авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Политическая ресурность силовых структур современной россии

A-PDF OFFICE TO PDF DEMO: Purchase from www.A-PDF.com to remove the watermark

На правах рукописи

Петров Дмитрий Евгеньевич

ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕСУРНОСТЬ СИЛОВЫХ СТРУКТУР

СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Специальность 23.00.02 – политические институты, процессы и технологии

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук

Саратов – 2012

Работа выполнена на кафедре политических наук юридического факультета Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Саратовский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского»

Научный руководитель: ВИЛКОВ Александр Алексеевич доктор политических наук, профессор кафедры политических наук ФГБОУ ВПО «Саратовский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского»

Официальные оппоненты: ТРУХАНОВ Виктор Александрович доктор политических наук, профессор кафедры истории и социологии политики ФГБОУ ВПО «Саратовская государственная юридическая академия»

ТАШПЕКОВА Алма Тлекалиевна кандидат политических наук, профессор, старший преподаватель кафедры теории и истории государства и права ФГКВОУ ВПО «Саратовский военный институт внутренних войск» Министерства внутренних дел Российской Федерации

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова»

Защита состоится 15 ноября 2012 года в 10:00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.243.04 при ФГБОУ ВПО «Саратовский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского» по адресу:

410012, г. Саратов, ул. Вольская, 10 а, корпус 12, ауд. 510.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале № 3 Зональной научной библиотеки ФГБОУ ВПО «Саратовский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского».

Автореферат разослан «_» октября 2012 года.

И.о. ученого секретаря диссертационного совета, доктор исторических наук, профессор Ю.П. Суслов

Общая характеристика работы

Актуальность исследования политической ресурсности силовых структур современной России неразрывно связана с изучением их места и роли в отечественной политической системе. Это обусловлено тем, что политические действия требуют от политических субъектов использования ресурсов различного рода. От разнообразия и объёма этих ресурсов, образующих единый комплекс под названием «политическая ресурсность», зависит то, в какой степени располагающий ими политический субъект может влиять на принятие политических решений, на текущие политические процессы, и, как следствие, – на место и роль этого субъекта в политической системе страны.

Изучение политической ресурсности силовых структур современной России имеет значение как для политической науки, так и для общественно политической практики.

Социальная значимость проблемы политической ресурсности силовых структур обусловлена спецификой развития современной России.

Применительно к нашей проблеме она выражается не только в притоке «силовиков» в различные властные структуры страны, но и в усилении роли армии, органов внутренних дел и государственной безопасности в политической жизни государства. С одной стороны, причиной этого можно назвать необходимость обеспечения надёжной безопасности России в условиях возрастающей международной напряжённости и распространения террористической угрозы. С другой, повышенное внимание к органам внутренней безопасности с целью выстраивания вертикали власти и создания стабильной политической системы. Усиление силовых структур связан также со стремлением руководства страны возродить статус великой державы, который не мыслим без мощного силового аппарата.

Совокупное влияние названных причин способствует возрастанию роли силовых структур в отечественной политике, увеличению их собственной политической ресурсности и значения в качестве ресурса для других политических субъектов. Необходимость понимания этих процессов и прогнозирования их развития требует глубокого и всестороннего анализа политической ресурсности силовых структур в различных её измерениях и динамике развития на основе эмпирических материалов.

Проблематика политической ресурсности силовых структур представляет определённый интерес и для российского общества в целом. По различным данным численность «силовиков» (военнослужащие и сотрудники правоохранительных органов, военные и ведомственные пенсионеры, работники военно-промышленного комплекса и члены их семей) в современной России составляет 15-20 млн. человек, что делает их одной из крупнейших социально-профессиональных групп нашего общества, имеющей значительный политический потенциал.

В последнее время в обществе активно распространяются представления о засилии «силовиков» во власти, о чрезмерном влиянии силовых ведомств на российскую политику. При этом думающая часть нашего общества хочет знать действительное положение вещей в этой области. Исследования, связанные именно с анализом состояния и динамики политической ресурсности силовых структур, могут оказать в этом немалую помощь.

Степень разработанности рассматриваемой темы в научной литературе можно охарактеризовать как относительно высокую. Изучению политического влияния силовых структур в современной России посвящено значительное количество монографий и научных статей, которые условно можно разделить на несколько групп.

Отдельные аспекты рассматриваемой темы затрагивали классики политической и военной мысли, которые в своих трудах с различных ракурсов освещали вопросы политической роли силовых структур (в первую очередь, армии)1. Обращение к этим работам позволяет в ретроспективе увидеть проблему политической роли армии, полиции и спецслужб в истории России и зарубежных стран, выявить особенности их положения в политической системе общества.

Среди монографий и статей, в которых разрабатываются общие вопросы политического влияния «силовиков», можно выделить работы Н.Ю. Даниловой, А.А. Кокошина, Н.В. Нарыкова и др.2 Эти исследователи занимаются проблемами институциональных и функциональных характеристик силовых структур, их взаимоотношений с другими политическими институтами и их влияния на параметры политического режима. Данные работы позволяют получить общие представления о месте и роли «силовиков» в политической системе общества.

Существует отдельное направление по изучению политического участия «силовиков» в зарубежных государствах (прежде всего, в странах Азии, Африки, Латинской Америки, Южной и Восточной Европы) в различные периоды их политического развития. В рамках данного направления можно назвать исследования Е.Г. Круговой, Г.И. Мирского, См.: Деникин А.И. Старая армия. Офицеры. М., 2005;

Голль Ш. де. На острие шпаги. М., 2006.;

Жомини Г. Очерки военного искусства. М., 2011;

Клаузевиц К. фон.

О войне. М., 2009;

Ленин В.И. О защите социалистического Отечества // Избр. Соч.

М., 1968;

Макиавелли Н. О военном искусстве. Сочинения исторические и политические.

М., 2011;

Маркс К., Энгельс Ф. Армия // Избранные произведения: В 3 т. М., 1986. Т 3;

Фрунзе М.В. Избранные произведения. М., 1984;

и др.

См.: Бабанов А.А. Силовые структуры в системе политической власти правового государства (на примере армии и правоохранительных органов). Волгоград, 2004;

Данилова Н.Ю. Армии и общество: принципы взаимодействия. СПб., 2007;

Кокошин А.А.

Армия и политика. М., 1995;

Нарыков Н.В. Политический режим и армия. М., 1997;

Гуськов Ю. Гражданское общество и армия в условиях современной демократии // Безопасность Евразии: Security & Eurasia. 2006. № 1. C. 38–47;

Шабардин П.М. Армия в современной политической борьбе. М., 1988;

и др.

Л.П. Панченко, В.Т. Рощупкина, Ю.Г. Сумбатяна и др.3 Изучение работ этих учёных позволяет рассмотреть феномен политического влияния «силовиков»

в сравнительном контексте, выявить общие и специфические закономерности политического участия силовых структур, очертить круг условий, способствующих актуализации политической роли сектора безопасности на различных этапах общественно-политического развития.

Обособленную группу образуют работы, в том или ином виде раскрывающие тему реформирования различных силовых структур, корректировки как функционального, так и политического измерения их деятельности4. Анализ указанных работ делает возможным выявление политического аспекта в реформах сектора безопасности и оценку влияния последних на политическую ресурсность силовых структур, их места и роли в политической системе.

Проблематика политического участия силовых структур активно и довольно продолжительное время разрабатывается в западной политической науке. В частности, есть как работы, которые раскрывают общие вопросы политической роли «силовиков»5, так и исследования, в которых созданные теоретические схемы, связанные с сектором безопасности6, находят своё приложение к политическим реалиям иностранных государств7. Особенно стоит выделить западные исследования, посвящённые силовым структурам и их политическим характеристикам в нашей стране, в том числе в См.: Круговая Е.Г. «Чёрные полковники» в Греции 1967-1974 гг. // Новая и Новейшая история. 2001. № 3. С. 64–80;

Панченко Л.П. Армия и модернизация общества:

опыт Индонезии. М., 1994;

Сумбатян Ю.Г. Военные режимы и армия: африканский опыт // Социологические исследования. 1996. № 4. С. 75–79;

Рощупкин В.Т. Бразилия: армия и власть // Зарубежное военное обозрение. 1997. № 12. С. 95–102;

и др.

См.: Самойлов В.И. Реформирование военной организации российского общества:

функциональный подход // Вестник Московского университета. Сер. 18. 2006. № 1. С. 3– 23;

Храмчихин А. Военное строительство в России // Знамя. 2005. № 12. С. 161–174;

Таратута Ю., Архипов И., Седаков П. Мистерия внутренних дел // Русский nesweek 2010.

№ 6. С. 26–31;

Пастухов В.Б. Реформа МВД как сублимация политической реформы в России // Полис. 2010. № 10. С. 23–40;

и др.

См.: Huntington S. (1957) The Soldier and the State: The Theory and Politics of Civil Military Relations. Cambridge: Belknap Press of Harvard Univ. Press.;

Janowitz M. (1960) The Professional Soldier: A Social and Political Portrait, Illinois: Free Press of Glencoe;

Feaver P.

(1996). The Civil-Military Problematic: Huntington, Janowitz, and the Question of Civilian Control // Armed Forces and Society. Vol. 23. № 2;

Burk J. (1994). The Military in New Times:

Adapting Armed Forces to a Turbulent World. Boulder & Oxford.: Westview Press.

Сектор безопасности – более популярная на Западе терминологическая альтернатива «силовым структурам». См.: Caparini M. Security sector reform and NATO and EU enlargement // SIPRI Yearbook 2002. Oxford, 2003;

Greene O. Security Sector Reform, Conflict Prevention and Regional Perspectives. A Discussion Paper for Whitehall Policy Seminar on Security Sector Reform (London, 9 January 2003) // Journal of Security Sector Management. March 2003. Vol. 1. № 1.

См.: Sarvas S. (1999). Professional Soldiers and Politics: A Case of Central and Eastern Europe // Armed Forces and Society. Vol. 26. № 1 Fall 1999.

историческом контексте8. Обращение к этой группе работ позволяет увидеть новые ракурсы рассмотрения политической роли «силовиков», познакомиться с точкой зрения западных специалистов на специфику российского политического процесса в рамках сектора безопасности.

Проблематика политической роли силовых структур разрабатывается и в странах ближнего зарубежья, прежде всего, на Украине9.

Отдельную группу отечественных источников составляют работы авторов, занимающихся проблемами политического влияния конкретных силовых структур России. А.А. Бабанов продуктивно исследует политическую субьектность МВД России, его место и роль в современном российском государстве10. Не менее интересны работы ветеранов РУОП Г.С. Водолеева и С.Ф. Сидоренко о месте спецслужб в системе общественно политических отношений11. Выше упомянутый Г.И. Мирский активно изучает вопросы политического участия армии в современной России12.

Е.М. Стригин известен своими работами по политическому влиянию органов государственной безопасности в России периода демократических реформ13.

В самостоятельную группу можно выделить исследования, связанные с разработкой отдельных аспектов политического влияния «силовиков» в современной России. Среди них есть работы, посвящённые изучению конкретных сторон взаимодействия «силовиков» и общества (статьи О.А. Белькова, П.Н. Панченко, С.Л. Печурова, А.В. Скиперского и др.14), и исследования, раскрывающие определённые политико-функциональные См.: Odom W. (1998). The Collapse of the Soviet Military. New Haven, London: Yale Univ. Press. 1998;

Colton T. (1979) Commissars, Commanders, and Civilian Authority: the Structure of Soviet Military Politics. Harvard.: Harvard University Press.

См.: Полтораков А.Ю. Военно-гражданские отношения в контексте национальной безопасности: политико-структурные аспекты // Национальная безопасность (РФ). 2009. № 8. С. 22–28;

и др.

См.: Бабанов А.А. МВД России, его роль и место в современном обществе // Современное право. 2004. № 7. С. 12–15;

Бабанов А.А. Оптимизация механизма взаимодействия политического режима и органов внутренних дел // Философия права.

2006. № 11. С. 25–29;

и др.

См.: Водолеев Г.С. Люди и спецслужбы. СПб., 2008;

Водолеев Г.С., Сидоренко С.Ф. Закон и правосудие. СПб., 2008.

См.: Мирский Г.И. Армия в российской политике // Мировая экономика и международные отношения. 1997. № 3. С. 101–105;

Мирский Г. Выйдет ли армия из казарм. // «Pro et Contra». Том I. 1996. № 1. C. 72–79;

и др.

См.: Стригин Е.М. КГБ был, есть и будет. От МБ РФ до ФСК РФ (1994–1995).

М., 2004;

Стригин Е.М. КГБ был, есть и будет. ФСБ РФ при Барсукове (1995–1996).

М., 2006 и др.

См.: Бельков О.А. Армия как фактор стабильности гражданского общества // Проблемы становления гражданского общества в России. М., 2004. Вып. 5;

Панченко П.Н.

Правоохранительная деятельность: проблемы «деполитизации» и ее гарантии // Государство и право.1995. № 9. С. 41–51;

Печуров С.Л. Вооруженные силы США в решении внутригосударственных проблем // Военная мысль. 1995. № 1. С. 74–77;

Скиперский А.В. Роль института армии в делегитимации политических режимов // Правовая политика и правовая жизнь. 2007. № 4. С. 71–78;

и др.

характеристики конкретных силовых структур (статьи Д.Г. Давыдова, А. Солдатова и др.15).

Небольшую группу составляют работы, посвящённые изучению вопросов представительства «силовиков» в органах законодательной и исполнительной власти в центре и регионах современной России. К ним относятся исследования, характеризующие общую ситуацию с присутствием «силовиков» в отечественной политике (работы О.В. Крыштановской, В.Э. Абелинскайте и др.16), и исследования, в той или иной степени связанные с изучением представительства «силовиков» в органах власти, прежде всего, в парламенте (работы О.В. Гаман-Голутвиной, Ф. Досе и др.17).

После волны «цветных революций» на постсоветском пространстве стали появляться работы и научного, и публицистического характера, в которых анализируется роль силовых структур в этих сложных и противоречивых политических процессах18.

Свой вклад в исследование роли силовых структур во внутригосударственных и внешнеполитических процессах вносят учёные Саратовского университета и других вузов города – В.А. Дубровский, Ю.П. Суслов, В.А. Труханов, В.Н. Купин, Д.М. Креленко, А.В. Кучеров и др. См.: Давыдов Д.Г. Имидж вооружённых сил России: от психологических исследований к политическим решениям // Политический маркетинг. 2005. № 2. C. 66–73;

Солдатов А. Касса закрытого типа // Новая газета. 2003. 4 августа;

и др.

См.: Крыштановская О. Анатомия российской элиты. М., 2005;

Крыштановская О. Режим Путина: либеральная милитократия? // Pro and Contra. Том 7.

2002. № 4. C. 51–58;

Жего М. Путинская милитократия: власть «органов» // Le Temp. 2008.

6 марта;

Абелинскайте В.Э. Россия: от олигархии к милитократии // Без темы. 2007. № 3.

С. 50–54;

и др.

См.: Гаман-Голутвина О.В. Государственная дума ФС РФ 1993–2003 гг.:

эволюция персонального состава. // Власть. 2006. № 4. С. 27–34;

Досе Ф. Военные в парламенте, 1989—1995 // Политические исследования. 1996. № 3. С. 79–85;

Солодовников М. Парламент цвета «хаки» // Новые Известия. 2007. 5 июля;

и др.

См.: Полтораков А. «Силовые» структуры Украины в контексте «помаранчевой революции» // Wspolczesna Ukraine / red.nauk. A. Romaniuk, L. Donaj. Lodz, 2007. C. 89-94;

Зыгарь М. Война и миф. М., 2007;

и др.

См.: Дубровский В.А. Армия и политика // Известия Саратовского университета.

Новая серия. 2009. Т. 9. Серия Социология. Политология. Выпуск 2. С. 105–109;

Креленко Д.М. Франсиско Франко: путь к власти, Саратов, 2002;

Купин В.Н.

Политологические проблемы национальной безопасности и управленческой деятельности военных кадров. СПб., 2007;

Кучеров А.В.. Специфика политической субъектности и идентичность военнослужащих в условиях современной модернизации // Известия Саратовского университета. Сер. Социология. Политология. 2010. Т. 10. Вып. 4. С. 83–87;

Труханов В.А. Национальная безопасность Российской Федерации: теоретические основы исследования. Саратов, 2002;

Труханов В.А. Политические предпочтения военного электората // Власть. 2003. № 4. С. 22–28;

Суслов Ю.П., Петров Д.Е. Политическая ресурсность силовых структур и военная реформа 2008-2012 гг. в современной России // Политические проблемы современного общества. Саратов, 2009. Выпуск 10. С. 69–77;

и др.

Однако политическая ресурность лишь косвенно затрагивается в исследованиях места и роли силовых структур в политике и не выделяется в отдельную научную проблему, но в политической науке в целом ресурсный подход используется весьма активно20. Исследования в области политического влияния «силовиков» проводятся с использованием различных методологических подходов с разной степенью объективности и фактологической обоснованности. Как представляется, исследование политической ресурсности силовых структур на основе эмпирических материалов может способствовать повышению объективности выводов по политическому влиянию «силовиков» в современной России.

Цель исследования состоит в выявлении тенденций развития политической ресурсности силовых структур и оптимизации её использования в современной России.

Для достижения данной цели определены следующие научные задачи:

- сформулировать политологические определения терминов «силовые структуры», «силовики» и «политическая ресурсность силовых структур»;

- осуществить анализ истории участия силовых структур в зарубежном и отечественном политических процессах, обобщить результаты его теоретического осмысления;

- проанализировать развитие финансового и информационного ресурсов силовых структур современной России;

- оценить представительство «силовиков» в органах государственной власти современной России в сопоставлении его с их электоральным потенциалом;

- рассмотреть современные реформы отечественного сектора безопасности с точки зрения их роли в изменении политической ресурсности силовых структур;

- дать политологическую оценку влияния процессов приватизации военно-полицейской сферы на состояние политической ресурсности силовых структур современной России.

Объектом исследования выступают силовые структуры в политической системе современной России.

Предмет исследования – политическая ресурсность силовых структур современной России как основа и индикатор их политического влияния, а также инструменты её изменения.

См.: Бурковский И.В. Ресурсы политической власти: теоретико-методологические аспекты проблемы // Среднерусский вестник общественных наук. 2008. № 2 (7);

Костин А.В., Бурковский И.В. Несиловые ресурсы политической власти // Вестник Российского нового университета. 2010. №. 1. С. 18–26;

Конфисахор А.Г., Хабибулин Р.К.

Современная политическая власть и её ресурсы // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 12: Психология. Социология. Педагогика. 2011. № 4. С. 297–303;

Попов В., Крайнюченко И. Власть как распоряжение ресурсами // Общество и экономика.

2009. № 2. С. 86-92;

Рыжова-Поволоцкая А.Ю. Информационный ресурс власти: «первый среди равных» // Обозреватель-Observer. 2009. № 5. С. 29–35;

и др.

Гипотеза исследования состоит в том, что политическая ресурсность силовых структур является базой и показателем их политического влияния. В период с 1994 по 2000 гг. политическая ресурсность отечественных силовых структур имела разноплановую динамику развития. С приходом к власти В.В. Путина она стала увеличиваться высокими темпами, стабилизировавшись в итоге на относительно высоком уровне, что является верным признаком усиления политического влияния «силовиков».

Изменение политической ресурсности силовых структур и её перераспределение между ними происходит как по объективным причинам, так и в результате целенаправленного воздействия заинтересованных акторов с помощью специальных инструментов. К их числу можно отнести реформы сектора безопасности и противоречивые процессы приватизации военно полицейской сферы.

Методы исследования. В основу диссертационного исследования положены принципы системного, структурно-функционального и неоинституционального подходов, позволившие представить политическую ресурсность как целостность, связать её с местом и ролью силовых структур в политической жизни современной России.

Для достижения поставленной цели и решения заявленных задач был использован широкий комплекс общенаучных и специальных методов исследования качественного и количественного характера.

Исторический подход помог не только рассмотреть изучаемые вопросы в динамике, но и обратиться к истории участия силовых структур в политической жизни России и зарубежных государств.

Сравнительный анализ позволил выделить специфичные черты развития политической ресурсности отечественных силовых структур в различные временные периоды.

Ситуационный анализ способствовал пониманию специфики места и роли силовых структур и связанных с ними процессов в политической жизни нашей страны, оценке их политической ресурсности на примере конкретных реальных ситуаций.

Важную роль сыграли, во-первых, метод формализованного биографического анализа, позволивший оценить представительство «силовиков» в органах государственной власти, во-вторых, статистический анализ с построением графиков, с помощью которого было исследовано развитие финансового и информационного, в части уровня общественного доверия, ресурсов силовых структур, а также их электоральный потенциал, в третьих, контент-анализ и интент-анализ периодической печати, с использованием которых исследовалась периодическая печать.

Кроме того, был использован метод экспертного опроса в его опосредованном варианте, когда спектр экспертных мнений формировался через сбор высказываний аналитиков в научных и публицистических изданиях.

Источниковая база исследования включает в себя:

монографии и научные статьи отечественных и зарубежных ученых, посвященные проблемам политического влияния силовых структур;

нормативные правовые акты Российской Федерации, определяющие статус и регулирующие деятельность силовых структур;

биографические данные представителей отечественной политико административной элиты федерального и регионального уровней (в общей сложности свыше 9000 биографий членов Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации (по состоянию на 01 апреля 2010 г., 01 августа 2012 г.), депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации пятого и шестого созывов, членов Правительства Российской Федерации (по состоянию на 01 апреля 2010 г., 01 августа 2012 г., заместителей министров, руководителей и заместителей руководителей федеральных служб и федеральных агентств, руководства Аппарата Правительства Российской Федерации, руководства и основных должностных лиц Администрации Президента Российской Федерации, полномочных представителей Президента Российской Федерации в федеральных округах за всю историю существования данного политического института, руководителей и основных должностных лиц аппаратов полномочных представителей Президента Российской Федерации в федеральных округах, главных федеральных инспекторов, глав субъектов Российской Федерации, депутатов органов законодательной власти субъектов Российской Федерации (по состоянию на 01 апреля 2010 г., 01 августа 2012 г.), а также свыше 478 биографий депутатов парламентов ряда государств ближнего зарубежья (по состоянию на 01 апреля 2010 г.).

Биографические данные представителей отечественной политико административной элиты были взяты из официальных ресурсов органов государственной власти в информационно-коммуникационной сети общего пользования. Также использовались сведения из специальных приложений к аналитическому еженедельнику «Коммерсантъ Власть» под названием «Вся Дума» и «Всё Правительство»21;

бюджетное законодательство Российской Федерации за период с по 2012 гг. в виде 19 соответствующих федеральных законов;

публикации в общественно-политических периодических изданиях, позволяющие получать актуальную информацию об изучаемых сюжетах политической жизни и отражающие динамику их развития, в том числе свыше 1200 выпусков «Независимой газеты» за период с декабря 1998 г. по декабрь 2003 г. для анализа развития информационного ресурса22. В процессе См.: Вся Дума // Коммерсантъ Власть. 2012. № 1–2;

Вся Дума // Коммерсантъ Власть. 2008. № 2;

Вся Дума// Коммерсантъ Власть. 2004. № 2;

Вся Дума // Коммерсанть Власть. 2000. № 2;

Всё Правительство // Коммерсантъ Власть. 2012. № 30.

Выбор обозначенного хронологического отрезка при анализе материалов периодической печати обусловлен спецификой данного периода политической истории России как переломного, рубежного во многих измерениях, в том числе и в плане усиления сектора безопасности в отечественной политике. Это позволило предположить, сбора информации о ходе и результатах проводимых в нашей стране военной реформы и реформы органов внутренних дел акцент делался на материалы, опубликованные в «Российской газете», которая в качестве официальной общенациональной газеты обеспечивает информационное сопровождения реформирования силовых структур, и «Независимой газете», на страницах и приложении («Независимое военное обозрение») которой своевременно печатаются относительно независимые аналитические статьи и обзоры по вопросам развития отечественного сектора безопасности;

данные социологических исследований и мониторингов, проведённых ведущими центрами социологического мониторинга страны (Всероссийский центр изучения общественного мнения и Левада-Центр) и Саратовской области (Центр региональных социологических исследований СГУ имени Н.Г. Чернышевского).

Хронологические рамки исследования определены периодом с по 2012 гг., наиболее соответствующим с политико-правовой точки зрения категории «современная Россия» и отражающим разноплановую динамику развития политической ресурсности силовых структур.

Положения, выносимые на защиту:

1. Анализ практики участия силовых структур в зарубежном и отечественном политическом процессе в различные исторические периоды показал, что они всегда были одним из ключевых акторов политической жизни. Не ставит под сомнение влияние силовых структур на политику и политическая наука. Это подтверждает предопределённость и естественность влияния силовых структур на политические процессы, в том числе самой политической природой силовых структур. Политологам и политикам целесообразно делать акцент не на обосновании деполитизации силовых структур, а, наоборот, сосредоточиться на поиске эффективных моделей их участия в политических процессах и выработке инструментов эффективного анализа и прогнозирования их политического влияния.

2. Силовые структуры современной России характеризуются мощным, постоянно развивающимся финансовым ресурсом, который не только подтверждает их политико-инструментальное значение для руководства государства, но и создает фундамент развития их политической ресурсности в субъектном измерении. Значительное повышение социальной обеспеченности сотрудников силовых структур, произошедшее в последние годы, является предпосылкой для формирования новой элиты из представителей аппарата принуждения.

3. Проведенный анализ информационного ресурса силовых структур (во взаимосвязи таких элементов, как ресурс имиджа, ресурс общественного доверия и ресурс взаимодействия со СМИ) показал, что, несмотря на всю противоречивость факторов, влияющих на состояние информационного ресурса, силовые структуры обладают значительным потенциалом в этой что динамика направленности публикаций о силовых ведомствах на указанном временном интервале будет иметь неоднозначный и показательный характер.

сфере. Информационный ресурс во многом определяет не только количественные и качественные параметры политической ресурсности силовых структур, но и оказывает существенное влияние на отношения по линии «силовики» – «общество». Динамика информационного ресурса существенно зависит от грамотной политики руководства государства и силовых структур в данном направлении.

4. В современной России силовые структуры и «силовики» как социально-профессиональная группа обладают мощным электоральным потенциалом, что позволяет им участвовать в политической борьбе и отстаивать свои интересы в рамках общепризнанных демократических процедур. Но электоральный потенциал отечественных «силовиков» не может быть в полной мере реализован в силу несформированности корпоративной политической идентичности. Это только усиливает заинтересованность иных политических субъектов в использовании электорального ресурса силовых ведомств, что можно наблюдать на выборах различного уровня.

5. Результаты проведённого анализа корпуса отечественной политико административной элиты федерального и регионального уровней позволяют говорить о значительном представительстве «силовиков» в органах власти.

Поэтому силовые структуры обладают широкими возможностями лоббирования своих интересов в государственных структурах при принятии и реализации политических решений. Степень насыщенности органов власти «силовиками» является надёжным индикатором их политического влияния, общего состояния характеризующей их политической ресурсности. На наш взгляд, наличие «силовиков» в органах власти не стоит рассматривать как аномальное явление, так как «силовики» являются значительной социально профессиональной группой российского общества, имеющей право на представительство своих интересов в публичной политике.

6. Реформа Вооружённых Сил Российской Федерации 2008-2012 гг.

является не только попыткой повышения их эффективности и боеготовности, но и инструментом перераспределения политический ресурсности между силовыми структурами страны. К сожалению, производится это как путём воздействия собственно на политические ресурсы, так и через разрушение политической идентичности армии, что существенно снижает её военно политический потенциал. Реформа системы органов внутренних дел также характеризуется ярко выраженным политическим аспектом. Он выражается в ослаблении тех ресурсов системы, которые носят политико-субъектный характер. При этом происходит усиление ресурсов, составляющих основу политико-инструментального потенциала полиции. Реализуются мероприятия по формированию новой социально-профессиональной идентичности сотрудников полиции и созданию особого политико административного климата, который исключает реализацию системой своего потенциала в качестве самостоятельного политического субъекта.

Политико-ресурсное измерение справедливо и для реформ спецслужб современной России. Происходившие в постсоветский период преобразования не имели в качестве реальной цели повышение функциональной эффективности уполномоченных органов, но оказывали существенное влияние на объём политических ресурсов, сосредоточенных у спецслужб как субъектов политики, их место и роль в политической системе нашей страны. В свою очередь, приватизация военно-полицейской сферы в ходе создания и развития в современной России «частных армий»

представляет собой инструмент изменения политического потенциала силовых структур. Институализация «частных армий» может привести к перераспределению политической ресурсности от всех силовых структур к политическим акторам совершенно другого рода – крупным коммерческим корпорациям. Их частные интересы существенно отличаются от государственных, по крайней мере, значительнее корпоративных интересов «силовиков».

7. В политической истории постсоветской России отчётливо выделяются два периода развития политической ресурсности «силовиков», которые разделяет 2000 г. – год прихода к власти В.В. Путина. До 2000 г. о развитой ресурсной базе силовых структур говорить не приходится: давала о себе знать политика, направленная на их развал и дискредитацию. После 2000 г. и по настоящий момент можно отметить постепенный, но довольно стабильный рост отдельных составляющих политической ресурсности силовых структур, что свидетельствует о росте политического влияния «силовиков» в России в этот период и о создании условий для удержания ими высоких позиций в политической иерархии страны.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в том, что на основе большого количества разнообразного эмпирического материала проведен комплексный анализ политической ресурсности силовых структур современной России как основы и индикатора их политического влияния, выявлены тенденции её развития и инструменты её изменения.

Наиболее важные элементы новизны состоят в следующем:

- сформулированы политологические определения силовых структур, «силовиков» и «политическая ресурсность силовых структур», отражающие их место и роль в политической системе современного государства;

- на основе обобщения отечественного и зарубежного опыта участия силовых структур в политике, а также результатов его теоретического осмысления на различных этапах политического развития подтверждена предопределенность и неизбежность влияния силовых структур на политический процесс;

- в динамике развития, в контексте обозначения экономической роли «силовиков» и с учетом отечественного и мирового опыта формирования расходов на безопасность, проанализирован финансовый ресурс силовых структур в России постсоветского периода, выявлены политически значимые соотношения бюджетных расходов на внутреннюю и внешнюю безопасность, а также их межведомственное распределение;

- комплексно проанализирован информационный ресурс силовых структур современной России, характер изменений основных составляющих которого (имидж, общественное доверие и взаимодействие со СМИ) показал зависимость данного ресурса, прежде всего, от грамотной политики руководства государства и собственно силовых структур, а не от реальных информационных потоков и общественных настроений;

- проведена оценка представительства «силовиков» в органах законодательной и исполнительной власти Российской Федерации и её субъектов, в том числе, впервые на уровне региональных законодательных органов, в динамике его развития, с учетом ведомственного распределения и в сравнении с опытом ряда зарубежных государств, а также в контексте сопоставления его с электоральным потенциалом «силовиков» как социально-профессиональной группы российского общества;

- реформы вооруженных сил, системы органов внутренних дел и спецслужб в постсоветский период развития отечественной государственности исследованы с нового ракурса оказания ими влияния на состояние политической ресурсности силовых структур современной России, создания в российском обществе новых устойчивых, относительно закрытых и политически подконтрольных социально-профессиональных корпораций «силовиков» различной ведомственной принадлежности;

- по-новому рассмотрена приватизация военно-полицейской сферы (создание и развитие «частных армий») как инструмент перераспределения политической ресурсности в секторе безопасности с точки зрения её противоречивого влияния на внутриполитические процессы, место и роль силовых структур в политической системе современного государства;

- на основе комплексного анализа дана характеристика динамики политической ресурсности силовых структур современной России в 1994 2012 гг., выявлены основные периоды и ключевые тенденции её развития.

Научно-теоретическая и практическая значимость исследования обусловлена его актуальностью для современной политической науки и политической практики, а также высокой востребованностью научным сообществом и общественностью аналитических выводов диссертации для осмысления места и роли силовых структур в политической жизни современной России. Основные положения и выводы работы вносят значительный вклад в изучение силовых структур в политической системе Российской Федерации.

В научной работе материалы и результаты диссертационного исследования могут быть использованы при дальнейшем изучении места и роли силовых структур в политической системе современной России, политологическом анализе их политического влияния и прогнозировании его дальнейшего развития. Результаты исследования могут быть применены при политологической разработке проблем реформирования сектора безопасности, сравнительном анализе политической роли «силовиков» в нашей стране и за рубежом.

В педагогической деятельности материалы и результаты диссертационного исследования могут быть использованы в преподавании таких дисциплин, как «Политология», «Теория политики», «Военная политология», «Военная политика», «Политические отношения и политические процессы в современной России», а также лечь в основу самостоятельного академического курса «Силовые структуры и политика».

Материалы и результаты исследования могут стать основой для формирования тематических блоков программ повышения квалификации и профессиональной переподготовки государственных и муниципальных служащих, работающих в сфере взаимодействия с силовыми структурами (управления и отделы региональной безопасности, по работе с правоохранительными органами и др.), а также подготовки кадрового резерва федеральной и региональной государственной гражданской службы и муниципальной службы из числа бывших военнослужащих, сотрудников органов внутренних дел и государственной безопасности.

В практической деятельности основные результаты диссертационного исследования могут быть использованы для обоснования конкретных рекомендаций по реформированию сектора безопасности, формированию и развитию системы гражданского контроля над силовыми структурами в современной России, а также могут стать элементом научно-практической базы деятельности общественных организаций, специализирующихся на гражданско-военных отношениях в российской политике.

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы диссертации представлены автором в 36 научных публикациях общим объемом 27,6 печатных листа, в том числе в 7 статьях в ведущих российских рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК при Министерстве образования и науки Российской Федерации для публикации результатов диссертационных исследований, и двух монографиях.

Промежуточные результаты исследования были представлены на 12 международных, всероссийских и региональных научных и научно практических конференциях23.

I Всероссийская политологическая ассамблея (Пермь, ПермГУ, 7-8 апреля 2008 г.), Межвузовская научно-практическая конференция студентов и аспирантов «Политико-правовые проблемы обеспечения прав человека в современном мире»

(Саратов, СГУ им. Н.Г. Чернышевского, 23 апреля 2008 г.), XVI Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов-2009» (Москва, МГУ им. М.В. Ломоносова, 14-18 апреля 2009 г.), Всероссийская научная конференция студентов и аспирантов, посвящённая 100-летию Саратовского государственного университета имени Н.Г. Чернышевского и Году молодёжи в России «Политико-правовые проблемы современного общества» (Саратов, СГУ им. Н.Г. Чернышевского, 23 апреля 2009 г.), II Всероссийская политологическая ассамблея (Пермь, ПермГУ, 27-28 апреля 2009 г.), XVII Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых учёных «Ломоносов-2010» (Москва, МГУ им. М.В. Ломоносова, 12-15 апреля 2010 г.), Всероссийская научно-практическая конференция студентов и аспирантов «Роль молодёжи в становлении социального и правового государства» (Саратов, СГУ им. Н.Г. Чернышевского, 20 апреля 2010 г.), Всероссийская научно-практическая конференция, посвященная 150-летию освобождения российского крестьянства от крепостного права: «Современная Россия: историческое наследие и взгляд в будущее»

(Саратов, СГУ им. Н.Г. Чернышевского, 16 февраля 2011 г.), Всероссийской научно практической конференции студентов и аспирантов «Актуальные проблемы правового и Результаты исследования были обсуждены на заседании кафедры политических наук юридического факультета Саратовского государственного университета имени Н.Г. Чернышевского.

Структура диссертации состоит из введения, трех глав, включающих девять параграфов, заключения, списка использованных источников и литературы, а также приложения.

Основное содержание диссертации Во введении обосновывается актуальность темы диссертации, характеризуется степень её разработанности, определяются цель и задачи исследования, его объект и предмет, формулируется научная гипотеза, обозначаются теоретико-методологические основы работы, дается характеристика источниковой базы и обозначаются хронологические рамки исследования, фиксируется научная новизна диссертации, отмечается её теоретическая и практическая значимость, а также формы её апробации.

Первая глава диссертации «Теоретико-методологические основы исследования политической ресурсности силовых структур» состоит из трёх параграфов и посвящена формированию теоретико-методологического инструментария исследования, обобщению опыта участия силовых структур в зарубежном и отечественном политических процессах в историческом контексте, а также анализу результатов теоретического осмысления участия «силовиков» в политике в различные исторические периоды.

В первом параграфе «“Силовые структуры”, “силовики” и “политическая ресурсность” в современной политической теории и практике» показано многообразие подходов в современной политической теории и практике к определению сущностного содержания термина «силовые структуры», охарактеризованы отечественные и зарубежные альтернативы данному термину (силовые ведомства, силовой блок, силовой механизм, «жесткие» организации, сектор безопасности), с учетом политико правового и функционального контекстов охарактеризовано его институциональное наполнение в виде различных силовых структур.

Проанализирована история возникновения и динамика употребления в общественно-политическом дискурсе термина «силовик», охарактеризованы основные подходы к его определению, обозначена методика выявления политического развития России» (Саратов, СГУ им. Н.Г. Чернышевского, 21 апреля 2011 г.), III Международный Конституционный Форум (Саратов, СГУ им. Н.Г. Чернышевского, 15-16 декабря 2011 г.), XIX Международная научная конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов 2012» (Москва, МГУ им. М.В. Ломоносова, 09-13 апреля 2012 г.), Международная научно-практическая конференция студентов и аспирантов на тему «Актуальные проблемы правового и политического развития России» (Саратов, СГУ им. Н.Г. Чернышевского, 20 апреля 2012 г.), Международная научно-практическая конференция аспирантов и преподавателей «Власть, бизнес и общество в регионах: перспективы эффективного взаимодействия»

(Саратов, СГУ им. Н.Г. Чернышевского, 2-3 июля 2012 г.).

«силовиков» при биографическом анализе корпуса отечественной политико административной элиты. Введена категория «политическая ресурсность», рассмотрены её структура и содержание, показан её амбивалентный характер, а также взаимосвязь с политической субъектностью и политической идентичностью.

В параграфе сформулирован вывод, что термины «силовые структуры»

и «силовики» стали широко распространенными в отечественном и зарубежном общественно-политическом и научном дискурсе. На основе обобщения существующих трактовок данных терминов и в контексте задач политической науки силовые структуры определены как органы власти, за которыми в качестве основной задачи закреплено обеспечение внешней и (или) внутренней безопасности государства, в том числе оборона и правоохранительная деятельность. В свою очередь, «силовик» в узком смысле – это человек, связанный своим прошлым и (или) настоящим с силовыми структурами настолько, что он разделяет их корпоративные интересы и ценности и при определённых условиях может проводить их в жизнь на занимаемых им политико-административных должностях, а также характеризующейся специфической культурой принятия и реализации политических решений;

а в широком – представитель особой социально профессиональной группы, объединённой причастностью к функционированию сектора безопасности. В качестве инструмента эффективного политологического анализа места и роли силовых структур в политической системе современной России предложено ввести категорию «политическая ресурсность», понимаемую как совокупность разнообразных потенциальных возможностей, характеризующихся определённой доступностью и возобновляемостью, именуемых политическими ресурсами (административный, финансовый, информационный, электоральный, представительства в органах власти, силовой и др.), которые силовые структуры могут использовать для оказания влияния на политический процесс, принимая во внимание её субъектное и инструментальное измерения.

Второй параграф «Силовые структуры в зарубежном и отечественном политических процессах: ретроспективный анализ»

посвящён рассмотрению практических примером участия силовых структур в политической жизни зарубежных государств и России в различные исторические периоды. На примерах из мировой и отечественной политической практики показана эволюция политической роли армии и полиции с учётом функциональных задач их деятельности, особый акцент сделан на политической природе внутренних войск.

Анализ практики участия силовых структур в зарубежном и отечественном политических процессах в различные исторические периоды показал, что они всегда были одним из ключевых субъектов политики. Тем самым, подтверждается предопределённость и естественность влияния силовых структур на политические процессы, что обусловлено объективными причинами, в том числе и самой политической природой силовых структур как аппарата принуждения, составляющего неотъемлемую часть механизма государства. Это требует от теоретиков и практиков политики, в том числе и в современной России, не пытаться обосновать и обеспечить деполитизацию силовых структур, а, наоборот, сосредоточиться на поиске эффективных моделей их участия в политических процессах, а также выработке инструментов эффективного анализа и прогнозирования политического влияния силовых структур.

В третьем параграфе «Политическая роль силовых структур:

мировой и отечественный опыт теоретического осмысления» были проанализированы идеи и суждения ряда представителей политической мысли различных исторических периодов и регионов мира, в том числе имеющих опыт практической военно-политической деятельности, о месте и роли вооруженных сил в политических процессах. Несмотря на многообразие подходов к этой проблеме в отечественной и зарубежной политической науке, и стремление многих исследователей обосновать аполитичность военной силы, накопленный опыт теоретического осмысления проблемы участия армии во внутриполитических процессах свидетельствует о неизбежности вовлечения в той или иной степени вооруженных сил в политическую жизнь государства. Данный опыт, с определенными оговорками, можно экстраполировать и на политическую роль других силовых структур – полиции и спецслужб. Тем самым, было подтверждено, что ни политическая практика, ни политическая мысль не ставят под сомнение влияние силовых структур на внутриполитические процессы.

Вторая глава диссертации «Динамика политической ресурсности силовых структур современной России» посвящена анализу, в том числе на основе эмпирических материалов, текущего состояния и динамики развития в постсоветский период таких составляющих политической ресурсности силовых структур, как финансовый ресурс, информационный ресурс, электоральный потенциал и ресурс представительства «силовиков» в органах государственной власти современной России.

В первом параграфе «Развитие финансового ресурса отечественных силовых структур в 1994-2012 гг.» с учётом роли силовых структур в экономической жизни страны проанализировано бюджетное законодательство Российской Федерации, позволяющее отследить изменение государственных расходов на силовые структуры в 1994-2012 гг., сравнить его с аналогичными показателями в зарубежных государствах. В рассматриваемый период расходы России на внутреннюю безопасность постепенно возрастали, в то время как расходы на внешнюю безопасность, наоборот, снижались, пока не достигли в 2012 г. уровня 10,79% и 7,45% от общего объёма расходов федерального бюджета соответственно (или 1,6% и 2,32% от ВВП), который подчеркивает внутриполитическую направленность силового аппарата государства. Начало президентства В.В. Путина ознаменовалось выводом расходов на «силовиков» на более высокий уровень, потом временным одновременным их снижением и последующим повышением расходов на силовиков «внутреннего действия» при сохранении прежнего уровня расходов на национальную оборону. При этом доля расходов федерального бюджета на силовой блок сократилась с 27,44% в 1994 г. до 18,24% в 2012 г. от общего объёма расходов, но при сопоставлении выше указанных цифр с почти пятикратным ростом абсолютного значения расходов федерального бюджета за этот же период, можно получить представление об огромном приросте финансовой составляющей политической ресурсности силовых структур России в годы президентства В.В. Путина и политического тандема В.В. Путин – Д.А. Медведев. Силовые структуры современной России характеризуется мощным, постоянно развивающимся финансовым ресурсом, который не только подтверждает их большое политико-инструментальное значение для правящего класса, но создаёт фундамент развития их политической ресурсности в субъектном измерении. Значительное повышение социальной обеспеченности сотрудников силовых структур является предпосылкой для формирования новой элиты представителей аппарата принуждения, выделенного из общества и стоящего над ним, что придаёт силовым структурам совершенно иную роль в отечественном политическом процессе.

Второй параграф «Динамика информационного ресурса российских силовых структур в постсоветский период: имидж, общественное доверие, взаимодействие со СМИ» содержит характеристику информационного ресурса силовых структур современной России в единстве таких его ключевых компонентов, как имидж, общественное доверие и взаимодействие со СМИ. В параграфе даётся политическая характеристика имиджа силовых структур, факторов, определяющих его восприятие на современном этапе. На основе контент- и интент-анализа выпусков «Независимой газеты» за 1998 2003 гг., обобщения автором результатов мониторинга ВЦИОМа показывается динамика информационного ресурса силовых структур в постсоветский период как в части развития взаимодействия со СМИ, так и в контексте изменения уровня общественного доверия к «силовикам». Особое внимание уделяется проблеме организации взаимодействия ведомственных пресс-служб со СМИ и позиционирования силовых структур в Интернет пространстве. Проведенный анализ информационного ресурса силовых структур во взаимосвязи таких элементов, как имидж, общественное доверие и взаимодействие со СМИ показал, что несмотря на всю противоречивость факторов, влияющих на состояние информационного ресурса, силовые структуры современной России обладают значительным потенциалом в этой сфере. Информационный ресурс во многом определяет не только количественные и качественные параметры политической ресурсности силовых структур, но и оказывает существенное влияние на отношения по линии «силовики» – общество», позиционирование силовых структур в политической системе. При этом динамика информационного ресурса существенно зависит от грамотной политики руководства государства и силовых структур.

Третий параграф ««Силовики» в органах государственной власти современной России: электоральный потенциал и ресурс представительства» посвящён анализу электорального потенциала «силовиков» и их представительства в федеральных и региональных органах законодательной и исполнительной власти.

При характеристике электорального потенциала «силовиков»

отмечается, что они при расширительном толковании с учётом военно промышленного комплекса и членов семей как социально-профессиональная группа составляют до 20% российских избирателей. На практических примерах рассмотрены формы вовлечения «силовиков» в избирательный процесс. В параграфе показано, что в современной России силовые структуры и «силовики» как социально-профессиональная группа обладают мощным электоральным потенциалом, что позволяет им участвовать в политической жизни страны и отстаивать свои интересы на вполне легальных основаниях и в рамках общепризнанных демократических процедур. Но электоральный потенциал отечественных «силовиков» не может быть в полной мере реализован в силу невысокого уровня политической идентичности, что только усиливает заинтересованность влиятельных политических акторов в использовании электорального потенциала силовых ведомств, что можно наблюдать на выборах различного уровня.

Ресурс представительства «силовиков» был исследован посредством биографического анализа официальных биографий представителей отечественной политико-административной элиты, размещенных на официальных сайтах органов власти и должностных лиц, а также в специализированных изданиях.

Наиболее высокий уровень присутствия «силовиков» имеет место в федеральных органах исполнительной власти: в 2010 г. 32 из 93 должностных лиц Правительства Российской Федерации являлись «силовиками», т.е. 34,4%, но в 2012 г. при значительном расширении рамок исследования до 419 человек (вплоть до заместителей руководителей федеральных служб и федеральных агентств) данный показатель снизился до 22,6%. Полученные данные в целом подтверждают выявленную другими исследователями тенденцию увеличения численности «силовиков» в российском правительстве несмотря на некоторое снижение показателя в 2012 г. Усиливается представительство «силовиков» в высших органах власти России – 55,5% (2010 г.) в составе Совета Безопасности Российской Федерации (здесь необходимо принимать во внимание функциональную направленность данной властной структуры).

Относительно высокий уровень представительства «силовиков»

зафиксирован в Администрации Президента Российской Федерации. Если среди её руководителей и основных должностных лиц таковых только 7 из 32, т.е. 21,9%, то среди 24 полномочных представителей Президента Российской Федерации в федеральных округах за всё время существования этого политического института «силовиками» были 7 человек, т.е. 29,2%. В свою очередь из 52 заместителей и помощников полпредов на лето 2012 г.

«силовиками» являются 16, т.е. 30,1%, а среди главных федеральных инспекторов в субъектах Российской Федерации и в г. Сочи доля «силовиков» значительно выше – 44 из 84, т.е. 52,4%.

Рост представительства «силовиков» наметился и в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации. В пятом созыве их доля составляла 10,4%, то среди депутатов шестого созыва «силовиков» уже 12%. Для сравнения в 2010 г. доля выходцев из силовых структур в однопалатных парламентах Армении и Кыргызстана составляла 4,6% и 10%, для нижних палат парламентов Республики Беларусь и Республики Казахстан – 16,4% и 7,5% соответственно. По партийным фракциям «силовики» в пятом созыве распределились следующим образом: фракция «Единой России» – 10,5% от общего состава, фракция КПРФ – 8,7%, фракция ЛДПР – 15,3%, фракция «Справедливой России» – 7,9%. Для шестого созыва аналогичные показатели составили 14,7%, 8,7%, 10,7% и 7,9% соответственно.

Стабильна доля «силовиков» в Совете Федерации Федерального Собрания Российской Федерации – 18,3% в 2010 г., 18,6% в 2012 г. В целях сравнениях отметим, что в 2010 г. среди сенаторов Республики Казахстан доля представителей силовых ведомств составляла 12,5% Определённой стабильностью характеризуется представительство «силовиков» в региональных законодательных органах: если в 2010 г. из 3307 депутатов 68 органов законодательной власти российских регионов 200 были «силовиками», т.е. 6%, то в 2012 г. из 3787 депутатов 83 законодательных органов субъектов Российской Федерации достоверно «силовиками» можно определить 261 человека, т.е. 6,9%. Данный показатель значительно ниже в сравнении с присутствием «силовиков» в Федеральном Собрании Российской Федерации. Ведомственное распределение «силовиков» среди региональных депутатов в 2010 г. было следующим:

47,5% выходцев из армии, 31,5% – из органов внутренних дел, 12,5% – из органов государственной безопасности, 8,5% приходилось на представителей иных силовых структур. В 2012 г. эти показатели приобрели значения 45,2%, 31,4% 18% и 5,4% соответственно.

При этом срочную службу проходили 899 из 3787 депутатов, т.е.

23,74%, в боевых действиях участие принимали 50, т.е. 1,3% от списочного состава, в то время как для Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации аналогичные показатели составляют 20,9% и 3,6% соответственно, а для Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации – 20,5% и 4,2%.

Доля «силовиков» среди высших должностных лиц субъектов Российской Федерации для 2010 и 2012 гг. одинакова и составляет 10 из 83, т.е. 12%.

Такой охват региональных законодательных органов в 2010 г. связан с отсутствием или недостаточной информативностью Интернет-сайтов некоторых органов законодательной власти субъектов Российской Федерации на момент проведения исследования.

Результаты проведённого анализа корпуса отечественной политико административной элиты федерального и регионального уровней с учётом динамики его развития в 2010-2012 гг. свидетельствуют о значительном представительстве «силовиков» во властных органах страны. Это создаёт условия заинтересованным силовым структурам для продвижения и защиты своих интересов.

Стоит отметить, что полученные автором данные о представительстве «силовиков» в органах власти современной России в целом совпадают с результатами других исследователей, но с учетом значительного расширения им масштабов (вплоть до региональных парламентарием) и глубины (с учетом ведомственной принадлежности, прохождения срочной службы в армии и участия в боевых действиях) биографического анализа показывают и некоторые расхождения, создающие предпосылки для методологической дискуссии и ставящие под сомнение тезис о формировании в России «милитократии» или полицейского государства на основе лишь значительного представительства «силовиков» в органах власти.

Третья глава диссертации «Инструменты изменения политической ресурсности российских силовых структур» анализирует процессы реформирования силовых структур современной России с точки зрения влияния реформ на состояние их политической ресурсности. Также исследованы политико-ресурсные аспекты приватизации военно полицейской сферы созданием и развитием института «частных армий».

В первом параграфе «Политическая ресурсность силовых структур и военная реформа 2008-2012 гг. в России» рассматриваются последствия текущей военной реформы для политической ресурсности вооруженных сил.

Одновременно даётся обзор основных мероприятий военной реформы, составляющих её функциональный императив, детально анализируются те направления реформы, которые имеют политический подтекст: массовые сокращения офицерских кадров, ликвидация института прапорщиков и мичманов, формирование профессионального сержантского корпуса, ликвидация большинства военных кафедр и укрупнение высших военных учебных заведений. Делается акцент на стремлении руководства государства максимально деполитизировать армию, ликвидировать её политическую идентичность как особой социально-профессиональной корпорации и создать ей соответствующий военно-политический противовес в виде других силовых структур.

В параграфе делается вывод, что реформа Вооружённых Сил Российской Федерации 2008-2012 гг. является не только попыткой повышения их эффективности и боеготовности, но и инструментом перераспределения политический ресурсности между силовыми структурами страны и снижения уровня политической субьектности армии. Производится это как путём воздействия собственно на составляющие политической ресурсности, так и через разрушение политической идентичности армии, что существенно снижает её военно-политический потенциал. При этом политический аспект военных преобразований не стоит рассматривать только в негативном ключе: значительно продуктивнее понимать эти мероприятия как объективно необходимые для адаптации вооружённых сил к условиям и потребностям современного российского государства.

Второй параграф «Политико-ресурсные аспекты реформы органов внутренних дел в современной России» содержит характеристику политико ресурсных аспектов таких элементов реформы МВД России, как сокращение и переаттестация сотрудников полиции, максимальная централизация системы органов внутренних дел, избавление полиции от избыточных функций, сохранение и укрепление системы подразделений специального назначения и внутренних войск, формирование и развитие системы государственного и общественного контроля над полицией, усиление подразделений собственной безопасности, а также информационное сопровождение данной реформы. Особо подчеркивается, что в рамках развития кадрового потенциала МВД России принимается ряд неоднозначных мер, направленных на закрытие системы органов внутренних дел, формирование своеобразной «касты» полицейских: вводится институт поручительства при приёме на службу, психологические тестирования, проверка на полиграфе, а в перспективе – обязательность высшего юридического образования или соответствующей юридической переподготовки для службы в полиции, существенно повышается уровень денежного содержания сотрудников полиции, обозначается возможность решение их жилищных проблем. По сути, оставив в системе благонадежных людей, власть стремится её законсервировать, сформировать «новое дворянство» под предлогом повышения социальной защищенности сотрудников полиции. Вместе с тем, вокруг полиции создаётся система контрольно-надзорных рычагов, подконтрольных правящей элите.

Третий параграф «Реформы спецслужб и приватизация военно полицейской сферы в контексте политической ресурсности силовых структур современной России» содержит анализ наиболее закрытых с информационной точки зрения сюжетов, связанных с политической активностью силовых структур. При рассмотрении политико-ресурсных аспектов реформирования спецслужб в постсоветской России автором конкретизируется термин «спецслужбы», с политологической точки зрения последовательно анализируются преобразования спецслужб, имевшие место в постсоветский период, проводятся соответствующие аналогии с развитием системы государственной безопасности в советский период. Подчеркивается, что проводившиеся в современной России реформы спецслужб стабильно имели политический подтекст, в большей степени влияя на политико ресурсное, чем на функциональное измерение, не сказываясь положительно на эффективности спецслужб.

Политические последствия приватизации военно-полицейской сферы в современной России рассматриваются на примере развития нового для нашей страны института «частных армий» с учетом опыта функционирования ведомственных и частных охранных предприятий. Предварительно в параграфе даётся характеристика развития частных военных компаний в зарубежных государствах. Подчеркивается, что при определённых условиях «частные армии» выступают не только признаком приватизации силовой сферы государственной власти, но и инструментом нарушения монополии силовых структур на реализацию функции обеспечения внешней и внутренней безопасности государства и общества. Поэтому создание частных военных компаний может стать способом перераспределения определённого объёма политической ресурсности от силовых структур в пользу заинтересованных политических субъектов В заключении работы подведены итоги и сформулированы научные результаты, сделаны основные выводы и научно-практические обобщения.

Основные результаты диссертационного исследования отражены в авторских публикациях:

Статьи, опубликованные в российских рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации для публикации результатов диссертационных исследований:

1. Петров Д.Е. Силовые структуры и публичная политика в современной России // Известия Саратовского университета. Серия Социология. Политология. 2010. Том 10. Выпуск 1. С. 124-127. (0,5 п.л.).

2. Петров Д.Е. Политическая ресурсность внутренних войск в современной России // Известия Саратовского университета. Серия Социология. Политология. 2010. Том 10. Выпуск 3. С. 103-105. (0,5 п.л.).

3. Вестов Ф.А., Петров Д.Е. Политическая роль силовых структур в правовом государстве // Военная мысль. 2011. № 4. С. 11-16.

(0,5 п.л./0,3 п.л.).

4. Вестов Ф.А., Петров Д.Е. Силовые структуры и выборы в условиях формирования правового государства // Известия Саратовского университета. Серия Социология. Политология. 2011. Том 11. Выпуск 2.

С. 97-101. (0,5 п.л./0,3 п.л.).

5. Петров Д.Е. Политико-ресурсные аспекты реформы органов внутренних дел в современной России // Известия Саратовского университета. Серия Социология. Политология. 2011. Том 11. Выпуск 4.

С. 102-105. (0,5 п.л.) 6. Вестов Ф.А., Петров Д.Е. Гражданский контроль над полицией и спецслужбами в правовом государстве // Информационная безопасность в регионах. 2012. № 1. С. 70-74. (0,5 п.л./0,3 п.л.).

7. Вестов Ф.А., Петров Д.Е. Гражданский контроль над вооруженными силами в правовом государстве // Военная мысль. 2012. № 8. С. 52-60.

(0,8 п.л./0,4 п.л.).

Монографии:

8. Вестов Ф.А., Петров Д.Е. Силовые структуры в политической жизни правового государства: власть и гражданский контроль. Саратов:

Издательство «Саратовский источник», 2011. 248 с. (16 п.л./8 п.л.).

9. Вестов Ф.А., Петров Д.Е. Силовые структуры в правовом государстве. Saarbrucken, Germany. LAP LAMBERT Academic Publishing GmbH & Co. KG. 2012. 263 c. (13 п.л./6,5 п.л.).

Другие публикации в научных изданиях:

10. Петров Д.Е. Политическая ресурсность силовых структур:

сущность и составляющие // Материалы всероссийской политологической ассамблеи (Пермь, 7-8 апреля 2008 года) / Ред. кол.: П.В. Панов, М.В. Назукина;

Перм. гос. ун-т. Пермь: ОТ и ДО, 2008.С. 90-96. (0,3 п.л.).

11. Петров Д.Е. Развитие ресурсной базы политического влияния силовых структур в постсоветской России // Политические проблемы современного общества: Материалы научн. конф. каф. полит. наук.

Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского.

Саратов: Издательский центр «Наука», 2008. Выпуск 9. С. 197-203. (0,4 п.л.).

12. Петров Д.Е. Политическая ресурсность «силовиков» современной России в динамическом контексте // Политико-правовые проблемы обеспечения прав человека в современном мире: Материалы межвузовской научной конференции студентов, аспирантов и преподавателей Саратовского государственного университета имени Н.Г. Чернышевского. Саратов:

Издательский центр «Наука», 2008. С. 105-109. (0,2 п.л.).

13. Петров Д.Е. Динамический аспект политической ресурсности силовых структур современной России // Научные исследования студентов Саратовского государственного университета: Материалы итог. студ. научн.

конф. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2008. С. 94-96. (0,1 п.л.).

14. Петров Д.Е. Политическая ресурсность силовых структур:

сущностные и структурные характеристики // Политические проблемы современного общества. Сборник научных статей кафедры политических наук Саратовского государственного университета им Н.Г. Чернышевского.

Саратов: Издательский центр «Наука», 2009. Выпуск 10. С. 89-96. (0,5 п.л.).

15. Суслов Ю.П., Петров Д.Е. Политическая ресурсность силовых структур и военная реформа 2008-2012 гг. в современной России // Политические проблемы современного общества. Сборник научных статей кафедры политических наук Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского. Саратов: Издательский центр «Наука», 2009.

Выпуск 10. С. 69-77. (0,6 п.л./0,4 п.л.).

16. Петров Д.Е. Политическое влияние российских силовых структур:

динамика ресурсного измерения // Материалы докладов XVI Международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов» / Отв.

ред. И.А Алешковский, П.Н. Костылев, А.И. Андреев. [Электронный ресурс] М.: МАКС Пресс, 2009. С. 127-128. (0,15 п.л.).

17. Петров Д.Е. «Силовики» в органах государственной власти современной России: политико-ресурсный аспект // Политические проблемы современного общества: Материалы межвуз. научн. конф. студентов, аспирантов, докторантов и преп. По специальности «Политология». Саратов:

Издательский центр «Наука», 2009. Выпуск 11. С. 196-202. (0,5 п.л.).

18. Петров Д.Е. Политическая ресурсность силовых структур современной России // Молодые ученые Саратовской области: Тез. науч.

работ студ. высших учеб. Заведений Сарат. обл.– участников обл. конкурса «Студенческая наука 2009». Саратов: Изд-во: ООО «Макси-принт», 2009.

С. 47-48. (0,1 п.л.).

19. Петров Д.Е. «Силовики» в понятийно-терминологическом пространстве политической науки // Научный общественно-политический журнал БЕЗ ТЕМЫ. 2009. № 1. С. 64-69. (0,5 п.л.).

20. Петров Д.Е. Частные армии в контексте политической ресурсности силовых структур современного государства // Политические проблемы современного общества. Сборник научных статей кафедры политических наук Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского.

Саратов: Издательский центр «Наука», 2009. Выпуск 12. С. 64-72. (0,5 п.л.).

21. Суслов Ю.П., Петров Д.Е. Полиция в политической системе государства: история и современность // Политические проблемы современного общества. Сборник научных статей кафедры политических наук Саратовского государственного университета им Н.Г. Чернышевского.

Саратов: Издательский центр «Наука», 2009. Выпуск 12. С. 90-99.

(0,6 п.л./0,4 п.л.).

22. Петров Д.Е. «Силовики» в российской публичной политике:

формы, ресурсы и перспективы участия // Материалы Международного молодежного научного форума «ЛОМОНОСОВ-2010» / Отв. ред.

И.А. Алешковский, П.Н. Костылев, А.И. Андреев, А.В. Андриянов.

[Электронный ресурс] М.: МАКС Пресс, 2010. (0,15 п.л.).

23. Петров Д.Е. Армия в политической жизни зарубежных стран:

теория и практика // Молодёжная политическая наука в Саратове. Ежегодник научных статей по проблемам политической теории и практики студентов и аспирантов саратовских вузов. Саратов: Издательский центр «Наука», 2010.

Вып. 1. С. 106-115. (0,6 п.л.).

24. Петров Д.Е. Парламентское представительство как политический ресурс силовых структур государств ближнего зарубежья // Политико правовые проблемы современного общества: сборник статей по итогам Всероссийской научной конференции студентов и аспирантов, посвященной 100-летию Саратовского государственного университета имени Н.Г. Чернышевского и Году молодёжи в России. Саратов: Издательский центр «Наука», 2010. Выпуск 2. С. 39-43. (0,2 п.л.).

25. Петров Д.Е. Электоральный ресурс силовых структур современной России // Ежегодник Студенческого научного общества. Вып. 1. СПб.: Изд-во С.-Петерб.ун-та, 2010. С. 13-21. (0,5 п.л.).

26. Петров Д.Е. Динамика ресурсной базы политической субъектности силовых структур современной России // Сборник материалов по итогам II Всероссийской Ассамблеи молодых политологов (27-28 апреля 2009 года, Пермь);

Пермский государственный университет. Березники: «Издательский дом «Типография купца Тарасова»», 2010. С. 49-50. (0,1 п.л.).

27. Петров Д.Е. Внутренние войска в политической системе современного общества // Политические проблемы современного общества.

Сборник научных статей кафедры политических наук Саратовского государственного университета им Н.Г. Чернышевского. Саратов:

Издательский центр «Наука», 2010. Выпуск 13. С. 64-70. (0,4 п.л.).

28. Петров Д.Е. Политический контроль над силовыми структурами:

виды, формы, критерии эффективности // Молодёжная политическая наука в Саратове. Ежегодник научных статей по проблемам политической теории и практики студентов и аспирантов саратовских вузов. Саратов: Издательский центр «Наука», 2011. Вып. 2. С. 133-147. (0,7 п.л.).

29. Суслов Ю.П., Петров Д.Е. Политический контроль над силовыми структурами в Советском Союзе // Политические проблемы современного общества. Сборник научных статей кафедры политических наук Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского.

Саратов: Издательский центр «Наука», 2011. Выпуск 15. С. 142-152.

(0,6/0,3 п.л.).

30. Петров Д.Е. Силовые структуры и политика: функциональные контексты современности // Политические проблемы современного общества. Сборник научных статей кафедры политических наук Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского.

Саратов: Издательский центр «Наука», 2011. Выпуск 15. С. 90-100. (0,6 п.л.).

31. Вестов Ф.А., Петров Д.Е. Гражданский контроль над силовыми структурами правового государства в западной политической мысли // Политические проблемы современного общества. Сборник научных статей кафедры политических наук Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского. Саратов: Издательский центр «Наука», 2011.

Выпуск 16. С. 19-34. (1 п.л./0,5 п.л.).

32. Петров Д.Е. Информационный ресурс силовых структур современной России: имидж, общественное мнение, СМИ // Политические проблемы современного общества. Сборник научных статей кафедры политических наук Саратовского государственного университета им.

Н.Г. Чернышевского. Саратов: Издательский центр «Наука», 2011.

Выпуск 16. С. 80-96. (1 п.л.).

33. Вестов Ф.А., Петров Д.Е. Некоторые аспекты понятия силовых структур в правовом государстве // Конституционная юстиция в политической и правовой системах России: Материалы междунар.

Конституционного Форума (15, 16 дек. 2011, г. Саратов). Выпуск 3: Сборник научных статей. Саратов: Издательство «Саратовский источник», 2012.

C. 226-229. (0,2 п.л./0,1 п.л.).

34. Петров Д.Е. Реформа МВД и политический процесс в современной России // Материалы Международного молодежного научного форума «ЛОМОНОСОВ-2012» / Отв. ред. И.А. Алешковский, П.Н. Костылев, А.И. Андреев, А.В. Андриянов. [Электронный ресурс] М.: МАКС Пресс, 2012. (0,15 п.л.).

35. Петров Д.Е. Финансовый ресурс силовых структур современной России // Молодёжная политическая наука в Саратове. Ежегодник научных статей по проблемам политической теории и практики студентов и аспирантов саратовских вузов. Саратов: Издательский центр «Наука», 2012.

Вып. 3. С. 149-162. (0,75 п.л.).

36. Петров Д.Е. Реформы спецслужб современной России в политико ресурсном измерении // Политические проблемы современного общества.

Сборник научных статей кафедры политических наук Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского. Саратов:

Издательский центр «Наука», 2012. Выпуск 17. С. 77-87. (0,7 п.л.).

Петров Дмитрий Евгеньевич ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕСУРНОСТЬ СИЛОВЫХ СТРУКТУР СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ Специальность 23.00.02 – политические институты, процессы и технологии Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук Ответственный за выпуск – доктор исторических наук, профессор Ю.П. Суслов _ Усл. печ. л. 1,5 п.л. Уч.-изд. л. 1 п.л. Тираж 100 экз.

Подписано в печать 11.10. Отпечатано в

 




 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.