авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 ||

Изменение параметров ценопопуляций pinus sylvestris l. и picea fennica (regel) kom. в онтогенезе при искусственном и естественном отборе

-- [ Страница 2 ] --

Сбег ствола у плюсовых деревьев в естественных популяциях составил в среднем 1.43 см/м против 1.20 см/м в культурах. Различия вызваны как более высоким возрастом деревьев в естественных лесах, увеличивающим сбег, так и большей густотой культур, снижающей сбега ствола у всех деревьев в них. У деревьев из естественных ценозов со средним сбегом ствола (1.22–1.51 см/м) обнаружено повышение в 1.9–2.4 раза частот лучших семей по сравнению с деревьями с малым и большим сбегом, при слабом снижении высоты потомства от малого сбега к большому (рис. 15).

В потомстве из культур зависимость такая же: у деревьев со средним сбегом ствола (1.1–1.3 см/м) частота лучших семей в 1.5–1.9 раза больше по сравнению с деревьями с большими или меньшими его значениями.

Обнаружены и совпадающие параметры, в которых наблюдается наилучшее качество потомства: значения сбега ствола от 1.2 до 1.3 см/м.

Данный параметр рекомендуется как придержка для отбора плюсовых деревьев ели в любых фитоценозах. Эффект этой рекомендации значителен: в их потомствах доля семей с высотой от 115% увеличивается в 1.5–2.4 раза.

Можно полагать, что сбег ствола отражает коллизии конкуренции в древостое и характеризует, по-видимому, некоторые его генетические особенности. В условиях высокой густоты накапливаются родители, толерантные к конкуренции и начинается движение в сторону отбора «конкурентных» генотипов, тогда как при оптимальной густоте формируются особи со средним сбегом и именно от них и получается лучшее потомство.

Вы сота 21-летнего потомства, % 100, 1,0 1,1 1,2 1,3 1,4 1,5 1,6 1,7 1,8 1, Сбег ствола, см/м 9,3 3, Доля лучших семей, % Рис.15. Разделение матерей из естественных популяций по сбегу ствола на градации, высота их потомства и доля лучших семей (с высотами 115% и более) в этих градациях На уровне отдельных матерей конкурентное давление определяли путем картирования расположения соседних деревьев на площадке с радиусом 3,3 м вокруг 79 плюсовых деревьев в культурах. Культуры были созданы в 1913 г., на протяжении 70 лет не подвергались рубкам ухода и выпавшие деревья сохранились. Площадки вокруг плюс-деревьев были разделены на две группы по густоте и таксационной полноте. В первой группе со слабой конкуренцией общее число стволов на площадке (кроме плюсового дерева) составило в среднем 7.1 шт., а в группе с сильной конкуренцией – 10,9 шт. Результаты изучения потомства этих двух групп матерей показаны на рис. 16. Еще раньше, уже в 4-летнем возрасте, было обнаружено аналогичное преимущество потомства матерей первой группы (Рогозин, 2005), которое сохранилось и в год (+4,6%);

при этом доля лучших семей оказалась выше в 2 раза: 36.1% против 18.6%. Т.е. для роста потомства оказался решающим не размер матери, а ее формирование с раннего возраста в условиях ослабленной конкуренции.

Высота потомства, % Высота потомства, % 100 110 120 130 100 110 120 130 Высота матери, % Высота матери, % 18,6 % 36.1 % Рис.16. Высота потомства в 21 год и доля лучших семей у плюсовых деревьев, сформировавшихся в условиях сильной (а) и слабой (б) конкуренции. К лучшим отнесены семьи с высотой 110% и более от контроля:

------ средняя высота потомства.

На уровне ценопопуляций конкурентное давление изучалось в испытательных культурах (ИК) с разной густотой. Сравнение высот потомства ценопопуляций, созданных на основном участке ИК по схеме плантационных культур (2.51.0 м ) и на страховочном участке ИК с уплотненной схемой посадки (т.е. при сильной конкуренции) показало, что в целом потомство естественных ценозов в условиях сильной конкуренции повысило свой рост только на 2.0%, а потомство культур – на 5.8% в сравнении с ростом в условиях редких ИК. Т.е. деревья из культур, сформировавшиеся в конкурентной среде, передают это свойство потомству, которое лучше переносит густую посадку в ИК. Ценопопуляции из культур во всех случаях достоверно изменили рост своего потомства при повышении густоты ИК и это потребовало анализа причин таких изменений. Оказалось, что при увеличении густоты материнских культур высота потомства в редких ИК падала на 8.3–13.6%. В густых ИК все было наоборот: высота потомства возрастала по мере увеличения густоты в материнских древостоях (рис.17).

Получается, что здесь потомства целых происхождений, как и потомства отдельных особей, сохранили приверженность расти лучше при совпадении конкурентных условий. Можно сказать и так, что как отдельная семья, так и потомство ценопопуляции наследуют реакцию дерева на конкурентное давление соседей: потомство из густых ценозов лучше растет в густых, а потомство из редких ценопопуляций – в редких культурах. По-видимому, наследуется не только быстрота роста, но и «память» об условиях конкуренции в материнском древостое, вероятно, через разную долю частот правых и левых форм в группе матерей, выбранных из древостоя для испытаний потомства (Голиков, 2009;

Рогозин и др., 2012).

120 Вы сота потомства, % Вы сота потомства, % 115 110 105 100 95 600 800 1000 1200 1400 1600 600 800 1000 1200 1400 Густота древостоя, шт./ га Густота древостоя, шт./га Рис. 17. Густота материнских ценопопуляций и рост потомства в испытательных культурах с редким размещением растений в рядах (слева) и с густым размещением (справа) Поэтому в качестве рекомендации для отбора родителей, потомство которых будет выращиваться в плантационных культурах, следует выбирать ценозы с малой начальной густотой или специально разреженные в молодом возрасте и максимально сомкнутые в 50–60 лет. В критерии отбора матерей следует включить параметры сбега ствола в пределах 1.2–1.3 см/м. При отборе в культурах они могут быть в более узких пределах (1.1–1.3 см/м), а в естественных насаждениях – в более широких (1.2–1.5 см/м). Этот параметр связан с тем, что такой сбег формируется при некотором оптимальном конкурентном давлении и густоте вблизи дерева, при которых в плюсовые деревья выходят нужные нам матери, передающие потомству способность к быстрому росту при выращивании его в культурах с редкой посадкой (2.51.0м). При меньшем и большем сбеге ствола у матерей в их потомстве резко уменьшается доля быстрорастущих семей (в 1.5–2.4 раза).

6.4. Селекция по косвенным признакам и естественный отбор При селекции по косвенным признакам часто используют среднюю массу семени, а также морфометрию шишек. Изменчивость длины шишек у плюс деревьев колебалась в 12 ценопопуляциях от 8 до 15,5%, составляя в среднем в естественных насаждениях 11.6% и в культурах 10.3%. Длина шишек в естественных популяциях оказалась 81.24 мм, а в 4-х популяциях культур Теплоухова на 8.2% больше. В целом обе эти группы можно отнести к одному виду ели – ели гибридной со средней длиной 85±6.5 мм (Правдин, 1975). Масса семени и число семян в шишках также оказались больше в культурах на 8.5% и на 23.7% соответственно. Все различия достоверны.

Распределение совокупности образцов шишек 129 плюсовых деревьев из культур по их средней длине отличается общим сдвигом вправо, а также двумя модальными классами в пределах от 81 до 90 мм. Распределение дерева естественных популяций имеет два модальных класса в других пределах – от 71 до 80 мм. Поэтому в культурах деревья можно отнести к форме с преобладанием признаков ели европейской, а в естественных популяциях – к форме с преобладанием признаков ели сибирской.

В культурах встретились 4 плюсовых дерева с гладкой корой (3.5%). Это своего рода «фен», который свидетельствует о том, что мы имеем дело с двумя группами популяций. В первой такой фен присутствует, а во второй его нет.

Наличие этого фена может говорить и о том, что «культуры Теплоухова» были образованы в результате массового отбора деревьев с крупными шишками;

Ф.А.Теплоухов этим интересовался и еще в 1876 г. написал статью о различиях в длине и форме шишек у ели.

Деревья с длинными шишкам можно считать носителями «европейских», а с короткими – «сибирских» генов ели. В культурах обнаружена корреляция между высотой деревьев и длиной шишек (r=0,21±0.07), т.е. деревья с «европейскими» генами оказываются выше. В потомстве F1 (культуры Теплоухова) получено увеличение: длины шишек на 8.2%, массы семени на 6.8% и высоты древостоев на 1 бонитет. В потомстве F2 (наши испытательные культуры) потомства из культур были 106.6% при высоте семей из естественных популяций 102.4%, т. е. преимущество в 21 год составило 4.2%.

В потомстве культур матери со средней массой семени имеют преимущество: у них доля лучших семей выше в 1.6–1.7 раза в сравнении с матерями с тяжелыми и с легкими семенами. Следовательно, в отношении массы семени здесь действует стабилизирующий отбор (см. рис.9).

В потомстве естественных ценопопуляций преимущество имеют матери с малой массой семени. Они дают потомство, в котором доля лучших семей выше в 1.8–2.1 раза, чем у матерей со средними и тяжелыми семенами.

Следовательно, здесь появляется тенденция к движущему отбору с предпочтением деревьям с легкими семенами (рис. 18).

лучшие от 115% Доля лучших семей, % лучшие от 110% легкие средние тяжелые легкие средние тяжелые Естественны е насаждения Культуры Ф.А.Теплоухова Рис. 18. Доля лучших семей в градациях массы семени в потомстве плюсовых деревьев ели из разных групп ценопопуляций Это оказалось настолько неожиданным, что мы долго не могли найти этому какое-либо объяснение. Оказалось, что на поле корреляции в левом верхнем углу выделяются 6 точек (рис. 19) и этот кластер образован деревьями, у которых легкие семена сочетаются с очень короткими шишками.

Высота потомств а в 21 год, % 30 35 40 45 50 55 60 65 70 Масса семени плюсов ых дерев ьев из естеств енных насаж дений, 0001 г Рис.19. Масса семени и высота 21-летнего потомства у плюсовых деревьев ели из естественных ценопопуляций. Пояснения в тексте.

Кластер на рисунке выделен треугольными точками и включает матерей из ценопопуляций Нытва, Ильинск, Кунгур и Пермь. Если кластер исключить, то на рисунке 9 доли лучших семей уравняются. В таком случае здесь мы имеем дело с нестабильной ситуацией в тенденциях отбора. И если для естественных популяций ели потребуется эволюция в сторону высокорослых семей, то можно ожидать появление самых разных тенденций, включая и увеличение числа потомков с мелкими семенами.

6.5. Отбор лучших ценопопуляций и лучших семей Для ответа на вопрос, в каком возрасте формируется группа будущих лучших семей и лучших ценопопуляций проведено сопоставление их высот в года, в 8 лет и в 21 год. Различия в высотах обнаруживаются уже в 4 года, и в группе первых 7 ценопопуляций содержатся будущие лидеры в 21 год.

Поэтому уже в школе возможен отбор лучших потомств перед их высадкой в испытательные культуры (табл. 9).

В определенном смысле это будет ответ на вопрос о принципиальной возможности ранней диагностики роста на макроуровне – на уровне больших общностей растений. В наших опытах различия в высотах потомств разных ценопопуляций достигали 13.5–15.3%. При этом имеет место определенное сохранение рангов их высот с возрастом. Так, из первых 7 рангов в 4 года и в лет сохранили высокий ранг до 21 года 5 ценопопуляций. Эти лидеры растут лучше контроля на 5.9–10.7% (в таблице они затемнены). Т. е. в 21 год группа этих 5 ценопопуляций ранее, в 4 и 8 лет, входила в группу первых по высоте происхождений. Эта группа включает в себя несколько более половины испытываемых вариантов (7 из 12 или около 60%) и внутри себя содержит будущих лидеров.

По данной таблице можно определить и общую эффективность применения плюсовой селекции как системы. Ее применение имело положительные результаты в 42% случаев (ранги высот с 1 по 5), нейтральные – в таком же числе случаев и отрицательные – в 17% случаев.

Таблица Рост потомства ели разного происхождения (затемнена группа лидеров) Средняя высота, % от Количество, шт. Ранги средних высот контроля Происхождение (ценопопуляция) растени семей 4 года 8 лет 21 год 4 года 8 лет 21 год й Естественные насаждения Очер 13 459 108.7 108.7 108.0 ** 1 1 Нытва 29 834 106 107.3 105.9 ** 2 3 Гайва* 74 1898 99.2 95.9 95.4 ** 8 11 Ильинск 32 1010 97 106.3 101.8 9 4 Пермь 108 2918 96.2 101.2 102.6 ** 10 10 Кунгур 27 785 96.1 102.1 102.7 11 8 Чусовой 18 515 95.2 103.9 100.2 12 6 102.4 ± Итого 301 8419 98.4 103.6 7.6 6.1 7. 0.35** Лесные культуры Сепыч-I 85 2628 102.1 107.7 107.8 ** 7 2 Сепыч-II 9 239 104.3 104.3 110.4 ** 3 5 Очер 16 411 102.8 103.8 110.7** 6 7 Верещагино 19 474 103.5 101.3 97.3 4 9 Нижняя Курья* 23 595 103.4 93.7 100.0 5 12 105.1 ± Итого 152 4347 102.7 104.2 5 7 5. 0.47** * - микрорайон г. Перми;

** - отличие от контроля достоверно (см. табл. 6.5).

По вопросу отбора семей в раннем возрасте оказалось, что в 4 года он неэффективен, но возможен с 8-летнего возраста, при слабой корреляции (r = 0.48±0.03) c высотами семей в 21 год. Например, на поле корреляции (рис.20) при отборе по высоте 100% и более в левой части поля бракуется 36% семей.

Но при этом утрачиваются семьи, оказавшиеся лучшими в 21 год, и которые в лет по высоте были менее 100%.

Количество утрачиваемых лучших семей определяет критерий их зачисления в категорию «лучшая семья», который может быть 110% (горизонтальная линия) или повышенный до 115% (пунктирная линия). По первому критерию мы утрачиваем 13.2% семей, по второму – только 8%.

Высота семей в 21 год, % 70 80 90 100 110 120 130 140 Высота семей плюс-деревьев из естественных насаждений в 8 лет, % Рис. 20. Автокорреляция высот семей ели в 8 и 21 год Решение по ранним оценкам быстроты роста может быть принято по соотношению трех показателей: допускаемых потерь лучших семей, критерию их отбора и интенсивности браковки. Чем больше браковка, тем больше потери.

Так, если в 21 год к лучшим относить семьи с высотой от 110%, то их отбор возможен в 8 лет по критерию 96% от высоты контроля с браковкой 26% и с утратой 10% лучших семей (рис.21).

Рис.21. Отбор (браковка) семей Бракуемые семьи, % в 8 лет и потери лучших семей в 21 год (лучшие семьи – от 110 %): и 2 – бракуемые семьи в потомстве соответственно естественных насаждений и культур;

3 и 4 – 4 потери лучших семей в потомстве соответственно естественных насаждений и культур.

86 90 94 98 102 Критерий отбора - в ысота, % от контроля Если критерий повысить и в 21 год к лучшим относить семьи уже с высотой от 115%, то их отбор возможен по критерию 101% от высоты контроля, с браковкой в среднем 45% и с прежней потерей 10% лучших семей (рис.22).

Рис. 22. Повышенные Бракуемые семьи, % критерии браковки семей в 8 лет и потери лучших семей в 21 год (лучшие семьи – от 115 %): 1 и 2 – бракуемые семьи в потомстве соответственно естественных насаждений и культур;

3 и 4 – потери лучших семей в потомстве соответственно естественных насаждений и культур 86 90 94 98 102 Критерий отбора - в ысота, % от контроля Глава 7. ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ 7.1. Обсуждение результатов и доказательство положений, выносимых на защиту В разделе проводится обсуждение и анализ полученных результатов и выводов из разных разделов работы, суммарно и последовательно доказывающих положения, выносимые на защиту.

7.2. Выводы 1. Разработанная технология многообъемных испытаний потомства древесных пород способствовала получению массовых данных о высотах потомства, которые позволили выявить латентные тенденции естественного и искусственного отбора.

2. В развитии деревьев обнаружен обладающий надежностью 70–76% возраст выявления (7–10 лет) будущих деревьев-лидеров по их стволикам: у сосны больше средних размеров, а у ели больше средних размеров на 10% и более, при этом в самом раннем возрасте (4–5 лет) надежность составляет 64– 65%. Из мелких в 4–7 лет стволиков вероятность формирования крупных стволов составляет не более 4% у сосны и не более 3–7% у ели.

3. В развитии древостоев ели с малой начальной густотой (1.0 и 1.3 тыс.

шт./га) в наиболее распространенных условиях обнаружено, что в 45–120 лет суммарный объем крон есть величина постоянная и изменяется, соответственно, в пределах 50.6–52 и 46.4–47.5 тыс. м3/га;

эта биологическая константа является пределом, сверх которого полог древостоя уже не может заполняться биомассой.

4. Суммарный объем крон в древостое определяется его начальной густотой, которая детерминирует и предельные значения текущего прироста по запасу. После пика этого прироста (в 25–40 лет) древостой адаптирован именно к своей линии развития (модели роста), обладает ее инерцией, и поэтому изменить развитие на более производительный рост после кульминации прироста по запасу какими-либо разреживаниями почти невозможно.

5. У Pinus sylvestris на постоянных лесосеменных участках (ПЛСУ) 76– 88% семян формируют 50% деревьев и возможен отбор маточников с превышением семенной продуктивности до 2 раз. Временная (погодичная) повторяемость количества семян в шишке выше (r = 0.60–0.78), чем плодоношения (r = 0.24–0.28), поэтому число семян в шишке формирует групповую структуру популяции, состоящей из 2–3 групп с разной семенной продуктивностью.

6. Деревья сосны с большим числом семян в шишке обладают более высоким жизненным потенциалом своего потомства, тогда как особи с малой семенной продуктивностью производят в 2–3 раза меньше лучших семей.

7. До возраста 7–9 лет лидируют в росте потомства деревьев сосны с тяжелыми семенами, но с 10 лет и далее лидерство переходит к потомствам из семян средней массы.

8. В потомстве пестрых семян сосны в 8 опытах из 11 частота лучших семей оказалась 129–227% от нормы, а у семян светлой окраски наблюдались резкие колебания этих частот по ценопопуляциям от нуля до 400%. Время прорастания семян ускорялось в ряду: темная окраска пестрая окраска коричневая окраска;

время прорастания светлых семян из разных популяций изменялось от самого длительного до почти самого короткого.

9. Высота материнских деревьев сосны на ПЛСУ в 24–26 лет изменялась от 72 до 124% от среднего и влияла на рост потомства до 6 лет (наследуемость h2 =2r =0.25±0.07), но связь нелинейная: у средних и высоких деревьев частота лучших семей оказалась 109–115% от нормы, а у низких и самых высоких – 75%. Начиная с 7 лет h2 падает до нулевых значений, а частота лучших семей по четырем градациям высоты матерей уже достоверно не отличается от нормы и колеблется в пределах 96–106%. Это не позволяет рассчитывать на получение продуктивного потомства от высоких деревьев сосны.

10. Вариация высот семей сосны оказалась в среднем 9.2%, и при 15% и 0.5%-ном отборе возможно увеличение общей комбинационной способности (ОКС) на 9.4% и 14.5%. Эффект ОКС дополняют хорошие условия развития семян на ПЛСУ, влияющие на высоту потомства положительно (+5.6%), в связи с чем в целом возможно повышение высоты потомства на 15.0% и 20.1%. ОКС по двум урожаям семян имеет тесную связь с ее определением в четырех урожаях (r =0.74±0.03). Это позволяет отбирать деревья с высокой ОКС всего по двум урожаям при условии, что высоты их семей в 4–9 лет в среднем будут не менее 106%, что в 2 раза снизит объемы испытательных культур, закладываемых семенами третьего и последующих урожаев.

11. На ПЛСУ 13%-ный отбор сосны на семенную продуктивность и на ОКС по 2–4 репродукциям увеличил выход семян у маточников на 12% и высоту их потомства на 10.8%. Морфотип этих деревьев следующий: высота 92–111% от средней высоты;

размер шишек средний и крупный;

число семян в шишке среднее и большое;

масса семени средняя или чуть больше средней в ценопопуляции (5.8– 8.2 мг) и любая их окраска.

12. Высота деревьев ели из культур влияла на рост 21-летнего потомства (наследуемость h2 =2r =0.37±0.04), но связь нелинейная, и самые крупные из плюсовых деревьев увеличивают высоту потомства несущественно.

Наследуется «память на конкуренцию»: увеличение плотности искусственных ценопопуляций увеличивает высоту их потомства в густых, но снижает – в редких культурах с различиями до 13.4–19.1%.

13. История внутривидового конкурентного давления и плотности вблизи материнских деревьев ели влияет на их потомство прямо и опосредованно. Так, при их понижении высота потомства в искусственных ценопопуляциях с низкой плотностью (испытательных культурах) увеличивалась на 4.6%.

Опосредованное влияние выражалось через сбег ствола: при его близких к средним значениях (1.2–1.3 см/м), в потомствах доля лучших семей с высотой от 115% возрастает в 1.5–2.4 раза.

14. У Picea fennica выявлены разные тенденции отбора: при преобладании признаков Picea abies (в искусственных ценопопуляциях) в отношении массы семени действует стабилизирующий отбор, а при преобладании признаков Picea obovata (в естественных ценопопуляциях) – действует движущий отбор в направлении деревьев с легкими семенами.

15. Массовый отбор (плюсовая селекция) оправдан и его эффект достоверен только в 42% популяций Picea fennica;

в остальных он нейтрален и отрицателен. Ценопопуляции-лидеры превосходят аутсайдеров по высоте потомства в 21 год на 6–15%, и их диагностика возможна в возрасте 4 года с интенсивностью отбора около 60%, а диагностика лидеров среди семей – в возрасте 8 лет, по высоте от 101%, с допускаемой потерей числа будущих лидеров не более 10%.

7.3. Практические рекомендации В свете полученных новых сведений, законов и закономерностей о развитии древостоев и выявленных тенденций естественного и искусственного отбора появляются основания для введения новых правил в управлении продуктивностью лесных насаждений, уходе за лесом и выращивании новых лесов с элементами искусственного отбора и селекции.

При плантационном выращивании древостоев Pinus sylvestris и Picea fennica, с возрастом рубки в 60–65 лет, а также при уходе за лесом методами лесоводства необходимо выполнять следующие правила: отбор лидеров и минимизация густоты в 7–10 лет, прекращение регулирования густоты в 35 лет, достижение максимального прироста по запасу в 40 лет. При их соблюдении достигаются наивысшие и константные суммы объемов крон, обеспечивающие получение наибольших запасов крупномерной древесины.

Для такого выращивания леса необходим специальный отбор материнских деревьев и сепарация репродуктивного материала от ценопопуляций с малой начальной плотностью и максимально сомкнутых в 40– 50 лет, причем в типах лесорастительных условий, совпадающих с таковыми при выращивании потомства. Вначале нужен отбор естественных и искусственных ценопопуляций по указанным критериям и только затем – плюсовая и индивидуальная селекция, с оценкой потомства в первых испытаниях по высоте, а в следующих – по запасам древостоев.

Ценопопуляции (и деревья в них) оценивают по общему семенному потомству в раннем (4–7 лет) возрасте и сразу же используют в семеноводстве, создавая ПЛСУ материалом из них. После этого в лучших происхождениях (60% ценопопуляций) выделяют плюсовые деревья в 50-60 летнем возрасте, включая в критерии отбора параметры сбега ствола в пределах 1.2–1.3 см/м, заготавливают семена от 2 урожаев и отбирают деревья с высокой ОКС. Затем испытывают еще 2 урожая семян с оценкой уже запаса древостоя в потомствах и набирают кандидатов для сорта-популяции, с одновременной закладкой ЛСП II. Это обеспечит непрерывную инновацию результатов с повышением продуктивности выращиваемых из улучшенных семян промышленных лесных плантаций в конце цикла исследований до 20%.

Проверка массового искусственного отбора (плюсовой системы селекции) в ценопопуляциях сосны и ели показала, что эта система мероприятий является по-прежнему гипотезой, нуждающейся в доказательствах ее положительного применения в каждой конкретной ценопопуляции, насаждении и древостое.

Наши исследования доказали ее бесперспективность в естественных ельниках и на постоянных семенных участках сосны в Пермском крае;

как система мероприятий она эффективна только в культурах ели, с повышением высоты 21-летнего потомства от плюсовых деревьев на 5.1%.

Публикации по теме диссертации Рецензируемые научные журналы и издания:

1. Рогозин М.В. К вопросу об отборе урожайных деревьев сосны обыкновенной // Лесной журнал, 1978. № 6. С. 72-74.

2. Рогозин М.В. Ранняя диагностика быстроты роста сосны обыкновенной в культурах// Лесоведение, 1983. № 2. С. 66-72.

3. Рогозин М.В. Объем выборки при изучении выхода семян из шишек сосны обыкновенной // Лесн. х-во, 1987. №12. С. 41-43.

4. Прокопьев М.Н., Рогозин М.В. Создание культур сосны биогруппами из двух растений//Лесной журнал, 1988. № 2. С. 114-115.

5. Рогозин М.В. Защита всходов сосны от полегания при испытании потомства деревьев//Лесной журнал, 1988, № 4. С. 112-113.

6. Рогозин М.В. Семеношение и рост потомства сосны обыкновенной постоянных семенных участков // Лесоведение, 1989, №6. С. 29-35.

7. Рогозин М.В. Отбор лучших потомств при сортоиспытаниях//Лесн. х-во, 1995. №6. С. 22-25.

8. Рогозин М.В. Рост потомства сосны в различных экологических условиях// Лесн. х-во, 1998. № 2. С. 37-38.

9. Рогозин М.В. Итоги 8-летних испытаний 525 семей ели сибирской в Пермском крае. // Лесн. х-во. 2008. № 1. С. 37-38.

10. Разин Г.С., Рогозин М.В. О законах и закономерностях роста и развития, жизни и отмирания древостоев//Лесн. х-во. 2010. № 2. С. 19-20.

11. Рогозин М.В.Наследуемость высоты сосны обыкновенной и ели сибирской в Пермском крае // Хвойные бореальной зоны, Т. 27, 2010, № 1-2. С.

181-184.

12. Рогозин М.В., Жекин А.В. Лесные генетические резерваты Пермского края и селекция ели // Хвойные бореальной зоны, Т. 27, 2010, № 1-2. С. 185-190.

Монографии:

13. Рогозин М.В., Разин Г.С. Лесные культуры Теплоуховых в имении Строгановых на Урале. Пермь: Перм. гос. нац. исслед. ун-т, 2012. 210 с.

Статьи и материалы конференций:

Рогозин М.В. Устройство для выполнения лунок под саженцы: Информ.

14.

листок Пермского ЦНТИ № 516-85. Пермь, 1985. 4 с.

15. Рогозин М.В. Формирование постоянной лесосеменной базы для плантационного лесовыращивания //Физико-географические основы развития и размещения производительных сил Нечерноземного Урала: Межвуз. сб. научн.

трудов / Пермь, ПГУ, 1986. С. 108-118.

16. Рогозин М.В. Рост потомства сосны от урожаев разных лет//Лесная геоботаника и биология древесных растений: Сб. науч. трудов. Брянский технологический институт, Брянск, 1987. С. 106-109.

17. Рогозин М.В. Скрытое влияние признаков дерева на рост потомства//Лесная генетика, селекция и физиология древесных растений:

материалы междунар. симпозиума ИЮФРО (25-30 сент. 1989 г., Воронеж), Москва, 1989. С. 177-178.

18. Рогозин М.В., Созин Л.В. Становление и перспективы развития лесной селекции в Прикамье // Экологические основы воспроизводства хвойных лесов Прикамья: межвуз. сб. науч. тр. Пермь, ПГУ, 1990. С.113-122.

19. Рогозин М.В. Динамика еловых лесов в генетических резерватах Пермской области//Тезисы докладов междунар. конф. «Экология таежных лесов». Сыктывкар. 1998. С. 55-56.

20. Рогозин М.В. Результаты 18-летних испытаний потомства деревьев сосны в Закамском лесхозе// Перспективы развития естественных наук в высшей школе: тр. междунар. науч. конф. Пермь, 2001. С. 8-11.

21. Рогозин М.В. Запоров А.Ю., Жекин А.В. Восстановление ресурсов сосны в Оханском районе после рубок 18-20 веков // Территория и общество: Сб.

научн. трудов. Пермь, Перм. ун-т, 2002. С. 128-140.

22. Рогозин М.В., Вахрушев С.Д., Груздев В.В. Состояние лесных генетических резерватов в Пермской области // Материалы междунар. науч. практ. конф. «Лесопользование, экология и охрана лесов». Томск, 2005. С.25-27.

23. Рогозин М.В. Самый крупный массив культур ели Ф.А. Теплоухова как объект исследований в лесной селекции//Проблемы озеленения и развития лесного комплекса: материалы науч.-техн. конф. Пермь: ПГСХА, 2005. С. 42-55.

24. Рогозин М.В. Обоснование организации ООПТ на базе выдающихся лесных генетических резерватов Пермского края// Антропогенная динамика природной среды: материалы науч-практ. конф. Пермь, 2006 г. Том II. С. 69-72.

25. Рогозин М.В. Сохранение популяций древесных пород в Пермском крае// Биоразнообразие: проблемы и перспективы сохранения: материалы междунар.

науч. конф., посвященной 135-летию со дня рождения И.И. Спрыгина 13-16 мая 2008 г. Часть 1. ПГПУ им. В.Г. Белинского. Пенза, 2008. С. 138-140.

26. Рогозин М.В., Боронникова С.В. Традиционная лесная селекция и инновационные генетические технологии в лесном хозяйстве// Лесохозяйственная информация ФАЛХ. М., 2008, № 3-4, с.57-58.

27. Рогозин М.В. Посадки леса в майорате Строгановых и проблема долговечности хвойных лесов//Уральская горнозаводская цивилизация.

Строгановы: Альманах. Пермь: ООО «Типография «Астер», 2008. С. 33-36.

28. Рогозин М.В., Жекина Я.А. Сохранение биоразнообразия хвойных на ООПТ в Пермском крае//Антропогенная трансформация природной среды:

материалы междунар. конф. (18–21 окт. 2010 г.)/ Перм. ун-т, 2010. Т.2. С. 199 204.

29. Разин Г.С., Рогозин М.В. О ходе роста древостоев. Догматизм в лесной таксции// Лесная таксация и лесоустройство, 2010. № 1 (43). С. 41-70.

30. Рогозин М.В., Разин Г.С. Популяционные законы в сообществах древесных растений//Экология и медицина: современное состояние, проблемы и перспективы: материалы междунар. конф. 2–3 ноября 2010 г. Москва:

институт стратегических исследований, 2010. С. 30-33.

31. Рогозин М.В. Селекция ели сибирской по косвенным признакам и тенденции естественного отбора//Сохранение лесных генетических ресурсов Сибири: материалы III междун. совещания по сохранению лесных генетических ресурсов. Красноярск, 2011-а. С. 123.

32. Рогозин М.В. Геобиологические сети Хартмана и Карри в испытательных культурах ели //Вестник Пермского ун-та. Серия Биология, 2011-б. №2. С. 54-60.

33. Рогозин М.В. Рост потомства ели в густых и редких испытательных культурах// Вестник Перм. ун-та. Серия Биология, 2011-в. № 4. С. 7-11.

34. Рогозин М.В., Разин Г.С. Лесные культуры Теплоуховых и современный научный поиск//Вестник Перм. ун-та. Серия Биология, 2011. №2. С. 7-11.

35. Рогозин М.В., Разин Г.С. Наследие А.Е. и Ф.А.Теплоуховых в лесном деле//Современное видение наследия лесничих Теплоуховых: материалы междунар. конф., посвященной 200-летию со дня рождения А.Е.Теплоухова.

Пермь: ПГСХА, 2011. С. 142-145.

36. Разин Г.С., Рогозин М.В. О методических подходах построения таблиц хода роста //Лесная таксация и лесоустройство, № 1-2 (45-46). 2011. С.48-57.

37. Разин Г.С., Рогозин М.В. Теория естественной возрастной динамики одноярусных древостоев// Лесн. х-во. 2012. № 3. С. 41-42.

38. Рогозин М. В., Голиков А. М., Комаров С. А. Правые и левые формы ели в потомствах плюсовых деревьев в Пермском крае//Вестник Пермского университета. Серия Биология, 2012. № 2. С. 13-21.

39. Рогозин М.В., Разин Г.С. Развитие древостоя и его константы//Вестник Пермского университета. Серия Биология, 2012. № 2. С. 13-21.

40. Рогозин М. В., Разин Г. С. Константы в моделировании роста древостоев// Возобновляемые лесные ресурсы: инновационное развитие в лесном хозяйстве: матер. междунар. конф. 6-8 июня 2012 г., С-Петербург. С.

279-284.

41. Нечаева Ю.С., Бельтюкова Н.Н., Пришнивская Я.В., Боронникова С.В., Рогозин М.В. Анализ полиморфизма ДНК Picea obovata Ledeb. в Пермском крае// Биологические системы: устойчивость и механизмы функционирования:

материалы IV Всеросс. конф.. Нижний Тагил, 2012. С. 93–96.

42. Рогозин М.В. Ретроспекция развития деревьев в культурах ели Ф.А.Теплоухова и диагностика быстроты роста//Лесн. х-во, 2012. №6. С. 37-40.

43. Рогозин М.В. Лесные культуры прошлого в селекции и инновационном семеноводстве//Проблемы воспроизводства лесов Европейской тайги:

материалы Всероссийской научно-практич. конф. Кострома, 2012. С. 82–86.

44. Рогозин М. В. Величина семян и шишек сосны обыкновенной и рост потомства//Вестник Пермского ун-та. Серия Биология, 2012. №3. С. 11–17.

45. Рогозин М. В. Влияние окраски семян сосны обыкновенной на рост потомства // Вестник Пермского ун-та. Серия Биология, 2012. №3. С. 18–22.

46. Отбор лучших происхождений и семей ели сибирской// Лесное хозяйство, 2011. № 6. С. 36–38.

Рукописи:

47. Рогозин М.В. Конкурсные испытания семенного потомства у лесных пород и некоторые рекомендации по их проведению. Пермь: Перм. ун-т, 1983.

34 с. – Рукопись деп. в ЦБНТИлесхоз 16.08.83 № 237/лх-Д83.

48. Рогозин М.В., Прокопьев М.Н., Разин Г.С. Ранняя диагностика и типы роста у сосны обыкновенной. Пермь: Перм. ун-т, 1986. 17 с., библиогр. 60 назв.

– Рукопись деп. в ЦБНИТИлесхоз 04.06.87 № 598-лх87.

49. Рогозин М.В., Исаков Ю.Н. Оценка и отбор деревьев сосны по семенной продуктивности. Пермь: Перм. ун-т, 1987. 12 с. – Рукопись деп. в ЦБНИТИлесхоз 05.06.87 № 600-лх87.

50. Рогозин М.В. Выполнение программы селекции сосны в Пермской области. Пермь: Перм. ун-т, 1990. 25 с. – Рукопись деп. в ВИНИТИ 08.05.90 № 2468-В90.

51. Рогозин М.В., Шимкевич. В.А. Заготовка семян у деревьев ели для краткосрочных испытаний потомства. Пермь: Перм. ун-т, 1990. 6 с. – Рукопись деп. в ВИНИТИ 08.05.90 № 2469-В90. Реферат в РЖ Лесоведение и лесоводство, 1990. № 8.56.266.

52. Рогозин М.В. Ступенчатые испытания потомства и модель ускоренного сортовыведения у лесных пород. Пермь: Перм. ун-т, 1990. 12 с. – Рукопись деп.

в ВИНИТИ 08.05.90 № 2470-В90.

53. Рогозин М.В. Селекция сосны обыкновенной на постоянных лесосеменных участках: Автореф. дисс. к. с./х. наук. Свердловск: УЛТИ, 1986.

– 20 с.

Подписано в печать ….. г. Формат 60х84/ Усл. печ. л 2.2. Тираж 150 экз. Заказ….

614990, г. Пермь, ул. Букирева, Типография Пермского государственного национального исследовательского университета

Pages:     | 1 ||
 




 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.