авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Механизмы дезинтеграции овариального фолликула в оогенезе низших позвоночных

На правах рукописи

ТРУБНИКОВА

Оксана Борисовна

МЕХАНИЗМЫ ДЕЗИНТЕГРАЦИИ

ОВАРИАЛЬНОГО ФОЛЛИКУЛА

В ООГЕНЕЗЕ НИЗШИХ ПОЗВОНОЧНЫХ

Специальность 03.03.05 – биология развития, эмбриология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата биологических наук

Москва – 2011

Работа выполнена в лаборатории экспериментальной эмбриологии им.

Д.П.Филатова Учреждения Российской академии наук Института биологии развития им. Н.К. Кольцова РАН Научные руководитель: доктор биологических наук, ВАСЕЦКИЙ Сергей Григорьевич,

Официальные оппоненты: доктор биологических наук, профессор БРОДСКИЙ Всеволод Яковлевич доктор биологических наук, профессор БЕЛОУСОВ Лев Владимирович

Ведущая организация: Учреждение Российской академии наук Институт биохимии им. А.Н.Баха РАН

Защита диссертации состоится « 2 » марта 2011 г. в 14 часов на заседании диссертационного совета Д 002.238.01 в Учреждении Российской академии наук Институте биологии развития им. Н.К. Кольцова РАН по адресу:

119334, Москва, ул. Вавилова, д. 26.

Сайт: http://idbras.comcor.ru/;

e-mail: idbras@bk.ru.

С диссертацией и авторефератом можно ознакомиться в библиотеке и на сайте Учреждения Российской академии наук Института биологии развития им. Н.К.

Кольцова РАН.

Автореферат разослан «_»2011 года.

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат биологических наук Абрамова Е.Б.

ele0806@yandex.ru

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы. Тонкое взаимодействие соматической и герминативной составляющих овариального фолликула делает его объектом высочайшего уровня сложности. При этом ключевым этапом в развитии фолликула является их функциональное и пространственное разобщение на завершающих этапах оогенеза, когда под влиянием гормонального стимула ооцит возобновляет мейотические деления и, завершив созревание, покидает яичник. Этот процесс дезинтеграции фолликула, когда он прекращает свое существование как единое целое, сопровождается включением сложных регуляторных каскадов, изучению которых в последние десятилетия было посвящено множество работ (обзоры Hammes, 2004;

Mehlmann, 2005;

Скоблина, 2009). Эти работы, несомненно, обогатили представления о физиологических, молекулярных и генетических детерминантах фолликуло генеза, однако «понимание механизмов клеточного поведения в овариальном фолликуле остается недостаточным для успешного контроля репродуктивной функции организма и моделирования поведения репродуктивной системы в различных условиях» (Albertini et al., 2001). Поэтому в настоящее время одной из актуальных проблем изучения фолликулогенеза становится вопрос о реализации различных форм клеточной активности в целостной системе фолликула на завершающих этапах его дифференцировки.

Актуальность проблемы связана также с двумя особыми обстоятельствами:

- интенсивным применением в медицине и животноводстве вспомогатель ных репродуктивных технологий, при недостаточном понимании механизмов функционирования фолликула (“Assisted reproductive technology”, 2002), - развитием компьютерных технологий и математического моделирования, способствующих изучению сложности биологической организации в рамках новой дисциплины – биологии систем (Systems biology), которая направлена на выяснение наиболее общих принципов функционирования целостных биологических объектов (Adami, 2002;

Davidson et al., 2003).

Богатейший опыт изучения закономерностей фолликулогенеза низших позвоночных, в том числе с использованием системы культивирования фолли кулов in vitro, получен в Лаборатории экспериментальной эмбриологии им.

Д.П. Филатова ИБР РАН. Результаты исследований, проведенных в лаборато рии, позволили изучать вышеописанную проблему на моделях бесхвостых амфибий и осетровых рыб, близких к амфибиям по строению фолликула.

Цель и задачи исследования. Целью настоящей работы являлось формиро вание представления о системной организации фолликула как целостной структурно-функциональной единицы яичника (на основе данных об изменениях стенки овариального фолликула на завершающих стадиях его существования в норме и при экспериментальных воздействиях).

В работе были поставлены следующие задачи:

1. Исследовать пространственную организацию стенки дифференцированного овариального фолликула на световом и ультраструктурном уровнях.

2. Описать морфофункциональные стадии дезинтеграции стенки фолликула под влиянием гормонов гипофиза in vivo и in vitro.

3. Провести ультраструктурный анализ влияния антагониста серотонина (инмекарба) на процессы, протекающие в стенке фолликула.

4. Провести сравнительный ультраструктурный анализ влияния цитостатиков (цитохалазина В и колхицина), а также ингибиторов синтеза белка (циклогексимида), стероидов (аминоглютетимида) и простагландинов (индометацина).

5. Охарактеризовать динамику синтезов РНК и суммарного белка в стенке фолликула под влиянием гормонов гипофиза и прогестерона.

6. Исследовать пространственное распределение синтезов РНК клетками стенки, индуцированных гормонами гипофиза, прогестероном и простаглан динами F2 и Е2.

Научная новизна. В результате проведенного исследования впервые:

- В системной организации фолликула выделены два новых структурных элемента стенки: совокупность отростков фолликулярных клеток как радиальный сократимый орган фолликула, выполняющий функцию внешней связи стенки фолликула с ооцитом, и капиллярное сплетение фолликула с функцией внешней связи с организмом.

- Выявлено сопряженное формирование капиллярного сплетения и вегетативного полюса ооцита на стадии большого роста.

- Вычленены морфофункциональные стадии процесса дезинтеграции:

радиальная контракция фолликулярных клеток и их отростков, апоптоз фолликулярного эпителия (по морфологическим признакам), начало апоптоза внутренней теки в области стигмы (по морфологическим признакам), тангенциальная контракция наружной теки. Обосновано принципиальное значение ортогональной ориентации контракций, приводящих последовательно к расслоению и разрыву фолликула.

- На ультраструктурном уровне описано прогестероноподобное действие антагониста серотонина (инмекарба) на овариальный фолликул. Результат указывает на возможную донервную роль серотонина в процессе созревания ооцита, а также свидетельствует в пользу предложенной Альбертини для млекопитающих модели подобия отростков фолликулярных клеток аксонам.

- Проведен сравнительный анализ влияния ингибиторов синтеза белка (циклогексимида), прогестерона (аминоглютетимида), простагландинов (индометацина), а также цитостатиков (цитохалазина В и колхицина) на изменения ультраструктуры фолликула в процессе его дезинтеграции. Выявле ны «точки приложения» известного подавляющего действия цитохалазина В при овуляции: предотвращение радиальной контракции за счет повреждения микрофиламентов в отростках фолликулярных клеток и тангенциальной контракции за счет нарушения целостности поверхностного гладкомышечного слоя. Для осетровых рыб подтверждено известное для млекопитающих влияние индометацина на перитонеальный эпителий.

- Обнаружена корреляция между интенсивностью синтеза РНК под действием гипофиза и простагландинов и степенью васкуляризации стенки.

Теоретическая и практическая значимость. Выявленные в работе струк турные и функциональные характеристики фолликулов низших позвоночных и предложенная модель многослойной эластичной сферы с внутренней антисим метрией можно рассматривать как основу для последующего математического моделирования некоторых аспектов фолликулогенеза. Полученные результаты представляют общебиологический интерес и могут быть использованы при чтении курса лекций по биологии развития.

Апробация работы. Основные материалы диссертации докладывались на Всесоюзной конференции по биохимии мышц (Махачкала, 1987), совещании «Репродуктивная физиология рыб» (Минск, 1991) и Национальной конферен ции «Математическое моделирование в экологии» (Пущино, 2009).

Публикации. По материалам диссертации опубликовано 8 печатных работ:

4 статьи в журналах из списка ВАК и тезисы четырех докладов.

Структура и объем диссертации. Диссертационная работа изложена на 140 страницах, содержит 29 рисунков, 7 таблиц и состоит из следующих разде лов: введения, обзора литературы, материалов и методов, результатов исследо вания, обсуждения результатов, выводов и списка литературы (210 ссылок).

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ В работе использованы овариальные фолликулы севрюги Aсipenser stellatus Pall. (Волгоградский осетр. завод), травяной лягушки Rana temporaria L.

(природная популяция, Моск. обл.), шпорцевой лягушки Xenopus laevis L.

(аквариальная культура).

Электронная микроскопия. Объектом исследований служили фолликулы севрюги. Было проведено две серии фиксаций. В первой серии для стимуляции созревания и овуляции завершившие рост (исходные) яйцевые фолликулы помещали в модифицированный для осетровых (Гончаров, 1978) раствор Рингера (МРР) с прогестероном (5 мкг/мл). Опыты проводили при температуре 21-22о. Стадию созревания определяли, разрезая зафиксированные кипячением ооциты и просматривая их под бинокулярным микроскопом. У данной самки созрели 100%, овулировали 82% ооцитов, в контроле созревания и овуляции не наблюдалось. При определения временных параметров использовались безраз мерные единицы о (Детлаф, Детлаф, 1961). Через 11 о после начала воздейст вия прогестерона ядро ооцита (зародышевый пузырек, ЗП) располагался вблизи поверхности, через 12 о происходило разрушение ЗП, а через 21 о – экструзия ооцитов (овуляция). Исследованы стенка исходного фолликула и стенка фолли кула через 11 о, 16 о и 21 о. Во второй серии фиксировали фолликулы, взятые щупом из тела инъецированной суспензией гипофиза самки на тех же стадиях, что и в первой серии. Фиксация и обработка материала для трансмиссионного и сканирующего электронно-микроскопических исследований (ТЭМ, СЭМ) проводилась в соответствии с общепринятыми для методикам.

Антагонисты серотонина. Опыты проводили на исходных ооцитах шпор цевой лягушки. Использованы антагонисты 5-НТ креатининсульфата инмекарб гидрохлорид (1НС) и инмекарб иодметилат (IIM). Для проведения исследова ния была отобрана партия ооцитов, созревающих в 100% случаев при действии прогестерона и IIM;

при одновременном внесении обоих веществ у 10 % ооцитов наблюдалась овуляция. Интактные ооциты и изолированные стенки фолликулов инкубировали сутки при 20-24о С в РР, содержащем прогестерон (3,2 мкМ), IIM (50 или 200 мкМ), IHC (200 мкМ) или прогестерон вместе с одним из антагонистов 5-НТ, после чего подготавливали для ТЭМ и СЭМ.

Сравнительный ингибиторный анализ. Для стимуляции созревания и овуляции самке севрюги инъецировали суспензию гипофизов осетровых рыб по общепринятой методике (Детлаф и др., 1981). У данной самки период от инъекции до овуляции составил около 35о. Фолликулы извлекали из тела самки перед инъекцией и через 17о и 25о. Их помещали на разные сроки (17 21о, 25-29о, 17-35о, 25-35о) в МРР, содержащий ингибиторы, после чего фиксировали и подготавливали для ТЭМ И СЭМ. Помимо влияния ингибито ров на клеточную ультраструктуру учитывали степень их воздействия на интенсивность овуляции in vitro.

Сцинцилляционная радиометрия. Фолликулы севрюги инкубировали в МРР, содержащем суспензию гипофизов (1 экв. гип./730 мл), прогестерон ( мкг/мл), либо простагландин F2 (10 мкг/мл), перемещая с интервалов в 6 часов по 10 шт. в аналогичные растворы с добавлением [14С]-уридина либо меченых [14С]-аминокислот. Стенка фолликула была удалена микрохирургически.

Уровень включения изотопов оценивали на сцинцилляционном счетчике.

Авторадиография. Ооциты травяной лягушки инкубировали при 17оС в содержащих [3H]-уридин растворах: РР, экстракт гипофизов (1 экв. гип./730 мл), прогестерон (5 мкг/мл), простагландинов Е2 либо F2 (10 мкг/мл). Через 24 ч пинцетами отделяли стенку фолликула и распластывали ткань на предметном стекле. После нанесения фотоэмульсии препараты были экспонированы в течение 2-х недель, проявлены, окрашены гематоксиллином Каррачи и заклю чены в бальзам. Подсчет метки проводили в области стигмы, капиллярного пятна и артериол. Внутри каждой зоны обсчитывали по 10 фолликулярных, эндотелиальных, гладкомышечноподобных клеток и фибробластовя (по препарата для каждого варианта среды). Для статистической обработки использован дисперсионный анализ (ANOVA) с применением теста Крускала Уоллеса и последующим множественным сравнением с контролем методом Даннета в программе SigmaStat 3.00 (значение P 0,05 принято как достоверное).

РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЕ Структура фолликула в конце периода большого роста Морфометрия фолликулов Фолликулы старшей генерации представляют собой целостные морфологи ческие структуры, внутри которых располагаются ооциты, обладающие компе тенцией к созреванию и овуляции (Рис. 1). Наиболее общими характеристиками фолликулов является их объем и форма, близкая к эллипсоидной. Обе морфо метрические характеристики несколько меняются на завершающих стадиях развития фолликула in vivo. При изучении этого вопроса на фолликулах травя ной лягушки в период зимовки было установлено, что популяция ооцитов старшей генерации не только подрастает, но и становится более гомогенной по этому параметру. Форма меняется на более округлую, однако гетерогенность популяции по этому признаку остается прежней (Рис. 2). При этом размер и коэффициент сферичности коррелируют между собой слабо, что отражает возможность изменения формы фолликула без изменения объема.

0,5 0, 0, 0, 0, 0, 0, 0, 0, 0,0 0, 2,4 2,6 2,8 3,0 3,2 3,4 3,6 3,8 0,89 0,93 0,97 1, средний диаметр х 2, мм коэффициент сферичности | 1 мм | Рис. 1. Различающиеся по Рис. 2. Изменение морфометрических характеристик фолли размеру и форме фолликулы кулов у популяции травяной лягушки на протяжении севрюги. зимовки, () – октябрь, () – март. По оси у – плотность распределения.

Кровеносная система фолликула Формирование общей структуры сосудистой системы завершается в период большого роста, когда поступающий в ооцит вителлогенин интенсивно аккуму лируется в вегетативной части ооцита. Это вызывает растяжение тканей и наращивание площади стенки фолликула в прилежащем районе. Потребность в кровеносном обеспечении вновь образовавшихся клеточных территорий удов летворяется за счет активного ангиогенеза, что приводит к формированию в этой области капиллярного сплетения, обладающего повышенным микроциркуляционным обменом между кровью и окружающими тканями, а также обилием ростовых факторов. В зависимости от степени васкуляризации можно выделить три различных зоны в стенке фолликула: практически лишенную сосудов и ограниченную обводящим крупным сосудом область стигмы на вершине фолликула;

область ветвления артериол и область капиллярного пятна (Рис. 3а).

а б Рис. 3. Строение фолликула. а – ортогональное соотношение осей фолликула и ооцита и васкуляризация стенки, А-В – анимально-вегетативная ось ооцита;

б – тканевые слои стенки фолликула.

Ультраструктура стенки фолликула Гистологический комплекс стенки включает ткани четырех типов: перито неальный эпителий, внутренний эпителий, соединительную ткань и фоллику лярный эпителий (Рис. 3б, Рис. 4). Наружная тека (НТ) представлена гладкомышечно-подобными клетками (ГМПК). Наличие в них развитого сократимого аппарата свидетельствует о регулярных пульсациях слоя (по собственным предварительным данным – суточных). Внутренняя тека (ВТ) представлена соединительной тканью (СТ) и отделена базальными мембрана ми (БМ). Внутри слоя проходят сосуды кровеносной системы, строение которой рассмотрено выше. Клетка фолликулярного эпителия (гранулезы) состоит из тела клетки и длинных отростков, проходящих внутри пор яйцевой оболочки. Цитоплазма фолликулярной клетки (ФК) помимо стероидогенных элементов содержит хаотически расположенные контрактильные элементы и подмембранную сеть филаментов в базальной части. Отходящие в направле нии ооцита крупные отростки, «заякоривают» ооцит, соединяясь с его мембраной при помощи щелевых контактов. По нашим данным, строение отростков ФК как у севрюги (Рис. 4г,д,е), так и у шпорцевой лягушки аналогично строению трансзональных отростков млекопитающих (ТЗО), что делает возможным применение по отношению к ним гипотезы о сходстве с аксонами и синаптоподобном способе передачи сигналов между ФК и ооцитом (Albertini et al., 2001). Строение, количество и расположение отростков позволяет рассматривать совокупность их микрофиламентарных пучков как дополнительный в системе фолликула компонент контрактильной природы, соединенный с ооцитом синаптоподобными контактами.

Функциональные характеристики структуры Функции внутренние (тканевые). Архитектоника гистологического комп лекса стенки фолликула обеспечивает пластичность стенки, ее ригидность, функцию кровоснабжения, стероидогенную функцию, метаболическую связь с ооцитом и некоторые другие свойства.

способу воплощения этих функций (в частности, микрофиламентарную и гладкомышечную контракцию внешних по отношению к плоскости симметрии слоев). Можно предположить, что именно это свойство стенки проявляется при осуществлении прогестероно-зависимого «созревании фолликула» и простагландино-зависимой овуляции, которые должны регулироваться соответствующими «антисимметричными» генными сетями.

Регионализация слоев в наружной теке выражается в разделении на перитонеальный (ПЭ) и внутренний (ВЭ) эпителии. Во внутренней теке она связана со степенью васкуляризации слоя, в гранулезе – с «возрастным градиентом», возникающим по мере увеличения объема ооцита в период роста.

Функции внешние (межуровневые) обеспечиваются двумя компартмен тами. Благодаря повышенной проницаемости капиллярное сплетение осущест вляет связь с организмом, включая восприятие и дальнейшую трансформацию эндокринных сигналов;

слой отростков ФК – связь с ооцитом, за счет взаимо действий в терминальном районе отростков (Albertini et al., 2001). Условное вычленение этих компонентов позволяет представить структуру стенки как объединение в единое целое семи компартментов, обладающих разными свойствами (Рис. 6).

Функции сферические. Замкнутость тканевых слоев в сферу придает фолликулу дополнительные свойства, обусловленные взаиморасположением описанных выше компартментов (Рис. 6). В частности, в слое ВТ это означает сближение капилляр- Рис. 6. Компартменты внутри стенки ной и артериальной областей (компарт- фолликула. 1- отростки внутри пор менты 3, 4), между которыми оказывается яйцевой оболочки, 2 – фоллику лярный эпителий, 3 – капилляры и заключенной лишенная капилляров фибробласты, 4 – артериолы и фибро область стигмы (компартменты 5, 7).

бласты, 5 – фибробласты, 6 – внутрен Очевидно, что, ввиду различия свойств, их ний эпителий, 7 –перитонеальный сближение должно сказываться и при эпителий, О – зародышевый пузырек функционировании структуры.

Таким образом, при условном вычленении совокупности отростков ФК в самостоятельный слой можно констатировать наличие антисимметрии в структурной организации слоев теки и гранулезы. Первоначальное разделение стенки на внешнюю и внутреннюю по отношению к полости яичника части дополняется по мере роста фолликула возрастным градиентом внутри ткане вых пластов. На уровне кровеносной системы эта возрастная характеристика имеет морфологическое проявление в виде капиллярного пятна и области артериол, которые различаются по проницаемости стенок сосудов и обилию факторов ангиогенеза. Сопряжение осей ооцита и фолликула связано, таким образом, со строением кровеносной системы фолликула. Сферичность струк туры позволяет рассматривать радиально-тангенциальные свойства фолликула как ее основной наиболее общий принцип организации.

Центробежный процесс дезинтеграции фолликула Изменения в гранулезе. «Созреванию фолликула» сопутствует сокращение не только отростков, но и тела ФК. Оно обеспечивается сократительной системой, опирающейся на подмембранную сеть филаментов в базальной части клетки. Особенностью осетровых рыб является увеличенная толщина яйцевой оболочки и длина отростков (Габаева,1970, 1974), поэтому стадия контракции ФК у них выражена необыкновенно ярко. В дальнейшем сократительная система релаксирует, ФК вторично уплощаются и появляются признаки интенсивной наружной секреции, связанной с выработкой наружной части яйцевой оболочки (Чинарева, Кричинская, 1975;

Motta et al., 1994). Эти процессы сопровождаются также появлением морфологических признаков апоптоза, осуществление которого доказано на биохимическом уровне для клеток гранулезы у млекопитающих (Murdoch, 2000). Поскольку его признаки проявляются после продолжительного сокращения ФК, направленного перпен дикулярно к БМ, охватывающего весь слой и приводящего к беспрецедентной нагрузке на его контакты с БМ, можно предположить, что в ФЭ осуществляет ся специфический тип апоптоза, индуцируемый повреждением контактов с внеклеточным матриксом – анойкис (Frisch, Ruoslahti, 1997;

Ma et al., 2008).

Изменения во внутренней теке. В дне фолликула и его боковых частях не обнаружено явных признаков лизиса коллагена. Основные события, связанные с разрушением коллагена протекают в месте будущего разрыва. Согласно одной из гипотез об источниках протеолитических ферментов, на этом этапе происходит прекращение синтеза коллагена фибробластами на фоне его постоянного разрушения (Espey, 1982;

Murdoch, 1999). Важно отметить, что признаки разрушения коллагенового слоя отчетливо проявляются в области стигмы и отсутствуют (вероятно, ингибируются) в других частях фолликула.

В пользу предположения об ингибиции апоптоза теки в дне фолликула, говорят факты об антиапоптозных свойствах гонадотропинов (Svanberg et al., 2000), прогестерона (Peluso, 2003), основного фактора роста фибробластов (McGee et al., 1997) у млекопитающих. С другой стороны, в новейших исследованиях эндотелиальных клеток млекопитающих установлено ингибирующее влияние ангиогенеза на апоптоз: повышение уровня циклоксигеназы 2 увеличивает содержание цАМФ, что ведет к усилению синтеза сосудистого эндотелиального фактора роста, стимулированию ангиогенеза и снижению апоптоза (White et al., 2009). Эти данные обосновывают обнаруженную в данной работе обратную за висимость между проявлением признаков апоптоза и васкуляризацией стенки.

Изменения в наружной теке. По нашим данным, у севрюги также можно констатировать наличие в наружном слое теки ГМПК, которые образуют эластичный мешок, способный при сокращении создавать выталкивающую силу. На вершине фолликула сокращение ПЭ сопровождается утратой межкле точных контактов и последующей потерей целостности тканевого пласта.

Рис. 7. Стенка фолликула севрюги вскоре после разрушения ЗП. а, б – НТ;

в, д – сокращение ФК, г – базальная область ФК;

е – ФК, окаймленные пузырьки. ТЭМ.

Рис. 8 (справа). Стенка фолликула севрюги на стадии овуляции. а – НТ;

б – участок а, цистер ны саркоплазматического ретикулума между пучками Ф;

в – общий вид ВТ и ФЭ;

г – клетки ВТ, заполненные вакуолями;

д, ж – апикальная поверхность ФК;

е – образование разрыва в стигме;

з – ВЭ, ГМПК. Масштаб д – з :1мкм. А – г – ТЭМ, д – з – СЭМ. || Обозначения: К, кавеолы;

Ф, филаменты;

КОЛ, коллаген;

ПСФ, подмембранная сеть Ф;

ПФ, пучки Ф;

ОП, окаймленные пузырьки;

МТХ;

М, митохондрии;

ФБ, фибробласт.

Динамика изменений.I четверть процесса (ЗП вблизи мембраны ооцита): становится более заметной ПСФ в базальной части ФК (Рис. 7в,г). II четверть процесса (Рис. 7) (разрушение ЗП):

ретракция отростков и сокращение ФК. III четверть процесса: ретракция отростков завершена, начинается вторичное уплощение ФК, их цитоплазма сильно вакуолизирована, межклеточные пространства расширены. IV четверть процесса (Рис. 8) ФК уплощенной формы (д, ж), их ядра изогнуты, цитоплазма наполнена вакуолями и цистернами гранулярного ЭР, появились признаки, характерные для средней стадии апоптоза: кариоплазма уплотнена, хроматин сконденсирован вдоль ядерной мембраны. Пространство между ФК и БМ2 расширено (е). Коллаген внутри СТ на вершине фолликула деградирует, а поперечная исчерченность БМ2 нарушена (е). В фибробластах также наблюдаютя пучки филаментов (а, е). Встречаются структуры, заполненные крупными вакуолями (ж). Состояние ПЭ соответствует начальным стадиям апоптоза: ядра приобрели неправильную форму, происходит разъединение клеток, утеря клеточных контактов, уменьшение объема клеток (СЭМ, е). В слое ВЭ происходит контракция ГМПК (г, з). В субкортикальной части клеток располагаются пучки промежуточных филаментов и цистерны ретикулума, в центральной части клеток – множество митохондрий (а, б).

Описанные изменения можно сгруппировать в восемь основных организованных во времени событий (Табл.1).

Таблица 1. Преовуляторные изменения стенки фолликула Морфологические проявления Формы клеточной активности Фазы 1. Сокращение отростков Контракция (К1) 2. Сокращение ФК «Созревание 3. «Вторичное уплощение» ФК фолликула»

4. Вакуолизация ФК Апоптоз (А1) 5. Деградационные изменения ФК Коллагенолитический процесс 6. Деградация коллагена СТ Апоптоз фибробластов (А2) Овуляторные 7. Сокращение ВЭ изменения Контракция (К2) 8. Разъединение ПЭ Морфологическое проявление процесса дезинтеграции стенки начинается с прерывания щелевых контактов фолликулярных клеток с ооцитом. Далее он распространяется кнаружи как радиальная контракция отростков ФК, а закан чивается, как тангенциальная контракция НТ. Первая сопряжена с созреванием ооцита (снятием блока мейоза), вторая – с овуляцией созревшего ооцита в полость тела. Временной промежуток между этими контрактильными событиями включает развитие апоптозных изменений во внутренней части стенки, которые также распространяются изнутри наружу и несколько позже проявляются на вершине фолликула, поэтому возникающая тангенциальная контракция НТ, приводит к сокращениям ВЭ без утраты целостности пласта и ПЭ с утратой целостности пласта.

Ключевым моментом в этой последовательности событий является возникающая беспрецедентная нагрузка на внутреннюю базальную мембрану (БМ2), к которой приводит максимальная контракции ФК, связанная, в свою очередь, с ретракцией длинных отростков. Эта нагрузка может служить повреждающим фактором (или сигналом) для связанных с БМ2 структур:

полудесмосом между БМ2 и ФЭ с внутренней стороны и ближнего коллагенового слоя, окаймляющего БМ2 с наружной стороны. Итогом такого напряжения после завершения ретрации отростков становится разобщение стенки на ооцит, яйцевую оболочку, гранулезу и теку. Следовательно, первый крупный этап дезинтеграции можно определить как этап расслоения сферы.

Далее следует этап релаксации, сопровождающийся вторичным уплощением ФК и началом их апоптоза (анойкиса). Позже начинается апоптоз теки (анойкис), однако в дне фолликула он может ингибироваться факторами ангиогенеза, что обеспечивает сохранность слоев в этой области. Наступающая затем контракция ГМПК наружной теки приводит к разрыву сферы там, где апоптозные изменения не ингибируются и стенка постепенно теряет присущую ей прочность – на вершине фолликула (Табл. 2).

Таблица 2. Дезинтеграция овариального фолликула низших позвоночных Морфологичес Процессы кие проявления Результаты Снятие ингибиции мейоза – Утрата межкле- Расслоение 1 – утрата реинициация мейоза, начало точной связи непосредственной связи между ооцитом герминативной и радиальной контракции фолликулярного эпителия. и ТЗО, соматической частей ретракция ТЗО. фолликула.

Созревание ооцита и Контракция, «созревание фолликула», Расслоение 2 – утрата вторичное приводящее к апоптозу связи между гранулезой и уплощение и текой.

фолликулярных клеток.

апопотоз ФК.

Возникновение ингибиции апоптоза фибробластов по Локальное ослабление Деградация всей сфере кроме области теки в области стигмы.

коллагена в стигмы –апопотоз фиброблас области стигмы.

тов и нарушение протеолити ческого гомеостаза в стигме.

Разрыв сферы – утрата Тангенциальная контракция Сокращение наружной теки, приводящая к связи между капиллярной ГМПК.

возникновению стягивающего и артериальной частями в Стягивание эффекта внутри пласта. области стигмы. Разобще оболочки и Продолжение контракции ние соматической и герми экструзия создает выталкивающую силу. нативной частей фолликула ооцита.

Овуляция. при экструзии ооцита.

Радиально-тангенциальный принцип организации фолликула должен быть дополнен центробежностью наблюдаемого процесса. В соответствии со структурной антисимметрией гранулезы и теки контракция и апоптоз ФК («созревание фолликула», сопровождающее снятие ингибиции мейоза при созревании ооцита) зеркально, но нетождественно «отражается» в возникновение блока апоптоза фибробластов по всей теке за исключением области стигмы и контракцию наружной теки.

Ингибиторный анализ процесса дезинтеграции фолликула Влияния антагониста серотонина на интактные фолликулы.

Обнаруженный ранее эффект влияния инмекарба на состояние ооцитов (Никитина и др., 1988;

Бузников и др., 1990а, 1990б) изучен на уровне ультра структуры. Установлено прогестероноподобное влияние инмекарба, а также гипофизоподобное влияние при совмещении его с П (Рис. 10). Результаты подтвердили данные, полученные при изучении физиологических эффектов – способность этих веществ вызвать созревание и овуляцию ооцитов. В основе эффекта должно лежать его взаимодействие с поверхностными рецептивными структурами фолликулярных клеток и ооцитов и обусловливающим их чувст вительность к обладающему гидрофобными свойствами IIM. По-видимому, они могут быть отнесены к числу серотонинорецепторов, поскольку 5-НТ снимает действие IIM как на интактные, так и на дефолликулированные ооциты.

Возможно, они идентичны рецепторам, обнаруженным у интактных ооцитов лягушки электрофизиологическими методами (Greenfild et al., 1990).

Представляется наиболее вероятным, что существует несколько источни ков эндогенного 5-НТ как регулятора оогенеза амфибий. Первоначально 5-НТ различного происхождения (в том числе, нейрональный) может поступать к поверхности ооцитов из крови. Позднее начинает функционировать 5-НТ ФК и ооцитов (о его присутствии в интактных ооцитах амфибий – Buznikov, 1990).

Предполагается, что переход от дефинитивных функций 5-НТ к донервным происходит как раз во время созревания ооцитов. При всем разнообразии физиологических эффектов 5-НТ они могут иметь общий биохимический меха низм – негативную модуляцию активности протеинкиназы С (Бузников и др., 1993). Вполне вероятно также, что 5-НТ имеет непосредственное отношение к регуляции паракринных взаимодействий между ФК и ооцитом, которые обсуждаются в «аксонной модели», рассматривающей подобие ТЗО млекопитающих и аксонов (Albertini et al., 2001).

Полученные результаты на ультраструктурном уровне подтверждают физиологические данные относительно действия инмекарба как положитель ного модулятора действия гормонов созревания. Предполагается, что 5-НТ участвует в регуляции созревания ооцитов как функциональный антагонист прогестерона и гормонов гипофиза и может быть активным участником регуляторных процессов, обеспечивающих дезинтеграцию фолликула.

Влияние цитохалазина В, колхицина, циклогексимида, аминоглю тетимида и индометацина на преовуляторные изменения фолликула.

Устойчивость процессов дезинтеграции была исследована на фолликулах самки севрюги, стимулированной экстрактом гипофизов. На фоне 100%-ной овуляции в контроле при инкубации фолликулов на протяжении III и IV четвертей процесса наиболее сильное ингибирующее действие на овуляцию оказывали циклогексимид (ЦГ), цитохалазин В (ЦХ) и аминоглютетимид (АГ), в период охватывающий III четверть процесса – АГ и ЦХ.

Действие ингибиторов на процесс ультраструктурных изменений изучено с помощью ТЭМ и СЭМ (Табл.3). Степень влияния ингибиторов цитоскелета сильно различалась. Если цитохалазин В (ЦХ) оказался вторым после циклогексимида по эффективности блокирования овуляции in vitro, то действие колхицина было выражено гораздо слабее. На ультраструктурном уровне воздействие ЦХ приводило прежде всего к нарушению клеточных контактов между ФК, а также контактов ФЭ и ВЭ с базальными мембранами.

Более длительное воздействие повреждало сократительный аппарат ФК и блокировало ретракцию их отростков, что могло создавать механическое препятствие при высвобождении ооцита. В то же время ЦХ практически не нарушал систему промежуточных филаментов клеток ВЭ и не препятствовал ее сокращению, но, повреждая клеточные контакты, нарушал целостность пласта ВЭ. Это неспецифическое действие в сочетании с блокированием ретракции отростков, вероятно, и приводило к предотвращению овуляции.

Особенностью воздействия колхицина (КХ) являлось сильно выраженное ошаривание ФК на всех сроках воздействия – при деполимеризации микротру бочек под влиянием КХ сеть филаментов конденсировалась вблизи ядра.

Однако это не затрагивало связанных с овуляцией функций ФК и не нарушало соответствующих физиологических процессов.

В последней четверти преовуляторного периода циклогексимид (ЦГ) не подавлял овуляцию in vitro и не препятствовал морфологическим изменениям, однако в середине периода его действие блокировало процессы, следующие за вторичным уплощением ФК. Результаты согласуются с данными, полученны ми на фолликулах млекопитающих (Espey, 1986) и показавшими, что действие ЦГ сказывается лишь на начальных этапах. Согласно мнению этого автора по давляющее влияние ЦГ связано с подавлением стероидогенеза. Наши данные по действию аминоглютетимида (АГ) косвенным образом подтверждают это:

остановка изменений происходила на тех же стадиях, что и при действии ЦГ, однако АГ вызывал частичное подавление овуляции и в последней четверти периода, что говорит об участии стероидов и на завершающих стадиях.

Ингибитор циклоксигеназы 2 индометацин (ИМ) не предотвращал сокращения ВЭ, как можно было бы ожидать на основании данных о стимули рующем влиянии ПГ на ГМПК фолликула у костистых рыб (Jalabert, 1976).

Точкой приложения его действия являлся ПЭ, что согласуется с данными, полученными для млекопитающих (Espey et al., 1981;

Espey, 1982).

Ингибирующее влияние ИМ было выражено слабее, чем влияние других ингибиторов. Согласно одной из гипотез он не изменяет количественного соотношения ПГ серии E и F. В норме такое изменение может происходить под действием П, который активизирует простагландин-Е2-9-кеторедуктазу, переводящую ПГ Е2 в ПГ F2 (Murdoch et al., 1986).

Результаты исследования, позволяют заключить, что синтез необходимых для овуляции белков завершается к началу последней четверти преовулятор ного периода и связан, вероятно, с образованием стероида (прогестерона);

влияние стероида существенно на протяжении всего периода, в том числе в течение последней четверти;

синтез простагландинов de novo необходим для разрушения стенки в месте разрыва, но не сказывается на сократительной функции ВЭ;

морфологическая целостность клеточного пласта ВЭ играет исключительно важную роль в процессе его сокращения при овуляции.

Показано что, нарушение любого из четырех основных взаимосвязанных клеточных процессов (К1-А1-А2-К2) отражается на конечном результате – высвобождении зрелого ооцита из фолликула. Влияние ингибитора оказывает ся не только тем сильнее, чем более ранний этап он повреждает, но и чем более глубокий слой сферы фолликула он затрагивает. Это принципиально важно в рамках данного исследования и отражает центробежный характер процесса дезинтеграции стенки фолликула.

Таблица 3. Влияние ингибиторов на ультраструктурные изменения овариального фолликула в преовуляторный период при инкубации в течение III и IV четвертей процесса Преовуляторные изменения стенки фолликула в присутствии ингибиторов в норме ЦГ АГ ИМ КХ ЦХ – 1. Сокращение ТЗО + + + + ФЭ – контракция – 2. Сокращение ФК + + + + радиальная – – 3. «Вторичное уплощение» ФК + + + – – 4. Вакуолизация ФК + + + ФЭ – анойкис – 5. Деградационные изменения ФК + + + патология СТ – деградация – – 6. Деградация коллагена СТ + + + коллагена стигмы +/– ВЭ – контракция 7. Сокращение ВЭ – – + + разъединение тангенциальная пласта 8. Разъединение ПЭ – – – – ПЭ – апоптоз + Пространственно-временные закономерности синтетической активности клеток стенки фолликула Динамика транскрипции и трансляции На данном этапе работы была исследована динамика общей транскрипц ионной и трансляционной активности, сопровождающей дезинтеграционные изменения при гормональных воздействиях. Фолликулы севрюги культивиро вали в растворах, содержащих экстракт гипофизов (Г) либо прогестерон (П) с добавлением [14С]-уридина в одной серии и меченых [14С]-аминокислот в другой. Интенсивность синтеза РНК и тотального белка в клетках стенки оценивали методом сцинцилляционной радиометрии.

Опыт был проведен незадолго до наступления нереста (май), поэтому у обеих самок проявилась инерция к созреванию в контрольном растворе, не содержащем гормонов (100% и 40%). Эффект овуляции наблюдался в суспензии Г (92 и 90%), а у второй самки и в П (93%).

Всплеск транскрипции в период созревания ооцита и «созревания фоллику ла» приводил к последующему падению трансляции, если препарат вызывал овуляцию (Г, а у второй самки и П) (Рис. 9). И напротив, увеличение интенсивности синтеза РНК было слабее, а синтез белка продолжался, если происходило только созревание, но не овуляция.

Результаты согласуются с имеющимися представлениями о том, что для осуществления овуляции требуется в два раза большая концентрация гонадо тропинов, чем для созревания. Интенсификация синтеза РНК при действии П у Самка 1 Самка 0 6 12 18 24 30 36 0 6 12 18 24 30 36 а б 200 150 100 0 6 12 18 24 30 36 0 6 12 18 24 30 36 в г Рис. 9. Динамика включения [14C]-уридина в РНК (а, б) и [14C]-аминокислот в суммарные белки (в, г) в тканях стенки фолликулов травяной лягушки при культивировании в Г (––), П (––) и РР (---). По оси х – время (часы), по оси у – радиоактивность (10-2 имп/мин). Разрушение ЗП наступило через 12 ч, овуляция через 29 ч. На протяжении 18 ч уровень включения уридина в Г (а у самки 2 и в П) превышал и лишь непосредственно перед овуляцией сравнялся с контроль ным. Уровень включения аминокислот в начальный период был близок к контрольному, в даль нейшем он обнаруживал отчетливую тенденцию к снижению, в то время как в контрольном растворе, в котором проходило спонтанное созревание ооцитов без овуляции, он увеличивался.

второй самки, коррелирующая с проявлением у нее эффекта овуляции, свиде тельствует об участии П не только в механизме созревания, но и в овуляторных изменениях. По мнению Мердока оно заключается в способности П увеличи вать активность простагландин-Е2-9-кеторедуктазы, переводящей ПГ Е2 в ПГ F2 (Murdoch et al., 1986). Обнаруженное затухание белкового синтеза согласу ется с предположением ряда авторов (Espey, 1982;

Dennefors et al., 1982) о меха низме протеолитического разрушения коллагена при овуляции за счет прекра щения синтеза коллагена на фоне его постоянного разрушения.

Таким образом, в норме воздействие гонадотропинов гипофиза приводит к временной интенсификации синтеза РНК в стенке фолликула в период созревания и последующему затуханию синтеза белка при подготовке к овуляции, связанному, по-видимому, с прекращением синтеза коллагена.

Пространственная локализация транскрипционной активности клеточных элементов внутри стенки при дезинтеграции фолликула.

Трехмерная картина распределения синтезов РНК в стенке фолликула получена методом радиоавтографии с применением [3H]-уридина. Для приго товления препаратов были использованы стенки фолликулов травяной лягушки после культивирования фолликулов в растворах суспензии гипофизов (Г), про гестерона (П), простагландинов F2 либо Е2 (ПГF, ПГЕ).

После культивирования П в РР во всех компартментах отн. радиоактивность, % сферы фолликула наблюда- лась полная гомогенность по степени интенсивности син- тезов. П индуцировал синтезы - внутри гранулезы, ПГ F2 – внутри теки в зоне капил- Г радиоактивность, % ляров, а воздействие ПГ Е2 и ИМ приводило к подавлению отн.

синтезов в зоне артериол. - Влияние Г, напротив, вызыва- - ло поляризацию в уровне ПГ F интенсивности синтезов в отн. радиоактивность, % клетках теки. (Рис. 10, 11): в прилежащей к вегетативному полюсу ооцита области капил- ляров происходило значитель - ное усиление синтезов, а в - области артериол, прилежа- ПГ Е щей к анимальному полюсу – отн. радиоактивность, % их снижение. При этом вполне отчетливо противопо- - ложные эффекты проявлялись - и в районе стигмы. Если - другие воздействия приводи ли либо к усилению, либо к ГК ЭК Фб ФК ГК ЭК Фб ФК ГК ЭК Фб ФК Капиллярное пятно Стигма Область артериол ослаблению интенсивности синтеза РНК, то влияние Г в Рис. 10. Относительная интенсивность включения этом районе вызывало появле- [3Н]-уридина в клетки стенки фолликула при гормо ние обоих эффектов в непос- нальных воздействиях. Черным цветом обозначены редственной близости тканей характеристики, полученные, из абсолютных значений, достоверно отличающихся от контроля.

различной природы. Этот Сокращения: ГК – гладкомышечно-подобные эффект можно рассматривать клетки, ЭК – эндотелиальные клетки, Фб – как проявление механизма фибробласты, ФК – фолликулярные клетки.

разбалансировки состояния гистологического комплекса в стигме при действии гормонов гипофиза. То, что очень близкий вариант, подобный воздействию Г, возникает при искусственном суммировании противоположных действий ПГ F2 и ПГ Е2 (Рис. 10, 11) указывает на участие обоих простагландинов при действии гонадотропинов.

Клеточные компартменты стенки фолликула по-разному реагируют на гормональные воздействия. Влияние прогестерона в наибольшей степени отра жается на интенсивности синтезов в гранулезе, вызывая ее увеличение. Вли яние гормонов гипофиза и обоих проста интенсивность 0, гландинов – на активности клеток мечения капилляры теки, при этом изменения в различных отн.

стигма -0, артериолы областях носят противоположный ПГE Г ПГF характер. Корреляции интенсивности этих синтезов со степенью васкуляриза Рис. 11. Эффект поляризации интенсив ции стенки свидетельствует о значении ности синтезов РНК в разных областях ангиогенеза в процессе дезинтеграции стенки фолликула при действии гормонов гипофиза и простагландинов. фолликула.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. Механизмы дезинтеграции фолликула Овариальный фолликул низших позвоночных как структурно-функцио нальная единица (Хрущов, Бродский, 1961) яичника представляет собой содержащий ооцит 4-слойный эластичный эллипсоид с внутренней радиальной и тангенциальной зеркальной антисимметричностью за счет бинарной оппозиционности некоторых характеристик этих слоев. На завершающих стадиях оогенеза фолликул прекращает свое существование как целое за счет последовательного разобщения сначала герминативной (ооцит) и соматической (стенка) частей, затем гранулезы и теки, и, наконец, артериальной и капилляр ной частей теки – в области стигмы (Рис. 12). В результате ооцит оказывается в состоянии свободно покинуть яичник и получить возможность дальнейшего развития. Таким образом, можно утверждать, что в основе изменений, происхо дящих при дезинтеграции фолликула, лежит единый механизм – нарушение структур, соединяющих антисимметричные компартменты фолликула.

Необходимо отметить, что эти изменения сопровождают проходящие внутри ооцита процессы интеграции, морфологическим проявлением которых является, в частности, объединение кариоплазмы с цитоплазмой при разруше нии зародышевого пузырька. Именно соотношение процессов интеграции внутри одноклеточной герминативной части фолликула с дезинтеграцией внутри многоклеточной соматической части отражает уровень биологической сложности фолликула как структурно-функциональной единицы.

Сравнение с млекопитающими показывает, что у последних структура фолликула на завершающих стадиях оогенеза усложняется за счет накопления внутренних асимметрий. Происходит разделение гранулезы на кумулюс и при стеночную гранулезу, формирование обширной внутрифолликулярной полости, утрата внутренней бинарности в строении кровеносной системы и другие структурные изменения. Таким образом, в сравнительном эволюционном плане фолликул низших позвоночных выступает как архаичная исходная структура с более строгой внутренней антисимметричной бинарностью.

ФОЛЛИКУЛ ООЦИТ СТЕНКА (оолемма-ТЗО) ГРАНУЛЕЗА ТЕКА (ФК-БМ2) КАПИЛЛЯРЫ АРТЕРИОЛЫ (стигма) Рис. 12. Антисимметричные элементы структуры фолликула и границы их последовательного разобщения при дезинтеграции Выводы На основании проведенного исследования можно сделать следующие выводы, относящиеся к разным аспектам системной организации фолликула:

1. Структура. Установлено наличие внутренних антисимметрий в структурной организации гистологического комплекса, составляющего стенку фолликула: радиальной антисимметрии теки и гранулезы и тангенциальной антисимметрии в строении теки (за счет разделения кровеносной системы на артериальную и капиллярную части). Различие свойств артериол и капилляров (повышенная проницаемость и активный ангиогенез последних) определяет ортогональное сопряжение осей ооцита и фолликула.

2. Процесс. Морфологические проявления дезинтеграции фолликула возни кают приблизительно в середине преовуляторного периода и распространяются изнутри наружу как (1) радиальная контракция гранулезы, (2) апоптоз грануле зы, (3) апоптоз внутренней теки на вершине фолликула, (4) тангенциальная контракция наружной теки. Нарушение целостности стенки происходит в результате последовательного расслоения и разрыва стенки фолликула.

3. Инициация процесса включает нарушение взаимодействия между соматической и герминативной составляющей фолликула (контактов отростков фолликулярных клеток с оолеммой). Установленное на ультраструктурном уровне прогестероноподобное действие инмекарба свидетельствует об ингиби рующем влиянии серотонина и его участии в поддержании блока мейоза.

4. Устойчивость процесса. Сравнительный ингибиторный анализа показал, что ингибитор действует тем эффективнее, чем более ранний этап он нарушает и чем более глубокий слой затрагивает. Такая зависимость отражает центро бежность процесса дезинтеграции и доминирующую роль ранних преобразова ний в наиболее глубоких слоях стенки фолликула.

5. Пространственно-временная регуляция процесса. Зависимость между временным увеличением интенсивности транскрипции в период созревания и последующим снижением интенсивности трансляции при подготовке к овуля ции подтверждает гипотезу о происходящем нарушении протеолитического гомеостаза, вероятно, за счет затухания синтеза коллагена при апоптозе фибро бластов. Пространственное распределение синтезов РНК определяется различ ной реакцией клеточных компартментов стенки фолликула на гормональные воздействия. Корреляции интенсивности синтезов РНК со степенью васкуля ризации стенки при действии гормонов гипофиза и простагландинов свидетель ствует о существенном значении ангиогенеза в функционировании фолликула.

Список работ, опубликованных по теме диссертации 1. Трубникова О.Б., Рябова Л.В. Предовуляторные изменения фолликула севрюги Acipenser stellatus Pall. // Онтогенез. 1989. Т. 20. №5. С. 532 –542.

2. Никитина Л.А., Трубникова О.Б., Бузников Г.А. Действие нейротрансмиттеров и их антагонистов на созревание ооцитов. Действие антагонистов серотонина на созревание in vitro ооцитов амфибий // Онтогенез. 1993. Т. 24. № 24. С. 29-38.

3. Buznikov G.A., Nikitina L.A., Galanov Y.U., Malchenko L.A., Trubnikova O.B.

The control of oocyte maturation in the starfish and amphibians by serotonin and its antagonists // International Journal of Developmental Biology. 1993. V. 37. N 2. P.

362-363.

4. Трубникова О.Б. Влияние циклогексимида, аминоглютетимида, индометацина, цитохалазина В и колхицина на овуляцию и ультраструктуру стенки овариального фолликула севрюги Acipenser stellatus Pall. // Онтогенез.

2003. Т. 34. С. 142-153.

5. Трубникова О.Б., Рябова Л.В. Функциональная роль контрактильной системы фолликула в течение овуляции Acipenser stellatus Pall. // Тез. докл. всес. конф.

по биохимии мышц, Махачкала, 1987. С.68.

6. Трубникова О.Б. Ингибиторный анализ предовуляторных изменений ультраструктуры стенки фолликула севрюги Acipenser stellatus Pall. // Тез.

докл. всес. совещ. «Репродуктивная физиология рыб», Минск, 1991. С. 47.

7. Трубникова О.Б., Фельгенгауэр П.Е. Влияние гормонов гипофиза, прогестерона и простагландина F2 на синтез РНК и белка в стенке фолликула севрюги Acipenser stellatus Pall. в предовуляторный период // Тез. докл. всес.

совещ. «Репродуктивная физиология рыб», Минск, 1991. С 48.

8. Трубникова О.Б, Трубников Б.А. Квази-паретовский закон и оогенез лягушки// Тез. докл. национ. конф. с межд. участием "Математическое моделирование в экологии", Пущино, 2009. С. 282-283.

Список сокращений ТЭМ трансмиссионная ЭМ СТ соединительная ткань СЭМ сканирующая ЭМ ГМПК гладкомышечноподобные клетки Г гипофиз ЗП зародышевый пузырек П прогестерон ФК фолликулярная клетка ПГ простагландин ФЭ фолликулярный эпителий ИМ индометацин ГР гранулеза ЦХ цитохалазин НТ, ВТ наружная тека, внутренняя тека ЦГ циклогексимид БМ базальная мембрана АГ аминоглютетимид ЭР эндоплазматический ретикулум КХ колхицин ЖО желточная оболочка ПЭ перитонеальный эпителий ВЭ внутренний эпителий Подписано в печать 26.01.2011 г.

Тираж 100 экз. Заказ № Отпечатано в типографии «АллА Принт»

Тел. (495) 621-86-07, факс (495) 621-70- www.allaprint.ru

 




 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.