авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Современные модели взаимодействия бизнес-структур и органов государственной власти

На правах рукописи

Кисель Кирилл Юрьевич

СОВРЕМЕННЫЕ МОДЕЛИ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

БИЗНЕС-СТРУКТУР И ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ

Специальность: 23.00.02 – Политические институты, процессы и технологии

(политические наук

и)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук

Москва - 2013

Работа выполнена в федеральном государственном автономном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Научный руководитель: Доктор экономических наук, профессор Шохин Александр Николаевич

Официальные оппоненты: Гаман-Голутвина Оксана Викторовна, доктор политических наук, профессор, Московский государственный институт международных отношений (Университет) МИД РФ, заведующая кафедрой сравнительной политологии Ларионова Марина Владимировна, доктор политических наук, Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики», профессор кафедры международных экономических организаций и европейской интеграции

Ведущая организация: Институт Европы РАН

Защита состоится «25» июня 2013 года в 14.00 на заседании диссертационного совета Д 212.048.08 при Национальном исследовательском университете «Высшая школа экономики» по адресу: 125319, г.Москва, Кочновский пр., д.3, ауд.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» по адресу 101000, г.Москва, Мясницкая ул., д.20.

Автореферат разослан «24» мая 2013 года.

Ученый секретарь диссертационного совета доктор исторических наук, профессор Орлов И.Б.

АКТУАЛЬНОСТЬ ТЕМЫ Научный интерес к проблемам взаимодействия бизнес-структур и органов государственной власти обусловлен целым рядом факторов, связанных с основными тенденциями в экономической и политической системах. Формирование специфических моделей взаимодействия бизнес-структур и органов государственной власти в Российской Федерации является одним из определяющих факторов успеха реформирования экономики и, как следствие, увеличение темпов экономического роста, а также влияет на эффективность функционирования политической системы.

Однако формирование тех или иных моделей взаимодействия бизнес-структур и органов государственной власти зависит от предыдущего опыта развития страны, существующей политической культуры и сформировавшихся социальных, экономических и политических институтов.

Интерес к проблеме взаимодействия бизнес-структур и органов государственной власти также связан с задачами управления. Построение эффективной модели взаимодействия бизнес-структур и органов государственной власти требует формирования соответствующих институциональных основ такого взаимодействия, а также разработки механизмов их реализации на практике. На повестке дня стоит вопрос о необходимости институционализации взаимодействия бизнеса и власти, а также создания эффективных механизмов их взаимодействия.

В России сотрудничество бизнес-структур с органами государственной власти сталкивается с серьезными проблемами, которые проявляются в недостатках правовой базы;

несовершенстве форм и методов реализации партнерских отношений;

отсутствии конкурентных условий для эффективного сотрудничества;

неразвитости инвестиционной и инновационной среды и т.д.

Одним из институтов взаимодействия бизнес-структур и органов государственной власти выступают бизнес-объединения. Их место и роль в общественно-политической и социально-экономической жизни России постоянно возрастает. В связи с тем, что данный институт динамично развивается, актуально проведение нового1 эмпирического исследования и анализ эффективности взаимодействия бизнес-структур и органов государственной власти через бизнес объединения, а также описание необходимых условий для совершенствования данного механизма.

Исследование зарубежных практик взаимодействия бизнес-структур и органов государственной власти позволяет проанализировать механизмы взаимодействия, эффективные только в условиях определенной политико-правовой и социально экономической средах. Изучение зарубежных примеров взаимодействия бизнеса и власти позволит понять, возможно ли использование опыта данного взаимодействия в Российской Федерации.

СОСТОЯНИЕ НАУЧНОЙ РАЗРАБОТАННОСТИ ТЕМЫ В контексте изучения современных моделей взаимодействия бизнес-структур и органов государственной власти представляют интерес исследования, связанные с анализом воздействия заинтересованных групп бизнеса на политический процесс в США, Великобритании, Италии и Франции. Для современного понимания диалектики Последнее исследование было проведено в 2010 году коллективом авторов НИУ ВШЭ под руководством Яковлева А.А.

взаимодействия бизнеса и власти наиболее значимыми явились концепции, изложенные в работах А. Бентли2, Д. Трумена3, Р. Даля4, Ф. Шмиттера5, М. Олсона6.

А. Бентли, изучающий политический процесс через призму заинтересованных групп, полагал, что взаимодействие групп общества, оказывающих давление друг на друга и на государство, - определяющий фактор государственной политики. Он разработал нормативное обоснование лоббирования со стороны заинтересованных групп. Он утверждал, что любая выгода приводит к созданию групп интересов, и что взаимодействие этих групп является отличительной чертой демократии. Д. Трумэн выделил из всей совокупности ассоциаций общества «политические группы интересов» - ту часть, которая взаимодействует с институтами государства. Он полагал, что по мере усложнения общественных процессов число групп будет расти.

Концепция «плюралистической демократии» Р. Даля предполагает, что современные динамичные плюралистические общества Запада создали благоприятные условия для свободной конкуренции групп интересов7. Ассоциации самого разного рода, по Р.

Далю, являются полноправными участниками процесса принятия государственных решений. Все участники взаимодействия политических сил самостоятельны и действуют в собственных интересах.

М. Олсон, в своей работе «Логика коллективных действий. Общественные блага и теория групп»8, анализируя основные теории влиятельных групп, утверждает, что «большие экономические группы, работающие на свой экономический интерес, являются безусловной основой политического процесса»9. Хотя он и не отрицает того факта, что время от времени появлялись группы, организованные не только на экономическом интересе, примерами чего могут служить миссионерские и филантропические организации.

Неокорпоративисты Ф. Шмиттер и Г. Лембрух10 полагают, что взаимодействие государства с группами интересов приводит к соучастию «организованных интересов»

в управлении. Варианты такого соучастия вовсе не сводятся к рациональному соперничеству независимых сил. Часто группы интересов присваивают право на монопольное представительство запросов общества, а способы агрегации интересов сводятся к «торгу» группировок с государственной бюрократией. По словам Ф.

Шмиттера, корпоративизм - это «система представительства интересов, составные части которой организованы в несколько особых, принудительных, неконкурентных, иерархически упорядоченных, функционально различных разрядов, официально признанных или разрешенных государством, наделяющим их монополией на представительство в своей области в обмен на известный контроль за подбором лидеров и артикуляцией требований и приверженностей»11. Тем самым, Шмиттер характеризует корпоративизм «в чистом виде» и осмысливает опыт авторитарных Bentley A. The process of Government. A study of social pressures. Cambridge, 1967.

Truman D.,The Governmental Process. Public interests and public opinion. NY;

Knopf, 1951.

Dahl R., Polyarchy: Participation and Opposition. New Haven: Yale University Press, 1971.

Schmitter Ph. Still the Century of Corporatism. // Review of Politics. 1974. № 36 (1).

Olson M. The Logic of Collective Action. Public goods and the theory of groups. Cambridge, 1965.

Dahl R. Polyarchy: Participation and Opposition. New Haven: Yale University Press, 1971.

Олсон М. Логика коллективных действий. Общественные блага и теория групп / Пер. с англ. Е.

Окороченко, М.: Фонд Экономической Инициативы, 1995.

Там же. С. 118.

Schmitter, P.C. and Lehmbruch, G. (eds.). Trends toward Corporatist Intermediation. London, 1979.

Шмиттер Ф. Неокорпоративизм // Полис. - 1997. - № 5. - С.15.

режимов стран Латинской Америки. Данное утверждение интересно для исследования российских региональных случаев корпоративизма, совершенно далеких от «либерального» или «социетарного» корпоративизма стран Запада12. Модель взаимодействия бизнес-структур и органов государственной власти в субъектах Российской Федерации наиболее адекватно может быть осмыслена в рамках неокорпоративизма. Это не означает отсутствия сетевых структур и практик. Но они встроены в прочную систему патрон-клиентских отношений, т.е. имеют совершенно иной, чем в «полиархиях» Запада, смысл13.

P.M. Нуреевым, Е.Г. Ясиным, В.В. Радаевым исследовались проблемы организации взаимоотношений власти и бизнеса в России 1990-х — 2000-х годов.

Фундаментальный характер имеет труд «Постсоветский институционализм» под редакцией P.M. Нуреева, где внимание уделяется теоретическим и практическим аспектам взаимодействия власти и бизнеса, включая и вопросы выстраивания соответствующей модели взаимоотношений между ними в современной России14.

Е.Г. Ясин характеризует модель отношений бизнеса и государства тремя отдельными зонами: белой, черной и серой. Эта концепция была высказана им еще в 2002 году, но, по мнению автора не утратила своей актуальности до настоящего времени, особенно в контексте преобладания в современной России процессов «деформализации правил». Данное понятие было введено в оборот применительно к России В.В. Радаевым. Он пишет, что под «деформализацией правил» «понимается трансформация институтов, в ходе которой формальные правила в значительной мере замещаются неформальными и встраиваются в неформальные отношения»15.

Интересен подход И.Н. Игошина16 и А.В. Рыбакова17 к функционированию «институционального рынка», который предполагает конкуренцию между формальными и неформальными институтами при выборе правил игры бизнес сообществом.

При исследовании бизнес-объединений как механизма взаимодействия бизнес структур и органов государственной власти автором использовались идеи С.П.

Перегудова и А.А.Яковлева, рассматривающих их как институциональные группы интересов.

К примеру, исследование А.А. Яковлева18 посвящено роли и месту бизнес ассоциаций в современной России. Им делается предположение, что «прямое»

Перегудов С.П., Лапина Н.Ю., Семененко И.С. Группы интересов и российское государство. - М., 1999.

С. 34- Подробнее см.: Афанасьев М.Н. Клиентелизм и российская государственность. 2-е изд. - М., 2000;

Голосов Г.В., Шевченко Ю.Д. Социальные сети и электоральное поведение // Политическая социология и современная российская политика. - СПб., 2000. - С. 100-125;

Урбан М. Социальные отношения и политические практики в посткоммунистической России // Полис. - 2002. - № 4. - С. 66-85.

См.: Нуреев Р.М. Постсоветский институционализм. Власть и бизнес / под ред. P.M. Нуреева. Ростов н/Д, 2006.

Радаев В.В. Социология рынков: к формированию нового направления. – М.: ГУ ВШЭ, 2003. – С. 135.

Игошин И.Н. Институциональные системы и их искажения // Вестник Московского Университета. – Сер. 12, Политические науки. – 2003. – № 5. – С. 39-51.

Рыбаков А.В. Трансформация политических институтов // Власть. – 2003. – № 5. – С. 49-54;

Рыбаков А.В. Общественные эффекты институционализации политико-властных отношений // Социально гуманитарные знания: научно-образовательное издание. – 03/2004 - № 2. – С.146- Яковлев А.А., Бизнес-ассоциации в России: внутренняя структура, эволюция отношений с государством, роль в модернизации экономики / Под ред/ А.А. Яковлева. Сер. «Научные доклады: независимый экономический анализ»/ № 219. М.:: МОНФ;

Автономная некоммерческая организация «Проекты для взаимодействие бизнес-структур с органами государственной власти неэффективно.

По его мнению, сегодня возникает запрос на поиск более адекватных и эффективных инструментов взаимодействия с предприятиями любого размера, которые могут способствовать посткризисному развитию экономики. Автор, опираясь на работы С.П.

Перегудова19, продолжает развивать идею корпоративизма во взаимодействии бизнес структур и органов государственной власти, делая акцент на усиление роли отраслевых и общенациональных бизнес-объединений.

В контексте описания современного состояния системы взаимодействия государственной власти и бизнеса в России на различных уровнях, представляют интерес работы по теории и практике взаимодействия бизнес-структур и органов государственной власти А.Н. Шохина20. В них подробно рассматриваются основные методы и практики формирования механизмов взаимодействия властных структур и субъектов предпринимательства, анализируются стратегии и инструменты продвижения интересов на местном, региональном и федеральном уровнях.

Н.В. Петров21 выделяет два главных тренда в российском политическом процессе, один из которых связан с вопросом переформатирования взаимодействия общество - власть, а второй по линии Центр - регионы. В результате проводимой политики 2000-х гг. Россия оказалась в ряде «тупиков», одним из которых является деинституционализация. Автором делается предположение, что вариантами выхода из данного тупика могут стать новые модели взаимодействия бизнес-структур и органов государственной власти, основным институциональным ядром которых являются бизнес-объединения.

Опираясь на исследования Н.Ю. Лапиной, А.Е. Чириковой и Р.Ф. Туровского автор предлагает свою классификацию существующих моделей взаимодействия бизнес-структур и органов государственной власти. Исследователями российских региональных элит Н.Ю. Лапиной22 и А.Е. Чириковой23 предложена оригинальная типология моделей, по которым проходит взаимодействие власти и бизнес-элит в регионах: модель патронажа, партнерства, подавления («борьба всех против всех») и будущего: научные и образовательные технологии», 2010, 190 с.;

Яковлев А.А. Власть, бизнес и движущие силы экономического развития России: до и после «дела Юкоса» // Общественные науки и современность.

– 2005. - № 1.

Перегудов С.П., Семененко И.С. Корпоративное гражданство как новая форма отношений бизнеса, общества и власти. М.: ИМЭМО, 2006;

Перегудов С.П. Корпорации, общество, государство: эволюция отношений. М.: Наука, 2003;

Перегудов С.П. и др. Группы интересов и российское государство.– М., 1999;

Перегудов С.П. Политическое представительство: опыт Запада и проблемы России // Политические исследования. 1993. № 4. С. 118-119;

Перегудов С.П. Бизнес и власть в России: к новой модели отношений.

// Деловая пресса URL: http://www.businesspress.ru/newspaper/article_mId_40_aId_297056.html;

Перегудов С.П.. Трипартистские институты на Западе и в России: проблемы обновления // Полис. 2007. № 3.

Шохин А.Н., РСПП и цивилизованный лоббизм Сборник выступлений и докладов Президента РСПП А.Н.Шохина М.: Изд. дом РСПП, 2012 г. - 292 с.;

Шохин А.Н. Монография / научный редактор и руководитель авторского коллектива Шохин А.Н. Бизнес и власть в России: теория и практика взаимодействия М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2011 г. - 349 с.;

Шохин А.Н., Диалог с четвертой властью. Москва. 1999 г. – 640 с.

Петров Н.В. От федерации корпораций к федерации регионов // PRO ET CONTRA. 2012. Т. 16. № 4-5.

Лапина Н.Ю. Модели взаимодействия бизнеса и власти в российских регионах и типы предпринимательского делового поведения // Российское предпринимательство: Стратегия, власть, менеджмент. М.: Институт социологии РАН, 2000. С. 45-55.

Чирикова А.Е. Бизнес как субъект социальной политики в современной России // Общество и экономика.

- 2006. - № 9. - С. 116-117.

«приватизация власти». Данная классификация базируется на понимании роли бизнеса как субъекта социальной политики в современной России В исследовании Р.Ф. Туровского24 автору интересны причины и факторы, определяющие интерес бизнес-групп различного уровня к вхождению в региональную и местную власть и воздействия на нее. Какого рода тактики отношений с властями выбирают для себя те или иные бизнес-группы в регионах? Это также важно с учетом того, что модели управления региональной экономикой от региона к региону отличаются, что оказывает значительное влияние и на модель отношения власти к бизнесу. Данный подход определил пять основных моделей взаимодействия между деловыми и властными элитами в регионах России, определяемых по степени их сращивания и уровню конфликтности. Теоретическая концептуализация взаимодействия государства и бизнеса, моделирование форм деловых коммуникаций с учетом специфических для России параметров, роли и места политической элиты нашли свое отражение в работах О.В.

Гаман-Голутвиной26 и А.Ю. Зудина27.

Автором отмечается, что немаловажным фактором формирования бизнес объединений является личностный фактор. В рамках данной проблематики представляют интерес работы О.В. Гаман-Голутвиной, посвященные бизнес-элитам, как одному из существенных акторов политического процесса, обладающего экономическим капиталом, политическим весом и социальным ресурсом.

Исследуя процесс эволюции взаимодействия бизнеса и власти, автор опирался на работы А.Ю. Зудина, затрагивающие идеи, связанные с path dependence и особенностью экономических систем.

Однако, несмотря на наличие значительного числа публикаций и исследований в этой области, проблемы институционализации взаимодействия бизнес-структур и органов государственной власти, определение критериев эффективности данного взаимодействия являются во многом новыми для нашей литературы и поэтому требуют своей дальнейшей разработки.

Гипотеза исследования – во взаимодействии бизнес-структур и органов государственной власти Российской Федерации наиболее эффективной является модель взаимодействия через бизнес-объединения.

Туровский Р.Ф. Региональные модели взаимодействия между деловыми и властными элитами:

современные процессы и их социально-политические последствия. Итоговый аналитический доклад.

[Электронный ресурс] URL: http://www.politcom.ru/8474.html Цит по: Туровский Р.Ф. Указ. соч.

Гаман-Голутвина О.В. Группы интересов в российской исторической ретроспективе // Полития. – 2000. – № 4;

Гаман-Голутвина О.В., Самые влиятельные люди России. Политические и экономические элиты российских регионов. М.: ИСАНТ, 2004;

Гаман-Голутвина О.В. Политико-финансовые кланы и политические партии как селекторат в процессах парламентского представительства современной России // Властные элиты современной России в процессе политической трансформации. - Ростов н/Д, 2004.

Зудин А.Ю. Государство и ведущие бизнес-структуры: поиски модели взаимоотношений (вместо заключения) // Финансово-промышленные группы и конгломераты в экономике и политике современной России. М.: ЦПТ-CIPE, 1997;

Зудин А.Ю. Государство и бизнес в России: эволюция модели взаимоотношений // «Неприкосновенный запас» 2006/ № 6 (50);

Зудин А.Ю. АССОЦИАЦИИ – БИЗНЕС – ГОСУДАРСТВО. «Классические» и современные формы отношений в странах Запада. Сер/ – «Институциональные проблемы российской экономики» // М.: : Государственный университет – Высшая школа экономики, 2009. – 68 с.;

Зудин А.Ю., Неокорпоративизм в России? (Государство и бизнес при Владимире Путине) // Pro et Contra._2001. T. 6. № 4.

Объектом диссертационного исследования является взаимодействие бизнес структур и органов государственной власти.

Предмет исследования - модели взаимодействия бизнес-структур и органов государственной власти.

Цель диссертационного исследования состоит в выявлении особенностей и характерных черт функционирования модели взаимодействия бизнес-структур и органов государственной власти через бизнес-объединения.

Для достижения сформулированной цели потребуется решить следующие задачи:

Изучить существующие подходы к изучению взаимодействия бизнес 1.

структур и органов государственной власти.

Сравнить существующие типологии моделей взаимодействия бизнес 2.

структур и органов государственной власти с учетом имеющихся подходов.

Исследовать и охарактеризовать институциональные практики в ведущих 3.

зарубежных государствах.

Оценить состояние, уровень и эффективность взаимодействия бизнес 4.

структур и органов государственной власти в РФ.

Определить возможность заимствования практик взаимодействия бизнес 5.

структур и органов государственной власти, используемых в странах с развитой рыночной экономикой, в России.

Выявить основные параметры моделей взаимодействия бизнес-структур и 6.

органов государственной власти в РФ.

ЭМПИРИЧЕСКАЯ БАЗА ИССЛЕДОВАНИЯ Эмпирическая база исследования представляет собой серию углубленных интервью с представителями деловых кругов, руководителями и сотрудниками бизнес-структур, бизнес-объединений и органов государственной власти, которые были проведены по единому вопроснику. Всего было проведено 15 таких интервью.

Указанные респонденты оказывают существенное влияние на принятие политических и экономических решений, являются ведущими экспертами в области взаимодействия бизнеса и власти. Также на репрезентативность выборки повлияли должностной статус, сфера и характер профессиональной деятельности. Среди респондентов можно выделить представителей крупных компаний (ОАО «Аэрофлот», ОАО «Российские железные дороги», ОАО «Энел ОГК-5», ОАО «Банк Уралсиб»), консалтинговых компаний (ЗАО «Делойт и Туш СНГ», ООО «Психология и бизнес консалтинг групп»), крупных бизнес-объединений (Российский союз промышленников и предпринимателей, Ассоциация европейского бизнеса), органов государственной власти (Правительство Московской области) и экспертного сообщества (Институт экономики РАН, Институт современного развития).

Блане интервью содержит 34 вопроса, которые разбиты на блоки, исходя из поставленных задач исследования.

Первый блок: Оценка состояния современного бизнеса в Российской Федерации. Перспективы, негативные тенденции. Уровень вмешательства государства в экономику.

Второй блок: Характеристика роли и места бизнес-объединений в современной российской экономике. Оценка масштабов участия предпринимателей в бизнес объединениях.

Третий блок: Оценка состояния, уровень и эффективность взаимодействия бизнес-структур и органов государственной власти в РФ. Определение необходимости заимствования практик взаимодействия бизнес-структур и органов государственной власти, используемых в странах с развитой рыночной экономикой в Россию.

Для повышения объективности результатов глубинных интервью, в качестве дополнительной исследовательской задачи был осуществлен сбор и анализ данных из открытых источников о деятельности бизнес-объединений, их взаимодействию с федеральными ведомствами и участии представителей бизнеса в системе консультативных и совещательных органов. Эта информация использовались при интерпретации и дополнении материалов интервью, а также при формулировании общих выводов о состоянии и тенденциях развития взаимодействия бизнес-структур с органами государственной власти. В качестве фактологической и статистической базы использовались материалы Российского союза промышленников и предпринимателей, Торгово-промышленной палаты РФ, некоммерческих организаций «Деловая Россия»

и «ОПОРА России», нормативно-методические документы органов государственной власти и публикации официальных статистических органов РФ по рассматриваемой проблематике, российская и зарубежная публицистика в СМИ и Интернете.

Период проведения опроса экспертов – с ноября 2012 года по апрель 2013 года.

Названия ведомств и наименование должностей актуальны на период проведения исследования.

МЕТОДОЛОГИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ Для данного исследования базисной является концепция либерального или социетального корпоративизма, предложенная Ф. Шмиттером, которая наиболее соответствует современной системе взаимодействия бизнеса и власти в России через бизнес-объединения. В данном контексте бизнес-объединения или головные ассоциации представляют интересы конкретной группы, имеют централизованную структуру и зачастую участвуют в законотворческом процессе и выработке политических решений.

В диссертационном исследовании используется неоинституциональный подход, позволяющий рассмотреть взаимодействие бизнес-структур и органов государственной власти через бизнес-объединения. Неоинституциональный подход к изучению политических институтов позволяет учитывать формальные нормы и неформальные правила игры.

Для изучения аспектов функционирования бизнес-объединений и их роли в принятии решений, в исследовании применялся структурно-функциональный анализ.

Для выяснения сути деятельности бизнес-объединений необходимо было изучить их функции, которые они выполняют во взаимодействии бизнес-структур и органов государственной власти.

Социологический подход к изучению взаимодействия бизнес-структур и органов государственной власти позволяет использовать в работе метод глубинных интервью для сбора эмпирических данных.

НАУЧНАЯ НОВИЗНА ИССЛЕДОВАНИЯ Современная модель взаимодействия бизнес-структур и органов 1.

государственной власти в РФ базируется на существующих бизнес-объединениях, сформированных по отраслевому принципу и размеру бизнес-структур, в то время как до 2004 года они объединялись по типу собственности и политической ориентации.

Выявлено пять принципов, лежащих в основе объединения бизнес 2.

структур в бизнес-объединения: размер, отрасль, общие цели, самореализация, территориальный/региональный принцип.

Предложена классификация существующих моделей взаимодействия 3.

бизнес-структур и органов государственной власти в Российской Федерации:

партнерская с преобладающим влиянием государства;

модель принуждения;

ангажированная (симбиотическая);

цивилизованная;

системная;

«карманная»;

модель непосредственного диалога;

конфликтная;

лоббирование Point-to-point.

Впервые на основании проведенного исследования выдвинуто и 4.

обосновано положение о посреднической роли бизнес-объединений в Российской Федерации как фактора, определяющего форму и содержание модели взаимодействия бизнес-структур и органов государственной власти.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ, ВЫНОСИМЫЕ НА ЗАЩИТУ:

1. Во взаимодействии бизнес-структур и органов государственной власти существует сочетание нескольких видов различных моделей, наиболее эффективной из которых является модель взаимодействия через бизнес-объединения.

2. Разбалансированность во взаимодействии бизнес-структур и органов государственной власти порождается нерешенностью вопроса выбора стратегической линии развития страны: построения государственного капитализма или свободной рыночной экономики.

3. Недостаточная консолидация бизнес-сообщества, отсутствие формальных законодательно оформленных соглашений о сотрудничестве являются причинами того, что органы государственной власти зачастую игнорируют мнение бизнес сообщества по обсуждаемым вопросам.

4. Взаимное недоверие и непонимание целей и задач органов государственной власти и бизнес-структур порождают трудности взаимодействия, возникает коммуникация без обратной связи.

5. Со стороны представителей органов государственной власти сегодня существует спрос на плохие нормы и законы. Создается впечатление, что данные нормативно-правовые акты «специально» создаются для того, чтобы породить ситуацию неопределенности, в которой предприниматель будет находится в состоянии постоянной зависимости от контрольно-регулирующих органов.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что обобщение большого аналитического и эмпирического материала позволяет сформулировать представление о современных моделях взаимодействия бизнес-структур и органов государственной власти и существующих практиках взаимодействия в зарубежных странах. Проведенное автором эмпирическое исследование позволило уточнить содержание существующих ныне моделей взаимодействия бизнес-структур и органов государственной власти в Российской Федерации и на основе эмпирического исследования предложить авторскую классификацию. Решение поставленных задач исследования способствует развитию теории и практики взаимодействия бизнеса и власти.

Практическая значимость исследования состоит в том, что его выводы и основные рекомендации могут быть использованы при оценки деятельности действующих в Российской Федерации бизнес-объединений. Принимая во внимание активное включение бизнес-объединений в процесс принятия политических решений, важно понять их основные функции и цели. Практические рекомендации могут быть реализованы в процессе формирования современной модели взаимодействия бизнес структур и органов государственной власти в Российской Федерации Возможно также использование материалов данного исследования в учебном процессе в преподавании, как базовых курсов политологии, социологии, так и специальных курсов по выбору. Отдельные части диссертационного исследования были использованы в рамках общеуниверситетского факультатива «Теория и практика взаимодействия бизнеса и власти».

Материалы диссертации могут также использоваться в рамках курсов повышения квалификации и в системе подготовки и переподготовки специалистов по вопросам GR и взаимодействия бизнес-структур и органов государственной власти.

АПРОБАЦИЯ РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЯ Работа прошла обсуждение на кафедре теории и практики взаимодействия бизнеса и власти НИУ ВШЭ 24 апреля 2013 г. По теме диссертации автором опубликовано 5 научных статей общим объемом 4,1 п.л. Основные выводы исследования были представлены на научных конференциях и семинарах:

Модели взаимодействия бизнеса и власти // Международная научно практическая конференция «Инновационные технологии бизнес-коммуникаций:

стратегии и тактики». Круглый стол «Инновационные технологии в бизнесе и политике», Москва, 25 ноября 2011 года.

Построение эффективной модели взаимодействия бизнеса и власти:

страновой аспект // XIII Апрельская международная научная конференция по проблемам развития экономики и общества. Круглый стол «Взаимодействие бизнеса и власти в контексте новых политических трендов», Москва, 4 апреля 2012 года.

Конференция "Инновационное сотрудничество: выход на новые рынки".

Секция 2 "Информационные технологии как инструмент прогресса", Москва, апреля 2012 года.

Круглый стол «Повышение инвестиционной привлекательности субъектов Российской Федерации и создание благоприятных условий для развития бизнеса», Москва, 24 октября 2012 года.

Неделя российского бизнеса // Всероссийская конференция, Москва, марта 2013 года.

Круглый стол «Взаимодействие бизнеса и власти: формирование благоприятного инвестиционного и предпринимательского климата» // XIV Международная научная конференция по проблемам развития экономики и общества, Москва, 4 апреля 2013 года.

Общеуниверситетский факультатив «Теория и практика взаимодействия бизнеса и власти» // Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики», Москва, 17 апреля 2013 года.

Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы и приложений. В списке использованной литературы источник.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

В общей характеристике работы обосновывается актуальность темы диссертационной работы, определяются ее научная гипотеза, объект и предмет, цель и задачи исследования, степень разработанности темы, приводится обзор документальных источников и специальной научной литературы по рассмотренным в диссертации проблемам, раскрывается методологическая основа, новизна и научно практическая значимость диссертации, и формулируются основные положения, вынесенные на защиту.

В первой главе «Теоретические подходы к изучению взаимодействия бизнес структур и органов государственной власти» рассматриваются теоретические подходы к изучению проблемы взаимодействия бизнеса и власти, сравнивается существующая типология моделей взаимодействия, обосновывается использование категориального аппарата.

В параграфе 1.1 «Теоретические подходы к изучению взаимодействия бизнеса и власти» представлены две принципиально отличные друг от друга модели взаимодействия бизнес-структур и органов государственной власти:

плюралистическая и корпоративистская. Показано, что в действительности ни одна из них не существует в чистом виде. Взаимодействие бизнес-структур и органов государственной власти представляет собой переплетения вышеуказанных моделей.

Однако, в некоторых случаях, можно проследить преобладание одной модели над другой.

Наиболее авторитетные определения этих моделей даются Ф. Шмиттером28.

Плюралистическая модель, по его мнению, является «системой представительских интересов, в которой конституирующие единицы организованы в неограниченное число самостоятельных, необязательных, конкурирующих друг с другом, иерархически независимых и самоопределяющихся структур, которые особым образом не лицензируются, не признаются, не субсидируются, не создаются и никак не контролируются… государством и которые не обладают монополией на представительство данных интересов»29. Плюралистическая модель методологически исходит из того, что общественная система и ее части находятся в координационной зависимости. Многообразие политических идей и организационных форм исключает господствующую роль какой-то одной части целостной системы.

Основными элементами плюралистической модели взаимодействия бизнес структур и органов государственной власти являются:

- множество конкурирующих между собой групп давления;

- конкуренция за представительство в органах государственной власти;

- лидерство в группах давления, адекватно учитывающее реакцию своих членов;

- государство, которое остается независимым от групп давления.

Теория корпоративизма разрабатывается в западной политической мысли многие десятилетия. В частности, Г. Гегель впервые ввел термин «корпорация».

Корпорация выступает, по его мнению, как связующее звено между обществом и государством и не просто должна выражать частные интересы, но призвана служить Schmitter Ph. Still the Century of Corporatism? – Р. 96.

Там же.

на благо государства и общества.30 Однако основное развитие теория корпоративизма получила в 20 веке.

Концепция корпоратистского государства основана на тесном переплетении корпоратистских и государственных структур при решающей роли последних.

Корпоратистскую (неокорпоратистскую) модель Ф. Шмиттер характеризует как «систему представительства интересов, составные части которой организованы в несколько особых, принудительных, неконкурентных, иерархически упорядоченных, функционально различных разрядов (структур), официально признанных или разрешённых (а то и просто созданных) государством, наделяющих их монополией на представительство в своей области в обмен на известный контроль за подбором лидеров и артикуляцией требований и приверженностей»31. А. Коусон определяет корпоративизм как «специфический социально-политический процесс, в ходе которого организации, представляющие агрегированные функциональные интересы, вступают во взаимодействие с органами государства в целях выработки и принятия политических решений и последующей их реализации».32 Дж. Лембрух33 разделил страны по уровню развития корпоративизма. В группу стран «сильного»

корпоративизма вошли Австрия, Швеция и Нидерланды. К странам со «средним»

корпоративизмом были отнесены Дания, Западная Германия и Великобритания.

Слабым корпоративизмом отличалась Франция.

Исходя из вышесказанного, основными элементами корпоративистской модели взаимодействия бизнеса и государства являются:

- наличие групп интересов, а не отдельных индивидов, организованных в определенную иерархическую систему с доминирующей организацией, представляющей бизнес в целом;

- привилегированное положение некоторых ассоциаций и их возможности влияния на принятие решений;

- государство обеспечивает выработку и соблюдение общих правил игры, а также рассматривается как сила, несущая большие социальные обязательства перед обществом в целом, и имеющая, поэтому, право выдвигать соответствующие требования к бизнесу.

В параграфе 1.2. «Понятийный аппарат научного исследования. Основные термины и определения» рассматриваются основные понятия, которые используются при исследовании моделей взаимодействия бизнес-структур и органов государственной власти.

При исследовании взаимодействия бизнес-структур и органов государственной власти, большинство авторов, как зарубежных, так и российских, оперируют обобщенными понятиями бизнеса и власти. Описание взаимодействия происходит в рамках конкретных общественно-политических и социально-экономических процессов. В данной работе используются понятия «бизнес-структура» и «органы государственной власти» как самостоятельные субъекты деятельности.

Характер взаимодействия бизнес-структур и органов государственной власти является важным индикатором состояния государства и общества. Отношения между Гегель Г.В.Ф. Энциклопедия философских наук. В 3 т. Т. 3. Философия духа. – М. : Мысль, 1977. –С.

343–350.

Шмиттер Ф. Неокорпоратизм // Политические исследования. – 1997. – №2. – С. 15.

Коусон А. Корпоративизм и политическая теория. – М., 2004.

Lembruch G., Schmitter P. Trends Towards Comporativs Intermediation. Beverly Hills and L., 1979.

ними определяют ориентиры общественного развития, влияют на характер власти, стиль и технологии управления.

В данном исследовании под бизнес-объединением понимается объединение коммерческих организаций в форме ассоциаций и союзов, а также торгово промышленных палат с целью представительства интересов бизнес-структур во взаимодействии с органами государственной власти.

Под бизнес-структурами будем понимать коммерческие организации различных форм собственности. Применительно к Российской Федерации, формы собственности определяются Гражданским кодексом, глава 4, параграф 2.

В работе также используется понятие «модели». В нашем случае под моделями понимаются существующие практики взаимодействия бизнес-структур и органов государственной власти как зарубежом, так и в Российской Федерации.

Классифицировать модели можно по разным признакам: по фактору времени, по отрасли знаний, по форме представления, по признаку реализации.34 По фактору времени, рассматриваемые модели являются статическими, то есть описывают состояние взаимодействия в определенный момент времени. Под определенным моментом времени понимается период с 2010 по 2013 года, непосредственный период исследования. Выделяемые модели относятся к социально-гуманитарной области знаний, так как описывают общественно-политические процессы и взаимодействие групп интересов. По форме представления указанные в работе модели являются абстрактными или нематериальными, так как не имеют реального воплощения, основу составляет информация. По признаку реализации модели можно отнести к информационным, так как собранная информация об объекте отражает наиболее существенные свойства объекта.

В параграфе 1.3. «Типологии моделей взаимодействия бизнес-структур и органов государственной власти» даются основные подходы к классификации.

На сегодняшний день существует множество подходов к классификации моделей взаимодействия бизнес-структур и органов государственной власти. Анализ существующих подходов позволил при проведении эмпирического исследования выявить и предложить авторскую классификацию моделей взаимодействия бизнес структур и органов государственной власти.

Нами учитывался подход И. Ивасаки, который выделял три типа моделей:

«Государство порядка» (order state), «Государство наказания» (punish state), «Государство-спасатель» (rescue state). В основе этой классификации лежит то, какую роль играет государство во взаимодействии бизнес-структур и органов государственной власти. Это позволило в дальнейшем оценить роль органов государственной власти в Российской Федерации.

На основе понимания роли бизнеса как субъекта социальной политики в современной России российскими исследователями Чириковой Е.А. и Лапиной Н.Ю.

предложена расширенная типология моделей35: «подавления» и «принуждения», «патронажа», «невмешательства» власти, «партнерства», «доминирования», «игнорирования», «конкуренции», «конфронтации». Анализ данной классификации при проведении автором эмпирического исследования позволил оценить те Бусленко Н.П. Моделирование сложных систем. М.: Главная редакция физико-математической литературы изд-ва «Наука», 1968.

Чирикова А. Бизнес как субъект социальной политики в современной России // Общество и экономика. 2006. - № 9. - С. 116-117.

изменения, который произошли во взаимодействии бизнес-структур и органов государственной власти и учесть данные изменения при построении авторской классификации.

Туровский Р.Ф., анализируя степень сращивания и уровень конфликтности, выявил пять основных моделей взаимодействия бизнес-структур и органов государственной власти в регионах Российской Федерации36: функциональная, партнерская, модель государственного патронажа, симбиотическая и конфликтная. В контексте анализа автором результатов эмпирического исследования, одним из оснований выделения определенных моделей явился конфликт интересов, проходящий по линии корпорация/отрасль и системный/частный интерес.

Следуя логике выстраивания взаимодействия бизнес-структур и органов государственной власти из различных комбинаций двух параметров: «сильная/слабая власть» и «сильный/слабый бизнес», В.Я. Гельман и О.В. Бычкова37 предложили типологию отношений экономических и политических акторов в работе локальных режимов российских городов: государство «хищник», политика невмешательства, взаимные заложники, поиск ренты и захват государства.

В реальной практике существует сочетание нескольких видов моделей, поэтому следует говорить не о преобладании той или иной модели взаимодействия бизнеса и власти, а о переплетении различных типов.

Во второй главе «Институциональные практики взаимодействия бизнес структур и органов государственной власти в зарубежных государствах»

анализируется взаимодействие бизнес-структур и органов государственной власти с учетом национальных особенностей экономических систем и концепций плюрализма и корпоративизма. Показывается, в частности, что взаимодействие бизнес-структур и органов государственной власти во многом зависит от экономической системы страны38.

Параграф 2.1. «Плюралистическая модель взаимодействия бизнес объединений и органов государственной власти в Великобритании и США в условиях либеральной рыночной экономики». В Великобритании с плюралистической моделью взаимодействия бизнес-структур и органов государственной власти нет институционализированного сотрудничества между организациями работодателей, профсоюзами и правительством. Плюралистическая модель отношений государства и бизнеса базируется на расширенном понимании частной сферы при четкой функциональной дифференциации государства и экономики и высокой автономии участников. В организациях работодателей формируются группы интересов или пропагандистские группы, которые через лоббирование пытаются влиять на политику правительства. В Великобритании, организации работодателей, как правило, слабые, многие из их функций перешли к торгово-промышленным союзам. Ведущим бизнес-объединением является Цит по Туровский Р.Ф. Региональные модели взаимодействия между деловыми и властными элитами URL: http://www.politcom.ru/8474.html Бычкова О.В., Гельман В.Я., Экономические акторы и локальные режимы в крупных городах России URL: http://www.nlobooks.ru/sites/default/files/old/nlobooks.ru/rus/nz-online/619/1760/1767/index.html North C. Douglass. Institutions, Institutional Change and Economic Performance. Cambridge University Press, 1990;

Williamson O. E. The Economic Institutions of Capitalism. NY: Free Press, 1985.;

Hall P.A. & Soskice D.

(eds.) Varieties of capitalism: the institutional foundations of comparative advantage. Oxford University Press, 2001.

Конфедерация Британской промышленности (Confederation of British Industry - CBI) независимая некоммерческая организация, которая была создана по Королевской хартии в 1965 году, в результате слияния Национальной ассоциации британских промышленников, Конфедерации британских предпринимателей и Федерации британской промышленности для стимулирования развития британской промышленности и защиты интересов британских промышленников перед правительством.

Другим примером плюралистической модели взаимодействия бизнес-структур и органов государственной власти служат США. В США «структура государства»

наложила серьезный отпечаток на взаимоотношения с бизнесом. Американская политическая система во многом уникальна: для нее характерна относительная слабость государства и подвижность конфигураций групп интересов. «Архитектура»

партийной системы США стимулировала фрагментацию групп интересов бизнеса:

конкуренция в рамках двухпартийной системы в сочетании с ранним распространением всеобщего избирательного права и значительными секторными различиями в политических партиях повысила восприимчивость партий и кандидатов к широкому кругу разнородных интересов. В настоящее время в США существует еще множество ассоциаций, выступающих в качестве объединений заинтересованных групп, представляющих предпринимательские круги. Среди них наиболее крупными являются: Торговая палата США (United States Chamber of Commerce, USCC);

Национальная ассоциация промышленников (National Association of Manufacturers, NAM), в которую входят 75% всех промышленных компаний США;

Национальная Федерация Независимого Бизнеса (The National Federation of Independent Business, NFIB), представляющая интересы малого бизнеса (600 тыс. компаний).

Параграф 2.2. «Неокорпоративистская модель взаимодействия бизнес структур и органов государственной власти в ФРГ, Австрии и Нидерландах в условиях координируемой рыночной экономики»

В ФРГ, Австрии и Нидерландах представлена неокорпоративная модель взаимодействия бизнес-структур и органов государственной власти, в которой организации работодателей являются частью системы институционализированного взаимодействия с правительством и профсоюзами. Высокий уровень централизации представительства групповых интересов позволяет головным ассоциациям выступать в роли главных посредников во взаимодействии бизнеса и власти. Путем трехсторонних переговоров социальных партнеров заключаются соглашения по таким вопросам, как уровень цен, повышение заработной платы, налогов и пенсионного обеспечения. Коллективные переговоры, как правило, происходят на национальном уровне, а не между одной корпорацией и одним союзом, через посредничество национальных организации работодателей.

В ФРГ предприниматели на высшем (федеральном) уровне создали объединения для решения конкретных задач: Bundesvereinigung der Deutschen Arbeitgeberverbande - BDA (Федеральное объединение Союзов немецких предпринимателей), Bundesverband der Deutschen Industrie e.V. - BDI (Федеральный Зудин А. Ассоциации в системе отношений бизнеса и государства: «классика» и современность.

«Классические» формы отношений государства и бизнеса в странах Запада // Журнал о будущем. 2009. № 2(18). С. 245.

Союз немецкой промышленности), Deutscher Industrie- und Handelstag – DIHT (Конгресс торгово-промышленных палат), Zentralverband des Deutschen Handwerks ZDH (Центральный союз немецких ремесленных палат).

В Австрии была разработана система сотрудничества между правительством и четырьмя основными палатами: Федеральной палатой труда (Bundesarbeitskammer, AK), Сельскохозяйственной палатой Австрии (Landwirtschaftskammern sterreich, LK), Федеральной экономической палатой Австрии (Wirtschaftskammer sterreich, WK) и австрийской федерацией профсоюзов (GB). Эта система стала известна как «социальное партнерство». Она не упоминается в Конституции и не регулируется отдельным законом, а организована на добровольной и неформальной основе.

В настоящее время в Нидерландах действуют три конфедерации работодателей.

Что касается членства, то их условно можно разделить следующим образом:

а) Конфедерация Работодателей и Промышленников Нидерландов VNO-NCW (объединение крупных работодателей в промышленности, торговле и сфере услуг);

б) МКВ-Nederland (объединение малых и средних предприятий, малые фирмы сектора розничной торговли и малых предприятий судов);

в) LTO-Nederland (сельского хозяйства и садоводства).

Подводя итоги второй главы, анализируя цели и задачи представленных в главе государств и действующих в них бизнес-структур можно сделать вывод, что роль и место бизнес-структур отличается от страны к стране, в зависимости от экономической системы страны и действующей в ней модели.

Важным отличием двух моделей выступает институционализация сотрудничества между организациями работодателей, профсоюзами и правительством. В корпоративистской модели для более эффективного взаимодействия с органами государственной власти корпорации объединяются в предпринимательские союзы, которые делятся на четыре вида:

- Национальные головные объединения бизнеса (например, Конфедерация британской промышленности);

- Союзы работодателей (например, Федеральное объединение союзов немецких работодателей);

- Общественно-правовые палаты (например, торгово-промышленные палаты, палаты по профессиональному признаку);

- Отраслевые союзы (например, Союз химической промышленности Германии).

На сегодняшний день в Российской Федерации сложилась похожая на корпоративистскую модель взаимодействия бизнес-структур и органов государственной власти. Существует так называемая «Большая четверка» бизнес объединений, созданных для представления интересов малого, среднего и крупного бизнеса на высшем федеральном уровне. Самыми представительными являются общероссийское объединение работодателей «Российский союз промышленников и предпринимателей» (РСПП), общероссийская общественная организация «Деловая Россия», общероссийская общественная организация малого и среднего предпринимательства «ОПОРА РОССИИ» и Торгово-промышленная палата РФ.

В третьей главе диссертации «Взаимодействие бизнес-структур и органов государственной власти в Российской Федерации» проведен анализ состояния, уровня и эффективности взаимодействия бизнес-структур и органов государственной Официальный сайт Конфедерации // http://www.vno-ncw.nl власти в РФ, роли и места бизнес-объединений на современном этапе развития взаимодействия с органами государственной власти. Третья глава позволяет оценить возможность и эффективность переноса зарубежных практик из стран с развитой рыночной экономикой в Россию.

В параграфе 3.1. «Оценка состояния современного бизнеса в Российской Федерации» анализируются ответы респондентов по первому блоку вопросов и делаются следующие выводы.

В Российской Федерации наступила последняя стадия накопления первоначального капитала. Состояние взаимодействия, которое можно было охарактеризовать как «война всех против всех», в итоге потребовало неизбежных договорных решений о создании институт взаимодействия бизнес-структур и органов государственной власти. Устанавливаются правила игры, легализуется взаимодействия бизнес-структур и органов государственной власти, бизнес-структуры включаются в консультативную систему при органах государственной власти, что способствует формированию цивилизованного диалога между бизнесом и властью.

В Российской Федерации сейчас наличествуют все признаки так называемого интуитивного бизнеса: экстенсивный характер развития, ведется активный поиск и создаются новые правила и процедуры ведения бизнеса, внутренняя и внешняя среда бизнеса очень неустойчивая, что влечет за собой асимметричные и неустойчивые взаимоотношения, основанные на личных связях.

Современный российский бизнес находится в процессе возникновения рационального предпринимательства, для которого характерно: интенсивный характер развития, стандартные, формальные процедуры и правила лежат в основе принятия решений, внутренняя и внешняя среда бизнеса устойчивая, что соответственно создает устойчивые и симметричные связи между партнерами на возмездной основе.

Элементы такого бизнеса в Российской Федерации только начинают складываться.

В процессе перехода Российской Федерации в рыночную экономику появилось очень много, так называемых «плохих» законов, исполнение которых ведет к коррупции. Исполнение некоторых законов в силу своей противоречивости, желания чиновников не быть привлеченными к уголовной и административной ответственности на фоне борьбы с коррупцией, порождает уголовно-правовые и административно-правовые нормы, которые могут привести к остановке производственных процессов и тормозят развитие бизнеса.

Анализируя полученные ответы респондентов, мы подтверждаем наличие двух основных форм государственного вмешательства в экономику: прямого и косвенного.

Прямое вмешательство характеризуется расширением государственной собственности и материальных ресурсов, государство как участник рыночных отношений может владеть компаниями. Фактором, минимизирующим влияние прямого вмешательства, является наличие конкурентной среды.

Косвенное вмешательство осуществляется с помощью фискальной экономической политики и кредитно-денежной политики. Косвенное вмешательство может выступать как инструмент повышения конкурентного потенциала отечественных корпораций, а также как ограничитель рисков злоупотребления монопольным положением.

С точки зрения респондентов, вмешательство должно быть не столько большим, а сколько уместным и эффективным, оно должно быть системным и базироваться на существующих бизнес-объединениях. Вмешательство государства в экономику заключается в установлении определенных рамок для того или иного вида деятельности бизнеса, а также для регулирующих, контрольных, надзорных функций.

Причем происходить это должно в рамках правового поля: «Отрицательная сторона вмешательства в том, что не государство слишком активно вмешивается, а что остаются возможности для вмешательства недобросовестных представителей государства в дела бизнеса. У государства есть функции и они должны реализовываться (регулирующие, контрольные, надзорные) … исключительно в рамках правовых установлений.» (Из интервью Р-7).

На сегодняшний день, с одной стороны, существует достаточно позитивная динамика по общему регулированию и законодательному закреплению норм, примером может служить ограничения по проверкам. Но с другой стороны, существует правовая неграмотность, как со стороны чиновников, так и со стороны бизнеса: «… большинство об этом не знают» (из интервью Р-8).

Отмечается, что российский бизнес чрезвычайно зависим от федеральных и региональных органов государственной власти. Эта естественная зависимость, в силу того, что государство выступает регулятором деятельности компаний. Другое дело, что эта зависимость бывает чрезмерной и не всегда находится в рамках нормативно правовых установлений и проявляется в виде «коррупционной заинтересованности», включая «борьбу с конкурентами» при поддержке отдельных чиновников.

Мнение респондентов о благоприятности/неблагоприятности условий ведения бизнеса в РФ разделилось следующим образом: благоприятные - 27%, неблагоприятные - 46%, не могут определить - 27%. Если говорить о неблагоприятных условиях, то их суть заключается в том, что на сегодняшний день органами государственной власти создана очень высокая степень неопределённости. Бизнес «находится в страхе», не может осуществлять долгосрочное планирование, так как нет четких рамок, четких условий и законов, которые бы ему позволяли осуществлять долгосрочное планирование.

В параграфе 3.2. «Характеристика роли и места бизнес-объединений в современной российской экономике» проведена оценка масштабов участия предпринимателей в бизнес-объединениях;

выявлено, насколько бизнес-объединения являются эффективным механизмом взаимодействия с органами государственной власти. В параграфе дается общая характеристика роли и места бизнес-объединений в современной российской экономике, их взаимодействия с компаниями - членами объединений.

Решение проблем и вопросов, возникших в результате проведенного анализа и указанных в предыдущем параграфе, возможно при учете бизнес-объединений, как важного элемента системы взаимодействия бизнес-структур и органов государственной власти.

Анализ информации, представленной в опубликованных аналитических материалах и полученной в процессе опроса представителей организаций, показал, что в России в последние годы наблюдаются неблагоприятные условия развития бизнеса.

Данный факт стимулирует стремление предпринимателей к объединению для совместной защиты в органах государственной власти своих прав и законных интересов.

Бизнес-объединения принимают активное участие в обсуждении нормативно правовых актов, затрагивающих интересы бизнес-структур, что нашло свое отражение в оценке регулирующего воздействия обсуждаемых законопроектов. Успешность такой деятельности во многом зависит от функционального и экспертно аналитического уровня, влиятельности бизнес-объединения и профессионализма их лидеров.

Бизнес-объединения являются эффективной формой самоорганизации бизнес сообщества и могут с успехом представлять интересы своих членов, выступая посредниками в диалоге между бизнес-структурами и органами государственной власти. Бизнес-объединения решают самые разные задачи. С точки зрения наших респондентов, бизнес-объединения — это площадка, на которой они общаются и разрешают интересующие их проблемы. Также бизнес-объединения являются важным инструментом диалога бизнеса и власти, способом доведения до органов государственной власти не узко корпоративных проблем, а консолидированной позиции бизнес-сообщества.

Бизнес-объединения помогают формировать соответствующие институциональные основы взаимодействия бизнес-структур и органов государственной власти. Происходит постепенная замена методов государственного регулирования на методы саморегулирования предпринимательской деятельности, основанные на общих стандартах по ведению бизнеса, с постепенной передачей им контроля над соблюдением этих стандартов.

Насущным стремлением бизнес-сообщества в Российской Федерации, с одной стороны, является желание бизнес-структур вырабатывать стандарты поведения, объединяться и выражать общие интересы. Происходит взаимодополняющий процесс:

во-первых, представители бизнеса понимают, что им необходимо объединяться, вырабатывая общие стандарты поведения для выражения общих интересов, а во вторых, государство стимулирует и поощряет процесс объединения предпринимателей. При этом зачастую формирование бизнес-объединений происходит сверху.

С другой стороны, как показывает практика, существует определенное противоречие: предприниматели озабочены своими индивидуальными проблемами и не слишком стремятся вступать в какие-либо объединения. Для предпринимателя главным мотивом для вступления в объединение являются авторитет этой организации и тот набор услуг, который она может ему предоставить. В контексте изучения вопроса об обязательности или необязательности членства в бизнес объединениях общая позиция респондентов заключалась в том, что обязательного членства быть не должно. Бизнес-объединения должны зарекомендовать себя и оказывать такой набор услуг, чтобы предприниматели туда стремились. Только в этом случае можно будет говорить, что объединения функциональны и необходимы.

Параграф 3.3. «Оценка состояния, уровень и эффективность взаимодействия бизнес-структур и органов государственной власти в РФ».

Говоря о сотрудничестве бизнес-структур и органов государственной власти, неправильно полагать, что бизнес повсеместно хочет добиться от государства привилегий, а государство, напротив, хочет полностью подчинить себе бизнес.

Проблема состоит в том, как выстроить эффективную коммуникацию и взаимодействие для дальнейшего развития и социально-экономической модернизации общества До сих пор не установлены четкие, неизменные и прозрачные правила игры, не созданы все условия для благоприятного инвестиционного климата, а имеющаяся правовая база не гарантирует неприкосновенность частной собственности.

Анализ результатов исследования показывает, что по состоянию, уровню и эффективности взаимодействие бизнес-структур и органов государственной власти в Российской Федерации мало отличается от сложившейся в России модели отношений, которую Е.Г. Ясин описал еще в 2002 году, как трехзонную модель взаимодействия власти и бизнеса. Она включает в себя относительно обособленные зоны их взаимодействия: белую, черную и серую. При этом «серой» зоной обычно обозначаются отношения полулегальные, или полуофициальные, т.е. скрытые, выведенные из-под контроля официальных органов (налоговых, надзорных, судебных и т.п.) В настоящее время определяющим фактором формирования модели взаимодействия бизнес-структур и органов государственной власти является наличие целей взаимодействия, при условии готовности бизнес-структур и органов государственной власти к реализации тех целей, которые они декларируют. Однако они по-прежнему четко не сформулированы и не закреплены. Основой взаимодействия должно стать равенство партнеров и взаимное доверие, которое может быть достижимо при наличии общественной выгоды и экономической целесообразности. Таким общим интересом, по мнению автора, может выступать развитие инфраструктуры: «…дороги, энергоносители, квалифицированные кадры, рынок сбыта…» (из интервью Р-6).

Анализ позволяет предположить, что сегодня существует спрос на «плохие»

законы, нормы и стандарты. Участникам взаимодействия необходимы законодательно оформленные правила игры. В ряде случаев отсутствуют обязательность общественного обсуждения проектов документов и институциональные механизмы и площадки для такого обсуждения. Даже наличие формально закрепленных обязательств провести публичное обсуждение проекта стратегического документа на общественном совете министерства, например, государственной программы, игнорируется.

Вместе с тем, в ряде случаев министерства изначально приглашают в рабочий орган только тех представителей бизнеса и экспертов, которые поддерживают точку зрения органа власти. Отсутствует порядок, по которому орган власти должен четко обосновать причину отклонения позиции бизнеса по рассматриваемым на заседании экспертного органа вопросам.

На сегодняшний день существует неурегулированность на законодательном уровне обязательности консультаций с бизнесом по всем вопросам, затрагивающим предпринимательскую деятельность, а также обязательности обоснования отклонения позиции бизнес-сообщества Анализ ответов респондентов, позволяет сделать вывод о том, что на сегодняшний день в России не сформировалась окончательно комплексная модель взаимодействия бизнес-структур и органов государственной власти. Но определенные черты эти отношения все же приобрели. Автор, на основании ответов респондентов выявил следующие модели взаимодействия:

Модель партнеров – партнерское взаимодействие, с преобладающим влиянием государства.

Ясин Е.Г. Бремя государства и экономическая политика // Вопросы экономики. - 2002. - № 11. - С. 7.

Модель принуждения - предусматривает административное давление. Власть требует от бизнеса определенных вложений в реализацию ее социальных программ и проектов, более подробно описана Чириковой А.Е.

Ангажированная (симбиотическая) модель – предполагает сращивание власти и бизнеса.

Цивилизованная модель – определенные иностранные компании, входя на рынок России, исповедуют зарубежные принципы ведения деятельности;

Системная модель - институционализированные отношения преимущественно по общим для предпринимательского сообщества проблемам, через участие в ОРВ и иных форматах экспертизы проектов стратегических и нормативных правовых актов, членство в консультативных, экспертных и рабочих органов при Президенте России, Правительстве РФ и органах власти, развитие механизмов третейских судов и медиации и т.д.

Карманная модель – взаимодействие через «карманные» объединения бизнеса, созданные для защиты одной компании.

Диалоговая модель – взаимодействие через форумы, семинары, конференции, когда встречаются либо субъекты (бизнес-объединение, бизнес-структура или отрасль) и представители федеральных и региональных органов государственной власти, и они в рамках публичной открытой дискуссии, устраивают диалог по проблеме.

Конфликтная модель – взаимодействие с оппозиционными бизнес структурами, которые находятся в конфликте с властью находятся Модель Point-to-point - когда конкретное бизнес-объединение, бизнес структура или отрасль приходит в конкретное министерство и лоббирует свои интересы.

Вышеперечисленные модели, могут присутствовать как на федеральном, так и региональном уровнях. Анализ интервью показал, что различия во взаимодействии на этих уровнях есть. На федеральном уровне решаются более централизованные вопросы, вопросы взаимодействия больше касаются правил игры и «…федеральная власть обычно больше склонна взаимодействовать с бизнес-объединениями» (из интервью Р-7).

На уровне регионов взаимодействие между властью и бизнесом усугубляется неравномерным развитием регионов: «Волгоградская область от Новосибирской, Свердловской областей отличается в разы. Чем слабее регион чисто экономически, тем там попроще люди, доступность к ним более свободная. Чем регион богаче, соответственно и чиновники более напыщенные и недоступные (из интервью Р-8) и разновременностью формирования в социальной структуре бизнес-групп, разнородностью предпринимательства и его слабой институциализацией. Это определяет разную роль и возможности взаимодействия региональных деловых кругов и региональных органов власти: «На региональном уровне, чиновник это такая звезда, и, если ты не друг детства, то нечего делать. Представителю бизнеса даже не постучаться» (из интервью Р-12).

Система неформальных механизмов взаимодействия признается автором более эффективным средством достижения управленческих целей по сравнению с официальными институтами. При этом неформальные механизмы взаимодействия можно условно разделить на действующие в рамках правового поля и выходящие за эти рамки. Неформальные механизмы имеют право на существование, если находятся в рамках правового поля и не несут в себе деструктивное влияние на систему взаимодействия бизнес-структур и органов государственной власти: «Чиновники и бизнесмены могут дружить между собой... Иногда сами чиновники организовывают неформальные встречи с предпринимателями, чтобы получить информацию «из первых уст» (из интервью Р-3).

Альтернативными механизмами взаимодействия могут выступать эпизодические или постоянные личные контакты, разного рода форумы, конференции, деловые клубы, которые являются одной из альтернативных форм взаимодействия членов бизнес-сообщества с органами государственной власти. Бизнес-объединения и перечисленные выше формы взаимодействия дополняют друг друга. Чаще всего объединения являются партнерами или содействуют в организации форумов.

В заключении подведены краткие итоги проведенной работы, сформулированы основные выводы, предложения и практические рекомендации, направленные на обеспечение эффективного взаимодействия бизнес-структур и органов государственной власти. Взаимодействие бизнес-структур и органов государственной власти может выйти на качественно новый и эффективный уровень, благодаря посреднической роли бизнес-объединений На сегодняшний день наиболее значительными проблемами для успешного взаимодействия бизнес-структур и органов государственной власти являются:

- недостаточный уровень отраслевых и управленческих компетенций;

- неготовность органов государственной власти к позиции бизнес-сообщества;

- трудности коммуникации, отсутствие понимания встречных интересов;

- непрозрачность процедур принятия решения;

- коррупция.

В настоящее время определяющими факторами при формировании взаимодействия бизнес-структур и органов государственной власти должны стать:

1. Наличие целей взаимодействия – они по-прежнему четко не сформулированы и не закреплены на уровне логики взаимной договоренности.

2. Готовность к их реализации.

3. Свободный и открытый диалог сторон.

4. Законодательно оформленные правила «игры».

5. Общественная выгода и, как следствие экономическая целесообразность.

6. Общий интерес.

7. Равенство партнеров и взаимное доверие должны быть определяющими факторами при формировании взаимодействия.

Диссертант в результате исследования приходит к подтверждению рабочей гипотезы, что существует множество моделей взаимодействия бизнес-структур и органов государственной власти. В Российской Федерации происходит переплетение данных моделей, но наиболее эффективной и перспективной является модель взаимодействия через бизнес-объединения.

СПИСОК ПУБЛИКАЦИЙ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

Работы, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах и журналах, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки России 1. Кисель К.Ю. Взаимодействие бизнеса и власти в субъектах РФ // Научное обозрение. Серия 2. Гуманитарные науки. 2011. № 3. С. 31-37 (0,3 п.л.) 2. Кисель К.Ю. Политический риск и прикладные модели его оценки // Проблемы анализа риска. 2001. Т. 8. № 6. С. 46-55 (0,5 п.л.) Другие работы, опубликованные автором по теме кандидатской диссертации 3. Кисель К.Ю. Стратегия бизнеса в условиях конфликта // Инновационные технологии бизнес-коммуникаций: стратегии и тактики (сборник научных статей).

М.:НИУ ВШЭ, 2011. С. 69-85 (0,8 п.л.) 4. Кисель К.Ю. Модели взаимодействия бизнеса и власти // Власть и бизнес:

коммуникационные ресурсы. Сборник научных статей. Серия «Коммуникативные исследования». Вып. 5. М.: НИУ ВШЭ, 2011. С. 133-172 (1,8 п.л.) 5. Кисель К.Ю., Партнерство государства и частного сектора: теоретические основы // Бизнес. Власть. Общество. 2012. № 10. С.. 1-15 (0,7 п.л.) Лицензия ЛР № 020832 от «15» октября 1993 г.

Подписано в печать 22 мая 2013 г. Формат 60х84/ Бумага офсетная. Печать офсетная.

Усл. печ. л. Тираж 100 экз. Заказ №_ Типография издательства НИУ ВШЭ, 125319, г. Москва, Кочновский пр-д., д. 3.



 




 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.