авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Аналитика и прогноз

Свобода, рейтинги

и экономичеСкий роСт:

в поиСках надежной Связи

Ринат МЕНЯШЕВ Введение

Plt

младший научный сотрудник лаборатории

POLITIKA

К прикладного анализа институтов настоящему времени среди и социального капитала НИУ ВШЭ экономистов сложился широ­ кий консенсус относительно Константин ЯНОВСКИЙ • важности институтов для разви­ • кандидат экономических наук, заведующий µ OIKONOMIA тия экономики и общества в це­ лабораторией институциональных проблем научного направления «Политическая лом. Там, где правила игры строго экономия и региональное развитие»

соблюдаются, власть государства ИЭП им. Е. Т. Гайдара ограничена и не поддерживается монополизм, а экономические Тимур НаТхОВ агенты занимаются продуктивной кандидат экономических наук, доцент кафедры институциональной деятельностью и инвестируют, на­ экономики департамента прикладной блюдается устойчивый экономи­ экономики НИУ ВШЭ ческий рост. Различные аспекты данной взаимосвязи хорошо изу­ чены теоретически в рамках новой институциональной экономики.

Эмпирические свидетельства, однако, не столь однозначны.

Рейтинги качества экономи­ ческих институтов ежегодно гото­ вятся такими исследовательскими центрами, как Heritage Foundation и Fraser Institute. Работы, осно­ ванные на межстрановой выбор­ ке, показали, что индексы эконо­ мической свободы положительно коррелируют с экономическим развитием. Тем не менее в по­ следнее время были высказаны серьезные претензии к индексам.

Рейтинги субъективны и подчас идеологически смещены, а эм­ пирические свидетельства порой оказываются неробастными.

Рейтинговые оценки качества институтов широко использу­ ются в экономическом анализе.

168 Свобода, рейтинги и экономический рост: в поисках надежной связи Очевидные недостатки — особенно при межстрановых сравнениях — игнорируются ввиду безальтернативности рейтингов. Между тем есть возможность описания институтов логическими переменными. Такое описание ограничивает роль эксперта констатацией наличия или от­ сутствия определенного правила и/или его применения.

В данной работе мы предлагаем анализ некоторых систем индексов для оценки качества институтов и рейтингов стран в соответствии с ними. Ключевой проблемой рейтингов, а также работ, основанных на кросс­секционном (cross-section) анализе, нам видится принципи­ альная несовместимость оценок экспертов по разным странам. Мы представим набор из трех переменных, который позволяет анализиро­ вать качество ключевых политических институтов и их стабильность.

1. «Блеск и нищета» рейтингов (на примере EFW и Polity IV) Согласно распространенному мнению (см., например: [Cohen, 2010]) популярность рейтингов the Heritage Foundation/Wall St. Journal’s Index of Economic Freedom [Miller, Holmes, 2010] и the Fraser Institute’s Economic Freedom of the World (EFW) [Gwartney, Lawson, 2010] во многом объясняется их вовлеченностью в медиасреду. Поэтому данные исследования завоевывают общественное внимание, а также внимание экономистов, подкупая простотой и доступностью этих инструментов.

По информации создателей EFW, уже к 2003 году индекс использо­ вался более чем в 200 работах. Большинство опубликованных работ, использовавших индикатор EFW, в межстрановом сравнении показы­ вают связь между индексом и экономическим ростом.

В работе [Doucouliagos, 2005] осуществлен метаанализ данных ис­ следований путем сравнения их результатов. Автор обращает внимание на то, что на фоне популярности темы и широко распространенной убежденности в значимости институтов авторы работ реже склонны публиковать расчеты, где связь институтов и роста отрицательна или не наблюдается. Иными словами — имеет место «публикационное смещение».

[Glaeser et al., 2004] указывают на то, что многие исследования, изу­ чающие связь институтов и экономического роста, в действительности часто измеряют что­то другое. Так, индексы POLITY «скорее отражают политические исходы, нежели политические ограничения», и явля­ ются плохими индикаторами защиты прав собственности. Например, Китай эпохи Мао получил 3 балла, в то время как Чили в эпоху Пиночета — 1. Для части показателей EFW это также справедливо.

При оценке институтов важно понимать, что должно пройти вре­ мя и должны быть приложены определенные усилия, прежде чем принимаемые меры перерастут в институциональные нормы, так что экономические агенты начнут на них реагировать. Любые оценки институтов должны учитывать следующие моменты: (1) институты Ринат МЕНЯШЕВ, Константин ЯНОВСКИЙ, Тимур НаТхОВ должны отражать ограничения правительства;

(2) они должны учи­ тывать постоянные или хотя бы достаточно длительные процессы в среде. Многие из популярных в литературе индикаторов институтов этому условию не удовлетворяют.

[De Haan, Lundstrom, Sturm, 2006] обсуждают конкретные проб­ лемы, вследствие которых результаты оказываются столь неробаст­ ными. Во­первых, EFW изначально посвящен оценке качества, а не количества. Оценка качества по определению связана с субъектив­ ностью и неточностью. Индекс строится с помощью агрегирования информации 17 индикаторов, многие из которых представляют две абсолютно разные вещи: собственно институты, с одной стороны, и политико­экономические реформы — с другой. При этом в ряде ра­ бот утверждается, что использование некоторых компонент некоррек­ тно, поскольку они не могут однозначно свидетельствовать о качестве институтов (например, налоговая политика). Метод агрегирования индексов также неоднозначен. Согласно [Heckelman, Stroup, 2006] разные методы агрегирования индекса EFW — общее среднее, среднее по группам, метод главных компонент — дают различные результаты по связи институтов и развития в одних и тех же спецификациях, что неприемлемо.



Де Хаан, Лундстрем и Штурм отмечают, что с точки зрения эконо­ метрического анализа многие работы по связи EFW и роста в межстра­ новых исследованиях рассматривают одновременно начальный уровень EFW и его изменение. Это эквивалентно добавлению в регрессию ко­ нечного уровня EFW, что углубляет проблему эндогенности. Если рас­ сматривать значение индекса на конец периода, то обнаруженная таким образом связь между институтами и ростом может объясняться влияни­ ем роста на институты, а не наоборот (см.: [Glaeser et al., 2004]).

Авторы, ставящие под сомнение связь роста и институтов, также указывают на то, что в большинстве исследований не приводится должной проверки устойчивости полученных результатов. Ряд работ игнорирует признанные в литературе показатели накопленного фи­ зического и человеческого капитала — важнейшие показатели эко­ номического благосостояния и устойчивого роста.

Проблема в том, что результаты существенно меняются при выборе различных эконометрических спецификаций, которые заведомо не имеют друг перед другом абсолютно никаких преимуществ. В итоге в работах мы видим только самые лучшие в плане результатов ре­ грессии. Чтобы решить эту проблему, исследователи предложили ряд процедур, которые позволяют оценить эффект или проверить его ро­ бастность, сравнивая результаты не одной, а целой группы регрессий (Extreme Bounds Analysis, Bayesian Model Averaging). Показательно, что уже в таких моделях измеряемый эффект экономических свобод оказывается намного слабее.

Практически все работы игнорируют нелинейность влияния инс­ титутов на рост. Очевидно, что для определенного уровня развития 170 Свобода, рейтинги и экономический рост: в поисках надежной связи небольшое улучшение институциональной среды будет намного про­ дуктивнее, чем для развитых экономик Запада. Чтобы учесть этот эффект, мы будем разбивать выборки стран на различные кластеры, по уровням институционального развития в «реперных точках».

Другой вероятной причиной отсутствия общепризнанных робаст­ ных оценок взаимосвязи демократии и роста является непрямой ха­ рактер зависимости. Так, сложно не согласиться с Д. Нортом и его соавторами в том, что у демократии и у экономического роста есть некая общая третья детерминанта [Норт, Уоллис, Вайнгаст, 2011, с. 55]. А именно: для демократии, равно как и для экономическо­ го роста, требуется общая предпосылка — гарантии от физического уничтожения и лишения свободы.

Если избиратель или кандидат может легко исчезнуть, демокра­ тические процедуры превращаются в фарс и ухудшают положение личности в зоне конфликта [Яновский, Жаворонков, Затковецкий, 2007]. Результаты выборов детально сигнализируют бандиту о лояль­ ности или нелояльности населения, платящего дань. Население уже не может просто откупиться от всех опасных бандитов и спать спо­ койно. Если собственник может легко исчезнуть — институт частной собственности фактически исчезает, а значит — исчезают и надежды на долгосрочный, устойчивый экономический рост.

В табл. 1 приведены выборочные примеры сравнения разных стран, имеющие похожие рейтинги демократичности по POLITY IV— (за 2009 год), в табл. 2 — рейтинг экономической свободы по индексу Таблица Сравнение различных режимов по POLITY IV Режимы-«маркеры» Для сравнения Рекордсмены антидемократичности со­ гласно POLITY IV—2009 (оценка –10) Королевство Дания до 1834 года;

Китайская империя начала XIX века (–6).

Пруссия того же периода и многие Сталинский СССР, 1933—1952 годы (–9).

другие европейские монархии (–10)*;

Маоистская КНР, 1948—1975 годы (от –8 до –9).

Российская империя до 1905 года;

Гитлеровская Германия, 1933—1945 годы (–9).

Норвегия до 1873 года (–7)**;

«Демократическая Кампучия» (Камбоджа под оккупированные США, Велико­ властью «красных кхмеров» 1976—1979) (–7) — британией и Францией зоны Западной уникальный случай отрицательной политической Германии 1945—1948 годов (–6);

конкуренции: граждане соревновались за попа­ Нидерланды первой половины XIX века дание в заветный миллион избранных красной (от –6 до –7) элитой для выживания Российская Федерация — 1992 год (+5);

Российская Федерация 2000—2006 годы (+6);

1993—1999 годы (+3) 2007—2010 годы (+4) * В них, как правило, наличествовали различные формы консультативного сословного представительства — от местного уровня до общегосударственного;

свобода выезда, в том чис­ ле в очевидно более свободные страны, относительная свобода предпринимательства и найма, относительная защищенность частной жизни и собственности;

отсутствие чего­либо даже отда­ ленно напоминающего массовые репрессии против потенциальной оппозиции (СССР, Китай) или даже просто лиц, потенциально способных усомниться в правильности действий властей (Демократическая Кампучия).

** В Норвегии (–7) действовала вполне либеральная по тому времени конституция, служившая образцом для требований либеральной оппозиции в Дании [Буск, Поульсен, 2007].

Источник: www.systemicpeace.org/polity/polity4.htm.

Ринат МЕНЯШЕВ, Константин ЯНОВСКИЙ, Тимур НаТхОВ Таблица Межстрановое сравнение по рейтингу экономической свободы EFW Страна* Место (рейтинг) Проблемы страны, иные комментарии Гарантии собственности, собственника и свободы Гонконг 1 (9,05) предпринимательства основаны на честном слове руководства Коммунистической партии Китая Гарантии свобод основаны на традиции, но защи­ щавшие их институты (независимая судебная система с апелляционной инстанцией в Лондоне, политичес­ Сингапур 2 (8,7) кая конкуренция) размыты, отъем имущества приме­ няется пока только против лидеров оппозиции (дела о клевете с компенсациями, в этих делах руководству страны никогда не изменяет удача) Новая Зеландия 3 (8,27) Гарантии собственнику и собственности основаны на 6 (7,96) конституционной традиции, независимой судебной США, Канада, 7 (7,95) системе и острой политической конкуренции Австралия 8 (7,90) Великобритания, В части стран гарантии свобод основаны на консти­ Интервал Дания, Люксембург, туционной традиции, независимой судебной системе мест (10—33) Финляндия, Дания;

и острой политической конкуренции;

в части — за­ (интервал оце­ ОАЭ, Бахрейн, висят от доброй воли правителя (ОАЭ, Бахрейн, нок 7,81—7,39) Кувейт, Перу Кувейт) и люмпенизированного электората (Перу) Уганда — недавняя жестокая гражданская война.

Киргизия — недавние погромы узбеков с убийства­ Франция, ми и уничтожением имущества ставят под сомнение Швеция, Бельгия;

Интервал мест способность защитить даже жизнь экономического Иордания, Оман, 35—62 агента, не говоря уже о его собственности.

Уганда, Казахстан, Казахстан — судебная система регулярно использу­ Киргизия ется против неугодных властям предпринимателей, в том числе крупных иностранных компаний Италия, Польша Делят 66­е место Сравнительно надежные гарантии собственности Намибия, Гана, Места Отсутствие надежных (и вообще каких­либо — Гаити) Гаити, Египет 71, 72, 78, гарантий собственника и собственности соответственно Израиль 81­е место Относительно надежные гарантии для собственника ЮАР, Китай, Отсутствие надежных гарантий для собственника Интервалы мест Россия, Индия, и собственности (Россия, Руанда, Индонезия, Тунис, 82—84;

Хорватия, Руанда, Китай);

наличие определенных гарантий (Индия, 87— Индонезия, Тунис Хорватия) * Даны в порядке убывания рейтинга.

EFW—2010 (оценки за 2008 год). Как видно из таблиц, к обоим рей­ тингам можно предъявить очень серьезные претензии (особенно к первому).





Индекс часто измеряет не свободу, а качество государственного управления в стране [Cohen, 2009]. Еще одна проблема — репрезента­ тивность анализа, построенного EFW, — из­за ограниченности EFW как по странам, так и по времени невозможно в полной мере судить о выводах исследований.

Многие оценки качества защиты собственности игнорируют защи­ щенность собственника. Вероятно, это имеет место потому, что для американских и западноевропейских экономистов такая защищен­ ность подразумевается неявным образом существующей. Однако отли­ чие старых рыночных демократий от остального мира легко сводимо 172 Свобода, рейтинги и экономический рост: в поисках надежной связи как раз к наличию или отсутствию такой защищенности собственни­ ка как необходимой предпосылки защищенности его собственности [Яновский, Шульгин, 2008].

Индекс «Economic Freedom in the World, EFW» (Fraser Institute, Канада) относится к числу наиболее авторитетных и продолжитель­ ных проектов оценки качества институтов. Методологию этого ин­ декса отличает тщательная проработка списка факторов, компонент прав и свобод. Эксперт обеспечивается подробной инструкцией для каждой оценки. Такая методология является, вероятно, наилучшей, в том числе по обеспечению сопоставимости оценок по странам при использовании экспертного ранжирования.

Рейтинговая (балльная) оценка качества институтов по необходимости субъективна даже при наличии хорошо проработанных критериев и тре­ бований. Она задействует наиболее полным образом знания экспертом ситуации, но плохо верифицируема независимо от эксперта. Бросается в глаза тенденция к относительному завышению оценок качества инсти­ тутов в странах, где личность слабо гарантирована или вовсе не гаранти­ рована от насилия: произвольного лишения свободы и даже жизни.

В то же время в рамках известных проектов (Doing Business Всемирного банка, уже упомянутого проекта «Economic Freedom in the World»2) наряду с экспертными оценками (ранжированием, при­ писыванием весов) применяются более или менее объективные пока­ затели. Они учитывают многие издержки открытия и ведения бизнеса, налоговое бремя и т. д.

Кратко опишем переменные, которые использовались нами для сравнения влия­ ния индикаторов на экономический рост. Во­первых, это описанный выше агре­ гированный индекс EFW как наиболее распространенный, тщательно специ­ фицированный с длительной историей составления. Во­вторых, это описанные ниже объективные индикаторы, которые собирались в ходе ряда проектов ИЭП им. Е. Т. Гайдара3, а также в ходе текущего междисциплинарного проекта — со­ здания базы данных институциональных индикаторов. В качестве экспертов, отве­ чающих на вопросы только о наличии или отсутствии определенных проявлений, действий, явлений, характеризующих институты, выступают преимущественно ученые­историки.

Главным источником данных по росту на душу населения и уровню ВВП на душу населения являются данные Всемирного банка. В дополнение к показателям инс­ титутов и экономики мы будем использовать множество различных контрольных индикаторов, которые также могут влиять на экономический рост. Это позволит уменьшить необъясненную вариацию в данных и по возможности минимизиро­ вать смещение, вызванное неучтенными переменными (omitted variable bias).

Чтобы зафиксировать набор контрольных переменных, наиболее часто используе­ мых в литературе по росту, мы используем базу данных, собранную в: [Sala­i­Martin, 1997]. Эта база включает различные географические, исторические, демографи­ http://www.doingbusiness.org/.

http://www.freetheworld.com/.

Начиная с проектов «Институциональные предпосылки современного экономического роста»

(www.iep.ru/files/text/working_papers/106.pdf) 2006—2007 годов;

«Институты, демократия и экономи­ ческий рост: тест 180­летнего развития» 2007—2008 годов (см.: [Яновский, Шульгин, 2008] и др.).

Ринат МЕНЯШЕВ, Константин ЯНОВСКИЙ, Тимур НаТхОВ ческие и другие факторы (климат, открытость торговли, религия, военные кон­ фликты). С помощью «баесовского оценивания» по этой базе в: [Sala­i­Martin, Doppelhofer, Miller, 2004] были выделены наиболее важные детерминанты роста экономики. Мы будем использовать их как «контрольные переменные» (в част­ ности, уровень грамотности, цену инвестиций, долю площади страны в тропиках).

Поскольку эта база данных используется для межстранового анализа, большинство индикаторов берется на начало периода — 1960 год. В панельной регрессии мы используем набор контрольных переменных, собранных в: [Moral­Benito, 2010], которая продолжает идеи [Sala­i­Martin,1998] на случай панели. В основных специ­ фикациях мы контролируем показатели открытости экономики и рабочей силы.

2. Показатели «правовой демократии» и «ограниченности власти»

Мы попытаемся предложить алгоритм построения двух новых ин­ дикаторов качества институтов, которые минимизируют субъектив­ ность экспертных оценок. Если эксперт дает оценку только наличия или отсутствия определенной правовой нормы (правоприменительных практик), уровень использования его знаний снижается. Однако оцен­ ка, подкрепленная ссылкой на событие, становится верифицируемой.

Погрешность, обусловленная субъективностью оценки, нивелируется.

При этом качественно улучшается сопоставимость оценок по странам.

Пример подобного показателя институтов — критерий Пжеворского [Przeworski et al., 2000]. Он различает только два состояния (демокра­ тия есть или ее нет), индекс при этом относительно легко наблюдаем и объективен. Аналогично [Djankov et al., 2003] предложили институци­ ональные индикаторы, характеризующие работу судов. В своей работе они привели объективные меры правовой системы — разделив право на англосаксонское и континентальное [Glaeser, Shleifer, 2002].

В данной работе в качестве альтернативы экспертным индек­ сам используются индексы качества институтов, предложенные в:

[Яновский, Шульгин, 2008]. Первый показатель — «правовая демо­ кратия» (далее — RoLD) характеризует продолжительность периода такого режима в стране. Страна относится к правовым демократиям только при выполнении следующих трех условий:

1) правящая группа, контролирующая правительство, оставляет власть и уходит в оппозицию, проиграв выборы (критерий Пжеворского);

2) правительство может проиграть даже в широко освещаемом прессой и значимом для престижа и власти деле (процессе) в суде и подчиняется такому судебному решению;

3) оппозиционные СМИ жестко критикуют правительство, при­ зывая к его замене, в том числе обвиняя правительство или иные высшие органы в опасной для общества недееспособности, в им­ морализме, в совершении уголовно наказуемых преступлений и не опасаясь мести и наказания.

Второй показатель — «ограниченность власти» (далее — LG) — ра­ вен продолжительности периода, в течение которого выполняется хотя бы одно из трех условий «правовой демократии». Такого рода 174 Свобода, рейтинги и экономический рост: в поисках надежной связи идеи о накоплении некоторого «институционального» ресурса, помо­ гающего стране развиваться и не возвращаться к хаосу, не новы. Так, [Persson, Tabellini, 2009] вводят понятие «демократический капитал», который накапливается в странах таким образом, что, с одной сторо­ ны, способствует своему дальнейшему накоплению, а с другой — спо­ собствует развитию.

Предлагаемые показатели институтов позволят распространить ис­ следования на гораздо более продолжительный период времени, чем период с 1970 года, который покрывает EFW. Это важно, поскольку для установления причинно­следственных связей между демократическими институтами и экономическим ростом предпочтительнее обращаться к долгосрочной перспективе (как POLITY). Поскольку механизм пос­ троения индикаторов верифицируем и прозрачен, можно построить индекс для требуемых периодов времени. Наша задача — показать, что построенные индексы, как более точные, будут связаны с последую­ щим экономическим развитием сильнее, чем другие индексы институ­ тов, поскольку предлагаемые индексы избавлены от шума, связанного с субъективностью и со смещенностью экспертных оценок.

В регрессиях используются логарифмы накопленных значений «правовой демократии» (RoLD) и «ограниченного правительства»

(LG). Связь между устойчивостью конституционного режима и эко­ номическим ростом представляется весьма вероятной, однако вряд ли это линейная связь с неуклонным нарастанием качества данных институтов, становящихся все более старыми. В ходе дальнейших исследований, вероятно, есть смысл рассмотреть более сложные соот­ ношения между «стажем» этих режимов и экономическим ростом.

3. Показатели и экономический рост Для проверки возможности использования наших индикаторов в межстрановых и панельных сравнениях роли институтов в разви­ тии мы сравним наши результаты с индикаторами, основанными на экспертном ранжировании. Будут рассмотрены два периода: с по 2009 год и с 1990 по 2009 год.

Для начала проанализируем простейшие парные корреляции — роста в периоды 1970—2009 и 1990—2009 годов с предлагаемыми индексами.

Страны делятся на кластеры. Для кластера развивающихся стран явно прослеживается связь между институтами и экономическим ростом (с ли­ дерами — Малайзией и Индией). Для второго кластера — от Мексики, Венгрии и Южной Африки до Норвегии и Швейцарии — связь менее очевидна. С 1970 по 1990 год много стран обрели опыт деятельности ограниченного правительства. Четких кластеров уже не наблюдается, но все же для менее развитых институционально стран зависимость между экономическим ростом и институтами проявляется четче.

Заметим, что состояния RoLD достигают только самые развитые стра­ ны с устойчивыми институтами. В течение же рассматриваемых периодов Ринат МЕНЯШЕВ, Константин ЯНОВСКИЙ, Тимур НаТхОВ экономика этих стран может развиваться только за счет технологическо­ го прогресса и будет расти медленнее стран «догоняющего развития», ко­ торые могут быстро расти за счет импорта технологий и модернизации.

По этой причине связь экономического роста с RoLD может заметно ослабевать, что не должно никого вводить в заблуждение.

4. Межстрановое сравнение В этой части мы рассмотрим простейшие регрессии роста на ин­ декс EFW и на «ограниченность правительства», проверяя их также на зависимость от логарифма стартового уровня подушевого ВВП, на уровень образования и на логарифм населения. Результаты показаны в табл. 3. Как и ожидалось, индекс EFW не предсказывает экономи­ ческий рост (спецификации 7—9), в то время как индекс ограничен­ ности правительства, особенно в спецификациях (1) и (4), значимо и положительно связан с ростом. Однако если добавлять в регрессию уровень образования, то эффект институтов ослабевает и значимость коэффициента падает. Для периода с 1990 по 2009 год (табл. 4) на­ блюдается схожий эффект — влияние институтов, измеренных предло­ женным индексом «ограниченности властей», оказывается значимым для развития, пока мы не учитываем образование. Здесь можно, как и [Glaeser et al., 2004], интерпретировать результат как большую зна­ чимость человеческого капитала по сравнению с институтами. Однако вполне вероятно, что страны с высокими показателями по образова­ нию (обычно они же богатые и они же старые правовые демократии) располагают населением с уже упомянутой выше демократической (гражданской) квалификацией. Последняя связана с глубиной демо­ кратической традиции и потому, оказавшись в одной регрессии, «по­ глощает» значимость «стажа» ограниченного правительства.

Важно, что для обоих периодов индекс EFW оказывался незначим во всех спецификациях. R 2 при использовании индекса EFW также меньше по сравнению с предлагаемыми индексами.

На следующем этапе мы проверяем робастность результатов, добавляя контрольные переменные. Для начала рассмотрим корреляцию показа­ телей институтов с основными факторами развития, проранжирован­ ными по степени влияния на экономический рост [Sala­i­Martin et al., 2004]. Как видно из табл. 5, в странах с развитыми институтами качес­ тво жизни значительно выше — все три показателя институтов сильно коррелируют с ВВП, с уровнем образования и с продолжительностью жизни в 1960 году. Важно отметить, что успех «азиатских тигров» инс­ титуциональные показатели не предсказывали и имели значения ниже среднего, — здесь можно говорить о догоняющем развитии, отмечен­ ном выше. По всем показателям институты были хуже в африканских и мусульманских странах из нашей выборки.

Как было отмечено выше, показатели институтов очень сильно коррелируют с начальным уровнем ВВП, что существенно затрудняет Таблица Регрессия роста ВВП на индекс ограниченности правительства и индекс EFW, 1970—2009 годы Подвыборка из стран с опытом Вся выборка Подвыборка EFW «ограниченности властей»

Переменные (1) (2) (3) (4) (5) (6) (7) (8) (9) Log стажа «ограниченного 0,246*** 0,113 0,097 0,270* 0,189 0, правительства» на 1970 год (0,075) (0,075) (0,082) (0,154) (0,165) (0,201) Интегральный индекс экономичес­ 0,041 0,039 –0, кой свободы EFW на 1970 год (0,186) (0,158) (0,170) –0,19* –0,33*** –0,34*** –0,25** –0,39*** –0,33** –0,13 –0,55*** –0,57*** ВВП на душу населения на 1970 год (0,11) (0,10) (0,11) (0,12) (0,13) (0,16) (0,13) (0,16) (0,17) 1,818*** 1,784*** 1,710** 2,113** 3,166*** 3,347*** Образование (0,442) (0,416) (0,846) (0,881) (0,935) (1,028) 0,162** 0,049 0, Log населения на 1970 год (0,065) (0,079) (0,109) 0,626 –1,315 0, Нефтедобывающая промышленность (0,439) (0,843) (0,576) –2,686 0,184 –2, Добыча ископаемых (1,971) (3,202) (3,706) Число наблюдений 91 86 86 48 46 46 47 46 R2 0,129 0,266 0,362 0,086 0,181 0,242 0,029 0,265 0, *** p 0,01, ** p 0,05, * p 0,1.

Свобода, рейтинги и экономический рост: в поисках надежной связи Таблица Регрессия роста ВВП на индекс LG и индекс EFW, 1990—2009 годы Вся выборка Подвыборка из стран с опытом RoG Подвыборка EFW Переменные (1) (2) (3) (4) (5) (6) (7) (8) (9) Log стажа «ограниченного прави­ 0,072*** 0,036 0,023 0,0859** –0,025 –0, тельства» на 1990 год (0,026) (0,030) (0,033) (0,0419) (0,068) (0,074) Интегральный индекс экономичес­ 0,009 0,011 0, кой свободы EFW на 1990 год (0,046) (0,044) (0,045) –0,065* –0,082** –0,073* –0,132*** –0,141** –0,136** 0,013 –0,075 –0,0763* ВВП на душу населения на 1990 год (0,035) (0,041) (0,044) (0,0397) (0,0534) (0,055) (0,033) (0,046) (0,0458) 0,388** 0,386** 0,727** 0,885*** 0,564** 0,557** Образование (0,187) (0,186) (0,298) (0,316) (0,225) (0,225) 0,065** –0,0001 0,0562* Log населения на 1990 год (0,027) (0,031) (0,0291) –0,073 –0,513 –0, Нефтедобывающая промышленность Ринат МЕНЯШЕВ, Константин ЯНОВСКИЙ, Тимур НаТхОВ (0,171) (0,307) (0,164) 0,0627 0,492 0, Добыча ископаемых (0,530) (0,574) (0,569) Число наблюдений 137 99 99 72 56 56 93 86 R 0,055 0,079 0,134 0,140 0,192 0,241 0,007 0,075 0, *** p 0,01, ** p 0,05, * p 0,1.

178 Свобода, рейтинги и экономический рост: в поисках надежной связи Таблица Корреляция институциональных показателей и других главных предикторов экономического роста Log стажа Log стажа Интегральный ин ограниченного правовой декс экономичес Параметр правительства демократии кой свободы EFW 1970 1990 1970 1990 1970 Восточная Азия –0,42 –0,04 –0,32 –0,09 0,17 0, Начальное образование, 1960 год 0,56 0,75 0,48 0,54 0,56 0, Цена инвестиционных ресурсов –0,12 –0,43 –0,02 –0,26 –0,03 –0, ВВП, 1960 год (log) 0,82 0,83 0,80 0,80 0,61 0, Доля территории в тропиках –0,57 –0,52 –0,54 –0,59 –0,27 –0, Плотность населения в прибрежной 0,12 0,11 0,16 0,03 0,08 0, зоне, 1960­е годы Распространенность малярии, –0,50 –0,68 –0,40 –0,48 –0,38 –0, 1960­е годы Ожидаемая продолжительность 0,80 0,86 0,73 0,73 0,66 0, жизни на 1960 год Доля конфуцианцев –0,22 –0,06 –0,16 –0,09 0,10 0, Фиктивная переменная на Африку –0,32 –0,65 –0,24 –0,38 –0,32 –0, Фиктивная переменная –0,17 0,28 –0,34 –0,16 –0,21 –0, на Латинскую Америку Доля добывающей промышленно­ 0,23 –0,16 0,21 –0,17 0,39 –0, сти в ВВП Испанские колонии –0,13 0,25 –0,32 –0,11 –0,20 –0, Продолжительность периода 0,59 0,61 0,54 0,65 0,63 0, открытости экономики Доля мусульман –0,45 –0,41 –0,36 –0,30 –0,46 –0, Доля буддистов –0,30 0,00 –0,23 –0,05 0,25 0, Мера этнолингвистического разно­ –0,45 –0,54 –0,35 –0,37 –0,32 –0, образия получение «чистых» оценок влияния институтов на развитие — вследст­ вие мультиколлинеарности ошибки будут переоценены, а оценки коэффициентов не будут устойчивы относительно изменения спе­ цификации. Поэтому мы будем рассматривать несколько различных спецификаций, чтобы быть уверенными в робастности эффекта. Для этого, начиная с простой регрессии с контролем на логарифм началь­ ного уровня ВВП и образование, поэтапно добавляются описанные выше контроли: цена инвестиций, доля площади в тропиках, фиктив­ ная переменная на Восточную Азию, плотность населения в прибреж­ ной зоне (фактически — фиктивная переменная на Сингапур).

Результаты оценивания для двух периодов — с 1970 и с 1990 по 2009 год — приведены в табл. 6. Каждый столбец представляет свой набор контролирующих переменных, каждый коэффициент представ­ ляет отдельную регрессию. Как и ожидалось, из­за высокой корре­ ляции с начальным уровнем ВВП коэффициенты при институцио­ нальных показателях почти всюду незначимы. Видно, что для периода с 1990 по 2009 год показатель ограниченности власти оказывается Таблица Результаты регрессий роста ВВП на институциональные показатели в различных спецификациях Рост подушевого ВВП, 1990—2009 годы Рост подушевого ВВП, 1970—2009 годы Log ВВП + населе- + тропи- + на макси- Log ВВП + населе- + тропи- + на макси на душу ние, обра- ческий Восточ- мальный на душу ние, обра- ческий Восточ- мальный Переменные насе- зование, район ную Азию годовой насе- зование, район ную Азию годовой (контрольные переменные) ления, цена ин- рост ления, цена ин- рост 1990 год вестиций 15% 1970 год вестиций 15% (1) (2) (3) (4) (5) (6) (7) (8) (9) (10) Log стажа ограниченного 0,0488 0,0622* 0,0844** 0,0995** 0,0180 0,0319 –0,00383 –0,0204 0,0570 0, правительства робастная cтандартная ошибка (0,0456) (0,0361) (0,0396) (0,0393) (0,0500) (0,0679) (0,0742) (0,0638) (0,0645) (0,0571) R2 0,0130 0,1540 0,168 0,2170 0,2160 0,0300 0,3040 0,3840 0,5750 0, Log стажа правовой демократии –0,0271 –0,0286 –0,0352 –0,0278 –0,0270 0,0718 0,1070 0,0941 0,106* 0,140** (RoLD) Ринат МЕНЯШЕВ, Константин ЯНОВСКИЙ, Тимур НаТхОВ Робастная cтандартная ошибка (0,0486) (0,0343) (0,0338) (0,0318) (0,0350) (0,0730) (0,0750) (0,0699) (0,0591) (0,0543) R2 0,0040 0,1230 0,1160 0,1370 0,2230 0,0400 0,3300 0,4030 0,5940 0, Интегральный индекс экономичес­ 0,0148 0,0137 0,0330 0,00945 –0,0008 0,0409 0,139 0,265 0,0626 0, кой свободы (EFW summary index) Робастная cтандартная ошибка (0,0714) (0,0410) (0,0425) (0,0455) (0,0438) (0,1830) (0,1660) (0,1610) (0,1190) (0,1260) R2 0,001 0,116 0,109 0,130 0,214 0,029 0,316 0,423 0,570 0, Число наблюдений 96 96 84 83 68 47 45 45 45 *** p 0,01, ** p 0,05, * p 0,1.

180 Свобода, рейтинги и экономический рост: в поисках надежной связи высокозначимым и, в отличие от рейтинга EFW, вносит дополнитель­ ную к известным факторам информацию, объясняющую страновые различия в темпах экономического роста.

Важно отметить, что при рассмотрении экономического роста на более долгосрочном отрезке коэффициент при показателе RoLD ста­ новится значимым, особенно если ограничить выборку странами, максимальный годовой рост которых не превышал 15%.

5. Панельная регрессия Здесь будут рассматриваться простейшие спецификации панельной регрессии роста на индексы институтов. Мы ожидаем, что в дан­ ном случае эффект субъективности рейтинговых оценок будет слабее и индекс EFW будет значимо связан с ростом. То же ожидается и от предлагаемых нами индексов. Анализ производится пока также по отдельности — индексы правовой демократии, ограниченного пра­ вительства и EFW даются для сравнения.

Результаты для периода с 1970 по 2005 год показаны в табл. 7 — для простой регрессии, регрессии с фиксированными эффектами и толь­ ко для стран, максимальный годовой рост которых не превышал 15%.

Видно, что в отличие от предыдущих регрессий EFW стал значимо свя­ зан с ростом. Как и ожидалось, в панельной регрессии пропадает «эф­ фект субъективности», различия в оценках одного и того же эксперта становятся важной переменной. Если не рассматривать быстрорастущие страны, то предлагаемые индексы значимо связаны с ростом (столбцы (7)—(8)). Следует отметить, что в панельной регрессии предсказательная сила индекса EFW выше, чем у предлагаемых индикаторов.

На следующем этапе мы будем рассматривать рост с 1970 по 1995 год, повторяя результаты [Moral­Benito, 2010]. В табл. 8 приве­ дены результаты некоторых из регрессий. Во всех спецификациях, кроме спецификации с фиксированными эффектами, предлагаемые индексы значимо связаны с ростом.

Приведенный выше статистический анализ (оценка коэффициентов в панельной регрессии) позволяет построить простейший рейтинг, ка­ чество которого, как представляется, значительно меньше зависит от экспертных оценок. Оценка зависимости темпов экономического роста душевого ВВП от индекса EFW и логарифма накопленного значения LG дала следующие коэффициенты для этих двух индексов: GDPppgrowthrate = 0,0055LG + 0,01EFW + контрольные переменные при R 2 = 0,160.

Экономический смысл полученных результатов таков. Это некие условные темпы экономического роста, предсказанные только исходя из качества и динамики «политических» институтов (LG) и динами­ ки интегральных оценок экспертами «экономических» институтов (EFW) — при отсутствии всех других факторов, влияющих на эконо­ мический рост (прежде всего краткосрочных). При этом часть влия­ ния институтов попадает в контрольные переменные.

Таблица Панельная регрессия (пятилетние периоды) роста экономики на индексы институтов, 1970—2009 годы Страновой фиксированный эффект Максимальный годовой рост 15% Переменные (1) (2) (3) (4) (5) (6) (7) (8) (9) Log стажа ограниченного 0,0017 0,0044*** 0,0056** правительства (0,0011) (0,0016) (0,0014) –0,0020 –0,0038 0,0034*** Log стажа правовой демократии (0,0012) (0,0025) (0,0021) Интегральный индекс 0,0080*** 0,0080*** 0,0091*** экономической свободы EFW (0,0010) (0,0011) (0,0011) –0,0001 0,0030** –0,0028** 0,0083** 0,0130*** –0,0023 0,0021 0,0083** –0,0098*** Log душевого ВВП (0,0014) (0,0015) (0,0011) (0,0034) (0,0035) (0,0037) (0,0032) (0,0034) (0,0034) Число наблюдений 637 637 637 637 637 637 523 523 R (внутригрупповой) 0,02 0,02 0,10 0,03 0,03 0,10 0,02 0,165 0, Число стран в выборке 112 112 112 112 112 112 89 89 Ринат МЕНЯШЕВ, Константин ЯНОВСКИЙ, Тимур НаТхОВ *** p 0,01, ** p 0,05, * p 0,1.

182 Свобода, рейтинги и экономический рост: в поисках надежной связи Таблица Результаты панельных регрессий роста ВВП на показатели институтов Log на- + населе- + мера от- + вре- Страновой чального ние крытости менной фиксиро ВВП рынков + фиксиро- ванный Контрольные переменные рабочая ванный эффект сила эффект (1) (2) (3) (4) (5) Log стажа «ограниченного прави­ 0,0262*** 0,0191*** 0,0142** 0,0177** 0, тельства» (LG) робастная стандартная ошибка (0,0079) (0,0068) (0,0060) (0,0070) (0,0210) R 2 (внутригрупповой) 0,102 0,0630 0,1530 0,1940 0, Log стажа правовой демократии 0,0182** 0,0140** 0,0113** 0,0039 0,0433** (RoLD) робастная стандартная ошибка (0,0075) (0,0065) (0,0049) (0,0051) (0,0185) R 2 (внутригрупповой) 0,0786 0,0219 0,1500 0,1800 0, Интегральный индекс экономичес­ 0,0423*** 0,0401*** 0,0273*** 0,0263*** 0,0452*** кой свободы (EFW summary index) робастная стандартная ошибка (0,0080) (0,0076) (0,0097) (0,0091) (0,0096) 0,3620a R 2 (внутригрупповой) 0,0849 0,0640 0,1690 0, Число стран в выборке 69 69 69 69 Число наблюдений 369 369 369 369 *** p 0,01, ** p 0,05, * p 0,1.

a Более высокие значения R 2 в данных регрессиях по сравнению с регрессиями, результа­ ты которых приведены в табл. 6, объясняются меньшим числом наблюдений (соответственно меньшей вариацией, подлежащей объяснению) и дополнительными данными для объясняющих переменных.

Наличие множества иных факторов, способных вызывать ускоре­ ние роста (от природной ренты, искусственных мер правительства по стимулированию спроса, утечки знаний и технологий из развитых стран в отсталые до банальных ошибок и фальсификаций), делает рейтинг малопригодным для оценок краткосрочных перспектив эко­ номического роста.

При этом необходимо подчеркнуть, что многие факторы, обеспечи­ вающие ускорение экономического роста, срабатывают, включаются, по всей видимости, только при достижении определенного качества институтов с разными лагами (трудовая этика и этика ведения биз­ неса, доверие между экономическими агентами, лично не знакомыми друг с другом, и многое другое).

Страны в результате ранжированы в порядке, приведенном в При­ ложении.

Выводы и направления дальнейших исследований Нам удалось получить значимые робастные соотношения между предлагаемыми индикаторами институтов и экономическим рос­ том. При этом они предсказывают вариации лучше (особенно при кросс­секционном анализе) — прежде всего потому, что включают накопленную за исторически значимый период (около двух веков) Ринат МЕНЯШЕВ, Константин ЯНОВСКИЙ, Тимур НаТхОВ информацию об институтах. За счет этого на относительно коротких интервалах при статистическом анализе панели данных, когда у боль­ шинства стран институты не меняются существенно, соотношение объясняющей способности наших показателей с показателями EFW меняется в пользу последнего.

Эксперты в странах со слабыми гарантиями личности менее склон­ ны к критическому анализу положения дел, нежели их коллеги в сво­ бодных странах. Опубликованное сколь угодно резкое, критическое мнение о политике власти и об институтах страны никак не может повредить последним, но небезопасно для первых. При этом мы не рассматривали возможность подкупа экспертов властями для улуч­ шения международной репутации страны (режима).

Представляется, что в дальнейшем при разумных издержках можно строить рейтинги, используя показатели, учитывающие исторически накопленный «капитал» институтов, а также некоторые замеряемые показатели Doing Business и EFW, такие как нагрузка государства, ко­ личественные оценки издержек создания и ведения бизнеса и т. п.

Приложение Рейтинг стран на основе качества институтов (панельная регрессия), 2006 год Комбинированный «Институцио Продолжи- Продолжи- индекс качества полити- нально обус тельность тельность ческих (ограниченное ловленная»

Страна периода периода правительство, LG) компонента правовой ограниченного и экономических темпов эко демократии правительства (оценки EFW) институ- номического тов (шкала от 1 до 10) роста (%) Новая Зеландия 91 145 10,0 4, Швейцария 177 287 9,9 5, Великобритания 171 283 9,8 4, США 227 227 9,8 5, Ирландия 89 171 9,8 5, Канада 131 158 9,7 4, Сингапур 0 0 9,5 4, Австралия 97 156 9,5 4, Дания 152 231 9,5 4, Нидерланды 152 482 9,4 4, Норвегия 118 231 9,4 4, Финляндия 88 144 9,4 4, Германия 58 145 9,3 4, Швеция 136 231 9,2 4, Австрия 67 129 9,2 4, Бельгия 167 227 9,0 3, Япония 0 0 9,0 4, Ямайка 0 123 9,0 1, 57 126 9,0 2, Коста­Рика Испания 30 96 8,9 3, Франция 130 151 8,8 3, Эстония 32 34 8,8 2, Португалия 33 125 8,8 2, 184 Свобода, рейтинги и экономический рост: в поисках надежной связи Продолжение приложения Комбинированный «Институцио Продолжи- Продолжи- индекс качества полити- нально обус тельность тельность ческих (ограниченное ловленная»

Страна периода периода правительство, LG) компонента правовой ограниченного и экономических темпов эко демократии правительства (оценки EFW) институ- номического тов (шкала от 1 до 10) роста (%) Венгрия 17 75 8,8 2, Перу 0 0 8,7 1, Греция 34 145 8,7 2, Италия 62 123 8,7 3, Панама 0 0 8,6 1, Южная Африка 0 0 8,6 1, Уругвай 0 122 8,6 2, Маврикий 0 0 8,4 1, Тайвань 0 0 8,4 Мексика 0 0 8,4 1, 0 25 8,3 0, Эль­Сальвадор Латвия 16 33 8,3 1, Литва 16 25 8,2 1, Израиль 0 0 8,2 2, Ботсвана 0 0 8,2 1, Словения 16 70 8,1 2, Филиппины 0 0 8,1 –0, Малайзия 0 0 8,0 1, Гватемала 0 30 8,0 –0, Гондурас 0 34 8,0 –0, Румыния 17 90 7,9 0, Болгария 31 75 7,9 0, Индия 0 0 7,9 –1, Армения 0 17 7,8 –0, Таиланд 0 0 7,8 0, Монголия 0 0 7,8 –1, Бразилия 0 0 7,8 0, Польша 17 35 7,8 0, Никарагуа 0 0 7,7 –1, Замбия 0 0 7,6 –2, Тунис 0 0 7,5 –0, Намибия 0 0 7,5 –0, Турция 0 0 7,4 0, Аргентина 0 112 7,4 0, Колумбия 0 0 7,4 –0, Албания 0 15 7,3 –0, Грузия 0 18 7,3 –1, Боливия 0 24 7,3 –1, Эквадор 0 56 7,2 –1, Молдавия 0 16 7,2 –2, Парагвай 0 0 7,1 –1, Киргизия 0 9 7,1 –2, Казахстан 0 4 7,1 –0, Хорватия 7 21 7,1 0, Сенегал 0 0 6,8 –2, Ринат МЕНЯШЕВ, Константин ЯНОВСКИЙ, Тимур НаТхОВ Окончание приложения Комбинированный «Институцио Продолжи- Продолжи- индекс качества полити- нально обус тельность тельность ческих (ограниченное ловленная»

Страна периода периода правительство, LG) компонента правовой ограниченного и экономических темпов эко демократии правительства (оценки EFW) институ- номического тов (шкала от 1 до 10) роста (%) Бангладеш 0 0 6,8 –2, Гана 0 0 6,8 –3, Шри­Ланка 0 0 6,8 –2, Босния и Герцеговина 0 0 6,7 –1, Лесото 0 0 6,7 –3, Танзания 0 0 6,7 –3, Индонезия 0 0 6,7 –2, Бенин 0 0 6,6 –3, Мали 0 0 6,6 –3, Оман 0 0 6,6 0, Марокко 0 0 6,6 –1, Иордания 0 0 6,5 –1, Мозамбик 0 0 6,4 –3, Украина 2 16 6,4 –2, Сербия 6 16 6,4 –2, Мадагаскар 0 0 6,4 –3, Кувейт 0 0 6,4 0, Малави 0 0 6,2 –4, Кения 0 0 6,2 –3, 0 0 6,1 –4, Сьерра­Леоне Буркина Фасо 0 0 6,1 –4, Бахрейн 0 0 6,1 0, Уганда 0 0 6,1 –4, Гаити 0 0 5,8 –4, Нигер 0 0 5,8 –5, Алжир 0 0 5,7 –2, Мавритания 0 0 5,6 –4, Вьетнам 0 0 5,6 –4, Китай 0 0 5,5 –3, Азербайджан 0 0 5,5 –3, Того 0 0 5,5 –5, 0 0 5,4 –5, Гвинея­Бисау Пакистан 0 0 5,4 –4, Кот­д’Ивуар 0 0 5,2 –4, Нигерия 0 0 5,2 –4, Камерун 0 0 5,2 –4, Руанда 0 0 5,1 –5, Габон 0 0 5,1 –2, Непал 0 0 5,0 –5, Эфиопия 0 0 4,9 –6, Чад 0 0 4,8 –5, Бурунди 0 0 4,4 –7, Мьянма 0 0 3, Зимбабве 0 0 3,1 –7, Ангола 0 0 3,1 –6, 186 Свобода, рейтинги и экономический рост: в поисках надежной связи Ринат МЕНЯШЕВ, младший научный сотрудник лаборатории прикладного анали­ за институтов и социального капитала НИУ ВШЭ (101000, Российская Федерация, Москва, Покровский бул., 11, корп. Ж, комн. 815). E­mail: rmenyashev@hse.ru.

Константин ЯНОВСКИЙ, кандидат экономических наук, заведующий лабораторией институциональных проблем научного направления «Политическая экономия и ре­ гиональное развитие» ИЭП им. Е. Т. Гайдара (125993, Москва, Газетный пер., 5).

E­mail: yanovskiy.moshe@gmail.com.

Тимур НАТхОВ, кандидат экономических наук, доцент кафедры институцио­ нальной экономики департамента прикладной экономики НИУ ВШЭ (119049, Москва, ул. Шаболовка, д. 26, к. 5308;

101000, Москва, Мясницкая ул., д. 24, стр. 3, к. 425). E­mail: tnatkhov@hse.ru.

Свобода, рейтинги и экономический рост: в поисках надежной связи Аннотация Рейтинги, оценивающие качество институтов, широко распространены и ис­ пользуются в научной литературе. Среди них есть такие, процедура составле­ ния которых совершенствовалась десятилетиями. Накоплены десятки оценок по большой и растущей группе стран. Все эти рейтинги используют экспертные оценки с ранжированием стран. Авторы полагают, что такие оценки принци­ пиально несовместимы и потому неприменимы для сравнительного анализа в одной временной точке наблюдений (то есть для кросс­секционного анализа).

Предлагается иная группа переменных, в которой используются оценки «поли­ тических» институтов только на наличие или отсутствие определенного явления (да—нет). Такой набор переменных пригоден для кросс­секционного анализа.

Также в статье предлагается рейтинг, основанный на сочетании предлагаемых переменных с распространенными уже индексами и показателями. При этом использование панельной регрессии позволяет смягчить проблему плохой сов­ местимости экспертных оценок.

Ключевые слова: институты, рейтинги, сравнительный анализ, панельная рег рессия.

Литература 1. История Дании / Под ред. С. Буска, Х. Поульсена и др. М.: Весь мир, 2007.

2. Норт Д., Уоллис Д., Вайнгаст Б. Насилие и социальные порядки. Концептуальные рамки для интерпретации письменной истории человечества. М.: Издательство Института Гайдара, 2011.

3. Яновский К., Жаворонков С., Затковецкий И. и др. Демократия как средство туше­ ния пожара // Общественные науки и современность. 2007. № 2.

4. Яновский К., Шульгин С. Институты, демократия и экономический рост: тест 180­летнего развития // Экономическая политика. 2008. № 3. С. 57—75.

5. Cohen J. Neoliberalism’s Relationship with Economic Growth in the Developing World:

Was it the Power of the Market or the Resolution of Financial Crisis? / City University of New York, Queens College 15. July 2010. http://mpra.ub.uni­muenchen.de/24399/.

6. De Haan J., Lundstrom S., Sturm J.-E. Market­Oriented Institutions and Policies and Economic Growth: A Critical Survey // Journal of Economic Surveys. 2006. Vol. 20.

P. 157—191.

7. Djankov S., Glaeser Ed., La Porta R., Lopez-de-Silanes F., Shleifer A. The new compara­ tive economics // Journal of Comparative Economics. 2003. No 31. P. 595—619.

8. Doucouliagos C. Publicution Bias in the Economic Freedom and Economic Growth Literature // Journal of Economic Surveys. 2005. Vol. 19. No 3. P. 367—387.

9. Glaeser E. L., La Porta R., Lopez-de-Silanes F., Shleifer A. Do Institutions Cause Growth // Journal of Economic Growth. 2004. No 9. P. 271—303.

Ринат МЕНЯШЕВ, Константин ЯНОВСКИЙ, Тимур НаТхОВ 10. Glaeser E.L., Shleifer A. Legal Origins // Quarterly Journal of Economics. 2002. Vol. 117.

No 4. P. 1193–1229.

11. Gwartney J., Lawson R. Economic Freedom of the World: 2006 Annual Report / Frasier Institute. Vancouver. 2006.

12. Heckelman J. C., Stroup M. D. A Comparison of Aggregation Methods for Measures of Economic Freedom // European Journal of Political Economy. 2005. Vol. 21. No 4.

P. 953—966.

13. Moral-Benito E. Determinants of Economic Growth: A Bayesian Panel Data Approach // Review of Economics and Statistics. 2010. Vol. 94. No 2. P. 566—579.

14. Persson T., Tabellini G. Democratic Capital: The Nexus of Political and Economic Change // American Economic Journal: Macroeconomics. 2009. Vol. 1. No 2. P. 88—126.

15. Polity IV Project: Political Regime Characteristics and Transitions, 1800—2010 / M. G. Marshall (director). http://www.systemicpeace.org/polity/polity4.htm.

16. Przeworski A., Alvarez M. E., Cheibub J. A., Limongi F. Democracy and Development.

Political Institutions and Well­Being in the World 1950—1990. Cambridge: Cambridge University Press, 2000.

17. Sala-i-Martin X. I Just Ran Two Million Regressions // American Economic Review.

1997. Vol. 87. No 2. P. 178—183.

18. Sala-i-Martin X., Doppelhofer G., Miller R. Determinants of Long­Term Growth:

A Bayesian Averaging of Classical Estimates (BACE) Approach // American Economic Review. 2004. Vol. 94. No 4. P. 813—835.

Rinat MENYASHEV, Associate Researcher, Laboratory of Applied Analysis of institutions and social capital of NRU HSE (Bldg G, Room 815, 11, Pokrovsky bul., Moscow, 101000, Russian Federation). E­mail: rmenyashev@hse.ru.

Konstantin YANOVSKY, PhD., Head of the Laboratory of the institutional problems of the Scientific direction of «Political Economy and Regional Development» of Gaidar Institute for Economic Policy (5, Gazetny per., Moscow, 125993, Russian Federation).

E­mail: yanovskiy.moshe@gmail.com.

Timur NATKHOV, PhD., Associate Professor of the Department of Institutional Economics (Applied Economics) NRU HSE (Room 5308, 26, Shabolovka ul., Moscow, 119049, Russian Federation;

Bldg 3, Room 425, 24, Myasnitskaya ul., Moscow, 101000, Russian Federation). E­mail: tnatkhov@hse.ru.

Freedom, Ratings and Economic Growth: In Search of Reliable Communication Abstract Ratings that assess the quality of institutions is widely used in the scientific literature.

Among them there are those who were perfected for decades. All these ratings are used to peer review ranking countries. The authors believe that these estimates are fundamentally incompatible and therefore not applicable for the comparative analysis in a single time point of observation. A group of variables, which are used in assessment of «political»

institutions only for the presence or absence of a particular phenomenon is offered. Such a kit is suitable for the variable cross­sectional analysis. A rating based on a combination of the proposed variables is considered. The use of panel regression can alleviate the problem of poor compatibility expert estimates.

Key words: institutions, ratings, comparative analysis, panel regression.

References 1. Busk S., Poul’sen Kh. etc. (eds.) Istoriia Danii [History of Denmark]. Moscow: Ves mir Publ., 2007.

188 Свобода, рейтинги и экономический рост: в поисках надежной связи 2. Nort D., Uollis D., Vaingast B. Nasilie i sotsial’nye poriadki. Kontseptual’nye ramki dlia interpretatsii pis’mennoi istorii chelovechestva [Violence and Social Orders. Conceptual Framework for Interpreting Recorded Human History]. Moscow: Institut Gaidara Publ., 2011.

3. Ianovskii K., Zhavoronkov S., Zatkovetskii I. etc. Demokratiia kak sredstvo tusheniia pozhara [Democracy as a means of fighting a fire]. Obshchestvennye nauki i sovremennost, 2007, no. 2.

4. Ianovskii K., Shul’gin S. Instituty, demokratiia i ekonomicheskii rost: test 180­letnego razvitiia [Institutions, democracy and economic growth: test the 180­year development].

Ekonomicheskaia politika, 2008, no. 3, pp. 57­75.

5. Cohen J. Neoliberalism’s Relationship with Economic Growth in the Developing World: Was it the Power of the Market or the Resolution of Financial Crisis? City University of New York, Queens College 15. July 2010 http://mpra.ub.uni­muenchen.de/24399/.

6. De Haan J., Lundstrom S., Sturm J.­E. Market­Oriented Institutions and Policies and Economic Growth: A Critical Survey. Journal of Economic Surveys, 2006, vol. 20, pp. 157­191.

7. Djankov S., Glaeser Ed., La Porta R., Lopez­de­Silanes F., Shleifer A. The new com­ parative economics. Journal of Comparative Economics, 2003, no. 31, pp. 595­619.

8. Doucouliagos C. Publicution Bias in the Economic Freedom and Economic Growth Literature. Journal of Economic Surveys, 2005, vol. 19, no. 3, pp. 367­387.

9. Glaeser E. L., La Porta R., Lopez­de­Silanes F., Shleifer A. Do Institutions Cause Growth. Journal of Economic Growth, 2004, no. 9, pp. 271­303.

10. Glaeser E.L., Shleifer A. Legal Origins. Quarterly Journal of Economics. 2002, vol. 117, no. 4, pp. 1193–1229.

11. Gwartney J., Lawson R. Economic Freedom of the World: 2006 Annual Report. Frasier Institute. Vancouver, 2006.

12. Heckelman J. C., Stroup M. D. A Comparison of Aggregation Methods for Measures of Economic Freedom. European Journal of Political Economy, 2005, vol. 21, no. 4, pp. 953­966.

13. Moral­Benito E. Determinants of Economic Growth: A Bayesian Panel Data Approach.

Review of Economics and Statistics, 2010, vol. 94, no. 2, pp. 566­579.

14. Persson T., Tabellini G. Democratic Capital: The Nexus of Political and Economic Change.

American Economic Journal: Macroeconomics, 2009, vol. 1, no. 2, pp. 88­126.

15. M. G. Marshall (director). Polity IV Project: Political Regime Characteristics and Transitions, 1800-2010. http://www.systemicpeace.org/polity/polity4.htm.

16. Przeworski A., Alvarez M.E, Cheibub J.A., Limongi F. Democracy and Development.

Political Institutions and Well-Being in the World 1950-1990. Cambridge: Cambridge University Press, 2000.

17. Sala­i­Martin X. I Just Ran Two Million Regressions. American Economic Review, 1997, vol. 87, no. 2, pp. 178­183.

18. Sala­i­Martin X., Doppelhofer G., Miller R. Determinants of Long­Term Growth:

A Bayesian Averaging of Classical Estimates (BACE) Approach. American Economic Review, 2004, vol. 94, no. 4, pp. 813­835.



 

Похожие работы:


 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.