авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Институционализация антиэкстремистской политики в регионах современной россии

На правах рукописи

Мухина Ольга Висарсолтовна

ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИЯ

АНТИЭКСТРЕМИСТСКОЙ ПОЛИТИКИ

В РЕГИОНАХ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Специальность 23.00.02 – политические институты,

процессы и технологии (политические наук

и)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата политических наук

Ростов-на-Дону – 2011

Диссертация выполнена на кафедре политологии и этнополитики Северо-Кавказской академии государственной службы Научные руководители: Заслуженный деятель науки Российской Федерации, доктор политических наук, профессор Понеделков Александр Васильевич доктор юридических наук, профессор Мордовцев Андрей Юрьевич

Официальные оппоненты: доктор политических наук, профессор Аствацатурова Майя Арташесовна доктор политических наук, доцент Абрамова Ирина Евгеньевна

Ведущая организация: Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова

Защита состоится «21» октября 2011 г. в 12.00 часов на засе дании диссертационного совета Д 502.008.02 по политическим нау кам при Северо-Кавказской академии государственной службы по адресу: 344002, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 70, аудитория № 514.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Северо Кавказской академии государственной службы.

Автореферат разослан «20» сентября 2011 года.

Отзывы на автореферат, заверенные печатью, просим присы лать по адресу: 344002, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 70, к. 303.

Ученый секретарь диссертационного совета Артюхин О.А.

I.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования. Анти экстремистская политика является необходимым элементом стратегии сохранения устойчивого развития государства, значимым компонен том механизма формирования и укрепления правовой государственно сти, демократической политической системы в современном глобализи рующемся мире. В насыщенном политико-правовыми и социально экономическими противоречиями переходном государстве эскалация экстремизма в тех или иных его формах неизбежна, т.к. выступает сво его рода ответом радикально настроенных социальных, этнических и религиозных групп на идеологические, экономические и духовно нравственные деформации, обусловленные сменой парадигмы нацио нального государственно-правового развития, отказом от действующих форм и способов поддержания законности и правового порядка в стране.

Неготовность демократических властных элит к проведению комплексной и эффективной антиэкстремистской политики на феде ральном и особенно на региональном уровнях, овладению новыми способами противодействия этому негативному явлению, естественно, приводит и к нарастанию наиболее крайней формы экстремистской деятельности, а именно, к терроризму. Здесь необходим категориче ский отказ от модели «постслучившегося» реагирования и переход к модели предупреждения террористических актов, опирающейся на систему научно и практически обоснованных политических и юриди ческих средств, на совместную деятельность государственных власт ных структур, муниципальных органов и институтов гражданского общества, церкви, политических партий и др.

Пока же наблюдается «декларативный» (подготовительный) пе риод к проведению собственно антиэкстремистской политики: пред ставители высших эшелонов власти, например, Президент Российской Федерации в своих выступлениях и обращениях, постоянно отмечает, что во всех своих проявлениях, экстремизм выступает серьезной угро зой для национальных интересов и национальной безопасности Рос сии, указывает на важность и бескомпромиссность антиэкстремист ской деятельности. Тем не менее необходимой перестройки в правоох ранительной сфере, не происходит, да и не всегда вызывает должный отклик у части населения российского государства, особенно в нацио нально-государственных и национально-территориальных субъектах РФ, в частности, в северокавказском регионе, где содержание и формы антиэкстремистской политики должны быть по логике вещей на поря док выше, чем где либо.

Противодействие экстремизму в субъектах юга России, Повол жья и других не должно сводиться к одномоментным карательным санк циям со стороны отдельных институтов власти, а потому ответственность за распространение экстремизма, так или иначе, ложится на всех граждан, политические и религиозные организации, коммерческие структуры, раз личные международные и иностранные организаций, СМИ и др.

В период интенсивного государственного строительства, инсти туционализация антиэкстремистской региональной политики должно выступать как одно из главных из главных направлений реализации стратегии национальной безопасности. В научном плане эта проблема должна решаться в системе комплексного изучения, имеющих место в любом политическом пространстве (в том числе и в современном рос сийском), институциональных искажений, воспринимаемых в качестве институциональных форм, не соответствующих своей функциональ ной природе и, как следствие, оказывающих деструктивное влияние на различные политические и социально-экономические процессы, тра диции, способы сохранения устойчивого развития основных сфер жиз недеятельности общества.

Степень научной разработанности проблемы. К настоящему времени в различных областях политических и правовых исследова ний создана фундаментальная теоретико-методологическая, теоретико правовая и эмпирическая база, которую возможно использовать при анализе обозначенных в диссертации проблем. Понимание содержания, функций и важнейших компонентов антиэкстремистской правовой по литики, привлекали и привлекают внимание многих отечественных и зарубежных правоведов, политологов, религиоведов, философов.

Здесь отметим, ставшие классическими, фундаментальные рабо ты Н.Н. Алексеева, И.А. Ильина, М.Н. Каткова, К.Н. Леонтьева, М.О. Меньшикова, П.И. Новгородцева К.П. Победонсцева, Л.А. Тихо мирова, И.Л. Солоневича, П. А. Сорокина и других русских мыслите лей второй половины XIX-начала XX вв., в которых проблемы экстре мизма, терроризма, национализма рассматриваются через призму имевших место в Российской империи событий (революций, эскалации терроризма, различного рода информационных диверсий и др.). Мно гие идеи названных исследователей продолжают оставаться актуаль ными и в настоящее время, а их научное наследие может и должно продолжать оставаться основой формирования современной антиэкс тремистской доктрины и соответствующих ей антиэкстремистских юридических практик.

Среди зарубежных исследователей следует отметить работы ряда политологов и юристов, таких, как У. Бек, А.Смит, Т. Парсонс, Н. Лу ман, Дж. Лафлэнд, С. Роуз-Аккерман, Б. Свенсон, А. Шайо, Д. Шэкл тон, П. Шоню и др., в которых предпринята разработка методологии структурно-функционального анализа институциональных искажений в современном обществе, дается определение роли политических ин ститутов, механизма государства, структур гражданского общества при реализации антиэкстремистской правовой политики, обеспечении устойчивого развития национальной политической и экономической систем в условиях нарастания модернизационных рисков.

Теоретические основы региональной политики, а также особен ности ее осуществления в постсоветской России, обстоятельно осве щены в работах Н.С. Бондаря, Ж.И. Овсепян, Р.Ф. Туровского, Л.А. Тхабисимовой, А.В.Малько, А.П. Мазуренко, Л.А.Морозовой, Н.И. Матузова, Ю.А. Зуевой, В.Е.Чиркина и др.

Политологические, правокультурные и философские аспекты те мы диссертационного исследования в той или иной мере представлены в работах П.П. Баранова, В.Ю. Верещагина, Ю.И. Гревцова, И.П. Добаева А.В. Кива, В.Н. Кудрявцева, А. Кураева, М.И. Лабунца, А.Ю. Мордовце ва, А.Ю. Мамычева, Н.А. Нарочницкой, А.И. Овчинникова, А.С. Панари на, А.В. Понеделкова, М.Б. Смолина, В.Д. Соловья, Л.Р. Сюкияйнена, А.М. Старостина, О.И. Цыбулевской, Г.А. Филатова.

Отдельные аспекты, относящиеся, например, к политико-право вому содержанию противодействия проявлениям религиозного и на ционального экстремизма, исследовались Э.С. Абдулаевой, А.Б. Ага повым, Ю.А. Бабиновым, О.Н. Гундарь, Ю.А. Дмитриевым, Ю.Н. Де мидовым, П.Н. Дозорцевым, С.В. Дьяковым, А.Г. Залужным, И.А. Ку нициным, В.С. Комаевым, А.С. Ловинюковым, Д.В. Микульским, И.В. Понкиным, А.В. Портновым, Т.Б. Рамазановым, А.Н. Севастьяно вым, Н.А. Трофимчук, Л.Л. Хоперской, А.К. Шаваевым, Э.Ф., Шара футдиновой, Е.М. Шевкопляс, О.А. Шмаковой и др.

Специфика механизма правового обеспечения противодействия экстремизму стала предметом исследований таких авторов, как С.А. Воронцов, В.Ю. Варламов, Н.Г. Иванов, В.В. Красинский, Д.В. Люльев, Р.В. Упорников, В.В. Устинов, С.Н. Фридинский и др.

Тем не менее, несмотря на значительное число работ, появив шихся в последние годы, достаточно предметного научного обоснова ния структуры и содержания правовой политики в сфере противодей ствия различным видам экстремизма в российских регионах нет, как и нет логической привязки антиэкстремистской деятельности институ тов публичной власти к ситуации повышенной модернизационной рис когенности, характерной как для современной России, так и для всего глобализирующегося мира, что и обусловливает необходимость прове дения комплексного анализа государственно-правовых механизмов про тиводействия экстремизму в отличающихся по многим параметрам сво его развития (политико-правовым, этническим и социально-экономи ческим) субъектах многонационального российского государства.

Объектом диссертационного исследования является антиэкс тремистская политика в современной России.

Предмет исследования – процессы институционализации меха низма политико-правового противодействия экстремизму в российских регионах.

Цель и задачи исследования. Концептуализация институтов и форм антиэкстремистской политики в субъектах Российской Федера ции, выявление специфики ее проведения и факторов оптимизации в условиях демократического транзита.

Реализация поставленной цели осуществляется решением сле дующих исследовательских задач:

исследовать и типологизировать имеющие место в зарубежной и отечественной литературе подходы к политической институционали зации системы обеспечения национальной безопасности, выявить ее региональные аспекты;

выделить сущностные признаки, особенности и перспективы институционализации современной антиэкстремистской политики как одной из форм реализации стратегии национальной безопасности в современном государстве;

рассмотреть содержание и дать критическую оценку антиэкс тремистской деятельности в условиях полиэтнического общества и федеративного государства;

выявить институциональные искажения, основные противоре чия и способы совершенствования антиэкстремистского политико правового режима в регионах современной России;

определить специфику и основания взаимосвязи между субъ ектами региональной антиэкстремистской политики в государстве пе реходного типа;

охарактеризовать антиэкстремистские политические институ ты в Южном и Северо-Кавказском федеральном округах с позиции их структурно-функционального и политико-культурного измерения.

Теоретико-методологическая основа диссертационного ис следования опирается на классические и современные разработки в области политологии, социологии, теории государства и права, соци альной психологии, религиоведения и других гуманитарных наук. Для выявления особенностей реализации антиэкстремистской политики в российских регионах использовались всеобщие и общенаучные ме тоды (диалектический, логический, системно-структурный анализ и др.), а также специальные методы исследования (сравнительно правовой, историко-правовой, формально-юридический), сочетание которых, во многом, и определило полученные в диссертации выводы.

Научная новизна диссертационного исследования заключает ся в следующем:

исследованы и систематизированы основные подходы к опре делению стратегии национальной безопасности в эпоху политико правовой и социально-экономической глобализации;

концептуализирована и структурирована современная антиэкс тремистская политика;

представлены критерии оценки эффективности функциониро вания институтов антиэкстремистской политики в контексте соотно шения традиций и инноваций ее осуществления, а также особенностей модернизации российского социума;

с позиций современной методологии изучения институцио нальных искажений установлена сопряженность антиэкстремистского механизма с реальной ситуацией в системе общественных отношений;

выделены и классифицированы различные факторы и условия оптимизации политико-правового инструментария в сфере борьбы с экс тремистскими организациями и проявлениями в современной России;

выявлены базисные политические категориальные модели и теоретико-методологические формы взаимодействия субъектов регио нальной антиэкстремистской и антитеррористической деятельности в условиях государства переходного типа;

в рамках сущностного и функционального измерений дана критическая оценка институтов антиэкстремистской политики в Юж ном и Северо-Кавказском федеральных округах.

Положения, выносимые на защиту:

1. В рамках современного политического дискурса стратегия национальной безопасности представляет собой единство институцио нально-организационных, политико-правовых, этнополитических, док тринальных и международно-политических элементов, возникающих и функционирующих в конкретном государстве, определяющее его пер воочередные цели и задачи, обеспечивающее устойчивое развитие и безопасность народа как носителя суверенитета и единственного ис точника власти. В период глобализации необходима диверсифициро ванная модель национальной безопасности, предполагающая реализа цию на общегосударственном и региональном уровнях, отличающихся спецификой используемых политических и правовых средств, особен ностями организационно-институционального и материального обеспече ния, составом субъектов реализации стратегии национальной безопасно сти, объемом их властных полномочий и характером взаимодействия.

Важность доктринального, системно-структурного, функционального анализа современной стратегии национальной безопасности обусловлена задачами совершенствования институтов антиэкстремистской и антитер рористической политики в унитарных и федеративных государствах, не обходимостью определения перспектив их развития в XXI в.

2. Современная антиэкстремистская политика – это комплекс ное государственно-правовое явление, важнейший элемент стратегии обеспечения национальной безопасности, формирующийся вследствие научно-обоснованной деятельности различных властных структур, субъектов публичной власти и институтов гражданского общества и направленный на предупреждение и пресечение экстремизма, как осо бого комплекса убеждений о необходимости насильственного измене ния существующего порядка путем физического, психического или морального принуждения;

экстремизма, как опасной политической позиции, возникающей в результате трансформации политического радикализма, следствия государственно-правовых, социально экономических противоречий, когда действующая власть не способна противостоять растущему в обществе шовинизму, ксенофобии, ми грантофобии, сепаратизму и терроризму. Содержание и приоритеты антиэкстремистской политики определяют ее структуру, включающую сущностные и функциональные элементы: а) декларативно-страте гический, в рамках которого властные элиты формулируют и доводят до сведения населения программные цели и первоочередные задачи государства, приоритеты правовой политики в сфере противодействия экстремизму и терроризму;

б) нормативно-правовой, определяющий различные отраслевые способы и формы воздействия на экстремист скую деятельность (международно-правовые, уголовно-правовые, ад министративные);

в) институционально-организационный, связанный с формированием и правовым оформлением консолидированного субъекта антиэкстремистской деятельности, включающего как обще федеральные, так и региональные властные структуры, а также инсти туты гражданского общества (политические партии, профсоюзы, СМИ и др.);

г) политико- и правокультурный, в рамках которого в обществе, среди населения конкретного региона создается атмосфера неприятия любых видов и проявлений экстремизма, что является важнейшей цен ностно-социальной основой проведения эффективной антиэкстремист ской правовой политики, условием ее легитимности.

3. Антиэкстремистская политика в условиях современного фе деративного многонационального государства должна включать как традиционные, так и инновационные компоненты, проявляющиеся в правотворческом, правоприменительном, политико-доктринальном ее направлениях. К традиционным способам ее реализации мы относим:

усиление деятельности правоохранительных структур на региональ ном и местном уровнях, оптимизацию антиэкстремистских информа ционно-пропагандистских технологий (через СМИ, систему образова ния, учреждения культуры, религиозные структуры);

ужесточение юридических санкций за экстремистскую деятельность и др. Иннова ционные способы осуществления антиэкстремистской правовой поли тики не должны подрывать проверенные традиционные формы, но быть органичными национальной правовой и общей культуре, мента литету этносов, проживающих на территории Российской Федерации. К ним можно отнести формирование и пропаганду как классических, так и новых антиэкстремистских доктрин, отвечающих потребностям анти экстремистской политики, работающим «на опережение» политической деятельности в этой сфере и имеющим не только и не столько общего сударственную, сколько этнорегиональную привязку. Поэтому и созда ваться они должны в региональных научных центрах, как элементы по литической регионологии. В этом плане приобретает огромный смысл привлечение к антиэкстремистской деятельности различных негосудар ственных правозащитных организаций, их переориентация от привыч ной критики деятельности муниципальной и государственной власти на иные объекты приложения своих сил;

возложение юридической ответ ственности на муниципальные структуры власти (мэров, депутатов) за экстремистские (националистические и иные) проявления, функциони рование экстремистских организаций на подведомственной им террито рии;

создание сбалансированного миграционного законодательства.

4. Критериями оценки эффективности антиэкстремистской по литики, значимыми показателями минимизации ее институциональных деформаций в современной России являются: а) сокращение экстреми стских проявлений в молодежной среде;

б) минимизация этнорелиги озного экстремизма (в частности, в республиках Северного Кавказа);

в) установление механизма контроля (общественной и государствен ной цензуры) за деятельностью центральных и региональных СМИ;

г) предупреждение террористических актов (причем, не только право охранительными структурами, но институтами местного самоуправления и гражданского общества);

д) достижение компромисса в сфере реализа ции социально-экономических, духовно-нравственных, религиозных и иных интересов этносов, совместно проживающих в субъектах РФ.

5. Эффективность политических технологий в сфере борьбы с экстремистскими организациями и проявлениями в современной России и, особенно, на региональном уровне зависит от уровня гармо низации всех компонентов национальной антиэкстремистской дея тельности. В этом плане, во-первых, необходимо отказаться от меха нического наращивания нормативно-правового массива, регулирую щего рассматриваемые общественные отношения, тем более что уве личение удельного веса, часто дублирующих друг друга подзаконных (ведомственных) актов только отдаляет правоприменителя от искомо го результата. Следует отметить, что и на региональном уровне увели чивается число законов, не обеспеченных механизмом их реализации.

Во-вторых, механическое заимствование многих политических и меж дународно-правовых принципов и стратегий антиэкстремистской дея тельности не приводит к их системному включению в российское по литико-правовое пространство, а напротив, стимулирует возникнове ние противоречий в процесс реализации регионального законодатель ства;

в-третьих, следует обратить внимание на проблему легитимности антиэкстремистского законодательства в контексте национальных тра диций, обычаев, ритуалов, религиозных канонов, т.к. дисгармония ме жду этническим сознанием и современным отечественным законода тельством подрывает сами основы антиэкстремистской политики в субъектах РФ. Только при этих условиях имеющаяся нормативная правовая база сможет стать ядром антиэкстремистской деятельности.

6. Оптимизация антиэкстремистской политики в субъектах РФ, преодоление высокого уровня этнополитической конфликтогенности, а также дисфункций различных политических, идеологических и на циональных институтов определяется созданием и надлежащим право вым оформлением адекватной современным российским условиям мо дели взаимосвязи институциональных субъектов региональной анти экстремистской и антитеррористической деятельности. В этом плане, в условиях переходного периода развития отечественной государствен ности, национальной политической системы, необходимо отказаться от идентитарной (отождествление государственной и муниципальной власти, государственных структур и институтов гражданского общест ва и т.п.) и индифферентно-антиномичной (проведение курса на пра вовую и функциональную автономизацию государственных и муници пальных органов, гражданского общества, в том числе и в сфере про тиводействия экстремизму и терроризму, что свойственно либераль ным политическим режимам) моделей и устанавливать в российском политико-правовом пространстве контрактуалисткую версию взаимо действия субъектов региональной антиэкстремистской правовой поли тики, предполагающей формирование ее консолидированного субъек та через объединение разностатусных и разновеликих (отличающихся объемом властных полномочий) структур, связанных между собой общими целями и достижение которых возможно через адекватное их природе распределение антиэкстремистских функций.

7. Антиэкстремистская политика в Южном и Северо-Кавказ ском федеральных округах имеет ряд особенностей, отличающих ее от реализации в иных регионах России. Здесь субъекты антиэкстремист ской деятельности сталкиваются: а) с необходимостью юридического противодействия радикальным элементам исламского проекта госу дарственной модернизации, возникшего как следствие исламского возрождения в России;

б) с проникающими на территорию юга России зарубежными религиозными эмиссарами из исламского мира;

в) с от крытым или скрытым противостоянием все увеличивающегося нерус ского населения субъектов РФ с постоянно проживающими здесь каза ками и их организациями;

г) с преодолением экономического, соци ального и духовно-нравственного кризиса (безработицы, отсутствия доступного жилья, обнищания некоторых слоев населения), служаще го новым основанием для развития различных видов экстремизма, свя занных с этнонационализмом, мигрантофобией и др.;

д) необходимо стью налаживания конструктивного диалога между РПЦ и исламскими духовными организациями, органами местного самоуправления, рели гиозными и правозащитными организациями. В целом, в ЮФО и Се веро-Кавказском федеральном округе такие средства антиэкстремист ской политики, как правовые ограничения, стимулы, дозволения и иные способы воздействия могут не совпадать с общероссийскими, что, достаточно существенно влияет на содержание и результаты ее институционализации на рубеже XX и XXI вв.

Научно-теоретическая и практическая значимость исследова ния. Материалы, результаты и выводы диссертационной работы раскры вают перспективы для дальнейшего научного исследования антиэкстре мистской правовой политики в России и представляют интерес для зако нодательных и исполнительных органов государственной власти, различ ных структур государственной власти в субъектах РФ, представителей политических и религиозных организаций, образовательных структур.

Содержание диссертационного исследования и многие его поло жения найдут применения при чтении учебных курсов по политоло гии, политической конфликтологии, конституционному и муници пальному праву России и др., могут быть использованы при профилак тике и предупреждении преступлений экстремистской направленности в российских регионах.

Апробация результатов диссертационного исследования. Ос новные идеи, результаты, выводы и рекомендации диссертации отра жены в 14 публикациях автора, в том числе в трех статьях, опублико ванных в журналах из Перечня ВАК Минобрнауки России. Они обос новывались в докладах и выступлениях на международных, всерос сийских и региональных конференциях: «Юридическая наука и прак тика в современной России» (Таганрог, 2007 г.);

«V научно практическая конференция преподавателей, студентов, аспирантов и молодых ученых» (Таганрог, 2004 г.);

«Регулирование миграционных процессов в Российской Федерации: политические, юридические и правоохранительные аспекты» (Ростов-на-Дону, 2007 г.);

«II Всерос сийская научно-практическая конференция» (Коломна, 2007 г.);

«Про блемы регионального управления, экономики, права и инновационных процессов в образовании» (Таганрог 2007 г.);

«Порядок общества: ак туальные проблемы социально-правовой теории» (Ростов-на-Дону 2008 г.);

«IX научно-практическая конференция преподавателей, сту дентов, аспирантов и молодых ученых» (Таганрог 2008 г.);

«Актуаль ные проблемы юридической науки» (Тольятти 2008 г.) и др.

Содержание диссертации апробировано на заседаниях кафедры государственно-правовых дисциплин Таганрогского государственного педагогического института, кафедры государственно-правовых и по литико-философских дисциплин РЮИ МВД РФ. Диссертация обсуж дена и рекомендована к защите на кафедре политологии и этнополити ки Северо-Кавказской академии государственной службы.

Структура диссертации. Исследуемая проблема, объект, пред мет, цель и задачи исследования предопределили логику и структуру данной работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, вклю чающих шесть параграфов, заключения и списка литературы.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ Во введении обосновывается актуальность разрабатываемой те мы, определяется степень ее разработанности, теоретическая и практи ческая значимость, определены объект и предмет, исследования, сформулированы цель и задачи диссертации, изложены методы иссле дования и научная новизна, сформулированы и обоснованы положе ния, выносимые на защиту, приводятся сведения об апробации резуль татов диссертационной работы.

Первая глава «Политические основы антиэкстремистской деятельности в постсоветской России» посвящена исследованию сущностных признаков современной антиэкстремистской политики, рассмотрению и критическому анализу важнейших ее направлений и видов, выявлению специфики ее формирования в условиях эскалации глобализма, определению противоречий и перспектив реализации.

В первом параграфе «Обеспечение национальной безопасности как важнейшее направление современной политики: концепту альные аспекты» в рамках зарубежного и отечественного политоло гического дискурса прослеживается развитие представлений о природе и специфике таких категорий, как «национальная безопасность» «на циональная политика», « антиэкстремистская политика», «региональ ная антиэкстремистская политика». Диссертант анализирует различ ные концепции национальной безопасности, выявляет особенности понимания данной стратегии в трудах русских правоведов и филосо фов второй половины XIX – начала XX вв., выявляет различия и сход ные элементы моделирования национальной безопасности в рамках консервативной и либеральной мысли.

Исследование различных позиций позволяет определить не толь ко разные подходы к обеспечению национальной безопасности не только выявить основные угрозы и модернизационные риски, но и да ет возможность выделить способы сохранения национальной безопас ности в переломные, максимально конфликтогенные моменты истории (кризисы, революции, перевороты и т.п.);

осмыслить условия и право вые гарантии реализации национальных интересов, что, безусловно, важно для проведения различных видов и форм политики и действий государства в этой сфере. Кроме этого, филиация философско правовых и политологических идей сопряжена с меняющимися аксио логическими, духовно-нравственными и идеологическими трактовка ми, что, безусловно имеет значение для предмета настоящего диссер тационного исследования.

Далее диссертант указывает, что термин «национальная безопас ность» впервые был употреблен в послании американского президента Т. Рузвельта конгрессу США в 1904 г. и констатирует, что в определе нии национальной безопасности в США получил отражение охрани тельный подход, связанный с защитой национальных интересов от лю бых посягательств. В трактовке же западных специалистов «нацио нальная безопасность – это способность страны сохранять целост ность, суверенность, политические, экономические, социальные и дру гие основы общества и выступать в качестве самостоятельного субъек та системы международных отношений»1.

Весьма интересна эволюция содержания понятия и способов обеспечения безопасности личности, общества и государства в россий Правовая основа обеспечения национальной безопасности Российской Федерации:

Под ред. проф. А.В. Опалева. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2004.- с. ской политико-правовой (консервативной и либеральной) традиции.

Так, в XIX в. национальная безопасность означала состояние правовой, военной и иной защищенности интересов православного социума и монархического государства внутри страны и за ее пределами. Именно так и понимали ее представители консервативно-охранительного на правления отечественной философской мысли (М.Н. Катков, К.Н. Ле онтьев, К.П. Победоносцев, Л.А. Тихомиров, М.О. Меньшиков и др.), пологая, что только сохранение «воцерковленной империи», импер ского образа православного правового и политического мировоззрения от имеющего экстремистский характер «всероссийского взбалтыва ния» является условием безопасности русского общества.

Принципиально иной позиции придерживались российские ли бералы. Основой стратегии национальной безопасности, способом преодоления угроз, разного рода рисков в этой сфере социального бы тия они полагали импортирование ряда западных политических и пра вовых институтов, а в идеале – ограничение российского самодержа вия. Диссертант отмечает, что события второй половины XIX – начала ХХ вв. не подтвердили данных тактических стремлений, скорее наобо рот – попытки отказа от собственной традиции развития (в эпоху ре форм Александра II и позже) привели к эскалации терроризма и иных (возможно, ранее не виданных) форм экстремизма.

В этом плане, отечественные консерваторы занимали в большей мере прагматическую позицию в вопросах государственно-правового строительства, ориентировались на реализацию стратегии устойчивого развития всех сфер жизнедеятельности, сохранение государственного суверенитета и целостности территории, считая это важнейшим усло вием национальной безопасности.

В завершении параграфа соискатель выявляет и анализирует не которые элементы преемственности классической консервативной и современной российской модели обеспечения национальной безопас ности и именно в этом контексте рассматривает Концепцию нацио нальной безопасности Российской Федерации (утв. Указом Президента РФ от 10 января 2000 г.), оценивает результаты и перспективы реали зации ее основных положений. Далее диссертант предлагает опера циональное определение стратегии национальной безопасности, пред ставляет ее в качестве комплексного, многоэлементного институцио нального образования, а также приводит аргументы в пользу диверси фицированной версии.

Во втором параграфе «Сущность и особенности институцио нализации антиэкстремистской государственной политики в гло бализирующемся мире» диссертант рассматривает специфику фор мирования важнейших институтов антиэкстремистской политики в глобализирующемся мире.

Соискатель отмечает, что в настоящее время следует различать три формы (три уровня) глобализации: региональную, континенталь ную и планетарную. В плане же рассмотрения антиэкстремистской деятельности, особенностей ее политико-правового оформления все три ее вида являются факторами, влияющими на содержание и на правленность правовой политики в сфере пресечения экстремизма и терроризма в национальном государстве.

Согласно методологической схеме А.Д. Тойнби, изменение ха рактера антиэкстремистской политики на рубеже XX-XXI вв. есть не что иное, как «Ответ» разных государств на «Вызовы» все более и бо лее глобализирующегося экстремизма и терроризма. Именно от адек ватности «Ответа» и будут зависеть ее эффективность и результатив ность. В целом, формирование современной антиэкстремистской стра тегии происходит в условиях серьезных парадигмальных сдвигов в стиле политического мышления, национального политического соз нания, коллективного мироощущения, что, несомненно, влияет на ме ждународное сотрудничество, например, по противодействию финан сирования экстремистских организаций, функционирования религиоз ных и иных экстремистских центров.

Далее в параграфе указывается, что процессы глобализации мо гут весьма позитивно отразиться на антиэкстремистской политике, т.к.

неизбежно приведут к возникновению ее международного консолиди рованного субъекта, включающего национальные и наднациональные структуры, которые важны, учитывая интернациональный характер экстремизма и терроризма, их трансграничную природу.

Это важно для создания действительно многоуровневой системы мер противодействия мировому и национальному экстремизму, фор мированию глобального антиэкстремистского правового режима. При чем, последний будет основываться не только на законодательстве конкретных государств, но и на принятых в интересах их безопасности международных актах, имеющих нормативно-договорную природу.

Однако это идеальный вариант, реализация которого возможна только тогда, когда властные элиты разных стран, ведущие международные организации проявят свою волю, которая и найдет свое воплощение на нормативно-правовом уровне.

В завершении параграфа диссертант выделяет факторы, негатив но влияющие на создание общемировой антиэкстремистской полити ки. Это:

- стремление ряда мировых государств использовать разного ро да (политические, националистические и религиозные) деструктивные силы для скрытого вмешательства в конституционные процессы иных стран, что и выразилось в феномене «цветных революций», возни кающих и проходящих не без участия разного рода экстремистских (национальных и международных) экстремистских структур;

- непрекращающиеся идеологические разногласия между запад ными державами и иными странами, стремление первых следовать концепции британского политолога Х. Булла, отделившего понятие «цельного мирового сообщества» от «ведущего мирового общества», которое составляет «избранный» (в правовом, политическом и эконо мическом измерениях) западный суперэтнос (Л. Гумилев). Поэтому, универсальность принципов международного права ограничивается лишь «обществом» западных стран и не распространяется в полной мере на всю международную систему суверенных государств;

- замечено, что по мере усиления глобализационных процессов, недоверие между принадлежащими к различным «цивилизационным мирам» государствами только нарастает, что не способствует форми рованию единой антиэкстремистской политики;

- отличающиеся методы, подходы борьбы с экстремизмом и тер роризмом, опыт, получившие отражение на уровне национального за конодательства (например, в США, Израиле, России и др.), не предпо лагают быстрый и безболезненный переход к неким «общепризнан ным» способам противодействия этим опасным явлениям, не создают предпосылок для концентрации нормативных, интеллектуальных, фи нансовых и информационных ресурсов в этой сфере правовых отно шений.

Таким образом, в первом десятилетии XXI столетия можно гово рить о создании лишь только рамочной международной системы борь бы с экстремизмом, развитии ее, преимущественно, на декларативном уровне, а также по фрагментарно-ситуационному пути (совместное реагирование на конкретные события).

Третий параграф «Антиэкстремистская политика в федера тивном государстве и полиэтническом обществе: традиции и ин новации» посвящен изучению проблемы соотношения традиционных и инновационных форм антиэкстремистской деятельности в социаль но-политическом пространствах современной России.

Здесь автор диссертации обращает внимание на зарубежный опыт антиэкстремистской деятельности и отмечает, что национальный и религиозный экстремизм в той или иной мере присущ многим феде ративным государствам, поскольку эта форма государственного уст ройства является весьма сложным и далеко не всегда устойчивым (хо тя, есть исключения, например, США) политико-правовым образова нием. Многие противоречия федеративного многонационального госу дарства (нерешенность национального вопроса, не изжитый сепара тизм, специфика межконфессионального взаимодействия и др.) явля ются «питательной средой» экстремистских практик.

Далее диссертант отмечает, что проблемы Российской Федера ции, противоречия, возникшие в ходе федерализации государственной власти, так или иначе, но способствовали обострению различных ви дов экстремизма, особенно в северокавказских республиках, в ряде национально-государственных субъектов Поволжья (Татарстан, Баш кортостан и др.).

В частности, ошибки политического руководства страны в отно шении суверенизации субъектов РФ весьма быстро привели к консо лидации новых (уже несоветских) национальных элит, которые, ис пользуя общероссийский системный кризис, стали проводить курс на отделение своего субъекта от Российской Федерации. Ясно, что в этом вопросе юридических ресурсов (особенно после принятия Конститу ции РФ) было недостаточно, поэтому религиозный, информационный экстремизм, национализм и иные радикальные формы обернулись ос новным способом реализации сепартистских настроений.

Таким образом, в только набирающем свою силу новом россий ском государстве, возникло явление регионального экстремизма, обна ружившего «болевые» территориальные точки и ставшего, по сути, индикатором в процессе достижения устойчивого государственно правового строительства в демократической России. Именно эскала ция экстремизма и вынудила либерально-демократические властные элиты повернуться лицом к регионам страны, отказаться (хотя бы час тично) от проводимого ими «столично-центричного» курса, приведше го к нарушению необходимого социально-экономического и публич но-властного баланса между Москвой и иными субъектами РФ.

Во второй части параграфа, диссертант пытается показать, что под региональной политикой следует понимать особое политико правовое явление, формирующееся вследствие научно-обоснованной деятельности государства, субъектов государства, властных структур, общественных объединений, направленных на определение стратегии развития разных территорий, создание и совершенствование механиз ма правовой регламентации жизнедеятельности населения региона, обеспечение его безопасности, прав и свобод человека и гражданина.

Обращается внимание на то, что региональная правовая политика осуществляется путем определения целей реформирования региональ ного правотворчества и правоприменения, выявления приоритетов, первоочередных задач, требующих правового регулирования, и т.д.

Вообще, развитие региональной политики – это главное условие ста новления государства не только как федеративного правового.

Соискатель обращает внимание на то, что региональная политика должна способствовать уменьшению «персонификации» политических решений.

На основе подробного анализа содержания и специфики регио нальной политики, в диссертации ставится вопрос о соотношении тра диционных и инновационных компонентов в современной антиэкс тремистской деятельности, которая, по мнению соискателя, в условиях федеративного многонационального государства должна различаться в столицах и регионах, (особенно на Северном Кавказе), а также в иных национально-государственных и национально-территориальных субъ ектах РФ.

В завершении параграфа диссертант изучает традиционные и ин новационные формы противодействия экстремистским практикам, об ращает внимание на то, что их использование в национальных окраи нах государства только тогда может дать результат, когда эти антиэкс тремистские способы будут иметь этноментальную привязку, адекват но соотноситься с обычаями и традициями проживающих на террито рии России народов. Поэтому, универсализации здесь просто не может быть, напротив (и это самое сложное, особенно в работе правоохрани тельных органов), в этом случае необходима индивидуализация, этно территориальная спецификация региональной антиэкстремистской политики.

Критериями оценки эффективности антиэкстремистской право вой политики в современной России выступают: а) сокращение экс тремистских проявлений в молодежной среде;

б) минимизация этноре лигиозного экстремизма (особенно в республиках Северного Кавказа);

в) установление механизма контроля (общественной и государствен ной цензуры) за деятельностью центральных и региональных СМИ;

г) предупреждение террористических актов;

д) достижение компромисса в сфере реализации социально-экономических, духовно-нравственных, религиозных и иных интересов этносов, совместно проживающих в субъектах РФ;

е) постепенное сокращение объема карательных анти экстремистских средств и др.

Вторая глава «Политико-правовые институты и технологии противодействия экстремизму в российских регионах» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Антиэкстремистская деятельность в ус ловиях политической трансформации российской государственно сти: основные противоречия и способы совершенствования» дис сертант исследует теоретико-методологические основы использования категории «политико-правовой режим» в контексте решаемой в работе проблемы;

выявляет особенности установления и функционирования политико-правового режима антиэкстремистской деятельности в субъ ектах современной России;

исследует его сущность, структуру и на правленность, вскрывает основные противоречия, негативные факто ры, имеющие место в процессе институционализации антиэкстремист ской правовой политики;

намечает пути совершенствования методов ее осуществления.

В начале параграфа предлагается анализ различных, сформули рованных в современной юридической литературе, позиций относи тельно природы правового режима, его структурных элементов, соот ношения с политическим и государственно-правовыми режимами.

В частности, рассматриваются подходы, представленные В.Б. Исако вым, Н.И. Матузовым, А.В. Малько, О.С. Родионовым, Э.Ф. Шамсу мовой и др.

Наиболее полным и содержательно адекватным подходом автор диссертации считает дефиницию, предложенную Н.И. Матузовым и А.В. Малько, утверждающих, что «правовой режим – это установлен ный законодательством особый порядок регулирования, представлен ный специфическим комплексом правовых средств, который при по мощи оптимального сочетания стимулирующих и ограничивающих элементов создает конкретную степень благоприятности либо небла гоприятности в целях беспрепятственной реализации субъектами права своих интересов». Тем не менее, это определение не отражает охрани тельную функцию права, которая (вместе с регулятивной и оценочной) имеет место при реализации антиэкстремистской правовой политики.

В этом плане оно может и должно быть несколько скорректировано.

Диссертант обращает свое внимание на категорию «политико правового режима», считая ее использование в полной мере адекват ным реальной институциональной ситуации и специфике рассматри ваемой в диссертации проблемы, т.к. политический режим теснейшим образом сопряжен с правовыми формами его фиксации и организации.

Национальная правовая система в содержании своих правоустанови тельных и правоприменительных актах, а также иных ее элементах и характеристиках позволяет определять вид политического режима и особенности его динамики.

Далее в работе выделяются и рассматриваются сущностная и функциональная сторона антиэкстремистского политико-правового режима в российских регионах.

Соискатель считает, что в настоящее время на региональном и федеральном уровнях не созданы необходимые для совершенствова ния антиэкстремистской деятельности правовые стимулы, влияющие на поиск разнообразных методов, приемов противодействия различ ным формам и видам экстремизма. Так, бывают весьма и весьма пас сивные муниципальные властные структуры (Кондопога, Сальск и др.), фактически уклоняющиеся от участия в антиэкстремистской дея тельности, не проводящие необходимых превентивных мер, направ ленных на минимизацию конфликтогенной ситуации на подведомст венных им территориях, на снижение межнациональной и межконфес сиональной напряженности.

Органы государственной власти ряда субъектов РФ и муници пальные структуры, не в полном объеме проводят должного регулиро вания миграционных процессов, более того, нередко возникают случаи злоупотреблений должностными полномочиями, есть и примеры кор рупционных действий, связанных с явным сговором региональных и муниципальных чиновников и недобросовестных работодателей, заин тересованных в труде мигрантов (в том числе, и нелегальных мигран тов). А в условиях современного экономического кризиса постоянное увеличение количества мигрантов, особенно из числа нерусского насе ления, естественно, приводит к всплескам национализма и мигранто фобии, и далее к прямым насильственным действиям как с одной, так и с другой стороны.

В целом, особенности современной ситуации состоят в том, что применяемый в условиях стабильного, устойчивого государства фор мат региональной антиэкстремистской политики в государстве пере ходного типа оказывается малоэффективным, новые же методы и со ответствующие им политические и юридические ресурсы еще не кон цептуализированы, не созданы, либо не получили должной практиче ской апробации.

В частности, руководству муниципальных образований необхо димо уделять особое внимание привитию населению чувства этнокон фессиональной толерантности, как основы межрелигиозного и межэт нического общения, что, безусловно, важно для мирного сосущество вания и сотрудничества различных народов в рамках одного города, района.

К сожалению, в ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» от 6 октября 2003 г. не вы делены принципы осуществления антиэкстремистской деятельности в рамках муниципального пространства, не определены и возможные формы межмуниципального сотрудничества в этой сфере.

Ясно, что и оздоровление социально-экономической ситуации в отдельном регионе будет иметь антиэкстремистский характер. В этом плане, настала необходимость создания комплексной региональной антиэкстремистской программы, закрепляющей (подобно, например, национальным проектам) основные, стратегические направления анти экстремистской политики в субъектах РФ и муниципальных образова ниях, а также обязанность соответствующих властных структур по их реализации, их правовую ответственность.

В завершении параграфа, диссертант исследует вопрос о месте и роли местных и региональных отделений политических партий, их молодежных организаций в политико-правовом механизме противо действия экстремистским настроениям и действиям, деятельности экс тремистских (религиозных, политических и др.) организаций в городах и сельских районах региона. В частности, отмечается положительный опыт партии «Единая Россия» (ее молодежной организации «Молодая гвардия»), хотя выделены и существенные недостатки работы в этой области (увлечение бытовыми вопросами, «мелкотемье», недостаточ ное использование информационно-пропагандистского ресурса, влия ния на муниципальные органы власти и др.). По мнению соискателя, проблема гармонизации антиэкстремистской политики в субъектах РФ так и не решена, что актуализирует необходимость многоплановой оценки имеющихся в них антиэкстремистских политических и право вых средств.

Во втором параграфе «Институциональные субъекты регио нальной антиэкстремистской политики, специфика их взаимодей ствия в условиях государства переходного типа» рассматриваются и критически оцениваются законодательно оформленные способы взаи модействия различных субъектов противодействия экстремистской и террористической деятельности на уровне субъектов РФ, типологизи руются базисные модели оптимизации этих отношений в контексте особенностей переходного государства и соответствующей ему поли тической системы.

Автор диссертации обращает внимание на то, что региональная антиэкстремистская политика – это политико-правовое явление, фор мирующееся вследствие политической, организационной, нормативно правовой и правоприменительной (включая, правоохранительную) деятельности субъектов государственной и муниципальной власти, общественных и религиозных организаций и объединений, направлен ное на укрепление государственного строя, сохранение суверенитета, соблюдение прав и свобод человека и гражданина путем совершенст вования механизмов противодействия действиям экстремистской на правленности.

В начале параграфа диссертант утверждает, что в современной России необходима доктринально выверенная и многоуровневая сис тема мер противодействия экстремизму и терроризму, основой кото рой должна выступать согласованная, политически и юридически вы веренная, последовательная деятельность органов публичной власти, противодействующая перерастанию социальной и этноконфессио нальной конфликтогенности в те или иные виды экстремистской дея тельности Автор считает, что антиэкстремистская политика в переходном государстве, тем более, ее региональная модификация, обладает рядом важных характеристик, и в этой связи выдвигает некоторые требова ния, которые должны быть учтены при ее проведении: а) точное со блюдение антиэкстремистского законодательства, и, прежде всего, тех законов, которые направлены на противодействие экстремизму и тер роризму;

б) ориентация на имеющий место юридический ресурс (стремление под какими-либо предлогами выйти за его рамки чаще всего приводит к не менее опасному для государства и обществу явле нию – злоупотреблениям властью, правом, должностными полномо чиями);

в) недопустимость противопоставления законности и целесо образности, тем более, что содержание последней в силу неустойчиво сти целей государственно-правового строительства, общеполитиче ских и иных принципов крайне изменчиво, а поэтому не может слу жить основой для проведения такой сложной и неоднозначной дея тельности, каковой является борьба с экстремизмом;

г) укрепление правоохранительных структур (прежде всего, прокуратуры, ФСБ, МВД), деятельность которых не должна «раствориться» в проводимых в этих ведомствах реформах;

д) создание соответствующей норматив ной базы (законов и подзаконных актов) в отличающихся между собой субъектах РФ, не противоречащей федеральным актам, а также необ ходимых (модельных) политико-правовых вариантов кризисного управления областью, краем, республикой, автономным округом и др.

на период угроз проведения террористических актов до ликвидации их возможных последствий.

Во второй части параграфа, соискатель подробно анализирует модели и теоретико-методологические формы взаимодействия субъек тов антиэкстремистской политики в современных российских регио нах. В частности, указывает, что в идентитарных вариантах межсубъ ектного сотрудничества государственные, муниципальные структуры, институты гражданского общества отождествляются, прежде всего, в рамках функционального и телеологического измерений. Такой под ход присущ государствам с единой системой (вертикалью) властных органов и с зачаточным уровнем развития гражданского общества.

Скорее всего, эта модель присуща авторитарно-тоталитарным государ ствам.

Иным способом решения вопроса является индифферентная стратегия взаимодействия субъектов антиэкстремистской деятельно сти в отечественном политическом пространстве. В ее рамках государ ственные и общественные институты в полной мере автономны, по структурно-функциональным и целеполагающим характеристикам. Их взаимодействие весьма и весьма затруднено.

Наиболее же крайним проявлением индифферентной модели, бу дет ее антиномичная версия: отношения между государственными вла стными органами и общественными организациями носят конфронта ционный характер, что не только не может привести к созданию консо лидированного «антиэкстремистского субъекта», но и, по сути, играет «на руку» экстремистским организациям, снижает уровень легитимно сти антиэкстремистской правовой политики в конкретном субъекте РФ.

В завершении параграфа автор останавливается на выявлении основных свойств контрактуалистской модели взаимодействия субъек тов антиэкстремисткой деятельности, предполагающей формирование ее консолидированного субъекта, через объединение разностатусных и разновеликих структур, тем не менее, связанных между собой общими целями, достижение которых возможно через адекватное их природе распределение антиэкстремистских функций.

Третий параграф «Особенности противодействия политиче скому, религиозному и информационному экстремизму в Южном и Северо-Кавказском федеральных округах» посвящен специфике антиэкстремистской политики на юге России. Именно в субъектах ЮФО и Северо-Кавказского федерального округа в явном виде сталкива ешься со многими недостатками (концептуального, политического и ин ституционально-практического плана) современной антиэкстремистской политики, которые, возможно не так заметны в иных регионах.

В начале параграфа автором отмечается, что по мере демократи ческого государственно-правового строительства на территории всей страны, экстремистская тактика меняется, однако в ЮФО такие изме нения обнаруживаются значительно быстрее, острее и только потом этот опасный опыт распространяется на российские столицы и иные регионы. Более того, реформы 90-х годов, либерализация отечествен ной государственности в определенной мере нивелировали арсенал необходимых для эффективного противодействия экстремизму в севе рокавказских республиках правообеспечительных средств. Реально же в условиях ЮФО и Северо-Кавказского федерального округа в явном виде обнаруживается сопряженность и взаимообусловленность разных видов экстремизма: политического, религиозного, информационного.

Например ваххабизм является не столько религиозным течением, осо бой модификацией ислама, сколько экстремистским политическим движением.

Конечно, следует иметь в виду и то, что в большинстве совре менных разработок в области региональной правовой политики их ав торы стремятся выявить группы факторов, влияющих на образ жизни людей в российской провинции, показать тесную связь категории «об раз жизни» с такими важными в плане поиска критериев оценки эф фективности государственной власти и управления в субъектах РФ понятиями, как «уровень жизни», «качество жизни», «стандарт жиз ни», не обращая должного внимания на категорию «безопасность жиз ни», являющуюся, по мнению автора диссертации, ключевой в услови ях неустойчивого развития отечественной государственности, имею щих место во всех ее сферах хаотических тенденций. Весьма ограни чено понятие «безопасность» представлено и в текстах основных фе деральных законов, регулирующих властную деятельность в субъектах РФ и местном самоуправлении (в основном это «противопожарная безопасность», или весьма объемная по своему содержанию – «нацио нальная безопасность»).

В этом плане, развитие программы повышения уровня безопас ности жизни населения юга России позволило бы объединить усилия многих субъектов антиэкстремистской политики, аккумулировать юридические, политические, материальные и иные ресурсы для проти водействия этому опасному явлению.

Учитывая влияние исламского экстремизма, этого устойчивого в историческом времени, дестабилизирующего фактора, направленного на обострение межрелигиозных и политических отношений, на факти ческий раскол населения ЮФО и республик Северного Кавказа, дис сертант обращает внимание на определенную роль и важность участия религиозных организаций, различных конфессий в антиэкстремист ской деятельности в этих регионах. Трудно переоценить и значение РПЦ и мусульманского религиозного сообщества в стабилизации об становки.

В завершении параграфа диссертант делает основные выводы, выделяет особенности антиэкстремистской политики на юге России, приводит аргументы в пользу того, что в южных субъектах РФ такие политико-правовые средства антиэкстремистской деятельности, как ограничения, стимулы, дозволения и иные способы воздействия могут и не совпадать с общероссийскими, имеют свою специфику.

В заключении диссертации сформулированы основные выводы по теме проведенного исследования, обращено внимание на его кон цептуально-методологическую и практическую значимость, определе ны перспективы дальнейшего развития региональной политики в сфе ре противодействия экстремистским проявлениям.

По теме диссертационного исследования автором опублико ваны следующие работы:

в изданиях Перечня ВАК Минобрнауки России:

1. Мухина О.В. Религиозный экстремизм в национальном поли тико-правовом пространстве: сущность и формы проявления // Юрист правоведъ. 2009. № 1 – 0,6 п.л.

2. Мухина О.В. Институционализация антиэкстремистской поли тики в федеративном государстве: традиции и инновации // Философия права. 2011. № 2 – 0,5 п.л.

3. Мухина О.В. Антиэкстремистская политика в глобализирую щемся мире: философско-конфликтологическое измерение // Филосо фия права. 2011. № 4 – 0,5 п.л.

в других изданиях:

4. Мухина О.В. Вопросы применения права как особой формы реализации права // V научно-практическая конференция преподавате лей, студентов, аспирантов и молодых ученых. Сб. докладов. Т.1 Та ганрог: Изд-во ТИУиЭ. 2004. – 0,3 п.л.

5. Мухина О.В. Политико-правовой институционализм стабили зации межэтнических отношений // Проблемы регионального управле ния, экономики, права и инновационных процессов в образовании: V Международная научно-практическая конференция. Том 3: Юридиче ская наука и практика в современной России. Таганрог: Изд-во ТИУ иЭ. 2007. – 0,4 п.л.

6. Мухина О.В., Косовская И.И., Мордовцев А.Ю. Миграционная правовая политика в условиях российского модернизационного про цесса // Регулирование миграционных процессов в Российской Феде рации: политические, юридические и правоохранительные аспекты.

Материалы международной научно-практической конференции. Рос тов-на-Дону. 2007. – 0,4/0,2 п.л.

7. Мухина О.В. Экстремизм в постсоветской России: институ ционально-правовой и социальный анализ // Право и государство, об щество и личность: история, теория, практика: сборник научных ста тей участников II Всероссийской научно-практической конференции.

Коломна, 2007. – 0,3 п.л.

8. Мухина О.В. Политико-правовые технологии борьбы с поли тическим экстремизмом в России // VIII научно-практическая конфе ренция преподавателей, студентов, аспирантов и молодых ученых:

Сборник докладов: В 2 т. Таганрог, 2007. Т.1. – 0,4 п.л.

9. Мухина О.В. Национальный и религиозный экстремизм в ин ституционально-правовом измерении Материал научно // практической конференции. Ростов-на-Дону, 2007. – 0,3 п.л.

10. Мухина О.В. Политико-правовые технологии противодействия национальному и религиозному экстремизму в России // IХ научно практическая конференция преподавателей, студентов, аспирантов и молодых ученых: Сборник докладов в 3 т. Таганрог, 2008. Т.1 – 0,4 п.л.

11. Мухина О.В. Политико-правовая институционализация госу дарственно-конфессиональных отношений в постсоветской России: к вопросу о противодействии религиозному экстремизму // Материалы V юбилейной международной научно-практической конференции «Та тищевские чтения: актуальные проблемы науки и практики». Актуаль ные проблемы юридической науки. Часть 1. – Тольятти, 2008. – 0,3 п.л.

12. Мухина О.В. Религиозный экстремизм в современной России:

проблемы правового противодействия // Порядок общества: актуаль ные проблемы социально-правовой теории. Межвузовская научно практическая конференция – Ростов н/Д: Изд-во ЮФУ, 2008. – 0,4 п.л.

13. Мухина О.В. Институционально-организационные элементы механизма правового регулирования антиэкстремистской деятельности в ЮФО // XI научно-практическая конференция преподавателей, сту дентов, аспирантов и молодых ученых: Сборник докладов: В 2 т. Та ганрог, 2010. Т.1. – 0,4 п.л.

14. Мухина О.В. Институциональные субъекты региональной ан тиэкстремистской политики, специфика их взаимодействия в условиях государства переходного типа // XII науч.-практ. конфер. преподавате лей, студентов, аспирантов и молодых ученых: Актуальные проблемы российской правовой политики. Сборник докладов. Таганрог: Изд-во НОУ ВПО ТИУиЭ, 2011. – 0,5 п.л.

Текст автореферата размещен на сайтах Министерства образова ния и науки Российской Федерации: www.mon.gov.ru;

Северо-Кавказской академии государственной службы: www.skags.ru.



 




 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.