силой для торговцев и ремесленников, селившихся рядом с такими феодальными крепостями. Таким образом, возникли многие немецкие города. Однако по мере развития городов между ними и феодальными бургами стали возникать определенные противоречия:

назревала борьба городов с сеньорами, выглядевшая «как противопоставление средневекового города и феодального бурга».

Символом этой борьбы он считал уничтожение бургов — оплотов сеньориальной власти над городами. Одновременно В.Е. Майер касался фактов присвоения бургов городами: их захватывали или покупали, и они «служили городам средством демонстрации своей силы по отношению к деревне», будучи местопребыванием административной власти.

Другой аспект городской истории, изучаемый В.Е. Майером — общинные владения городов и особенности городской общины.

В.Е.Майер выделил несколько путей приобретения городами прав на общинные владения: возникновение города на общинной земле, переселение зависимых крестьян в города по воле сеньоров с сохранением их общинных прав, бегство крестьян в города, договоры городов с феодалами, покупка общинных земель городами, дарение земельных угодий городам территориальными князьями и императором.

Это позволило В.Е. Майеру сделать вывод о том, что города стремились к приобретению общинных владений или общинных прав практически со времени своего возникновения. Помимо этого, он стремился выяснить особенности городской общины, замечая, что если первоначально членами общины обычно были выходцы из общины или их потомки, то затем положение меняется: отдельные бюргеры могли быть членами многих общин и пользоваться их угодьями, иногда при помощи посаженных на купленную горожанином землю крестьян арендаторов. Городская община, по его мнению, могла соседствовать с сельской общиной в рамках одной марки, но при этом располагала иными правами. В.Е. Майер также уделил внимание изучению того влияния, которое оказал рост городов на развитие сельскохозяйственного производства в германских землях. Он неоднократно подчеркивал, что растущие «города стимулировали процесс интенсификации и специализации в земледелии». Города приняли и основной поток разоряющегося крестьянства.

Значительное место в исследовательской тематике В.Е. Майера занимали проблемы классовой борьбы немецкого крестьянства.

Первоначально это ряд специальных работ, спецкурсов, которые нашли обобщенное завершение в книге «Крестьянство Германии в эпоху позднего феодализма». В них В.Е. Майер последовательно отстаивал точку зрения, что классовая борьба крестьянства неразрывно связана с социально-экономической и политической историей Германии XIV-XVI вв. Движение крестьян до и во время Крестьянской войны 1525-1526 гг.

в целом исследовано в работах М.М. Смирииа, В.А. Ермолаева, поэтом обращают на себя внимание дополнения, которые внес В.Е. Майер, его интерпретации характера и сущности этого явления.

В.Е. Майер подробно исследовал те крестьянские выступления, которые имели место в XIV — середине XV в. Он отмечал несомненный антифеодальный характер движения армледеров, происходившего в ЗО-е гг. XIV столетия, несмотря на отсутствие сведений о программных требованиях крестьян. Для В.Е. Майера показателем антифеодальной направленности борьбы служил факт объединения против крестьян князей, феодалов, богатых бюргеров и императорской власти. Большое распространение иа рубеже XIV-XV вв.

получила так называемая «борьба по-швейцарски» — движение за создание независимых крестьянских государств по типу швейцарских кантонов. К этому времени В.Е. Майер относил появление свидетельств о крестьянских боевых союзах, сыгравших значительную роль в ходе Крестьянской войны. Тогда же имели место факты ведения переговоров между крестьянами и феодалами, что является особенностью антифеодальной борьбы в Германии. Эту особенность он рассматривал в качестве показателя, с одной стороны, силы крестьянских выступлений, а с другой — незрелости восставших, недостаточной их борьбы, ибо эти переговоры зачастую использовались феодалами для выигрыша во времени и для внесения раскола в ряды крестьянства.

В.Е.Майер отмечал сильное влияние гуситских войн 30-х гг. XV в. на изменение основных крестьянских требований — в них все чаще вносятся политические лозунги, все настоятельнее становятся попытки создать собственную «крестьянскую организацию, которая могла бы стать осевой для объединения разнородной политической оппозиции».

Одним из закономерных этапов, подготовивших немецкое крестьянство к активному участию в Крестьянской войне, В.Е. Майер считал создание тайных объединений, заговоров с целью организовать и возглавить борьбу против господ, захватить власть и предпринять намеченные программой социально-экономические и политические преобразования. В связи с этим подробно исследуется деятельность союзов «Башмак» и «Бедный Конрад».

Немало места в своих работах В.Е. Майер отводил изучению событий Великой Крестьянской войны, выделяя особо организацию военных формирований восставших. Принцип организации крестьянского войска был «новым и действительно революционным», что выражалось, по его мнению, в выборности военного руководства и осуществлении постоянного контроля над его деятельностью со стороны специального крестьянского совета. Анализируя тактику восставших, В.Е. Майер писал о том, что крестьяне стремились привлекать на свою сторону города и населенные пункты, посылая им специальные предупреждения перед началом военных действий.

Положительно оценивая факты создания крестьянского войска, его выступления против опорных феодальных пунктов: монастырей, замков, городов, остававшихся на стороне феодальных властей, В.Е.Майер тем не менее отмечал недостаточно наступательный и решительный характер крестьянских двилсений, а также недостаточную согласованность в действиях различных отрядов.

Выделяя экономическую основу борьбы крестьян, В.Е. Майер подчеркивал, что крестьяне, по существу, боролись за ограждение своего мелкого хозяйства от чрезмерных посягательств феодалов. При этом, считал он, в общественном сознании крестьян возникает ряд новых представлений и отдельных идей, и постепенно кристаллизуется классовое сознание крестьян, противостоящее идеологии господствующего класса. Все более четко, как показал В.Е. Майер, вырисовываются представления о противоположности интересов и судеб крестьян и феодалов, об уважении к крестьянскому труду как источнику жизни, об осознании несправедливости деления общества на разные имущественные группы, оформляются идеи социального равенства и общности имущества. Как при анализе, так и в обобщениях подчеркивалось, что одновременно идет процесс формирования крестьянской идеологии, выразителями которой нередко становятся представители других социальных слоев. Если учесть неграмотность крестьян и их оторванность от развивающихся культурных центров, то в этом нет ничего удивительного. Главное заключается в силе обратного воздействия идеологии на крестьянство в целом и, особенно, на формы и методы его борьбы.





При всей скудости и специфически юридическом характере источников, преобладании документов экономического содержания, В.Е. Майеру удалось собрать убедительный материал о формах и методах крестьянских выступлений. Главное заключается в том, что он видел динамику развития этих процессов, систематизировал материалы, собранные по крупицам, и создал таблицы, дающие наглядное и убедительное представление о своеобразии классовой борьбы немецких крестьян. Одновременно с рассмотрением экономических причин крестьянских выступлений ученый, используя некоторые источники социально-политического характера (крестьянские диалоги, памфлеты периода Реформации и Крестьянской войны), стремился выяснить отношение крестьян к феодальным властям и попытки создания своей власти.

Выявляя отношение крестьян к вопросу о власти, В.Е. Майер утверждал, что наиболее полным отражением крестьянского представления о власти является обращение «К собранию простого крестьянства», ибо многое из того, что рекомендует его автор, осуществлялось на деле. Для того чтобы лучше проследить отношение немецких крестьян к вопросу о власти, профессор В.Е. Майер также проанализировал (впервые в марксистской литературе) содержание памфлета «О новом преобразовании христианской жизни», автором которого, возможно, был Г. Гергот, и убедительно показал, что в этом сочинении мечта простого человека о будущем идеальном государстве получила наиболее полное воплощение. При этом В.Е. Майер сделал вывод, что автор памфлета тяготеет к революционно-анабаптистскому направлению Реформации, а его произведение может быть отнесено к произведениям раннего утопического коммунизма. Определяя в целом характер власти, которую стремились установить восставшие крестьяне в ходе Крестьянской войны, В.Е. Майер считал ее революционной, антифеодальной, действовавшей от имени крестьян и простого народа.

Среди исследований В.Е. Майера следует выделить его работы по истории Заэльбья. Постоянный интерес ученого к данному региону объясняется выраженной спецификой аграрного строя этой области в XVI-XVIII вв. В своих работах В.Е. Майер дал яркую характеристику экономического и политического положения Заэльбья, показал причины медленного его развития, объяснил, почему крестьянство этого района почти не участвовало в Крестьянской войне и почему там запоздала Реформация, а также доказал, что с XVI до начала XIX в. Заэльбье было оплотом феодализма в Германии.

Значительное место в научном творчестве В.Е. Майера занимали проблемы историографии немецкого средневековья. Его методы анализа и обобщения взглядов историков отразили определенный этап развития советской историографии. В.Е.Майер выявлял положительные результаты каждой группы историков и отдельных авторов, выделял рациональное зерно в их исследованиях и указывал объективные и субъективные причины тех или иных недостатков.

Аграрная и социально-экономическая проблематика XIV-XVI вв.

разрабатывалась несколькими поколениями немецких буржуазных историков. Немало написано ими об экономическом, социальном и особенно юридическом положении средневековых крестьян. Неплохо исследован ход крупных крестьянских восстаний. Объектом критического анализа, предпринятого В.Е. Майером, стала проблема обезлюдения сельских мест в XIV-XVI вв., поставленная еще в конце прошлого века К. Лампрехтом, К.Т. Инама-Штернегом, А. Грундом. В острополемическом духе написаны историографические разделы его монографий, в которых Вильгельм Евгеньевич опровергает некоторые установки представителей германской исторической науки: В. Абеля, Ф. Лютге, Э. Кельтера, Г. Франца.

Вместе с тем В.Е. Майер отмечал, что с середины 70-х гг. ученые ФРГ вынуждены пересматривать те положения, которые были разработаны их непосредственными предшественниками и учителями.

Оценивая исследования X. Бусцелло, Р. Вольфейля, Р, Эндреса, П.Бликле, В.Е. Майер констатирует, что они, занимаясь социально экономическими вопросами, ищут причинно-следственные связи в эко номике и социальных отношениях, вынуждены признавать революционный характер Реформации и Крестьянской войны, уделять внимание истории «простого народа». Изучая труды историков ГДР по аграрной истории средневековой Германии и истории немецкого крестьянства, В.Е. Майер подчеркивает их заслуги в уточнении концеп ции Крестьянской войны и Реформации в Германии как раннебуржуазной революции. Перу В.Е. Майера принадлежит и ряд рецензий на крупные этапные работы советских медиевистов (например, монографии М.М. Смирина, оба издания учебника «История средних веков» в двух томах).

Благодаря его обстоятельным реферативным обзорам трудов зарубежных ученых отечественные историки имеют возможность составить представление об основных направлениях исторической науки ФРГ и ГДР. Рецензии, рефераты, написанные В.Е. Майером, превращались часто в историографические статьи, в которых излагались взгляды Вильгельма Евгеньевича на ту или иную проблему.

Как уже отмечалось, В.Е. Майер приехал в Удмуртию еще совсем молодым человеком в начале 1942 г. Занятия наукой он продолжил, когда закончилась война, после госэкзаменов в Московском государственном университете, и вернулся в Удмуртию, на свою, по существу, вторую малую родину (на Херсонщине он родился, в Москве пролетела его довоенная студенческая юность, в Удмуртии прошло его возмужание, становление личности, обретение высоты профессии), на этот раз дипломированным историком, в Удмуртский пединститут, где ему пришлось освоить и прочитать практически все основные курсы на историческом факультете, от древности до современности. Не хватало специалистов, а его прекрасная университетская подготовка, широкая научная эрудиция, отличные способности, помноженные на удивительную работоспособность, позволяли «выручать» кафедру из частых затруднительных положений.

Сверхнапряженная педагогическая работа почти не оставляла времени на научные исследования. И все-таки он ими успешно занимался! Хотя, конечно, понятно, почему его первая научная публикация появляется сравнительно поздно, только в 1955 г., когда В.Е. Майеру было уже 37 лет. Впрочем, это был реферат его кандидатской диссертации, то есть это не столько начало, сколько значительный итог его научной работы.

Конечно же, в Удмуртии В.Е. Майер не был первым и тем более единственным историком. Наряду с ним здесь плодотворно трудились известные исследователи, такие как А.И. Вахрушев, М.А. Садаков, Г.И.Шибанов, Б.Г. Плющсвский, Н.П. Павлов, М.В. Гришкина.

Большинство из них историки-аграрники, поскольку аграрная тематика — традиционное и наиболее успешно разрабатываемое направление в исторических исследованиях ученых Удмуртии. Однако, очевидно, не будет преувеличением сказать, что именно В.Е. Майер поднял ис торические исследования в республике на уровень требований самой современной науки, тем самым, став постепенно признанным лидером историков Удмуртии. Тем более, что, как уже отмечалось выше, это был тот счастливый случай, когда собственные научные интересы В.Е.Майера не противоречили, а тесно соприкасались с основным направлением научных изысканий удмуртских историков. В целом это была в основном аграрная история, история абсолютно преобладавшей части населения Удмуртии — крестьянства — во всех его проявлениях, на различных этапах исторического развития. Можно сказать, что у В.Е.

Майера появился и особый профессиональный интерес к истории удмуртского народа, поскольку была реальная возможность соотнесения знания истории так называемого классического западноевропейского феодального крестьянства с анализом проблем региональной истории на богатейшем местном источниковом материале. И это было весьма убедительно осуществлено В.Е. Майером в его работах по аграрной истории Удмуртии. Однако, думается, обращение В.Е. Майера к истории края было продиктовано не только и не столько узко цеховым интересом, но в целом стало возможным благодаря его позиции ученого с широкой эрудицией и человека с необычайно развитым чувством познания нового, с его открытостью личностной системы, готовой к восприятию и усвоению информации совершенно другого проблемно-типологического, языкового и социокультурного уровня.

Знакомство с Удмуртией и познание ее как абсолютно нового края для В.Е. Майера прошло, условно говоря, несколько этапов. Первый был, наверное, самый важный и самый трудный. После того, как военнослужащие немецкой национальности были отозваны из рядов действующей армии, В.Е. Майер, уроженец солнечной благодатной Украины, совсем неожиданно для себя оказавшись в суровой зимней Удмуртии, с ее тогда еще необъятными лесами, конечно, не мог не быть потрясенным резким поворотом судьбы и, наверное, тем более обостренно воспринимал свое новое, совсем непривычное географическое и этнокультурное окружение.

Как вспоминал он позднее, в то самое трудное лихолетье начала войны и неоднозначности его тогдашнего положения В.Е. Майеру помогли выжить и не потерять себя люди, действовавшие не по глухим инструкциям и параграфам, а по живому сердечному влечению. Он всегда находился в тесном общении с самыми разными людьми, с большим трудом и желанием постигал жизнь удмуртского края. Его очень привлекли красивая северная природа, взаимодействие человека с нею, типы поселений, особенности быта и хозяйства, материальная и духовная культура удмуртов. Причем, когда было возможно, он не ограничивался визуальными наблюдениями, а много расспрашивал, записывал, делал зарисовки. (Кстати, эти своеобразные полевые записи В.Е. Майер продолжал и позднее, во время поездок со студентами на сельскохозяйственные работы, во время различных путешествий по Удмуртии.) Его информаторами были простые люди, часто крестьяне из окрестных удмуртских селений. Нередко они приглашали его в гости, делились скудными припасами военного времени, иногда даже трогательно просили быть крестным отцом детей. Со многими из увинцев — его первых удмуртских друзей — у В.Е. Майера сохранились сердечные отношения все последующие 40 лет его жизни на удмуртской земле. И неудивительно, ведь именно здесь, «на Уве», начался поворотный этап его жизненного пути, который привел его в творческое совершеннолетие, здесь он навсегда породнился с этим краем, здесь он впервые для себя открыл удмуртский народ, познакомился с его системой мироощущения и миропонимания, с системой его этических, эстетических и этнических ценностей, причем, что очень важно, не опосредованно, через книги, а непосредственно через жизнь. Можно сказать, что основой его удмуртоведения было само бытие. Впоследствии, когда у него появилась возможность работать в библиотеках, архивах, музеях, жизненные впечатления, наблюдения В.Е. Майер дополнил специальными научными сведениями об Удмуртии, ее народе, стал подлинным знатоком местной истории культуры, что позволило ему активно включиться в разработку сложных проблем удмуртской истории.

Его первая «удмуртская» публикация датируется 1961 г., и с этого времени он практически ежегодно имеет в своем активе интересные труды по Удмуртии. Естественно, вначале В.Е. Майер обратился к истокам — отсюда его работа по древнему периоду истории края и далекому прошлому удмуртского народа. Он весьма профессионально интересуется археологией, этнографией, участвует в раскопках, экспедиционных поездках. Активно содействует созданию первой хрестоматии по истории Удмуртии, и она выходит под его научной редакцией. Признанием его высокой квалификации как историка является то, что многие исследователи отдавали ему труды на научное редшггарование. В.Е. Майер редактирует и рецензирует многие монографии, сборники, среди них «Материальная и духовная культура финно-угров Приуралья», «IV Уральская научная студенческая археологическая конференция», «Материалы но этногенезу удмуртов», «Вопросы социально-экономического и культурного развития Удмур тии в XVII — первой половине XIX в.», «Семейный и общественный быт удмуртов в XVIII-XX вв.», «Культурная революция в Удмуртской АССР». Даже этот далеко не полный перечень позволяет наглядно представить диапазон научных интересов ученого в совсем не магистральном для него направлении исследовательской деятельности.

Из работ, посвященных проблемам удмуртоведения, на наш взгляд, выделяются два его наиболее оригинальных исследования. Это солидные статьи «Исторические и культурные предпосылки написания первой грамматики удмуртского языка» (1975) и «Важный источник по истории крестьянской общины в Удмуртии» (1981). В первой он скрупулезно проанализировал состояние удмуртского общества на основных его структурных уровнях во второй половине XVIII в. и убедительно доказал его внутреннюю готовность к выработке и усвое нию качественно нового вида информации — письменности, аргументировано показал исторические и культурные предпосылки написания первой грамматики удмуртского языка, выявил социокультурную необходимость и закономерность этого явления в жизни удмуртского народа.

Вторая работа посвящена исследованию удмуртской общины — бускель, совершенно не изученного комплекса проблем. К тому времени практически имелась только одна работа Г.Е. Верещагина — первого удмуртского этнографа — «Общинное землевладение у вотяков Сарапульского уезда», опубликованная еще в 1895 г. Именно она и послужила формальным поводом для обращения В.Е. Майера к теме общины удмуртов. Однако причина, думается, была глубже. Ему, прежде всего, хотелось привлечь научное внимание к этой проблеме, а для этого под огромную совокупность фактического эмпирического материала, содержащегося в верещагинской работе, подвести прочный методологический фундамент, рассмотреть феномен удмуртской общины — бускель с позиций современной исторической науки, с учетом достижений в области чрезвычайно сложной теории общины (здесь особенно важным было определение типологии общественной организации), проанализировать удмуртские общинные институты в едином контексте западно-европейской социальной системы. Иными словами, В.Е. Майер спроецировал общефилософскую проблему общего и особенного на обширный конкретный материал по удмуртской общине — бускель. И его сложная исследовательская задача увенчалась блестящим успехом. Работа В.Е. Майера стала эталоном исторического исследования (особое восхищение вызывает филигранный источниковедческий анализ), своеобразным предметным уроком для молодых удмуртских коллег и в значительной степени стимулировала исследовательскую мысль в этом направлении.

Очевидно, не случайно вскоре после публикации В.Е. Майера появился ряд интересных работ по удмуртской общине.

Необходимо остановиться на роли В.Е. Майера в организации исторических исследований в Удмуртии, здесь его вклад в изучение удмуртского народа был особенно значителен и весом. В частности, непосредственно по его инициативе и неизменном содействии развернулись широкомасштабные археологические работы, была организована этнографическая экспедиция Удмуртского университета.

Под его руководством кафедра всеобщей истории Удмуртского пединститута, а затем университета стала одним из ведущих центров по изучению средневековой германистики: здесь разрабатывались многие сюжеты аграрной истории, успешно защищены диссертации, весьма сложные по постановке и решению проблем. Свидетельством признания научных заслуг профессора В.Е. Майера и возглавляемой им кафедры было проведение в 1979 г. в г. Ижевске очень представительного всесоюзного симпозиума по проблемам аграрной истории эпохи фео дализма, в котором приняли участие многие известные историки медиевисты страны: Е.В. Гутнова, Л.Д. Люблинская, А.Н. Чистозвонов, К.Д. Авдеева, Т.М. Червонная, О.В. Трофимова, Я.Д. Серовайский и др.

Симпозиум прошел на высоком научно-теоретическом уровне и имел большой научный резонанс, его итогам был посвящен специальный сборник по проблемам аграрного строя и аграрных отношений в эпоху развитого феодализма в Европе, изданный в 1983 г. в Ижевске под редакцией В.Е. Майера. Этот симпозиум особенно наглядно показал, что в лице профессора В.Е. Майера мы имеем видного медиевиста аграрника, руководителя научного направления, успешно развивающегося в Удмуртии. Впрочем, вообще Ижевск, Удмуртия в кругах историков уже традиционно ассоциировалась главным образом с именем В.Е. Майера, его исследовательской школой, поскольку именно его труды пользовались наибольшей известностью и обрели высокий авторитет в исторической науке.

У В.Е. Майера счастливо сочетался талант крупного исследователя и педагога, научного руководителя. Круг научных интересов В.Е.

Майера был столь же широк и многообразен, как и его педагогическая деятельность. Около 40 поколений студентов-историков заинтересованно слушали лекции В.Е. Майера по истории средних веков, работали в его семинарах, проходили специализацию под его руководством. Большим успехом пользовались его лекции и на факультете романо-германской филологии.

Лекции были самой сильной стороной его педагогической деятельности. Они отличались глубиной, ясностью, безупречной мерой соединения академизма и |популярности, страстностью, отточенностью речи. Любимым детищем В.Е. Майера был общий курс истории средних веков, который он читал для студентов второго курса. Кроме того, Вильгельм Евгеньевич читал курсы историографии, источниковедения западноевропейского средневековья, введения в специальность, специальные курсы на самые различные темы. В.Е. Майер не раз подчеркивал, что лекция должна не только обогащать студента знаниями, но вести его дальше, учить мыслить, анализировать, обобщать. Свою задачу он видел в том, чтобы максимально активизировать этот метод обучения. Профессор В.Е. Майер считал наиболее плодотворным чтение проблемного курса лекций по истории средних веков. Яркая мозаика конкретного исторического материала укладывалась в его лекциях в рамки узловых проблем феодализма. При этом у студентов складывалось представление о единстве и последовательности исторического процесса, ими усваивались основные черты средневековой цивилизации.

Опыт его работы убедительно доказывает, что навыкам будущей самостоятельной работы в науке, в школе, в вузе необходимо учиться, учиться долго и учиться под руководством опытных преподавателей, и роль общих лекционных курсов, разумеется, хороших, при этом особенно велика. В лекциях он представал как ученый шциклопедических знаний, свободно оперирующий сложным фактическим материалом, как умелый стилист.

Сам В.Е. Майер обладал даром лектора и полемиста. Но каким бы опытным ни был преподаватель, ему всегда, постоянно необходима систематическая работа по обогащению теоретического и научного содержания лекционных курсов. Эти высокие требования к научному уровню лекций В.Е. Майер полностью относил в первую очередь к самому себе. А поскольку цели университетского образования едины, эти требования в равной степени он предъявлял и к своим коллегам по кафедре. Один из путей выполнения этих требований в педагогической деятельности преподавателя В.Е. Майер видел в том, что лекция должна быть насыщена активной творческой, научной мыслью. Через живое устное слово ученый Майер, имеющий свой научный опыт, свой взгляд на различные проблемы данной науки, приобщал студентов к науке, непрерывно развивающейся, и поэтому включал в свои лекции не только решенные уже вопросы, но и такие, над которыми продолжали работать ученые-медиевисты. Те, кому посчастливилось слушать лекции В.Е. Майера, не могли не заметить удивительного явления:

внешне эти лекции не отличались эффектностью, всякое украшательство было им чуждо, лектор читал ровным, спокойным голосом, которого никогда не повышал, — и тем не менее эти лекции увлекали, захватывали, заставляли мысль напряженно работать.

Почему? Ответ может быть только один. Потому, что в самих лекциях непрерывно билась живая творческая мысль ученого, исследователь увлекал и вел за собой студентов. И бесспорно, что в этом плане лекции профессора В.Е. Майера были средством профессиональной подготовки будущего учителя истории.

В лекциях В.Е. Майер стремился реализовать принцип активности в обучении и профессионального самоопределения. Например, его опыт проведения занятий по спецкурсу «История западноевропейской культуры XIV-XVII вв.» -— метод имитации профессиональной деятельности учителя истории — свидетельствует о явных преимуществах такого метода: повышается интерес студентов к обучению, их эмоциональный настрой, обостряется чувство ответственности за уровень своих знаний и умений, формируется необходимый минимум профессионально-педагогических навыков.

Профессор-педагог В.Е. Майер был и непревзойденным руководителем семинаров по истории средних веков. Основной задачей семинаров он считал не только углубление знаний студентов о западноевропейском средневековье, но, главным образом, обучение методам исторического анализа, навыкам работы с источниками и умению видеть за строками документа живую жизнь ушедших веков.

Он всегда подчеркивал, что в ходе семинарских занятий, проводимых на протяжении учебного года, преподаватель имеет возможность пользоваться многими средствами и приемами обучения студентов и в то же время проверить результативность проведенной работы. Василий Евгеньевич умело планировал эту работу, предлагал четко продуманную разработку всего практического курса и каждого занятия, рассматривая в основном вопросы курса, которые имеют теоретико познавательное, методологическое и образовательно-воспитательное значение.

К такой проблематике он относил следующие разделы курса:

общественный строй «варваров», развитие феодальных отношений, средневековый город, крестовые походы, восстание крестьян и городов в Европе в XIV в., генезис капитализма, Реформация и Крестьянская война в Германии, революция в Нидерландах. Все эти вопросы имеют богатую источниковую основу, широко отражены в медиевистике или имеют большое значение в школьной практике.

В.Е. Майер понимал, что семинарские занятия, насыщенные значительным материалом, требуют большой подготовки студентов, и обычно предварял подобное занятие соответствующей лекцией, объяснял наиболее сложные аспекты той или иной проблемы.

Естественно, это обстоятельство значительно облегчало са мостоятельную работу студентов и работу на самом семинарском занятии. Успех семинарских занятий, всегда учил Василий Евгеньевич, зависит от продуманной и педагогически обоснованной системы их проведения. И, прежде всего, они должны быть организованы по принципу все возрастающего их усложнения. И в этом у В.Е. Майера всегда было чувство меры, выработанное многолетним опытом.

Усложнение задания обычно ни опережало, ни отставало от реальных возможностей определенной студенческой группы. Он проводил занятия так, что каждое последующее занятие было чем-то непохожим на предыдущее и было новой ступенью в знаниях и работе студентов. В своей практике он обычно уделял значительное время вступительному слову к той или иной теме, выделяя наиболее сложные вопросы проблемы, и подчеркивал, что не следует дублировать те сведения, которые студенты получили на лекции. Далее он обращал внимание на методику работ студентов по выполнению задания, на анализ рекомендованной литературы и методы ее изучения, на вероятные трудности и способы их преодоления, указывал главные, первостепенные вопросы. Он умело направлял обсуждения проблемы, всегда требовал обоснованных и достаточно аргументированных суждений, поддерживал полемику, но не перебивал и вмешивался лишь в том случае, когда допускались серьезные ошибки.

Большое значение придавал В.Е. Майер заключительному слову, которым завершал каждый вопрос или занятие в целом. Он считал заключительное слово очень ответственным элементом занятия. В заключении, прежде всего, анализировал и оценивал работу студентов, обращал внимание на усвоение историографической части, выделяя активных участников обсуждения. Он называл также и недостатки, упущения, неточности, неверные утверждения в оценке исторических явлений, В.Е. Майер всегда интересовался записями студентов, оценивал их доброкачественность и подчеркивал много раз, что анализ именно этой части работы студентов особенно важен, т.к. делая записи, студенты приучаются к культуре научной работы. Умение внимательно и вдумчиво определить интересы и способности студентов, развить их, довести до реальных результатов — одно из редких качеств В.Е.Майера, реализовавшееся в научных студенческих докладах, курсовых и дипломных работах.

Великолепный методист, В.Е. Майер на протяжении многих лет уделял особое внимание совершенствованию методики преподавания на историческом факультете, учебных планов и учебного процесса.

Многие из коллег В.Е. Майера учились у него первоначальным навыкам педагогического мастерства.

Неудивительно, что занятия профессора В.Е. Майера пользовались громадным успехом у студентов. Многие надолго запомнили проблемные лекции по истории средних веков, прошли через майеровские семинары, коллоквиумы, словом, школу профессора В.Е.Майера. Действительно, большинство нынешних историков Удмуртии, какую бы научную проблему они ни разрабатывали, каким бы разделом истории они ни занимались — это ученики В.Е. Майера, и они навсегда сохранят в благодарной памяти его занятия, беседы с ним, из которых каждый что-то почерпнул для себя.

Никогда не забудут Вильгельма Евгеньевича его ученики и те, кому посчастливилось с ним работать. Его бесконечное обаяние, внимание к окружающим, необыкновенная доброжелательность и готовность помочь, умение деликатно и ненавязчиво направлять работу студентов и аспирантов, коллег, искренняя заинтересованность в их успехах, их движении вперед — отличительные черты учителя-педагога.

Глубочайшая духовная культура, подлинная интеллигентность делали его незаменимым руководителем. Его преданность и любовь к истории передавались всем, и не случайно он был любим своими учениками.

Умудренный многолетним преподавательским опытом, он постоянно искал новые, еще более эффективные методы обучения, поддерживал деловые связи с коллегами из многих вузов, старался быть в курсе методологических и методических публикаций, обсуждений, дискуссий, где бы они ни проходили.

Научно-педагогическая деятельность В.Е. Майера была всегда неотделима от его многогранной и очень интенсивной общественной работы. Большой популярностью в республике пользовались его лекции по вопросам текущей внутренней и внешней политики, с лекциями по линии общества «Знание» В.Е. Майер выезжал в Венгерскую Народную Республику. Он часто выступал по республиканскому радио и телевидению, его основательные статьи в печати неизменно привлекали внимание. Особое место в его жизни занимала работа в Советском обществе дружбы с ГДР, Ижевское отделение которого он возглавлял с момента учреждения. В.Е. Майер руководил атеистическим советом республиканского общества «Знание», являлся членом президиума Удмуртского комитета защиты мира. Заслуги профессора В.Е. Майера были по достоинству оценены правительством Удмуртии: ему было присвоено высокое звание «Заслуженный деятель науки Удмуртской АССР». В его личном деле хранятся десятки благодарностей и по четных грамот за многолетний труд как ученого, педагога, общественника, руководителя.

Закончить статью мы хотели бы словами профессора Ю.Л. Бессмертного: «Незаурядные научные способности сочетались у В.Е. Майера с редкими личными достоинствами. Это был человек добрейшей души, всегда готовый откликнуться на просьбу о помощи, скромнейший труженик, лишенный и тени тщеславия, самоотверженный исследователь, излучавший доброжелательность ко всем честным людям».

Зав. кафедрой истории древнего мира и средних веков УдГУ к. и. н., доцент Н. Г. Шишкина Зав. кафедрой этнологии и регионоведения УдГУ д. и. н., профессор В. Е. Владыкин СПИСОК НАУЧНЫХ ТРУДОВ В. Е. МАЙЕРА 1. Майер, В. Е. Уставы (Weistiimer) как источник по изучению положения крестьян Германии в конце XV - начале XVI в.: Автореф.

дис.... канд. ист. наук / В. Е. Майер;

МГУ им. М. В. Ломоносова. М., 1955. 19 с.

2. Майер, В. Е. Уставы как источник изучения классовой борьбы в немецкой деревне XV - начала XVI в. / В. Е. Майер // Ученые записки Удмуртского государственного педагогического института. 1956.

Вып. 9. С. 125-143.

3. Майер, В. Е. Уставы как источник по изучению положения крестьян в Германии в XV - начале XVI в. / В. Е. Майер // Средние века.

1956. Вып. 8. С. 197-216.

4. Майер, В. Е. Характер и ценность уставов (Weistumer) конца XV - начала XVI в. / В. Е. Майер // Ученые записки Удмуртского государственного педагогического института. 1956. Вып. 10. С. 83-98.

5. Майер, В. Е. Борьба двух линий в международной политике.

Движение народов за мир: Методическое пособие по новейшей истории / В. Е. Майер. Ижевск, 1958. 16 с.

6. Майер, В. Е. Что такое христианство? / В. Е. Майер. Ижевск:

Удмурт, кн. изд-во., 1960. 31 с.

7. Майер, В. Е. Древний период в истории Удмуртии / В. Е. Майер, М. М. Мартынова // Использование краеведческого материала в курсе истории СССР. Ижевск, 1961. С. 5-18.

8. Майер, В. Е. Об одном раннем произведении утопического коммунизма в Германии / В. Е. Майер // Средние века. 1961. Вып. 20.

С. 151-165.

9. Майер, В. Е. Далекое прошлое удмуртского народа / В. Е. Майер, М. М. Мартынова // Книга для чтения по истории Удмуртии: Для 5-8 кл.

восьмилет. и сред. школ. Ижевск, 1962. С. 4—15.

10. Майер, В. Е. Мировое коммунистическое движение — самая влиятельная политическая сила нашего времени / В. Е. Майер. Ижевск:

Удмурт, кн. изд-во., 1962. 27 с.

11. Майер, В. Е. Удмуртская деревня в конце XIX века / В. Е. Майер, А. А. Александров // Книга для чтения по истории Удмуртии: Для 5-8 кл. восьмилет. и сред. школ. Ижевск, 1962. С. 39-57.

12. Германия в XII-XV вв.: Аграрные отношения в XII-XV вв. / Сост.: Ю. Л. Бессмертный, В. Е. Майер, И.Н.Денисова, Н. Ф. Колесницкий;

Пер. В. Е. Майер // Хрестоматия по истории средних веков. М., 1963. Т. 2. С. 439-459.

13. Майер, В. Е. Вейстюмер / В. Е. Майер // Советская историческая энциклопедия. М., 1963. Т. 3. С. 30.

14. Майер, В. Е. Гримм Якоб / В. Е. Майер // Советская историческая энциклопедия. М., 1963. Т. 4. С. 791.

15. Майер, В. Е. Вопросы аграрной истории Германии XIV-XVI вв.

в освещении буржуазных историков ФРГ / В. Е. Майер // Средние века.

1964. Вып. 26. С. 117-131.

16. Майер, В. Е. Крупная издольная аренда на бывших домениальных землях в Германии в XIV-XVI вв. (Преимущественно по материалам Вюртемберга) / В. Е. Майер // Ученые записки Пермского государственного университета. 1964. № 117. С. 3-47.

17. Майер, В. Е. Новые издания вейстюмер: (О сборниках по истории средневекового крестьянства Германии) / В. Е. Майер // Ученые записки Пермского государственного университета. 1964.

№117. С. 107-112.

18. Майер, В. Е. Виноградарство и его место в аграрной истории Германии в XIV-XVI вв. / В. Е. Майер // Средние века. 1965. Вып. 27.

С. 114-138.

19. Майер, В. Е. Имущественное положение крестьянства в Юго Западной Германии на рубеже XIV-XV вв. (По статистическим данным графства Гогенберг 1392-1408) / В. Е. Майер // Средние века. 1965.

Вып. 28. С. 95-118.

20. Майер, В. Е. Крупное овцеводческое хозяйство в Германии в XIV-XVI вв. и появление в нем элементов капиталистического предпринимательства / В. Е. Майер // Генезис капитализма в промышленности и сельском хозяйстве. М., 1965. С. 85-123.

21. Майер, В. Е. Некапиталистический путь развития / В. Е. Майер //Блокнот агитатора. 1965. № 17. С. 13.

(Щ) Майер, В. Е. [Рецензия] // Средние века. 1965. Вып. 27. С. 225 229. '' -( Рец. на кн.: Паннах, Г. Мейссенский округ с начала XIV до середины XVI в. / Г. Паннах = Pannach, H. Das Arat Meissen vom Anfang des 14. bis zurMittc des 16. Jahrhunderts / H. Pannach. Berlin, 1960.

23. Майер, В. Е. Феодальное законодательство Германии XIV XVI вв. об отчуждении крестьянских держаний / В. Е. Майер // Ученые записки Пермского государственного университета. 1966. № 143.

С. 103-Ш.

24. Майер, В. Е. Специализация мелких хозяйств города и деревни Германии в XIV-XVI вв. на выращивании огородных, садовых и некоторых технических культур. (К вопросу о развитии производительных сил) / В. Е. Майер // Ученые записки Удмуртского государственного педагогического института. 1967. Вып. 15. С. 112— 141.

25. Майер, В. Е. Изменения в структуре скотоводства Германии в XIV-XVI вв. (К вопросу о развитии производительных сил преимущественно в районах Великой Крестьянской войны 1524— 1525 гг.) / В. Е. Майер // Ученые записки Удмуртского государственного педагогического института. 1967. Вып. 15. С. 71-111.

26. Майер, В. Е. Исследования кафедры всеобщей истории Удмуртского педагогического института по истории средних веков / В. Е. Майер // Исторические науки на Урале за 50 лет. 1917-1967.

Свердловск, 1968. Вып. 2. С. 35-39.

27. Майер, В. Е. Развитие производительных сил сельского хозяйства и аграрные отношения в Германии в XIV-XV1 вв.: Автореф.

дис.... д-ра истор. наук / В. Е. Майер;

Моск. гос. пед. ин-т им. В. И. Ленина. М., 1968. 33 с.

28. Майер В. Е. [Рецензия] //Вопросы истории. 1968. № 10. С. 171— 174.

Рец. на кн.: История средних веков: Учебник для истор. фак. гос.

ун-тов: В 2-х т. / Под ред. С. Д. Сказкина, А. Д. Люблинской, A. С. Самойло и др. М.: Высш. шк., 1966. Т. 2. 388 с.

29. Майер, В. Е. Как научить конспектировать произведения B. И. Ленина / В. Е. Майер // Повышать идейность и эффективность партийной учебы. Ижевск, 1969. С. 70-79.

30. Майер, В. Е. Проблемы генезиса капитализма в Германии / В. Е. Майер // Теоретические и историографические проблемы генезиса капитализма: Материалы науч. сессии. Москва, 11-13 мая 1966 г. М., 1969. С.143-148.

31. Из опыта работы по атеистическому воспитанию / Редкол.:

В. Е. Майер (отв. ред.) и др. Ижевск, 1970. 60 с.

32. Майер, В. Е. В. И. Ленин об общественном разделении труда как основе процесса развития товарного производства и капитализма (в связи с определением задач конкретного исследования развития земледелия в Германии в XIV-XVI вв.) / В. Е. Майер // Ученые записки Удмуртского государственного педагогического института. 1970.

Вып. 21. С. 199-211.

33. Майер, В. Е. Роль ростовщического капитала в немецкой деревне XIV-XVI вв. / В. Е. Майер // Проблемы генезиса капитализма.

М„ 1970. С. 57-82.

34. Майер, В. Е. Производительные силы и сельскохозяйственное производство в Западной Германии в XVIII в. / В. Е. Майер // Тезисы докладов и сообщений XIV сессии межреспубликанского симпозиума по аграрной истории Восточной Европы. Минск;

Гродно, 25- сентября 1972. Минск, 1972. Вып. 1. С. 116-119.

35. Майер, В. Е. Славное столетие Парижской коммуны / В. Е. Майер // Блокнот агитатора. 1971. № 3. С. 17-24.

36. Майер, В, Е. Социально-экономические сдвиги в районах производства и торговли вайдой в Германии XIV-XVII вв. / В. Е. Майер // Средние века. 1971. Вып. 34. С. 145-161.

37. Майер, В. Е. [Рецензия] // Средние века. 1973. Вып. 36. С. 195— 200.

Рец. на кн.: Смирин, М. М. К истории раннего капитализма в германских землях (XV-XVI вв.) / М. М. Смирин. М.: Наука, 1969.

406 с.

38. Майер, В. Е. Сельскохозяйственные орудия и агротехника в Германии XIV—XVI вв. / В. Е. Майер // Проблемы германской истории.

Вологда, 1973. Вып. 2. С. 160-168.

39. Хрестоматия по истории Удмуртии / Под общей ред.

В. Е. Майера. Ижевск: Удмуртия, 1973. 272 с.

40. Майер, В. Е. Встреча студентов-археологов (О IV Уральской научной студенческой археологической конференции) / В. Е. Майер // Вестник вьклней школы. 1974. № 9. С. 55.

41. Майер, В. Е. Межфакультетские связи в профессиональной подготовке студентов различных специальностей / В. Е. Майер, Н. В. Малахов, М. М. Мартынова // Совершенствование учебного процесса в вузах: Тез. докл. I респ. науч.-метод. конф. Ижевск, 1974.

С.243-245.

42. Майер, В. Е. Методика обучения студентов конспектированию / В. Е. Майер // Совершенствование учебного процесса в вузах: Тез. докл.

Ipecn. науч.-метод. конф. Ижевск, 1974. С. 25-127.

43. Сабин, Д. У. Землевладение и общество накануне Крестьянской войны / Д. У. Сабин = Sabean, D. W. Landbesitz und Gesellschaft am Vorabend des Bauerkriegs / D. W. Sabean. Stuttgart: Fischer, 1972.175 s.

Реф.: Майер, В. Е. // Общественные науки за рубежом. Сер. 5.

История: РЖ. 1974. № 4. С. 177-179.

44. Фоглер, Г. Проблемы развития классов в феодальном обществе.

Взгляды на развитие бюргерства в Центральной и Западной Европе в XI—XVIII вв. / Г. Фоглер = Fogler, G. Probleme der Klassenentwicklung in der Feudalgesellschaft. Bctrachtungen ubcr die Entwicklung des Burgertums В.Е. Майер со студентами УГПИ на сельхозработах. 1950 г.

Первомайская демонстрация нач. 70-х гг.

Слева направо: Н.И. Санников, И.Ф. Сергеенкова, А.А. Бабинцсва, В.Е. Майер На экзамене по истории средних веков i •'t ' * ~ +f Г|е •. е.г • - - • : ' Преподаватели исторического факультета (1970-е гг) Кафедра всеобщей истории. 1983 г.

Открытие археологического музея на историческом факультете.

23.02.1980. На переднем плане: Р.Д. Голдина и В.Е. Майер m*&m-J/ VII Уральское совещание по археологии. УдГУ. 1980 г.

Слева направо: В.Ф. Генинг, К.Ф. Смирнов, А.Х. Халиков, В.Е. Майер, Б.Н. Шульга (ректор УдГУ) Доцент УдГУ В.В. Нарышкина поздравляет В.Е. Майера с 60-летием. 1978 г.

' * Вр^ение памятного знака от выпускников заочного отделения. 1982 г.

in Mittel- und Westeuropa vom 11. Bis zum 18. Jahrhundert / G. Fogler // Zeitschrift fur Geschichtwissenschaft. В., 1973. № 10. S. 182-1208.

Реф.: Майер, В. Е. // Общественные науки за рубежом. Сер. 5.

История: РЖ. 1974. № 2. С. 193-195.

45. IV Уральская научная студенческая археологическая конференция: Тез. докл. / Удмурт, гос. ун-т им. 50-летия СССР;

Редкол.:

В. Е. Майер, Р. Д. Голдина, В. Е. Владыкин и др. Ижевск, 1974. 63 с.

46. Майер, В. Е. Источники по истории развития производительных сил в сельском хозяйстве и аграрных отношений в Германии в XIV-XVI вв. / В. Е. Майер // Античная древность и средние века. Свердловск, 1975. Вып. 12. С. 147-159.

47. Майер, В. Е. Исторические и культурные предпосылки написания первой грамматики удмуртского языка / В. Е. Майер // Вопросы удмуртского языкознания. Ижевск, 1975. Вып. 3. С. 24-34.

48. Кузнецов, П. К. Культурная революция в Удмуртской АССР (1917-1958 гг.) / П. К. Кузнецов;

Науч. ред. В. Е. Майер, А. А. Тронин.

Ижевск: Удмуртия, 1975. 550 с.

49. Майер, В. Е. [Рецензия] // Средние века. 1975. Вып. 39. С. 244 249.

Рец. на кн.: Норден, А. Некоронованные властители / А. Норден = Norden, A. Herrscher ohne Krone / A. Norden. Berlin, 1974. 250 s.

50. Володарский, В. М. Проблемы раннебуржуазной революции в Германии в новом коллективном труде историков ГДР / В. М. Володарский, В. Е. Майер, А. Л. Ястребицкая // Средние века.

1976. Вып. 40. С. 294-300.

Рец. на кн.: Illustrierte Geschichte der deutschen friihburgerlichen Revolution. Autorenkollektiv: A. Laube, M. Steinmetz, G. Fogler.

Bildredaktion in Zusammenarbeit mit den Autoren: R. Weber. Dietz Verlag.

Berlin, 1974. S. 416.

51. Самсонов, В. И. Атеистов воспитывает школа / В. И. Самсонов / Науч. ред. В. Е. Майер. Ижевск: Удмуртия, 1976. 144 с.

52. Материальная и духовная культура финно-угров Приуралья: Сб.

ст;

Удмурт, ун-т им. 50-летия СССР;

Редкол.: В. Е. Майер. Ижевск, 1977. 167 с.

53. Majer, W. E. Soziale und okonomische Wandlungen im Bereich der Waidproduktion und des Waidhandels in Deutschland wuhrend des 14. bis 17. Jahrhunderts / W. E. Majer // Magdeburger Beitrage zur Stadtgeschichte.

Magdeburg, 1977. H. I. S. 43-60.

54. Майер, В. Е. Деревня и город Германии в XIV-XVI вв.:

(развитие производительных сил) / В. Е. Майер. Л.: Изд-во Ленингр. ун та, 1979.168 с.

Рец.: 1) Барг, М. А. // Вопросы истории. 1981. № 5. С. 139-141;

2) Володарский, В. М. // Средние века. 1981. Вып. 44. С. 294-297;

3) Harder-Gersdorff, E. // Hansische Geschichtsblatter. Koln-Wien, 1982.

Jg. 100. S. 141;

4) Held, W. // Jahrbuch fur Wirtschaftsgeschichte. Berlin, 1982. Bd. 4. S. 210-213.

Реф.: Ястребицкая, А. Л. // Общественные науки в СССР. Сер. 5.

История: РЖ. 1979. 6. С. 117-119.

55. Майер, В. Е. Модернистские тенденции религий и церквей на современном этапе: Метод, материал в помощь лектору / В. Е. Майер;

Удмурт, гос. ун-т им. 50-летия СССР. Ижевск, 1979. 16 с.

56. Майер, В. Е. «Прусский путь» развития капитализма в Заэльбской Германии: Историография проблемы (ГДР, 50-60-е гг.) / В. Е. Майер // Проблемы генезиса капитализма. М., 1979. С. 3-33.

57. Majer, W. E. Soziale und okonomische Wandlungen im Bereich der Waidproduktion und des Waidhandels in Deutschland wahrend des 14. bis 17. Jahrhunderts / W. E. Majer // Europaische Stadtgeschichte in Mittelalter und friiher Ncuzeit. Hrsg von W. Magdefrau. Weimar, 1979. S. 227-236.

58. Фоглер, Г. Проблемы развития классов в феодальном обществе.

Взгляды на развитие бюргерства в Центральной и Западной Европе в XI-XVIII вв. / Г. Фоглер = Fogler, G. Probleme der Klassenentwicklung in der Feudalgesellschaft. Betrachtungen tiber die Entvvicklung des Burgertums in Mittel- und Westeuropa vom 11. Bis zum 18. Jahrhundert / G. Fogler.

Реф.: Майер, В. Е. // Проблемы методологии истории средних веков:

европейский город в системе феодализма: Реф. сб. М., 1979. Ч. 2. С. 37 40.

59. Вопросы социально-экономического и культурного развития Удмуртии в XVII - первой половине XIX в.: Сб. ст. / НИИ при СМ УАССР;

Редкол.: В. Е. Майер (отв. ред.) и др. Ижевск, 1981. 156 с.

60. Майер, В. Е. Важный источник по истории крестьянской общины в Удмуртии / В. Е. Майер // Вопросы социально экономического и культурного развития Удмуртии в XVII - первой половине XIX в. Ижевск, 1981. С. 36-60.

61. Майер, В. Е. К истории взаимосвязи феодальной крепости и средневекового города Германии с X по XVI вв. / В. Е. Майер // Античная древность и средние века: Античный и средневековый город.

Свердловск, 1981. С. 120-134.

62. Майер, В. Е. Общинные владения и традиции средневековых городов Германии в XIII—XVII вв. / В. Е. Майер // Средневековый город.

Саратов, 1981. Вып. 6. С. 36-40.

63. Майер, В. Е. [Рецензия] // Историографический сборник:

Межвуз. сб. науч. тр. Саратов, 1981. Вып. 6(9). С. 140-157.

Рец. на кн.: Мегдефрау, В. Тюрингский союз городов в средние века / В. Мегдефрау = Magdefrau, W. Der Thuringer Stadtebund im Mittelalter / W. Magdefrau. Weimar, 1976.

64. Майер, В. Е. [Рецензия] // Вопросы истории. 1981. № 1. С. 136— 140.

Рец. на кн.: История средних веков: Учеб. для истор. фак-тов. гос.

ун-тов: В 2-х т. / Под общ. ред. С. Д. Сказкина. М.: Высш. шк., 1977.

65. Майер, В. Е. Современники Реформации о роли народных масс в общественном перевороте / В. Е. Майер // Культура эпохи Возрождения и Реформация. Л., 1981. С. 123-130.

66. Майер, В. Е. Формы и характер крестьянских движений в Германии XIV-XV вв.: Доклад на 11 коллоквиуме историков СССР и ГДР /В. Е. Майер // Вопросы истории. 1981. № 12. С. 151.

67. Аграрная история эпохи феодализма: Сб. науч. тр. / Удмурт, гос.

ун-т им. 50-летия СССР;

Редкол.: В. Е. Майер (отв. ред.) и др. Ижевск, 1983. 180 с.

68. Майер, В, Е. Историческое прошлое удмуртского народа / В. Е. Майер // Советское финно-угроведение. Таллин, 1983. № 3. С. 236 237;

Удмуртская правда. 1983. 16 янв.

69. Майер, В. Е. Крестьяне Германии к востоку от Эльбы в XII-XV вв. / В. Е. Майер // Античная древность и средние века. Свердловск, 1983. С. 105-120.

Рец. на кн.: Материалы по этногенезу удмуртов: Сб. ст. / НИИ при СМ УАССР. Ижевск, 1982.175 с 70. Майер, В. Е. Община в Германии в XIII-XVII вв. / В. Е. Майер // Аграрная история эпохи феодализма. Ижевск, 1983. С. 75-86.

71. Методические разработки по истории средних веков для студентов П курса исторического факультета / Сост. В. Е. Майер;

Удмурт, гос. ун-т им. 50-летия СССР. Ижевск, 1984, 44 с.

72. Программа спецкурса «История западноевропейской культуры XIV-XVII вв.» / Сост. В. Е. Майер;

Удмурт, гос. ун-т им. 50-летия СССР. Ижевск, 1984. 10 с.

73. Майер, В, Е. Крестьянство Германии в эпоху позднего феодализма / В. Е. Майер. М.: Высш. шк., 1985. 190 с.

Рец.: Vogler, G. // Zeitschrift fur Geschichtswissenschaft. Berlin, 1987.

№12. S.I 1-24.

74. Майер, В. Е. Немецкие крестьяне к востоку от Эльбы в XII-XV вв. / В. Е. Майер // Социальные отношения и политическая борьба в средневековой Германии (XI-XVI вв.). Вологда, 1985. С. 36-53.

75. Майер, В. Е. Формы и характер крестьянских движений в Германии X1V-XV вв. / В. Е. Майер // Феодальная рента и крестьянские движения в Западной Европе ХШ-XV вв. М., 1985. С. 194-221.

76. Семейный и общественный быт удмуртов в XVIII-XX вв.: Сб.

ст. / НИИ при СМ УАССР;

Редкол.: В. Е. Майер (отв. ред.) и др.

Устинов, 1985. 132 с.

77. Майер, В. Е. Крестьянство в немецких землях к западу от Эльбы и в Австрии в XVI - середине XIX веков / В. Е. Майер // История крестьянства в Европе. Эпоха феодализма. М., 1986. Т. 3. С. 126-146.

78. Майер, В. Е. Немецкое крестьянство в XI—XIII вв. / В. Е. Майер // История крестьянства в Европе. Эпоха феодализма. М., 1986. Т. 2.

С. 168-184.

79. Смирин, М. М. Немецкое крестьянство в XIV - начале XVI веков / М. М. Смирин, В. Е. Майер // История крестьянства в Европе.

Эпоха феодализма. М., 1986. Т. 2. С-366-381.

80. Голдина, Р. Д. Могильники неволинской культуры в Приуралье / Р. Д. Голдина, Н. В. Водолаго;

Науч. ред. В. Е. Майер. Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 1990. 176 с.

81. Майер, В. Е., Памфлеты эпохи Великой Крестьянской войны в Германии: Учеб. пособие / В. Е. Майер, В. В. Иванов. Ижевск: Изд-во Удмурт, ун-та, 1992. 94 с.

ЛИТЕРАТУРА О В. Е. МАЙЕРЕ 1. Бессмертный, Ю. Л. Памяти В. Е. Майера (1918-1985) / Ю. Л. Бессмертный // Средние века. 1986. Вып. 49. С. 332-333.

2. Владыкин, В. Е. Профессор В. Е. Майер и его исследования по проблемам аграрной истории / В. Е. Владыкин // Проблемы аграрной истории Удмуртии: Сб. ст. Ижевск, 1988. С. 5-14.

3. Научные труды В. Е. Майера / Сост. Д. В. Шушарин // Средние века. 1988. Вып. 51. С. 338-340.

4. Список научных трудов доктора исторических наук, профессора В. Е. Майера / Сост.: Б. П. Сысоева-Майер, В. В. Иванов // Проблемы аграрной истории Удмуртии: Сб.ст. Ижевск, 1988. С. 14-19.

5. Владыкин, В. Е. Профессор В. Е. Майер - ученый и педагог / В. Е. Владыкин, Н. Г. Шишкина // Проблемы германской истории (эпоха феодализма): Межвуз. сб. науч. тр. Ижевск, 1989. С. 5-22.

6. Из воспоминаний о Вильгельме Евгеньевиче Майере // Проблемы германской истории (эпоха феодализма): Межвуз. сб. науч. тр. Ижевск, 1989. С. 143-152.

7. Кафедра истории древнего мира и средних веков // 65 лет историческому факультету / Отв. ред. М. М. Мартынова. Ижевск, 1996.

С.29-32.

8. Шишкина, Н. Г. Профессор В. Е. Майер. Опыт анализа педагогической концепции / Н. Г. Шишкина // Исторический факультет:

история, современное состояние и перспективы: Тез. докл. респ. науч. практ. конф., посвящ. 65-летию УГПИ~УдГУ. Ижевск, 1996. С. 52-54.

9. Список научных трудов доктора исторических наук, профессора В. Е. Майера / Сост. Б. П. Сысоева-Майер, В. В. Иванов // Вестник Удмуртского государственного университета. Спец. вып.: Всеобщая история: К 80-летию профессора В. Е. Майера. Ижевск, 1998. С. 18-21.

10. Шишкина, Н. Г. Научно-педагогическое наследие профессора В. Е. Майера / Н. Г. Шишкина, В. Е. Владыкин // Вестник Удмуртского государственного университета. Спец. вып.: Всеобщая история: К 80 летию профессора В, Е. Майера. Ижевск, 1998. С. 3-18.

11. Владыкин, В. Е. Майер Вильгельм Евгеньевич / В. Е. Владыкин // Удмуртская Республика: Энциклопедия. Ижевск, 2000. С. 468.

12. Кафедра истории древнего мира и средних веков // Удмуртский государственный университет: (альбом). Ижевск, 2000. С. 45.

13. Майер Вильгельм (Василий) Евгеньевич (1918-1985) // Призвание / Под ред. Н. П. Крапиной. 2-е изд. Ижевск, 2001. С. 104-105.

14. Наука в Удмуртском государственном университете в 1972 2001 гг. // Пузанов, В. В. История Удмуртского государственного университета. Краткие очерки. 1931-2001 / В. В. Пузанов, И. В. Верижникова. М;

Ижевск, 2001. С. 152-153.

15. Филинова, Н. Штрихи к портрету В. Е. Майера / Н. Филинова // Вестник Удмуртского государственного университета. Спец. вып.:

Очерки. Эссе. Воспоминания. Ижевск, 2001. С. 30-33.

16. Шишкина, Н. Г. Наследие профессора В. Е. Майера / Н. Г. Шишкина, В. Е. Владыкин // Вестник Удмуртского государственно университета. Спец. вып.: Очерки. Эссе.

Воспоминания. Ижевск, 2001. С. 20-30.

17. Владыкин, В.Е. В Ижевск, к Майеру... / В.Е.Владыкин // Историк и его дело: Материалы научных чтений. Ижевск, 2002. Вып. 1.

С. 3-8.

18. Разбаков, С. Г. Анализ Urkunden позднесредневековой Германии как компонент источниковедческого мастерства В. Е. Майера / С. Г. Разбаков // Историк и его дело: Материалы научных чтений.

Ижевск, 2002. Вып. 1. С. 63-66.

19. Шишкина, Н. Г. Кафедра истории древнего мира и средних веков УдГУ: (из опыта руководства) / Н. Г. Шишкина // Диалоги о прошлом: Материалы семинара-совещания преподавателей истории древнего мира и средних веков. Казань, 8-10.10.2001. Казань, 2002.

С. 57-61.

20. Шишкина, Н. Г. Майер Вильгельм Евгеньевич / Н. Г. Шишкина // Историки Урала. XVIII - XX вв. Екатеринбург, 2003. С. 210-211.

ВОСПОМИНАНИЯ Б. П. Сысоева-Майер Не могу не сказать об одном практическом занятии по этнографии, которое проводил В.Е. Владыкин, доцент кафедры всеобщей истории УдГУ, в деревне Малая Пурга в усадьбе одной студентки из группы.

Мы с Василием Евгеньевичем были приглашены на него. Так естественно и непринужденно прошло оно, что, я думаю, у многих осталось в памяти. Особенности устройства жилища удмуртов, назначение летнего дома, обстановка его, расположение и использование надворных построек, семейные отношения - эти вопросы на месте освещали 2-3 студентки, время от времени вступая в диалог между собой и отвечая по ходу на вопросы слушателей.

Большой интерес вызвал осмотр сельскохозяйственных орудий и рассказ об их применении. В двух других домах мы видели ткацкие станки, разной степени сложности и работу на одном из них по изготовлению холсты. В следующем доме хозяйка достала и разложила великолепные вышивки, современные и старинные, а студентка рассказала об особенностях и символике традиционной удмуртской вышивки.

Вернулись в усадьбу. Гостеприимные хозяева пригласили к столу, накрытому в летнем доме. Отведали разнообразные национальные блюда и напитки, услышав, к каким дням они готовятся и как.

Студентки в старинных национальных костюмах из бабушкиных сундуков рассказал о характерных деталях удмуртской одежды, ее изготовлении, прошлись в национальном танце.

В заключение все пели удмуртские песни негромко и задумчиво, сопровождая пение игрой на старинном инструменте. Пел, по просьбе студентов, и Владимир Емельянович.

Уезжали под вечер, обогащенные новыми знаниями, согретые душевным теплом гостеприимных хозяев. «Насколько содержательно, наглядно, творчески и непринужденно проведено занятие. И заметь, участвовали все, - говорил по дороге Василий Евгеньевич. - А ты не хотела ехать, да многое потеряла бы».

Прошло столько лет, а нет-нет, да и всплывает в памяти это занятие, давшее возможность глубже и полнее понять народ, принявший обогревший пас когда-то в 41-ом, выучивший и сделавший Удмуртию нашей второй родиной.

А. И. Немировский (д.и.н., профессор, Воронежский ун-т, фрагмент публикации 1989 г.) Мы с Вилли Майером были однокурсниками, учились на истфаке МГУ с сентября 1937г. Когда я вспоминаю годы нашей студенческой юности, неизменно в моей памяти всплывает широкое доброе лицо Вилли, его доброжелательная улыбка, характерный жест, когда он закидывал назад свои длинные прямые темно-соломенные волосы... Из бесед с Вили я понял, что передо мной крупный ученый, который мог бы украсить столичную кафедру, стать достойным приемником своих учителей. Но случилось по-другому... Я знал, что Вилли - немец. И мне нравилось, что он представитель великой нации, живой носитель языка, который я так любил и продолжаю любить.

С 1 июля большинство истфаковцев, в том числе и я, копали противотанковые рвы под деревней со странным названием Снопоть в Смоленской области. Нам тогда доверили только лопату, а ему, в числе немногих, вручили оружие. Он находился в народном ополчении, служил рядовым в 21-й дивизии. Потом, когда вручили оружие всем нам, его обезоружили и отправили в тыл пешком. Почти босиком он проделал путь от Москвы до Удмуртии, где ему доверили топор. И это было высоким доверием. И с топором в руках Вилли оставался воином и патриотом.

В начале 1944 г. В. Майер переходит на преподавательскую работу сначала в педучилище, а затем в пединститут в Ижевске... Я смотрю на карту Удмуртии, республики, затерянной в приуральских лесах, на причудливые очертания ее границ, на линии пересекающих ее рек, вчитываюсь в названия незнакомых мне городков и поселков: Сарапул, Можга, Пудем, Шаркан, Кильмезь. Наверное, ты, Вилли, выезжал сюда с чтением лекций, принимал экзамены у заочников. И эти топонимы стали звучать для тебя как родные. Ты узнал Удмуртию, и Удмуртия узнала и полюбила тебя. В этих городах и поселках работают твои ученики, тысячи твоих учеников.

Вот этот кружок на карте Удмуртии - Ижевск — город, создающий станки, охотничьи ружья и мотоциклы. Марка «Иж» известна всей стране. Но многим ли известен Ижевск как центр медиевистики? Центр, созданный тобою, Вилли? А ведь эта марка, эта слава вечней и значимей охотничьих ружей и мотоциклов.

Здесь, в Ижевске, В. Майер, склонившись над книгами и ротапринтными оттисками, вслушивался в «подземный гул вулканических сил», который на родине его предков, в I ермании, привел к грандиозному взрыву 1525 г... Надо было обратиться к записям обычного права, к документам средневековой Германии, составлявшимся в ходе бурных обсуждений на общинных собраниях и крестьянских сходках, к тому, что называется «вайстюмер» и может быть переведено на русский словом «уставы». Этому объективному источнику, отражающему хозяйственную жизнь, социальные противоречия, правовые отношения и быт средневековой германской деревни, Майер посвятил ряд работ опубликованных в Ижевске и Москве. В едва различимом возмущенном гуле, он различил голоса тех, кто призывал к топору и советовал терпеть, барабанный бой и стоны убиваемых.

Личности Майера были свойственны устойчивость, целеустремленность, основательность. И те же черты в его научной деятельности. Он, не разбрасываясь, всю жизнь занимался одной темой.

Разумеется, изучать историю германского крестьянства легче всего в Германии. Хуже, но все же терпимо в Москве и Ленинграде.

Невозможно трудно было заниматься этим в Ижевске. Но В. Майер не спасовал. Он стал руководителем научной школы в глубокой провинции, лишний раз показав, что место красит настоящего ученого, а ученый красит место.

М. М. Фрейденберг (д.и.н., профессор, Калининский ун-т, фрагмент публикации 1989 г.) Мы с Василием Евгеньевичем были людьми сравнительно разных научных интересов: он всю жизнь занимался историей средневековой немецкой деревни, а я был и остаюсь балканистом. А вот установилось же общение, скоро переросшее в доброе отношение... Причина, как я понимаю сейчас, по прошествии стольких лет, была та, что мне были интересны его работы (мои, как я догадываюсь, он читал меньше), а нам обоим было интересно встречаться и беседовать. Мне нравились его статьи, опубликованные в «Средних веках» и посвященные «вайстюмер». Примерно с 1961 г. я занялся изучением сборников обычного средневекового права у хорватов, и мне было важно познакомиться с аналогичными местами и способами их обработки.

Вскоре началась и переписка, которая длилась около 20 лет. Василий Евгеньевич не был охотником до длинных писем, но его открытки, написанные аккуратнейшим почерком, были всегда деловыми, содержательными и никогда не заставляли себя ждать. В этом отношении, как и во многих других, он был образцом для подражания...

Памятна мне осень 1979 г. когда по инициативе Василия Евгеньевича в Ижевске была созвана представительная конференция медиевистов-аграрников. Народу съехалось немало, по-моему, около человек. Василий Евгеньевич предстал в новой роли гостеприимного хозяина и отличного организатора. Было множество докладов, интересные, оживленные обсуждения, поездки - все объединяла фигура хозяина. В эти дни она запомнилась, уверен, не мне одному.

Я вспоминаю пребывание Василия Евгеньевича в Калинине. Он принял мое приглашение прочесть несколько лекций для калининских студентов по аграрной истории Германии. Читал Василий Евгеньевич две лекции очень полемично, он разворачивал свою аргументацию спора с В. Абелем, ясно и неторопливо, несмотря на обилие материала.

Скромное поведение и свойственная ему неброская манера чтения лекций не позволили студентам в полной мере оценить, кто был перед ними...

Место В.Е. Майера в истории нашей науки бесспорно, а его облик с присущими ему тактом, скромностью и неизменным доброжелательством останется в памяти его друзей как облик обаятельного и душевного человека.

А. Н. Вахрушев (к.и.н., доцент УдГУ, фрагмент публикации 1989 г.) Слишком многогранна личность доктора исторических наук, профессора Василия Евгеньевича Майера, чтобы осветить все грани его многосложной работы.

Активная деятельность В.Е. Майера относиться по времени к 50-70 м годам. Это время характеризуется пережитками сталинского террора, хрущевской оттепелью и затхлостью брежневского застоя. Вся эта политическая обстановка не могла не сказаться на активности как в научном, так и в общественно-политическом отношениях.

Его научные работы и научно-педагогическая деятельность отличались глубиной анализа исторических фактов и событий, установлением причинно-следственного ряда между ними в едином историческом процессе. Отвергая господствовавший длительное время в общественных науках нарочитый подбор фактов и явлений, он делал выводы из анализа фактов и их значения для дальнейшего исторического процесса, для выявления основополагающих закономерностей общественного развития.



Pages:   || 2 |
 

Похожие работы:


 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.