авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Баланс сил в атр на рубеже хx-xxi вв.

ИНСТИТУТ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА

РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК

На правах рукописи

Юй Сяотун

СТРАТЕГИЧЕСКИЙ БАЛАНС СИЛ В АТР

НА РУБЕЖЕ ХX-XXI вв.

Специальность 23.00.04 - политические проблемы

международных отношений и глобальпого развития.

Автореферат

Диссертации на соискание ученой степени

кандидата политических наук

Москва - 2007

Диссертация выполнена в Институте Дальнего Востока РАН Научные руководители:

– доктор исторических наук Яковлев А.Г.

– кандидат политических наук Кашин В.Б

Официальные оппоненты:

– доктор политических наук, Рудов Г.А;

– кандидат исторических наук, Воронцов А.В.

Ведущая организация – Московский государственный институт (университет) международных отношений МИД РФ

Защита состоится «» 2007 г. в часов на заседа нии Диссертационного Совета Д 002.217.02 в Институте Дальнего Востока РАН по адресу : 117418, г. Москва, Нахимовский проспект, 32.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Институ та Дальнего Востока РАН Автореферат разослан «_» _ 2007 г.

Ученый секретарь Диссертационного Совета, кандидат исторических наук А. А. Козлов I. Общая характеристика диссертационной работы Актуальность темы В связи с окончанием "холодной войны" и углублением экономиче ской интеграции стран АТР структура международных отношений в регионе претерпевает существенные изменения, что обусловило необ ходимость разработки новой модели отношений в сфере безопасности.

Более реальной становится перспектива перестройки отношений стран региона через снижение уровней баланса сил и достижение баланса ин тересов.

Однако события, связанные с силовыми акциями США и НАТО в Ираке, особенно, в Югославии, свидетельствуют, что дух сотрудничест ва в международных отношениях, не говоря уже о его букве, будет соз даваться в условиях очевидных претензий ряда стран на гегемонию. Как в Европе, так и в Азии динамика международной жизни определяется противоречивым сочетанием сотрудничества и силового соперничества.

Очевидно, что система международных отношений нуждается в переосмысливании традиционных, основанных на военно-силовых ме ханизмах союзнических отношений и концепций коллективной безо пасности. Система безопасности на основе сотрудничества, разрабаты ваемая в качестве базовой модели безопасности для Азиатско Тихоокеанского региона, вероятно, должна включать элементы между народных институтов и неформальных норм, правил и принципов меж дународного поведения. Ведь как крупные, так и малые страны региона заинтересованы в стабильности и безопасности — особенно в гарантиях от посягательств на их интересы.

Укрепление национальной безопасности Китая и России неотдели мо от конструктивного участия этие стран в обеспечении глобальной и международной безопасности, включая участие в международных режи мах безопасности в АТР.

Безопасность региональная имеет общие основные черты с безо пасностью глобальной. В то же время безопасность региональная от личается множественностью форм проявления, учитывающих особен ности конкретных регионов современного мира, конфигурации баланса сил в них, их исторических, культурных, религиозных традиций и т.п.

Во-первых, процесс поддержания региональной безопасности могут обеспечивать как специально созданные для этого организации, в част ности Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), так и объединения государств более универсального характера, напри мер, Организация американских государств (ОАГ), Организация афри канского единства (ОАЕ) и др.

Несущие конструкции системы международных отношений в Ази атско-тихоокеанском регионе периода «холодной» войны не были столь однозначно привязаны к биполярной схеме стратегического противо стояния между Востоком и Западом, хотя оно и оказывало сильнейшее воздействие на развитие обстановки в АТР, особенно в его северо восточной части. Основу региональной системы безопасности составля ли двусторонние (США-Япония, США-Южная Корея, СССР-КНДР, СССР-Монголия и т.д.), а не многосторонние (НАТО—ОВД) военно политические институты. Более разноплановой была и их экономиче ская составляющая. Экономическое соперничество в АТР шло по суще ству не столько по водоразделу Восток-Запад, сколько по линии Япония — «азиатские тигры», Япония—США. Гораздо более непримиримыми и противоречивыми, чем в Европе, были взаимоотношения между неко торыми государствами региона, провозгласившими построение социа лизма как основу своих политико-идеологических доктрин. Кроме КНДР это относилось, прежде всего, к СССР и КНР, между которыми наблюдались не только значительные идеологические разногласия, но и неприкрытое соперничество за лидерство.

Провозглашение «нового политического мышления» в СССР, ос лабление, а затем и полный демонтаж «железного занавеса» как основ ного атрибута военно-политического и идеологического противостоя ния между Востоком и Западом в конце 80-х — начале 90-х годов при вели к еще большему многообразию политического ландшафта АТР. В тихоокеанской Азии окончание «холодной войны» не ознаменовало собой явного рубежа в международном развитии, как это было в евро американском мире. Перемены были ощутимы, однако ее трудно на звать радикальной. Окончание «холодной войны» лишь активизировало процессы развивавшиеся в АТР с 60-80-х годов: возникновение и уси ление новых региональных центров силы, рост азиатского национализ ма, обретавшего все большее международное влияние. Рудницкий А.Ю. Азиатско-Тихоокеанский регион и общемировое развитие Внеш няя политика и дипломатия стран Азиатско-тихоокеанского региона:Учебное Это дополнительно способствовало тому, что региональное сооб щество и после окончания «холодной войны», и в настоящее время в значительной степени восприимчиво к понятию многополярности меж дународных отношений. Из этого, в свою очередь, следует, что и уст ройство системы безопасности на общерегиональном уровне может в значительной мере тяготеть к многосторонней схеме.

В последнее десятилетие все большее значение в обеспечении ре гиональной безопасности придается ее субрегиональному подуровню.

Окончание «холодной войны», переход от конфронтационных к коопе ративным формам поддержания стабильности в различных регионах мира способствует углублению этого процесса, его переходу в более компактные и ограничено взаимосвязанные субрегионы.

Цель и задачи исследования. Цель исследования состоит в анали зе трансформации стратегической роли и места Азиатско Тихоокеанского региона (АТР).

В соответствии с этим ставится ряд задач:

показать роль АТР в современном мире и новую расстановку сил в регионе на рубеже ХХ-XXI вв;

дать характеристику политическим и геополитическим сторо нам проблемы в регионе АТР;

рассмотреть концепции безопасности ведущих держав АТР проанализировать различные аспекты взаимодействия в рамках стратегических треугольников АТР;

обозначить роль и место КНР, России и Индии в нарастающих интеграционных процессах АТР.

Научная новизна работы заключается в следующем:

рассмотрены особенности интеграционных процессов в АТР и их стратегическое значение;

проанализирована эволюция концепции национальной безопас ности КНР в последней четверти XX века, выявлены новые подходы Китая к проблеме региональной и международной безопасности в усло виях перехода мирового сообщества от биполярности к многополярно сти;

предпринята попытка комплексного рассмотрения особенностей взаимоотношений между ключевыми акторами региона.

пособие ДА МИД РФ. М. 1998. С. Хронологические рамки исследования охватывают в основном последнее десятилетие ХХ и начало XXI века. На рубеже 80-90-х годов - ХХ в. феномен роста мощи АТР стал объектом особо пристального внимания мировой политологии. Именно к этому времени, как пред ставляется, сформировались базисные предпосылки изменения роли и места АТР как в региональной, так и мировой архитектонике..

Предмет исследования. Предметом исследования явились идеоло гические, военно-политические и экономические аспекты политики ру ководства стран АТР в процессе изменений в Восточной Азии в период после “холодной войны”.

Основа методологии исследования. Окончание “холодной вой ны”, сопровождавшееся распадом СССР и «восточного блока», в корне изменило облик международных отношений и потребовало нового под хода к их изучению. Но, как признают специалисты-международники, на сегодняшний день наука еще не выработала такого подхода: гло бальные политические изменения, в известном смысле, застали теорию врасплох. Оказалось, что ее основные концепции мало приспособлены для осмысления происходящих сдвигов, методология слабо согласуется с изменившимися условиями. Не отказываясь от общепризнанных дос тижений различных теорий международных отношений, позволяющих говорить о существовании соответствующей относительно самостоя тельной дисциплины, автор стремился к комплексному анализу. Поэто му для оптимизации процесса построения необходимых обобщений и выводов при исследовании столь многогранной проблемы стратегиче ские подвижки в АТР рассматривались через призму политических, во еннно-стратегических, экономических и др. явлений и событий.

В значительной степени комплексному анализу в данной работе способствовали теоретические и практические работы как зарубежных, так и отечественных авторов по проблемам геополитики и междуна родным отношениям. Общее, что в большей степени объединяет рабо ты теоретиков современных международных отношений, анализ про цессов интеграции и дезинтеграции территорий в условиях глобаль ных изменений.

При рассмотрении вопросов адаптации идей теоретиков междуна родных отношений к реалиям АТР использовались как исследования ученых, анализирующих общие проблемы развития международных отношений, так и работы специалистов-международников, занимаю щихся конкретным изучением региональных проблем Азиатско Тихоокеанского региона.

В их число входят труды О.Арина, Е.П. Бажанова, А.Д Богатурова, А.А. Волоховой, А.Д.Воскресенского, Ю.М. Галеновича, Л.С. Кюзад жяна, В.Ф. Ли, В.С. Мясникова, В.Е.Петровского, А.Ю. Рудницкого, М.Л.Титаренко, А.М. Хазанова, А.Г.Яковлева и др.

Степень разработанности темы и источниковедческая база.

Многие научные дискуссии по проблемам нового баланса сил в Восточной Азии, организованные после "холодной войны" как в России так и за рубежом, посвящаются вопросам, связанным с поддержанием в регионе стабильности и безопасности, а также обсуждению возможных причин роста напряженности и возникновения здесь конфликтов. В центре внимания аналитиков, как правило, оказываются две группы проблем: одна, затрагивающая различные варианты политики Соеди ненных Штатов Америки в Восточной Азии, начиная от курса на фор мирование здесь однополярного мира и кончая выводом из региона всех американских войск, и другая, связанная с анализом национальных ин тересов и геополитических амбиций ведущих акторов новой системы международных отношений в Восточной Азии.

Автор опирался на разработки российских и китайских ученых в области развития международных отношений, придерживаясь прин ципов диалектики и причинно-следственных взаимосвязей.

Очевидно, что поступательное развитие АТР предвещает карди нальные сдвиги в меняющейся геополитической конфигурации мира. В России, как представляется, стратегическое восприятие АТР все более усиливается. Об этом свидетельствует выход на рубеже 90-х – начала 2000 гг. ряда специализированных исследований таких авторов как в 1998г. Дипломатическая академия МИД РФ издала под редакцией В.Ф.Ли монографию «Внешняя политика и дипломатия стран АТР»;

Начиная с 2000г. в Институте Дальнего Востока РАН издается под ре дакцией А.В. Болятко ежегодный сборник статей «Россия в АТР»;

Ин ститут Мировой экономики и международных отношений РАН в. издал под редакцией Г.И. Чуфрина коллективную монографию «Вос точная Азия: между регионализмом и глобализмом».

А в 2005 г. вышел в свет при содействии « Российского националь ного комитета по Тихоокеанскому экономическому сотрудничеству»

первый номер ежемесячного журнала «Россия в АТР».

Значительный интерес также представляют работы таких извест ных специалистов как, А.Д. Богатуров, А.Д.Воскресенский, Ю.М. Гале нович, В.С. Мясников, В.Я. Портяков, М.Л.Титаренко и др.

Из работ на китайском языке следует выделить исследования таких авторов, как Янь Сюэтун, Сунь Шулин.

Отдельного внимания заслуживают специализирванные издания Китайской академии общественных наук. Например, «Желтая книга по России, Восточной Европе и Центральной Азии» вышедшая в 2006, яв ляется одним из первых фундаментальных исследований современной внешней политики, особенно в Центральной Азиии;

заслуживает вни мания издание Института азиатско-тихоокеанских исследований «Синяя книга – доклад о развитии в АТР», посвященное анализу наиболее горя чих вопросов АТР. В этой связи хотелось бы еще отметить монографию, подготовленную под редакцией Фу Менцзи «Стратегический курс АТР - главные мировые силы развития и конкуренции», изданную в 2002 г. и до сих пор являющейся одним из самых авторитетных изданий по во просам АТР. В работу, подготовленную в стенах китайского Института стратегических исследований, вошли исследования таких известных специалистов как Цзи Чжие, Юань Пэн, и др.

Эмпирическую базу работы составляют законодательные акты по внешней политике, прогнозные исследования, материалы периодиче ской печати и практических организаций. Большой объем информации, необходимой для анализа различных аспектов рассматриваемой в рабо те тематики, содержится в центральных китайских периодических изда ния и академических журналах, в частности, «Жэньминь жибао», «Бэй цзин цзинцзибао», «Хуанцю шибао», «Ляньхе цзаобао», «Фенхуан синьвэнь», «Чжунго синьвэнь ван» Особое место среди привлеченных периодических изданий занимает ряд специализированных газет и жур налов по проблемам АТР. Это издание Института современных между народных отношений «Сяньдай гоцзи гуаньси», издание международ ных проблем «Годзи вэн-ти яньцзю», издание Института Азиатско тихоокеанских исследований «Дан дай йя тай» и др.

В ходе написания диссертационной работы автор использовал пуб ликации в периодических изданиях 1990-х - начала 2000-х гг., издавае мых на русском языке («Независимая газета», «Эксперт», «Политиче ский журнал», «Обозреватель»).

Важную группу источников составляют работы, выступления, за явления и интервью должностных лиц: государственных деятелей, со трудников министерств и ведомств.

Практическая значимость диссертации определяется тем, что поднятые в ней проблемы имеют все возрастающее значение для внеш неполитической стратегии России.

Сделанные автором выводы могут быть использованы государст венными и научными организациями РФ для разработки экономической стратегии России, а так же стратегии национальной безопасности.

Систематичность и комплексность представляемого исследования придают ему помимо собственно научно-исследовательского характера также и функцию массово-просветительскую: данный труд может ис пользоваться, как учебное пособие для востоковедов, историков, поли тологов, юристов, управленцев и т.д.

II. Структура и основное содержание работы Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и прило жений.

Общее содержание работы:

Во Введении обосновываются актуальность и научная новизна ис следования, методологические подходы и адекватность постановки проблемы, формулируются цели и задачи исследования, приводится характеристика источниковедческой базы диссертации, дается историо графический обзор работ зарубежных и российских исследователей по выбранной теме.

Первая глава “Восточная Азия после “холодной войны” ” посвя щена анализу актуальных вопросов АТР, рассматривается роль АТР в современном мире и новая расстановка сил.

На протяжении 1960-90-х г.г. в странах Восточной Азии имело ме сто исключительно мощное и динамичное развитие экономики. Рост экономических показателей в АТР во многом был обусловлен успехами внутреннего экономического развития, укреплением двусторонних от ношений.

На этом фоне Восточная Азия отличается особой структурой меж дународных отношений.

В 1970-80-х годах на региональном уровне структура межгосудар ственных отношений определялась существованием треугольника СССР - США - КНР, который вписывался в контекст мирового бипо лярного противостояния Советского Союза и США. Распад СССР раз рушил эту структуру. В Восточной Азии обстановка перестала зависеть от отношений Москвы и Вашингтона. Это дало толчок развитию регио нальной многополярности. В АТР стали действовать несколько центров влияния - Китай, Япония, государства Ассоциации стран Юго Восточной Азии (АСЕАН), Россия. Несмотря на то, что США географи чески и не принадлежат к восточноазиатской подсистеме, они оказыва ют на этот решен огромное влияние.

Среди региональных противоречий можно выделить четыре глав ные группы проблем: а) противоречия между отдельными государства ми: например, существенные противоречия имеются между США и КНР в области экономических связей и в политических подходах к ре шению некоторых международных проблем;

между США и Японией постоянно обостряются противоречия в сфере экономики, валютно финансовой политики и ряде других областей;

между Японией и КНР существуют противоречия в области военного и оборонного строитель ства;

противоречия между двумя корейскими государствами по прежнему носят остроконфликтный характер;

ряд территориальных споров в регионе также должны быть отнесены к этой категории;

б) противоречия между группами стран: имеются противоречия между субрегионом Юго-Восточной Азии и субрегионом Северо-Восточной Азии в подходах к проблемам безопасности, по вопросам ин вестиционной политики и т.п.;

в) противоречия между крупными дер жавами, малыми и средними государствами: в целом после окончания "холодной войны" политика некоторых государств региона обрела большую самостоятельность и независимость, а отсюда возникают про тиворечия с крупными державами по проблемам безопасности (напри мер, Малайзия-США) в связи с ростом комплексной мощи этих держав (в первую очередь, опасения в отношении “китайской угрозы”);

г) про тиворечия межцивилизационного характера, возникающие в отношени ях США и европейских держав, с одной стороны, и стран Северо Восточной и Юго-Восточной Азии - с другой;

наиболее четко эти про тиворечия прослеживаются в подходе к правам человека, к проблемам создания новой системы международных отношений и по ряду других проблем.

Учитывая, однако, то обстоятельство, что в АТР входят четыре ве ликие державы (США, Россия, Китай, Япония), обладающие влиянием в глобальном масштабе, последствия возникновения кризисных ситуаций здесь могут с самого начала приобретать характер не только региональ ный, но и глобальный. В этом по существу и кроется особая угроза для безопасности государств Восточной Азии и АТР в целом.

Опасная неопределенность в развитии ситуации в Восточной Азии в случае ухода американских войск побуждает основных акторов регио нальной системы международных отношений заблаговременно гото виться к такому неблагоприятному исходу и налаживать диалог друг с другом.

В этом плане исключительный интерес, по мнению автора, пред ставляет эволюция концепции национальной безопасности ключевых акторов региона, в особенности те ее направления которые касаются самоопределения их в Восточноазиатском регионе.

Китай занимает прочные позиции в новой расстановке сил в Вос точной Азии. В отличие от Японии, своего потенциального конкурента и соперника в регионе, он располагает собственными природными ре сурсами, достаточными для того, чтобы самостоятельно поддерживать устойчивый экономический рост и обеспечивать стратегическую неза висимость.

Сильной стороной стратегического потенциала Китая, как полюса силы в Восточной Азии, является то, что национальная экономика в долгосрочной перспективе ориентируется на емкий внутренний рынок.

При условии, что страна сохранит темпы развития на ближайшую и среднесрочную перспективу, покупательная способность населения бу дет возрастать, а это значит, что будет расти и внутренний рынок.

Оставаясь, самодостаточным центром силы, обеспеченным при родными, трудовыми, технологическими и финансовыми ресурсами, Китай объективно располагает всеми необходимыми условиями, гаран тирующими ему политическую, экономическую и стратегическую неза висимость.

Силовой потенциал Китая в новой системе отношений в Восточной Азии уравновешивается только стратегической мощью Соединенных Штатов Америки, которые, хотя географически и не являются частью региона, однако располагают здесь огромным военно-морским потен циалом. После распада Советского Союза и ослабления военно морского флота России, Америка приложила большие усилия к тому, чтобы укрепить свои стратегические позиции великой морской державы в западной части Тихого океана.

Важнейшими задачами США в XXI в являются сохранение влия ния на Японию и замедление возвышения Китая. США стремятся не допустить превращения Китая в регионального лидера той части плане ты, которая обещает быть центром мирового экономического развития.

В новом балансе сил в Восточной Азии достаточно сильными по зициями обладает Япония, чей ВНП в 2005 году составил 4,848 трлн.

долл. В течение полувека она была самой динамичной страной Азии, главным проводником американского влияния здесь и даже «главной призмой, сквозь которую Соединенные Штаты оценивали свои интере сы в регионе». 2 Но 1990-е гг. оказались потерянным временем для стра ны, периодом стагнации второй экономики мира. У Японии ограничен ные природные ресурсы, ее население быстро стареет, способность ли деров использовать потенциал нации не вызывает восхищения. Однако накопленные в предшествующие периоды ресурсы позволяют ей де монстрировать свои претензии на ведущую роль в регионе.

С середины 90-х гг. XX века. во внешней политики России в отно шении стран АТР произошли значительные изменения, Россия измени ла свой первоначальный прозападный внешнеполитический курс, уси лив свою политику по отношению к Востоку. Руководство РФ заявило, что Россия проводит политику «двуглавого орла», осуществляя актив ную дипломатию как на Западе, так и на Востоке.

В 1994 году Россия выдвинула «всестороннюю дипломатическую стратегию (по всем направлениям)», прилагая дипломатические усилия в районе АТР. С помощью усилий на протяжении нескольких лет путем улучшения и развития отношений с Китаем, Японией, Кореей и страна ми АСЕАН она в конце концов вступила в круг стран АТР. 25 ноября 1997 года пятое неофициальное заседание руководителей экономиче ского сотрудничества и организаций стран АТР приняло решение, при нять в 1998 году Россию в качестве нового члена этой организации, что знаменовалоофициальное возаращение России в АТР.

В своей политике в АТР Россия преследует следующие стратегиче ские цели:

1. С учетом распространения НАТО на Восток, и в обстоятельствах вытеснения России с ее стратегического пространства она пытается Уткин А.И. Мировой порядок XXI века. М.,2002. С. стабилизировать свой стратегический тыл и расширить свое стратегиче ское пространство, для того чтобы сконцентрировать силы для противо стояния экспансии НАТО;

2. Наладить стратегическое взаимодействие с Китаем и Индией, чтобы совместно противостоять глобальному доминированию США;

3. Активизировать экономические связи с странами региона, в ин тересах собственного развития.

Стратегия России в АТР включает двусторонний и многосторон ний подходы к безопасности.

В центре всей российской стратегии безопасности в АТР находятся отношения с Китаем. С начала 1990-х г., отношения между Россией и Китаем на основе нормализации китайско-советских отношений полу чили стремительное развитие. Россия рассматривает стратегические отношения с Китаем и Индией в качестве ключевого противовеса США.

Кроме того, Россия активно восстанавливает и развивает сотрудни чество с Японией и Южной Кореей. Япония и Южная Корея являются союзниками США в северо-восточной Азии, при этом американо японское сотрудничество в сфере безопасности играет в АТР роль по добную роли НАТО в Европе и в качестве одной из задач преследует сдерживание России. Тем не менее, развитие отношений России с Юж ной Кореей и Японией способствовало укреплению ее безопасности и экономическому развитию российского Дальнего Востока.

В последние годы Россия восстановила и развивает традиционные отношения с Северной Кореей, Вьетнамом, а также военно-техническое сотрудничество со странами региона.

Одновременно Россия пытается использовать участие в многосто роннем сотрудничестве в сфере региональной безопасности для восста новления своих позиций в АТР.

Вторая глава «Стратегические треугольники АТР» посвящена анализу отношений ведущих держав АТР: России, США, Японии, Ин дии и Китая.

Если в период «холодной войны» треугольник КНР-США-СССР был одним из определяющих факторов международных отношений, то сейчас для каждой из сторон взаимоотношения внутри треугольника – лишь один из многих аспектов внешней политики. Кроме треугольника Китай, США и Россия есть треугольники Китай, США и Япония;

США, Европа и Россия;

Китай, Россия и Индия и даже США, Япония и Южная Корея. Для КНР особое значение имеют взаимоотношения в треуголь нике Китай-США-Тайвань: взаимоотношения США с двумя берегами Тайваньского пролива оказывают серьезное влияние на внешнюю поли тику КНР и становится фактором глобального значения.

Международная обстановка постепенно развивается в направлении многополярности, поэтому сейчас треугольник «КНР-РФ-США» ни по характеру взаимоотношений внутри него, ни по влиянию на мировую политику несопоставим с треугольником «СССР-США- КНР» периода холодной войны.

Если говорить о треугольнике «КНР-РФ-Япония» то нужно отме тить, что японская политика в АТР продолжает ставить во главу угла укрепление двустороннего сотрудничества с США в различных сферах.

И по сей день решающим фактором, определяющим поведение япон ской дипломатии, остается присутствие на Японских островах крупных военных баз и вооруженных сил США, численность которых составляет около 47 тысяч офицеров и солдат. В этом смысле отношения между Японией и Россией и Японией и Китаем при всем их внешнем благопо лучии развиваются в действительности довольно противоречиво и все чаще в них преобладают не столько позитивные, сколько негативные тенденции.

Двусторонние отношения в системе Россия-Индия-Китай, устойчи во развивающиеся по всем трем направлениям (прежде всего российско китайскому и российско-индийскому), объективно служат одним из важнейших факторов активизации трехстороннего взаимодействия.

Другим важным резервом трехстороннего партнерства в кругах специалистов признается развитие региональной интеграции, прежде всего в Азиатском Тихоокеанском регионе (АТР). По мнению специа листов, именно многосторонне сотрудничество в рамках уже давно дей ствующих, а также новых региональных организаций, таких как Форум Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС), Ре гиональный форум АСЕАН (АРФ), «АСЕАН+3», форум «Азия-Европа»

(АСЕМ) может стать важным инструментом реализации задач, стоящих перед Индией, Китаем и Россией, способствовать их усилиям по обес печению международного мира и стабильности 3.

Ранганатхан К. Доклад на третьей научной конференции «Индия-Россия-Китай».

Россия, Индия и Китай активно участвуют в процессах мировой и региональной институционализации, что наряду с другими факторами, является важным объединяющим моментов во внешнеполитической деятельности трех стран. Россия и Китай – члены АТЭС и ШОС. Россия – член СНГ и Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС), Китай – участник диалога АСЕАН плюс три (Китай, Япония, Южная Корея). Индия – член Ассоциации регионального сотрудничества Юж ной Азии (SAARC – South Asia Association for regional cooperation). Ин дия и Китай – члены ВТО, а Россия стоит на проге вступления в эту ор ганизацию. Это означает, что трехстороннее сотрудничество Индии, Китая и России будет затрагивать интересы и территории, если не всех стран-членов данных организаций, то, как минимум, тех, которые рас положены в Восточной, Центральной и Южной Азии.

Особое значение в этом смысле имеет сегодня взаимодействие в рамках Шанхайской организации сотрудничества. Принятие в 2002 году на саммите в Санкт-Петербурге базового уставного документа – Хартии ШОС, учреждение постоянных органов, формирование практических механизмов сотрудничества государств-участников в различных сферах – от безопасности и борьбы против терроризма до конкретных хозяйст венных и гуманитарных областей – все это свидетельствует о больших возможностях организации в решении задач, которые составляют по тенциал трехстороннего сотрудничества России, Индии и Ки тая.Концепция трехстороннего взаимодействия и взаимовыгодного со трудничества Росси, Китая и Индии продолжает оставаться в стадии тщательной экспертной разработки и находится на начальном этапе практической реализации. Регулярные встречи политологов трех стран, объективно превратившись в своего рода научное сопровождение дан ного процесса для выработки согласованных рекомендаций руководству трех стран, начинаются приносить видимые практические результаты.

Разумеется, ведя сегодня неформальный диалог, стороны отдают отчет наличию разного рода проблем. Основные из них – сохраняющие ся трудности в отношениях между КНР и Индией (вопрос о границе, китайско-пакистанские связи и ряд других). Другие вызваны особенно стями международного положения трех стран, действием «американ ского фактора», общей подозрительность, а порой, откровенно провока Дели, 4-5.11.2003.

ционной позицией Запада. Немало проблем может быть связано с прак тическим движением по пути трехсторонней экономической интеграции.

Трудно пока оспорить и мнение некоторых экспертов, что «далека от четкого определения повестка дня сотрудничества»4.

Тем не менее, есть все основания полагать, что в целом концепция трехстороннего взаимодействия рассматривается партнерами как важ ный резерв консолидации усилий в решении сходных международных задач, как дополнительный ресурс, позволяющий расширить возможно сти внешнеполитического маневра на международной арене в целом, особенно в моменты обострения международной обстановки. Опреде ленные надежды возлагаются и на поиск различного рода трехсторон них экономических и культурно-гуманитарных проектов в интересах развития хозяйственных и социальных комплексов каждой из стран.

Трехстороннее взаимодействие видится как неформальное и некон фронтационное партнерство, нацеленное на создание прочного, ста бильного и справедливого мира, а на этой базе – на обеспечение благо приятных внешних условий для решения стоящих перед каждой из трех стран задач, на эффективное использование в процессе реализации взаимодополняющих возможностей друг друга.

В третьей главе « Процессы стратегической интеграции в АТР»

рассмотрены особенности взаимоотношений в рамках таких региональ ных союзов как АСЕАН +3, АТЭС и особенно в ШОС.

Среди аналитиков, работающих в международных финансовых ин ститутах (Всемирном банке, МВФ и других), с 2000 г. все более распро страняется, оптимистическое мнение, что, за немногим исключением, экономики азиатских стран снова переживают подъем, а фаза глубокого кризиса в третьем по величине ключевом регионе мировой экономики ушла в прошлое. Другими словами: Восточная Азия, т.е. Северо Восточная и Юго-Восточная Азия, останутся самым динамичным ре гионом глобального экономического развития, темпы которого будут выше среднемировых. Это будет относиться не обязательно к каждой экономике, но к подавляющему большинству их.

В определённой степени финансовый кризис 1997-1998 г. послужил точкой отсчёта для новых отношений в Восточной Азии. Главный вы вод, сделанный пострадавшими от кризиса странами, состоит в том, что Сяндай гоцзи гуанси. 2003. № 1.

настаивание на национальном суверенитете и отказ от региональной интеграции могут привести к резкой утрате суверенитета, и что риски дезинтеграции гораздо выше, чем риски интеграции. До того как разра зился азиатский кризис, политики этого региона придерживались очень осторожного стиля наднациональной кооперации. Его определяющими чертами было достижение консенсуса и постепенное продвижение впе ред. Похоже окончательно этот этап завершился с полной интеграцией стран ЮВА в рамках АСЕАН.

Экономика АСЕАН, объединяющей 10 стран Юго-Восточной Азии и Индокитая, всегда была ориентирована на экспорт. Наметившийся мировой экономический спад, прежде всего в таких экономических ги гантах, как США и Япония, вызванный не в последнюю очередь траги ческими событиями в Нью-Йорке и Вашингтоне 11 сентября, а также нарастающее экономическое могущество КНР подталкивают некогда весьма динамичную, а ныне экономически и политически "потускнев шую" Ассоциацию государств Юго-Восточной Азии к поискам "спаса тельного круга". Поэтому страны АСЕАН с энтузиазмом восприняли предложенную в Сингапуре (2000г) Китаем идею создания "зоны сво бодной торговли" (далее ЗСТ) в составе АСЕАН и КНР, официально закрепленную на состоявшихся в султанате Бруней (сентябрь 2001 г.) и Камбодже (ноябрь 2002г.) встречах в верхах по формуле "АСЕАН плюс КНР". В итоге была достигнута договоренность о создании совместной ЗСТ, к 2010 г.

В 2003 году лидерами группировки одобрена концепция сообщест ва АСЕАН, предусматривающая в качестве триединой задачи создание к 2020 году в рамках Ассоциации сообщества безопасности, экономиче ского сообщества и социально-культурного сообщества. На ее реализа цию нацелена 6-летняя Вьентьянская программа действий (ВПД), при нятая на 10-м саммите АСЕАН в ноябре 2004 года Этот документ фик сирует в качестве приоритетных направлений деятельности «десятки»

достижение более высокой степени интеграции и параллельное сокра щение разрыва в уровнях развития между ее старыми и новыми членами.

Для решения этой двуединой задачи в 2000 году была запущена Ини циатива интеграции АСЕАН (ИАИ).

В экономической области страны Ассоциации проводят линию на интеграцию и либерализацию в субрегионе ЮВА на базе вступившего в силу с 1 января 2002 года Соглашения о создании зоны свободной тор говли АСЕАН, рамочного соглашения о зоне инвестиций АСЕАН и схемы промышленного сотрудничества АСЕАН.

Россия стремится вносить свой реальный вклад в экономическое развитие этого региона. Прирост ежегодного товарооборота РФ со стра нами АТР составляет более 20 процентов. В ее действиях и планах ис ходят из того, что Россия – неотъемлемая часть АТР. Этот регион – не только пространство бурного экономического роста. Здесь проявляется одно из позитивных следствий глобализации – постепенное выравнива ние уровней социально-экономического развития различных регионов мира. Еще одна отличительная черта АТР – высокая динамика интегра ционных процессов, которые позитивно влияют на формирование ново го, более справедливого мироустройства.

Развитие России может быть успешным лишь при условии самого активного участия в региональной интеграции. Конструктивная вовле ченность в эти процессы –стратегический выбор, важнейшая задача на обозримую перспективу. Этими соображениями руководствовалась Россия при присоединении в 1998 году к форуму «Азиатско тихоокеанское экономическое сотрудничество». Сегодня на простран стве АТР это самый представительный механизм консультаций, совме стного обсуждения ключевых региональных и международных вопро сов.

Первое мероприятие в России в рамках Форума АТЭС прошло в мае 2001 года в Москве - заседание ДКС. В его работе приняло участие около 100 представителей деловой элиты АТР.

В целях активного привлечения российского бизнеса к деятельно сти ДКС в ноябре 1998 года под эгидой Комиссии Правительства Рос сийской Федерации по вопросам участия в форуме АТЭС по инициати ве МИД России был сформирован «Деловой клуб АТЭС» - неформаль ное объединение представителей российских деловых кругов, ориенти рованных в своей деятельности на Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР). В него входят более 50 крупных российских фирм и банков.

К сожалению, запас информации о России и её деловых кругах у стран-участниц АТЭС пока весьма и весьма скуден. Одна из основных причин – недостаточная активность российских представителей в ДКС АТЭС, их слабая взаимосвязь с заинтересованными государственными ведомствами Азии и российскими деловыми кругами в целом.

Распад СССР и образование в Центральной Азии новых независи мых государств изменили очертания границ в регионе, и посему к сере дине 90–х гг. возникла необходимость придать многосторонний харак тер российско–китайскому переговорному процессу по вопросам грани цы, проходившему то тех пор на двусторонней основе. Это и произошло в Шанхае в 1996 г., где лидеры России, Китая, Киргизии, Казахстана и Таджикистана подписали Соглашение об укреплении мер доверия в приграничных районах. строительства мер доверия и обеспечения по граничного сотрудничества.

Преобразование «Шанхайской пятерки» в ШОС произошло в июне 2001 г. на встрече лидеров России, КНР, Казахстана, Киргизии, Таджи кистана и примкнувшего к ним Узбекистана. Главными целями регио нальной организации было объявлено укрепление всесторонней коопе рации между странами–участницами по вопросам безопасности и обо роны, а также в сфере внешней политики, экономики, культуры и т.д.

Преобразование организации ознаменовало собой превращение ее из довольно ограниченного международного инструмента по решению пограничного вопроса в коллективное средство обсуждения многопла новых проблем по всем аспектам многосторонних отношений.

Одним из основных направлений ШОС, является противодействие таким вызовам и угрозам, как международный терроризм, нелегальная транспортировка наркотиков, контрабанда оружия, нелегальная мигра ция и иная трансграничная противоправная деятельность.

Одним из наиболее значимых результатов Бишкекского саммита ШОС в июне 2002 г. стала разработка совместных подходов к предот вращению международного терроризма и экстремизма. В контексте роста нестабильности и напряженности потенциально взрывоопасной ситуации в Центральной и Юго–Восточной Азии принятые ранее со глашения получили новое наполнение в Шанхайской Конвенции по проблемам предотвращения терроризма, сепаратизма и экстремизма.

Основной задачей Конвенции провозглашено обеспечение правовой и практической базы для взаимодействия правоохранительных органов и спецслужб стран–членов ШОС в сфере противодействия названным «трем злым силам», прежде всего в Центральной Азии.

На саммите в Санкт–Петербурге в июне 2002 г. состоялось подпи сание Соглашения по созданию региональной антитеррористической структуры (постоянного органа по усилению координации и взаимо действия спецслужб стран – членов ШОС в борьбе против терроризма, сепаратизма и экстремизма).

Декларация о создании ШОС утверждает открытость Организации для присоединения к ней третьих сторон, что свидетельствует о непри ятии странами–участницами идеи регионального обособления и автар кии. К настоящему времени свой интерес к деятельности Организации продемонстрировали Региональный Форум АСЕАН, Индия, Иран, Па кистан, Шри–Ланка, Монголия и ряд других стран.

Сейчас ШОС – это пока единственный в мире постоянный интер национальный механизм с участием Китая, поставивший перед собой задачу противодействия международному терроризму, религиозному экстремизму и национальному сепаратизму на коллективном уровне. На наш взгляд, структуры, подобные ШОС, в геополитическом плане сим волизируют, стремление части мирового сообщества к созданию много полярного мира и, в определенной мере, являются признаком зарожде ния такового мира.

Киргизия, Узбекистан и Таджикистан по понятным причинам были вынуждены допустить базирование на своих территориях воинского контингента США. Однако эти государства не намерены поступаться своим суверенитетом. Это и побудило Узбекистан свернуть американ ское военное присутствие на своей территории в 2005 году. В России и КНР названные страны видят авторитетных гарантов своей независимо сти. С другой стороны, вытеснение Соединенными Штатами России и Китая с позиций доминирующих в регионе держав расширяет для цен тральноазиатских лидеров пространство для политико–экономического маневра относительно Москвы и Пекина. В этом контексте механизмы ШОС могут сыграть позитивную роль в плане поддержания оптималь ных, коллективно управляемых рамок этого маневра.

ШОС не является блоковой, союзнической организацией. Она представляет собой международный инструмент для согласования на правлений многостороннего сотрудничества. Как и любое диалектиче ское явление, процесс становления и развития ШОС не лишен и опреде ленных трудностей. Одна из текущих проблем ШОС и заключается в том, что организация пока не имеет согласованной структуры и посто янных органов, поэтому не обладает полномочиями субъекта междуна родных отношений. В перспективе, после окончательного оформления и организационного упорядочивания, ШОС вполне способна стать влия тельным международным институтом.

В Заключении подводятся итоги исследования.

На протяжении 1970-1980-х годов и вплоть до окончания "холод ной войны в Восточной Азии поддерживался баланс сил между тремя великими державами Советским Союзом, Китаем и США. Однако рас пад СССР в начале 1990-х не только способствовал укреплению пози ций Соединенных Штатов Америки в регионе в роли единственной гло бальной сверхдержавы, привел к формированию в Восточной Азии но вого баланса сил. Этот процесс проходит на фоне быстрого экономиче ского роста стран региона и сопровождается увеличением военных рас ходов и неудовлетворенными национальными амбициями.

Силовой потенциал США в новой системе отношений в Восточной Азии уравновешивается только стратегической мощью КНР. Китай за нимает прочные позиции в новой расстановке сил в Восточной Азии. В отличие от Японии, своего потенциального конкурента и соперника в регионе, он располагает собственными природными ресурсами, доста точными для того, чтобы самостоятельно поддерживать устойчивый экономический рост и обеспечивать стратегическую независимость. В новом балансе сил в Восточной Азии достаточно сильными позициями обладает Япония. Правда, в 90-е годы XX в. темпы ее экономического роста серьезно замедлились, однако накопленные в предшествующие периоды ресурсы позволяют ей сохранять за собой место ведущей эко номической державы Восточной Азии и второй в мире, после США.

Она постоянно модернизирует свои силы самообороны, оснащая их са мыми передовыми военными технологиями. В японских политических кругах все активнее обсуждаются вопросы пересмотра мирной Консти туции 1947 года и отказа от трех неядерных принципов, что, в случае реализации этого плана, выведет Японию в число ведущих военных держав не только регионального, но глобального уровня".

Таким образом, в начале XXI века в восточной Азии возник новый расклад сил, при котором четко обозначились ведущие роли двух вели ких держав — Китая и Соединенных Штатов и второстепенные роли Японии, Южной Кореи и России. Проблема, однако, состоит в том, на сколько противоречащими друг другу окажутся национальные интересы этих стран в региональной системе отношений, какие средства участни ки восточноазиатского "концерта" будут использовать для их реализа ции и какую внешнюю политику они будут проводить для поддержания стабильности и безопасности в этом стратегически важном районе мира.

В условиях, пока новая системы отношений в Восточной Азии еще окончательно не сформировалась, ряд стран региона хотел бы успеть решить оставшиеся еще с периода "холодной войны" территориальные проблемы. Такие проблемы в первую очередь существуют в отношени ях между Китаем, Японией, Южной Кореей, Вьетнамом и странами АСЕАН по поводу принадлежности островов в Южно-Китайском море.

Китай и Япония, например, оспаривают права на острова Сэнкаку. То кио претендует также на южнокорейский остров Такто и на Южно Курильские острова, принадлежащие России. В условиях складывания новой системы отношений в Восточной Азии возникновение споров между странами региона по территориальным проблемам особенно опасно, так как их притязания выдвигаются в условиях быстро наби рающего силу национализма.

Для более точного понимания ситуации в АТР важен стратегиче ский анализ отношений в стратегическом треугольнике КНР-США Россия, которые как и раньше имеют не только региональное, но и большое глобальное значение.

Международная обстановка постепенно развивается в направлении многополярности, поэтому сейчас треугольник «КНР-Россия-США» ни по характеру взаимоотношений внутри него, ни по влиянию на мировую политику несопоставим с треугольником «СССР- США- КНР» периода холодной войны.

Террористические акты 11 сентября 2001 г. в Нью-Йорке и Ва шингтоне начисто перечеркнули упования народов мира на устойчивый ход развития человечества в ХХI веке. Перечеркнуты, оказались док трины и концепции, гипотезы и модели будущего мирового устройства.

11 сентября и последовавшие события оказали значительное влия ние на отношения между тремя крупнейшими мировыми державами.

Россия стала одним из главных союзников США по антитеррористиче ской коалиции. Пекин также поддержал Вашингтон политически.

В последнее время повысилась значимость на мировой арене дру гого треугольника «Россия – Китай – Индия». Его конечно нельзя срав нивать по степени влияния на мировые события с треугольником «КНР Россия - США». Но по мнению ученых его роль будет в дальнейшем только возрастать.

Россия, Индия и Китай активно участвуют в процессах мировой и региональной институционализации, что наряду с другими факторами, является важным объединяющим моментов во внешнеполитической деятельности трех стран.

Особенность нынешнего отношения России к региону Восточной Азии в стратегическом плане такова, что в силу объективных, прежде всего экономических, причин она не может играть здесь роль центра силы, какую в свое время играл Советский Союз на Тихом океане и в АТР. Поэтому восточноазиатский регион пока не является приоритет ным направлением внешней политики России. Внимание российского руководства на данном этапе исторического развития страны сосредо точено в первую очередь на увеличении экономического и силового потенциала на путях сближения с бывшими советскими республиками по периметру российских границ (и здесь трудно переоценить роль влияния России на Шанхайскую организацию сотрудничества), а также укреплении западных рубежей России, непосредственно оказавшись в геостратегическом соприкосновении со странами НАТО.

Хотелось бы надеяться, что по мере укрепления своего экономиче ского и научно-технического потенциала Россия в XXI в. непременно заявит о себе, как о великой 'Тихоокеанской державе, приступит к ак тивному освоению Дальнего Востока и Сибири восстановит свой сило вой потенциал и вновь будет играть важную стабилизирующую роль в системе международных отношений в Восточной Азии.

Апробация диссертации Основные результаты работы получили свое отражение в научно-исследовательской деятельности Института Дальнего Востока Российской Академии Наук. Ряд положений и выво дов настоящей работы был отражен в докладах на международных кон ференциях, организованных ИДВ РАН. Некоторые результаты исследо вания были раскрыты в ряде аналитических разработок и публикаций автора, общим объемом 2,5 листа, представленных в академическом издании ИДВ РАН «Проблемы Дальнего Востока».

По теме исследования опубликованы следующие работы:

1. Китайская стратегия национальной безопасности в АТР// Про блемы Дальнего Востока. №3. 2007. с. 2. Стратегические подходы США к АТР и их влияние китайско – американские отношения // Проблемы Дальнего Востока. №4. 2007.

с. Подписано к печати 24.09.2007 г.

Печ.л. 1,5. Тираж — 100 экз. Заказ № Печатно-множительная лаборатория Института Дальнего Востока РАН.

Москва, 117997, ГСП–7, Нахимовский пр-т, 32.

www.ifes-ras.ru

 




 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.