авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Политическое взаимодействие государственной власти и бизнеса в россии: становление корпоративистской модели

На правах рукописи

ГЕРМАШ Татьяна Александровна

ПОЛИТИЧЕСКОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ

ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ И БИЗНЕСА В РОССИИ:

СТАНОВЛЕНИЕ КОРПОРАТИВИСТСКОЙ МОДЕЛИ

Специальность: 23.00.02 – политические институты,

процессы и технологии

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата политических наук

Ростов-на-Дону 2011

Работа выполнена на кафедре истории и теории политики факультета государственного и муниципального управления Федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Волгоградская академия государственной службы»

Научный руководитель: доктор политических наук, доцент Бардаков Алексей Иванович

Официальные оппоненты: доктор политических наук, профессор Старостин Александр Михайлович кандидат политических наук Стеценко Александр Николаевич

Ведущая организация: ГОУ ВПО «Волгоградский государственный университет»

Защита состоится 24 марта 2011 г. в 13.00 на заседании диссерта ционного совета Д. 212.208.31 по политическим наукам при Южном феде ральном университете по адресу: 344038, г. Ростов-на-Дону, пр. М. Наги бина, 13, ауд. 302.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Юж ного федерального университета по адресу: 344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 148.

Автореферат разослан «18» февраля 2011 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат философских наук, доцент С.П. Поцелуев I.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Проблема политического взаимодействия государственной власти и бизнеса, создания и эффек тивного функционирования системы согласования политических и экономических интересов в России в последние годы привлекает все большее внимание представителей научного и экспертного сообщест ва, политиков, государственных деятелей, а также общественно политических лидеров.

Нужно сказать, что за последнее двадцатилетие российская поли тическая система пережила период бурного развития. На авансцене российской политики в это время могли выступать институты феде ральной государственной власти, представители региональных элит, политические партии и движения, общественные организации, средст ва массовой информации, экономические корпорации и монополии, отдельные харизматичные политические лидеры, представители выс шего чиновничества и предприниматели, а также сепаратистские и экстремистские силы. Однако, несмотря на многообразие акторов, па раметры российской политической системы все же задавались инсти тутами государственной власти и бизнеса. Выделение именно этих субъектов политического взаимодействия из числа других действую щих лиц, определение их как основных политических акторов законо мерно и является следствием логики социально-политического разви тия российского государства после распада Советского Союза.

С одной стороны, политическое взаимодействие государственной власти и бизнеса, как в форме конфронтации, так и в формате согласо вания интересов – традиционная тема отечественных научных и обще ственных дискуссий, с другой – в настоящее время многими россий скими авторами, политиками и представителями бизнеса предлагаются различные варианты политической и экономической модернизации государства, легитимации власти и собственности в стране, гармони зации политического взаимодействия государственной власти и бизне са.

Исходя из того, что политическое взаимодействие – это тип от ношений между субъектами политики, при котором они оказывают взаимное влияние друг на друга, заметим, что проблема отношений этих субъектов не ограничивается вопросом о том, кто из них домини рует, а кто подчиняется. Она существует в более широком поле задач выявления, отбора, общественного одобрения, представительства, конкурентной борьбы и согласования всего множества социальных интересов общего и специального характера. Именно такое понимание сути политического взаимодействия государственной власти и бизнеса позволяет рассматривать эту проблему с позиций макрополитического анализа, а усложнение связей и форм политического взаимодействия государственной власти и бизнеса становится причиной использования новых подходов к определению отношений этих акторов.

Нужно отметить, что в современной политической науке сущест вует понимание многообразия моделей политического взаимодействия государственной власти и бизнеса. Сегодня в ней разработан целый ряд концептов, призванных описывать и интерпретировать разнообра зие связей государственной власти и бизнеса: персонализм, плюра лизм, корпоративизм. При этом многие исследователи отходят от представления об альтернативности этих форм и настаивают на прин ципиальной возможности их сосуществования, совмещения и даже эффективного сочетания отдельных институтов.

Сегодня в России первостепенную важность приобретает пробле ма выявления структуры социально-политических отношений государ ственной власти и бизнеса, определения параметров системы предста вительства различных групп бизнеса, поиска механизмов обратной связи, институциональных инструментов минимизации социально политических и социально-экономических конфликтов и способов со гласования и ранжирования общегосударственных и специализиро ванных целей в масштабах страны.

В этой связи становится актуальным изучение особенностей рос сийской системы политического взаимодействия государственной вла сти и бизнеса с точки зрения теории корпоративизма, разработанной в рамках западной политической науки, а также сравнение российских институтов взаимодействия государственной власти и бизнеса с зару бежными практиками и образцами.

Степень научной разработанности проблемы. Вопросам теоре тико-методологических основ анализа корпоративизма посвящено зна чительное количество работ зарубежных и отечественных исследова телей.

Фундаментальное философско-политическое осмысление сущно сти, способов и предназначения корпоративного общественного уст ройства можно найти в трудах немецкой философской школы конца XVIII – XIX века. Так, корпоративистские по духу идеи разрабатыва лись И.Г. Фихте 1, для которого идеалом социально-политического устройства было закрытое коммерческое и отчасти плановое государ ство, несущее ответственность за справедливое распределение прав, обязанностей и доходов, определяющее квоты вхождения своих граж Фихте И. Г. Замкнутое торговое государство // Сочинения. В 2 т. Т. 2. – СПб. :

Марфил, 1993.

дан в то или иное корпоративное сообщество (ремесленное или про фессиональное).

Ф. Гегель, безусловно, сделал значительный вклад в разработку идей корпоративизма 2. Философ фактически противопоставил корпо ративизм антиобщественному духу индивидуализма, который на пике своего развития может не только разрушить общественные устои, но и обезличить самого человека. Ф. Гегель впервые употребил термин «корпорация». Так, по его мнению, корпорация не просто должна вы ражать частные интересы, но призвана служить на благо государства и общества. Поэтому главной целью «гражданского общества», разде ленного на сословия, философ считал стремление к корпоративист скому идеалу гармонии частных предпочтений и общих целей и за дач 3.

Эти корпоративистские воззрения И.Г. Фихте и Ф. Гегеля были развиты во второй половине XIX – начале XX века в рамках христиан ского гуманизма и социализма. В это время особым направлением корпоративизма стал так называемый католический солидаризм, ока завший большое влияние на католическую энциклику, профсоюзное и рабочее движение. На рубеже веков корпоративизм выступил не толь ко как альтернатива либерализму и индивидуализму, но и был проти вопоставлен марксизму.

Свою социологическую интерпретацию корпоративизм получил, прежде всего, в работах Э. Дюркгейма и Л. Дюги 4. Так, Э. Дюркгей мом была сформулирована и развита позиция функционализма, при знававшего конфликтную природу современного ему общества, теория аномии и на их основе сделан вывод о необходимости и значимости организованных общественных институтов как основных элементов социальной структуры. В свою очередь Д. Дюги выступил за солидар ное общественное устройство, преодоление классовой борьбы, поиск компромисса между трудом и капиталом, став основоположником со лидаристского синдикализма.

Однако в политических науках первой половины XX века корпо ративизм начал интерпретироваться как специальный тип политиче ской организации общества, вид идеологии и перешел на уровень по литической практики. Особое значение для теории корпоративизма стала разработка его идей представителями немецкой и итальянской Гегель Г. В. Ф. Философия права. – М. : Мысль, 1990.

Гегель Г. В. Ф. Энциклопедия философских наук. В 3 т. Т. 3. Философия духа. – М. :

Мысль, 1977. – С. 343–350.

Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. – М. : Канон, 1996 ;

Его же.

Самоубийство: социологический этюд. – М. : Мысль, 1994. – 399 с. ;

Дюги Л. Конститу ционное право. Общая теория государства. – М. : Тип. Т-ва И. Д. Сытина, 1908. – 957 с.

школ – Р. Михельсом и Дж. Джентиле 5, научные и прагматичные вы воды которых были использованы в построении фашистских и нацио налистических государств Европы.

В послевоенный период представители политических наук стали проявлять интерес к теории корпоративизма, наследие которой, впро чем, было пересмотрено, а сама она значительно гуманизирована. Но вым корпоративистским направлением в науке был признан примат индивидуального над общественным интересом, поставлены задачи нахождения политических инструментов представительства и согласо вания узкоспециальных интересов с общественно-государственными целями и задачами. Основоположниками нового корпоративизма, по лучившего различные названия – неокорпоративизм, корпоратизм, ли беральный («социетарный») корпоративизм, трипартизм, – стали Ф.

Шмиттер, Г. Лембрух, А. Коусон 6.

Идея социального партнерства, согласия и солидарности, функ ционального представительства интересов была развита в работах многих зарубежных авторов, исследовавших опыт политического представительства и участия в разработке, принятии и реализации го сударственных решений европейских, азиатских и латиноамерикан ских стран. Этим вопросам посвящены труды Г. Алмонда, Дж. Пауэл ла, К. Строма, Р. Далтона, О. Петерсона, Э. Хейвуда 7 и др.

Особым научным направлением является исследование корпора тивистских и плюралистических политических моделей в рамках сравнительной политологии и транзитологии. Этой проблемой приме нительно к политическим системам различных стран, в том числе Со ветского Союза и современной России, занимались Р. Даль, Дж. Хог, З.

Бжезинский, С. Фридрих, В. Брус, Дж. Эхолс, Р. Хейг, М. Херроп, А.

Браун и др.

Нужно сказать, что сегодня современная западная политология во многом преодолела радикальность прежней теории корпоративизма. Со временные направления уже не определяют корпоративизм как альтерна тиву демократии или авторитаризма, не отождествляют его с ними, а рас сматривают его как часть, подсистему других политических систем и ре Михельс Р. Социология политической партии в условиях демократии // Политоло гия : хрестоматия. – М. : Гардарики, 2000. – С. 540–551 ;

Джентиле Дж. Введение в фи лософию. – СПб. : Алетейя, 2000. – 470 с.

Шмиттер Ф. Неокорпоративизм // Полис. – 1997. – № 2. – С. 14–20 ;

Lembruch G., Schmitter P. Trends Towards Comporativs Intermediation. – 1979 ;

Коусон А. Корпоративизм и политическая теория. – М., 2004.

Сравнительная политология сегодня: Мировой обзор / Г. Алмонд, Дж. Пауэлл, К.

Стром, Р. Далтон. – М. : Аспект Пресс, 2002 ;

Петерсон О. Шведская система правления и политика. – М. : Моск. шк. полит. исслед., 2008 ;

Хейвуд Э. Политология. – М. : ЮНИТИ ДАНА, 2005 и др.

жимов, которая, например, вполне может быть представлена в ин ституциональной структуре тоталитарного государства или же су ществовать в демократической стране наряду с плюрализмом. Этот подход используют Ф. Шмиттер, Р. Даль, Ю. Гроте, Г. Синглетон, М. Тернер, П. Христиансен, Н. Ромметвердт, Т. Ковалик и др.

Современной теорией корпоративизма результативно исполь зуется институциональный инструментарий. В рамках этого подхо да получили разрешение проблемы формирования и развития обще ственных институтов (Дж. Бьюкенен, Г. Таллок 8), определения групп интересов (М. Олсон 9), легализации собственности (Э. де Сото 10).

Корпоративизм в вопросах появления и функционирования по литических институтов, согласования интересов имеет истоки в теории социального контракта, восходящей к работам Т. Гоббса, Дж. Локка, Ж.-Ж. Руссо11. Современная же теория общественного договора (социального контракта) представлена в трудах Дж. Ролза, Д. Норта, Э. де Сото, М. Олсона 12.

Важно отметить, что тема роли корпоративизма в отечествен ной политической системе не чужда российской политической мыс ли. Так, И.А. Ильин 13, разрабатывая концепцию государства, осо бое внимание уделил формам государственного устройства, указав на два принципиально отличных, но необходимых принципа соци ально-политической инженерии: построение нисходящих иерархий, основанных на властных отношениях повеления-подчинения (учре ждения), и восходящих иерархий, объединенных в единую органи зацию по своей свободной воле (корпорации).

Бьюкенен Дж., Таллок Г. Расчет согласия. Логические основания конституционной демократии // Бьюкенен Дж. Сочинения. Конституция экономической политики. Расчет согласия. Границы свободы. – М. : Таурус Альфа, 1997. – Т. 1.

Олсон М. Деволюция северной и немецкой экономик. – URL:

http://ie.boom.ru/Referat /Olson.htm (дата обращения: 09.05.2009).

Сото Э. де. Иной путь: Экономический ответ терроризму. – Челябинск : Соци ум, 2007.

Гоббс Т. Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и граж данского // Сочинения. В 2 т. Т 2. – М. : Мысль, 1991 ;

Локк Дж. Два трактата о правле нии // Сочинения. В 3 т. Т. 3. – М. : Мысль, 1988 ;

Руссо Ж.-Ж. Об общественном дого воре, или Принципы политического права // Об общественном договоре. Трактаты. – М.

: КАНОН-пресс : Кучково поле, 1998.

Ролз Дж. Справедливость как честность // Логос. – 2006. – № 1. – С. 35–60 ;

Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики. – М. :

Фонд экон. кн. «Начала», 1997 ;

Сото Э. де. Иной путь... ;

Олсон М. Логика коллектив ных действий. Общественные блага и теория групп. – М. : Фонд экон. инициативы, 1995.

Ильин И. А. Наши задачи. Историческая судьба и будущее России. Статьи 1948– 1954 гг. // Сочинения. В 2 т. T. I. – М. : Айрис-Пресс, 2008.

В. Найшулем и С.П. Перегудовым переосмыслен опыт совет ской политической системы. В рамках теории корпоративизма ими рассмотрен и подвергнут критике как чрезмерно упрощенный тезис о господствовавшей в советские годы административно-командной системе. Так, В. Найшулем 14 была предложена концепция «эконо мики согласования» и «административного рынка», которая соотно сится с идеями корпоративизации отношений политических и эко номических субъектов Советского Союза. В свою очередь, С.П. Перегудовым 15 была предложена концепция «бюрократиче ского корпоративизма», применимая для описания взаимодействия советских органов государственной власти и экономических субъ ектов.

Теория корпоративизма оказалась плодотворной для описания политических реалий постперестроечной России. Огромный вклад в теоретическую разработку корпоративизма внес упомянутый выше С.П. Перегудов 16.

Корпоративизм как основной инструмент анализа системы взаимодействия государственной власти и бизнеса в России также используется в трудах А.Ю. Зудина, Т.В. Кривошеева, А.А. Васец кого, Н. Петрова, А.А. Яковлева, С.Ю. Барсуковой 17 и др.

Проблема становления корпоративных институтов бизнеса со временной России и их взаимодействия с органами государственной власти освящена в исследованиях О. В. Крыштановской, А. А. Аузана, Константинов Е., Найшуль В. Технология планового управления. – М. :

ЦЭМИ АН СССР, 1986.

Перегудов С. П. Новый российский корпоративизм: демократический или бюрократический // Полис. – 1997. – № 2. – С. 23–26 и др.

Перегудов С. П. Крупная российская корпорация в системе власти // Полис. – 2001. – № 3. – С. 16–25 ;

Перегудов С. П. Корпоративный капитал в борьбе за изби рателя // Куда идет Россия? Власть, общество, личность. – М. : ВШСЭН, 2000. – С. 200–207 и др.

Зудин А. Ю. Государство и бизнес в России: эволюция модели взаимоотно шений // Неприкосновенный запас. – 2006. – № 6 ;

Кривошеев В. Т. Социальное партнерство и корпоративизм: российская специфика // Социологические исслед о вания. – 2004. – № 6. – С. 38–44 ;

Васецкий А. А. Корпоративизм и политическая составляющая его развития // Управленческое консультирование. – 2007. – № 4. – С. 44–58 ;

Петров Н. Федерализм по-российски // Pro et Contra. – 2000. – Т. 5. – № 1. – С. 7–33 ;

Яковлев А. А. Эволюция стратегий взаимодействия бизнеса и власти в российской экономике // Постсоветский институционализм-2006: Власть и бизнес.

– Ростов н/Д : Наука-Пресс, 2006. С. 124–160 ;

Барсукова С. Ю. Власть и бизнес:

новые привила игры // Полис. – 2006. – № 6. – С. 135–145 и др.

Я.Ш. Паппэ, Е.Т. Гайдара, С.Н. Пшизовой, М.Ю. Малкиной, М.В.

Курбатовой, С.Н. Левина, Т.В. Семыкиной 18 и др.

В свою очередь, рассмотрению особенностей регионального кор поративизма в России посвящены работы Р.Ф. Туровского, А. Чирико вой, Н. Лапиной 19 и др.

Вопросы развития российских институтов социального партнер ства и трипартизма рассмотрены в публикациях отечественных авто ров: С.П. Перегудова, Т.В. Кривошеева 20 и др.

Проблема корпоративизма в России в последние годы стала объ ектом исследования многих диссертационных работ. Так, например, вопросу формирования корпоративных отношений между государст вом и группами интересов бизнеса в современной России посвящена работа З.Э. Темижевой. В работе О.В. Лагутина на опыте Советского Союза и современной России изучаются вопросы влияния политиче ского корпоративизма на принятие государственных решений. В ис следовании И.Г. Ивановой освящен институциональный аспект отно шений государственной власти и бизнеса в России. О.Ю. Ленская ис следует политические аспекты взаимоотношений государства и бизне са в конце ХХ - начале ХХI века в России в условиях государственного корпоративизма. В свою очередь, в работе К.Н. Старикова корпорати Крыштановская О. В. Бизнес-элита и олигархи: итоги десятилетия // Мир России. – 2002. – № 4. – С. 3–60 ;

Аузан А. Общественный договор и гражданское общество : публич ные лекции // ПОЛИТ.RU. – URL: http://www.polit.ru/lectures/2005/01/11/auzan.html (дата обращения: 23.08.2007) ;

Паппэ Я. Ш. «Олигархи» : Экономическая хроника, 1992–2000. – М. : ГУ ВШЭ, 2000 ;

Гайдар Е. Т. Власть и собственность: Смуты и институты. Государство и эволюция. – СПб. : Норма, 2009 ;

Пшизова С. Н. Бизнес как группа интересов в политиче ской системе современной России // Политические системы современной России и послево енной Германии : сб. материалов рос.-герм. круглого стола. – Волгоград : Принт, 2005. – С.

207–216 ;

Малкина М. Ю. Взаимодействие государства и бизнеса в современной России через призму институционально-эволюционного подхода // Постсоветский институциона лизм-2006: Власть и бизнес : монография. – Ростов н/Д : Наука-Пресс, 2006. – С. 99–124 ;

Курбатова М. В., Левин С. Н. Деформализация правил взаимодействия власти и бизнеса // Вопросы экономики. – 2005. – № 10. – С. 119–131 ;

Семыкина Т. В. Основные направления формирования и совершенствования политической системы современной России // Полити ческие системы современной России и послевоенной Германии. – Волгоград : Принт, 2005.

–С. 56–72 и др.

Туровский Р. Ф. Власть и бизнес в регионах России: современные процессы обнов ления региональной элиты // Региональная элита в современной России. – М. : Либераль ная миссия, 2005 ;

Лапина Н., Чирикова А. Путинские реформы и потенциал влияния ре гиональных элит : аналит. докл. // Фонд имени Фридриха Эберта : офиц. сайт. – URL:

http://www.fesmos.ru/Pubikat/19_RegElit2004/regelit.html. (дата обращения: 15.11.2010) и др.

Перегудов С. П. Трипартистские институты на западе и в России: проблемы об новления. // Полис. – 2007. – № 3. – С. 78–91 ;

Его же. Гражданское общество как субъ ект публичной политики // Полис. – 2006. – №4. – С. 139-150.;

Кривошеев В. Т. Соци альное партнерство и корпоративизм... и др.

визм рассматривается с социологической точки зрения как социальный фактор системной интеграции общества.

В работе Е.Б. Потаповой 21 на опыте западноевропейских стран выявляется роль и значение неокорпоративизма во взаимодействии государства, бизнеса и гражданского общества, а также принципы и методы осуществления неокорпоративных практик.

Отмечая интенсивность зарубежных и отечественных исследова ний, посвященных проблемам корпоративизма, нужно сказать, что процессы становления корпоративистской модели политического взаимодействия государственной власти и бизнеса еще не нашли должного отражения в отечественном политическом знании. Так, не достаточно изучены значения параметров российской корпоративист ской модели и ее характерные особенности. Также до сих пор не дана оценка роли и значения альтернативных корпоративизму моделей по литического взаимодействия государственной власти и бизнеса.

Объектом исследования выступает процесс политического взаи модействия государственной власти и бизнеса в постсоветский период.

Предметом исследования является становление корпоративист ской модели политического взаимодействия государственной власти и бизнеса в современной России.

Цель исследования – раскрыть особенности становления корпо ративистской модели взаимодействия государственной власти и биз неса в современной России.

Достижение поставленной цели предполагает постановку и реше ние круга задач. В процессе исследования нам необходимо:

рассмотреть западноевропейский исторический опыт корпора тивизма;

выявить и описать основные подходы к определению понятия «корпоративизм»;

охарактеризовать основные модели и параметры политическо го взаимодействия государственной власти и бизнеса;

рассмотреть этапы становления государственной власти и биз неса в современной России и определить особенности их генезиса;

выявить основные модели политического взаимодействия го сударственной власти и бизнеса в России;

раскрыть особенности российской корпоративистской модели политического взаимодействия государственной власти и бизнеса.

Теоретико-методологические основы исследования. Для реали зации цели и решения поставленных задач использовалась совокуп Потапова, Е. Б. Неокорпоративизм в условиях глобализации: опыт Западной Ев ропы : автореф. дис.... канд. полит. наук : 23.00.04. – СПб., 2011.

ность методов, традиционно применяемых в политических науках:

системный, структурно-функциональный, сравнительный, логический, исторический.

Теоретическую часть исследования составили концепции и поло жения работ по политологии, истории политической мысли, социоло гии, институциональной экономике. Важную роль в исследовании сыграли положения теории корпоративизма, плюрализма, политиче ского представительства, групп интересов, социального контракта.

Методологические основания исследования были сосредоточены на выявлении доминирующих моделей политического взаимодействия государственной власти и бизнеса в России, определении роли корпо ративизма в системе взаимодействия этих акторов.

Источниковая база работы представлена трудами ученых, зало живших теоретико-методологические основы исследования современ ного корпоративизма. Так, работы Ф. Шмиттера, Г. Алмонда, Дж. Пауэлла, Р. Далтона, Э. Хейвуда, Р. Даля 22 помогают увидеть осо бенности и различия построения и функционирования различных по литических систем, выявить корпоративистские институты и отличить их от других форм политического взаимодействия политических акто ров. В свою очередь, анализ российской политической системы поли тического взаимодействия государственной власти и бизнеса основан на материалах монографий, статей, сборников материалов научных конференций, круглых столов, политологических семинаров, публич ных лекций отечественных исследователей.

Документная и эмпирическая база исследования включает:

нормативные документы: Конституция РФ, федеральные зако ны, указы Президента РФ;

публикации периодической печати, стенограммы лекций и публичных выступлений российских политологов, политиков, общест венных деятелей, представителей бизнес-сообщества;

материалы научно-аналитических обзоров и данные монито рингов политической и экономической конъюнктуры в России;

информация, полученная по каналам сети «Интернет», отно сящаяся к деятельности институтов государственной власти и бизнеса.

Научная новизна диссертационного исследования тесно увяза на с решением поставленных задач диссертации. В результате решения задач:

Шмиттер Ф. Размышления о гражданском обществе и консолидации демокра тии ;

Его же. Неокорпоративизм // Полис. – 1997. – № 2. – С. 14–20 ;

Сравнительная политология сегодня... ;

Хейвуд Э. Политология ;

Даль Р. Полиархия, плюрализм и пространство.

установлена универсальность корпоративизма как явления по литической жизни и генетическая взаимосвязь современных корпора тивистских практик с западноевропейским корпоративизмом конца XIX – первой половины XX века;

выявлено доминирование современного теоретического под хода, определяющего корпоративизм как подсистему или одну из воз можных моделей артикуляции, агрегирования и политического пред ставительства интересов в политических системах;

определены основные модели политического взаимодействия государственной власти и бизнеса, а также предложены параметры, с помощью которых можно описывать корпоративистскую модель;

выявлены четыре этапа становления политического взаимо действия государственной власти и бизнеса в России, а также четыре основных пути (линии) генезиса современного российского бизнеса;

раскрыта практика функционирования персонализма, плюра лизма и корпоративизма как основных моделей политического взаи модействия государственной власти и бизнеса в России в 90-е годы ХХ века;

выявлены особенности становления корпоративизма в качест ве основной модели политического взаимодействия государственной власти и бизнеса в России в начале 2000-х годов.

На защиту диссертационной работы выносятся следующие те зисы:

1. Корпоративизму как социально-политическому феномену свой ственен универсализм. Корпоративистские модели организации соци альной, экономической, политической жизни встречаются в различных обществах в разные исторические периоды. Корпоративизм имеет свои политические корни в социальной практике средневекового европей ского общества, профессиональных палатах Европы второй половины XIX века, «корпоративном государстве» фашистской Италии, режимах латиноамериканских стран. Послевоенная практика корпоративизма, получившая название «неокорпоративизм», явившись продолжением прежних корпоративистских традиций, обнаруживает новые качества.

Корпоративизм больше не выступает в качестве особой идеологии или альтернативной формы государственного устройства, а представляет собой прежде всего определенную модель взаимодействия государства и групп интересов.

2. Концепция корпоративизма, раскрывающая отношения тесного и зачастую закрытого взаимодействия между государственными ин ститутами и наиболее крупными группами интересов, доминирует в современном политическом знании. Она базируется на идее возможно сти социального консенсуса и гармонизации социальных противоре чий путем сближения государства и групп интересов для общего ре шения социально-экономических проблем, как в демократических, так и в авторитарных государствах, но однозначного ответа о путях разви тия политической системы современной России она не дает.

3. Политическое взаимодействие таких политических акторов, как государственная власть и бизнес возможно в рамках и корпоративист ской, и плюралистической модели, которые различаются симметрич ностью/несимметричностью отношений политических акторов, коли чественным представительством единого «социетарного» интереса, участием и членством в ассоциациях бизнеса, степенью их централи зации и иерархичности, их дистанцированностью от государственных структур. Критерием различия выступает также сам тип системы пред ставительства интересов. Так, плюралистической модели в большей степени соответствует опосредованная система представительства, а корпоративистской – прямая (функциональная). Многообразие поли тических практик корпоративистской модели определяется такими параметрами, как существование формальных или неформальных норм и правил (институтов);

доминирование единых или преференци рованных режимов;

преобладание вертикальных или горизонтальных типов связей между участниками политического взаимодействия;

уз копрофессиональных или всеобщих интересов.

4. Становление субъектов политического взаимодействия в Рос сии определяется властью и собственностью как основными социаль ными ресурсами, теснейшим образом связанными и имеющими общие истоки в советской системе управления. Общее прошлое предопреде лило четыре этапа [конец 80-х – начало 90-х (до 1992) годов, 1992– 1995 годы, 1995–1998 годы, послекризисный период (1998–2000 годы)] становления субъектов политического взаимодействия – государст венной власти и бизнеса, а также четыре основных линии (появление крупных отраслевых корпораций как следствие политики укрупнения;

дробление отраслевых объединений как следствие политики демоно полизации;

развитие новых высокоприбыльных отраслей и сфер эко номики, теснейшим образом связанных с финансовым сектором и сис темой «уполномоченных банков», а также развитие малого и среднего предпринимательства как следствие проявления частной экономиче ской инициативы и первоначального накопления капитала) генезиса современного российского бизнеса.

5. В 90-е годы ХХ века в России параллельно функционируют три основных модели взаимодействия государственной власти и бизнеса – персоналистская, плюралистическая и корпоративистская, первая из которых доминировала на уровне институтов государственной власти.

Последние же две были представлены системами формальных и не формальных отношений, опосредованного и прямого представительст ва. Система взаимодействия основных политических акторов в 90-е годы ХХ века имела целый ряд политических рецидивов, обозначае мых терминами «дикий лоббизм», «плюралистических хаос», «олигар хический корпоративизм». Однако из политической жизни не были вытеснены институты корпоративизма, которые продолжали работать, хотя и не определяли основной вектор отношений государственной власти и бизнеса.

6. Особенности становления российской корпоративистской мо дели взаимодействия государственной власти и бизнеса в первом деся тилетии XXI века проявляются в процессах консолидации государст венной власти и корпоративизации российского бизнеса, минимизации значения политического конфликта как средства реализации целей, перевода политического взаимодействия государственной власти и бизнеса в формат согласования интересов, а также институционализа ция их отношений. Корпоративистская модель играет важную роль в деле стабилизации социально-политического и экономического поло жения в стране, однако в современном своем состоянии она вряд ли может стать основанием, формой или инструментарием решения су ществующих задач по модернизации России.

Научно-практическая значимость диссертационного исследо вания. Диссертационное исследование направлено на углубленное осмысление современных корпоративистских политических стратегий и институтов. Использованный подход помогает рассмотреть систему политического взаимодействия российской государственной власти и бизнеса с новых позиций и ракурсов, выявить ее особенности и про гнозировать тенденции ее развития.

Материалы, приведенные положения и выводы могут быть ис пользованы при разработке и чтении курсов в высших учебных заве дениях по политологии, зарубежному и отечественному опыту госу дарственного управления. Также основные положения и результаты диссертационной работы могут иметь практическое значение для об щественных институтов представительства интересов бизнеса.

Апробация результатов исследования. Концептуальные поло жения исследования докладывались и обсуждались на международ ных, всероссийских и межрегиональных конференциях. Результаты исследования изложены в 7 публикациях, общим объемом 2,4 п.л.

Структура диссертационной работы подчинена цели и задачам исследования и состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения, списка использованных источников и литера туры. Общий объем диссертации составляет 163 страницы.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертации, раскрывается степень ее научной разработанности, определяются объ ект, предмет, цель и задачи, характеризуется методологическая основа, научная новизна, формулируются положения, выносимые на защиту, отмечается научно-практическая значимость работы, приводятся све дения об апробации ее результатов.

В первой главе – «Корпоративизм как социально исторический феномен и объект политической науки» - рассматри ваются вопросы возникновения, эволюции и современного состояния корпоративизма как историко-социального феномена, на концептуаль ном уровне анализируется сущность корпоративизма, а также опреде ляются базовые черты, отличительные особенности и параметры кор поративистской модели политического взаимодействия.

В первом параграфе – «Политическая практика корпорати визма: возникновение, эволюция, современное состояние» - иссле дуются исторически реализовавшиеся формы корпоративизма. Корпо ративизм рассматривается как социально-исторический и политиче ский феномен, который не только имеет давнюю историю, но и широ кую географию распространения.

В Италии, Германии, Португалии, Испании, Австрии, Латвии, Ру мынии, Югославии, Греции, Швеции, Норвегии, Финляндии, Бельгии, Нидерландах, Дании, Швейцарии, Португалии, Японии, Австралии, Аргентине и других странах в разные исторические периоды получили распространение различные корпоративистские институты. Средневе ковые гильдии, католический солидаризм, монархический социализм времен О. Бисмарка, корпоративистские институты германской кол лективной экономики, итало-фашистская общественно-политическая организация и идеология и современные политические институты со циального партнерства – все это конкретно-исторические формы кор поративизма.

Диссертант обращает внимание, что реализованные идеи корпо ративизма в первой половине ХХ века привели к появлению новых институтов согласования интересов, прав и обязанностей рабочих и предпринимателей. Эти институты координировали действия эконо мических агентов, способствовали разрешению конфликтов, регулиро вали внутрикорпоративные отношения, обеспечивали монопольные условия профессиональной деятельности. В их функционировании была заинтересована государственная власть.

Однако в работе подчеркивается, что деятельности данных инсти тутов сопутствовала переоценка основ демократических политических систем.

Во-первых, принципу «большинства» был противопоставлен эли таризм и важность «каждого на своем месте», во-вторых, было постав лено под сомнение доминантное положение территориально электорального принципа политической стратификации и формирова ния европейских парламентов. В своем радикальном (итало фашистском) варианте корпоративизм выступил за власть не избирае мых населением, а формирующихся в профессиональных сообществах институтов. Как форма общественно-политического устройства он тя готел к замене территориально-электорального представительства корпоративным, превращению всего социума в обширную систему корпораций и минимизации роли партий.

Реализованные модели традиционного корпоративизма в первой половине XX века привели к росту могущества государства, опираю щегося на поддержку политической элиты, появлению экономического монополизма, активно взаимодействующего с государственной вла стью, негативным образом сказались на деятельности профсоюзного движения, развитии среднего и малого предпринимательства.

Автор акцентирует внимание на том, что традиционный корпора тивизм принципиально отличается от современных европейских поли тических институтов социального партнерства. Новая послевоенная трактовка корпоративизма, получившая название неокорпоративизм, внесла существенные изменения в реализацию корпоративистских мо делей. Демократическая модель корпоративизма, получившая развитие в Австрии, Швеции, Норвегии и других европейских странах, во мно гом сохранила прежние корпоративистские традиции. Однако она не выступила, как прежде, в качестве особой идеологии или альтернатив ной формы государственного устройства, а стала практикой реализа ции взаимодействия государства и групп интересов.

В рамках неокорпоративизма, прежде всего, решаются задачи поддержания социального мира, сглаживания общественных конфлик тов, оптимизации представительства интересов различных социальных групп, достижения в масштабах государства баланса интересов основ ных общественных сил на основе социального консенсуса, обеспече ния всей политической системы механизмом обратной связи и переда чи восходящих импульсов. Неокорпоративизм направлен на сочетание экономической эффективности и социальной справедливости, а также недопущение использования корпоративистских институтов в качестве инструмента государственного контроля над обществом.

Автор подчеркивает, что корпоративизму исторически сопутство вали этатистские и элитарные тенденции общественного устройства.

Даже европейский неокорпоративизм способствовал появлению эко номически эффективного, сильного, однако не тоталитарного государ ства, действующего наряду с ассоциированными, структурированны ми, контролируемыми, но сохраняющими определенную степень сво боды группами интересов.

Таким образом, признавая специфичность и поливариантность различных практик корпоративизма, в диссертации констатируется универсальность корпоративизма как социально-политического фено мена. Данный феномен характеризуется:

во-первых, признанием базовыми элементами общественной структуры организованных социальных групп, а не отдельных инди видов;

во-вторых, интеграцией организованных частных интересов и общегосударственных целей в единую систему разработки, принятия и реализации социально-экономических решений самого различного уровня и характера;

в-третьих, функционированием институтов согласования инте ресов различных социально-политических агентов, решения проблем без открытой конфронтации и борьбы главных политических акторов.

Во втором параграфе – «Основные подходы к определению по нятия «корпоративизм» – в современной политической теории»

корпоративизм исследуется на концептуальном уровне.

В работе анализируются научные подходы к определению смы слового содержания корпоративизма. Рассматриваемые подходы род нит представление о существовании в современном обществе опреде ленных устойчивых отношений между институтами государственной власти и ключевыми группами интересов, включающих посредничест во и инкорпорацию.

Однако, по мнению диссертанта, различные научные подходы по разному фиксируют степень самостоятельности и независимости кор поративных и государственных институтов, их дистанцированность друг от друга. К тому же корпоративизм может пониматься как под система какого-либо политического режима, отождествляться с ним либо противопоставляться ему.

Так, О. Петерсон, исследуя «шведскую модель» демократической политической системы, предлагает узкую трактовку корпоративизма, под которым он понимает устоявшуюся трехчленную схему взаимоот ношений между государством и группами интересов (профсоюзами и предпринимательскими ассоциациями), отождествив его таким обра зом с трипартизмом.

Р. Хантфорд рассматривает корпоративизм как разновидность по литического режима, тождественного тоталитарному. А Уинклер под разумевает под ним общественно-политический строй, который одно временно является альтернативой капитализму и социализму. Р. Хейг и М. Хэрроп рассматривают корпоративизм, плюрализм и тоталита ризм как различные политические системы, указывая на их взаимную несовместимость, утверждая их взаимоисключаемость. Английские политологи А. Болл и Ф. Миллард настаивают на том, что в рамках корпоративистской модели (что, по их мнению, справедливо и для то талитарной) артикуляция интересов невозможна в принципе, поэтому данная модель не может реализовываться в либеральных демократиях и социалистических странах. Э. Хейвуд, понимая под корпоративиз мом включение интересов различных экономических групп в процессы государственного управления, фактически переносит это понятие на более широкий круг явлений, традиционно описываемых в рамках концепции плюрализма.

Охарактеризовав различные подходы исследования корпорати визма, диссертант считает, что в современной политической науке по лучил широкое распространение подход, рассматривающий корпора тивизм как подсистему или одну из возможных моделей артикуляции, агрегирования и политического представительства интересов в поли тических системах. Солидаризируясь с основоположниками данного подхода Ф. Шмиттером, А. Коусоном, Г. Лембрухом, автор показыва ет, что подобные корпоративистские модели могут функционировать как в демократических, так и в авторитарных государствах.

Таким образом, используя данный научный подход, автор опреде ляет понятие «корпоративизм» через отношения тесного и зачастую закрытого политического взаимодействия между государственными институтами и наиболее крупными группами интересов, операциона лизируя его с помощью терминов «корпорация», «группы интересов», «группы давления», «лоббизм», «функциональное представительство», «посредничество», «инкорпорация». Рассматривая корпоративизм как одну из возможных подсистем представительства интересов различ ных политических систем, диссертант определяет значение понятий «социальное партнерство», «трипартизм», «либеральный («социетар ный») корпоративизм», «неокорпоративизм».

В третьем параграфе – «Корпоративизм и плюрализм: модели и параметры политического взаимодействия» – исследуются ос новные модели политического взаимодействия государственной вла сти и бизнеса.

Диссертант признает, что на макрополитическом уровне наряду с корпоративизмом в современных политических системах могут функ ционировать плюралистические модели представительства интересов.

И корпоративизм, и плюрализм – это модели политического взаи модействия групп организованного, ассоциированного, институциали зированного интереса, которые необходимо четко отличать друг от друга. Обе эти модели определяются одинаковыми параметрами, у них схожий состав акторов, в качестве которых часто выступают органы государственной власти, крупные бизнес-структуры и ассоциации биз неса. И для того, чтобы правильно интерпретировать политическую реальность и фиксировать корпоративистские институты, необходимо иметь представление о том, где проходит «водораздел» между корпо ративизмом и плюрализмом.

Диссертантом выявляются возможные критерии различения кор поративизма и плюрализма, в качестве которых выступают:

симметричность/несимметричность отношений политических акторов;

количественное представительство единого «социетарного»

интереса;

участие и членство в ассоциациях бизнеса;

степень их централизации и иерархичности;

их дистанцированность от государственных структур;

доминирующий тип системы представительства интересов.

Автор подчеркивает необходимость учета многообразия полити ческих практик корпоративистской модели. Для того чтобы избежать ошибки отождествления тех или иных институтов и практик, сопутст вующих корпоративизму, с самой корпоративистской моделью, необ ходимо учитывать существование ряда параметров, с помощью кото рых можно интерпретировать те или иные особенности конкретной модели политического взаимодействия.

В качестве таковых диссертант выделяет четыре основных пара метра:

существование формальных и неформальных (латентных) норм и правил (институтов) политического взаимодействия субъектов, которые могут сопутствовать корпоративизму;

действие единых для всех и преференцированных режимов («зон преференций»);

доминирование отношений, в которых государственные ин ституты выступают с позиций всеобщего интереса, реализуя свои пуб личные функции, или отношений, в которых государственная власть выступает с позиций узкопрофессионального, частного интереса, об ретая черты закрытой корпорации;

типы связей (горизонтальный или вертикальный) между уча стниками политического взаимодействия. Политическое взаимодейст вие основных акторов происходит в формате: а) институт государства – ассоциация бизнеса страны;

б) институт государства – экономиче ская компания. И то, и другое возможно в рамках корпоративистской модели.

Таким образом, диссертант предлагает с помощью определенных параметров описывать корпоративистские модели политического взаимодействия различных политических систем, избегая ошибки отождествления тех или иных институтов и практик с самим корпора тивизмом.

Во второй главе – «Государственная власть и бизнес в совре менной России: особенности политического взаимодействия» - ис следуются модели политического взаимодействия акторов российской политики. Основными действующими лицами признаются государст венная власть и бизнес. При этом анализ отношений главных субъек тов ограничен периодом 1990–2000-х годов.

В первом параграфе – «Государственная власть и бизнес в Рос сии: становление субъектов политического взаимодействия» - ак центируется внимание на причинах генезиса и факторах развития субъектов политического взаимодействия в современной России.

Давая определение понятиям «государственная власть» и «биз нес», а также определяя область их значений применительно к России, диссертант обращает внимание на необходимость учета важнейшего качества государственной власти и бизнеса – политической субъектно сти.

В связи с этим отмечается, что становление российской государ ственной власти как субъекта политического взаимодействия связано с проблемой ее легитимизации и консолидации, формирования «супер элиты», под которой понимается социальная группа высшего чинов ничества, выступающая с позиций широкого интереса. В свою оче редь, развитие политической субъектности российского бизнеса обу словливается вопросами его консолидации и корпоратизации.

Также диссертант указывает на то, что сам генезис государствен ной власти и бизнеса современной России имеет выраженную особен ность, во многом предопределившую формирование модели их поли тического взаимодействия. Эта особенность определяется общими ис токами российской государственной власти и российского бизнеса в советской системе власти, управления и собственности, а также взаим ной детерминацией и разграничением политической и экономической сфер влияния.

Выделяются четыре периода становления российской государст венной власти и бизнеса: конец 80-х – начало 90-х (до 1992) годов;

1992-1995 годы, 1995-1998 годы, послекризисный период (1998-2000 годы). Критерием предлагаемой периодизации являются качественные изменения самих акторов политического взаимодейст вия. При этом разграничение власти и собственности, процессы дезин теграции и консолидации государственной власти и бизнеса, с точки зрения диссертанта, являются основными причинами качественных изменений государственной власти и бизнеса как субъектов политиче ского взаимодействия.

Приведенная периодизация позволяет увидеть особенности появ ления и развития институтов государственной власти и субъектов рос сийского бизнеса, а также дает возможность выявления сложных про цессов их взаимного обособления и удаления.

Автор выделяет четыре линии генезиса российского бизнеса:

появление крупных отраслевых корпораций как следствие по литики укрупнения;

дробление отраслевых объединений как следствие политики демонополизации;

развитие новых высокоприбыльных отраслей и сфер экономи ки, теснейшим образом связанных с финансовым сектором и системой «уполномоченных банков»;

развитие малого и среднего предпринимательства как следст вие проявления частноэкономической инициативы и первоначального накопления капитала.

Таким образом, это дает основание говорить о наличии некоторых типов субъектов российского бизнеса, имеющих различные, а иногда и противопоставленные цели и интересы, исходя из которых они всту пают в политическое взаимодействие с государственной властью.

Во втором параграфе – «Модели политического взаимодейст вия государственной власти и бизнеса в России: персонализм, плю рализм, корпоративизм» – раскрывается практика функционирования основных моделей политического взаимодействия в России в 90-е го ды ХХ века.

В работе исследуется параллельное развитие трех моделей поли тического взаимодействия государственной власти и бизнеса в совре менной России – персонализма, плюрализма и корпоративизма. При этом обращается особое внимание на то, что российский плюрализм и корпоративизм периода 90-х годов ХХ века были представлены как системами формальных и неформальных отношений, так и системами опосредованного и прямого представительства.

Автор выявляет и анализирует две тенденции развития корпора тивистской модели в России. Так, функционирование государствоцен тричной (этатистской) корпоративистской модели, прежде всего, свя зывается с деятельностью Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП). В работе акцентируется внимание на том, что данная организация с первых лет своего существования взяла курс на создание и упрочение отношений с правительством. Действия РСПП направлены на построение системы социального партнерства, защиту и сохранение базовых отраслей производства, научно технического и кадрового потенциала промышленности, содействие адаптации российских предприятий к рынку, создание «регулируемого рынка», в котором государство является активным и заинтересован ным участником. В свою очередь, развитие «социетарного» (идущего непосредственно от экономических участников) корпоративизма в России связано с появлением ассоциаций в немонополистических от раслях экономики.

Черты плюралистической модели политического взаимодействия государственной власти и бизнеса в России видятся в создании и борь бе за власть «партий бизнеса», деятельности предпринимательских ассоциаций, ориентированных на проталкивание узкоспециализиро ванных частных интересов. Для данной модели также характерны жес точайшая конкуренция внутри бизнес-сообщества, тотальное недове рие друг к другу, лоббизм, коррупционные связи с государственной властью, дезинтеграция бизнеса и «институциональный склероз» 90-х годов ХХ века.

Политический персонализм во взаимодействии государственной власти и бизнеса связывается автором со стремлением к сепаратному, индивидуальному, неинституционализированному, неформальному проталкиванию интересов отдельных корпораций и предпринимателей через органы государственной власти федерального и регионального уровня.

Диссертант указывает на то, что сложившаяся практика политиче ского взаимодействия основных политических акторов в 90-е годы ХХ века имела целый ряд политических рецидивов, обозначаемых терми нами «дикий лоббизм», «плюралистический хаос», «олигархический корпоративизм», так как и плюрализм, и корпоративизм этого времени существовали в виде «гибридных» форм.

Таким образом, в данной части работы констатируется явное до минирование персонализма во взаимодействии государственной вла сти и бизнеса и существование «аномалий» функционального предста вительства. Однако из политической жизни все же не были вытеснены институты согласования интересов (трехсторонние комиссии, комите ты и советы при различных органах власти), которые продолжали ра ботать, хотя и не определяли основной вектор отношений государст венной власти и бизнеса в 90-е годы ХХ века.

В третьем параграфе – «Становление корпоративистской мо дели взаимодействия государственной власти и бизнеса в России» дается анализ корпоративистской модели, определяется ее роль и зна чение в российской политической системе в качестве основной модели политического взаимодействия государственной власти и бизнеса.

Несмотря на существование альтернативных вариантов предста вительства интересов, в России в первом десятилетии XXI века корпо ративистская модель взаимодействия государственной власти и бизне са стала доминантной. Об этом свидетельствуют процессы консолида ции государственной власти и корпоративизации российского бизнеса, минимизации значения политического конфликта как средства реали зации целей, перевода взаимодействия государственной власти и биз неса в формат согласования интересов, а также институционализация их отношений.

Диссертант указывает на то, что новая корпоративистская модель отношений была выстроена на основе коллективного представительст ва интересов крупного «неолигархического», среднего и малого бизне са. Именно эти секторы российского бизнеса получили доступ к обсу ждению, разработке и принятию важных государственных решений через ассоциации предпринимателей – Российский союз промышлен ников и предпринимателей, общественные организации «Деловая Рос сия» и «ОПОРА России».

В исследовании обращается внимание на то, что российский кор поративизм имеет некоторые сходства с западноевропейским неокор поративизмом, однако для него характерен ряд отличительных осо бенностей.

Во-первых, российская корпоративистская модель политического взаимодействия государствоцентрична и функционирует как система избирательного доступа лояльных государственной власти ассоциаций бизнеса (РСПП, «Деловая Россия», «ОПОРА России») к процессу раз работки, принятия и реализации тех политических решений, которые органы государственной власти готовы выносить на обсуждение в формате согласования с бизнесом.

Во-вторых, в ней превалируют «вертикальные» связи над «гори зонтальными».

В-третьих, трипартистские органы согласования интересов выяв ляют свою неэффективность, что отличает ее от европейского неокор поративизма.

В-четвертых, российский корпоративизм не имеет достаточной и эффективной институциональной базы. В нем действуют латентные правила и нормы политического поведения, что делает его малодос тупным для общественно-политического контроля и зависимым от ко лебаний политической конъюнктуры.

В-пятых, российской корпоративистской моделью не преодолен персонализм в отношениях «олигархического бизнеса» и государст венной власти.

В-шестых, она асимметрична, так как в большей мере соответст вует интересам российской государственной власти, а не бизнеса.

В результате исследования диссертант приходит к выводу о том, что российская корпоративистская модель взаимодействия государст венной власти и бизнеса обеспечивает российскую политическую сис тему механизмами функционального представительства интересов и обратной связи с экономическими агентами и служит целям сохране ния сложившегося политического режима «управляемой демократии».

Постулируется решающая роль корпоративистской модели в деле стабилизации социально-политического и экономического положения в стране. К результатам ее реализации автор относит увеличение управляемости социально-политическими процессами, дебюрократи зация и сокращение административных барьеров, изменение налогово го и гражданского законодательства, оздоровление деловой конъюнк туры и многое другое. Но, не смотря на это, диссертант предполагает появление проблем при адаптации корпоратививсткой модели полити ческого взаимодействия государственной власти и бизнеса для реше ния поставленных задач политической и экономической модерниза ции.

В Заключении подводятся итоги диссертационного исследова ния.

Основное содержание работы

отражено в следующих публи кациях автора по теме диссертационного исследования:

В журналах, рекомендованных ВАК Министерства образо вания и науки РФ для публикаций материалов кандидатских дис сертаций:

1. Перова, Т.А. (Гермаш, Т.А.) Государственная власть и бизнес:

формирование корпоративной модели взаимодействия // Вестник Вол гоградского государственного университета. – Серия 4, История. – 2008. – №2 (14). – 0,3 п.л.

2. Гермаш, Т.А. Государственная власть и бизнес в России: новая модель взаимодействия // Философия права. – 2011. – №1. – 0,4 п.л.

В других периодических изданиях и сборниках материалов научно-практических конференций:

1. Перова, Т.А. (Гермаш, Т.А.) Восприятие России "глазами" по литических элит западных стран и международная стратегия России // XI Региональная конференция молодых исследователей Волгоградской области, научно-практическая конференция. Научно-практическая конференция "XI Региональная конференция молодых исследователей Волгоградской области" 9 ноября 2006 г.: [тезисы докладов] / редкол.:

С.Б. Левинсон [и др.]. – Волгоград: Изд-во ФГОУ ВПО ВАГС, 2007. – 0,15 п.л.

2. Перова, Т.А. (Гермаш, Т.А.) Политические факторы формиро вания национальной идеи в России // Сборник научных работ аспиран тов и студентов ВАГС: сб. научных трудов. – Вып. 12. – Волгоград:

Изд-во ФГОУ ВПО ВАГС, 2007. – 0,3 п.л.

3. Перова, Т.А. (Гермаш, Т.А.) Конфликты интересов бизнеса и государственной власти в современной России // К единству России:

аспекты регионального и национального взаимодействия. (Материалы региональной научно-практической конференции с международным участием). – Элиста: ЗАОр «НПП «Джангар», 2009. – 0,25 п.л.

4. Гермаш, Т.А. Корпоративизм в XX веке: эволюция политиче ских систем // Научный вестник Волгоградской академии государст венной службы. – Серия. – Политология и социология. – 2010. – № (4). – 0,7 п.л.

5. Гермаш, Т.А. Корпоративизм в современной политической тео рии // Научный вестник Донского государственного аграрного универ ситета. Гуманитарные науки. Выпуск 8. – п. Персиановский, 2011. – 0,3 п.л.

Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Южный федеральный университет»

Гермаш Татьяна Александровна АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук ПОЛИТИЧЕСКОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ И БИЗНЕСА В РОССИИ:

СТАНОВЛЕНИЕ КОРПОРАТИВИСТСКОЙ МОДЕЛИ Специальность: 23.00.02 – политические институты, процессы и технологии Научный руководитель Бардаков Алексей Иванович, доктор политических наук, доцент Текст автореферата размещен на сайтах:

Южного федерального университета – http://dbs.sfedu.ru/pls/rsu2/rsu$elements$.news_diss Подписано в печать 17.02.2011. Формат 60х84 1/16. Бумага офсетная. Ризография.

Усл. печ. л. 1,5 Тираж 100 экз. Зак. 211.

Редакционно-издательский отдел Волжского института строительства и технологий (филиал) ГОУ ВПО «Волгоградский государственный архитектурно-строительный университет»

Отпечатано ВИСТех (филиал) ГОУВПО ВолгГАСУ 404111 г. Волжский, пр. Ленина,

 




 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.