авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 ||

Религия и политический процесс: религиозно-политическая экспансия и политизация религии в современном мире

-- [ Страница 2 ] --

анализируются современные тенденции процесса политизации религии. В пер вом параграфе третьей главы «Стадии политизации религии и формирова ние политических религиозных партий» отмечается наличие органической связи между политической и религиозной природой социума, отражением ко торой выступает процесс политизации религии. Придание религиозным тради циям политического смысла приводит к эффекту устойчивой экзистенциальной политизации, в которой проявляется глубина втягивания в политику этносов и конфессий.

На основе эмпирического материала автор обосновывает многоуровне вую модель политизации религии. Генезис политизации религии – протоформа своим основанием уходит в универсальные первобытные религии и институт вождизма. Затем процесс политизации религии охватывает политеистические верования и достигает расцвета в период монотеизма в Средние века. Первона чально акторами политизации религии являлись шаманы, оракулы, жрецы. В Средние века в христианстве консолидируемым актором выступает церковь, ее выдающиеся представители и специфические организации – религиозный ор ден. Религиозный орден как военно-политическая организация существовал в христианстве только в католицизме. В исламе известным был орден ассасинов, который обладал большой политической властью, его организации существо вали в Сирии и Персии.

В современном мире автор выделяет три стадии политизации религии.

Первая стадия политизации религии характерна для современного политиче ского процесса тех государств, в которых этническая дифференциация осуще ствляется на основе племенных архаических сообществ. Эта форма политиза ции религии имела место в монархиях Персидского залива, затем получила распространение в странах Африки, но наиболее полно была представлена в Ливии (М. Каддафи) и в Афганистане (правление талибов). Основной формой политизации религии на этой стадии выступает эффективная система государ ственной власти на основе религиозно-политической диктатуры, предпола гающая запрет на существование политических религиозных партий. Для этой стадии характерно формирование политических религиозных организаций, ак тивно участвующих в политическом процессе, выполняющих функции по управлению государством. Акторами политизации религии выступают полити ческие деятели, приверженцы религии.

Вторая стадия политизации религии обусловлена активной деятельно стью акторов религии как социального института: в христианстве – ведущие представители католической и православной церквей;

в исламе – умма и религи озные лидеры;

в буддизме – сангха. Доминирующей формой политизации рели гии на этой стадии выступает интеграция церкви в политический процесс. Автор отмечает противоречивый характер социально-политической деятельности като лической церкви в Латинской Америке: с одной стороны, она была направлена на защиту существующего строя, с другой – на достижение социальной справед ливости в обществе. Представители «теологии освобождения» допускали уча стие священнослужителей в политике, что со временем привело к тому, что в са мой Латиноамериканской церкви произошел раскол на традиционную церковь, которая не вмешивалась в политику и занималась спасением души человека, и политикоориентированную церковь, выступающую активным участником поли тической жизни. Характерной чертой этой стадии является: участие акторов ре лигии в демократическом социально-политическом процессе, решение ими со циально-политических проблем, проведение демократических преобразований в своих странах. Автор отмечает, что участие акторов религии в политическом процессе не сопровождалось созданием политических партий.

Третья стадия политизации религии связана с образованием политиче ских религиозных движений и партий. Процесс конфессионального партогенеза свидетельствует о формировании в обществе политической религии. Акторами политизации религии выступают религиозные партии и движения – как легаль ные, так и запрещенные законом. В параграфе анализируется деятельность по литических партий в иудаизме (Израиль), исламе (Палестина, Индия, Россия), в католицизме и протестантизме (Ирландия), индуизме (Индия). Отмечается, что в Израиле партия Авода, основанная на идеях сионизма, сыграла исключитель ную роль в легитимизации политических институтов, способствовала объеди нению еврейского этноса и образованию государства. В дальнейшем ультрана ционалистические взгляды лидеров партии привели к общенациональной про блеме – арабо-израильскому конфликту. При анализе политических религиоз ных движений Палестины автор сосредоточил внимание на движении Хамас, активно использовавшего в своей деятельности радикальные методы – религи озный терроризм. Движение ставило своей целью создание единой мусульман ской нации. Главной задачей движения стало проведение «внутреннего джиха да», который трактуется в исламской традиции как восстановление норм рели гиозной жизни. В начале ХХI в. движение Хамас изменило тактику и стало ис пользовать в партийной практике демократические элементы, что дало ему возможность войти в правительство Палестины и на официальном уровне пред ставлять палестинский народ. Автор отмечает, что в многообразии существую щих христианских партий представлены практически все формы – от демокра тических (Германия) до ультрарадикальных, запрещенных законом (Ирландия).

Так, католическая община в Ирландии является носителем двух политических образований – Социал-демократической лейбористской партии и запрещенной законом Ирландской республиканской армии. Социал-демократы отрицают по литическое насилие как средство достижения цели, тогда как террористическая организация – Ирландская республиканская армия – ставила своей задачей дос тижение территориальной целостности и независимости Ирландии, используя исключительно террористические методы борьбы. Автор анализирует деятель ность ультрарадикальной религиозной организации – партии Великий союз ин дусов (Индия), в числе основных целей которой выступали следующие: вопло щение в жизнь идеи паниндуизма;

обращение индийских мусульман и христиан в индуизм;

воссоздание «единой и неделимой» Индии на основе идеи богоиз бранности индусов.

На примере России в диссертационном исследовании проводится анализ политических религиозных партий в период демократических преобразований в республиках Северного Кавказа и в Татарстане. Автор отмечает, что в 90-годы ХХ века на Северном Кавказе шел активный процесс конфессионального парто генеза, формирования религиозных партий. В Дагестане была создана Исламская партия (1990 г.), лидеры которой считали, что Россия должна пойти по пути раз вития исламского государства. Позднее партия распалась на два блока: умерен ное крыло было представлено культурно-просветительской организацией Эль Исламийя, второе, радикальное крыло возглавил Исламский джамаат. Неспособ ность лидеров адекватно оценивать ситуацию в Дагестане и на Кавказе, отсутст вие у них политического опыта привели к трагическим событиям 1999 года.

Аналогичные процессы происходили в Карачаево-Черкесии, где возрождение и последующая политизация ислама привели к тому, что в республике начались процессы превращения медресе в центры распространения радикальных религи озно-политических идей, а молодые исламисты Карачаево-Черкесии отправи лись воевать в Чечню;

в Кабардино-Балкарии, где в 90-е годы ХХ в. был создан Исламский центр, занимавшийся распространением радикальных идей ислама.

После его закрытия в республике было образовано движение Джамаат, объеди нившее в своих рядах группы сторонников неофициального ислама. Движение ставило своей целью нейтрализацию радикально настроенных группировок в республике. В Татарстане национальное религиозное движение Иттифак перво очередной целью ставило возрождение ислама, который должен защищать на цию, а нация, в свою очередь, должна защищать ислам.

Формирование политической культуры ислама в республиках Северного Кавказа и в Татарстане сопровождалось образованием религиозных партий, ги пертрофированная идеология которых, наложенная на этническое сознание, способствовала тому, что партийная деятельность принимала ультрарадикаль ные формы. Закономерной реакцией правительства России на эти процессы стал запрет на существование всех религиозных партий.

Во втором параграфе третьей главы «Политическая религия в со временном политическом процессе» обосновывается понятие «политическая религия» и раскрывается ее роль в политическом процессе.

В параграфе отмечается, что политическая религия существовала в ан тичности, где боги и полис/гражданственность были соединены между собой (Ф. Винченцо). Политическая сущность религии заключается как в традицион ной религии, так и во всех тех сложившихся в ходе эволюции государства яв лениях, в которых можно усмотреть религиозность (Э. Фегелин). Все точные понятия современного учения о государстве представляют собой секуляризо ванные теологические понятия. Так, например, всемогущий Бог становился всевластным законодателем (К. Шмитт). Политическая религия трактуется как «светская» или «мирская» религия, которая ориентируется, в первую очередь, на включение в свою сферу представителей различных движений. Это доктри ны, в которых спасение человечества переносится в далекое будущее, в виде общественного устройства, которое следует построить (Р. Арон, В. Страда). В период формирования государственности возможна трансформация традици онной религии (иудаизм) и переход ее в новое качество (сионизм), специфиче скую политико-религиозную форму (С. Либман, Е. Дон-Ишуа).

В параграфе дается авторское понимание политической религии. Полити ческая религия это трансформационная форма традиционной религии, обу словленная существованием политических религиозных партий и организаций как важного фактора политической жизни. В числе основных признаков поли тической религии выделяются следующие: 1) формирование политической ре лигиозной партии, 2) активная деятельность религиозной партии, ставящей пе ред собой конкретную политическую цель, реализация которой основывается на консолидирующем потенциале национально-религиозной идеологии, 3) дея тельность политической религии в политическом процессе, 4) наличие в поли тической религии иррациональных (вера, догматы) и рациональных (политиче ская идеология) компонентов, 5) бивекторный потенциал политической рели гии: распространение религиозных ценностей и реализация политических целей в обществе. Таким образом, политическая религия выступает неотъемлемой ча стью религиозного сознания и религиозной практики общества, она призвана заниматься практическими социально-политическими проблемами, которые встают перед обществом во все времена – как в смутные переходные эпохи, так и во времена его процветания. В политической религии заключен мощный со зидательный потенциал, аккумулированный в деятельности политических ре лигиозных партий. В первую очередь речь идет о тех религиозных партиях, ко торые стремятся к мирным преобразованиям и строят свои отношения с госу дарством на базе доверия и сотрудничества. В развитом гражданском обществе интересы религиозного электората могут представлять депутаты, которые при держиваются определенных религиозных взглядов, и политические религиоз ные партии. В своем анализе проблемы автор исходил из того, что теоретиче ски любая религия, участвуя в политической жизни общества, может стать по литической религией. Необходимым условием ее существования является ак тивное участие религии в политическом процессе. Достаточным условием яв ляется формирование политической религиозной партии.

В третьем параграфе третьей главы «Государственно-религиозные модели институционализации общества» анализируется многообразие форм государственно-религиозных моделей.

В числе основополагающих государственно-религиозных моделей инсти туционализации общества определяются следующие: теократическо экспансивная, национально-традиционная, светская полиэтноконфессиональная и государственно-атеистическая. В основу такой типологизации положены ос новные практические социально-политические формы взаимодействия религии и политического процесса.

Теократическо-экспансивная модель характерна для стран исламского мира, которые традиционно тяготеют к форме «закрытого общества» (теокра тические государства Персидского залива). Действующий принцип модели – принцип тотального подчинения части целому, индивида государству, человека обществу. Признаки этой модели: религия как основа политической и частной жизни;

совпадение государственного и конфессионального права;

система то тального контроля со стороны представителей религии и государства над чело веком;

религиозные институты, носители государственного и религиозного по рядка;

геополитическая миссия активное распространение религии в мире.

В числе характерных признаков национально-традиционной модели (Англия, Израиль, Греция, Швеция, Болгария) выделяются следующие: госу дарственная поддержка «национальной» религии, финансирование церковной деятельности;

участие церкви в политической и гражданской жизни страны;

выполнение церковью определенных обязанностей по отношению к государст ву: организация церемонии коронации (Англия);

воспитание детей в государст венных школах;

взаимодействие с вооруженными силами. В рамках этой госу дарственно-религиозной модели допускается существование политических ре лигиозных партий и движений.

Светская полиэтноконфессиональная модель (Западная Европа, США, Россия) строится на принципах: отделение церкви от государства;

равенство конфессий перед законом;

право граждан на свободу вероисповедания и свобо ду совести. В числе основных форм этой модели автор рассматривает светско либеральную, светско-демократическую и светскую, тяготеющую к тоталитар ной форме. Отмечается, что светско-либеральная (Франция) и светско демократическая (США) модели имеют общие черты: реальное равенство рели гиозных организаций перед законом, отсутствие государственных привилегий для конфессий;

отказ от государственного финансирования религиозной сферы;

организация религиозной жизни на основе добровольной самоорганизации ве рующих;

принципы светского нейтралитета и демократической организации церковной деятельности. Автор анализирует основные черты государственно религиозной модели России и выделяет ее основные черты.

Основными признаками государственно-атеистической модели являются следующие: отделение церкви от государства;

законодательное утверждение прав граждан на свободу вероисповедания;

запрет на религиозную деятель ность. Динамика функционирования государственно-религиозных моделей обусловлена деятельностью политических и религиозных акторов в социально политической системе общества в определенный период исторического време ни. Государственно-религиозные модели институционализации общества пред ставляют собой форму социально-политической жизни религиозного простран ства. Отмечается, что современные политические процессы вызывают измене ния в системе государственно-религиозных моделей.

В четвертом параграфе третьей главы «Глобализация и формирова ние локальных топосов политизации религии» исследуется влияние процес сов модернизации и глобализации в обществе на религию. По мнению автора, эти процессы обозначили бивекторный характер политического бытия религии:

с одной стороны, наблюдается значительный всплеск религиозного фундамен тализма, с другой стороны, религия активно участвует в процессе демократиза ции общества. В качестве позитивных черт процессов модернизации и глобали зации следует рассматривать образование религиозных партий, внесших свой вклад в дело национального возрождения и государственного строительства (Израиль, Индия, Пакистан). Отмечается, что для стран Западной Европы пре валирующими были процессы секуляризации. На Востоке в результате модер низации в ряде стран были созданы институты демократии, закреплен принцип разделения властей, образованы светские государства (Турция, Алжир, Египет, Сирия). Следствием модернизации стало разрушение большинства духовных традиций, однако полного замещения их западной культурой так и не про изошло. Вместе с тем процессы модернизации способствовали росту религиоз ного фундаментализма и укреплению политических позиций ислама. В России процессы модернизации конца ХХ начала ХХI вв. привели к возрождению традиционных для России религиозных верований. Эти процессы сопровожда лись всплеском идей национализма, которые, будучи совмещенные с идеями религиозного возрождения, способствовали формированию политической ре лигии и ее активному вторжению в дела государства и общества. Возрождение традиционных религиозных ценностей в России сказалось на повышении уров ня религиозности населения страны. Сегодня в стране монотеистические рели гии рассматриваются в качестве новой духовной идеологии общества.

Процесс глобализации и, как следствие, усиление религиозной и этниче ской напряженности обозначили несколько векторов неустойчивого состояния религиозного пространства как в мире в целом, так и в России в частности.

Первый вектор – наличие конфессиональных деструкций как существенного фактора неустойчивого состояния религиозного пространства. Второй вектор – миграционные процессы, рост этнической напряженности и национализма.

Третий вектор – исламофобия и процессы контрмиграции, как реакция на исла мизацию Западной Европы. Процессы контрмиграции в Западной Европе со провождались ростом числа националистических религиозных партий, высту пающих против миграции мусульман.

Многообразие форм политизации религии, сложившихся в различных странах мира под влиянием модернизации и глобализации, обозначило проти воречивую роль религии в политическом процессе, которую автор представил рядом оппозиций: 1) секуляризация общественной жизни – возрождение систе мы духовных ценностей в обществе;

2) политизация религии – ослабление ду ховного потенциала религии;

3) усиление идей демократии – фундаментализм как основа религиозно-политического устройства общества. В параграфе пред ставлена авторская классификация форм политизации религии, которая осно вывается на следующих признаках: политические акторы и их стратегии. Сде лан вывод о том, что следствием глобализации в религиозной сфере стало фор мирование локальных топосов политизации религии. В числе основных автор выделяет следующие: 1) топос детерриторизации религии, 2) топос дисперсии религии, 3) топос трансформации социального института религии, 4) топос «расколотого государства», 5) топос политического религиозного терроризма, 5) топос мультикультурализма, 6) ультрарадикальный национально христианский топос, 7) ультрарадикальный исламский топос.

В четвертой главе «Политизация религии и конфессиональные дест рукции» анализируются причины и выявляются формы конфессиональных де струкций.

В первом параграфе четвертой главы «Конфессиональные деструкции в контексте политизации религии» автор определяет конфес сиональные деструкции как атрибут политизации религии. Конфессиональные деструкции отражают практику радикальных политико-религиозных установок в обществе. Их основными формами выступают: религиозные обряды, связан ные с проведением насильственных действий относительно человека или груп пы людей, религиозные войны, военно-религиозные конфликты, политический, религиозный терроризм. В современном мире политические формы конфессио нальных деструкций обусловлены в большинстве случаев синдромом фунда ментализма, который имеет место во всех монотеистических религиях, но не везде принимает радикальные формы. Автор считает, что в религиозном про странстве России также имеет место фундаментализм. Характеризуя логику раз вития исламского фундаментализма в России, автор выделяет следующие его спе цифические черты: 1) внедрение в традиционное исламское сознание идей вах хабизма;

2) декларирование восстановления «чистого» ислама, не испорченного цивилизацией;

3) утверждение доктрины джихада;

4) стремление к созданию во всех северокавказских республиках ваххабитских общин, функционирование которых предполагает существование исламских социально-правовых институ тов, таких как школы при мечетях и шариатский суд для воспитания новых по колений;

5) склонность к сакрализации политического конфликта, основу кото рой составляет идея иррациональности религиозного насилия;

6) религиозно мотивированное насилие и оправдание террористических актов в отношении мирных граждан России.

Особенность православного фундаментализма в России проявляется в том, что православие стремится к активной политической деятельности. В цер ковных кругах существует тенденция и крепнет убежденность в необходимости примата религии над политикой как во внутренней, так и во внешней политике государства. В самом государстве также наметилась тенденция по христиани зации политики, которая заключается в утверждении моральных и религиозных ценностей как абсолютных норм в обществе;

отмечается активное внедрение системы религиозных православных ценностей в систему светских и политиче ских институтов в стране.

Обозначенный выше комплекс идей фундаментализма позволяет гово рить автору о параллельном формировании в России политического православ ного и исламского фундаментализма, существенное различие между которыми заключается в том, что первый для достижения целей использует исключитель но мирные формы, а второй практикует ультрарадикальные формы.

Во втором параграфе четвертой главы «Политико-религиозные кон фликты в многоконфессиональных полиэтнических сообществах» на осно ве большого эмпирического материала анализируются основные военно религиозные конфликты современности: арабо-израильский, индо пакистанский, ирландский и индонезийский. В параграфе определяется поли тико-религиозный конфликт как форма конфессиональных деструкций, которая выступает одним из элементов политического противоборства. В числе основ ных маркеров конфликта выступают: гетерогенная структура религиозного пространства общества;

полиэтнический состав государства;

отсутствие в об ществе институтов демократии или неэффективность их действия;

активная деятельность, национально-религиозных организаций и партий. Политико религиозный конфликт характеризуется следующими признаками: 1) историче ские корни конфликта, уходящие в глубь веков, 2) присутствие в массовом соз нании панидей (панисламизм, паниндуизм, панпротестантизм), выступающих установкой к политическому действию, 3) активная деятельность политических религиозных движений и партий по реализации своих целей в процессе кон фликта. Наличие этого признака свидетельствует о нежелании акторов кон фликта идти на компромисс.

Специфика политико-религиозного конфликта заключается в том, что существует корреляция между религиозными верованиями и политическим поведением – ортодоксы более склонны к религиозному конфликту, чем обыч ные верующие;

существует взаимосвязь между уровнем религиозных верова ний и политическим поведением – уровень религиозности субъекта определяет его политическое поведение и его формы, в том числе склонность к насилию и убийству. Автор выделяет пять этапов политико-религиозного конфликта. Пер вый этап подготовка к проведению конфликта;

увеличение числа радикаль ных, оппозиционных, национально-религиозных партий и движений, которые подрывают доверие населения к органам власти;

как следствие, нарастание межконфессиональной напряженности в обществе. Второй этап увеличение случаев спонтанных столкновений на национально-религиозной почве, взры вов, провокаций, ведущих к дестабилизации обстановки в обществе, росту не довольства населения. Третий этап проведение активных военных действий.

Конфликт принимает открытые формы;

происходит формирование образа «ко варного врага», и начинаются процессы по его дегуманизации. В обществе за крепляется установка на оправдание любых действий, в том числе и жестоких по отношению к террористам. С другой стороны, террористические организа ции для устрашения населения устраивают показательные религиозные акции и казни. Четвертый этап – снятие или разрешение конфликта. Как показывает практика, обоюдный максимализм конфликтующих сторон приводит к тому, что переговорный процесс часто заходит в тупик и в дело вступают каратель ные органы государства, а при особой остроте конфликта и армия. Пятый этап – переговорный процесс. На этом этапе возможно разрешение конфликта.

В третьем параграфе четвертой главы «Политико-религиозный терро ризм и его экзистенциально-политические характеристики в современном мире» автор анализирует ультрарадикальную форму конфессиональных дест рукций религиозный терроризм. Экзистенциональное основание политическо го религиозного терроризма составляют: 1) деструктивные паттерны религиоз ной доминанты, которые индуцируют в политическом поведении субъекта аг рессивный, разрушительный потенциал;

2) внутренняя рефлексия, обусловлен ная рациональным характером политической деятельности. Она предполагает подготовку и проведение религиозного террористического акта с целью устра шения мирных граждан тех государств, которые выступают в качестве непри миримого врага, требующего уничтожения, 3) внутренняя рефлексия, детерми нированная иррациональным характером религии, предполагает сознательное самопожертвование террориста в силу того, что его бытие-к-смерти для него есть бытие-к-вечной жизни.

Отмечается, что в современном мире исламский терроризм приобрел меж дународный характер. Другие направления религиозного терроризма (христи анского, протестантского, иудейского, индуистского) носят более локальный характер, но при определенных условиях они способны также создать очаги на пряженности в мире. Констатируется, что социально-культурное и политиче ское развитие на Западе оттеснило религиозный терроризм в христианстве в маргинальные слои, лишив экстремистские структуры значительной социаль ной базы и исторических перспектив.

Активное участие религии в политическом процессе свидетельствует о том, что пик религиозного экстремизма и терроризма в России еще не пройден и потенциал его негативного воздействия на духовную и политическую сферу отнюдь не исчерпан. В России эти процессы чреваты новыми межконфессио нальными конфликтами, усилением религиозно-экстремистских тенденций в обществе.

В заключении формулируются основные итоги исследования, отмечает ся, что религия в процессе своего эволюционного развития активно участвовала в политическом процессе, что, несомненно, способствовало ее политизации.

Современная политическая наука нуждается в разработке нового направления – конфессиональной политологии, в рамках которого возможен обстоятельный анализ религии как социально-политического феномена, акторов политизации религии, формирующих религиозное пространство как форму социально политической жизни. Процессы политизации религии вызвали к жизни вопрос о разумной мере политической составляющей в самой религии и о том, на сколько она отвечает потребностям современного гражданского общества. В первую очередь это касается обеспечения мировой безопасности. В современ ном обществе неустойчивое состояние религиозного пространства, обуслов ленное конфессиональными противоречиями, свидетельствует о том, что раз рушительный потенциал политизации религии превалирует над ее конструк тивным потенциалом. Констатируется, что формы политизации религии нуж даются в постоянном обновлении и коррекции.

III. ОСНОВНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ I. Монографии:

1. Дринова, Е. М. Онтологические основания этноконфессионального пространства: монография / Е. М. Дринова. – Волгоград: Изд-во Волг. гос. ун та, 2006. – 224 с. – 13 п. л.

2. Дринова, Е. М. Конфессиональная геополитика: политические процес сы в религии: монография / Е. М. Дринова. – Волгоград: Изд-во Волг. гос. ун та, 2010. – 338 с. – 21,1 п. л.

II. Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных жур налах, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки Россий ской Федерации:

1. Дринова, Е. М Конфессиональная геополитика о разрешении этнокон фессиональных конфликтов / Е. М. Дринова // Известия ВГПУ. – 2007. – № 3. – 0,4 п. л.

2. Дринова, Е. М. Конфессиональная геополитика: предмет и анализ структуры / Е. М. Дринова // Философия права. – 2008. – № 1. – 0,5 п. л.

3. Дринова, Е. М. Практические аспекты конфессиональной геополитики/ Е. М. Дринова // Философия права. – 2008. – № 5. – 0,5 п. л.

4. Дринова, Е. М. Конфессиональная геополитика и процессы политиза ции религии / Е. М. Дринова // Вестник Волгоградского государственного уни верситета. – 2008. – № 2. – 0,4 п. л.

5. Дринова, Е. М. Религиозная экспансия: социально-философский аспект / Е. М. Дринова // Философия и общество. – 2009. – № 4. – 0,4 п. л.

6. Дринова, Е. М. Конфессиональные деструкции в социокультурных формах глобализации / Е. М. Дринова // Известия Саратовского университета.

Новая серия. 2010. – Том 10. – 0,5 п. л.

7. Дринова, Е. М. Религиозная структура как предмет политологического анализа / Е. М. Дринова // Социально-гуманитарные знания. – 2010. –№ 2. – 0,4 п. л.

8. Дринова, Е. М. Русская политическая мысль о геополитике религиозно го фактора / Е. М. Дринова // Философия права. – 2010. – № 1. – 0,5 п. л.

9. Дринова, Е. М. Религиозный терроризм как атрибут политической ре лигии / Е. М. Дринова // Философия права. – 2010. – № 3. – 0,5 п. л.

10. Дринова, Е. М. Религия в политических процессах: методологический и практический аспекты / Е. М. Дринова // Вестник РГТЭУ. – 2010. – № 11. – 0,5 п. л.

11. Дринова, Е. М. Современные политические процессы в религии / Е. М. Дринова // Вестник РГТЭУ. – 2011. – № 2. – 0,5 п. л.

12. Дринова, Е. М. Исследование форм политико-религиозного взаимо действия в контексте модернизации и глобализации /Е. М. Дринова// Вестник Волгоградского государственного университета. – 2011. – № 1. – 0,4 п. л.

13. Дринова, Е. М. Акторы и механизмы политической религии / Е. М. Дринова // Вестник РГТЭУ. – 2011. – № 6. – 0,5 п. л.

14. Дринова, Е. М. Проблемы формирования концепции устойчивого со стояния религиозного пространства в России / Е. М. Дринова // Каспийский ре гион: политика, экономика, культура. – 2011. – № 3 – 0,5 п. л.

15. Дринова, Е. М. Политизация религии и ее динамические характери стики в современном мире / Е. М. Дринова // Философия права. – 2011. – № 5. – 0,5 п. л.

III. Научные статьи и разделы монографий:

1. Дринова, Е. М. Парадигмы кризиса культуры: монография / Е. М. Дри нова, В. Л. Лившиц. – Волгоград: Изд-во Волг. гос. ун-та, 2006. – 17п. л. (автор ский объем – 1 п. л.).

2. Дринова, Е. М. Этноконфессиональный конфликт как форма социаль ного взаимодействия в обществе / Е. М. Дринова // Философия социальных коммуникаций. – 2006. – № 2. – 1,1 п. л.

3. Дринова, Е. М. Этноконфессиональные аспекты коммуникаций в функционировании современных партий / Е. М. Дринова // Философия соци альных коммуникаций. – 2007. – № 3. – 1,7 п. л.

4. Дринова, Е. М. Феномен религиозного терроризма и закон / Е. М. Дри нова // Научные труды Российской академии юридических наук. – М., 2008. – 0,3 п. л.

5. Дринова, Е. М. Политизация религии в современном мире и феномен «политическая религия» / Е. М. Дринова // Научный вестник Волгоградской академии государственной службы. Сер. Политология и социология. – 2010. – № 1. – 0,45 п. л.

6. Дринова, Е. М. Политическая религия и феномен религиозной экспан сии / Е. М. Дринова // Новая правовая мысль. – 2011. – № 1 – 0,4 п. л.

IV. Публикации в сборниках материалов научных конференций:

1. Дринова Е. М. Возможно ли возрождение «Русской идеи»? /Е. М. Дри нова // Тезисы докладов Межвузовской научной практической конференции. – Волгоград, 1999. – 0,3 п. л.

2. Дринова, Е. М. Религиозная доминанта – как фундаментальная основа религиозной модели / Е. М. Дринова // Человек в информационном пространст ве цивилизации: культура, религия, образование: тез. докл. Междунар. науч.

конф. – Краснодар – Новороссийск: Изд-во КГУКИ, 2000. – 0,2 п. л.

3. Дринова, Е. М. Государственная информационная политика и гармони зация личности или изменение информационного метаболизма / Е. М. Дринова // Информационная свобода и информационная безопасность: материалы Меж дунар. науч. конф. – Краснодар: Изд-во КГУКИ, 2001. – 0,2 п. л.

4. Дринова, Е. М. Русская философия в контексте конфессиональной геополитики / Е. М. Дринова // Актуальные проблемы подготовки менеджеров (специалистов) к управленческой деятельности в области физического воспита ния и спорта, адаптивной и оздоровительной физической культуры: материалы Междунар. науч. конф. – Волгоград: Изд-во ВГАФК, 2002. – 0,2 п. л.

5. Дринова, Е. М. Конфессиональная геополитика: сущность, генезис / Е. М. Дринова // Рационализм и культура на пороге третьего тысячелетия: ма териалы III Рос. философ. конгресса. В 3-х т. Т. 3. – Ростов-на-Дону: Изд-во СКНЦ ВШ, 2002. – 0,2 п. л.

6. Дринова, Е. М. Проблемы этноконфессионального взаимодействия на юге России / Е. М. Дринова // Общественные отношения и права человека на юге России: история, современность и перспективы: материалы Междунар. на уч.-практ. конф. – Волгоград: Волгоградское научное издательство, 2006. – 0,2 п. л.

7. Дринова, Е. М. К вопросу о необходимости конфессиональной геопо литики / Е. М. Дринова // Человек в мире культуры: исследования, прогнозы.

Материалы Междунар. научн. конгресса. – М. – 2007. – 0,3 п. л.

8. Дринова, Е. М. Оппозиция «глобализация – экзистенция» в рамках конфессиональной геополитики / Е. М. Дринова // Человек в современных фи лософских концепциях: материалы IV Междунар. конф. – Волгоград: Изд-во ВолГу, 2007. – 0,4 п. л.

9. Дринова, Е. М. Этнические процессы и идеи мультикультурализма в современном мире / Е. М. Дринова // Наука и религия в глобализирующемся мире: сб. научн. ст. Казань: Изд-во КГУ, 2007. – 0,3 п. л.

10. Дринова, Е. М. Культурная экспансия: история и современность / Е. М. Дринова // Современное профессиональное образование в сфере физиче ской культуры и спорта: актуальные проблемы и пути совершенствования: тру ды Всерос. науч.-практ. конф. – Волгоград: Волгог. науч. изд-во, 2007. – 0,4 п. л.

11. Дринова, Е. М. Методологическое обоснование феномена религиозно го терроризма / Е. М. Дринова // Человек и общество в противоречиях и согла сии: сб. науч. трудов по материалам VI науч.-практич. конф. (В 2-х ч.) 2007.

Под ред. А. И. Аспилова. – Нижний Новгород, – 0,4 п. л.

12. Дринова, Е. М. Информационное воздействие и процессы модифика ции религиозного пространства / Е. М. Дринова // Интеграция науки и образо вания. Информационная культура и креативный потенциал общества и лично сти: сб. научн. ст. Междунар. науч. конф. – Краснодар: Изд-во КГУКИ, 2008. – 0,2 п. л.

13. Дринова, Е. М. Влияние религиозных детерминант на социально экономическое развитие общества / Е. М. Дринова // Ученые записки Волго градского института экономики, социологии и права. – Волгоград: Изд-во ВИЭСП, 2008. – 0,5 п. л.

14. Дринова, Е. М. К вопросу о необходимости формирования конфес сиональной геополитики / Е. М. Дринова // Человек, общество, история: мето дологические инновации и региональный контекст: сб. научн. ст. Всерос. науч.

конф. – Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2008. – 0,5 п. л.

15. Дринова, Е. М. К вопросу о нормативно–правовом регулировании в конфессиональной сфере / Е. М. Дринова // Воспитание студента-кооператора – активного участника кооперативного движения России: материалы Междунар.

науч.-практ. конф. – Волгоград: Волгоградское научное издательство, 2009. – 0,3 п. л.

16. Дринова, Е. М. Государственно-религиозные модели конституирова ния общества / Е. М. Дринова // Диалог религий в пространстве современной культуры: материалы Междунар. науч. практич. конф. – Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2009. – 0,45 п. л.

17. Дринова, Е. М. Социально-философские основания политизации ре лигии / Е. М. Дринова // Россия и россияне: особенности цивилизации: мате риалы Междунар. научн. конференции. – Архангельск: Изд-во АГТУ, 2009. – 0,4 п. л.

18. Дринова, Е. М. Модернизация и идеология либерализма в социокуль турных сообществах / Е. М. Дринова // Сб. научных статей профессорско преподавательского состава по итогам научно-практической конференции.

Волгоград, 2009. – Волгоград: Волгоградское научное издательство, 2010. – 0,4 п. л.

19. Дринова Е. М. Роль муниципальных органов власти в процессах поли тизации религии в условиях гражданского общества / Е. М. Дринова // Акту альные проблемы государственного и муниципального управления: правовые и политические аспекты: материалы Междунар. научн. конференции. – Волго град: Изд-во ФГОУ ВПО ВАГС, 2010. – 0,45 п. л.

20. Дринова, Е. М. К вопросу о конфессиональном партогенезе в совре менной России в конце 20-го – начале 21-го века / Е. М. Дринова // Сборник на учных статей аспирантов и соискателей. Вып. 9. – М.: Изд-во РГТЭУ, 2010. – 0,5 п.л.

21. Дринова, Е. М. Молодежный экстремизм и стратегия разрешения ме жэтнических и религиозных столкновений в поликультурной студенческой среде / Е. М. Дринова // Проблемы социальной работы с молодежью и моло дежная политика: история, теория, и практика: материалы Всерос. науч. практ.

конференции. – СПб., 2010. – 0,3 п. л.

22. Дринова, Е. М. Политические аспекты религиозного терроризма: кри терии и сущность / Е. М. Дринова // Ценности и интересы современного обще ства: материалы Междунар. науч.-практ. конф. – М.: РГТЭУ, 2010. – Ч. 2. – 0,45п. л.

23. Дринова, Е. М. Процесс политизации религии: его факторы и меха низмы / Е. М. Дринова // Нижнее Поволжье – территория мира и согласия.

Межнациональные и межконфессиональные отношения в Волгоградском ре гионе: история и современность: материалы науч.- практ. семинара. – Волго град: Изд-во ФГОУ ВПО ВАГС, 2011. – 0,3п. л.

24. Дринова, Е. М. Религиозная экспансия как политический процесс / E. М. Дринова // Экономика, государство и общество в ХХI веке: материалы Междунар. науч. конф. – М.: Изд-во РГТЭУ, 2011. – Ч. 4. – 0,5п. л.



Pages:     | 1 ||
 




 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.