авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Движения глаз при чтении предложений с синтаксической неоднозначностью в русском языке

На правах рукописи

АНИСИМОВ Виктор Николаевич

ДВИЖЕНИЯ ГЛАЗ ПРИ ЧТЕНИИ ПРЕДЛОЖЕНИЙ С

СИНТАКСИЧЕСКОЙ НЕОДНОЗНАЧНОСТЬЮ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ

03.03.01 – физиология

03.03.06 – нейробиология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата биологических наук

Москва – 2013

Работа выполнена на кафедре высшей нервной деятельности Биологического факуль тета Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова (заведую щий кафедрой – доктор биологических наук, профессор В.В. Шульговский) доктор биологических наук, профессор кафедры

Научный руководитель высшей нервной деятельности МГУ имени М.В. Ломоносова Латанов Александр Васильевич кандидат филологических наук, доцент кафедры

Научный консультант теоретической и прикладной лингвистики МГУ имени М.В. Ломоносова Федорова Ольга Викторовна доктор биологических наук, заведующий лабораторией

Официальные оппоненты нейрофизиологии и нейро-компьютерных интерфейсов кафедры физиологии человека и животных МГУ имени М.В. Ломоносова, профессор Каплан Александр Яковлевич кандидат психологических наук, заведующий кафедрой академической психологии Института Практической Психологии и Психоанализа Печенкова Екатерина Васильевна ФГБУН Институт Высшей Нервной Деятельности и

Ведущая организация Нейрофизиологии РАН

Защита состоится 27 мая 2013 года в 15 часов 30 минут на заседании диссертационно го совета Д501.001.93 при Московском государственном университете имени М.В.

Ломоносова по адресу: 119234, Москва, Ленинские горы, д.1, корп. 12, МГУ, Биоло гический факультет, ауд. М-1.

С диссертацией можно ознакомиться в Фундаментальной библиотеке МГУ имени М.В. Ломоносова.

Автореферат разослан 26 апреля 2013 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, доктор биологических наук Б.А. Умарова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы. Чтение текстов на естественном языке представ ляет собой сложный навык, которому человек обучается в процессе индивиду ального развития. В настоящее время процесс чтения является предметом меж дисциплинарных когнитивных исследований с применением самых разнооб разных подходов, включая исследования с регистрацией движений глаз (Rayner, 1998;

Staub, Rayner, 2007), вызванных потенциалов (King, Kutas, 1995;

Hagoort et al. 2004), а также фМРТ-картирование (Fiez, Petersen, 1998;

Cohen et al., 2002), компьютерное моделирование (Reichle et al., 2003) и нейропсихоло гические исследования на пациентах с повреждениями головного мозга (Лурия, 1976;

Goodglass, Kaplan, 1983).

Нейронные механизмы обеспечения чтения тесно связаны с механизмами внимания, контроля движений глаз, распознавания зрительных образов и неко торых других психофизиологических процессов (Underwood, 1998;

Gaskell, 2007). Лексический анализ, выполняемый читателем, включает вовлечение под системы внимания исполнительного контроля (top-down компонент, Posner, 2004), рабочей памяти, а также извлечение информации из долговременной па мяти (Caplan, Waters, 1999). Все эти процессы могут происходить в интервале 200-400 мс от момента проецирования слова на фовеа и отражаются в компо ненте, называемом N400 (Schendan et al., 1998). При этом испытуемые быстрее опознают слова, которые им лучше известны, что проявляется в меньшей ам плитуде и меньшем латентном периоде N400. Увеличение амплитуды и латент ного периода этого компонента отмечается при дополнительной нагрузке на рабочую память (Caplan, Waters, 1999), что проявляется в увеличении времени чтения при возникновении трудностей при анализе языкового материала, в том числе и при синтаксической неоднозначности (Staub, Rayner, 2007;

Clifton, Staub, 2008, 2011).

Чтение текстов представляет собой сложный сенсомоторный навык, кото рый вовлекает совокупность разных стадий обработки зрительной информации и осуществления движений глаз (Underwood, 1998). Движения глаз во время чтения представляют собой паттерны, состоящие из последовательных саккад и фиксаций взора (Rayner, 1974). Саккады необходимы для перемещения взора по тексту с целью проецирования фрагмента текста на центральной ямке сетчатки.

Распознавание символов происходит только во время фиксаций. Во время сак кады зрительная афферентация подавлена, но когнитивные процессы продол жаются (Irwin, 1998;

Irwin, Carlson-Radvansky, 1996).

За последние более чем 40 лет в многочисленных работах исследованы раз личные параметры движений глаз, связанные с языковыми процессами на раз ных иерархических уровнях организации языковых функций (Rayner, 1998;

Staub, Rayner, 2007;

Clifton, Staub, 2008, 2011). Различные виды структурной (синтаксической) неоднозначности приводят к увеличению времени чтения предложений в разных языках - английском (Frazier, Rayner, 1982;

Clifton et al., 2003;

Ni et al., 1996;

Staub, 2010), испанском (Cuetos, Mitchell, 1988), немецком (Schriefers et al., 1995), французском (Frenck-Mestre, Pynte, 1997) и некоторых других. В лингвистике различают локальную, или временную, и глобальную синтаксическую неоднозначность. Локальная неоднозначность при чтении име ет место лишь в течение непродолжительного времени, пока неопределенность фрагмента предложения не разрешается при чтении последующего критическо го фрагмента, в результате чего целое предложение обретает единственную ин терпретацию. Предложение является глобально неоднозначным, если оно имеет две отдельные интерпретации. Большинство работ по исследованию парамет ров движений глаз при чтении посвящено процессу разрешения локальной син таксической неоднозначности (Frazier, Rayner, 1982;

Carreiras, Clifton, 1999;

Ni et al., 1996;

Traxler et al., 2002;

Clifton et al., 2003;

Staub, 2010).

Разрешение синтаксической неоднозначности характерным образом отра жается в различных параметрах движений глаз. Так, время чтения критических фрагментов тестовых предложений с локальной неоднозначностью оказалось больше чем время чтения аналогичных фрагментов в контрольных предложе ниях без неоднозначности (Frazier, Rayner, 1982;

Cuetos, Mitchell, 1988;

Clifton et al., 2003;

Ni et al., 1996;

Staub, 2010). Удлинение времени анализа происходит из-за увеличения числа фиксаций и их длительности при чтении критических фрагментов. Соответственно, при этом увеличивается число саккад, а их ам плитуды уменьшаются. Также увеличивается частота регрессивных саккад, со вершаемых в обратном направлении для повторного чтения фрагмента предло жения, вызвавшего трудность интерпретации. Параметры движений глаз при разрешении глобальной неоднозначности исследованы лишь в немногочислен ных работах (Traxler et al., 1998;

van Gompel et al., 2001, 2005). По данным этой группы авторов, при чтении английских текстов глобальная неоднозначность в предложении (в отличие от локальной) не вызывает увеличения времени чте ния.

Частным случаем глобальной синтаксической неоднозначности является неоднозначность сложноподчиненных предложений с относительным прида точным в ставшем уже хрестоматийным примере Некто застрелил служанку актрисы, которая стояла на балконе. Англоязычные испытуемые в ответе на вопрос «Кто стоял на балконе?» чаще выбирают существительное актрисы (Cuetos, Mitchell, 1988;

Clifton, Staub, 2008, 2011;

Staub, 2010), в то время как русскоязычные испытуемые чаще выбирают существительное служанку (Фё дорова, Янович, 2004). Другими словами, англоязычные испытуемые разреша ют синтаксическую неоднозначность в соответствии с принципом «позднего закрытия» (ПЗ) (Frazier, Rayner, 1982). ПЗ кроме английского языка преоблада ет также в некоторых других языках (Fodor, 1998). В русском языке преоблада ет противоположная тенденция, и испытуемые разрешают синтаксическую не однозначность в соответствии с принципом «раннего закрытия» (РЗ). РЗ доми нирует в ряде языков, в том числе и некоторых славянских (Fodor, 1998;

Фёдо рова, Янович, 2004).

Первая работа по сравнительному исследованию параметров движений глаз при чтении в языках с доминированием ПЗ и РЗ выполнена на примере англий ского и испанского языков, соответственно (Carreiras, Clifton, 1999). При раз решении локальной неоднозначности в предложениях с ПЗ и РЗ в этих языках время чтения критических фрагментов предложений, разрешающих неодно значность, зависело противоположным образом от вида закрытия. Так, в испан ском языке при РЗ время чтения оказалось меньше, чем при ПЗ. В английском языке, напротив, время чтения было меньше при ПЗ. Такие результаты свиде тельствуют о разном принципе анализа структуры предложения в испанском и английском языках (Carreiras, Clifton, 1999).

Данные по движениям глаз при чтении предложений с синтаксической не однозначностью в разных языках часто противоречивы, и появляющиеся новые результаты по разным языковым группам ставят все новые и новые вопросы.

Значительная часть исследований проведена на примере языков романо германской группы. Нам не известно ни одной работы по исследованию движе ний глаз при чтении предложений с синтаксической неоднозначностью в сла вянских языках.

Цель исследования: выявление особенностей движения глаз у испытуе мых при чтении предложений с глобальной синтаксической неоднозначностью в русском языке.

Задачи исследования:

1. Разработка программно-аппаратного комплекса на базе высокоскоростной цифровой видеокамеры для регистрации движений глаз при чтении.

2. Разработка языковой модели в русском языке для изучения влияния синтак сической неоднозначности на параметры движений глаз при чтении.

3. Создание набора сложноподчиненных предложений с глобальной синтакси ческой неоднозначностью с неопределенностью придаточного предложения женского рода и набора аналогичных предложений без неоднозначности.

4. Сравнительное исследование параметров движений глаз при чтении пред ложений с глобальной неоднозначностью и предложений без неоднозначно сти.

5. Исследование параметров движений глаз при чтении отдельных компонен тов синтаксического анализа – частей речи, входящих в состав неоднознач ной части предложения.

6. Исследование зависимости параметров движений глаз от результата разре шения синтаксической неоднозначности (раннее/позднее закрытие).

Научная новизна работы. Результаты исследования расширяют современ ные представления об особенностях восприятия языковой информации при чтении. Впервые исследованы параметры движений глаз при чтении предложе ний с глобальной синтаксической неоднозначностью с неопределенностью оп ределительного придаточного женского рода в русском языке. Испытуемые медленнее читали фрагмент предложений с неоднозначностью, чем аналогич ный фрагмент без неоднозначности в контрольных предложениях. Замедление вызвано увеличением числа фиксаций и их длительности, а также частоты рег рессивных саккад, совершаемых для повторного чтения в момент оценки рассо гласования смысла в предложении. Известно, что синтаксическая неоднознач ность разрешается по-разному (с доминированием РЗ или ПЗ) в разных языках, что связано с разными принципами анализа текста. Наши результаты подтвер дили доминирование РЗ в предложениях с синтаксической неоднозначностью в русском языке. Нами показано, что вид закрытия определенным образом влияет на параметры движений глаз при чтении фрагментов предложения с неодно значностью.

Научно-теоретическое и практическое значение работы. Результаты данной работы отражают современные представления о психофизиологических механизмах когнитивных процессов при чтении, основанные на объективных физиологических показателях – параметрах движений глаз. В работе раскры ваются особенности функционирования саккадической системы и систем вни мания в условиях решения сложной когнитивной задачи – синтаксического анализа при чтении предложений с неоднозначностью. На основе анализа па раметров движений глаз высказываются предположения о механизмах разре шения априорной языковой сложности, включающих такие компоненты как ра бочая и долговременная память, распознавание сложных языковых конструк ций, принятие решения. Особое внимание уделяется анализу движений глаз в зависимости от языковых особенностей, заключающихся в предпочтении опре деленного вида закрытия при разрешении синтаксической неоднозначности.

Мы впервые исследовали процесс разрешения синтаксической неоднозначно сти в русском языке в условиях реального времени. Наши результаты открыва ют перспективу сравнительного анализа процессов разрешения априорной структурной сложности при чтении в славянских и других языках. Разработан ный нами подход может использоваться для исследования языковых функций при различных когнитивных дисфункциях и при их формировании в индивиду альном развитии.

Положения, выносимые на защиту:

Параметры движений глаз отражают ментальные процессы, связанные с 1.

восприятием языковой информации при чтении.

Априорная синтаксическая сложность в предложениях вызывает замедление 2.

чтения фрагментов с неоднозначностью.

Замедление чтения фрагментов с неоднозначностью обусловлено увеличе 3.

нием числа фиксаций и их длительности, а также частоты регрессивных саккад для повторного чтения таких фрагментов.

Регрессивные саккады, совершаемые для повторного чтения фрагментов с 4.

неоднозначностью, связаны с оценкой рассогласования смысла в предложе нии.

Вид закрытия при разрешении глобальной синтаксической неоднозначности 5.

специфическим образом влияет на параметры движений глаз при чтении от дельных составляющих синтаксического анализа.

Апробация работы. Материалы диссертационной работы доложены на XIII Школе-конференции молодых ученых по физиологии высшей нервной дея тельности и нейрофизиологии (Россия, Москва, 2009 г.);

на XVII международ ной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов» (Рос сия, Москва, 2010);

на IV международной конференции по когнитивной науке (Россия, Томск, 2010);

на V Международной научной конференции «Психофи зиологические и висцеральные функции в норме и патологии» (Украина, Киев, 2010);

на XVIII международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов» (Россия, Москва, 2010);

на Европейской конференции по когнитивной науке (Болгария, София, 2011);

на II международной научно практической конференции "Высокие технологии, фундаментальные и при кладные исследования в физиологии и медицине" (Россия, Санкт-Петербург, 2011);

на V международной конференции по когнитивной науке (Россия, Кали нинград, 2012). Диссертация апробирована на заседании кафедры высшей нервной деятельности Биологического факультета МГУ имени М.В. Ломоносо ва 14 марта 2013 года.

Публикации. Основное содержание диссертации отражено в 12 научных публикациях, включая 4 статьи, одна из которых опубликована в журнале, вхо дящем в «Перечень российских рецензируемых научных журналов …» ВАК РФ.

Объем и структура диссертации. Текст диссертации изложен на _ стра ницах и состоит из введения, обзора литературы, глав с описанием методики исследования, собственных экспериментальных данных и обсуждения полу ченных результатов, выводов, списка. Диссертация содержит рисунков и таблиц. Список литературы включает _ источников, _ из которых – на рус ском языке, _ – на иностранных.

ОБЪЕКТ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ Испытуемые. В экспериментах участвовали 29 испытуемых (студенты и сотрудники МГУ им. М.В. Ломоносова, 20 женщин, 9 мужчин) в возрасте 18- лет. Все испытуемые являлись носителями русского языка, имели нормальное зрение и не страдали неврологическими заболеваниями. Каждый испытуемый подписывал письменное согласие на участие в эксперименте. Испытуемые про ходили психологическое тестирование с целью определения психологического профиля и тестирование по определению профиля межполушарной асиммет рии. Эксперименты проводились с соблюдением правил биоэтики.

Экспериментальная установка. Для проведения экспериментов разрабо тан программно-аппаратный комплекс для видеоокулографической регистра ции движений глаз на базе высокочастотной цифровой камеры FastVideo 250В (ООО «НПО Астек», Россия) с частотой до 250 кадров в секунду при разреше нии до 640х480, регистрирующую изображение в инфракрасном диапазоне.

Экспериментальная установка включала в себя видеокамеру, лобно подбородную подставку для головы, эмиссионные фильтры, два персональных компьютера для предъявления языкового материала и видеорегистрации. Экс перименты проводили под контролем оригинального программного обеспече ния, выполняющего синхронизацию компонентов системы и запись данных.

Пик чувствительности матрицы видеокамеры лежит в инфракрасном (ИК) диа пазоне, поэтому для съемки использовали ИК-подсветку из 28 ИК-светодиодов (L-53SF6C, пик = 860 нм), расположенных радиально для равномерного осве щения. Камеру располагали сбоку от испытуемого на расстоянии 50 см от глаз под углом в 90° к линии взора. В режиме показа слайдов с текстом (черные бу квы на белом фоне) освещенность на уровне глаз (в 45 см от экрана) составляла 75 Лк. Изображение глаза испытуемого в ИК-диапазоне попадает на матрицу видеокамеры в результате отражения от эмиссионного фильтра, который про пускает свет видимого диапазона, но отражает ИК-излучение (длины волн бо лее 800 нм). Фильтр располагали под углом 45° к плоскости зрачка. В экспери ментах голову испытуемых нежестко фиксировали с помощью лобно подбородной подставки для минимизации лишних движений. Перед экспери ментом производили калибровку системы. Для определения координат взора использовали оригинальное программное обеспечение.

Языковой материал. В экспериментах использовали 40 тестовых предло жений (ТП), содержащих априорную глобальную синтаксическую неоднознач ность с неопределённостью определительного придаточного с местоимением которая. Все ТП имели одинаковую структуру и предъявлялись в трех строках (рис. 1). 1-ое (N1), 2-ое (N2) существительные (англ. noun) и относительное ме стоимение которая (RP, англ. relative pronoun) составляли три фрагмента вто рой строки, включающей 25-27 символов с угловыми размерами около 1.5 град.

Испытуемым предъявляли также 40 контрольных предложений (КП) с одним существительным, не содержащих смысловых противоречий. Вторая строка КП, также включающая 25-27 символов, состояла из 3-х фрагментов, соотноси мых с тремя словами ТП.

Рис. 1. Траектория взора при чтении ТП. Точки соответствуют фиксациям, числами обозначена их длительность (мс). По вертикали – время, по гори зонтали – положение взора. Рамкой ограничен период чтения 2-ой строки с синтаксической неоднозначностью.

Стрелками отмечены регрессивные саккады.

Проведение эксперимента. После калибровки видеосистемы испытуемые читали 40 ТП и 40 КП в произвольном темпе без перерыва. ТП и КП предъяв ляли в псевдослучайной последовательности. Экспериментатор осуществлял мониторинг динамики взора испытуемого и по достижении взором конца пред ложения включал слайд с вопросом. После прочтения каждого предложения испытуемому предъявляли вопросительное предложение, в ответе на который испытуемые сообщали о своем выборе РЗ или ПЗ. Для верификации результата разрешения неоднозначности (при ответе на контрольный вопрос) испытуемых инструктировали фиксировать взор на выбранном слове. Подобным образом регистрировали однозначный выбор испытуемых после прочтения КП. Про должительность эксперимента составляла около 40 минут.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ Анализировали общие параметры движений глаз (число фиксаций, их дли тельности, суммарное время чтения, частота регрессивных саккад), а также ча стные параметры (время чтения каждого слова 2-ой строки, длительность пер вой фиксации на этих словах, частота регрессивных саккад при разном закры тии).

Время чтения. Этот параметр включает длительность всех фиксаций и сак кад при чтении строки. Время чтения 2-ой строки ТП достоверно превышало время чтения 2-ой строки в КП почти на 200 мс (табл. 1), а также время чтения 1-ых строк ТП (1203±13 мс, n=1157, t=7.85, p0.0001) и КП (1203±14 мс, n=1157, t=7.75, p0.0001). Это свидетельствует об отсутствии когнитивных трудностей при однозначной интерпретации смысла фрагментов предложений.

Мы также не выявили достоверных различий между временем чтения 1-ых и 2 ых срок в КП (t=0.41, p0.685).

Таблица 1. Усредненные параметры движений глаз при чтении 2-ых строк в ТП и КП. Данные усреднены по всем испытуемым и по всем предъявлениям.

Разброс представлен ошибкой средней, в скобках – объем выборки. Влияние фактора «неоднозначность» на все параметры (с уровнем значимости p) оцени вали методом дисперсионного факторного анализа.

Параметр ТП КП р 1393±20 1195± Время чтения (мс) 0. (1169) (1169) 5.29±0.05 4.72±0. Число фиксаций на строку 0. (1169) (1169) Частота регрессивных саккад 0.662±0.029 0.336±0. 0. (на строку) (1169) (1169) Длительность фиксаций (мс) 207±1 (5964)* 200±1 (5326)* 0. * - различие по непарному t-критерию Стьюдента - 4.44 (p0.0001).

Число и длительность фиксаций. При анализе данных исключали фикса ции, длительность которых составляла менее 80 мс и более 600 мс, поскольку такие фиксации не характерны для нормального чтения (Rayner, 1998). Эти фиксации составляли не более 5%, причем большая часть из них была пред ставлена короткими фиксациями. При чтении 2-ой строки ТП испытуемые в среднем совершали больше фиксаций, чем при чтении 2-ой строки КП (табл. 1).

Неоднозначность, содержащаяся в предложении, вызывает изменение парамет ров движений глаз. Увеличение числа фиксаций происходило главным образом из-за существенно большего числа регрессивных саккад, совершаемых испы туемыми для повторного чтения 2-ой строки ТП. При этом также отмечалось незначительное увеличение средней длительности фиксаций (табл. 1). Каждая регрессия при чтении строки добавляет как минимум две фиксации. При вычи тании этих добавочных фиксаций из общего их числа оказалось, что в среднем число фиксаций при гипотетическом чтении 2-ых строк ТП и КП без регрессий оказалось практически равным – 3.97 против 4.05, соответственно.

Регрессивные саккады. Предположения о важной роли регрессивных сак кад при чтении как коррелята когнитивной сложности были высказаны некото рыми авторами в ряде работ (Rayner, Pollatsek, 1989;

Underwood, 1998;

Rayner, 2009). Наши результаты согласуются с литературными данными, согласно ко торым неоднозначная интерпретация затруднительных участков в ТП приводит к увеличению количества возвратных движений глаз. Содержащаяся в тексте смысловая сложность приводит к тому, что когда читатель встречает фрагмент, интерпретация которого затруднена или выходит за рамки привычных семан тических конструкций, резко увеличивается вероятность совершения регрес сивной саккады для повторного чтения такого фрагмента, целью которого явля ется реанализ языковой информации. По нашим результатам, частота регрессивных саккад при чтении 2-й строки ТП существенно превышала значение данного параметра при чтении КП (табл. 1).

При чтении ТП амплитуда регрессий оказалась больше, чем при чтении КП.

Предположительно, это можно объяснить тем, что в контрольных предложени ях затруднения связаны в основном не с общим смыслом фразы, а с небольши ми деталями (например, слишком быстрым или невнимательным чтением от дельного слова).

Для оценки времени чтения структурно сложного фрагмента ТП использо вали следующий прием. Так как структурная сложность вызывает учащение ге нерации регрессивных саккад, мы проанализировали длительности предшест вующих им и последующих за ними фиксаций. Мы выявили достоверное влия ние фактора «положение фиксации» с уровнями «перед регрессией»/«после регрессии» (F=5.35, p0.00001) на длительность фиксаций. При этом средние длительности фиксаций перед и после регрессий достоверно различались (226+6 против 207+6 мс, t=2.32, p0.02). Для КП такое влияние также оказалось достоверным (F=2.58, p0.01), а средние длительности фиксаций перед и после регрессии различались квазидостоверно (218+8 против 199+8 мс, t=1.61, p0.11). Попарное сравнение длительностей фиксаций как перед, так и после регрессий при чтении ТП и КП не показало статистически достоверных разли чий. Однако по модели двухфакторного анализа мы выявили достоверное влия ние фактора «тип предложения» с уровнями «неоднозначность»/«контроль»

(F1=7.81, p0.00001) на длительность фиксаций. Влияние фактора «положение фиксации» с уровнями «перед регрессией»/«после регрессии» оказалось недос товерным (F2=1.41, p0.15) при отсутствии эффекта межфакторного взаимо действия (F1,2=0.001, p=1). Это свидетельствует о том, что когнитивные труд ности все же находят свое отражение в длительности фиксаций как перед, так и после регрессивных саккад, необходимых для реанализа текста.

Мы детально проанализировали вклад различных параметров движений глаз в увеличение общего времени чтения 2-ой строки ТП по сравнению со временем чтения 2-ой строки КП (рис. 2). Оказалось, что в общую разность средних времен чтения 2-ых строк ТП и КП (198 мс) наибольший вклад вносят фиксации перед и после регрессий – 80 и 72 мс, соответственно. Общая дли тельность правосторонних саккад практически не отличалась, а длительности 1 ой (табл. 4) и последующих фиксаций (исключая фиксации перед и после рег рессий) оказались больше при чтении ТП. Большее время, приходящееся на длительность регрессий, объясняется большим их числом при чтении ТП.

1-ая фиксация фиксации перед правосторонними сакадами фиксации перед регрессиями фиксации после регрессий длительность правосторонних саккад длительность регрессий -20 0 20 40 60 Рис. 2. Вклад отдельных параметров движений глаз в увеличение времени чте ния (мс) 2-ой строки ТП по сравнению со временем чтения 2-ой строки КП.

Объяснения в тексте.

Время чтения отдельных слов 2-ой строки. Мы провели анализ влияния фактора «тип предложения» (F1) с уровнями «неоднозначность»/«контроль» и фактора «фрагмент» (F2) с уровнями «1»/«2»/«3» по модели двухфакторного дисперсионного анализа. Влияние 1-го фактора оказалось высоко достоверным (F1=6.16, p0.00001), подтверждая результат замедления времени чтения ТП по сравнению с временем чтения КП (табл. 1). Оказалось, что время чтения каждо го из трех слов ТП было больше времени чтения соответствующих по порядку фрагментов КП (табл. 2). Также достоверным оказалось влияние 2-го фактора (F2=3.58, p0.027), что свидетельствует о различиях времени чтения трех фраг ментов как в ТП, так и в КП (табл. 2). Так, RP испытуемые читали высоко дос товерно медленнее, чем 1-е и 2-е фрагменты как в ТП, так и в КП (табл. 2). Эф фект межфакторного взаимодействия оказался также высоко достоверным (F1.2=90.6, p0.000001). Это означает, что влияние фактора «тип предложения»

на время чтения различается для разных фрагментов ТП и КП.

Таблица 2. Среднее время чтения (нормировано по длине слова, мс/символ) трех слов в ТП и в КП. Разброс представлен ошибкой средней, в скобках - объ ем выборки. Попарное сравнение параметров производили с использованием парного t-критерия.

Фрагменты t-критерий Стьюдента ТП (1092) КП (826) 2-ой строки (уровень значимости, p) 1 46.5±0.8 39.9±1.0 5.15 (0.00001) 2 42.4±0.8 38.3±0.9 3.51 (0.00001) 52.7±0.91,2 49.7±1.03, 3 (RP) 2.20 (0.028) Примечание: отличие времени чтения RP (в ТП/КП):

– от времени чтения 1 в ТП (t=-5.74, p0.00001);

– от времени чтения 2 в ТП (t=-9.51, p0.00001);

– от времени чтения 1 в КП (t=-7.94, p0.00001);

– от времени чтения 2 в КП (t=-10.00, p0.00001).

В единственной найденной нами работе (Traxler et al., 1998) приводятся данные о параметрах движений глаз при разрешении локальной и глобальной синтаксической неоднозначности. В частности, авторы приводят результаты о меньшем времени чтения 1-го существительного в сложной именной группе по сравнению со 2-ым как с обоими видами закрытия в условиях локальной неод нозначности, так и в условиях глобальной неоднозначности. Мы провели ана логичный анализ на нашем материале. В результате парного сравнения оказа лось, что в ТП время чтения N1 достоверно превышало время чтения N (t=4.41, p0.00001, табл. 2). При этом времена чтения 1-го и 2-го слов в КП ста тистически не различались (t=1.42, p0.16, табл. 2).

Разрешение синтаксической неоднозначности. Как уже указывалось, в русском языке доминирует РЗ, в частности, при чтении предложений с неопре делённостью определительного придаточного женского рода (Федорова, Яно вич, 2004;

Fodor, 1998). По нашим результатам, доля РЗ доминировала у боль шинства испытуемых: только у 5 - его доля составляла 0.4-0.5, а у остальных варьировала в диапазоне 0.58-0.93. По критерию согласия частот у 12 испытуе мых уровень значимости (вероятность принятия нулевой гипотезы о равенстве частот) отличия доли РЗ от равновероятного выбора (20 из 40 предложений) со ставлял 0.05 (минимум 29 из 40), еще у троих - 0.1 (минимум 28 из 40). В среднем по всей группе испытуемых доля раннего закрытия составляла 0. (784 из 1162), что высоко достоверно (p0.00001) отличается от частоты равно вероятного выбора.

Отдельно мы проанализировали долю испытуемых, предпочитающих РЗ при синтаксическом анализе, для каждого из предложений с неоднозначностью.

При чтении 31 предложения более половины испытуемых демонстрировали РЗ, при чтении остальных 9 предложений предпочтение РЗ продемонстрировали 5 14 испытуемых.

Время чтения N1, N2 и RP при РЗ и ПЗ. Одним из параметров, сопровож дающим разрешение локальной синтаксической неоднозначности, является время чтения критического (разрешающего неоднозначность) слова или слово сочетания (Frazier, Rayner, 1982;

Carreiras, Clifton, 1999;

Staub, Rayner, 2007).

Таким критическим словом для соотнесения одного из двух существительных женского и мужского рода в именной группе с придаточным предложением яв ляется RP определенного рода, как это продемонстрировано в экспериментах на материале английского (Traxler et al., 1998;

van Gompel et al., 2001, 2005) и ис панского (Carreiras, Clifton, 1999) языков. Мы проанализировали зависимость времени чтения RP от вида закрытия. При РЗ время чтения (нормированное на символ) RP оказалось несколько меньше, чем при ПЗ (соответственно, 51.9±1. против 54.4±1.8 мс/символ), хотя такое различие оказалось недостоверным (t= 1.20, p0.232). Однако с использованием метода однофакторного дисперсион ного анализа было выявлено квазизначимое (тенденция) влияние фактора «за крытие» с уровнями «РЗ»/«ПЗ» (F=1.627, p0.1) на этот параметр.

Мы также проанализировали влияние фактора «закрытие» и фактора «суще ствительное» с уровнями «N1»/«N2» на время их чтения. По модели двухфак торного анализа мы выявили достоверное влияние фактора «закрытие»

(F1=11.22, p0.00001), фактора «существительное» (F2=2.08, p0.035) и досто верный эффект межфакторного взаимодействия (F1.2=2.76, p0.006). В резуль тате парного сравнения было показано, что при РЗ время чтения N1 оказалось достоверно больше, чем аналогичное время чтения N2, а при ПЗ эти величины статистически не различались (табл. 3). Поэтому влияние фактора «cуществительное» определялось преимущественно различиями исследуемого параметра при чтении ТП с РЗ.

Таблица 3. Среднее время чтения (нормировано по длине слова, мс/символ) N1 и N2 при РЗ и ПЗ в ТП, а также 1-го и 2-го слов в КП. Разброс представлен ошибкой средней. Попарное сравнение параметров производили с использова нием парного t-критерия.

t-критерий Стьюдента N1 N2 n (уровень значимости, p) РЗ 47.6±1.0 42.3±1.0 735 4.43 (0.00001) ПЗ 44.3±1.4 42.5±1.4 357 1.20 (0.23) 1-е слово 2-е слово КП 39,9±1,0 38,3±0,9 826 3,55 (0,0001) Время чтения N1 в ТП при РЗ и ПЗ в отдельности оказалось больше време ни чтения 1-го фрагмента в КП (табл. 3, t=5.43, p0.00001 и t=2.55, p0.011, со ответственно). Различие между временем чтения N1 при РЗ и ПЗ с использова нием t-критерия оказалось квазизначимым (t=1.84, p0.066), но с использовани ем критерия Манна-Уитни - высоко достоверным (Z=83.1, p0.0001). При этом времена чтения 1-го и 2-го слов в КП статистически не различались (табл. 3).

Длительность 1-ой фиксации на отдельных словах в зависимости от вида закрытия. Эффект увеличения времени чтения N1 потенциально можно объяснить тем, что при чтении текстов на естественном языке средняя длитель ность 1-ой фиксации на 1-ом слове любой строки больше, чем средняя длитель ность последующих фиксаций (Balota et al., 1985). С целью проверки такого эффекта мы проанализировали длительность 1-ой фиксации при чтении двух первых слов в ТП с РЗ и ПЗ, а также в КП. Как в ТП, так и в КП средняя дли тельность 1-ой фиксации на 1-ом слове оказалась достоверно выше, чем сред няя длительность 1-ых фиксаций на словах внутри строки. Ряд работ указывает на важную роль парафовеального зрения для восприятии текстов при чтении (Balota et al., 1985;

Underwood, 2004). Во время фиксации на текущем участке слова внимание человека может смещаться за пределы фовеа, предвосхищая перемещение взора в следующий момент времени. При этом восприятие ин формации начнется еще до того, как глаза совершат саккаду и взор переместит ся на новое место. Эта особенность процесса чтения позволяет тратить меньше времени на последующую фиксацию, если соответствующая ей зрительная ин формация до этого воспринималась парафовеальным зрением. При чтении об ласть парафовеального зрения асимметрично расширена влево и вправо. Так, мы можем распознавать в среднем 4-5 букв слева от точки фиксации и 8- справа при обычных размерах шрифта (Rayner, 1998, 2009). Это объясняется привычкой читателей к совершению определенного паттерну движений глаз при чтении. При чтении начало новой строки никогда не попадает в парафовеа альную часть поля зрения читателя, поэтому длительность 1-ой фиксации при этом увеличивается, поскольку в этом случае необходимо больше времени для распознавания читаемых букв.

В наших экспериментах при перемещении взора на новую строку также от мечалось увеличение длительности 1-ой фиксации на 1-ом слове как при чте нии ТП, так и КП (табл. 4). Методом двухфакторного дисперсионного анализа мы выявили высоко достоверное влияние фактора «тип предложения» с уров нями «неоднозначность»/«контроль» (F1=153.4, p0.00001) и фактора «фраг мент» с уровнями «1»/«2» (F2=16.3, p0.00001) на длительность 1-ой фиксации при чтении первых двух слов в ТП и КП. В среднем длительность 1-ой фикса ции на N1 при чтении ТП (суммарно по обоим закрытиям) оказалась продолжи тельнее 1-ой фиксации на 1-ом слове в КП (t=2.74, p0.006) (табл. 4). Такие различия оказались справедливыми и при сравнении 1-ых фиксаций на 2-ом слове в ТП и КП (t=3.00, p0.003).

Мы также провели специальный анализ длительности 1-ой фиксации в за висимости от закрытия. При РЗ эффект удлинения 1-ой фиксации оказался бо лее выражен, о чем свидетельствует высоко достоверное отличие исследуемого параметра от КП (t=3.31, p0.001), по сравнению с ПЗ при недостоверном отли чии исследуемого параметра от КП (t=0.57, p0.566) (табл. 4). Отметим, что 1 ое слово в КП могло быть любой частью речи, а 2-ое - всегда дополнением, от носящимся к определительному придаточному. Средняя длительность 1-ой фиксации при чтении ТП с РЗ достоверно превышала среднюю длительность первой фиксации при чтении ТП с ПЗ (t=2.13, p0.034). Таким образом, эффект неоднозначности, состоящий в «дополнительном» увеличении длительности 1 ой фиксации в ТП по сравнению с КП, отмечался только при РЗ.

Таблица 4. Средняя длительность 1-ой фиксаций (мс) при чтении N1 и N2 в ТП при РЗ и ПЗ, а также при чтении 1-го и 2-го слов в КП. Разброс представлен ошибкой средней. Попарное сравнение параметров производили с использова нием парного t-критерия.

t-критерий Стьюдента N1 N2 n (уровень значимости, p) РЗ 230±3 195±3 688 8.30 (0.0001) ПЗ 218±4 192±4 341 4.90 (0.0001) все 226±3 194±2 1029 9.63 (0.0001) 1-е слово 2-е слово КП 215±3 184±2 740 9.12 (0.0001) Так же, как и в случае со временем чтения N1 и N2, длительность 1-ой фик сации коррелировала с доминированием в русском языке РЗ. Напомним, что в английском языке доминирует ПЗ, и в исследовании (Traxler et al., 1998) при чтении аналогичных предложений время чтения 2-го существительного оказа лось больше времени чтения 1-го.

Регрессии при РЗ и ПЗ. Как показали наши исследования, частота регрес сий при чтении ТП в два раза превышала аналогичный параметр при чтении КП (табл. 1). Мы проанализировали влияние закрытия на частоту регрессий при чтении ТП. Предложения, прочитанные всеми испытуемыми, разделили на две группы: одна включала предложения с выбором N1 (РЗ), другая – с выбором N (ПЗ). Массивы составляли из числа регрессий при чтении каждого предложе ния. По модели однофакторного дисперсионного анализа мы не выявили влия ния фактора «закрытие» с уровнями «РЗ»/«ПЗ» на частоту регрессий (F=0.494, p0.628), и частоты регрессий по закрытиям статистически не различались (табл. 5).

Таблица 5. Средняя частота регрессий в зависимости от вида закрытия. В скобках указаны объемы выборок. Разброс представлен ошибкой средней. По парное сравнение параметров производили с использованием парного t критерия.

t-критерий Стьюдента РЗ ПЗ (уровень значимости, p) 0.667+0.035 0.772+0. все -0.69 (p0.492) (784) (378) группа 0.735+0.046 0.701+0. 0.48 (p0.628) «РЗ0.75» (548)* (334)** группа 0.509+0.049 0.791+0. -1.33 (p0.191) «РЗ0.75» (236)* (43)** Различия между группами по непарному t-критерию Стьюдента:

* - t=3.37, p0.001;

** - t=-0.42, p0.676.

Испытуемые, участвующие в наших экспериментах, значительно отлича лись по степени доминирования РЗ. Мы исследовали влияние закрытия на час тоту регрессивных саккад с учетом степени доминирования РЗ у испытуемых.

Испытуемых разделили на две группы – с долей РЗ менее 0.75 (22) и более 0. (7), вычисленной по всем предложениям. По модели двухфакторного дисперси онного анализа выявили достоверное влияние фактора «группа испытуемых» с уровнями «РЗ0.75»/«РЗ0.75» (F1=3.089, p0.002) на частоту регрессий.

Влияние фактора «закрытие» с уровнями «РЗ»/«ПЗ» на данный параметр ока залось недостоверным (F2=0.945, p0.653). Для группы «РЗ 0.75» частоты рег рессий оказались близкими (табл. 5). Для группы «РЗ0.75» частоты регрессий значительно различались, но из-за малой выборки предложений с ПЗ оказались статистически недостоверны. Тем не менее, влияние фактора «группа испытуе мых» привело к высоко достоверным различиям частот регрессий при РЗ у групп испытуемых, а при ПЗ частоты регрессий не различались (табл. 5).

ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ Параметры движения глаз при чтении текстов на естественном языке явля ются коррелятом языковых процессов, в том числе структурного анализа пред ложений (Mehler et al., 1967;

Frazier, Rayner, 1982;

Rayner, 1998;

Clifton et al., 2003;

Staub, Rayner, 2007;

Traxler et al., 1998, 2002;

Clifton, Staub, 2008, 2011;

van Gompel et al., 2001, 2005). Когда читатель встречает сложный материал в предложении, скорость чтения, как правило, замедляется за счет увеличения частоты генерации регрессивных саккад для повторного чтения сложного фрагмента и удлинения фиксаций. Исходя из таких результатов, логично пред положить, что результат разрешения неоднозначности при чтении структурно сложного фрагмента несовместим с результатом первичного синтаксического анализа читателя. Другими словами, читатель анализирует текст по так назы ваемому принципу «садовой дорожки» (англ., garden path) (Bever, 1970), или по модели «заблуждения» (Frazier, Fodor, 1978). В модели «заблуждения» основой для структурного анализа предложений является построение структуры непо средственных составляющих, в то время как процессы лексического, семанти ческого и дискурсивного анализа предложения являются отдельными этапами, которые осуществляющиеся позднее. Такое замедление чтения при разрешении локальной неоднозначности отмечают ряд исследователей (для обзора см. Clif ton, Staub, 2008, с. 236;

Cuetos, Mitchell, 1988;

Ni et al., 1996).

Из литературы известно, что лексический анализ происходит в течение 150 250 мс от момента предъявления слова в экспериментах, когда слова предъяв ляют по одному и испытуемые не совершают движений глаз для чтения (Schendan et al., 1998). Это время зависит от лексических свойств слова – его длины, частоты встречаемости, предсказуемости по контексту. В условиях ре ального чтения во время фиксации для подготовки следующей саккады необхо димо 100-150 мс (Sereno, Rayner, 2003). На основании данных, полученных при регистрации ВП во время фиксации взора на слове в условиях реального чте ния, установлено, что лексический анализ происходит параллельно и частично перекрывается с глазодвигательными процессами (Sereno, Rayner, 2003). При этом он может продолжаться во время и после саккады в направлении следую щего фрагмента текста.

Во время чтения происходит непрерывное обращение к долговременной памяти для распознавания зрительных слов и установления их значения. В со временной психолингвистике получили развитие представления об особой структуре, связывающей слова в долговременной памяти (Underwood, 2004).

При восприятии речи в этой структуре происходит процесс конкурентного вы бора значения слова из долговременной памяти. Нейрофизиологическим бази сом лексической долговременной памяти является активность зоны «понима ния» зрительно предъявляемых слов (англ. visual word form area, VWFA), рас положенной в левой затылочно-височной борозде на границе с веретенообраз ной боковой извилиной (поле 37), при повреждении которой утрачивается спо собность понимать значение читаемых слов (Cohen et al., 2002).

Процесс связывания отдельных слов, например, местоимения и предшест вующего существительного (называемого антецедентом), происходит при во влечении подсистемы внимания исполнительного контроля (Posner, 2004), ко торая управляет работой вербально специфической рабочей памяти для удер жания текущей текстовой информации и переключения между конкурирующи ми альтернативами (Hagoort et al., 2004). Нейрофизиологическим субстратом этой памяти являются области, тесно прилегающие к «классической» зоне Бро ка (поля 44, 45) и включающие поле 47 (префронтальная часть нижней фрон тальной извилины) и нижнюю часть поля 6 (Bookheimer, 2002;

Hagoort et al., 2004). По динамике «лексического» компонента ВП N400 в этих областях от ражаются семантические нарушения (несоответствия) между словами. На осно вании этих данных высказываются представления о роли этой области в инте грации отдельных слов в словосочетания и синтаксические конструкции (Book heimer, 2002;

Devlin et al., 2003;

Hagoort et al., 2004).

Приведенные физиологические данные о работе мозга по распознаванию слов и словосочетаний находят свое соответствие с динамикой движений глаз при чтении, полученные в наших экспериментах. В литературе широко обсуж даются преимущества и недостатки различных подходов для оценки воспри ятия фрагментов предложений, содержащих языковые сложности (Kennedy et al,, 1989;

Altmann et al, 1992;

Rayner, Sereno, 1994;

Clifton, Staub, 2008). Пред ложим интерпретацию основным нашим результатам.

Вычисление времени чтения – самый распространенный методологиче ский подход, используемый во многих работах, связанных с чтением. Время чтения является общим параметром оценки процесса чтения, объединяя в себе количество фиксаций и саккад (правосторонних и регрессивных) и их длитель ность. Одним из основных преимуществ применения регистрации движений глаз перед другими способами измерения времени чтения является то, что гла зодвигательные паттерны содержат детальную информацию, которую можно связать с ментальными процессами обработки текстов в динамике. По нашим результатам, чтение 2-я строки предложений с неоднозначностью замедляется по сравнению с чтением 2-ых строк контрольных предложений без неоднознач ности примерно на 17% (табл. 1). Причем примерно такое же замедление в про центном отношении было продемонстрировано при разрешении локальной не однозначности в испанском языке (Cuetos, Mitchell, 1988). Такое замедление чтения обусловлено увеличением числа фиксаций и их длительности, что вы звано главным образом увеличением частоты регрессивных саккад, генерируе мых для повторного чтения неоднозначных фрагментов предложения (табл. 1, 2, рис. 2). Длительность фиксаций увеличивается при чтении ТП, свидетель ствуя о замедлении восприятия и анализа текстовых фрагментов, содержащих синтаксическую сложность. Когнитивная сложность приводит к увеличению времени позиционирования взора на затруднительном месте в предложении (табл. 2-4), во время которого производится дополнительный анализ языковой информации. Как показали наши результаты, такое увеличение длительности характерно как для фиксаций перед и после регрессивных саккад, так и для фиксаций перед правосторонними саккадами (рис. 2). Частота регрессивных саккад является «центральным» параметром при анализе движений глаз при чтении. В литературе встречается много указаний на первостепенную роль воз вратных движений глаз, являющихся отражением динамики восприятия вер бальной информации. По результатам аналогичных исследований в различных языках (Rayner, 1998;

Clifton, Staub, 2008, 2011), регрессивные саккады возни кают в момент оценки рассогласования смысла в предложении. Это положение подтверждается высокой частотой регрессивных саккад при чтении ТП в наших экспериментах, превышающей таковую почти в два раза при чтении КП (табл.

1). Когда испытуемые перечитывают участки текста, паттерны движений глаз для последовательных прочтений варьируют незначительно (Hyona, Niemi, 1990;

Raney, Rayner, 1995;

Schnitzer, Kowler, 2006). При этом фиксации стано вятся немного короче, амплитуды саккад немного больше, но наиболее значи мые различия касаются частоты регрессий, которых существенно больше при первом прочтении.

Как и в некоторых других языках, в наших экспериментах при разрешении глобальной синтаксической неоднозначности испытуемые предпочитали ран нее закрытие (Cuetos, Mitchell, 1988;

Zagar et al., 1997;

Fodor, 1998;

Carreiras, Clifton, 1999;

Nowak, 2000;

Lovri et al, 2001;

Sekerina, 2003;

Федорова, Янович, 2004;

Секерина, 2006). Так же как и в этих работах, частота раннего закрытия по нашим данным составляла 2/3. При выборе более характерного для данного языка варианта закрытия время позиционирования взора на соответствующем дополнении возрастает из-за включения дополнительных процессов (табл. 3, 4), состоящих в интеграции отдельных слов в словосочетания и синтаксические конструкции (Hagoort et al., 2004). Мы предполагаем, что в случае неоднознач ности соответствия RP одному из двух существительных (N1 или N2) априор ная трудность структурного анализа (при неопределенности синтаксической конструкции) проявляется в дополнительной нагрузке на рабочую память (Pe terson et al., 1990). В результате повышается вероятность генерации регрессив ных саккад для повторного чтения 2-ой строки, чем обусловлено возрастание их частоты (табл. 1). Это в свою очередь приводит к увеличению времени чте ния. Однако частота регрессивных саккад зависит от индивидуальных особен ностей испытуемых. Так, у 1/4 наших испытуемых с высоким предпочтением РЗ (0.75) частота регрессий при РЗ оказалась существенно меньше, чем у ос тальных (табл. 5), а это, в свою очередь, приводит к уменьшению времени чте ния предложений. Мы предполагаем, что высокое предпочтение РЗ у испытуе мых можно объяснить своеобразным языковым «праймингом», приобретаемым в процессе индивидуальной жизни (Collins, Loftus, 1975). Это приводит к фор мированию в долговременной памяти имплицитных синтаксических конструк ций, соответствующих РЗ. При чтении такие испытуемые быстрее осуществля ют обработку текста, поскольку анализ синтаксической структуры происходит с участием имплицитной памяти, время обращения к которой короче (Rugg et al., 1998).

Чтение – одна из форм когнитивной деятельности. Изменение параметров движений глаз при чтении (длительности фиксаций, частота регрессивных сак кад) связано с психофизиологическими процессами принятия решения, которые напрямую связаны с системой внимания и в большой степени определяются работой фронтальных областей коры (Peterson et al., 1989, Posner et al., 2012).

Лексический анализ включает вовлечение подсистемы внимания исполнитель ного контроля (Peterson et al., 1989, Sereno et al., 1998), рабочей памяти, а также извлечение информации из долговременной памяти (англ., retrieval) (Caplan, Waters, 1999). Разрешение синтаксической неоднозначности, которое находит отражение в увеличении частоты регрессивных саккад и длительности фикса ций, связано с активацией эксплицитной памяти (Caplan, Waters, 1999;

Hagoort et al., 2004) при вовлечении подсистемы внимания исполнительного контроля (Peterson et al., 1989, Sereno et al., 1998). В наших экспериментах была проде монстрирована выраженная динамика всех основных параметров движений глаз при чтении, которые предположительно связаны с механизмами синтакси ческого анализа, то есть с процессами извлечения и сопоставления словосоче таний и синтаксических конструкций, локализованных в вербальной долговре менной памяти (Bookheimer, 2002;

Devlin et al., 2003;

Hagoort et al., 2004).

Вопросы изучения языка сложны, прежде всего, с точки зрения поиска аде кватных экспериментальных моделей для исследования языковых процессов.

Наши результаты открывают перспективу использования параметров движений глаз как психофизиологических показателей для объективной количественной оценки языковой деятельности, в частности, синтаксического анализа, в усло виях реального чтения. Высокая разрешающая способность применяемого нами метода видеоокулографии дает возможность точного количественного анализа движений глаз, связанных с реализацией многокомпонентного процесса обра ботки языковой информации при чтении.

ВЫВОДЫ 1. Процесс разрешения глобальной синтаксической неоднозначности при чте нии сложноподчиненных предложений с неоднозначностью определительно го придаточного женского рода в русском языке отражается в специфической динамике параметров движений глаз.

2. Параметры движений глаз при чтении отражают психофизиологические про цессы, вовлеченные в обработку языковой информации, - внимание, долго временную и рабочую вербальную память, а также принятие решения.

3. Синтаксическая неоднозначность в тексте приводит к замедлению чтения, что объясняется удлинением процессов обработки языковой информации и отражается в увеличении частоты регрессивных саккад и длительности фик саций. Такая динамика параметров движений глаз связана с дополнительны ми этапами языковой обработки.

4. Время чтения каждого из двух существительных именной группы главной части сложноподчиненного предложения зависит от результата разрешения синтаксической неоднозначности – отнесения определительного придаточно го к одному из этих существительных (от вида закрытия).

5. Специфическая динамика параметров движений глаз при разрешении син таксической неоднозначности является аналитическим средством для срав нительного исследования синтаксического анализа при чтении в разных язы ках.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ 1. Анисимов В.Н., Ермаченко А.А. Экспериментальная установка для одно временной регистрации движений глаз и электроэнцефалограммы // XIII Школа-конференция молодых ученых по физиологии высшей нервной дея тельности и нейрофизиологии. Тезисы докладов. – Москва, 2009 г. – С. 49.

2. Анисимов В.Н. Видеоокулография и электроэнцефалография в исследова ниях языковых функций // Ломоносов-2010: XVII международная конфе ренция студентов, аспирантов и молодых ученых;

секция «Биология». Тези сы докладов. – М.: МАКС Пресс, 2010. – С. 215-216.

3. Анисимов В. Н., Ермаченко Н. С., Ермаченко А. А., Латанов А. В. Экспери ментальная установка для одновременной регистрации движений глаз и электроэнцефалограммы // Четвертая международная конференция по ког нитивной науке. Тезисы докладов. – Томск, 2010. – Т. 1. – С. 138.

4. Латанов А.В., Анисимов В.Н., Федорова О.В. Видеоокулография и электро энцефалография в исследованиях языковых функций // V Международная научная конференция «Психофизиологические и висцеральные функции в норме и патологии». Тезисы докладов. – Киев, 2010. – С. 108.

5. Анисимов В.Н., Федорова О.В., Латанов А.В. Синхронная регистрация дви жений глаз и ЭЭГ: применение в психолингвистике // Экспериментальная психология в России: традиции и перспективы / под ред. В.А. Барабанщико ва. – М., 2010. – С. 349-354.

6. Анисимов В.Н. Движения глаз при чтении предложений с синтаксической неоднозначностью в русском языке // Ломоносов-2011: XVIII международ ная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых;

секция «Биоло гия». Тезисы докладов. – М.: МАКС Пресс, 2011. – С. 201-202.

7. Anisimov V.N., Latanov A.V., Fedorova O.V. Eye Movements in Syntactic Dis ambiguation in Russian Language // European perspectives on Cognitive Science.

– Sofia, 2011.

8. Анисимов В.Н., Латанов А.В., Федорова О.В. Параметры движений глаз при чтении предложений с синтаксической неоднозначностью в русском языке // Когнитивная наука в Москве: новые исследования. Тезисы докладов. – М.:

Ваш полиграфический партнер, 2011. – С. 5-8.

9. Анисимов В.Н., Ермаченко Н.С., Ермаченко А.А., Латанов А.В. Синхронная регистрация движений глаз, морганий и ЭЭГ // Сборник статей II междуна родной научно-практической конференции «Высокие технологии, фунда ментальные и прикладные исследования в физиологии и медицине». – Санкт-Петербург, 2011. – Т.3. – С. 92-94.

10. Анисимов В.Н., Федорова О.В., Латанов А.В. Движения глаз и моргания при чтении предложений с синтаксической неоднозначностью в русском языке // Сборник статей II международной научно-практической конферен ции «Высокие технологии, фундаментальные и прикладные исследования в физиологии и медицине». – Санкт-Петербург, 2011. – Т. 3. – С. 94-99.

11. Анисимов В.Н., Федорова О.В., Латанов А.В. Движения глаз при чтении предложений с синтаксической неоднозначностью в русском языке // Пятая международная конференция по когнитивной науке. Тезисы докладов. – Ка лининград, 2012. – Т.1. – С. 224.

12. Анисимов В.Н., Ермаченко Н.С., Ермаченко А.А., Терещенко Л.В., Латанов А.В. Экспериментальный комплекс для одновременной регистрации движе ний глаз и электроэнцефалограммы // Известия ЮФУ. Технические науки. – 2012. – N 11. – C. 116-120.



 




 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.