авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:   || 2 |

Региональный подход в формировании внешней политики и принятии внешнеполитических решений: сравнительный анализ российского и американского опыта

-- [ Страница 1 ] --
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

ЛАНКО

Дмитрий Александрович

РЕГИОНАЛЬНЫЙ ПОДХОД В ФОРМИРОВАНИИ ВНЕШНЕЙ

ПОЛИТИКИ И ПРИНЯТИИ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИХ РЕШЕНИЙ:

СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ РОССИЙСКОГО

И АМЕРИКАНСКОГО ОПЫТА

Специальность 23.00.04 – политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития

Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора политических наук

Санкт-Петербург 2011 Диссертация выполнена на кафедре европейских исследований факультета международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета.

доктор исторических наук, профессор

Научный консультант:

Худолей Константин Константинович

Официальные оппоненты: доктор политических наук, профессор, заведующий кафедрой социально-политических наук СПбГУТ им. проф. М.А. Бонч-Бруевича Ачкасова Вера Алексеевна доктор философских наук, профессор, заведующий кафедрой теории и философии политики СПбГУ Гуторов Владимир Александрович доктор политических наук, начальник Управления межпарламентского сотрудничества Секретариата Межпарламентской ассамблеи ЕврАзЭс Торопыгин Андрей Владимирович МГИМО (Университет) МИД России

Ведущая организация:

Защита состоится «_» _ 2012 г. в часов на заседании Диссертационного совета Д.212.232.65 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора наук при Санкт-Петербургском государственном университете по адресу: Санкт-Петербург, ул. Смольного, д. 1/3, подъезд 8, факультет международных отношений, ауд. 124.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке им.

М. Горького Санкт-Петербургского государственного университета.

Автореферат разослан « _ » 2012 г.

Ученый секретарь Диссертационного совета Портнягин Д.И.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИИ Актуальность темы исследования. Формирование внешней политики государств современного мира происходит в новых условиях. Распалась биполярная система международных отношений, характерная для эпохи холодной войны. В мире идут процессы глобализации, оказывающие воздействие на все стороны жизни международного сообщества. Обостряются глобальные проблемы, их решение еще предстоит найти человечеству. Но глобализация не делает мир однородным, региональное и локальное многообразие мира не ушло в прошлое. Напротив, процессы глобализации сопровождаются нарастающей регионализацией и изменением региональной структуры мира. На смену одним геополитическим регионам приходят другие, видоизменяются линии разделяющих их границ. Изменение региональной структуры мира по-разному воспринимается теми, кто участвует в формировании внешнеполитического курса отдельных государств и в принятии внешнеполитических решений.

Между тем, изучение внешней политики в современной политической науке развивается неравномерно. Доминирует здесь системный подход, предполагающий, что внешняя политика одного государства во многом обуславливается политикой других государств, других акторов мировой политики, состоянием системы международных отношений в целом, иными словами – внешними по отношению к данному государству факторами. В наибольшей степени этот подход характерен для исследователей, принадлежащих к неореалистской традиции, однако и у либералистов, и у марксистов мы встречаем упоминания о системе международных отношений.

Немного меньшей, чем системный подход, но сопоставимой с ним популярностью среди ученых пользуется подход, предполагающий, что внешняя политика государства обуславливается его внутренней структурой.

Этот подход, который можно условно назвать структурным, исходит из того, что внешнеполитические решения и внешняя политика в целом является результатом взаимодействия политических институтов внутри государства.

Этот подход сформировался на основе марксистской традиции, однако он используется также и реалистами и неореалистами, и либералистами и неолибералистами. Таким образом, противопоставление этих двух подходов не представляется возможным.

Приверженцы и реалистской, и либералистской, и марксисткой теоретических ориентаций обращаются и к системному, и к структурному подходу в своих работах. Более того, в работах одного и того же автора, иногда в одной и той же работе мы находим указание как на внутренние, так и на внешние факторы тех или иных внешнеполитических решений. Системный и структурный подходы не принадлежат какой-нибудь одной теоретической традиции, но речь идет именно о подходах, то есть о представлениях ученого о наилучших путях решения конкретной исследовательской проблемы. Данное определение подхода является крайне важным с точки зрения цели данной диссертации, поскольку в ее название вынесен региональный подход – элемент представлений политических лидеров о наилучших путях решения конкретных внешнеполитических задач, стоящих на повестке дня.

Системный и структурный подходы отводят политическим лидерам незначительную роль в процессе формирования внешней политики и принятия внешнеполитических решений. Системный подход ставит знак равенства между ролью политического лидера в определении внешней политики своего государства и ролью государства в этом процессе, предполагая, что их свобода выбора крайне ограничена характеристиками существующей системы международных отношений. Структурный подход признает право политического лидера инициировать внешнеполитическое решение на соответствующем его статусу уровне, а также право лидера одобрять или отвергать внешнеполитические решения, причем как на данном уровне, так и на низших уровнях. Однако он указывает на то, что, хотя лидер формально имеет право также участвовать в разработке детальной программы реализации каждого решения, на деле он крайне редко пользуется этим правом.

Таким образом, роль политического лидера сводится к выбору из двух, редко большего числа альтернативных программ, выработанных без его участия. Когда же этот выбор сделан, сторонники структурного подхода объясняют его влиянием других политических институтов, например, лоббистов, а сторонники системного подхода – влиянием других государств и системы международных отношений в целом. Те изменения во внешней политике данного государства, которые связываются со сменой политического лидера, также объясняются сторонниками этих двух подходов изменениями в структуре процесса принятия внешнеполитических решений внутри страны или изменениями в системе международных отношений. Ведь и система международных отношений, и структура взаимодействия между политическими институтами, участвующими в формировании внешней политики внутри страны, непрерывно меняются, и роль политического лидера в этих изменениях является лишь символической.

Однако, как показывает реальный опыт многих государств мира, собственные представления политических лидеров об окружающем мире оказывают влияние на процесс принятия внешнеполитических решений, а соответственно, исследование особенностей этих представлений может расширить границы проблемного поля внешнеполитического анализа. В частности, речь идет об изучении регионального подхода к формированию внешней политики и принятию внешнеполитических решений. Региональный подход является элементом представлений политических лидеров об окружающем мире, о месте в нем данного государства, о характере и особенностях современных данному лидеру международных отношений и мировой политики. Под региональным подходом мы понимаем формирование у политических лидеров разных представлений о целях и средствах внешней политики в различных регионах мира. Например, возникают представления о том, что средства внешней политики, допустимые в Азии, неприемлемы для Европы, и наоборот. Региональный подход становится еще одной переменной, оказывающей влияние – через представления политических лидеров – на процесс принятия внешнеполитических решений, и шире – на формирование внешней политики.

Изучение регионального подхода способствует более глубокому пониманию внешней политики зарубежных государств, отдельных внешнеполитических решений, принимаемых их лидерами. Это позволит по новому взглянуть на уже принятые внешнеполитические решения, вызвавшие в силу непонимания их причин резкое непринятие в других государствах, а также будет способствовать более глубокому пониманию тех внешнеполитических решений, которые будут приниматься лидерами зарубежных стран в будущем.

События августа 2008 года на Кавказе, как и ряд других событий международной жизни, имевших место в недавнем прошлом, продемонстрировали, каким огромным потенциалом обладает взаимопонимание для разрешения международных конфликтов, и как неспособность или нежелание понять другую сторону способно увеличить остроту конфликта.

Вместе с тем, региональный подход может не только способствовать налаживанию взаимопонимания между народами, но и сам становится причиной взаимного непонимания. В разных странах могут существовать и, как демонстрируется в диссертации, действительно существуют различные представления о том, из каких регионов состоит мир и какие страны входят в тот или иной регион. Например, эти представления различаются у двух политических лидеров, чьи выступления были положены в основу эмпирической базы данного исследования – президента России В.В. Путина и президента США Дж.У. Буша. Существование этих различий, несущих в себе конфликтный потенциал, является дополнительным фактором, обуславливающим актуальность опоры в данном исследовании именно на сравнительный анализ роли регионального подхода во внешней политике России и США.

Одновременно эти различия позволяют говорить о том, что представления политических лидеров о регионах мира и конкретных странах, входящих в их состав, формируются вне зависимости от того, что происходит в данном регионе. Эти представления не зависят от успехов или неудач региональных интеграционных объединений. Они не зависят от характера сотрудничества между странами данного региона, от существования в регионе оборонного союза, от усилий крупнейшей региональной державы по сплачиванию стран региона под своим руководством, от представлений, существующих в странах, относимых к тому или иному региону, о том, к какому именно региону мира они принадлежат.

Таким образом, учет во внешнеполитическом анализе особенностей регионального подхода к выработке внешнеполитического курса и принятия внешнеполитических решений лидеров таких влиятельных в современной мировой политике стран как США и Россия позволит лучше понять и исследовать факторы, определяющие политику этих и других государств, а следовательно и факторы, влияющие на развитие современных – международных отношений. Все вышеперечисленные обстоятельства определяют актуальность данного диссертационного исследования.

Степень научной разработанности проблемы. Исследование места и роли регионального подхода в принятии внешнеполитических решений и в формировании внешней политики имеет много аспектов, по-разному представленных в современной политической науке. В отечественной и зарубежной политологической литературе накопился большой опыт в изучении регионального фактора как во внешней, так и во внутренней политике. Так, категория регион в значении элемент политико-территориального или административно-территориального устройства государства в контексте внешней политики исследуется в работах таких российских авторов как Н.Б. Абаев, Ю.Г. Акимов, И.И. Арсентьева, В.А. Ачкасова, И.И. Борисова, Т.Н. Гелла, В.Я. Гельман, Е.В. Долматова, А.А. Дороговцева, О.Ю. Дубровина, А.А. Жабрев, М.Х. Кадеров, А.П. Клемешев, Л.Е. Козлов, Н.Ю. Лапина, Н.М. Межевич, Г.Ю. Нурышев, С.П. Перегудов, М.Ю. Плюхин, А.В. Полосин, Ю.В. Савельев, С.П. Семененко, Р.Ф. Туровский, Г.М. Федоров, К.К. Худолей, Н.А. Цыганок, Б.А. Чуваев, А.В. Шапошников, В.М. Юрченко, И.В. Юрченко, В.С. Ягья, А.В. Ярашева.

В англоязычной политологической литературе категория регион не используется для обозначения элементов политико-территориального и административно-территориального деления государств в контексте их участия в формировании внешней политики и принятии внешнеполитических решений.

В зарубежных работах такого рода речь идет о соотношении внешней политики и федерализма. В данном контексте нельзя не отметить работы таких авторов как Л. Беланже, Т. Бёрцель, Р. Боуи, Э. Боумен, К. Брок, Б. Деннинг, Г. Ингрэм, Дж. Клайн, Дж. Ку, Дж. Маккол, Л. Марки, Г. Спиро, П. Трубовиц, Э. Фелдман, Л. Фелдман, С. Фидерляйн, Р. Хиро, Б. Хокинг.

Довольно большой массив работ российских авторов посвящен анализу внешней политики России в различных регионах современного мира. Так, о политике России в регионе Содружества Независимых Государств писали Л.С. Косикова, Ю.В. Косов, Р.А. Мусалимов, А.В. Торопыгин, Н.Г. Федулова.

Политике России в Каспийском регионе посвящены работы таких авторов как З.Ф. Габиева, М.Н. Ибрагимов, К.Г. Ланда, С.А. Притчин, В.Т. Салыгин, А.Ф. Сафарян, Р.Г. Шамгунов.

Политике России на Кавказе и в Центральной Азии уделено внимание в работах А.В. Белоглазова, О.Г. Зубовой, А.А. Казанцева, А.Р. Саркисяна, С.Ф. Семедова, Г.Ю. Ситнянского, И.А Тарасова, В.И. Юртаева. Политика России на европейском направлении рассматривается в работах Н.К. Арбатовой, Т.В. Бордачева, С. Прозорова, Т.А. Романовой, К.К. Худолея.

О политике России в Центральной и Восточной Европе писали В.А. Зубачевский, К.Н. Лобанов, Ю.С. Новопашин. Политике России в Северной Европе посвящены работы таких авторов как Н.М. Антюшина, К.В. Воронов, Ю.С. Дерябин, Н.Ю. Маркушина. Политике России в Азиатско Тихоокеанском регионе уделено внимание в работах А.Д. Богатурова, А.Д. Воскресенского, С.Н. Курского, В.Н. Лебедева, С.Г. Лузянина, В.В. Хобта, С.В. Шарко, А.Ж. Якушева. Политика России на Ближнем Востоке рассматривается в работах В.Т. Бабакишвили, Н.Н. Дьякова, Ф.Ф. Желобцова, Е.И. Уриловой. Политика России в Арктике исследуется в работах М.А. Казакова, О.М. Климаковой, В.Н. Конышева, М.П. Ненашева, А.А. Сергунина.

Научные работы, авторы которых были перечислены выше, рассматривают политику России лишь в отношении части регионов мира. Аналогично представляется невозможным перечислить сколько-нибудь значимую долю работ, характеризующих политику США в конкретном регионе мира. Среди российских исследователей в данном контексте нельзя не отметить таких авторов как А.А. Вавилов, А.М. Магомедов, Ю.В. Морозов, Э.М. Насибов, А.А. Павлов, П.Е. Смирнов, М.А. Троицкий, А.И. Шумилин, И.В. Шумилина, М.М. Шумилов. Гораздо больше работ, посвященных политике США в отдельных регионах мира, мы находим у американских ученых. При этом важно отметить, что российские и американские исследователи рассматривают в своих работах разные регионы.

Так, политика США на Ближнем Востоке рассматривается в работах Э. Берка, Ш. Бихлера, Дж. Бомгартнера, Дж. Морриса, Дж. Нитцана, Д. Стюарт, П. Франсиа. О политике США в Латинской Америке пишут П. Джеймс, У. Лиогранд, М. Луштиг, Э. Хеллейнер. Политике США в Южной Азии посвящены работы таких авторов как Г. Гоулд, П. Лайон, С. Коэн, Р. Кронин, Л. Рэндольф, С. Рэндольф. Политике США в Африке уделено внимание в работах Г. Бьенена, Л. Вайсберга, Ш. Грамби-Собукве, Дж. Дайсона, Г. Нельсона, Д. Ньюсома, Х. Перкитт. Политика США в Азии исследуется в работах С. Босворта, С. Варма, Р. Кронина, Г. Розмана, Э. Ройбинса, У Джун Ен. Наконец, говоря о политике США на европейском направлении, нельзя не отметить таких авторов как К. Макардл-Келлегер, Дж. Най-младший, Л.

Редуэй, Т. Риссе-Каппен, У. Уоллес, Дж. Цимбало.

Кроме того, что американские и российские исследователи в работах такого рода рассматривают разные регионы, и среди российских, и среди американских исследователей нет единства по вопросу о том, из каких регионов состоит мир и какие конкретно страны входят в тот или иной регион.

Так, в работах российских авторов Турция иногда рассматривается как часть политики России на европейском направлении, а иногда – как часть российской политики на Ближнем Востоке. Аналогично и американские исследователи иногда пишут о России в контексте европейской политики США, а иногда Россия не рассматривается как часть Европы. Также на основе анализа этих работ затруднительным представляется определить границу между Центральной и Южной Америкой, Ближним Востоком и Африкой, Ближним Востоком и Центральной Азией, наконец, между Центральной и Южной Азией.

Существование данных противоречий между подходами различных авторов позволяют сделать предположение о том, что аналогичные различия существуют и в представлениях политических лидеров, и что эти различия влияют на внешнюю политику государств. С предположением о том, что представления политических лидеров в принципе оказывают какое-либо влияние на внешнюю политику, полемизируют сторонники системного и структурного подходов в исследовании внешней политики. Вместе с тем, их работы нельзя не упомянуть здесь, поскольку именно благодаря их критике удалось не только уточнить методологический инструментарий подхода, призывающего исследователя внешней политики помещать в центр внимания представления политических лидеров, но и определить пределы возможностей использования этого подхода.

В данном контексте нельзя не упомянуть работы таких авторов как Г. Аллисон, Г. Брук, Д. Брюле, Б. Буэно де Мескита, И. Валлерстайн, А. Вендт, Дж.М. Голдгейер, Т. Данн, М. Каплан, Д. Лэйк, Д. Макдугалл, Х. Моргентау, И. Олдберг, Л. Розелль, Р. Роузкранц, А. Смит, Р. Снайдер, Б. Сэпин, Н. Уиллер, К. Уолтц, В. Хадсон, С. Хоффманн, Д. Чоллет, О. Янг. Среди российских специалистов здесь следует назвать работы А.Д. Богатурова, М.В.

Ильина, О.А. Колобова, В.Н. Конышева, Н.А. Косолапова, А.В. Кортунова, В.А. Кременюка, А.И. Кубышкина, С.А. Ланцова, М.М. Лебедевой, А.Н. Михеева, В.Ф. Петровского, Э.А. Позднякова, С.М. Рогова, Т.Ю. Руссо, А.Л. Салмина, А.А. Сергунина, Э.Г. Соловьева, А.В. Торкунова, И.Г. Тюлина, А.И. Уткина, Г.С. Хозина, М.А. Хрусталева, Н.А. Цветковой, А.П. Цыганкова, П.А. Цыганкова, Т.А. Шаклеиной, Б.А. Ширяева, А.Л. Шишова.

Системный и структурный подходы доминируют в исследовании внешней политики. Вместе с тем, существует и значительная группа ученых, которые в своих работах помещают в центр внимания именно представления политических лидеров. Ведь даже в опубликованной в 1954 году работе Р. Снайдера, Г. Брука и Б. Сэпина, с которой начинается история внешнеполитического анализа как дисциплины в рамках науки международных отношений, перспективность такого подхода не отрицается. Среди исследователей, сделавших представления политических лидеров предметом своего внимания, особое место занимают те ученые, которые разработали для анализа этих представлений метод операционального кодирования:

М. Брюнинг, К. Вор, С. Дайсон, К. Дероуэн, П. Джеймс, Л. Джонсон, Дж. Карбо, Б. Корани, А. Минц, Т. Престон, С. Уолкер, В. Хадсон, Д. Хафтон, М. Херманн, А. Хибель, О. Холсти, Ю. Чжанг, М. Шафер, Т. Шоу, М. Янг.

Среди российских ученых этот подход не приобрел значительного числа приверженцев. Упоминания об этом подходе можно найти в теоретической работе Е.В. Егоровой, а также в труде В.А. Ачкасова и С.А. Ланцова. Однако до сих пор в российской политической науке никто не предпринимал самостоятельной попытки определить представления политических лидеров о внешней политике и на основании анализа этих представлений сделать выводы относительно причин тех или иных внешнеполитических решений, принятых в России и за рубежом. Представляется, что низкая популярность данного подхода среди российских ученых обуславливается высокой популярностью здесь теории эффективного лидерства, согласно которой определяющее значение имеют не представления отдельных лидеров, но место института политического лидерства в структуре процесса принятия решений, и шире – в политической системе.

Как показывается в диссертации, благодаря теории эффективного лидерства изучение представлений политических лидеров становится еще более перспективным. Однако сделать этот вывод невозможно без опоры на теоретические работы, в которых рассматривается проблематика политического лидерства. Она исследуется в работах таких российских ученых как Д.Ю. Алексеев, А.И. Беглов, Н.В. Бушуева, И.О. Дементьев, Ю.В. Захарова, Н.Н. Купчин, Ю.Н. Лубченков, О.В. Мякотина, Н.П. Пищулин, Д.Е. Слизовский, А.В. Смоляр, Н.П. Шелекасова, Е.Б. Шестопал, Т.А. Штукина.

Роль лидерства во внешней политике рассматривается в работах Р.Ю. Белякова, А.М. Богданова, В.А. Зорина, А.А. Киреева, Н.А. Косолапова, В.С. Мартьянова, О.В. Приходько, П.Ю. Рахшмира, С.С. Рогова, Т.А. Шаклеиной. Наконец, о лидерстве в условиях неопределенности писали О.Н. Первушина и А.К. Печкурова.

Среди зарубежных исследователей, занимавшихся в разное время проблематикой лидерства, нельзя не отметить таких авторов как Т. Адорно, Р. Блейк, К. Биллингсли, К. Бланшар, М. Брюнинг, М. Вебер, Ф. Гринштайн, Д. Джонсон, Дж. Карбо, Б. Карлсон, Б. Корани, Р. Макки, Т. Митчелл, Дж. Мутон, Т. Престон, Д. Роде, М. Соува, Р. Тревис, Ф. Фидлер, Р. Хаус, М. Херманн, П. Херси, М. Чемерс, У. Читтик, Г. Шон, Т. Шоу, М. Эванс. У зарубежных авторов мы находим уже большее число работ, посвященных политическому лидерству в условиях неопределенности, включая труды таких авторов как Дж. Барбер, М. Бисон, Т. Вигевани, Г. Вудорд, С. Гибсон, Дж. Кинсман, Дж. Кляйн, Б. Мэби, Дж. Ньюнхем, Р. Пэтман, Б. Риффер, Г. Сепалуни, Д. Форсайт, Р. Харш, Р. Хигготт, Э. Хобсбом, П. Чха, Д. Шет. В частности, о российском президенте В.В. Путине в данном контексте писали Дж. О’Лафлин, Ж. О’Тоаль и В. Колосов.

Понятие неопределенности в этих работах часто связывается с понятием глобализации, которое стало одной из основных категорий для данной работы.

Значение этой категории разрабатывалось, в числе прочих, в работах таких авторов как Б. Барбер, К. Бранд-Якобсен, У. Бек, П. Бергер, Дж. Бхагвати, К. Галли, Й. Гальтунг, Э. Гидденс, Р. Кеохейн, Р. Кили, А. Кларк, М. Маклюэн, Э. Моравчик, А. Негри, Й. Норберг, Р. Рейтан, Дж. Розенау, С. Сассен, Дж. Скотт, Э. Слотер, К. Уолтц, К. Фиоре, Т. Фридман, С. Хантингтон, М. Хардт, Ю. Шемпель, К. Якобсен. Среди российских теоретиков глобализации особое значение имеют Г.П. Анилионис, В.А. Ачкасов, А.В. Бузгалин, Н.А. Васильева, А.В. Волков, В.А. Гуторов, А.В. Дахин, Н.А. Зотова, В.В. Ильин, В.Л. Иноземцев, Н.Н. Кожевников, В.А. Корецкий, С.А. Ланцов, А.С. Макарычев, А.С. Панарин, Н.Л. Пашкевич, А.А. Пороховский, О.Ч. Реут, Н.А. Симония, Н.А. Чешков, А.Н. Чумаков, Ю.И. Юданов.

Понятие глобализации в этих работах часто используется в контексте регионализма. В частности, глобализация и регионализм рассматриваются в качестве взаимосвязанных понятий в работах таких российских исследователей как А.В. Аносов, А.А. Казанцев, В.С. Корнеевец, М.М. Лебедева, В.В. Первухин, С.А. Притчин, Г.М. Федоров, А.А. Чаплыгин, Т.В. Юрьева.

Российские исследователи не одиноки в такой оценке этой взаимосвязи;

указания на взаимосвязь глобализации и регионализма мы находим, в частности, у таких западных ученых как Б. Бузан, А. Вендт, У. Вэвер, Э. Гидденс, Ф. Краточвил, Э. Солинджен, Ф. Тассинари. В этих условиях неудивительно, что на конец ХХ – первые годы XXI века пришелся очередной пик популярности работ, рассматривающих феномен регионализма. В качестве примеров здесь можно привести работы таких ученых как И.Н. Барыгин, К. Браунинг, Л.Б. Вардомский, Ю.Н. Гладкий, С.В. Голунов, П. Катценштайн, М. Лехти, С.К. Песцов, М. Прис, Р. Фаун, Э. Харрелл, А.Г. Чернышов, А.И. Чистобаев.

Исследование представлений политических лидеров о региональной структуре мира, формирующейся в условиях неопределенности, и влияния этих представлений на формирование внешней политики и принятие внешнеполитических решений потребовало синтеза различных методов исследования текстов, авторство которых принадлежит этим политическим лидерам. Как было сказано выше, особое место среди этих методов занимает операциональное кодирование, однако оно не является единственным методом исследования выступлений политических лидеров с целью определения их представлений. В данном контексте нельзя не отметить также семиотический анализ, методика которого разрабатывалась в работах У. Вэвера, А. Греймаса, И.А. Зевелева, У. Карлснэса, Ю.М. Лотмана, Ф. де Соссюра, М.А. Троицкого, М. Фуко. Не менее важное значение для работы имеет метод риторического анализа, разрабатывавшийся в работах таких авторов как Дж. Остин и Г.Г. Хазагеров.

В рамках риторического анализа необходимо выделить анализ метафор, методологические основы которого заложены, например, в работах Е.В. Афанасенко. Из зарубежных авторов в данном контексте нельзя не упомянуть таких ученых как М. Джонсон, Дж. Лакофф, Р. Хюльссе, П. Чилтон, К. Шаффнер. Анализ метафор, содержащихся в эмпирической базе данной работы, заставляет говорить о гендерном характере этих метафор, что обуславливает обращение к гендерному подходу, разрабатываемому в работах таких авторов как А. Агатангелу, Н.В. Бушуева, С.М. Виноградова, И.В. Герасимов, А. Кангас, Л. Линг, Э. Нэнди, Дж. Хан. Метод контент-анализа разрабатывается и используется для исследования внешней политики в трудах С. Дайсона, К. Криппендорфа, К. Нойендорф, М. Херманн, М.А. Хрусталева.

Наконец, важную роль для формирования теоретико-методологической базы данной работы сыграли понятия гетеротопии и территориализации, разработанные соответственно в трудах М. Фуко и Ж. Делеза и Ф. Гваттари.

Влияние регионального подхода на внешнюю политику мы обнаруживаем в мемуарах политических лидеров. Так, президент США Б. Клинтон объясняет отказ американской внешней политики от вмешательства в Руанде в 1993 году тем, что Руанда находится в Африке, и именно в Африке – в Сомали – Америка незадолго до этого потерпела сокрушительное поражение. Здесь универсальные представления американского лидера и большинства членов Конгресса о недопущении геноцида столкнулись с их же региональными представлениями о том, что такое Африка. В результате, проект решения об интервенции в Руанду не обсуждался в Конгрессе. Помимо Б. Клинтона, упоминания о значимости регионального подхода при принятии тех или иных внешнеполитических решений можно найти в мемуарах президента США Дж.У. Буша, канцлера ФРГ Г. Шредера, государственного секретаря США М. Олбрайт, министра обороны США Д. Рамсфелда, президента Чехии В. Гавела, президента Грузии Э. Шеварнадзе и президента Эстонии А. Рюйтеля.

Несмотря на все разнообразие трудов перечисленных авторов и многих других, работавших в смежном проблемном поле, в них мы не находим рассмотрения регионов с той точки зрения, которая положена в основу данной диссертации – регионов, понимаемых как множество стран, объединенных в регион в представлениях того или иного политического лидера. Как правило, регион в этих работах рассматривается в качестве множества стран, которые сами объединяются в регион по тем или иным причинам, и это объединение не может не приниматься во внимание при формировании внешней политики и принятии внешнеполитических решений, затрагивающих интересы данного региона. По сути, существует лишь две научные работы, в которых используемое здесь определение региона упоминается, хотя и не разрабатывается детально. Это работы уже упомянутых выше Э. Гидденса и Ф. Тассинари.

Так, Э. Гидденс уделяет основное внимание в своей работе проблематике политических элит в условиях неопределенности и делает вывод о том, что в этих условиях усиливается стремление политических элит формировать представления о существовании системы международных отношений, причем в разных элитах формируются различные представления по данному поводу. В том числе – и представления о мире, состоящем из регионов. Однако он не углубляется в данную тему. В свою очередь, Ф. Тассинари, ссылаясь на работу Э. Гидденса, указывает на то, что среди различных определений категории регион в современной политической науке существует и данное определение, однако сам он кладет в основу своего исследования регионализации вокруг Балтийского моря другое определение региона, сформулированное на основе теории социального конструктивизма.

Предмет и объект исследования. Объектом данного диссертационного исследования являются процессы формирования внешней политики и принятия внешнеполитических решений.

Предмет исследования – влияние представлений политических лидеров о региональной структуре мира на формирование внешней политики и принятие внешнеполитических решений в Российской Федерации и Соединенных Штатах Америки.

Цель и задачи исследования. Целью данной работы является определить роль и место регионального подхода в процессах формирования внешней политики и принятия внешнеполитических решений в современных России и США. Достижение этой цели потребовало решения следующих исследовательских задач:

определить место изучения представлений политических лидеров об окружающем мире во внешнеполитическом анализе;

определить роль личных представлений политических лидеров в формировании внешней политики и принятии внешнеполитических решений;

определить роль глобализации как фактора выделения регионов в представлениях политических лидеров о геополитической структуре современного мира;

рассмотреть возможности изменения границ существующих регионов, исчезновения и возникновения регионов в представлениях политических лидеров о геополитической структуре современного мира;

охарактеризовать представления политических лидеров России и США о региональной структуре мира в начале XXI века;

сопоставить влияние представлений о региональной структуре мира на формирование операционального кода политических лидеров России и США и определить причины различий в этом влиянии.

Теоретико-методологическая база исследования. Теоретическая база исследования, положенного в основу настоящей работы, опирается на элементы теории глобализации, разработанные Э. Гидденсом. Он отталкивается от предположения о том, что весь тот комплекс изменений в современных международных отношениях и мировой политике, который различные исследователи связывают с глобализацией, порождает у политических лидеров представления о хаотичности и непредсказуемости современного мира. Эти представления вызывают озабоченность политических лидеров, и в качестве своеобразной компенсации заставляют их формировать представления о том, что эти хаотичные и непредсказуемые изменения в совокупности образуют систему международных отношений. Причем у каждого политического лидера существуют свои, особые представления о том, как именно выглядит современная система международных отношений.

Одним из наиболее популярных представлений такого рода являются представления о системе, включающей глобальный и региональный уровни.

Глобальный уровень представлений о системе международных отношений у политических лидеров, чьи взгляды на международные отношения стали объектом исследования настоящей работы, здесь не рассматривается. Все внимание в работе уделяется региональному уровню этих представлений. Для данного уровня представлений политических лидеров о системе международных отношений характерно деление стран мира и событий, приобретающих международную значимость, на относящиеся к конкретному региону: Европе и Азии, Ближнему Востоку и Африке, Северной и Латинской Америке. Отдельно здесь следует отметить субрегионы, например, Карибский регион в Америке или Балтийский регион в Европе.

Представления политических лидеров о региональной структуре мира позволяют определить место каждой страны и каждого события в системе международных отношений, благодаря чему снижается озабоченность лидеров относительно хаотичности этих событий и непредсказуемости действий отдельных стран. Кроме того, эксперты по внешней политике – специалисты по международным отношениям в конкретном регионе мира указывают на то, что для данного региона требуется коррекция как целей внешней политики, так и методов реализации этих целей. Политические лидеры следуют этим указаниям, вне зависимости от того, является ли следование им результатом активного участия экспертов в выработке внешней политики данного государства, или же политические лидеры независимо от них корректируют цели и средства своей внешней политики от региона к региону.

При анализе операционального кода политических лидеров автор данной работы опирается на три исследовательских метода. Во-первых, это семиотический анализ, позволяющий охарактеризовать представления политических лидеров о региональной структуре мира. Во-вторых, это контекстный анализ, позволяющий определить, на какие именно характеристики операционального кода политических лидеров региональный подход оказывает наибольшее влияние. Автор данной работы предлагает различать контент-анализ и контекстный анализ, хотя некоторые исследователи и объединяют эти два понятия. В-третьих, это риторический анализ, позволяющий определить не только границы конкретных регионов в представлениях каждого политического лидера, но и те факторы, которые, в представлениях данного лидера, объединяют страны региона в единый регион.

Эмпирическая база исследования. Семиотический анализ, контекстный анализ и риторический анализ являются методами работы с текстами, и именно тексты сформировали эмпирическую базу исследования, положенного в основу данной работы. Его эмпирическую основу составляют выступления президента Российской Федерации в 2000 – 2008 годах В.В. Путина и президента США в 2001 – 2008 годах Дж.У. Буша по внешнеполитической проблематике.

Предпочтение было отдано материалам пресс-конференций этих политических лидеров, в которых принимали участие иностранные журналисты, поскольку в этом случае повышается вероятность получения достоверных эмпирических данных, что, в свою очередь, способствует получению обоснованных выводов исследования.

В приложении к данной работе перечислены лишь те выступления В.В. Путина и Дж.У. Буша, цитаты из которых были использованы в данной работе в качестве примеров, демонстрирующих те или иные особенности внешнеполитических представлений двух политических лидеров. Важно подчеркнуть, что для получения обоснованных выводов были проанализированы не только эти, но все выступления данных политических лидеров по внешнеполитической проблематике, отвечающие указанному выше критерию достоверности. Однако исключительно материалами пресс конференций с участием иностранных журналистов эмпирическая база исследования не ограничивается. Ведь только на основе анализа всех выступлений двух лидеров по внешнеполитической проблематике удалось создать целостную картину их представлений о региональной структуре мира.

Положения, выносимые на защиту. На защиту выносятся следующие основные положения и выводы диссертационного исследования:

• Региональный подход присутствует в представлениях политических лидеров о средствах внешней политики возглавляемых ими государств, заставляя лидеров изменять свои представления о наиболее перспективных путях достижения внешнеполитических целей в зависимости от того, в каком регионе мира эти цели должны быть достигнуты. Через представления лидеров региональный подход влияет и на процесс принятия внешнеполитических решений.

• При исследовании внешней политики оправдано различать процессы формирования внешней политики и принятия внешнеполитических решений. Так, минималистская трактовка роли политических лидеров во внешней политике предполагает, что представления лидеров влияют на процесс принятия решений, но не на формирование внешней политики.

Более широкие трактовки роли лидеров во внешней политике допускают влияние представлений лидеров и на процесс формирования внешней политики.

• Методологический подход к исследованию внешней политики, основывающийся на изучении представлений политических лидеров, является перспективным. С ним полемизируют приверженцы так называемого структурного подхода, предполагающего, что внешнеполитические решения принимаются в процессе взаимодействия различных политических институтов, одним из которых является политический лидер. Вместе с тем, представляется, что речь идет всего лишь о двух равнозначных методологических подходах. К такому выводу приходят авторы многочисленных работ, рассматривающих внешнеполитические представления различных политических лидеров.

• Теории эффективного лидерства парадоксальным образом увеличивают значение исследований представлений политических лидеров для анализа процесса принятия внешнеполитических решений. Большинство теорий эффективного лидерства приходят к выводу о том, что наиболее эффективным является тот лидер, чьи представления в наибольшей степени соответствуют состоянию структуры процесса принятия решений и состоянию системы международных отношений в данный момент.

Таким образом, изучая представления лидеров о внешней политике, можно сделать выводы и о характере структуры процесса принятия решений, и о характере системы международных отношений.

• Изучение текстов выступлений политических лидеров позволяет сделать обоснованные выводы об их представлениях. К такому выводу приходят создатели многочисленных методов исследования текстов, включая использованные в данной работе методы операционального кодирования, семиотического и риторического анализа, причем перечень таких методов не исчерпывается этими тремя. Определяющее значение для получения обоснованных выводов о представлениях лидеров здесь играет фактор достоверности эмпирических данных: исследователь должен быть уверен, что авторство анализируемых текстов принадлежит именно данному лидеру.

• Методологический подход к исследованию внешней политики, в основе которого лежат представления о внешней политике как о «продолжении»

внутренней политики государства, не утратил своей актуальности. Он объединяет сторонников структурного подхода и тех исследователей, кто концентрирует свое внимание на изучении представлений политических лидеров. С этим подходом полемизируют приверженцы так называемого системного подхода, который предполагает, что внешняя политика отдельных государств является производной от системы международных отношений в целом. Вместе с тем, представляется, что речь идет всего лишь о двух равнозначных методологических подходах.

• В представлениях разных политических лидеров существуют различные представления о том, из каких регионов состоит мир. Выявить эти различия представляется возможным тремя путями. Во-первых, семиотический анализ позволяет определить эти различия на основе сопоставления текстов выступлений этих лидеров. Во-вторых, их можно выявить на основе сопоставления текстов основополагающих документов по внешней политике данных государств. В-третьих, их можно определить и на основе сравнительного анализа структур внешнеполитических ведомств этих государств. Использование всех трех методов не только позволяет провести верификацию полученных результатов, но и сформулировать дополняющие друг друга выводы.

• В представлениях одного политического лидера границы одного региона могут изменяться с течением времени. Эти изменения могут привести и к изменениям во внешней политике отдельных государств. Ведь с включением в тот или иной регион нового государства могут возникнуть представления о том, что проблема именно этого государства является ключевой для решения некоторых проблем всего региона, а соответственно, появятся дополнительные стимулы для активизации политики, направленной на решение этой проблемы.

• Некоторые регионы с течением времени исчезают из представлений политических лидеров о внешней политике. Этот вывод позволяет определить регион не как множество стран, общность которых обуславливается некими объективными причинами, но как множество стран, объединенное исключительно в представлениях того или иного политического лидера в интересах структурирования процесса формирования внешней политики в своем государстве, а также с целью обоснования отдельных внешнеполитических решений.

• В определенных случаях в представлениях политических лидеров могут возникать новые регионы. Важным фактором формирования представлений о региональной структуре мира является глобализация – процесс, способствующий появлению у лидеров озабоченности относительно непредсказуемости и хаотичности международных отношений. Преодолеть ее помогают представления о существовании системы международных отношений, в том числе о системе, включающей в себя глобальный и региональный уровни.

• Регионализация, то есть процесс формирования представлений политического лидера о регионах мира, происходит в тесной взаимосвязи с глобализацией и локализацией. Благодаря глобализации политические лидеры получают представления о той или иной точке на карте. Этот процесс называется здесь локализацией. Иногда он приводит к тому, что представления об этой точке политического лидера не совпадают с его же представлениями о том регионе, к которому он раньше ее относил. В этом случае у лидера формируются представления о возникновении нового региона.

• Регионализация в представлениях различных политических лидеров имеет разные причины. Описать эти представления позволяют различные определения категории регион, сформулированные сторонниками разных теорий международных отношений. В данной работе в этом качестве были рассмотрены определения региона с точки зрения классического и неореализма, классического и неолиберализма, а также критической теории. Однако эти теории не исчерпывают список теорий, предлагающих различные, подчас противоречащие друг другу определения региона. Причем каждое из этих определений отражает представления конкретного исследователя о причинах регионализации, и некоторые из этих определений применимы также для описания представлений о причинах регионализации различных политических лидеров.

• Для формирования внешней политики и принятия внешнеполитических решений характерны разрывы, то есть факторы, о которых нельзя сказать, что они влияют на все без исключения решения, и что они могут стать фактором какого-либо решения в отсутствие других факторов.

Существование разрывов способствует глобализации представлений политических лидеров, то есть появлению у них озабоченности относительно непредсказуемости и хаотичности международных отношений. Благодаря этому, как было показано выше, происходит регионализация, и усиливается влияние регионального подхода на внешнюю политику.

Научная новизна работы. Данная работа является первым исследованием в пересечении проблемных полей внешнеполитического анализа и регионализма, опирающейся на определение региона как множества государств, объединенных исключительно в представлениях политических лидеров. В ней впервые в политологической литературе доказывается влияние регионального подхода на представления политических лидеров о целях и средствах внешней политики своих государств, а через них – и на формирование внешней политики и принятие внешнеполитических решений.

Кроме того, в работе впервые проведено сравнение представлений о региональной структуре мира у политических лидеров России и США и показано, каким образом различия в этих представлениях могут служить для объяснения разногласий, становящихся подчас источником конфликтов в отношениях между этими державами. Важно, что эти представления показаны в работе не статичными, но непрерывно меняющимися. Благодаря этому, в некоторых случаях можно говорить о снижении конфликтности в двусторонних отношениях, а в других – о нарастании противоречий.

В качестве отдельных элементов научной новизны данного исследования могут быть выделены следующие:

введено понятие разрыва в формировании внешней политики и принятии внешнеполитических решений, под которым понимается фактор, степень влияния которого на внешнюю политику изменяется от случая к случаю;

региональных подход, наряду, например, с общественным мнением, является таким фактором;

уточнена роль политического лидера в формировании внешней политики и принятии внешнеполитических решений;

с одной стороны, лидер участвует в этом процессе в качестве политического института, с другой – в качестве личности со своими уникальными представлениями о целях и средствах внешней политики;

предложена модель формирования регионов, основанная на взаимосвязанности трех актуальных для современных международных отношений проблем: глобализации, регионализации и локализации;

продемонстрирована роль исторического знания, которое, среди других факторов, способствует формированию у политических лидеров озабоченности хаотичностью и непредсказуемостью современных международных отношений, что позволяет говорить о влиянии регионального фактора на внешнюю политику, формирующуюся в условиях неопределенности;

показаны пределы возможностей семиотического анализа для исследования представлений политических лидеров в части их представлений о регионах, образуемых взаимно пересекающимися множествами стран, ни одно из которых не входит полностью в другое;

предложен оригинальный критерий оценки достоверности нарративных источников, основывающийся на предположении о том, что ответы политических лидеров на вопросы аудитории в меньшей степени подвержены влиянию спичрайтеров;

проведено комплексное исследование внешнеполитических представлений политического лидера России, основывающееся на анализе русскоязычной эмпирической базы с использованием методики операционального кодирования;

проведено комплексное исследование внешнеполитических представлений президента США Дж.У. Буша с использованием методики операционального кодирования;

показаны пределы влияния регионального подхода на формирование внешней политики и принятие внешнеполитических решений политическими лидерами;

продемонстрировано, что у различных лидеров эти пределы различаются;

сделана попытка объяснить различия между пределами влияния регионального подхода на внешнеполитические представления различных лидеров путем сопоставления их представлений о том, какие факторы чаще всего объединяют множество стран в регион;

показано, что отдельные элементы операционального кода политических лидеров, например, их представления о допустимости риска во внешней политике, ранее считавшиеся константами для данного лидера, могут изменяться у одного лидера под влиянием регионального полхода.

Практическая значимость исследования. Практическая значимость данного исследования определяется, в первую очередь, тем, что его материалы и полученные на их основе данные могут быть положены в основание последующего изучения фундаментальных проблем внешней политики государств, роли политических лидеров во внешней политике, закономерностей, в соответствии с которыми развиваются процессы формирования внешней политики и принятия внешнеполитических решений.

Результаты исследования будут способствовать пониманию внешней политики зарубежных стран и отдельных внешнеполитических решений зарубежных лидеров, благодаря чему они станут вкладом в дело мира и взаимопонимания между народами. Материалы диссертационного исследования могут быть также интересны преподавателям и научным работникам высшей школы, участвующим в подготовке высококвалифицированных кадров в области международных отношений и политологии.

Основные положения диссертационного Апробация исследования.

исследования изложены автором в двух монографиях: «Региональный подход в формировании внешней политики и принятии внешнеполитических решений:

сравнительный анализ российского и американского опыта» (СПб., 2011;

25, п.л.) и «Процессы глобализации, регионализации и локализации вокруг Балтийского моря» (СПб., 2008;

21,0 п.л.), в десяти научных статьях, опубликованных в периодических изданиях, рекомендованных ВАК для публикации результатов диссертационных исследований. На монографию «Процессы глобализации, регионализации и локализации вокруг Балтийского моря» опубликована рецензия в одном из периодических изданий, рекомендованных ВАК для публикации результатов диссертационных исследований. Результаты данного исследования легли в основу научных докладов, сделанных автором на Конвенте Ассоциации международных исследований в Чикаго, США, в 2007 году, а также на Всемирном политологическом конгрессе в Сантьяго, Чили, в 2009 году. Результаты исследования легли в основу методики преподавания дисциплин «Внешняя политика Балтийских и Северных стран» и «Россия и проблемы глобализации в современном мире»

для магистрантов факультета международных отношений Санкт Петербургского государственного университета. На основе результатов Зверев Ю.М. Ланко Д.А. Процессы глобализации, регионализации и локализации вокруг Балтийского моря. – СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2008. – 361 С. / Ю.М. Зверев // Вестник Российского государственного университета им. И. Канта. – 2010. – № 1. – С. 130-131.

исследования автором подготовлены и опубликованы две учебно-научные работы: «Практика принятия внешнеполитических решений» (СПб., 2010;

11, п.л.) и «Социокультурное измерение Балтийского региона» (СПб., 2006;

7, п.л.).

Результаты данного исследования легли в основу методологии двух прикладных научных исследований. Во-первых, это прикладная научно исследовательская работа «Сравнительный анализ магистерских программ по исследованиям Балтийских и Северных стран в высших учебных заведениях стран Балтии и Северной Европы», выполненная автором данной работы по заказу Санкт-Петербургского государственного университета в 2008 году. Во вторых, это прикладная научно-исследовательская работа «Coherent Northern Dimension: Critical and Comparative Analysis of the Policy priorities of the Nordic Council of Ministries, the Council of Baltic Sea States, the Barents Euro-Arctic Council and the Arctic Council», выполненная международным коллективом исследователей, включая и автора данной работы, по заказу Министерства иностранных дел Финляндии и Министерства иностранных дел Норвегии в 2011г.

Структура диссертации.

Работа состоит из введения, шести глав, тринадцати параграфов, заключения, библиографии и приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ В первой главе – «Методологические основы внешнеполитического анализа» – определяются базовые понятия, на которые автор опирается в данной работе. Внешняя политика государства определяется как неотъемлемый элемент его деятельности, направленный на непрерывное противопоставление своего государства прочим государствам. Внешнеполитический анализ определяется в качестве самостоятельной дисциплины в рамках науки международных отношений, объектом исследования которой является внешняя политика. Более того, демонстрируется вклад ученых, занимающихся внешнеполитическим анализом, в общетеоретические споры, определяющие характер науки международных отношений в целом, в частности, характеризуются основные аргументы сторон, а также раскрывается значение полемики между этой группой ученых и сторонниками системного подхода для развития науки в целом.

В первом параграфе – «Внешнеполитический анализ как составная часть теории международных отношений» – помимо вышеприведенного определения внешней политики, вводится также определение разрывов в формировании внешней политики и принятии внешнеполитических решений.

Под разрывом здесь понимается фактор внешней политики, удовлетворяющий двум условиям. Во-первых, о нем нельзя сказать, что он влияет на весь процесс формирования внешней политики и на все, без исключения, принимаемые внешнеполитические решения. Во-вторых, о нем нельзя сказать, что он один повлиял на принятие того или иного конкретного решения. В диссертации демонстрируется, что региональный подход в представлениях политических лидеров отвечает введенному здесь понятию разрыва. В данном параграфе существование разрывов демонстрируется на примере сопоставления теории точек бифуркации и инкрементализма.

Теория точек бифуркации предполагает, что отдельные внешнеполитические решения приводят к изменению существующей системы международных отношений, и после того, как они приняты, возврат к старой системе невозможен. Эти решения и получают название точек бифуркации.

Инкрементализм, в свою очередь, предполагает, что изменение системы международных отношений является следствием совокупности решений, из которых ни одно не является более важным, чем другое, хотя одно из решений и будет постфактум объявлено решением, изменившим всю систему. Благодаря этому противоречию, у политических лидеров формируются представления о том, что одно решение является более важным, чем другое, поскольку оно может обладать более серьезными последствиями. Механизм принятия решений, представляющийся более важным, иной, нежели механизм принятия повседневных решений. Представления о значимости того или иного решения могут повлиять на процесс его принятия, однако один этот фактор не обуславливает принятия данного решения.

Во втором параграфе – «Системные факторы формирования внешней политики и принятия внешнеполитических решений» – рассматривается еще один разрыв в процессе принятия внешнеполитических решений. Речь идет о соотношении внутренних и внешних факторов принятия решений. На каждое внешнеполитическое решение оказывают влияние как внутриполитические факторы, так и характеристики системы международных отношений. Однако представления политических лидеров о том, что одно решение принимается под давлением извне, а другое является инициативой данного государства, влияют на процесс принятия этих решений. Причем, в зависимости от других факторов, эти представления могут повлиять как в одну, так и в другую сторону. Методологический подход, основывающийся на предположении, что каждое внешнеполитическое решение обусловлено характеристиками системы международных отношений в данный момент времени, получил название системного подхода.

Системный подход предполагает, что политические лидеры не свободны в определении повестки дня внешней политики своих государств, но вопросы, выносимые на эту повестку дня, определяются внешними по отношению к данному государству факторами, действиями других государств или общими характеристиками существующей системы международных отношений. С представителями данного подхода полемизируют те исследователи, которые, признавая влияние системных факторов на внешнюю политику государства, полагают, вместе с тем, что исследование внешней политики в качестве «продолжения» внутренней политики продолжает оставаться актуальным. В данной работе такой подход получил название аналитического подхода, поскольку он наиболее глубоко был разработан учеными, объединенными своей принадлежностью к внешнеполитическому анализу – одной из дисциплин в рамках науки международных отношений. Делается вывод о том, что системный и аналитический подходы являются равно значимыми для изучения внешней политики.

В третьем параграфе общественного мнения на – «Влияние формирование внешней политики и принятие внешнеполитических решений» – исследуется одна из тем, значимых с точки зрения сторонников аналитического подхода, а именно роль общественного мнения во внешней политике. Уже в самых первых публицистических работах, где отстаивалась необходимость рассматривать внешнюю политику в качестве «продолжения»

внутренней политики, указывалось на ту роль, которую должно играть в формировании внешней политики и принятии внешнеполитических решений общественное мнение. Рассматривается полемика между теми исследователями, которые отводят общественному мнению более чем скромную роль во внешней политике, и теми, кто полагает, что в некоторых случаях общественное мнение способно повлиять на конкретные решения. Роль общественного мнения может служить еще одним примером разрывов в процессе принятия внешнеполитических решений.

Общественное мнение влияет и на поведение политических лидеров, в частности, именно фактором общественного мнения обуславливается возникновение феномена популизма, в том числе во внешней политике. Под популизмом здесь понимается политическая технология, основанная на сознательном нарушении лидерами принятых в данной политической системе табу с целью привлечения общественного мнения на свою сторону. Таким образом, мы уходим от определения популизма, основанного на понятии заведомо невыполнимых обещаний, напротив, в некоторых случаях положения популистских платформ могут быть реализованы на практике. Пример общественного мнения обосновывает необходимость разграничения исследователями процессов формирования внешней политики и принятия внешнеполитических решений. Ведь если общественное мнение способно влиять на принятие конкретного решения, особенно в ситуации, когда внутри политической элиты нет единства по данному вопросу, то влияние общественного мнения на формирование повестки дня внешней политики минимально.

Во второй главе – «Роль политических лидеров в формировании внешней политики и принятии внешнеполитических решений» – демонстрируется влияние представлений политических лидеров на формирование внешней политики и принятие внешнеполитических решений.

Данный вывод подвергается критике как со стороны системного подхода, так и со стороны структурного подхода к исследованию внешней политики.

Системный подход, рассмотренный выше, не предполагает возможности для лидера выбирать внешнеполитическую стратегию, поскольку она, по мнению сторонников этого подхода, определяется характеристиками системы международных отношений. Структурный подход предполагает, что и возможности лидера принимать конкретные решения существенно ограничены характеристиками структуры принятия внешнеполитических решений в государстве. Однако недостатки структурного подхода позволяют говорить о том, что роль политических лидеров во внешней политике шире, чем предполагает структурный подход, а потому представления лидеров заслуживают внимания исследователей.

В первом параграфе – «Типология и технология эффективного рассматриваются основные модели, политического лидерства» – разработанные в рамках так называемой теории эффективного лидерства.

Авторы многочисленных моделей, разработанных в рамках данной теории, приходят к двум выводам. Во-первых, эффективный лидер – это тот, кто в наибольшей степени соответствует характеристикам «команды», на которую он опирается. Во-вторых, эффективный лидер – это тот, кто в наибольшей степени соответствует характеристикам ситуации, сложившейся в данный момент времени. Этот вывод лежит в основе аргументации сторонников структурного подхода в исследовании внешней политики, которые предполагают, что роль лидеров в принятии внешнеполитических решений минимальна, а решения вырабатываются в процессе взаимодействия различных политических институтов, той самой характеристикам которой должен «команды», соответствовать эффективный лидер.

В процессе взаимодействия этих институтов вырабатываются детальные планы реализации внешнеполитических решений, называемые внешнеполитическими программами, после чего роль лидера сводится лишь к выбору из двух, редко большего числа программ. Можно предположить, что именно в момент выбора представления лидера играют роль в процессе принятия внешнеполитических решений, однако, исходя из выводов теории эффективного лидерства, эффективный лидер не может иметь иных представлений, нежели предопределенные состоянием структуры.

Соответственно, утверждают сторонники структурного подхода к внешнеполитическому анализу, исследование представлений лидеров является бесперспективным. В параграфе делается вывод о том, что, несмотря на определенные достоинства теории эффективного лидерства и структурного подхода во внешнеполитическом анализе, понятие «команды» и «структуры», на которые они опираются, нуждается в конкретизации.

Во втором параграфе – «Модели взаимодействия лидеров, элит и заинтересованных групп в процессе принятия внешнеполитических решений» – предпринимается попытка уточнить категории «команды» и «структуры». Сделать это позволяет теория политических сетей. Благодаря ей мы узнаем, что, формируя свою команду, лидер не только может выбирать среди представителей заинтересованных групп, обладающих существенными людскими или финансовыми ресурсами и использующих эти ресурсы для обеспечения своего влияния на процесс формирования внешней политики и принятия внешнеполитических решений. Его выбор значительно шире, следовательно, и возможности политического лидера формировать внешнюю политику и влиять на принятие внешнеполитических решений шире, чем это полагают приверженцы представлений о том, что лидеры играют во внешней политике минимальную роль.

Рассматривается дискуссия между сторонниками структурного подхода к исследованию внешней политики и теми исследователями, которые полагают, что роль представлений лидеров во внешней политике велика, а потому она заслуживает изучения. Делается вывод о том, что хотя структурный подход пользуется большей популярностью среди ученых, исследования внешней политики, в центре внимания которых находятся представления политических лидеров, ведутся, начиная с 1970-х годов. В 1980-х годах популярность данного подхода снизилась, но связано это было не с появлением новых эмпирических данных, свидетельствующих о его слабости, но с падением популярности аналитического подхода в целом. Новый этап развития этого подхода пришелся на конец ХХ – начало XXI века, и в настоящий момент можно говорить о перспективности этого подхода. Констатируется, что, несмотря на преимущества данного подхода по сравнению со структурным подходом, следует говорить о двух равнозначных методологических походах.

В третьей главе – «Взаимосвязь и взаимозависимость процессов глобализации и регионализации в современных международных доказывается взаимосвязь между глобализацией и отношениях» – регионализацией, хотя модель, описывающая характер этой взаимосвязи, будет предложена в последующих главах. Делается вывод о том, что глобализация приводит к формированию у политических лидеров озабоченности относительно хаотичности и непредсказуемости современных международных отношений. Это, в свою очередь, требует от политического лидера сформировать представления о системе международных отношений. А наиболее популярными представлениями о системе у современных лидеров и интеллектуальных элит как раз и являются представления о системе, включающей глобальный и региональный уровни.

В первом параграфе – «Теоретические концепции глобализации в практике современных международных отношений» – демонстрируется, каким именно образом глобализация приводит к формированию у политических лидеров озабоченности относительно хаотичности и непредсказуемости международных отношений. Показывается, как определение глобализации, в котором изначально заложено противоречие, становится еще более противоречивым с учетом того влияния, которое она оказывает на политику, экономику и общество. Среди тех, кто выступает против глобализации, также нет единства по поводу того, с чем именно они борются. Политические лидеры и интеллектуальные элиты заговорили о глобализации недавно, но при этом они убеждены, что глобализация имеет, как минимум, вековую историю. Глобализация создает условия, при которых глобальная война становится крайне нежелательным событием, но она же делает начало войны более вероятным. Существует мнение, что глобализация способствует экономическому росту, однако она же способствует экономической стандартизации, при том, что стандартизация и рост противоречат друг другу.

Роль государства в международных отношениях в эпоху глобализации, с одной стороны, уменьшается, с другой – увеличивается. Национальная экономика в эпоху глобализации может резко вырасти, но может и потерпеть крах, в зависимости от дополнительных факторов, которые плохо поддаются учету. Глобализация может нанести ущерб культуре и доминирующих народов своих стран, и коренных малочисленных народов, но может и стать инструментом их развития. Согласно представлениям и сторонников, и противников глобализации, она должна вести к формированию глобального правительства, на практике же глобальный хаос только усугубляется. Наконец, в эпоху глобализации политические лидеры и интеллектуальные элиты пребывают в растерянности относительно будущей модели трансформирующегося общества. Эти и другие противоречия в понимании политическими лидерами и интеллектуальными элитами феномена глобализации и являются основным фактором возникновения у них озабоченности относительно хаотичности и непредсказуемости международных отношений в эпоху глобализации.

Во втором параграфе – «Регионы в представлениях политических лидеров о геополитической структуре современного мира» – сопоставляются определения региона, сформулированные в рамках различных парадигм науки международных отношений. Их можно условно разделить на два типа. Определения первого типа предполагают, что регионы создаются «изнутри», то есть самими государствами, входящими в регион;

согласно определениям второго типа, регионы создаются «извне», то есть под влиянием других государств. К первому типу относится классическая либералистская теория, согласно которой в основе региона лежат особые отношения между входящими в данный регион странами. Неолиберализм конкретизирует эти представления, показывая, как в процессе развития отношений внутри группы стран в определенный момент возникает «эффект переливания», после чего появляются основания заявлять о возникновения региона – основания для региональной интеграции. Критическая теория предполагает, что регионы формируют те группы стран, в которых складываются схожие представления о наиболее важных вызовах безопасности.

Ко второму типу относится реалистская теория, согласно которой важнейшую роль в международных отношениях играют региональные оборонные альянсы, то есть регионы создаются «против кого-то», кто не относится к данному региону. Примером здесь может служить Североатлантический регион, сформированный под влиянием противостояния атлантических государств и Советского Союза. Неореализм предполагает, что регионы создаются под влиянием особого типа государств – так называемых региональных гегемонов, которые могут входить, а могут и не входить в данный регион. Например, США остаются лидером в Латинской Америке, хотя сами и не принадлежат к этому региону. Делается вывод о том, что модели регионализации, основанные на этих определениях категории регион, могут быть использованы для описания представлений политических лидеров о причинах возникновения регионов.

В четвертой главе – «Территориализация регионов во внешней политике государств» – взаимосвязь регионализации и глобализации рассматривается на конкретных примеров из опыта формирования внешней политики и принятия внешнеполитических решений в России и США.

Благодаря этой взаимосвязи, у лидеров возникают представления о том, что мир состоит из регионов, и это становится необходимым условием для того, чтобы во внешнеполитических решениях, принимаемых этими лидерами, мы смогли бы увидеть влияние регионального подхода. Различия в представлениях, существующих в России и США, о региональной структуре мира, а также изменения этих представлений рассматриваются на основе анализа стратегических документов по внешней политике двух государств.

Делается вывод о том, что данные, полученные на основе анализа данного типа источников, не противоречат выводам, полученным на основе сопоставления структур внешнеполитических ведомств двух государств.

В первом параграфе – «Детерриториализация и ретерриториализация регионов в представлениях политических лидеров о геополитической демонстрируется, как именно в структуре современного мира» – представлениях политических лидеров границы того или иного региона могут изменяться с течением времени. Причем это изменение способно стать одним из факторов значимого внешнеполитического решения. В данной работе рассматривается два таких случая. Во-первых, в представлениях российских лидеров в первом десятилетии XXI века произошло сужение границ региона Кавказа, благодаря чему существовавший на рубеже регион «большого Кавказа» уступил место Закавказью. Сформировались представления о том, что события в Закавказье не обязательно приведут к цепной реакции в регионах российского Северного Кавказа. Это стало одним из факторов непростого внешнеполитического решения, которое было принято российскими лидерами летом 2008 года.

Во-вторых, в представлениях американских лидеров произошло расширение границ региона Ближнего Востока, благодаря чему представления о регионе «большого Ближнего Востока» начали играть значимую роль в формировании внешней политики США. Сформировались представления о том, что политические процессы на «большом Ближнем Востоке» связаны между собой, в частности, что завершение израильско-палестинского противостояния невозможно без решения проблемы авторитарных ближневосточных режимов, поддерживающих терроризм в Израиле и Палестине, в том числе иракского режима. Это стало одним из факторов внешнеполитических ошибок США на Ближнем Востоке, допущенных в период президентства Дж.У. Буша. Кроме того, в параграфе делается вывод о том, что при определенных условиях отдельные регионы могут и вовсе исчезать из представлений политических лидеров. Этот вывод доказывается на примере региона Срединной Европы, некогда игравшего значимую роль в германской геополитической мысли, а также на примере ведущейся в настоящее время дискуссии о будущем Запада.

Во втором параграфе – «Территориализация регионов на примере северной части европейского континента» – демонстрируется, как в представлениях политических лидеров могут появляться и новые регионы. В данной работе в качестве примера нового региона был рассмотрен Балтийский регион, сформировавшийся в северной части Европейского континента после окончания «холодной войны». Хотя этот регион не играет первостепенной роли во внешней политике России или США, можно отметить, что у США существует четко определенная внешнеполитическая линия в данном регионе.

В начале первого десятилетия XXI века этот регион включал в себя три страны Балтии, пять Северных стран, а также части Германии, Польши и России, политика США в отношении этого региона носила название Североевропейской инициативы. К концу второго президентского срока Дж.У. Буша границы этого региона в американских представлениях сузились, а новая американская политика в этом регионе получила название Углубленное партнерство на севере Европы. Что же касается России, то у нее отсутствует закрепленная в документах по внешней политике четкая линия в отношении Балтийского региона. Вместе с тем, мы обнаруживаем свидетельства существования представлений о Балтийском регионе во внешнеполитической риторике В.В. Путина.

Случай Балтийского региона интересен еще и тем, что он позволяет сформировать модель территориализации регионов, основанную на взаимосвязи между глобализацией, регионализацией и локализацией. Под локализацией здесь понимается процесс, в результате которого у политических лидеров формируются представления о неких точках на карте, о которых раньше у них не существовало никаких представлений. Демонстрируется, как глобализация способствует локализации. При этом иногда возникает ситуация, когда в результате локализации у политических лидеров формируются представления о том, что характеристики данной «точки на карте» не соответствуют представлениям данного лидера об особенностях того региона, к которому он раньше относил ее. В результате, возникают представления о том, что данная точка на карте относится к совершенно другому региону, благодаря чему в представлениях политического лидера изменяются границы регионов, при этом иногда старые регионы и вовсе исчезают из этих представлений, а на их месте формируются новые регионы. Таким образом, благодаря локализации происходит регионализация – то есть формирование у лидеров представлений о данном регионе.

В пятой главе – «Представления политических лидеров о региональной структуре мира как фактор формирования внешнеполитической стратегии России и США в начале XXI века» – сопоставляются те представления о региональной структуре мира, которые были получены ранее на основе анализа стратегических документов по внешней политике России и США и структур внешнеполитических ведомств двух стран. На основе этого сопоставления делается два вывода. Во-первых, данные о представлениях о региональной структуре мира, существовавших в России и США в исследуемый период, полученные путем анализа трех типов источников, во многом совпадают, благодаря чему можно говорить об успешно проведенной верификации результатов исследования. Во-вторых, данные, полученные из трех источников, дополняют друг друга таким образом, что в совокупности дают основания говорить о влиянии представлений о региональной структуре мира на формирование внешнеполитических стратегий России и США в начале XXI века.

В первом параграфе база анализа – «Источниковедческая внешнеполитических представлений политических лидеров России и США» – делается вывод о том, что изучение текстов выступлений политических лидеров позволяет сделать обоснованные выводы об их представлениях. К такому выводу приходят создатели многочисленных методов исследования текстов, включая использованные в данной работе методы операционального кодирования, семиотического и риторического анализа. Перечень таких методов не исчерпывается этими тремя. В научных работах по проблематике качественного и количественного анализа текстов мы встречаем указания на контент-анализ, критический анализ текстов, дискуссионный анализ и т.д. При этом авторами различных методов исследования текстов ведутся дискуссии о соотношении различных методов, приверженцами которых они являются. В частности, ведется спор по вопросу о том, является ли метод операционального кодирования частным случаем контекстного анализа, который, в свою очередь, является разновидностью контент-анализа, или же они являются самостоятельными методами анализа текстов.

Формулированию обоснованных выводов способствует использование исследователем достоверных эмпирических данных. Применительно к исследованию представлений политических лидеров, принцип достоверности данных означает уверенность исследователя в том, что авторство исследуемых текстов выступлений действительно принадлежит тем политическим лидерам, чьи представления являются объектом исследования. Аргументируется, почему в качестве достоверных эмпирических данных были использованы тексты ответов политических лидеров на вопросы журналистов в ходе пресс конференций по итогам или в преддверии международных переговоров. С одной стороны, ответы на вопросы в меньшей степени подвержены влиянию спичрайтеров по сравнению с текстами заявлений. С другой стороны, тексты выступлений по итогам или в преддверии международных переговоров фиксируются не только пресс-службой данного лидера, но и пресс-службой его партнера по переговорам, следовательно, сравнение этих текстов из двух источников позволяет исключить ситуацию, когда пресс-службой вносятся изменения в текст уже после выступления.

Во втором параграфе – «Эволюция представлений В.В. Путина и Дж.У. Буша о региональной структуре мира в начале XXI века» – на основе результатов семиотического анализа выступлений В.В. Путина и Дж.У. Буша демонстрируется, как могут различаться представления о региональной структуре мира у разных политических лидеров. Например, в представлениях В.В. Путина о региональной структуре мира одно из центральных мест занимает регион постсоветского пространства. В выступлениях Дж.У. Буша этот регион не упоминается ни разу. Страны, которые В.В. Путин относит к постсоветскому пространству, Дж.У. Буш рассматривает в контексте разных регионов: Украину, Белоруссию и Молдову в контексте Восточной Европы, а Казахстан, Кыргызстан, Узбекистан, Туркменистан и Таджикистан – в контексте Центральной Азии. Что же касается Грузии, Армении и Азербайджана, то на основе эмпирических данных, использованных в исследовании, можно сделать вывод о том, что Дж.У. Буш не может определиться с их региональной принадлежностью.

Также делается вывод, что разные политические лидеры не только выделяют в современном им мире разные регионы, но различаются и их представления о соотношении регионов. Так, В.В. Путин противопоставляет Россию региону Запада, предполагая, при этом, что и Россия, и Запад являются элементами более крупного региона, который можно условно определить как «Европа от Ванкувера до Владивостока». В свою очередь, Дж.У. Буш противопоставляет США региону Европы, предполагая, что и США, и Европа одновременно входят в более крупный регион Запада. Таким образом, для В.В. Путина Запад является частью Европы, а для Дж.У. Буша Европа является частью Запада. Это противоречие позволяет не только говорить о том, что два лидера имеют далеко не самые полную информацию о состоянии современной им системы международных отношений. Оно ставит под сомнение сам факт существования системы международных отношений, включающей глобальный и региональный уровень, где на региональном уровне можно выделить как крупные регионы, включая и мегарегионы, так и субрегионы, входящие в состав более крупных регионов.

В шестой главе – «Влияние представлений о региональной структуре мира на операциональные коды и внешнеполитическую риторику лидеров России и США» – доказывается влияние регионального подхода на представления двух политических лидеров – президента России В.В. Путина и президента США Дж.У. Буша о средствах внешней политики – соответствующих государств. Важно подчеркнуть, что региональный подход влияет, в первую очередь, на выбор политическими лидерами средств реализации своей внешней политики в различных регионах мира. Таким образом, речь идет именно о региональном подходе, а не о так называемых двойных стандартах во внешней политике. Хотя в каждом регионе мира внешняя политика России и внешняя политика США решает специфические и характерные только для данного региона задачи, универсальные цели внешней политики двух государств остаются неизменными от региона к региону.

В первом параграфе – «Представления о региональной структуре мира как элемент операционального кода в процессах принятия внешнеполитических решений лидерами России и США» – доказывается существование различий в представлениях двух лидеров о средствах реализации своих внешнеполитических задач в разных регионах мира. Так, в представлениях В.В. Путина об оптимальном соотношении конфликтных методов реализации своих внешнеполитических задач и методов, основывающихся на сотрудничестве, мы обнаруживаем различия в этих представлениях применительно к разным регионам мира. Российскому лидеру представляется, что достижение внешнеполитических целей России на европейском направлении требует тактики, связанной с демонстрацией готовности к сотрудничеству по самому широкому спектру вопросов, в то время как жесткое давление на партнеров едва ли приведет к успеху. Напротив, демонстрация готовности к сотрудничеству в отношениях с государствами Ближнего Востока будет воспринята партнерами как демонстрация слабости России, а соответственно, не приведет к желаемому результату. Что же касается представлений В.В. Путина об оптимальных методах достижения своих целей на постсоветском пространстве, то этот регион по данному показателю занимает промежуточное положение между Европой и Ближним Востоком.



Pages:   || 2 |
 




 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.