авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Социально-политическая природа правовой культуры: философский анализ

-- [ Страница 3 ] --

Таким образом, властные отношения в России остались областью фор­ мального правоприменения, где доминируют принципы политического про­ тивоборства и/или частного права, подрывающие основания публичной, ле­ гальной сферы действия институтов государства. Практика же использования власти указывает на вторичное значение ценностей права в структуре эли­ тарного сознания. К тому же отечественная политико-административная эли­ та (и другие элиты тоже), утратив правовые представления и ценности, как следствие, и должную нравственную опору, приобрела оправдание своей ду­ ховной самодостаточности, а тем самым - полную автономию элитарной этики от преобладающих в обществе в целом норм морали. В итоге понима Новая газета. 7.ХП.1998.

ние правящими кругами идеи законности перестало служить нижней грани­ цей допустимого и соотнесенного с общественной нравственностью порядка отправления власти. Напротив, стиль деятельности правящих в России эли­ тарных групп обусловил абсолютное возвышение их корпоративных норм и ценностей над общесоциальными установками. Не случайно в настоящее время порог чувствительности к общественно значимым проблемам и этиче­ ская взыскательность элиты в поиске политических компромиссов сущест­ венно понизились даже по сравнению с советским периодом.

Российские правящие круги пока еще не преодолели установки корпо­ ративно-партикулярного сознания, ориентирующего их профессиональную деятельность в сфере власти на сугубо приватные интересы, а значит, и на политические по преимуществу способы их осуществления. Неразведенность критериев политического и правового регулирования (в основе которой пусть и исторически обусловленная, но все же принципиальная недооценка права как специфического регулятора власти) по-прежнему является показа­ телем функциональной незрелости политико-административной элиты в ка­ честве выразителя интересов государства, общества, представляемых ею со­ циальных групп. Тем самым пренебрежение правом одновременно подтвер­ ждает и политический непрофессионализм элиты, поскольку демонстрирует ее неумение подчинять узкогрупповые интересы общесоциальным потребно­ стям, нарушает их роль в системе представительства интересов гражданского общества.

Определим культурные пределы элитарного сознания. В низком стату­ се правовых ценностей кроется еще одна - только уже не структурная, а со­ держательная - причина, по которой российские элитарные круги остаются равнодушными к конституционным способам регулирования властных от­ ношений. Ведь конституционализм по современным представлениям совер­ шенно определенная система правового регулирования, опосредованная цен­ ностями защиты прав человека, приоритета гражданского общества и других подобных идей. России, где в политическом пространстве доминируют тра диционалистские и левосоциалистические установки, присуща массовая не­ заинтересованность в усвоении такого рода идей. По сути так же обстоит де­ ло и в сфере элитарного сознания, хотя на знамени официального режима на­ чертан ряд основных принципов либеральной демократии.

В сфере российского властвования довольно легко проследить соотно­ шение нормативных идей конституционализма и тех реальных культурно ценностных ориентации, которые обусловливают содержание политических отношений. Так, критериям конституционализма, среди которых - исключи­ тельность закона и приоритет институциональных и формально-правовых отношений, на деле противостоят главенство человека в системе власти (вы­ ражающее преобладание его характеристик частного лица над ролевыми), господство клиентельно-патронажных связей, постоянные попытки найти путь, обходящий закон. Вместо безусловного соблюдения прав человека, ориентации на рациональный характер организации власти в России повсе­ местно наблюдается главенство корпоративных приоритетов, явная предрас­ положенность органов управления (это касается и представительных инсти­ тутов) к интуитивным и прецедентным мотивам принятия решений. В то же время взамен ответственности, компетенции, самоограничения элиты в ис­ пользовании полномочий российское культурное пространство власти де­ монстрирует совершенно иные установки: безответственность, постоянное использование уловок для уклонения от исполнения законов, силовые прие­ мы политико-административного управления и т.д.

Типичность таких стандартов деятельности элиты в силу распростра­ ненности и постоянного воспроизводства на различных уровнях государст­ венной власти не требует дополнительных доказательств. Очевидно, что при подобном подходе к управлению (безусловно, существуют и иные, но все же не показательные для нашей страны образцы администрирования) ныне все чаще декларируется стремление к правовым средствам, хотя это, в лучшем случае, есть проявление показной, внутренне не прочувствованной заинтере­ сованности к данному способу урегулирования властных отношений, иными словами - чисто пропагандистский прием (для демонстрации, к примеру, же­ лания конкретных лиц создать себе имидж респектабельных политиков). Ве­ роятно, в данном случае имеет место не ценностная, а спекулятивная, фор­ мально-теоретическая заинтересованность в праве как регуляторе поля вла­ сти. Как социокультурное явление нынешнее тяготение российской элиты к конституционализму представляет обыкновенную мимикрию - сугубо меха­ ническое, а не осознанное присоединение к данному комплексу идей, кото­ рое вызвано, по всей видимости, желанием определенным образом декориро­ вать политические действия верхов в глазах общественного мнения.



Но и эти усилия политико-управленческой элиты могут вызывать удивление - в негативном отношении к праву наблюдается поразительная духовная солидарность верхов и низов в виде соприродного русской душе «неприятия законности». На Руси, как известно, нормам кодифицированного права издавна не придавалось сколько-нибудь серьезного значения (по на­ блюдению Б. Кистяковкого, в истории политической и философской мысли России, перенасыщенной разного рода идеальными конструкциями, никогда не выдвигался идеал "правовой личности"^^). Отсутствие основательных ценностно-правовых ориентации подпитывается не только функциональны­ ми и ситуативными факторами сегодняшней профессиональной деятельности элиты, но и обусловлено довольно глубокой ментальной традицией.

Действие данной традиции тем более ощутимо в связи с тем, что общее неприятие ценности права обусловлено постоянным закреплением в структу­ ре российской власти двойных стандартов ответственности (политических и административных, партийных и советских и т.д.), которые приучили управ­ ляющих различного уровня уклоняться от какой-либо реальной ответствен­ ности и по отношению к обществу в целом, и по отношению к своему руко­ водству. Поддерживает подобную традицию характерный для российских политиков и так называемый византийский стиль управления, использующий Кистяковский Б. В защиту права (Интеллигенция и правосознание) //Вехи. Интеллигенция в Рос­ сии. М., 1991. С. 129.

по преимуществу теневые и полутеневые способы принятия решений, заку­ лисные методы подбора кадров и т.п. В настоящее время большинство из действующих политиков не хотят - даже если могут - открыто (связывая свое имя со вполне определенными целями) принимать ответственные, но непопулярные решения, или вообще полностью реализовывать собственные права и полномочия в государственно-административной сфере.

Органический дефицит ответственности (не единственно у правящих слоев, а почти у всех политических акторов), которая обеспечивала бы не только соблюдение обязательств, но и воздаяние за нарушение договора и неправовые поступки, - довольно типичная черта нашей политии в целом, причем складывавшаяся на протяжении веков. Об этом прямо свидетельству­ ет и история формирования договорного права на Руси, столетиями утвер­ ждавшая идею, что главным во взаимоотношениях партнеров является не норма (как результат межсубъектных отношений), а личное убеждение одной из сторон о пользе тех или иных действий. По мнению Б. Чичерина, описы­ вавшего цивилизационные особенности становления российского договорно­ го права, решение о том, "кто прав, кто виноват", принималось "личным су­ ждением каждого, в основании которого лежал... собственный интерес";

по­ этому "тот в глазах князя был прав, кому он находил выгоднее для себя по могать"^^. В пользу подобной традиции действовало и отсутствие в стране института вассалитета (побуждавшего высшие круги общества придержи­ ваться строгих правил взаимной ответственности), а также существовавший в России обычай вольного служения, позволявший покидать князя до срока безо всякого предупреждения по праву "отказа". Посему, как указывал тот же Чичерин, "сложение крестного целования", или на современном языке клятвопреступление, "считалось делом самым обыкновенным" и потому "включалось даже в договоры, если новое обязательство должно было раз Чичерин Б.Н. Опыты по истории русского права. М., 1858. С. 332 - 333.

рушить старое"^^. Славянофилы постоянно противопоставляли договорные отношения "органическим" социальным связям, в которых "не должно быть ничего формального, юридического", и для которых "не нужны никакие пра­ вовые гарантии"^^. Подобные традиции нашли воплощение в годы большеви стско-сталинского террора и во времена "строительства коммунизма" в нрав­ ственном, политическом и просто человеческом предательстве десятками миллионов "простых советских людей" своих близких и друзей.

По справедливому замечанию А.Хлопина, произвол над правовыми нормами (за которым могли стоять любовь, другие чувства, но не разум) практически всегда институционализировал попечительскую власть, которая оказывала "покровительство подданным в обмен на их преданность и покор­ ность, соединяя людей личными узами верности. Эта власть представляет разновидность патерналистского господства и подчинения, так как формаль­ но была не ограничена какими-либо правами подданных и обязанностями перед ними"^°. И по сей день российская политико-административная элита устанавливает законы без учета мнений граждан, предоставляя им возмож­ ность либо жить, "беззаветно любя родное правительство", либо как угодно приспосабливаться к навязанным сверху правилам сосуществования общест­ ва и государства. Получается, что, с одной стороны, граждане опасаются го­ сударства, не надеясь на защиту со стороны его институтов, а с другой, - об­ воровывают и обманывают своего "покровителя".

На состояние политико-правовой культуры российской элиты оказыва­ ет влияние формы ее рекрутирования. В настоящее время патернализм как ведущая социокультурная траектория деятельности элиты активно дополня­ ется рядом новых установок, которые, в свою очередь, обусловлены тенден­ циями сближения политических и экономических сегментов правящего клас Там же.

Бердяев H.A. Русская идея /10 России и русской философской культуре: философы русского послеоктябрьского зарубежья. М., 1990. С. 86.

Хлопин А.Д. Гражданское общество или социум клик: российская дилемма //Полития. 1997. № 1(3). С. 20-21.

са, а также действием некоторых механизмов рекрутирования элиты. С этой точки зрения даже политические противоречия правящей и оппозиционной элит представляются не более чем внутрицеховыми издержками обновления высших слоев общества. Характерно, однако, что и эти изменения в культур­ ной "оснащенности" верхов по-прежнему не оставляют каких-либо шансов на ценностное приятие ими идей конституционализма.

Современные механизмы образования элитарных слоев за весьма ко­ роткое время сформировали уже ставший привычным образ внутреннего сплочения власти и бизнеса - олигархию, что свидетельствует о возникнове­ нии групп, "взаимоотношения [государства] с которыми уже с трудом удер­ живаются в рамках патронажа"^*. Однако дальнейшая и весьма интенсивная эволюция этих отношений выливается в новую форму симбиоза элитарных группировок, демонстрирующую еще более показательные их внутренние изменения за счет массового (в масштабах правящего класса) включения в поток элитарной циркуляции теневых дельцов. По сути дела, процесс кон­ версии собственности во власть вовлек в свои механизмы представителей (полу)криминальной бизнес-элиты, напрямую интегрируя их в структуры го­ сударственного и политического управления. В свою очередь, влияние пред­ ставителей теневого бизнеса внутри элитарного слоя усилило распростране­ ние там многих понятий чисто уголовного происхождения, которые, посте­ пенно укореняясь, становятся неотъемлемой частью культуры власти правя­ щего класса.

Тенденция проявляется в укоренении в элитарной среде этических норм, оправдывающих и признающих допустимыми те методы профессио­ нальной деятельности, совокупность которых можно условно назвать бизнес стилем - той разновидностью государственного предпринимательства, дохо­ ды от которого попадают не в казну, а обслуживающим власть лицам. Это Зудин А.Ю. Государство и бизнес в посткоммунистической России: цикличность и перспективы институционализации //Куда идет Россия? Трансформация социальной сферы и социальная политика. Мате­ риалы 5-го международного симпозиума. Т.И. Заславская (ред.). М., 1998. С. 118.

свидетельствует о весьма сильной ориентации правящего класса на матери­ альный достаток как на едва ли ни единственный смыслозначимый образ со временного российского властвования. Правящие слои, духовно интегрируя эти элементы в собственную структуру, по сути культурно-этически поддер­ живают криминализацию всей системы государственного управления.

Таким образом, еще несколько лет назад в политико-административной элите можно было наблюдать двоякий процесс: с одной стороны, происходит перерождение, условно говоря, "старых" сегментов политического класса (в частности, превращение управленческих команд в нечто вроде образований мафиозного типа, где критика лидера - преступление, а лояльность ему выше закона;

преобразование некоторой части силовых ведомств в отряды наемников разных политиков;

расширение практики физического устранения политических конкурентов;

атрофия политической воли к легальному наве­ дению порядка и т.д.), с другой, - расширение в сфере управления числа явно криминализированных объединений, экспортированных действующей вла­ стью из сферы теневой экономики и превратившей (по крайней мере, их вер­ хушку) в составную часть правящего класса. Поэтому, ставя препоны крими­ налитету, прорывающемуся во властные структуры с "парадного подъезда" путем выборов, нельзя не учитывать, что посредством экономических меха­ низмов интеграция управляющего и криминализированного сегментов обще­ ства фактически уже состоялась.

Для российского государства способность системы госуправления к интеграции криминальных групп - не новость. Вспомним хотя бы М.Волошина, писавшего, что в российском "государстве вне закона/ Нахо­ дятся два класса:/ Уголовный/ И правящий./ Во время революций/ Они ме­ няются местами,/ В чем по существу нет разницы./ Но каждый, дорвавшийся до власти, сознает/ Себя державной осью государства/ И злоупотребляет пра Коргунов в. Философия денег: к проблеме ценностей постсоветской элиты в России //На путях политической трансформации (Политические партии и политические элиты постсоветского периода). Вып.

8. Ч. 2. М., 1997.

BOM грабежа"^^. Конечно, можно воспринять эти слова как поэтическую ме­ тафору, однако именно поэты зачастую раньше многих прозревали суш;

ество духовного развития России. Сегодня уже не кажется странным, что несмотря на пламенные призывы думцев или постоянные заявления представителей исполнительной власти о борьбе с криминалом, меры противодействия груп­ пам организованной преступности не дают почти никакого эффекта, в ре­ зультате чего мафия не просто активно участвует в перераспределении госу­ дарственных ресурсов, но и регулирует значительные части основных сфер экономики. При этом миролюбие к преступникам проявляется не только в культурной сфере (за счет сближения этических стандартов деятельности госбюрократии и теневиков), но и подкрепляется социальными, технологиче­ скими и даже политическими механизмами. Понятно, например, что службе электронной разведки ФСБ известны счета и суммы, уходящие за рубеж, и, стало быть, для борьбы с чиновниками-расхитителями нужна политическая воля верховного руководства. Но ее как раз и нет, ибо структуры, располо­ женные на высших этажах власти, подвержены коррупции.

Отмеченная практика рекрутирования политико-административной элиты в сочетании с усилением ее закрытости, отторжения от иных социаль­ ных сообществ способна дать еще более негативный эффект для общества и государства, чем можно представить сегодня. Как известно, ныне случайных элементов в правящем классе почти нет, хотя еще недавно там было немало маргиналов - тех, кого правящие круги "прихватили" в процессе реформиро­ вания и аккумуляции протеста и кто еще не до конца успел проникнуться "духом власти", понять подлинные приоритеты "духовного княжения" в об­ ществе. Но сложившиеся порядки очень быстро преобразуют новых людей, поэтому сегодня в обществе интенсивно идет "дерадикализация" свежего по­ полнения элиты, процесс навязывания истеблишментом собственных ценно­ стей, норм, предпочтений попадающим в данный круг политическим активи Волошин М. Средоточье всех путей. М., 1989. С. 189 - 190.

стам. В результате этого культура власти элиты становится более гомоген­ ной, однородной, нефрагментизированной. Но не только. В условиях оконча­ тельной приватизации политико-административными и экономическими эли­ тами сферы госуправления главными ценностями властвования становятся стабильность и спокойствие, которые и обеспечивают правящим кругам кон­ троль за перераспределением ресурсов. Потому правящий класс тяготеет к рутинным, ненапряженным процедурам усиления своего контроля за пере­ распределительными механизмами. Но поскольку криминально-мафиозные формирования не только не нарушают, но и собственными средствами смяг­ чают внутреннюю межэлитарную конфликтность и тем самым укрепляют политическую стабильность в целом, то элита легко легитимизирует их при­ сутствие на высших этажах власти.

Российское общество в его нынешнем состоянии просто не в силах противостоять такого рода порядкам. И не только по причине низкой актив­ ности гражданских ассоциаций (или сегментов зарождающегося вопреки всему гражданского общества), а в основном из-за духовной солидарности элитарных и неэлитарных слоев в их отношении к криминальной этике. По сути российское общество культурно оправдывает и поддерживает кримина­ лизированные формы и стиль использования власти. Среднестатистический россиянин - человек, который живет "по совести и по правде", не доверяя "закону" и "начальству", однако за определенную мзду готовый поступиться частью своих прав, честью и совестью. Он не столько осуждает, сколько за­ видует коррупционерам.

Помыслы элиты также переполнены фетишами обыденного сознания, которые весьма последовательно обесценивают значение правовых ориента­ ции в структуре ее политико-социального мышления. В этом смысле следо­ вало бы указать на довольно широкое распространение в элитарной среде мировоззренческих приоритетов, в корне противоречащих рациональной ор­ ганизации жизни, следовательно, и власти тоже. Пресловутая российская психея в качестве мировоззренческой величины оказывает разрушительное влияние на деятельность элитарных слоев. Ведь вне содержательных момен­ тов лишь при переходе из мировоззренческого, философско-концептуального измерения в политико-административное она всегда ориентирует управляю­ щих на сохранение в их профессиональном сознании норм и стандартов не публичного, а бытового характера. Тем самым она побуждает управляющих пренебрегать своими ролевыми приоритетами, способствуя доминированию неформальных отношений над служебными. Следовательно, облагоражи­ вающая, казалось бы, индивида система духовных ориентации, призывающая его всегда и везде оставаться человеком, руководствоваться возвышенными, а не приземленными идеями, в сфере публичной власти оказывает весьма не­ гативное воздействие. Эта российская "духовность" (как точнее именовал ее Бердяев - "душевность"^"*) есть тот самый идейный продукт, который не ук­ репляет, а разрушает рационально-ролевые структуры поведения в сфере власти.





Элита, при нарастающей ее социальной удаленности от широких слоев населения, продолжает оставаться носителем многих заблуждений и пред­ рассудков массового сознания. Другими словами, правовая культура элиты не только подпитывается традиционализмом, но и сама воспроизводит его нормы и стандарты в практике руководства государством и обществом. Тем самым при решении судьбоносной для России задачи модернизации на выс­ шие этажи ее власти транслируются стереотипы массовой культуры. Легити­ мизируя же в своей деятельности черты по сути варварского культурного круга, элита фактически способствует резонансу реакционных социальных и политических идей в обществе. А такие мировоззренческие связи между мас­ совым и элитарным сознанием нивелируют многие аристократические (от греческого аг181о8 - наилучший) черты самого элитарного мировидения.

Правовые приоритеты и нормы конституционализма все еще не явля­ ются ни ведущими, ни хотя бы значимыми установками профессиональной Бердяев Н.А. Судьба России. М., 1990. С. 85.

деятельности российской элиты;

тем более они не оказывают серьезного воз­ действия на процесс рекрутирования высших управленцев и нормы их отно­ шений с обш,еством. Право как ценность было и остается фикцией элитарной культуры, не укорененной в ее значимых ориентирах. А поскольку правовая определенность политической игры всегда сопряжена с неопределенностью ее последствий для конкретных акторов в сфере власти, то те, кто контроли­ рует власть, и те, кто претендует на нее, скорее согласятся на использование любых - следовательно, прежде всего неправовых - средств, которые гаран­ тировали бы им властные преимущества. Кажется, ничто, кроме силы, не способно сегодня заставить российских политиков начать придерживаться правовых норм при восхождении к власти и при ее отправлении, равно как только силой можно побудить их к отказу от скрытых методов управления, от неформального и бюрократического сговора при согласовании интересов и целей, от нарушения законов, если они входят в противоречие с корыстью.

Поэтому призывы политиков самого разного идеологического толка к кон­ ституционализму по большей части являются средством манипулирования массовым сознанием, приемом мистификации и дезориентации не только конкурентов, но и всего общества.

Однако при всем концептуально-ценностном, мировоззренческом не­ приятии конституционализма в политико-административной элитарной среде существует и сугубо прагматическое отношение к праву как к конкретному ресурсу власти, который можно применить в игре на опережение соперника и который представляется менее затратным способом захвата или использова­ ния большей доли полномочий. Например, левое думское большинство весь­ ма успешно употребляло это оружие, постоянно навешивая на правительство груз экономически не обеспеченных социальных законов, превращая законо­ дательный процесс в поле политических сделок с бюрократическим и даже криминальным оттенком. У нас есть все основания доверять наблюдению Г.Моски, предупреждавшего, что законы, нисколько не приближая массу к власти, используются элитарным группами исключительно для усиления собственного господства. Российской элите не только привычнее, но и вы­ годнее бороться за власть (государственные ресурсы) вне правового поля.

Отношение к конституционализму как к частному ресурсу диктуется самой политической ситуацией, когда становление правовой структуры госу­ дарства не нужно ни одной из действительно правяш;

их группировок России.

Спор различных линий в развитии государства и обш(ества еще не обрел той степени необратимости, при которой право будет доминировать как метод отстаивания и использования власти. Ведь конституционализм символизиру­ ет относительную завершенность процесса укоренения определенной поли­ тической линии, курса в использовании власти, иными словами, законода­ тельное оформление победы одного из политических соперников.

Следует отметить, что в современной ситуации потребность в обраще­ нии к праву, утверждении конституционализма в значительной степени явля­ ется результатом будирования духовной среды политическими публициста­ ми, интеллектуалами, как всегда опережающими в своих писаниях эволюцию российской политии. Эта часть гуманитарной, но не властвующей духовно элиты, работающей на фоне беспримерного усиления уважения к праву в ми­ ре, тем не менее, не вполне понимает, чем именно движимы реальные рычаги власти в России. Поэтому "политики" как неотъемлемая часть объекта их ду­ ховного воздействия, имеющая особые позиции в толковании социальных и политических проблем, постоянно ускользают из-под их идейного влияния.

Опасное следствие деятельности духовных водителей Отечества за­ ключается в том, что, пропагандируя конституционализм и тем самым в ка­ кой-то степени искусственно привнося в общественную жизнь данную про­ блему как политическую, они заслоняют этим другую, несравненно более важную коллизию. На основе элитарной культуры власти сложилась некая специфическая логика развития государственности, включающая стиль при­ нятия решений, существующая наряду с требованиями не только демократи­ зации, но даже рационального подхода к оценке и программированию дейст­ вий государства как такового, соответствующего общему проекту модерни зации страны. Чтобы понять серьезность положения, достаточно посмотреть на реально существующие (или систематически появляющиеся в поле вла­ сти) модели "непроницаемого управления", "государственного предпринима­ тельства", "национал-унитаризма" и другие попытки конструирования поли­ тических практик, которые разрушают российский федерализм, образуя мощные завалы на пути его демократизации. В любом случае можно видеть, что ценностные приоритеты и сложившиеся стандарты профессионального поведения управляющих переориентировали изнутри всю систему государ­ ственного управления на цели, не совместимые ни с нормами рационализа­ ции властных и управленческих отношений, ни с подлинными (хотя, может быть, пока плохо понятыми) интересами гражданского общества.

В результате государство несет прямую угрозу человеку: полицейщи­ на, закрытость для общественности процессов формирования и функциони­ рования властных структур, господство криминализированных установок, слабость силовых ведомств в борьбе с преступностью, игнорирование прав и свобод личности, неконституционность региональных законов, постоянное провоцирование чрезвычайщины. Озабоченность элиты собственными про­ блемами и, соответственно, безразличие к делам общества дезавуируют воз­ можности российской демократии гражданскими силами препятствовать данным тенденциям.

Характер социальных и политических последствий, вызванных ны­ нешней системой государственного управления, выводит на авансцену агрес­ сивные и реакционные идеологии. На этой почве смычка верхов и низов, их духовная солидарность возможна на основе идей, которые одновременно ак­ кумулируют и яростное недовольство масс, и стремление верхов упрочить свое положение. Шансы здесь имеются лишь у идей, обладающих агрессив­ ной и негативной энергетикой, способной спаять все более закрывающуюся от общества элиту и атомизирующееся общество. Наблюдения за традицио­ налистскими чертами российской политической культуры говорят об опасно­ сти для России возникновения идеологий национализма и шовинизма.

Для сохранения основ режим демократического типа должен действо­ вать в совершенно определенном направлении. С нормативной (даже идеали­ стической) точки зрения, этому режиму не столько важно укрепление закон­ ности самой по себе, сколько необходимо использование права для подкреп­ ления волевого давления политики в целях укрепления и расширения про­ странства демократической власти. Закон должен помочь российской демо­ кратии показать, что она являет определенный тип принуждения, а не форму организации безразмерных общественных дискуссий, причем критических по отношению к пресловутому западному опыту развития. В этом смысле вла­ сти прежде всего следует найти средства нейтрализации всех политиков радикалов как левого, так и правого толка, ориентирующихся на узко­ групповые приоритеты и вносящих в политическое пространство идеи наси­ лия и непримиримости. Среди мер, направленных на продолжение процесса перехода к демократии современного типа, правящей элите, выстраивающей институциональное пространство политического дискурса, необходимо: об­ ратить внимание на лицензирование наиболее радикальных печатных изда­ ний, на условия допуска экстремистов и радикалов к электронным СМИ, дея­ тельность некомпетентных, оттого зачастую нелояльных профессоров уни­ верситетских кафедр;

вводить для определенной категории работников в сфере государственного управления процедуры люстрации;

подвергать тща­ тельной проверке программы преподавания и, соответственно, кадры в сред­ ней школе и т.д.

Необходимы компетентные политические лидеры, представители вла­ сти или претенденты на нее, которые смогут неуклонно проводить подобные меры, не подпадая под соблазны власти.

2.3. Роль СМИ в формировании правовой культуры Роль СМИ в формировании правового сознания, правовой культуры, уважения к закону и правомерного поведения личности в обществе трудно переоценить. Свобода слова не корпоративная привилегия журналистов, а неотъемлемое право человека. Общество не будет демократическим, пока свобода слова будет оставаться корпоративной привилегией представителей лишь "четвертой власти".

Важно, чтобы сегодня при практически полном отсутствии цензуры (само понятие которой противоречит принципу свободы слова) средства мас­ совой информации соблюдали нравственно-этические барьеры, обеспечивали соблюдение прав граждан на получение достоверной информации, были че­ стными и добросовестными, следили за соблюдением профессионально этических норм журналистами, пользующихся таким мощным средством воздействия на общественное сознание, как СМИ.

Характеризуя состояние правовой культуры в российском обществе, необходимо отметить отсутствие общественных программ реализации и за­ щиты гражданских прав, основанных на концепции правового просвещения населения. Это приводит к недостатку знаний, отсутствию информации о правах и обязанностях граждан, несоблюдению законов и совершению до­ садных ошибок, то есть к правовому нигилизму. В обществе растет чувство незащищенности гражданина перед правонарушениями. Пока СМИ на эту ситуацию практически не влияют вовсе, либо, вольно или невольно, способ­ ствуют формированию негативного образа закона, государственной власти, правоохранительной системы страны и всего правопорядка в стране в целом.

Государственная политика и законодательство в области средств мас­ совой информации сегодня повсюду в мире претерпевают существенные преобразования. Данный важный аспект, существенный для укрепления пра­ вовой культуры СМИ, объясняется происходящими в мире стремительными геополитическими изменениями: возрастающим интересом к информации как таковой, всеобщим движением в сторону демократизации общества, дав­ лением со стороны международного сообщества, непреодолимым воздейст­ вием новых информационных технологий. Правовые и политические вопро­ сы в области СМИ все больше и больше становятся предметом интенсивного обсуждения.

Формирование правовой культуры демократического общества требует целого ряда последовательных шагов. Одним из наиболее важных является создание массово-информационной отрасли права и формирование институ­ циональной основы деятельности СМИ. Однако формирование демократиче­ ских СМИ слишком часто начинается без достаточного осмысления характе­ ра роли многочисленных сопутствующих факторов.

Отдельные законы зачастую рассматриваются вне зависимости друг от друга;

при их анализе и обсуждении чаще всего уделяется внимание исклю­ чительно формулировкам. Однако каждое общество отличается определен­ ным характером правоприменения, особенностями взаимодействия различ­ ных законов, социальным контекстом, в котором эти законы действуют, что непосредственно сказывается на степени их эффективности. Поэтому для различных государств на различных этапах их развития требуются разные подходы к формированию правовой культуры СМИ, разные подходы к ха­ рактеру и структуре правовой среды, в которой СМИ работают.

Необходимо определение компонентов, оказывающих воздействие на формирование среды, способствующей достижению СМИ высоких стандар­ тов правового поведения. Понимание обстоятельств, при которых нормы права начинают эффективно работать, позволяет в каждом конкретном слу­ чае содействовать усилению роли СМИ в деле укрепления демократических институтов. Осознание того, что из себя представляет благоприятная право­ вая среда, могло бы не только сыграть позитивную роль в деле формирова­ ния и укрепления демократических институтов, но и оказаться полезным для тех защитников свободных и независимых СМИ, кто желает объяснить, ка­ кими именно факторами определяется степень свободы и независимости той или иной радиостанции, телестанции или газеты.

Рассмотрим существующие представления о связи между свободными, независимыми СМИ и построением устойчивых демократических институ­ тов. Потребность иметь свободные и независимые СМИ носит политический характер, связна с ролью СМИ в упрочении или стимулировании развития демократии. Во всех демократических обществах СМИ построены по разному, ни один конкретный сценарий развития масс-медиа нельзя считать существенной частью программы демократизации. Развитие независимых СМИ может принимать различные формы. Важно понять, какой должна быть пресса и каким должно быть общество, чтобы формирование правовой куль­ туры шло в нормальном русле.

В исследовании под названием "Свободная и ответственная пресса", проведенном действовавшей в конце 40-х годов Комиссией Хатчинса (Ни1с]11п8 Сот1881оп), в качестве критериев эффективности выделено пять возмоОжных функций прессы. Пресса может: (1) предоставлять "правдивый, полный и понятный отчет о текущих событиях в том контексте, в каком они приобретают смысл";

что мы наблюдаем при объективном освещении собы­ тий;

(2) служить "форумом для обмена мнениями и критическими высказы­ ваниями", что отчасти означает, что газета должна быть "коллективным про­ водником" общественного диалога, и хотя бы в какой-то степени представ­ лять мнения и взгляды, противоположные мнениям и взглядам редакции;

(3) показывать "типичную картину, отражающую представительство различных общественных групп";

(4) "представлять и разъяснять цели и ценности обще­ ства";

(5) предоставлять "полный доступ к текущей информации", содействуя этим осуществлению права граждан на получение информации. Комиссия определила три общих задачи, без выполнения которых пресса не может иг­ рать политическую роль: предоставлять информацию, просвещать общество, с тем чтобы оно было способно осуществлять самоуправление, и строго сле­ дить за действиями властей. Можно добавить, что есть еще одна функция прессы, а именно: внедрять в различные слои общества сознание того, что они представлены в общественной сфере.

Функции прессы в некоторой степени зависят от того, какой общество представляет демократию. Если демократическое общество представляется как широкое гражданское представительство, то очевидна необходимость в СМИ, которые помогают общественным группам реализовывать свои цели и мобилизуют их на борьбу и защиту своих интересов. Если же демократия по­ нимается как более элитарное устройство, то СМИ должны предоставлять достаточно информации гражданам, участвующим в общественной жизни, с тем чтобы они действовали рационально, и, естественно, строго следить при этом за действиями властей, исполняя охранительную роль. В некоторых мо­ делях демократии считается, что средства массовой информации должны служить целям распространения и насаждения "истинных ценностей".

Переход к развитой демократии нередко предполагает раздробление или уничтожение существовавшей ранее монополии или олигополии власти, в том числе одной из ее существенных составляющих - монополии на ин­ формацию. Во многих случаях реформа СМИ направлена на предоставление доступа мнениям, ранее не звучавшим на общественном рынке идей. Вопрос в том, каким образом и для кого открыт этот рынок. Иными словами, какими источниками власти или денег и в каких целях поддерживаются новые или дополнительные "поставщики" на рынке идей. Примером такого переходного общества может служить Россия в конце 90-х годов, где медиа-компании в большой степени служили поверенными основных группировок капитала и политического влияния, поскольку каждая из них стремилась захватить в свое распоряжение часть медиа-структур.

Иногда для обеспечения гарантированного существования свободных, независимых СМИ необходимо предусмотреть присутствие на рынке идей специальных инструментов, не являющихся полностью зависимыми от госу­ дарства, для выражения соответствующих ценностей и организации их обще­ ственной поддержки. Создавая свободные, независимые СМИ в самом нача­ ле переходного периода, мы закладываем прочный камень в фундамент де­ мократических институтов. Даже если СМИ и не исполняют в полной мере охранительную роль или роль носителя ценностей и информации, можно быть уверенным, что это происходит исключительно из-за недостатка опыта, а не из-за злого умысла. В зрелой демократии свободные, независимые СМИ порой возникают вполне естественно и органично, но во многих переходных обществах необходимы искусственные меры для поддержки этого процесса.

Можно утверждать, что если уже существуют свободные, независимые СМИ, способные стимулировать и формировать общественное мнение, то построение демократических институтов в переходных обществах происхо­ дит более быстрыми темпами и при более широкой общественной поддерж­ ке.

Для развития гражданского общества нужны законы, создающие структурную правовую базу для независимых СМИ. Однако сами по себе за­ коны еще не определяют, каким именно образом будут функционировать СМИ. Чтобы свободные, независимые СМИ "работали", данное общество должно оценить ту роль, которую они играют. Именно эту проблему выделя­ ет Р. Аткинсон, утверждая о том, что "искусственно создать гражданское общество простым законодательным актом ни практически, ни теоретически невозможно. Теория либеральной политической мысли и история политики либерализма показывают, что верховенство права есть результат изначальной приверженности гражданскому обществу, предшествующей законодательно­ му оформлению"^^. Дж. Мертус указывает: «Искусственная пересадка право­ вых институтов с целью внедрить такие ценности, как партнерские отноше­ ния и добровольное сотрудничество, работать не будет при отсутствии пред­ варительной решимости быть приверженным таким ценностям. Напротив, каждая отдельная властная структура будет отвергать такого рода насильст­ венное принуждение как незаконное или как примененное неправильно к ее собственным потребностям, или как то и другое. Эта проблема свойственна природе общественного переустройства и правового трансплантирования. И даже наиболее компетентные эксперты в области права своими силами не в состоянии решить эту проблему»^^.

Задача осознания необходимости изменения существующего в общест Atkinson R. A Dissenter's Commentary on the Professionalism Crasade. 74 Texas Law Review. 1995.

P. 259,297.

Mertus J. From Legal Transplants to Transformative Justice: Human Rights and the Promise of Transna­ tional Civil Society. 14 American University International Law Review. 1999. P. 1335, 1384.

ве традиционного набора точек зрения с тем, чтобы уйти от монополии или олигополии, отлична от задачи определить, при помощи каких действий или процессов это можно сделать и каким именно новым точкам зрения будет, в процессе преобразования, отдано предпочтение. В Руанде, в начале 1990-х годов, демонополизировать средства массовой информации и подготовить новые, негосударственные источники информации помогли международные организации. Однако созданная при этом независимая радиостанция с ее но­ вым обученным и профессиональным персоналом стала орудием экстреми стов, которым удалось спровоцировать геноцид. Термин "независимые СМИ" часто используется неразборчиво: это и СМИ, способствующие разви­ тию демократии, и СМИ, просто находящиеся вне контроля той или иной монополии или олигополии, ограничивающей имеющийся в обществе набор точек зрения. Эти два свойства - содействие демократии и содействие плю­ рализму мнений - не следует смешивать.

В какой степени свободными, плюралистическими и независимыми могут быть СМИ, в редких случаях определяется только законодательством, усилиями спонсоров, властей (в виде предоставления субсидий, выделения газетной бумаги или контроля над средствами распространения), хотя все эти аспекты и имеют большое значение. Между так называемым институцио­ нально-правовым и так называемым социально-культурным аспектами, то есть между правом и тем, как оно истолковывается и реализуется, как при­ знается и воспринимается, существует тесное взаимодействие. Это характер­ но для всех обществ без исключения. В этом смысле создание благоприятной правовой среды зависит от реакции общества. Так, в постсоветской России, несмотря на то, что газеты стали пользоваться большими свободами, число читателей серьезной печати резко сократилось. И хотя это произошло в зна­ чительной степени из-за роста цен на печатную продукцию, налицо социаль­ но-культурный фактор, состоящий в том, что в сходных условиях в ряде стран после периода эйфории резко упал интерес к политическим новостям.

Для построения независимых СМИ жизненно важно учитывать интере сы аудитории и иметь полноценный спектр изданий и программ. Во всяком случае, важно учитывать взаимодействие между законодательством и други­ ми составляющими свободных, независимых СМИ. Правовая реформа в об­ ласти СМИ будет наиболее успешной и, пожалуй, только тогда успешной, когда ее усилия направлены также на создание надежной традиции профес­ сиональной журналистики, на подготовку специалистов по маркетингу и распространению печатной продукции, на воспитание общественной среды, благоприятной для средств массовой информации.

В формировании правовой культуры СМИ важны конкретные законы, из которых складывается правовая база СМИ. Особое значение имеет право­ вой контекст и создание культуры действенных, независимых, плюралисти­ ческих СМИ. Благодаря чему одно общество открыто и толерантно, а другое нет? Под влиянием каких обстоятельств складывается гражданское общест­ во, которое не только обладает источниками получения информации, но к тому же и в состоянии на деле ими воспользоваться? Легче и проще понять, в силу каких негативных явлений не может сложиться подобная среда. Орудия подавления свободы слова легче определить, чем инструменты, способст­ вующие распространению и использованию информации. Хотя правовая база и может быть полезной, хорошие законы в отношении СМИ сами по себе еще не создают правовую культуру. Существует немало авторитарных режи­ мов, освоивших язык гласности. Весьма сложно определить, какие именно факторы больше всего способствуют созданию культуры демократических ценностей. Возможно, имеет значение наличие энергичного, предприимчиво­ го негосударственного сектора, то есть организаций, остро и оперативно реа­ гирующих на посягательства на права журналистов. На страже прав журна­ листов в критические фазы развития переходных обществ стояли такие орга­ низации, как Фонд защиты гласности. Комитет защиты журналистов, "Репор­ теры без границ". Они выявляли случаи рецидива старых репрессивных ме­ тодов и доводили их до внимания международной общественности. Для дан­ ных организаций существование конкретного закона в поддержку СМИ, ко торый служил бы основанием для действий в случае его нарушения, вероят­ но, облегчил бы задачу анализа ситуации. Но сам характер и объем правоза­ щитной деятельности этих организаций отнюдь не определялся наличием или отсутствием подобного закона.

Правовую реформу в области СМИ и иные предпринимаемые меры следует оценивать особым способом. В основном на них следует смотреть как на действия, помогающие построению общества, способного правильно воспринимать средства массовой информации. И оценивать их следует по вкладу в этот процесс. Простое применение законов государства к тому, что происходит в переходном обществе, недостаточно. Написание и обсуждение законов о средствах массовой информации должны разыгрываться как акты драматического спектакля, в ходе которого граждане проходят обучение и начинают понимать, какую роль способны играть СМИ. При этом растет осознание ценности свободы слова и того, каким образом свобода слова ра­ ботает в обществе.

В самом понятии правовой культуры СМИ заложено понимание того, насколько важны для свободных, независимых СМИ конкретные правовые формы. В нем также заложена необходимость для СМИ структуры опреде­ ленного вида, а иногда и непременной предпосылки, согласно которой для создания демократических институтов СМИ должны развиваться на родной почве. Существенным моментом является то, что правительство не обладает монополией на информацию. Возможность гражданского общества иметь в критические моменты доступ к Интернету, факсу, телефону могла бы послу­ жить достаточным условием для выполнения контрольных функций СМИ.

По крайней мере, это может означать, что общество, где сектор частных СМИ неразвит, но при этом у граждан есть возможность доступа к Интерне­ ту, менее нуждается во вмешательстве или реформировании, чем общество, у которого нет ни того, ни другого. Этот подход к проблеме вмешательства с целью укрепить свободные, независимые СМИ можно назвать подходом с позиций "новой технологии".

Современные информационные технологии и ресурсы глобальных те­ лекоммуникационных сетей предоставляют новые и чрезвычайно широкие возможности в формировании правовой культуры граждан, юридическом об­ разовании и профессиональной деятельности в области права, смежных об­ ластях.

На ряде российских интернет-сайтов располагается правовая информа­ ция различной направленности и содержания, функционируют электронные консультационные офисы специалистов по различным областям права. В ка­ честве примеров укажем на сайт http://www.inforis.ru, на котором размещена крупная информационно-поисковая система КОДЕКС, охватывающая зако­ нодательство России. Еженедельные обзоры новостей о законодательстве РФ представлены на сайте www.referent.ru.

В российских ресурсах телекоммуникационных сетей регулярно вы­ ставляются новые нормативные документы федеральных и региональных ор­ ганов власти, проекты законов и комментарии юристов, поддерживается опе­ ративная информация министерства юстиции и конституционного суда РФ, размещаются периодические издания и документы МИД РФ. Высокую обще­ ственную значимость имеет информация о Европейском суде по правам че­ ловека в Страсбурге, размещенная на сайте www.coe.ru. Идеи открытого об­ щества предполагают доступ граждан России к законодательству западных стран. Данная возможность обеспечивается, в частности, информационно поисковыми системами и базами данных Еех18-пех18 и Westlaw.

Значительная часть правовых ресурсов представлена на интернет сайтах в гипертекстовом формате, позволяющем получить ответ на интере­ сующий вопрос с глубокой проработкой иерархии и взаимосвязей норматив­ ных актов.

С целью содействия формированию правовой культуры и правового просвещения населения необходима реализация различных проектов, на­ правленных на формирование у пользователей Интернета умения решать правовые вопросы с активным использованием современных информацион ных и коммуникационных технологий. В учебных курсах образовательных сайтов должны содержаться программы, ориентированные на различные ка­ тегории обучаемых, в том числе на учащихся средних школ, специальных учебных заведений, студентов факультетов юридического и неюридического профилей вузов.

2.4. Правовое образование и правовая культура личности Движение к гражданскому обществу и правовому государству опреде­ ляет особую активность развития системы правового образования населения Российской Федерации как условия становления правовой культуры ее граж­ дан.

Становление культуры личности - приобщение ее к опыту творческого освоения действительности, накопленному предыдущими поколениями лю­ дей и воплощенному в ценностях материальной и духовной культуры, ценно­ стям права, опыту позитивного, социально полезного поведения в правовой сфере. Правовая культура личности выражается в единстве правовых знаний, адекватно отражающих правовую действительность, эмоционального соци­ ально полезного отношения к правовым явлениям и правомерного поведе­ ния.

Правовая культура формирует в личности ответственность, дисципли­ нированность, уверенность в себе, связанную с умением ориентироваться в хитросплетениях общественных отношений и выбирать правомерный способ действий. В качестве важнейших элементов культуры выделяет понятия, обозначающие способ организации человеческого опыта, отношения или представления о том, каким образом различные аспекты опыта людей связа­ ны между собой, ценности или общепринятые верования относительно це­ лей, к которым люди должны стремиться, правила или нормы, регулирующие поведение людей в соответствии с ценностями их культуры. Заметим, что правовая культура общества включает названные элементы культуры.

Правовая культура общества в качестве составных элементов включает юридическую науку;

правовую идеологию, утверждающую и обосновываю­ щую правовые ценности;

правовую психологию, т.е. обыденные правовые представления и социальные эмоции по отношению к правовым явлениям;

объективное право и законотворчество, правоотношения, правопорядок и способы его охраны. Ядром правовой культуры общества являются развитое общественное правосознание, где формируются ценностные, нормативные основы правового бытия, сама идея закона, государства и власти, которая за­ тем воплощается в основополагающих принципах права и в совокупности правовых норм. Таким образом, развитое общественное правосознание явля­ ется идейным источником созидательной деятельности людей в правовой сфере.

Рассмотрение сущности правовой культуры общества позволяет осоз­ нать ее конкретно-исторический характер, тесную связь с существующим общественным строем, а также с типом мышления, менталитетом и тради­ циями народа. Именно эти факторы определяют ценности и идеалы, находя­ щие выражение и закрепление в правовой системе общества.

Естественно, что правовая культура общества оказывает прямое воз­ действие на правовую культуру личности, так как индивидуальное правосоз­ нание, включающее три основных компонента: а) правовые знания, пред­ ставления, взгляды;

б) правовые чувства;

в) волю субъекта, - отражает всю совокупность правовых явлений общества, как позитивных (культура), так и негативных (антикультура). Побудительными факторами к позитивному во­ левому действию являются установки личности на соблюдение и укрепление правопорядка.

Индивидуальное правосознание может складываться стихийно под воздействием правовой действительности, нередко противоречивой;

опыта (подчас негативного) участия в правоотношениях в качестве их субъекта, а также под влиянием микросреды, в которой находится индивид. В связи с этим у личности нередко происходит становление ущербного правосознания, искаженно и однобоко отражающего правовую реальность.

Иной путь становления правосознания личности - ее правовое образо­ вание, помогающее осознать социальную ценность права, понять смысл дей­ ствующих законов и их личную значимость. В этом случае, даже сталкиваясь с негативными явлениями в правовой сфере, человек будет воспринимать их не как норму жизни, а как противоречащие праву и требующие устранения.

Таким образом, в процессе правового образования происходит становление позитивного, развитого, целостного правосознания, являющегося ядром пра­ вовой культуры личности, побуждая ее к правомерным действиям и поступ­ кам.

Однако правовая культура индивида не означает отсутствия противо­ речий между ней и правовой системой. Это часто связано с отставанием дей­ ствующего законодательства от осознанных индивидом личных и общест­ венных потребностей. Общественно необходимые новые правила жизни об­ щества, прежде чем воплотиться в законе, возникают в сознании как долж­ ные. Отставание отдельных правовых институтов и норм права от развития правосознания граждан может стать (и становится) источником конфликтов между гражданами и государством. Тем самым правосознание граждан ока­ зывает непосредственное воздействие на правотворчество, являясь идейным источником обновления законодательства. Помимо этого, новые нормы пра­ ва, усвоенные индивидом, выполняя регулятивную функцию, оказывают воз­ действие на его поведение, расширяя сферу правомерных действий (в случа­ ях отмены тех или иных запретов). В каждом из указанных случаев имеет ме­ сто эволюция правовой культуры личности.

Правовая культуры личности, так же как и правовая культура общест­ ва, - явление конкретно-историческое. Изменяются конкретно-исторические условия жизни общества - должно измениться и качество правовой культуры его граждан.

В России качественно меняется правовая основа общественной жизни.

Конституция РФ ориентирует всю правовую систему на приоритет интересов человека и гражданина, утверждает гуманные принципы, провозглашенные в документах международного права, в соответствии с этим изменяется и со­ держание правовой культуры общества, ориентированной на ценности демо­ кратии и гуманизма, что, в свою очередь, требует пересмотра содержания правового образования, чтобы с учетом реалий жизни и перспектив развития российского общества ориентироваться на иные качества правовой культуры граждан.

Правовая культура гражданина России в постсоветский период должна обладать (по сравнению с советским периодом) качественно новыми черта­ ми. В тоталитарном обществе требования к правовой культуре ограничива­ лись такими, как уважение к праву, закону;

требовались законопослушное поведение индивида и его участие в общественной работе по охране право­ порядка.

В демократическом обществе, где появляются реальные механизмы для воздействия граждан на сферу законотворчества, возрастает ответственность рядовых граждан за качество принимаемых законов. Поэтому способность граждан критически оценивать принимаемые законы, их готовность участво­ вать в подготовке законодательства, протестовать против законов, противо­ речащих духу права (принципам гуманизма и демократии), - обязательный компонент правовой культуры личности, живущей в демократическом обще­ стве.

Для права в демократическом обществе характерно признание и защита государством прав человека и гражданина, предоставление самому гражда­ нину права защищать свои права всеми законными способами. Поэтому важ­ ным показателем правовой культуры гражданина демократического общест­ ва является не только знание своих прав и свобод, но и умение и готовность защищать свои права в случае их нарушения, а также солидаризироваться с другими гражданами, чьи права также нарушены.

Действующий в демократическом обществе правовой принцип "разре­ шено все, что не запрещено" означает предоставление гражданам государст­ ва широких возможностей выбора направлений и способов деятельности в ПО разных сферах жизни общества, в то же время это значительно повышает требования к правовым знаниям граждан, чтобы, пользуясь предоставленной им свободой, они не вышли за рамки правового пространства.

Таким образом, правовое образование граждан современной России должно ориентироваться на становление правовой культуры граждан откры­ того демократического общества.

Компонентами такой культуры являются:

- систематизированные научные знания о праве и о заложенных в нем гуманистических принципах, о системе действующих в разных сферах жизни общества правовых норм и порядке их применения, о системе прав, свобод и обязанностей граждан, о способах реализации и защиты прав и свобод, о ре­ ально существующем в обществе правопорядке, мерах его укрепления и спо­ собах охраны;

- ориентированное на социальную ценность права и строгого правопо­ рядка эмоциональное отношение к правовым явлениям - уважение к праву и активное неприятие нарушений правопорядка, установка на законопослуша ние, на практическое применение правовых знаний для решения личных жизненных проблем, на восприятие правовых предписаний как лично значи­ мых и готовность проявить волю для их выполнения, на совершенствование действующего законодательства;

- социально полезное поведение личности, проявляющееся в осознан­ ном правомерном поведении, умелой реализации своих прав и свобод, в за­ щите своих прав в случае их нарушения, в участии в правозащитных акциях (в случае нарушения прав других граждан), в честном и добросовестном вы­ полнении обязанностей гражданина России, в способности в быстро меняю­ щемся мире действовать в различных жизненных ситуациях юридически грамотно, целесообразно, ориентируясь на существующие законы, в личной причастности к совершенствованию российского законодательства.

Гражданин России как демократического государства, находящегося на этапе становления гражданского общества и правового государства, может и должен осознавать такие правовые ценности, как равенство всех перед зако­ ном;

признание неотъемлемыми естественных прав человека;

право человека на индивидуальность;

ограничение возможности вмешательства государства в частную жизнь граждан;

право на защиту своих прав и свобод со стороны государства;

презумпцию невиновности и право самого гражданина защи­ щать свои права и свободы в случае их нарушения;

реальность и широту по­ литических прав и свобод граждан и ряда других.

Актуальность осуществления целенаправленного, эффективного пра­ вового образования граждан, ориентированного на формирование гумани­ стической и демократической правовой культуры личности, определяется по­ требностями государства, общества и личности, непосредственно связанны­ ми с теми процессами, которые характерны для современной России, и пер­ спективными тенденциями ее развития.

Превращение России в правовое государство невозможно без преодо­ ления правового нигилизма граждан, характерного и для предыдущих этапов российской истории, но усилившегося в 1990-е гг. в связи с происшедшей в обществе критической переоценкой нравственных ценностей советского об­ щества, не замененных, однако, в сознании многих людей новыми демокра­ тическими и гуманистическими ценностями. Благодатной почвой для роста правового нигилизма явилась проявленная в переходный период слабость го­ сударства в борьбе с организованной преступностью и коррупцией государ­ ственных чиновников. Вызывает тревогу все большее вовлечение молодежи в криминальную сферу.

Рассмотренные негативные явления современной российской жизни имеют в первую очередь социальные и политические причины. Однако они свидетельствуют и об ущербности общекультурного и правового образова­ ния, полученного гражданами России. Поэтому для создания эффективной системы правового образования граждан необходим поиск ученых и практи­ ческих работников. Результат этого поиска может сыграть важную роль в преодолении правового нигилизма и в борьбе государства с преступностью.

Возможности воздействия правового образования граждан на развитие государства и общества отнюдь не сводятся к профилактике правонарушений и преступлений, в частности среди молодежи. Они значительно шире. Отсю­ да и многообразие требований, предъявляемых сегодня к результатам право­ вого образования.

Для современного этапа функционирования российской правовой сис­ темы характерно ее кардинальное обновление. Налицо кодификация, инкор­ порация основных гражданских, финансовых, административных, судебных и других юридических институтов. Напомним, что законодательство, уже существовавшее в 1980-е гг., не могло эффективно регулировать возникав­ шие новые гражданские отношения. Поэтому одновременно с разложением и ослаблением прежних подходов к системе права идет процесс формирования нового законодательства, приближающегося по своим характеристикам к общецивилизационным.

Однако степень воздействия содержания в законодательных актах но­ вых правовых норм на жизнь общества прямо зависит от готовности граждан руководствоваться ими в своей повседневной жизни. Именно правовое обра­ зование должно подготовить граждан к практическому применению обнов­ ленного законодательства.

Демократическое устройство общества само по себе не исключает воз­ никновения ситуаций, когда права отдельных граждан или даже определен­ ных социальных групп могут быть нарушены. В этом случае вступает в дей­ ствие мощный, хорошо отлаженный механизм защиты и восстановления на­ рушенных прав граждан. Существенная роль при этом отводится самому гражданину, который имеет возможность, опираясь на систему соответст­ вующих правовых норм с использованием адвокатуры, суда, прокуратуры, средств массовой информации, общественных институтов, защитить свои права и восстановить их.

В условиях современной России рано говорить о наличии такой систе­ мы, однако некоторые правовые средства защиты гражданином своих прав ИЗ имеются. Правда, используются они явно недостаточно, что, в частности, создает условия для произвола и злоупотребления чиновников в отношении граждан. Причины пассивности большинства граждан в отношении защиты своих прав многообразны. К ним можно отнести комплекс психологических факторов: полученная из предшествующей советской эпохи привычка к по­ корности начальству, робость и страх перед любым чиновником, неверие граждан в свои силы и в возможность добиться правды, отсутствие необхо­ димого для свободного человека чувства собственного достоинства.

Такое отношение граждан к самим себе и к своим правам показывает ущербность их правосознания. Многие просто не знают своих прав, другие, даже зная их, не имеют представления о тех действиях, которые предусмот­ рены правом для защиты своих прав. Этим объясняется отсутствие у граждан установки на защиту своих прав и свобод правовыми средствами, а также во­ ли к подобным действиям, т.е. у них нет опыта правозащитных действий. По­ этому правовое образование должно решать задачи обучения граждан защите своих прав и свобод, не выходя при этом за рамки правового пространства, способствовать формированию таких важных свойств личности, как само­ уважение, чувство собственного достоинства.

Готовность и умение граждан защитить свои права и их нетерпимое отношение к любым фактам нарушения прав человека станут важным факто­ ром оздоровления российского общества, движения к правовому государству и гражданскому обществу.

Говоря об общественных потребностях, делающих правовое образова­ ние граждан России особенно актуальным, отметим еще ряд обстоятельств, связанных со становлением в России демократии и гражданского общества.

Переход от тоталитарного режима к демократии опасен разрушением эле­ ментарного порядка жизни общества, ростом нестабильности, возникновени­ ем острых социальных конфликтов. При низкой политической культуре на­ селения, ущербном правосознании многих граждан, размытости у них нрав­ ственных ориентиров свобода воспринимается как вседозволенность, что чревато анархическими, разрушительными социальными действиями, когда важную роль начинает играть "улица", когда психология толпы побеждает разум. Таким образом, обш;

ество превращается в "общество риска", т.е. оно представляет собой социум, находящийся в ситуации неопределенности, от­ сутствия устойчивого политического режима, стабильной экономической системы, морально-психологического фундамента.

Наряду с опасностью анархии и хаоса в "обществе риска" есть и другая опасность - скатывание к диктатуре в силу возникающего в обществе стрем­ ления установить порядок с помощью "твердой руки". Поэтому избежать опасных поворотов в жизни российского общества должны помочь не только укрепление государственных институтов власти, действующих в рамках де­ мократического режима, но и рост политической и правовой культуры граж­ дан, формирование у них чувства ответственности за свои действия и за судьбу страны, уважение к праву и правопорядку.

2.5. Воспитание культуры прав человека Гражданское воспитание должно быть главной деталью всего общеоб­ разовательного механизма в гарантирующем свободы государстве. Его целью должно быть развитие у молодого поколения осознания того, что есть обще­ ственная польза и уважение к закону, просвещение относительно прав и обя­ занностей гражданина во всей их полноте. Гражданское воспитание предпо­ лагает понимание правил демократической жизни и их глубинных основа­ ний, знание общественно-политических институтов и их исторических кор­ ней, размышление об условиях и возможностях уважения человека и его прав в современном мире: толерантность, солидарность, отказ от национализма, расизма, стремление к демократическому устройству общества. Такое воспи­ тание придаст учащимся способность утверждать собственные требования свободы и справедливости, ответственно встречать проблемы и вызовы вре­ мени.

Зачастую в российские вузы приходят выпускники средних учебных заведений, не обладающие даже минимальными представлениями о граждан ственности и правах человека. Они заканчивают вузы, в большинстве остава­ ясь столь же неграмотными в данном отношении. При всей возрастной спе­ цифике в гражданском и политическом просвещении подростков и взрослых, в нем есть один общий принцип: оно предполагает духовно-практическое от­ ношение к действительности, определенное изменение в ходе и в результате педагогического процесса не только познающего субъекта, но и познаваемо­ го им объекта. В настоящем параграфе этот принцип выражен в системе ме­ тодологических и методических подходов и рекомендаций. Критерии граж­ данского образования одинаковы для всех возрастных категорий. Особо от­ метим понимание прав человека как универсального, исторически обога­ щающегося концептуального комплекса, а также стремление увязать теоре­ тическое приобщение к данному понятию с мерами по вовлечению обучаю­ щихся в повседневную практику использования гражданских прав. Важен опыт объединения усилий различных дисциплин для распространения зна­ ний о правах человека.

Воспитание в духе прав человека представляет необходимую сторону школьного обучения, предполагающее одновременно получение ясного представления о данных правах, приобщение к их защите и обеспечению уважения к ним. Воспитывать в духе прав человека - значит учить тому, что к личности, говоря словами Канта, всегда следует относиться как к самоцели и никогда - только как к средству.

Свобода есть основное право человека. Человек может использовать свои права в той мере, в какой он пользуется своей свободой. На этом праве основывается уважение, с которым следует относиться к каждой личности.

Но уважение к личности отнюдь не является врожденным и не возни­ кает у человека спонтанно: необходимо воспитание, которое необходимо на­ чинать уже в начальной школе.

Воспитание в духе прав человека сопряжено с трудностями. Самым младшим школьникам подчас трудно усваивать термины, связанные с этими правами, их использование предполагает постепенность и тщательную про думанность педагогических действий.

Конечными целями воспитания в духе прав человека являются, по су­ ществу, цели этического порядка. Оно должно не побуждать учащихся сле­ довать какому-то формальному образцу, но предоставлять им средства для понимания этических проблем в жизни гражданина.

Воспитание в духе прав человека должно опираться на прочное усвое­ ние соответствующего понятия. Знание прав человека является условием уважения к ним. Поэтому первая задача состоит в том, чтобы выделить поня­ тие прав человека, определить его содержание.

Рассматриваемое понятие наполнялось содержанием в ходе истории.

Гражданские и политические права, так называемые «права первого поколе­ ния», наследие либеральной мысли, были затем дополнены экономическими и социальными правами, на которые повлияла социалистическая мысль и ко­ торые называют «правами второго поколения». Позднее были выдвинуты идеи о правах, именуемых «правами третьего поколения», - праве на мирную жизнь, здоровую окружающую среду и т. д.

Важно добиваться присутствия в сознании следующих трех принци­ пов:

- права человека, возникая в определенных культуре и цивилизации, тем не менее всегда являются всеобщими по своему характеру;

- права человека, будучи всеобщими, требуют уважения к различиям;

- права человека суть составные элементы социального и политическо­ го пространства демократического общества.

Воспитание в духе прав человека должно опираться на своеобразие и богатство самого рассматриваемого понятия. После осмысления истории оно позволяет критически анализировать область политического, выражать суж­ дения о политическом и моральном. Проводимое неукоснительно, с опорой на достаточно проясненные ситуации, воспитание в духе прав человека по­ зволит избавиться от унылого формализма, бесплодного морализаторства, ссылок на предопределенность поведения. Рассматриваемое воспитание должно быть общим делом различных учебных дисциплин.

Права человека, принципы, на которых они покоятся (свобода, сувере­ нитет, законность, равенство, безопасность, терпимость и т.д.), декларирую­ щие эти права документы затрагивают целый комплекс дисциплин, при том что гражданское воспитание имеет приоритет. Сумма знаний, связанных с правами человека, должна быть усвоена методично и постепенно, на протя­ жении всего срока обучения, благодаря концептуальному и методологиче­ скому вкладу каждой дисциплины.

Гражданское воспитание должно преподаваться в средней школе на уроках истории, географии, литературы, обществоведения. Гражданское вос­ питание должно опираться на признание и на применение принципов, обла­ дающих всеобщей ценностью: достоинство индивида, уважение к себе и к другим людям, терпимость и солидарность, требования справедливости, сво­ боды, демократии.

В школьных программах должны раскрываться принципы, которые следует увязывать друг с другом на основе поставленных целей. Конкретные темы, освещение которых необходимо для воспитания в духе прав человека, должны быть следующими:

Терпимость и признание всеобщности прав. Уважение себе и уважение к другим. Разнообразие происхождений, верований, мнений, образов жизни.

Терпимость, уважение к другим культурам. Права и обязанности иностранца, постоянно живущего в стране. Покушения на личность (расизм, сегрегация, дискриминация...). Единый мир: разнообразие культур. Уважение к достоин­ ству индивида, готовность к солидарным действиям. Право на просвещение и воспитание. Неравенства в развитии (диалог Север - Юг). Экономические и социальные права (на труд, здоровье, социальную защиту). Международная солидарность. Принципы демократии. Завоевание свобод (изучение осново­ полагающих текстов). Конституция РФ. Основные свободы. Средства против произвола. Политические институты. Гражданство, местное самоуправление (выборы). Региональные институты. Права и обязанности гражданина. Евро пейское Сообщество. Совет Европы. Международные организации (ООН).

Демократия в школьной жизни. Уважение к окружающей среде и к нацио­ нальному наследию. Региональное достояние.

При изучении названных тем возможно обращение в качестве отправ­ ной точки к вопросам текущей жизни.

Большая часть задач познавательного плана при воспитании в духе прав человека решается в ходе изучения вопросов истории и географии, включенных в программы определенных классов. История освещает то, как понимались права человека. Их формулирование, эволюция являются ре­ зультатами длительного исторического процесса экономических, социаль­ ных, политических, культурных преобразований. Поэтому важным представ­ ляется составление совместно с учениками хронологических таблиц, вводя­ щих основополагающие документы в контекст соответствующей эпохи. Это дает возможность рассматривать права в исторической перспективе.

Таким может быть перечень соответствующих тем:

Древние цивилизации Средиземноморья и Азии. Понятия: рабство, ра­ сизм. Многообразие условий жизни людей на Земле. Понятие разнообразия.

Знакомство со средневековыми цивилизациями (Византия, исламские куль­ туры). Отношения с Западом. Христианский Запад и феодальный строй. За­ рождение духа современности: Возрождение, Реформация. Европа в эпоху завоевания мира: первые колониальные империи. Понятия: сопротивление, религиозная свобода, нетерпимость. Развитие в Африке, Азии, Латинской Америке. Смешение рас (Южная Америка). Приобщение к экономике: меж­ дународные обмены;

задолженность третьего мира. Понятия: солидарность, сотрудничество, диалог между народами. Царский режим в России: сопро­ тивление самодержавию. Английские революции. Философия Просвещения.

Американская революция. Французская революция. Либеральные и нацио­ нальные движения в Европе. Промышленная революция и преобразования общества. Колониальные завоевания и раздел мира. Борьба с тоталитариз­ мом. Понятия: гражданин, государство, равенство, право. Законодательное закрепление прав, расширение и обогащ;

ение прав человека. Права человека и колонизация. Европейское пространство: миграции и население (смешение людских популяций). Приобщение к экономике: люди и труд на предприяти­ ях;

экономические и социальные права. Понятия: экономические права, со­ циальные права. Революция 1917 г. Поругание прав человека (мировые вой­ ны, фашизм). Победы в области прав человека: деколонизация, деятельность ООН и Совета Европы. Понятия: расширение прав, хрупкость прав человека.

Население РФ. Понятия: разнообразие народов и культур, всемирное значе­ ние проблемы прав человека.

Значительную роль могут сыграть произведения литературы, которые во все времена отражали чаяния людей, их страдания, ценности. Вниматель­ ное прочтение ряда произведений, создававшихся в эпохи от античности и до наших дней, позволяет проследить, как возникали ценности, которые легли в основу прав человека, как появлялись великие учредительные документы, в которых эти права провозглашались.

Воспитание в духе прав человека требует знания и понимания осново­ полагающих документов. В программу по гражданскому воспитанию долж­ ны быть включены Декларация прав человека и гражданина 1789 г.. Всеоб­ щая декларация прав человека 1948 г., европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод.

Изучение указанных текстов позволит приступить к рассмотрению собственно проблематики прав человека и показать, как они обогатились в ходе истории;

дает возможность выявить разрыв, который образуется между намерениями, провозглашением принципов, призванных быть универсаль­ ными, и реальностями повседневной жизни, где эти принципы часто нару­ шаются. Такие нарушения обусловили создание специальных учреждений по защите прав человека. Важно познакомить с ними учащихся.

Рассказывая о названных документах, следует избегать догматизма и чрезмерных абстракций. Названные три текста заслуживают специального изучения.

Декларация прав человека и гражданина от 26 августа 1789 г. Необхо­ димо проанализировать данный акт, выявляя содержаш;

иеся в нем основные понятия - свобода, равенство, законность, национальный суверенитет, сопро­ тивление угнетению. Предварительно следует напомнить об исторических условиях разработки документа (в увязке с программой по истории), пред­ ставить создателей текста, дебаты в Национальном собрании Франции о том, принимать или не принимать декларацию прав и обязанностей.

Данный документ входит в историческое наследие человечества. Авто­ ры Декларации черпали вдохновение в предшествовавших ей актах - англий­ ском Билле о правах 1689 г.. Декларации независимости США от 4 июля 1776 г. Внимание должно быть обращено на то, что борьба за свободу в Анг­ лии имеет древнюю традицию (Великая хартия вольностей принята в г.). Эта традиция обеспечила проведение в жизнь, начиная с 1679 г., проце­ дуры «Хабеас корпус» («НаЬеаз софпз» - закона о неприкосновенности лич­ ности, принятый английским парламентом в 1679 г.), гарантирующей инди­ видуальную свободу.

Декларация 1789 г. в юридическом плане закрепляет разрыв с общест­ вом и политической властью старого режима. Важно показать, как в каждой статье Декларации выражалась воля членов Учредительного собрания поло­ жить конец злоупотреблениям, произволу абсолютизма, дать ответ на ряд требований, содержавшихся в наказах третьего сословия.

Граждане Франции и сегодня опираются на организующие принципы, сформулированные в Декларации (презумпция невиновности, необратимость действия законов, ответственность управителей перед управляемыми, разде­ ление властей ). Поэтому Конституция Французской Республики 1958 г. от­ крывается напоминанием о приверженности французского народа «правам человека... как они были определены Декларацией 1789 г., подтвержденной и дополненной в преамбуле к Конституции 1946 г.». Декларация 1789 г., яв­ лявшаяся источником вдохновения для всех национальных движений в Ев­ ропе и Латинской Америке, легла в основу борьбы за раскрепощение инди видов и народов в X I X в.

Всеобщая декларация 1948 г. Сравнение содержания Всеобщей декла­ рации 1948 г. и Декларации 1789 г. позволит учащимся убедиться в том, что понятие прав человека обогатилось - появились понятия, на которых ныне зиждется достоинство индивида: принцип отказа от дискриминации, между­ народная солидарность, свобода собраний, свобода ассоциации. Всеобщая декларация 1948 г. представляется в качестве общего идеала, к которому «должны стремиться все народы и все государства». По форме она является не международной конвенцией, имеющей для ее участников обязательную юридическую силу, но резолюцией Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций. Документ стал источником вдохновения для создате­ лей конституций в значительном числе государств. Его дополнили в 1966 г.

Международный пакт о гражданских и политических правах и Международ­ ный пакт об экономических, социальных и культурных правах. Пакты имеют обязательную юридическую силу для ратифицировавших их государств.

Изучение Всеобщей декларации прав человека можно продолжить на занятиях, посвященных Организации Объединенных Наций.

Европейская конвенция 1950 г. Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод была принята Советом Европы, учрежденным в мае 1949 г. Данный акт выразил необходимость и волю создать в Европе сис­ тему защиты гражданских и политических прав, образовав орган правового обеспечения демократии - Европейский суд по правам человека в Страсбур­ ге. Учащиеся не должны смешивать Совет Европы и ЕС.

Отдельные статьи Конвенции 1950 г. (в частности, 25-ю), можно пред­ ставить, прибегая к простым схемам, иллюстрируя их содержание рассказами о решениях Суда в Страсбурге по конкретным делам. Чтобы обеспечить со­ блюдение обязательств, принятых на себя участниками Конвенции, была об­ разована Европейская комиссия по правам человека. В соответствии со ст. она может получать жалобы «от любого лица, неправительственной органи­ зации или группы лиц», которые утверждают, что явились жертвами нару шения одной из договаривающихся сторон их прав, изложенных в Конвен­ ции.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 

Похожие работы:


 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.