авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Изменение показателей крови и выживаемости крыс при действии зоотоксинов в условиях гипертермии и в постгипертермический период

На правах рукописи

ЛУШНИКОВА Ольга Викторовна

ИЗМЕНЕНИЕ ПОКАЗАТЕЛЕЙ КРОВИ И ВЫЖИВАЕМОСТИ КРЫС

ПРИ ДЕЙСТВИИ ЗООТОКСИНОВ В УСЛОВИЯХ ГИПЕРТЕРМИИ

И В ПОСТГИПЕРТЕРМИЧЕСКИЙ ПЕРИОД

03.03.01 – физиология

03.01.04 - биохимия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата биологических наук

Нижний Новгород 2010

Работа выполнена на кафедре физиологии и биохимии человека и жи вотных биологического факультета Нижегородского государственного уни верситета им. Н.И. Лобачевского Научные руководители:

доктор биологических наук, профессор Хомутов Александр Евгеньевич доктор сельскохозяйственных наук Гиноян Рубен Варданович

Официальные оппоненты:

доктор биологических наук, профессор Конторщикова Клавдия Николаевна;

доктор биологических наук, доцент Плескова Светлана Николаевна

Ведущая организация:

Нижегородский государственный педагогический университет

Защита состоится «11» ноября 2010 г. в часов на заседании диссер тационного совета Д.212.166.15 Нижегородского государственного универ ситета им. Н.И. Лобачевского по адресу: 603950, Нижний Новгород, пр. Га гарина, д. 23, корп. 1, биологический факультет.

Факс: (8312) 465-82-

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Нижегородского го сударственного университета им. Н.И. Лобачевского

Автореферат разослан « » 2010 г.

Учный секретарь диссертационного совета кандидат биологических наук, доцент С.В. Копылова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы. Влияние высокой температуры окружающей среды на организм человека и животных охватывает широкий круг вопросов физиолого-биохимического характера. Одним из вопросов этого влияния яв ляется тот факт, что кратковременное действие тепла на организм или эпизо дические случаи перегревания не являются типичными в условиях жизнеоби тания. Чаще всего организм сталкивается с более или менее продолжитель ным влиянием высокой внешней температуры, которое связано с климато географическими условиями или со спецификой процессов (Султанов и др., 2001;

Portner, 2001, 2002;

Sharma, Hoopes, 2003).

На кафедре физиологии и биохимии человека и животных в течение по следних 30 лет ведутся активные исследования термопротекторных свойств зоотоксинов как на уровне целостного организма, так и отдельных функцио нальных систем. В экспериментах на лабораторных животных показано уве личение продолжительности жизни при предварительном введении зооток синов по сравнению с использованием только высокой внешней температу ры. Установлен механизм защитно-компенсаторных реакций, связанных с острым перегреванием (Хомутов и др. 2005, 2006;

Ягин, 2007, Данилова, 2008).

Не менее актуальной является проблема использования общей и местной гипертермии в онкологической практике, поэтому изучение общих законо мерностей влияния высокой внешней температуры на функциональные сис темы, а также исследование адаптогенов может в значительной степени рас ширить применение гипертермии в онкологии (Николаев, 1977;

Лопатин, 1983;

Рисина, 1985;

Жарвид, 1986;

Васильченко, 1998;

Myerson R.J. et al., 1999).

Однако практическое использование термопротекторных свойств зоо токсинов невозможно при отсутствии сведений о реакциях организма, в ча стности, о состоянии системы крови в постгипертермический период.

Цель исследования: изучение показателей крови и выживаемости крыс в условиях гипертермии и в посгипертермический период и анализ возмож ных механизмов термопротекторного действия зоотоксинов.

Задачи исследования:

1. провести сравнительный анализ влияния зоотоксинов на выживае мость в постгипертермическом периоде лабораторных крыс при темпера турной (50°) экспозиции 30 и 45 мин;

2. изучить влияние гепарина на термопротекторные свойства зоотокси нов в условиях гипертермии и в постгипертермический период;

3. исследовать изменения морфологического состава крови при действии зоотоксинов в условиях гипертермии и в постгипертермический период;

4. оценить тромбоэластографические изменения показателей свртыва ния крови при действии пчелиного яда, яда щитомордника и жабьего яда в условиях гипертермии и в постгипертермический период;

5. изучить изменение показателей аланин- и аспартатаминотрансфераз при действии пчелиного яда и яда щитомордника в постгипертермический период.

Научная новизна работы. Впервые проведн сравнительный анализ действия зоотоксинов, относящихся к различным, по механизму действия, физиолого-биохимическим группам, на выживаемость крыс в постгипертер мическом периоде. Показано, что при введении физиологического раствора и тепловой экспозиции (50°С) в течение 45 мин в постгипертермическом пе риоде все животные погибают. При предварительном введении зоотоксинов в течение суток выживают от 40% до 100% крыс, в зависимости от таксоно мической принадлежности яда.

Впервые произведена комплексная оценка тромбоэластографических показателей при действии зоотоксинов при гипертермии и в постгипертер мический период. Установлено, что высокая внешняя температура сопрово ждается гиперкоагуляцией, а совместное действие гипертермии и пчелиного яда вызывает гипокоагуляцию, гипертермии и яда щитомордника - гиперкоа гуляцию, гипертермии и жабьего яда – не вызывает изменений гемостаза. В постгипертермическом периоде все показатели в течение суток восстанавли ваются до контрольных величин.

Впервые произведена оценка изменений аланин- и аспартатаминотран фераз в периферической крови при действии пчелиного яда и яда щитоморд ника в постгипертермический период. Показано, что введении пчелиного яда и яда щитомордника в условиях нормотермии активность АЛТ и АСТ повы шается. При совместном применении ядов и высокой внешней температуры показатели АЛТ не отличаются от контрольных величин, показатели АСТ в постгипертермическом периоде при введении пчелиного яда превышают по казатели контрольной группы, а при введении яда щитомордника не отлича ются от контрольных величин.

Теоретическая и практическая значимость работы. Полученные дан ные о термопротекторном действии зоотоксинов значительно расширяют со временное представление о неспецифической регуляции гомеостаза, связан ной с повышением выживаемости крыс в постгипертермическом периоде.

Фундаментальное значение для понимания процессов теплового стресса имеют исследования состояния системы крови, изменений е морфологиче ского состава, изменений свртывающей и противосвртывающей систем крови, изменений аминотрансферазного статуса при гипертермии и в постги пертермический период.

Результаты работы внедрены в учебный процесс кафедры физиологии и биохимии человека и животных Нижегородского государственного универ ситета им. Н.И. Лобачевского. Опубликовано методическое пособие для ра боты студентов по курсу «Анатомия человека», рассматривающее вопросы физиологии и биохимии крови.

Положения, выносимые на защиту:

1. Установлено, что все исследованные зоотоксины (пчелиный яд, яд скорпиона, жабий яд, яд кобры, гюрзы, эфы, гадюки) повышают выживае мость крыс в постгипертермическом периоде. Увеличение выживаемости ла бораторных животных зависит от видовой принадлежности продуцента того или иного яда.

2. Исследованные зоотоксины, в условиях гипертермии увеличивают ко личество эритроцитов, ретикулоцитов, уровень гемоглобина и гематокрит, количество сегментоядерных нейтрофилов, уменьшают количество лимфо цитов. В постгипертермическом периоде показатели красной и белой крови в течение суток возвращаются к исходным величинам.

3. В условиях гипертермии общее время свртывания крови на фоне вве дения пчелиного яда снижается, снижается время реакции, время формиро вания сгустка крови, константа специфического свртывания крови, повыша ется максимальная амплитуда тромбоэластограммы (ТЭГ) и увеличивается эластичность кровяного сгустка. При введении яда щитомордника исполь зуемые показатели ТЭГ имели прямо противоположную тенденцию. В по стгипертермический период все показатели ТЭГ возвращаются к норме. Жа бий яд не оказывает влияния на свртывание крови.

4. Уровень свободного гепарина в периферической крови в условиях ги пертермии достоверно снижается, с последующим восстановлением в тече ние суток. Введение пчелиного яда в условиях нормотермии (20°С) сопрово ждается повышением уровня свободного гепарин, а в условиях гипертермии снижается. Введение яда щитомордника при нормотермии достоверно сни жает уровень гепарина, а при гипертермии этот процесс углубляется. Жабий яд не влияет на уровень гепарина. В постгипертермическом периоде в тече ние суток показатели уровня гепарина возвращались к норме.

5. При введении пчелиного яда и яда щитомордника в условиях нормо термии активность АЛТ и АСТ повышается. При совместном применении ядов и высокой внешней температуры показатели АЛТ не отличаются от контрольных величин, показатели АСТ в постгипертермическом периоде при введении пчелиного яда превышают показатели контрольной группы, а при введении яда щитомордника не отличаются от контрольных величин.

Апробация работы. Основные положения работы были доложены и об суждены: на Международной конференции «Инновации в пчеловодстве»

(Сочи, 2008), на XIV Всероссийской конференции «Успехи апитерапии», на заседании кафедры физиологии и биохимии человека и животных ННГУ.

По материалам диссертации опубликовано 13 работ, в числе которых монография и 1 учебно-методическое пособие;

6 статей опубликованы в из даниях, рекомендуемых ВАК.

Объем и структура диссертации. Диссертация изложена на 171 стра нице и состоит из введения, 2 глав обзора литературы, материалов и методов исследования, 5 глав собственных исследований, выводов, библиографиче ского указателя, приложения. Список цитируемой литературы содержит источника, из которых 185 на русском и 119 на иностранных языках. Диссер тация иллюстрирована 37 таблицами и 17 рисунками.

МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ В работе использовались яды животных различных таксономических групп – пчелы медоносной (Apis mellifera L.), представителя насекомых (In secta);

скорпиона пестрого (Butus eupeus C. Koch), относящегося к классу паукообразных (Arachnida);

жабы зеленой (Bufo viridis L.), представляющей бесхвостых земноводных (Amphibia);

кобры среднеазиатской (Naja oxiana Eichw.), эфы песчаной (Echis carinatus Schneid), гюрзы среднеазиатской (Vipera lebetina L.), гадюки обыкновенной (Vipera berus L.), щитомордника восточного (Agkistrodon blomhoffi Boie), относящихся к классу рептилий (Reptilia).

В части экспериментов применяли гепарин (АО «Курган»), содержащий 5000 МЕ в 1 мл, а также в качестве классического блокатора гепарина прота мин сульфат (1% раствор).

Исследования были проведены на 380 нелинейных белых крысах самцах массой 180 - 210 г. Все животные до опыта содержались на общем рационе вивария. Исследуемые яды животных разводились в изотоническом растворе хлорида натрия и вводились животным внутрибрюшинно в объеме 0,5 мл. Контрольной группе животных вводили физиологический раствор в том же объеме. Через 10 минут животные помещались в термокамеру. Экс перименты проводились при стабилизированной температуре 50°С. Оценка постгипертермического состояния животных производилась через 1, 6 и часа. В части опытов определяли ректальную температуру эксперименталь ных животных при помощи электротермометра ТПЭМ-1.

В качестве показателей морфологического состава крови были выбраны следующие: количество эритроцитов, ретикулоцитов, показатели гематокри та, уровень гемоглобина, количество лейкоцитов и лейкоцитарная формула.

Определение показателей крови осуществлялось общепринятыми методами (Крылов, Кац, Канторович, 1981). Размеры эритроцитов определялись на приготовленных сухих мазках крови, окрашенных по Романовскому-Гимза.

Диаметр эритроцитов измеряли с помощью окуляр-микрометра. Исследова ние эритроцитов по форме проводились на тех же препаратах крови, с помо щью окуляра Эрлиха.

Исследование влияния зоотоксинов и высокой внешней температуры на систему свертывания крови проводилось на анализаторе гемокоагуляции ме ханическом АГКМ 1-01, тромбоэластографическим способом. Исследование проводилось на цитратной крови в микрообъеме (0,10±0,0025 мл). Кровь, взятая из хвостовой вены животных, исследовалась в динамике: до гипертер мии, во время гипертермии и через 1, 6 и 24 часа после тепловой экспозиции.

Расшифровка ТЭГ производилась по общепринятым параметрам.

Уровень свободного гепарина в периферической крови определяли мик рометодом Сирмаи (Балуда и др., 1980).

Определение активности аланинаминотрансферазы и аспартатами нотрансферазы определяли общепринятыми методами (Комаров, Коров кин, Меньшиков, 2001).

Статистическая обработка экспериментальных данных была выполнена с помощью программы «Биостат». Для сравнения нескольких групп исполь зовали однофакторный дисперсионный анализ и критерий Стьюдента (Гланц, 1999).

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ Продолжительность жизни экспериментальных животных при действии зоотоксинов в условиях гипертермии и в постгипертермический период Известно, что экстремальная температура для крыс и мышей начинается от 40°С и выше (Султанов,1984). В наших экспериментах исследование дей ствия температуры 50°С показало, что для животных, неакклиматизирован ных к высоким температурам, она является неадекватной и ведет к стрессо вым реакциям, влекущим за собой быструю гибель в результате избыточного поступления тепла в организм. В данных условиях белые лабораторные кры сы в среднем живут 45минут (рис.1).

При введении исследуемых зоотоксинов наблюдался двухфазный ха рактер изменения выживаемости животных: при малых дозах - увеличение времени жизни, при более высоких – уменьшение по сравнению с контролем.

Также отмечались характерные поведенческие реакции, направленные на уменьшение поступления тепла в организм. При внутрибрюшинном введе нии пчелиного яда в дозе 1мг/кг на 30 минуте тепловой экспозиции наблю далось повышение двигательной активности животных и усиление салива ции;

через 50 минут погибло первое животное, последнее - через 64 минуты.

При дозе 8 мг/кг высокая двигательная активность была зафиксирована уже на 21 минуте.

В опытах с ядом кобры на первых минутах нагревания была отмечена первоначальная малоподвижность, вялость крыс, переходящая на 15 минуте к «сверхактивности» (интенсивные поиски выхода, активные перемещения из угла в угол, агрессивность). В целом, продолжительность жизни в опыте была ненамного выше контроля (рис. 1).

При внутрибрюшинном введении яда эфы происходило резкое повы шение теплоустойчивости животных (дозы 1-10 мг/кг). Через 1 час после по мещения в термокамеру крысы имели «взъерошенный» вид и перемещались по камере ползком, сбиваясь в кучки. Было заметно сильное покраснение ушных раковин и хвоста, что свидетельствовало об обильном кровоснабже нии этих частей тела для увеличения теплоотдачи. Максимальная терморези стентность отмечена у крыс, получивших дозу 6 мг/кг, которые прожили при этом 159,0±9,2 мин (рис 1).

При исследовании действия яда щитомордника при острой тепловой экспозиции наблюдалось значительное увеличение продолжительности жиз ни крыс в термокамере по сравнению с другими зоотоксинами. Причем, мак симальный эффект приходился на интервал доз от 2 до 10 мг/кг. Часть жи вотных при оптимальных дозах яда (4-8 мг/кг) сохраняла жизнеспособность более 4-х часов в термокамере, что говорит о большой роли индивидуальных особенностей организма в приспособлении к высокой температуре (рис. 1).

*, * * * * * * * 0 2 3 4 5 6 7 Рис. 1. Максимальная продолжительность жизни крыс при тепловой экспозиции (50С) на фоне действия зоотоксинов 1 – яд кобры (1 мг/кг) 2 – яд эфы (6 мг/кг) 3 – яд щитомордника (4 мг/кг) 4 – яд гюрзы (4 мг/кг) 5 – яд гадюки (1 мг/кг) 6 – яд пчелы (2 мг/кг) 7 – яд скорпиона (1 мг/кг) 8 – яд жабы (2 мг/кг) * - различия между контрольной и экспериментальными группами статистически значимы (р0.05) Известно, что адекватным показателем тепловой устойчивости живот ного является продолжительность сохранения «плато» при гипертермии (Ле ках, 1980). По-видимому, в данном случае часть крыс «сумела поддержи вать» достаточно долгое время «плато» на одном и том же, допустимом с границами жизни, температурном уровне. Также наблюдалась общая тенден ция увеличения саливации при возрастающих дозах яда щитомордника.

В следующей серии экспериментов нами была произведена оценка продолжительности жизни животных, подвергавшихся тепловой экспозиции (50°С) в течение 45мин на фоне введения зоотоксинов в дозах, обладающих наибольшим термопротекторным действием. Так, если в контрольной серии в течение 45 тепловой экспозиции погибали все животные (0% выживших), то действие высокой внешней температуры на фоне введения ядов животных сопровождалось выживанием большинства крыс (рис. 2).

Доля выживших животных, % 1 5 6 2 3 Рис. 2. Количество выживших крыс (%) после тепловой экспозиции (50С) в течение 45 мин, при действии зоотоксинов:

первый столбец – через 1 час, второй столбец – через 6 часов, третий столбец – через 24 часа после тепловой экспозиции.

1 – яд кобры (1 мг/кг) 2 – яд эфы (6 мг/кг) 3 – яд щитомордника (4 мг/кг) 4 – яд гюрзы (4 мг/кг) 5 – яд гадюки (1 мг/кг) 6 – яд пчелы (2 мг/кг) 7 – яд скорпиона (1 мг/кг) 8 – яд жабы (2 мг/кг) Штриховой линией отмечен уровень выживаемости при гипертермии.

Максимальная выживаемость в постгипертермический период регистри ровалась при предварительном введении яда эфы (6 мг/кг) и яда щитоморд ника (4 мг/кг) в течение 24 часов после гипертермии (рис. 2). Эффект, види мо, связан с тем, что именно при введении этих ядов наблюдается макси мальная продолжительность жизни в условиях гипертермии.

Снижение времени тепловой экспозиции до 30 мин показало, что через час в условиях нормотермии (Т= 20°С) в контрольной группе животных вы живало 40% особей, а во всех экспериментальных группах отмечалась 100% выживаемость. Через 6 часов в контрольной группе все крысы погибали, а при введении зоотоксинов процент выживших особей не опускался ниже 80%.

Острое перегревание при внешней температуре 50°С сопровождается отчетливо выраженной гипертермией. Так, к 30 – 40 мин острого перегрева ния в контрольной группе животных, которым вводили физиологический раствор, ректальная температура повышалась до 43,7±0,3°С, после чего реги стрировалась смерть животных (табл. 1). При предварительном введении зоотоксинов ректальная температура также увеличивалась, причм при инъ екции яда щитомордника она увеличивалась до 44,3±0,4°С. Через 24 часа по сле тепловой экспозиции температура тела возвращалась к исходным показа телям (интактные животные).

Таблица Изменение ректальной температуры крыс при действии зоотоксинов в условиях острого перегревания (50°С) и в постгипертермический период Исследованные Ректальная Время после тепловой экспозиции токсины температура (час) (°С) 1,0 6,0 24, Интактные животные 36,0±0,3 36,0±0,3 36,0±0,3 36,0±0, Контроль (Т= 50°С) 43,7±0,3* - - Кобра (1мг/кг) 42,9±0,1* 42,1±0,1* 38,3±0,2 36,1±0, Эфа (6мг/кг) 44,1±0,1* 39,5±0,4* 36,9±0,2 36,0±0, Щитомордник (4мг/кг) 44,3±0,4* 38,7±0,2* 36,0±0,5 36,1±0, Гюрза (4мг/кг) 43,3±0,1* 40,2±04* 39,6±0,1* 36,9±0, Гадюка (1мг/кг) 43,5±0,3* 40,8±0,5* 38,9±0,1* 36,7±0, Пчела (2мг/кг) 42,5±0,3* 37,0±0,6 36,0±0, 39,2±0,3* Скорпион (1мг/кг) 43,1±0,1* 39,9±0,4* 36,8±0,3 36,1±0, Жаба (2мг/кг) 43,0±0,2* 38,9±0,3* 37,0±0,6 36,0±0, * различия между контрольными и экспериментальными группами статистически значимы (р0,05) Прочерк – все крысы погибли Влияние гепарина на термопротекторные свойства зоотоксинов в усло виях гипертермии и в постгипертермический период В настоящее время хорошо установленным фактом является способность гепарина образовывать комплексы с широким спектром белков, пептидов, ферментов, катионных соединений, при этом могут меняться как его собст венные свойства, так и свойства веществ, вступающих с ним во взаимодейст вие (Кудряшов, 1975;

Хомутов, 1987;

Ляпина, 1987;

Умарова и др., 1993;

Кондашевская, Ляпина, 1998;

Chen et al., 2006;

Troy, 2006;

Prakesh et al., 2007;

Liang et al., 2008;

Meneghelli et al., 2008).

На кафедре физиологии и биохимии человека и животных было установ лено, что гепарин вступает во взаимодействие с широким спектром ядов жи вотных, относящихся к разным таксономическим группам, и имеющим раз личные физиологические механизмы токсического действия (Хомутов, 1986 2008). Однако влияние гепарина на термопротекторное действие зоотоксинов в постгипертермический период не установлено, в связи с чем была постав лена серия экспериментов, в которой, в первую очередь, изучалось действие экзогенного и эндогенного гепарина на продолжительность жизни лабора торных крыс при температурной экспозиции 50°С.

В результате проведнных экспериментов было установлено, что гепа рин и протамин сульфат, являющийся классическим блокатором эндогенного гепарина, не обладают термопротекторным действием и не влияют на выжи ваемость крыс в условиях гипертермии.

Гепарин в смеси с определнной концентрацией зоотоксинов снижает продолжительность жизни экспериментальных животных с одной стороны, а с другой стороны сопровождается полной гибелью экспериментальных жи вотных в постгипертермическом периоде. Следует отметить, что гепарин не влияет на термопротекторные свойства яда щитомордника и жабьего яда (табл. 2).

При предварительном введении протамин сульфата наблюдается иная картина. В большинстве случаев протамин, нейтрализуя эндогенный гепарин, потенцирует термопротекторные свойства зоотоксинов, в связи с чем увели чивается продолжительность жизни крыс и увеличивается выживаемость в постгипертермическом периоде. Этот феномен отсутствует при введении яда щитомордника и жабьего яда (табл. 2).

Инверсия термопротекторных свойств зоотоксинов при совместном вве дении с гепарином, по-видимому, связана с тем, что гепарин взаимодейству ет с пчелиным ядом кобры, гюрзы, эфы с образованием не токсического ком плексного соединения, а яд щитомордника и жабий яд не взаимодействуют с гепарином (Хомутов, 2008).

Изменение морфологического состава крови при действии зоотоксинов в условиях гипертермии и в постгипертермический период Известно, что большинство животных ядов обладает способностью резко изменять состав и свойства крови (Артемов, Калинина, Михайлова, 1951). К стандартным показателям красной крови, широко применяемым в клинической практике, относятся: количество эритроцитов и ретикулоцитов, уровень гемоглобина и гематокрит. Кроме того, весьма ценную информацию можно извлечь при изучении размера и формы эритроцитов.

Таблица Влияние гепарина на выживаемость белых крыс (%) после тепловой экспози ции (Т= 50°С) в течение 45 мин при действии зоотоксинов Условия опыта Мах. продол. Время после тепловой экспози жизни (мин) ции (час) (Т= 50°С) 1 6 Физиол. р-р 45±0,5 0,00 0,00 0, (контроль) Пчелиный яд 79±2,9* 90 90 (2 мг/кг) Пчелиный яд + 32±1,4* 0,00 0,00 0, Гепарин (1:0,5) Протамин сульфат (10мг/кг) 106±7,9* 100 100 Пчелиный яд (2мг/кг) Яд скорпиона 69±4,9* 100 80 (1 мг/кг) Яд скорпиона + 22±2,4* 0,00 0,00 0, Гепарин (1:0,5) Протамин сульфат (10мг/кг) 118±3,4* 100 80 Яд скорпиона (1мг/кг) Яд кобры 61±1,4* 90 80 (1 мг/кг) Яд кобры (1 мг/кг) + 18±2,4* 0,00 0,00 0, Гепарин (1:0,05) Протамин сульфат (10мг/кг) 98±1,4* 100 70 Яд кобры (1мг/кг) Яд эфы 159±9,2* 100 100 (6 мг/кг) Яд эфы (6 мг/кг) + 102±9,6* 100 90 Гепарин (1:0,05) Протамин сульфат (10мг/кг) 167±11,3* 100 100 Яд эфы (6 мг/кг) Яд щитомордника 226±30,0* 100 100 (4 мг/кг) Яд щитомордника (4 мг/кг) + 231±34,0* 100 100 Гепарин (1:0,05) Протамин сульфат (10мг/кг) 202±12,7* 100 100 Яд щитомордника (4 мг/кг) Яд жабы 78±3,2* 100 90 (2 мг/кг) Яд жабы (2 мг/кг) + 86±5,2* 100 100 Гепарин (1:0,05) Протамин сульфат (10мг/кг) 73±3,2* 100 100 Яд жабы (4 мг/кг) * 6 * * * 10 5 * * * Количество эритроцитов, * 2 * * х10 /л 6.

24.

1.

=50, 0 (=20 ) Рис. 3. Изменение количества эритроцитов при действии зоотоксинов в условиях гипертермии и в постгипертермический период.

1 – контроль (физиол. р-р) 2 – яд пчелы (2 мг/кг) 3 – яд эфы (6 мг/кг) 4 – яд гюрзы (4 мг/кг) 5 – яд кобры (1 мг/кг) 6 – яд щитомордника (4 мг/кг) * - различия между исходным значением в контроле и экспериментальными группами статистически значимы (р0.05) Внутрибрюшинное введение пчелиного яда, яда кобры и щитомордника в условиях нормотермии (Т=20°С) сопровождается значительным увеличе нием количества эритроцитов. При инъекции яда эфы гюрзы в тех же усло виях опыта отмечается незначительный эритроцитоз (рис. 3).

При совместном применении зоотоксинов и высокой внешней темпера туры количество эритроцитов в основном увеличивается. Максимальная ве личина эритроцитоза отмечалась при сочетанном действии яда щитомордни ка в дозе 4 мг/кг и температурного воздействия (Т=50°С). В этом случае ко личество эритроцитов увеличивалось с 7,8±0,23 в контроле до 12,8±0,17х1012/л (рис. 3).

В постгипертермический период, через 24 часа после тепловой экспози ции, количество эритроцитов в периферической крови достоверно не отлича лось от контрольных величин, а через 6 часов значительный эритроцитоз ре гистрировался в опытах с введением яда кобры и яда щитомордника (рис. 3).

При изучении изменения количества ретикулоцитов в условиях острого перегревания был обнаружен ярко выраженный ретикулоцитоз. Количество ретикулоцитов увеличивалось с 41,0±3,22‰ в контроле до 65-82‰ при тем пературной экспозиции 50С (рис. 4).

* 6 * * Количество ретикулоцитов, / * 2 * * * * * * * * * 5 * * * 6.

24.

1.

=50, 0 (=20 ) Рис. 4. Изменение количества ретикулоцитов при действии зоотоксинов в условиях гипертермии и в постгипертермический период 1 – контроль (физиол. р-р) 2 – яд пчелы (2 мг/кг) 3 – яд эфы (6 мг/кг) 4 – яд гюрзы (4 мг/кг) 5 – яд кобры (1 мг/кг) 6 – яд щитомордника (4 мг/кг) * - различия между исходным значением в контроле и экспериментальными группами статистически значимы (р0.05) Введение пчелиного яда и ядов змей при температуре 20°С сопровожда лось увеличением количества ретикулоцитов в циркулирующей крови, при чем максимальный ретикулоцитоз отмечался при инъекции яда щитомордни ка в дозе 4 мг/кг (рис. 4).

При сочетанном действии животных ядов и температурной экспозиции максимальный ретикулоцитоз отмечался также при предварительном введе нии яда щитомордника. В этом случае количество ретикулоцитов более чем в три раза превышало контрольные величины (рис. 4).

Таким образом, совместное применение животных ядов и высокой внешней температуры сопровождается ярко выраженным эритро- и ретику лоцитозом.

По мнению Н.М.Артемова и др. (1951), эритроцитоз может быть следст вием или поступления в кровоток новой порции эритроцитов, ранее не при нимавшей участия в циркуляции, или выхода из кровообращения жидкой части крови, или обеих причин вместе.

В постгипертермический период, через 24 часа после тепловой экспози ции, в большинстве экспериментов уровень ретикулоцитов снижается до ис ходных величин, однако при применении пчелиного яда и яда щитомордника ретикулоцитоз сохраняется в течение суток (рис. 4).

Параллельно с уменьшением количества эритроцитов при действии вы соких температур, снижается уровень гемоглобина. При введении зоотокси нов в исследованных дозах уровень гемоглобина во всех случаях повышает ся, причем, следует отметить, что максимальных величин он достигает при инъекции яда щитомордника в дозе 4 мг/кг.

Еще большее увеличение уровня гемоглобина в циркулирующей крови наблюдается при сочетанном действии животных ядов и высокой температу ры. Максимальное количество гемоглобина отмечено при остром перегрева нии (Т=50С) на фоне предварительного введения тестовой дозы яда щито мордника. Так, при введении яда щитомордника в дозе 4 мг/кг в условиях нормотермии уровень гемоглобина повышается с 165±1,1 до 200±1,4 г/л, а при совместном действии высокой температуры (50°С) – до 215±0,8 г/л.

В постгипертермический период уровень гемоглобина в периферической крови снижается и через 24 часа после тепловой экспозиции возвращается к контрольным величинам.

При тепловой экспозиции экспериментальных животных показате ли гематокрита снижаются, что связано со значительным уменьшением ко личества эритроцитов и поступлением тканевой жидкости в кровеносное русло. Разжижение крови является, видимо, результатом реакции организма на сильное внешнее раздражение и направлено на обеспечение процессов терморегуляции. Возможно, этим предотвращается нарушение перераспре деления воды и солей между кровью и тканями, а сам процесс выполняет приспособительно-компенсаторную функцию. Внутрибрюшинное введение животных ядов сопровождается увеличением показателей гематокрита, при чем наиболее ярко при инъекции ядов кобры и щитомордника.

При совместном действии пчелиного яда и высокой температуры показа тели гематокрита достигают максимальных величин в начальный период острого перегревания при температуре 50°С. В условиях гипертермии на фо не введения ядов эфы, гюрзы и кобры показатели гематокрита изменяются незначительно, однако в некоторых случаях они достоверно отличаются от контрольных величин. Максимальные изменения наблюдаются при сочета нии двух экстремальных раздражителей - яда щитомордника и внешней тем пературы 50С.

В клинической практике для оценки состояния белой крови пользуются лейкоцитарной формулой, включающей следующие показатели: общее коли чество лейкоцитов, процентное содержание эозинофилов, базофилов, ней трофилов палочкоядерных и сегментоядерных, лимфоцитов и моноцитов.

Наши исследования показали, что при действии зоотоксинов в условиях ги пертермии наименее вариабельными являются показатели эозинофилов, ба зофилов, палочкоядерных нейтрофилов и моноцитов, в связи с чем их не большие изменения не учитывались в дальнейшей работе.

При сочетанном применении большинства исследованных зоотоксинов и высокой внешней температуры количество лейкоцитов уменьшалось, и толь ко при введении пчелиного яда уровень лейкоцитов оставался на уровне кон трольных значений (рис. 5).

* Количество лейкоцитов, * 3 * * 5 * * * * * 4 х10 /л * * * * 6.

24.

1.

=50, 0 (=20 ) Рис. 5. Изменение количества лейкоцитов при действии зоотоксинов в условиях гипертермии и в постгипертермический период 1 – контроль (физиол. р-р) 2 – яд пчелы (2 мг/кг) 3 – яд эфы (6 мг/кг) 4 – яд гюрзы (4 мг/кг) 5 – яд кобры (1 мг/кг) 6 – яд щитомордника (4 мг/кг) * - различия между исходным значением в контроле и экспериментальными группами статистически значимы (р0.05) В постгипертермический период наблюдалась тенденция к восстановле нию количества лейкоцитов в периферической крови и только на фоне вве дения яда щитомордника через сутки количество лейкоцитов было достовер но ниже контрольных величин (рис. 5).

Количество сегментоядерных нейтрофилов при введении исследован ных зоотоксинов в условиях нормотермии значительно увеличивается. Этот эффект особенно ярко выражен при инъекции пчелиного яда в дозе 2 мг/кг.

Количество нейтрофилов возрастает с 6,0±0,91% в контроле до 20,0±1,89% при введении апитоксина (табл. 3).

Таблица Изменение количества сегментоядерный нейтрофилов при действии зоотоксинов в условиях гипертермии и в постгипертермический период Условия Стат. Количество сегментоядерных нейтрофилов(%) опыта показ. Т=20°С Т=50°С Т=20°С 1,0 ч. 6,0 ч. 24,0 ч.

10 20 мин мин мин Контроль М 6,0 16,0 19,0 23,1 - - (физ. р-р) m 0,91 1,16 1,02 1,69 - - Яд пчелы М 20,0* 9,1* 5,0* 18,9 22,3* 15,1* 10,4* (2 мг/кг) m 1,89 1,50 0,63 3,36 2,52 1,97 1, Яд эфы М 14,2* 7,0* 30,1* 20,8 24,5* 18,8* 12,3* (3 мг/кг) m 1,82 0,97 1,95 3,75 3,21 2,75 2, Яд гюрзы М 12,3* 21,1* 19,0 23,2 22,8* 14,4* 9,6* (3 мг/кг) m 0,89 2,73 1,65 4,86 2,56 1,87 1, Яд кобры М 21,0* 21,4* 23,2* 18,7* 20,0* 12,3* 8, (1 мг/кг) m 1,8 1,3 1,6 1,2 2,80 1,64 1, Яд щито- М 22,3* 23,5* 38,9* 34,0* 30,1* 21,2* 17,3* мордника m 1,5 1,7 3,2 3,8 4,82 3,96 2, (4 мг/кг) Р - продолжительность жизни * Различия между контрольными и экспериментальными группами статистически значимы (р0,05) Нейтрофилоцитоз наблюдается и при высокой внешней температуре. В этом случае, применение тепловой экспозиции (50°С) сопровождается уве личением количества сегментоядерных нейтрофилов в 3-4 раза (табл. 3).

При сочетанном действии высокой температуры пчелиного и змеиных ядов в исследуемых дозах количество сегментоядерных нейтрофилов изме няется разнонаправленно и при различных температурно-временных пара метрах колеблется в пределах 7,0-30,0% (табл. 3).

В постгипертермическом периоде наблюдалось постепенное снижение сегментоядерных нейтрофилов, однако и через сутки в большинстве случаев их количество оставалось выше контрольных величин, зарегистрированных у животных, не подвергавшихся действию высокой внешней температуры (табл. 3).

Количество лимфоцитов в пробе крови всех групп экспериментальных животных изменялось однонаправленно. Введение животных ядов сопрово ждалось достоверным снижением количества лимфоцитов на 8-15% (табл.26). Применение высокой температуры без предварительной инъекции зоотоксинов снижало уровень лимфоцитов на 12-18%.

При оценке лимфоцитарного статуса в постгипертермический период отмечалась тенденция к повышению количества лимфоцитов и через 24 часа после тепловой экспозиции во всех случаях, кроме экспериментов с ядом щитомордника, количество лимфоцитов достоверно не отличалось от кон трольных величин.

Изменение показателей свёртывания крови при действии зоотоксинов в условиях гипертермии и в постгипертермический период Выбор зоотоксинов для проведения исследований по изучению тромбо эластографических показателей в условиях гипертермии и в постгипертерми ческий период был обусловлен тем, что пчелиный яд, является антикоагулян том, яд щитомордника – коагулянтом, а жабий яд – не влияет на процесс свртывания крови.

В контрольных экспериментах при внутрибрюшинном введении физио логического раствора в условиях гипертермии общее время свртывания кро ви снижается с 14,6±0,7 мин до 12,2±1,0 мин, однако эти различия недосто верны. В постгипертермический период наблюдается тенденция восстанов ления параметров общего времени свртывания крови (рис. 6).

Введение пчелиного яда в дозе 2 мг/кг в условиях нормотермии (20°С) увеличивает время свртывания крови с 14,6±0,7 мин в контроле до 37,2±2, мин. В условиях высокой внешней температуры (50°С) показатель общего времени свртывания крови снижается относительно нормотермии до 18,7±2,1 мин, но остатся повышенным относительно контрольных величин.

В постгипертермический период наблюдается тенденция к нормализации ге мостаза, а через 24 часа после тепловой экспозиции в течение 25 мин время свртывания крови не отличается достоверно от контрольных величин (рис.

6).

Иная картина наблюдается при введении яда щитомордника в дозе мг/кг. В условиях нормотермии инъекция яда сопровождается снижением общего времени свртывания крови с 14,6±0,7 мин в контроле до 10,5±0, мин. При тепловой экспозиции происходит дальнейшее снижение показателя общего времени свртывания крови до 8,5±1,0 мин. В течение последующих суток время свртывания крови возвращается к норме (рис. 6).

Введение жабьего яда в дозе 2 мг/кг сопровождается изменениями, ха рактерными для контрольной серии экспериментов (рис. 6).

Пусковым механизмом свртывания крови является образование тром бопластина, которое оценивается временем реакции и характеризует первую невидимую фазу свртывания крови.

Введение пчелиного яда в дозе 2 мг/кг в условиях нормотермии сопро вождается увеличением времени реакции с 2,3±0,1 мин в контроле до 18,2±3,5 мин. При температурной экспозиции в течение 25 мин показатель времени реакции снижается до 5,0±0,6 мин, оставаясь, тем не менее, выше контрольных величин. Через 6 часов после тепловой экспозиции показатель времени реакции вновь увеличивается до 11,8±2,7 мин, а через 24 часа он возвращается к исходным величинам.

* 34 32 Общее время свертывания * крови (Т), мин * * 16 * 6.

24.

1.

= (=20 ) Рис. 6. Изменение показателей общего времени свертывания крови Т (мин) в условиях гипертермии и в постгипертермический период 1 – контроль (физиол. р-р) 2 – пчелиный яд (2 мг/кг) 3 – яд щитомордника (4 мг/кг) 4 – жабий яд (2 мг/кг) * различия между контрольными и экспериментальными группами статистически значимы (р0,05) В условиях нормотермии яд щитомордника в дозе 4 мг/кг достоверно снижает показатель времени реакции, что показывает увеличение скорости образования тромбопластина. В условиях гипертермии контрольный показа тель и показатель времени реакции практически соответствуют друг другу.

Через 6 часов после тепловой экспозиции показатель времени реакции досто верно увеличивается, достигая 4,3±0,9 мин. Через 24 часа этот показатель не отличается от контрольных величин.

Кривая изменений показателя времени реакции при введении жабьего яда как в условиях гипертермии, так и в постгипертермический период прак тически совпадает с изменениями, происходящими в контрольной серии экс периментов.

О начале формирования сгустка можно судить по величине «К». Изме нение этого параметра зависит от концентрации тромбина и фибриногена. В отрезок времени «К», образовавшийся тромбин переводит фибриноген в фибрин, поэтому параметр «К» ещ называют тромбоэластографической константой тромбина. Таким образом, увеличение времени формирования сгустка говорит о гипокоагуляции.

При введении пчелиного яда в дозе 2 мг/кг в условиях нормотермии ве личина «К» увеличивается с 1,3±0,4 мин в контроле до 2,4±0,1 мин. В усло виях высокой внешней температуры происходит снижение времени форми рования сгустка, как в контрольной серии, так и в условиях эксперимента. В течение 24 ч параметры «К» возвращаются к исходным величинам.

Введение яда щитомордника при нормотермии более чем в два раза снижает показатели времени формирования сгустка, а инъекция жабьего яда сопровождается при всех условиях эксперимента стабильными показателями «К», достоверно не отличающимися от контрольных величин.

Одним из показателей свртывания крови является константа специфи ческого свртывания крови «t», которая соответствует периоду от конца ви димого свртывания крови до начала ретракции сгустка. Исходя из этого, чем короче «t», тем быстрее происходит образование сгустка, удлинение «t» сви детельствует о наклонности к гипокоагуляции.

В условиях нормотермии при введении пчелиного яда константа «t» дос товерно увеличивается, при введении яда щитомордника – достоверно сни жается, а при инъекции жабьего яда – остатся в пределах вариации кон трольных величин. При тепловой экспозиции показатели «t» снижаются от носительно нормотермии, но в посгипертермическом периоде постепенно возвращаются к исходным величинам.

Величина «Аm», равная максимальной амплитуде, характеризующая фи зические качества сгустка, соответствует III фазе свертывания крови.

В условиях нормотермии максимальная амплитуда ТЭГ регистрирова лась при введении яда щитомордника в дозе 4 мг/кг (21,0±1,5 мм), при введе нии пчелиного яда она снижалась относительно контроля с 17,0±1,3 мм до 13,0±0,7 мм. Инъекция яда жабы в дозе 2 мг/кг достоверно не изменяла вели чины максимальной амплитуды относительно контрольных значений.

В течение суток после тепловой экспозиции во всех экспериментах, кроме серии с введением пчелиного яда, величина максимальной амплитуды ТЭГ достоверно не отличалась от исходных величин.

Исходя из величины максимальной амплитуды, расчтным путм можно вычислить эластичность кровяного сгустка (Е), который отражает качество сгустка и зависит от количества тромбоцитов.

Эластичность кровяного сгустка в наших экспериментах изменялась в зависимости от температуры, вида яда и совместного их применения. Так в условиях нормотермии введение пчелиного яда сопровождалось снижением эластичности сгустка до 14,9±1,7 у.е. относительно контроля (20,5±1,9 у.е).

Инъекция яда щитомордника сопровождалась увеличением показателя эла стичности сгустка до 26,6±1,3 у.е., а жабий яд не изменял этого параметра свртывания крови.

При тепловой экспозиции введение пчелиного яда сопровождалось сни жением эластичности сгустка, а при введении яда щитомордника показатель «Е» увеличивался до 30,5±2,5 у.е. В течение постгипертермического периода показатель эластичности при введении яда щитомордника довольно быстро возвращался к исходным величинам, чего нельзя сказать о серии с примене нием пчелиного яда, в которой даже через 24 часа величина показателя соот ветствовала 14,0±1,8 у.е.

Одним из активных участников гемостаза является гепарин, который, обладая высокой реактивностью, тормозит свртывание крови на всех стади ях свртывания крови. В связи с этим были поставлены эксперименты, свя занные с определением времени свободного гепарина в периферической кро ви при действие ряда зоотоксинов в условиях высокой внешней температуры.

Так, было показано, что пчелиный яд на всех этапах эксперимента вызы вает повышение уровня свободного гепарина (табл. 4), что хорошо согласу ется с данными о гипокоагуляционном действии пчелиного яда, как при нор мотермии, так и гипертермии и в постгипертермическом периоде.

Таблица Изменение уровня свободного гепарина в условиях гипертермии и в постгипертермический период (%) Условия Темпера- Темпера- Время после гипертермии, ч эксперимента тура 20°С тура 50°С 1,0 6,0 24, Контроль (физ. р-р) 100±5,0 86±3,2* 89±2,8* 94±4,7 98±2, Пчелиный яд 685±22,2* 459±38,6* 395±18,9* 245±12,5* 184±22,1* (2 мг/кг) Яд щитомордника 83±10,0* 74±7,5* 92±12,4 158±14,2* 110±12, (4 мг/кг) Жабий яд 108±7,4 96±6,4 98±7,5 106±10,1 104±9, (2 мг/кг) Яд щитомордника в условиях нормотермии достоверно снижает уровень гепарина. Это явление усугубляется при совместном действии яда и высокой внешней температуре. Однако, следует заметить, что через 6 часов после те пловой экспозиции уровень гепарина резко возрастет и соответствует 158±14,2 с. Данное явление, по-видимому, связано с двухфазным действием яда щитомордника на гемостаз (Орлов, Гелашвили, 1985).

Введение жабьего яда практически не влияет на уровень свободного ге парина, что также соответствует предыдущим экспериментам, в которых яд жабы не влиял ни на одну из стадий свртывания крови.

Изменение активности аминотрансфераз при действии зоотоксинов в условиях гипертермии и в постгипертермический период Большинство зоотоксинов, в том числе пчелиный яд и яд щитомордника, обладают кардиотропным и гепатотропным действием, в связи с чем был по ставлен ряд экспериментов с оценкой изменений АЛТ и АСТ при действии указанных ядов в условиях гипертермии и в постгипертермический период.

При внутрибрюшинном введении физиологического раствора в объме мл в условиях нормотермии показатели АЛТ и АСТ в течение 24 часов прак тически не меняются, оставаясь на уровне 0,078-0,085 и 0,116-0,148 мкмоль ПВК/чмл соответственно.

При введении пчелиного яда и яда щитомордника в условиях нормотер мии активность АЛТ и АСТ повышается. При совместном применении ядов и высокой внешней температуры показатели АЛТ не отличаются от кон трольных величин, показатели АСТ в постгипертермическом периоде при введении пчелиного яда превышают показатели контрольной группы, а при введении яда щитомордника не отличаются от контрольных величин.

Выводы 1. Установлено, что в постгипертермическом периоде после 45 минутной тепловой экспозиции (50°С) в контрольных экспериментах (фи зиологический раствор) в течение суток погибают 100% экспериментальных животных, а при введении зоотоксинов выживают от 40% до 100% крыс в за висимости от таксономической принадлежности животных ядов.

2. Гепарин и протамин сульфат модифицируют процесс выживания крыс в постгипертермическом периоде. Гепарин, при определнных дозах, харак терных для каждого яда, снижает выживаемость крыс в постгипертермиче ский период, а протамин сульфат увеличивает выживаемость. Гепарин и про тамин сульфат не влияют на термопротекторные свойства яда щитомордника и жабьего яда.

3. При введении исследованных зоотоксинов в условиях гипертермии количество эритроцитов и ретикулоцитов, уровень гемоглобина и гематокрит значительно увеличиваются. При воздействии высокой внешней температу ры количество эритроцитов в пробе крови снижалось, однако количество ре тикулоцитов повышалось, уровень гемоглобина и показатели гематокрита снижались. В течение 24 часов после тепловой экспозиции все показатели возвращались к норме.

4. При сочетанном применении исследованных зоотоксинов и высокой внешней температуры количество лейкоцитов уменьшалось. В постгипер термический период наблюдалась тенденция к восстановлению количества лейкоцитов в периферической крови. Количество сегментоядерных нейтро филов при введении исследованных зоотоксинов в условиях нормотермии значительно увеличивается. При высокой внешней температуре регистриру ется нейтрофилоцитоз. В постгипертермическом периоде наблюдалось по степенное снижение сегментоядерных нейтрофилов.

В условиях гипертермии на фоне действия зоотоксинов количество лимфоцитов в периферической крови относительно контроля снижалось. В постгипертермический период отмечалась тенденция к повышению количе ства лимфоцитов.

5. В условиях гипертермии общее время свртывания крови снижается, время начала формирования сгустка снижается, константа специфического свртывания крови и величина максимальной амплитуды ТЭГ не изменяют ся. Введение пчелиного яда (2 мг/кг) сопровождается при гипертермии сни жением общего времени свртывания крови, снижением времени реакции, снижением времени формирования сгустка, снижением константы специфи ческого свртывания крови, повышением максимальной амплитуды ТЭГ, увеличением эластичности кровяного сгустка. При введении яда щитоморд ника используемые показатели ТЭГ имели противоположную тенденцию. В постгипертермический период все показатели ТЭГ возвращаются к норме.

Жабий яд не оказывал влияния на свртывание крови.

6. Уровень свободного гепарина в периферической крови в условиях ги пертермии достоверно снижается, с последующим восстановлением в тече ние суток. Введение пчелиного яда в условиях нормотермии (20°С) сопрово ждается повышением уровня свободного гепарина в 6 – 7 раз, а в условиях гипертермии снижается до 459±38,6%, оставаясь выше контрольных величин (86±3,2%). Введения яда щитомордника при нормотермии достоверно сни жает уровень гепарина, а при гипертермии этот процесс углубляется. Жабий яд не влиял на уровень свободного гепарина в периферической крови. В по стгипертермическом периоде в течение суток показатели уровня гепарина возвращались к норме.

7. При введении пчелиного яда и яда щитомордника в условиях нормо термии активность АЛТ и АСТ повышается. При совместном применении ядов и высокой внешней температуры показатели АЛТ не отличаются от контрольных величин, показатели АСТ в постгипертермическом периоде при введении пчелиного яда превышают показатели контрольной группы, а при введении яда щитомордника не отличаются от контрольных величин.

Список работ О.В. Лушниковой, опубликованных по теме диссертации Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК 1. Хомутов А.Е., Гиноян Р.В., Лушникова О.В. Динамика изменения показателей тромбоэластограммы при введении гепарина // Вестник Нижего родского госуниверситета им. Н.И. Лобачевского, 2008. № 5. – С. 81-85.

2. Ягин В.В., Гиноян Р.В., Хомутов А.Е., Лушникова О.В. Оценка эрит роцитарного и ретикулоцитарного статуса крови крыс при действии гипер термии на фоне введения ядов гюрзы и эфы // Вестник Нижегородского гос университета им. Н.И. Лобачевского, 2008. № 5. – С. 77-80.

3. Гиноян Р.В., Хомутов А.Е., Лушникова О.В. Изменение морфологи ческого состава крови крыс при введении гепарина // Вестник Нижегород ского госуниверситета им. Н.И. Лобачевского, 2008. № 6. – С. 100-103.

4. Пурсанов К.А., Хомутов А.Е., Ягин В.В., Лушникова О.В. Состояние гемостаза при введении гепарина и пчелиного яда в условиях нормо- и ги пертермии // Нижегородский медицинский журнал, 2008. № 6. – С. 56-60.

5. Пурсанов К.А., Хомутов А.Е., Лушникова О.В. Влияние сочетанного применения зоотоксинов и гипертермии на форму и размер эритроцитов // Нижегородский медицинский журнал, 2008. № 6. – С. 72-75.

6. Хомутов А.Е., Гиноян Р.В., Лушникова О.В. Постгипертермические изменения ректальной температуры и выживаемости крыс на фоне действия зоотоксинов // Вестник Нижегородского госуниверситета им. Н.И. Лобачев ского, 2009. № 5. – С.109-112.

Статьи в региональных изданиях и материалы конференций 7. Гиноян Р.В., Хомутов А.Е., Лушникова О.В. Влияние сочетанного применения пчелиного яда и высокой внешней температуры на лимфоцитар ный статус экспериментальных животных // Инновации в пчеловодстве. Ма териалы международной конференции. Сочи, 11 – 14 октября 2008. Рыбное, 2009. С. 269-274.

8. Хомутов А.Е., Ягин В.В., Гиноян Р.В., Лушникова О.В. Влияние пчелиного яда и гепарина на скорость свертывания крови в условиях нормо и гипертермии // Инновации в пчеловодстве. Материалы международной конференции. Сочи, 11 – 14 октября 2008. Рыбное, 2009. С. 275-278.

9. Пурсанов К.А., Хомутов А.Е., Лушникова О.В. Изменение показате лей красной крови при действии зоотоксинов в условиях гипертермии и в по стгипертермический период // Медицинский альманах, 2009. № 1(6). С. 124 126.

10. Лушникова О.В., Гиноян Р.В., Хомутов А.Е. Изменение показателей красной крови при действии пчелиного яда в условиях гипертермии и в по стгипертермический период // Материалы XIV Всероссийской конференции «Успехи апитерапии». Рыбное, 28-30 мая 2009. С. 33-36.

11. Пурсанов К.А., Хомутов А.Е., Ягин В.В., Лушникова О.В. Влияние гепарина на термопротекторные свойства зоотоксинов в условиях гипертер мии и в постгипертермический период // Медицинский альманах, 2009. № 2(7). С. 210-212.

12. Гиноян Р.В., Хомутов А.Е., Лушникова О.В. Продукты пчеловодст ва и апитерапия. Монография – Н. Новгород: Изд-во ННГУ, 2008. – 648 с.

13. Гиноян Р.В., Хомутов А.Е., Крылова Е.В., Лушникова О.В. Сердеч но-сосудистая система. Кровь. Учебно-методическое пособие. Нижний Нов город: ННГУ, 2009. – 168с.



 




 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.