авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Астрологический Прогноз на год: карьера, финансы, личная жизнь


Нью-эйдж как квазирелигиозная субкультура современного общества: религиоведческий анализ

На правах рукописи

Раевский Александр Николаевич НЬЮ-ЭЙДЖ КАК КВАЗИРЕЛИГИОЗНАЯ СУБКУЛЬТУРА СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА: РЕЛИГИОВЕДЧЕСКИЙ АНАЛИЗ 09.00.14 - Философия религии и религиоведение

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук

Ростов-на-Дону - 2013

Работа выполнена на кафедре истории философии факультета философии и культурологии ФГАОУ ВПО "Южный федеральный университет" доктор философских наук, профессор Научный руководитель Капустин Николай Стратонович

Официальные оппоненты: профессор кафедры философии и культурологии ФГБОУ ВПО «Ростовский государственный экономический университет (РИНХ)», доктор философских наук, Васечко Вячеслав Юрьевич заведующий кафедрой гуманитарных дисциплин Ростовского филиала государственного казенного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Российская таможенная академия»», кандидат философских наук, Бурлуцкий Андрей Николаевич

Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Ростовский государственный университет путей сообщения»

Защита состоится 16 октября 2013 года в 15:00 на заседании диссертационного совета Д.212.208.13 по философским наукам при Южном федеральном университете по адресу: 344006, г. Ростов-на-Дону, ул.

Пушкинская, д. 140, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Южного федерального университета по адресу: 344006, г. Ростов-на-Дону, ул.

Пушкинская, д. 148.

Автореферат разослан «_»_2013 года.

Ученый секретарь диссертационного совета М.М. Шульман I.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы. Конфессиональная ситуация в нашей стране сложилась таким образом, что рядом с православием и исламом, буддизмом и иудаизмом, которые являются традиционными для России религиями, возникло множество, так называемых, новых религиозных движений (НРД).

Демократический курс развития страны, взятый руководящей элитой в начале 90-х годов ХХ века, в том числе и через принятие либерального государственно-конфессионального законодательства, обеспечил всем гражданам России свободу совести и выбора религии. Попытка копирования западного общества в политическом, экономическом и культурном плане привело к становлению в России, пользуясь выражением Элвина Тоффлера, «рынка духовных товаров». Через открытые границы в Россию проникли не только пророки новых религий, но и западный образ жизни, включающий в себя интерес к мистике, магии, эзотерике, уфологии. Успех новых религиозных движений, пусть и весьма незначительный, по некоторым оценкам вряд ли был бы возможен без формирования в России сообщества культурного подполья общества так называемой культовой среды1.

В среде последователей традиционных религиозных верований, существует стабильное негативное отношение к НРД: общераспространен взгляд на них как на подавляющие всякое критическое мышление, деструктивные организации. Поэтому возникает необходимость системного, целостного анализа и оценки, как деятельности данных религиозных организаций, так и мировоззрения их последователей. Изучению особенностей вероучения, организации различных новых религиозных движений уделялось значительное внимание со стороны философов, религиоведов и культурологов, однако проблема культовой среды и особенно Понятие «культовая среда» /cult milieu/ иногда переводят как оккультная среда. Под этим термином мы понимаем ту среду, в которой постоянно рождаются новые культы, вбирая в себя обломки мертвых, и появляется новое поколение культистов, поддерживающих культовую среду. Данный термин был введен Колин Кэмбел в 1972 году в работе C. Campbell, "The Cult, the Cultic Milieu and Secularization," in A Sociological Yearbook of Religion in Britain 5 (London: SCM Press, 1972): 119- движения Нью-Эйдж остается малоисследованной, хотя именно данный феномен культуры является подлинным айсбергом, от которого заметна лишь верхушка в форме институциональных новых религиозных движений.

В этом плане весьма актуальным представляется изучение НРД, как целостного явления и особенно тех из них, исследование которых проливает свет на мировоззренческие позиции не только адептов данного движения, но и той части общества, которую можно обозначить как культовую среду, являющуюся «питательной почвой» для НРД.

Актуальным является всестороннее прояснение следующего вопроса:

произошла ли при становлении новых общественных отношений массового общества, отличных по своим характеристикам от отношений в традиционном типе культуры, трансформация религиозной сферы общества и в какой форме. Соответственно актуальным является тематика взаимовлияния массовой культуры и новой религиозности. В конечном счете, необходимо ответить на вопрос о социокультурном значении движения Нью-Эйдж, который можно сформулировать следующим образом:

является ли данное движение недолговечным пережитком архаичных эзотерических представлений или, наоборот, благодаря своей сетевой структуре и обращению к распространенным религиозным мировоззренческим позициям оно представляет собой прообраз религии будущего?

Актуальность темы исследования обусловлена и тем, что при ее рассмотрении, научному анализу подвергся малоизученный материал, в котором концептуализированы идеи, взгляды деятелей движения Нью-Эйдж и мировоззренческие позиций людей составляющих ядро современной культовой среды.



Степень разработанности проблемы.

Феномен новых религиозных движений и движения Нью-Эйдж в частности можно рассматривать с позиций различных направлений – религиоведения, социологии и социальной философии, психологии, культурологии и т.д. К данной теме обращаются многие исследователи, но до сих пор целый ряд аспектов появления и функционирования новых религиозных движений изучены поверхностно. Исследование новой формы религиозности можно условно разделить на два направления – светское и конфессиональное. В светском религиоведение рассматриваются новые религиозные движения с позиции социологии, антропологии, философии религии, и в философско-культурологическом аспекте, раскрывающем характер взаимоотношений между религией и различными аспектами культуры. Конфессиональное направление в изучении НРД подходит с собственных позиции собственных догматов и в основном с целью показа полной несостоятельности последних в плане их духовно-нравственной установки.

Имеется значительное количество зарубежных и отечественных работ, посвящнных феномену новых религиозных движений. Исследования новых религиозных движений (НРД) были начаты с конца 1960-х гг. и интенсивно продолжаются по сей день. Основные особенности этих движений были проанализированы как западными учеными (А. Баркер, Б. Уилсон, Р. Старк, Р. Элвуд, Д. Бромли, В.С. Бэйнбрайт, Дж. Салиба, П. Кларк и др.), так и отечественными (П.С. Гуревич, Л.Н. Митрохин, С.Б. Филатов, Е.Г.

Балагушкин, Л.И. Григорьева, И.Я. Кантеров, Д.А. Таевский, Е.В Бурлуцкая., О.В. Воронкова и др.) На Западе, начиная с 80-х годов, вышел целый ряд работ посвященных движению Нью-Эйдж. Из наиболее значительных авторов монографий можно выделить С. Сатклифа, Д. Кемпа, П. Хиласа, Дж. Г. Мелтона, К.

Бочингера, М. Йорка, М. Вуда, А. Поссами. Кроме того, в зарубежном религиоведении, стало своего рода нормой, посвящать движению Нью Эйдж специальную главу в исследованиях посвященных НРД, глобализации, секуляризации и современной культуре. До сих пор работы большинства пишущих на эту тему авторов не переведены на русский язык. Более того, большинство из вышеприведенного списка авторов даже не упоминаются в русскоязычных работах посвященных НРД в целом и движению Нью-Эйдж в частности.

К сожалению, российские религиоведы еще недостаточно исследовали проблему генезиса и эволюции движение Нью-Эйдж. Из отечественных работ, как наиболее значимых в аспекте нашей диссертации можно отметить труды Кантерова И.Я., Григорьевой Л.И., Пендюриной Л.П. и Воробьевой М.В.

Большой интерес представляет фундаментальное исследование Волтера Ханеграафа «Нью-Эйдж и западная культура. Эзотеризм в зеркале светской мысли» 1996 года2, в котором детально рассматриваются основные направления Нью-Эйдж, раскрываются их связи с культовой средой и процессами секуляризации.

Изучение движения Нью-Эйдж предполагает анализ специфики организационной структуры НРД. Данный вопрос получил свое освещение в целом ряде работ религиоведов социологов. Здесь следует отметить концепции В.С. Бэйнбрайт и Р. Старка, предложивших методологию типологизации культов, выделив среди них аудиторные, клиентурные и институциональные3. Также значительный вклад в социологическое изучение, новой религиозности был внесен Колин Кэмпбел. Предложенное данным автором понятие культовой среды активно используется для описания движения Нью-Эйдж.

Значительный фактический и аналитический материал представляют конфессионально ориентированные авторы – представители конфессионального религиоведения. Выступая с критикой новых религий и движения Нью-Эйдж, они провели значительную работу по систематизации и анализу мировоззрения последователей движения Нью-Эйдж: Ф. Локхаас, У.

Мартин, А. Дворкин, Р. Родос, Д. Ньюпорт, А. Кураев, Дж. Макдауэлл, Д.

Стюарт. Конечно, данные работы обладают своей спецификой, в силу Hanegraaff W.J. New Age religion and Western culture: esotericism in the mirror of secular thought. - New York.

Stark R., Bainbridge W.S. The Future of Religion. Secularisation, Revival and Cult Formation. – Berkeley. определенной конфессиональной принадлежности авторов, но это не является причиной для исключения их из поля исследования.

Поскольку наше исследование включает в себя социокультурный анализ движения Нью-Эйдж, мы также использовали труды отечественных и зарубежных авторов-специалистов в области массовой культуры.

Исторические и теоретические аспекты феномена массовой культуры исследуются в работах Н.Б. Кирилловой, А.В. Костиной, Х. Ортеги-и Гассета, Л.Г Ионина, Г.К. Ашина.

Особое внимание уделяется работе Ю.В. Рыжова «”Ignoto Deo”: новая религиозность в культуре и искусстве», в которой новая религиозность рассматривается как социокультурный феномен, возникающий благодаря современной массовой культуре.

Под всесторонним рассмотрением движения Нью-Эйдж мы подразумеваем классическое религиоведческое исследование, основанное на системном подходе. Данный подход включает в себя описание исторических связей, основных мистических и ритуальных элементов, организационной специфики и социокультурного значения конкретного НРД.

Объект исследования – характер духовно-религиозных движений, возникших в США и России, в 60-х годах ХХ века.

Предмет исследования – специфика и тенденции развития движения Нью-Эйдж как элемента современного социокультурного процесса.

Цель исследования – дать комплексный, системный анализ движения Нью-Эйдж, показать его специфику и на данном основании обозначить возможные сценарии развития движения Нью-Эйдж.

Для реализации данной цели необходимо выполнить следующие задачи:

для установления корреляции между понятиями НРД и движение 1) Нью-Эйдж конкретизировать понятия «квазирелигиозность», «новое религиозное движение», «культовая среда», «движение Нью-Эйдж».

Определить основные подходы и методы изучения движения 2) Нью-Эйдж.

Показать исторические связи и организационную специфику 3) движения Нью-Эйдж.

Выявить основные идейные компоненты движения Нью-Эйдж и 4) продемонстрировать их проявление в онтологических, антропологических, этических и эсхатологических мировоззренческих представлениях ньюэйджеров.

Показать специфику функционирования движения Нью-Эйдж в 5) контексте современной массовой культуры и общества потребления.

Проанализировать прогнозы развития движения Нью-Эйдж 6) сформулированные в работах отечественных и зарубежных религиоведов.

Теоретико-методологические основы исследования. Сложность и специфика объекта и предмета исследования приводит к необходимости применения междисциплинарного подхода, соединяющего как системные представления, так и частные знания. Теоретической базой диссертационного исследования является широкий спектр положений, разработанных в отечественной и зарубежной философской и религиоведческой мысли, отвечающих задаче, поставленной в исследовании. Автор разделяет взгляды Волтера Ханеграаф рассматривающего движение Нью-Эйдж как в определенной мере осмыслившую себя в конце 70-х годов культовую среду, проявления которой характеризуются критикой массовой культуры Запада, выраженной посредством секуляризированного эзотеризма.

Методологическую основу работы составляют методы философского анализа. В ходе анализа использовано типологическое исследование и сравнительный анализ, принципы всесторонности и развития, преемственности, сравнения, историзма, структурно-функциональный анализ.

Используемые источники можно разделить на три основных типа. Во первых, нами используются данные социологических исследований, предоставляющие конкретные данные о религиозных представлениях людей в современном обществе. Во-вторых, активно привлекались к работе диссертационные исследования, монографии Западных исследователей, авторефераты, журнальные статьи, посвященные теме НРД, движению Нью Эйдж и другим духовно-религиозным движениям. Также источником для нашего исследования являются тексты авторов относимых к движению Нью Эйдж.





Научная новизна диссертационного исследования заключается в следующем:

1. Выявлена корреляция понятий «движение Нью-Эйдж» и «новое религиозное движение» и уточнено содержание понятий «культовая среда», «аудиторный культ», «квазирелигиозность» в современном религиоведении.

2. Введены в научный оборот новые, непереведенные на русский язык источники, вскрывающие особенности движения Нью-Эйдж.

3. Выявлена структура мировоззренческих установок последователей движения Нью-Эйдж.

4. Проанализированы особенности проявления движения Нью-Эйдж как религиозного и квазирелигиозного феномена в России. Показано отсутствие существенных отличий между Российскими и Зарубежными группами ньюэйджеров.

5. Раскрыта специфика функционирования движения Нью-Эйдж в контексте современной массовой культуры и общества потребления на примере наполненных оккультно-мистическими идеями и символами MMORPG4 игр и японских анимационных сериалов.

MMORPG (англ. massively multiplayer online role-playing game) — жанр онлайновых компьютерных ролевых игр, в которых большое количество игроков взаимодействуют друг с другом в виртуальном мире 6. Проанализированы опасности для общества со стороны НРД в общем, и движения Нью-Эйдж в частности, и сделан вывод о безвредности слабоструктурированных групп ньюэйджеров и необходимости мониторинга институциональных групп.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. В рамках движения Нью-Эйдж можно выделить два уровня – во первых, как вариант НРД, последователи которого разделяют специфические религиозно окрашенные мировоззренческие позиции, определяемые нами как центральные идеи Нью-Эйдж. И, во-вторых, как вид особой синкретической субкультуры объединяющей определенную совокупность людей относящихся к конкретному сегменту современной культовой среды, разделяющие те же мировоззренческие позиции. Адепты религиозных объединений, которых можно с полным основанием отнести к движению Нью-Эйдж, придерживаются мировоззренческих позиций, которые неосознанно и эклектично, разделяются людьми, входящими в культовую среду и так называемые «аудиторные культы», теми людьми, которые образуют область синкретической субкультуры движения Нью-Эйдж.

2. Центральными идеями, объединяющими различные группы ньюэйджеров являются: идея «восхождения», понимаемая как идея развития человека посредством духовных практик, идея «синтеза» понимаемая как выбор любых удобных практик, принадлежащих к различным мировоззренческим системам и идея «контакта» понимаемая как руководство со стороны духовных сущностей, передаваемые через посредников – «ченнелеров».

3. В Российском обществе, за последние 20 лет, сложилась не отличающееся коренным образом от западной специфическая культовая среда. Хотя данная квазирелигозная субкультура обладает самобытными яркими представителями – примером может служить движение «Радастеи», для нее характерны те же признаки, что и для западной культовой среды. Движение Нью-Эйдж в России на почве вспыхнувшего в период перестройки интереса к мистике и колдовству получило распространение, как в виде институциональных культов, так и в форме «клиентурных» и «аудиторных» культов.

4. Современная массовая культура выступает проводником квазирелигиозных идей движения Нью-Эйдж. Наряду с музыкой и кинофильмами трансляция идей Нью-Эйдж в современную культуру осуществляют компьютерные игры, в особенности MMORPG и японские анимационные сериалы, наполненные оккультно мистические идеями и символами.

5. В России сформировался негативный образ НРД в целом и институциональных групп движения Нью-Эйдж в частности, данные группы представляются как деструктивные и тоталитарные по своей природе. Но эти обвинения по отношению к абсолютному большинству Нью-Эйдж групп являются конфессионально ориентированной реакцией антикультового движения и не имеют фактического подтверждения. Однако, учитывая трагедии, унесшие жизни людей в некоторых формах и видах НРД, религиоведам необходимо обращать внимание именно на мироотвергающие институциональные культы Нью-Эйдж, особенно на те из них, которые, во-первых, в значительной степени регламентируют и ограничивают жизнь своих приверженцев и, во-вторых, имеют живого харизматического лидера, находящегося в тесном контакте с общиной верующих.

6. Движение Нью-Эйдж, как часть культовой среды является функциональным элементом современного общества.

Поддерживаемый массовой культурой интерес к вопросам, являющимся центральными для движения Нью-Эйдж, никуда не исчезнет, пока существует современная массовая культура. С другой стороны не следует ожидать пикового развития движения Нью-Эйдж.

Процессы секуляризации, либерализации, нарастания плюрализма являвшиеся одними из причин появления движения Нью-Эйдж, в то же время, парадоксальным образом, ограничивают рост последователей самого движения. Основные положения движения Нью-Эйдж будут оставаться растворенными в гетерогенной религиозности христианско ньюэйджерского синкрета, а само движение останется значимой, но не единственной квазирелигиозной субкультурой современного общества.

Теоретическая и научно-практическая значимость исследования.

Материалы диссертации могут быть использованы в преподавании общих и специальных курсов по религиоведению, культурологии, философии, политологии, философской антропологии, психологии, а так же для дальнейших теоретических разработок проблемы. Результаты исследования также могут найти практическое применение в сфере государственно конфессиональных отношений.

Апробация работы. Основные теоретические положения и выводы диссертации нашли отражение в публикациях автора общим объмом п.л.

Различные аспекты диссертационного исследования обсуждались:

– на конференциях:

– в рамках чтения лекций по курсам «новые религиозные движения» и «современное религиозное мировоззрение» Структура диссертации. Структура диссертации обусловлена целью и задачами исследования и включает введение, две главы, составляющих параграфов, заключение и список использованной литературы списка литературы, включающего 130 наименований. Общий объем диссертации – 148 страниц.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ Во введении обосновывается актуальность темы исследования, анализируется степень ее разработанности, формулируется цель, задачи и методы исследования, раскрывается теоретическая и практическая значимость работы, научная новизна, формируются основные положения диссертации, выносимые на защиту.

Первая глава диссертационного исследования «Методологические аспекты изучения Нью-Эйдж», состоящая из трех параграфов, носит теоретико-методологический характер – в рамках данной главы раскрываются проблемы определения НРД и места движения Нью-Эйдж в нем, дается анализ различных подходов к изучению последнего.

В первом параграфе первой главы «Методологические проблемы дефиниции НРД» рассматривается проблема определения новых религиозных движений. НРД достаточно условное обозначение ряда современных религиозных объединений, сам термин является конвенциональным, и устоялся в отечественном религиоведении только в последнее десятилетие. Проблема методологического плюрализма, выраженная в отсутствии конвенции о понятиях «НРД», «секта», «культ» «квазирелигиозность», «традиционная» и «нетрадиционная» религия, «движение» - обусловила необходимость, как философского рассмотрения данных понятий, так и выбора дефиниций для них, а тем самым и выбора определенной модели их соотношения. Решение данной задачи и представлено в первой главе работы.

Такая относительно молодая сфера религиоведения, как изучение новых религиозных движений, до сих пор стоит перед проблемой определения границ своего предмета. Вопрос, какие же из религиозных объединений считать новыми, до сих пор не имеет однозначного ответа.

Некоторые религиозные объединения, включаемые в НРД, уже не новы, иные сложно называть движениями.

Из-за негативной окраски терминов «секта» и «культ» в современном религиоведении принято использовать нейтральный, с точки зрения оценки суждения, термин НРД. Данная аббревиатура может расшифровываться и как «новые религиозные движения» и как «Нетрадиционные религиозные движения». В англоязычной литературе наиболее часто употребляется именно устоявшийся термин новые религиозные движения (New religious movement, NRM).

Опираясь на модель, разработанную Старком и Бэинбритом, которую можно обозначить как «модель географической обусловленности», под НРД в рамках исследования диссертант понимает религиозные и квазирелигиозные группы и объединения, возникшие во второй половине ХХ века, имеющие отличия от традиционных, для данного региона, религий в одном или в нескольких структурных элементах религии.

Рассмотрев понятия квазирелигиозности и религиозного синкретизма, диссертант пришел к выводу, что под квазирелигиозностью следует понимать совокупность несистематизированных идей - веру в популярные на уровне массового сознания представления, имеющие синкретический характер, т.е. включающие в себя нерелигиозные светские элементы, заимствованные из таких форм общественного сознания как наука, философия, право, искусство, мораль.

Второй параграф первой главы «Проблема дефиниции Нью-Эйдж» логически продолжает тематику первого параграфа. Определившись с рядом понятий, важнейшим из которых является понятие нового религиозного движения, мы обращаемся непосредственно к понятию «движения Нью Эйдж» и рассматриваем поле определений этого понятия. Методологический плюрализм, царящий в современном религиоведении, не позволяет дать одно абсолютное всеохватывающие определение движения Нью-Эйдж, которого придерживались бы все исследователи, однако анализ определений движения Нью-Эйдж позволяет очертить границы применения данного понятия.

Используя типологический подход, диссертант разделяет все определения движения Нью-Эйдж на три большие группы:

1) Движение Нью-Эйдж - это наименование ряда организаций, структурно разобщенных, но обладающих схожими религиозными представлениями.

2) Движение Нью-Эйдж - это часть «культовой среды» – среды включающей в себя не только и не столько религиозные организации, сколько аудиторные культы.

3) Движение Нью-Эйдж - это феномен современной синкретизации сознания определенной части верующих, включающий объединение разнородных религиозных представлений в целостную, противоречиво функционирующую систему религиозных представлений.

Первое определение является самым узким – и рассматривает Нью Эйдж как один из типов НРД. Эти определения, обычно, выделяют специфику групп Нью-Эйдж, основываясь на особых чертах. В рамках работы рассматриваются ряд критериев, предложенных различными авторами, позволяющих выделить Нью-Эйдж в особую группу, (У. Мартин, Д. Сайр, Д. Ньюпорт, Григорьева Л.И., М. Фергюсон). Следует отметить, что у разных авторов данные списки несколько различаются.

В рамках анализа определений первого типа диссертант не нашел единства в типологических отличиях Нью-Эйдж от других видов НРД. Кроме того, эти критерии могут относиться не только к группам Нью-Эйдж, но и к неоориенталистким НРД. Особенно это касается критериев основанных на использовании таких терминов как карма, чакры, медитация и т.п. из культурного наследия Востока. Из-за этого не всегда представляется возможным различать неоориенталистские и Нью-Эйдж группы. Также отмечается и тот факт, что ряд исследователей НРД, объединяют неоязыческие и Нью-Эйдж группы и «маркируют» их как Нью-Эйдж5 или, наоборот, неоязычество6.

Вторая группа определений понятия Нью-Эйдж является более широкой. Нью-Эйдж рассматривается как специфическое движение, выходящее за рамки одного из течений НРД. Для его характеристики может например Резепова И. С. Неоязычество в культуре: История и современность: Дис.... кандидата философских наук: 09.00.13. - Ростов-на-Дону, 2005. с. например Рыжов Ю.В Новая религиозность в современной культуре. Автореферат дис.... д-ра культурологии. – М., 2007 с. использоваться такое понятие как «культовая среда»7. Те же характеристики, которые давались различными авторами для выделения групп движения Нью-Эйдж из общей массы НРД могут выступать критериями выделения ньюэйджеров из культовой среды. Движение Нью-Эйдж рассмотренное как особый сегмент культовой среды не является в строгом смысле религией.

Скорее его можно охарактеризовать как квазирелигозный феномен современной культуры. Обладая аморфностью в организационном и отсутствием явного лидера из сотен духовных гуру, данный элемент культуры может быть рассмотрен как особая синкретическая субкультура.

Третьим вариантом понимания движения Нью-Эйдж, который представлен меньшим количеством работ, является обращение к движению Нью-Эйдж в предельно широком смысле, как к некому культурному феномену, включающему в себя практически все НРД, или всю культовую среду. Такой вариант рассмотрения движения Нью-Эйдж предлагает Дворкин А. Л8.

В работе отмечается, что методологические трудности в изучении НРД возникают тогда, когда специфические авторские определения «Нью-Эйдж», пытаются переносить на многие религиозные течения, так например, используются социологические данные о количестве верующих в реинкарнацию, для попытки подсчитать количество входящих в религиозные организации ньюэджеров.

Диссертант выбирает для дальнейшего исследования, наиболее инструментально подходящие определение. Под движением Нью-Эйдж в узком смысле диссертант понимает религиозные организации, возникшие во второй половине ХХ века, разделяющие специфические мировоззренческие позиции, определяемые нами как центральные идеи Нью-Эйдж. В данном контексте можно говорить о движении Нью-Эйдж как о религии – т.к.

наличествуют структурные элементы: религиозное сознание, религиозная Hanegraaff W.J. New Age religion and Western culture: esotericism in the mirror of secular thought. - New York.

Дворкин А. Л. Сектоведение – НН.: Издателъство братства во имя св. князя Александра Невского, 2000 c.

701 - деятельность, религиозное отношение и религиозная организация. Движение Нью-Эйдж в узком значении термина определенно является одним из видов НРД. Количество последователей данных групп не является значительным.

Под движением Нью-Эйдж в широком смысле диссертант понимает совокупность людей относящихся к определенному сегменту современной культовой среды, в определенной мере разделяющие те же мировоззренческие позиции. В данном, широком понимании, движение Нью Эйдж представляет собой особую квазирелигиозную субкультуру современного общества.

В третьем параграфе первой главы «Основные методы и подходы в изучении движения Нью-Эйдж» решая задачу определения методологии изучения движения Нью-Эйдж, и описания ее специфики, диссертант обнаруживает, что вопрос об исторических связях движения Нью-Эйдж успешно решен западными религиоведами. Анализируя монографии посвященные теме исследования, диссертант делает следующий вывод:

современное религиоведение использует различные методы и подходы для анализа такого феномена как движение Нью-Эйдж. В данном параграфе, диссертантом было показано, что основными подходами к исследованию движения Нью-Эйдж являются социологический подход и генетический подход, которые дополняется целым рядом методов.

Нью-Эйдж принято рассматривать в генетической связи с таким течением как эзотеризм. Так профессор амстердамского университета Волтер Ханеграф в своем фундаментальном исследовании для прояснения исторических взаимосвязей обращается к таким феноменам как эзотеризм и оккультизм. Другой известный автор, профессор калифорнийского университета, Гордон Мэлтон обращает внимание на историческую связь движения Нью-Эйдж с сведенборгианством, месмеризмом (учением о природном магнетизме), теософией, спиритуализмом и «новым мышлением»9. С небольшими дополнениями данный список воспроизводится и другими авторами. Так Питер Кларк рассматривая движение Нью-Эйдж в исторической перспективе, так же, как и его коллеги, обращает внимание на вклад в идейное поле движения таких авторов как Эммануил Сведенборг, Елена Блаватска, Франц Месмер и Алиса Бейли10. По его мнению, значительную роль сыграли основатели «нового мышления» Эмма Хопкинс, Ральф Эмерсон и Пинас Квимбли.

Второй тенденцией исторических исследований является попытка рассмотрения движения Нью-Эйдж в исторической динамике. История развития и становления движения Нью-Эйдж на западе рассматривается в своих работах целым рядом авторов: Г. Мэлтоном, В. Ханеграфом, С.

Сатклифом.

Социологический подход рассматривает Нью-Эйдж, прежде всего, в его отношении к общественным институтам, в его связи с организацией социальной жизни. Основными сюжетами в социологических исследованиях, посвященных движению Нью-Эйдж, является вопрос типологизации социальных институтов, образуемых ньюэйджерами. Классическая методология противопоставления Секта – Церковь методологически малоприменима для прояснения функционирования движения Нью-Эйдж в обществе. Диссертант отмечает, что в рамках обсуждения форм организации религиозных групп для характеристики движения Нью-Эйдж в западном религиоведении активно используются такое понятие как «культовая среда» «cult milieu», термин, введенный Колин Кэмпбел, иногда переводимой на русский язык как оккультная среда. В культовой среде постоянно рождаются новые культы, вбирая в себя обломки мертвых, и появляется новое поколение культистов, поддерживающих культовую среду. Таким образом, в рамках данной схемы, в то время как культы, по определению, в Melton J Gordon. New Age Transformed url:

http://web.archive.org/web/20060614001357/religiousmovements.lib.virginia.edu/nrms/newage.html (дата обращения 17.04.2009) Clarke P.B. New Religion in global perspective. - London. значительной степени преходящее явление, культовая среда есть, в отличие от них, постоянная черта общества.

Еще одной моделью, используемой при рассмотрении движения Нью Эйдж, является модель сетевой структуры. В рамках данной модели движение рассматривается в организационном плане как сеть. Такое понимание движения Нью-Эйдж было разработано Майклом Йорком11 и благодаря нему получило довольно широкое распространение.

Широкое распространение в анализе НРД получила социологическая модель, которая рассматривает НРД и движение Нью-Эйдж, опираясь на такую ключевую категорию как «аудиторный культ». Создатели данной модели Р. Старк и В.С. Баинбрайт выделяют три вида культов – институциональные, аудиторные и клиентурные. Культы и секты, в традиционном смысле этого слова, как религиозные организации, отклонившиеся от какого либо основного религиозного направления, являются культами институциональными. В отличие от них «аудиторные культы» менее всего подходят под определение религиозного культа, они имеют аморфную организационную структуру и формальную организацию групп. Клиентурные культы имеют зачаточную организацию – необходимую лишь для осуществления связи продавец – покупатель Во второй главе «Идеи и духовные практики движения Нью-Эйдж в современной массовой культуре» содержатся пять параграфов, в которых освещена специфика мировоззренческих представлений последователей движения Нью-Эйдж, рассмотренная через призму современной культуры.

В первом параграфе второй главы «Сущностные идеи движения Нью-Эйдж» анализируются скрепляющие движение Нью-Эйдж элементы, позволяющие говорить о движении Нью-Эйдж как о едином целом.

Выделение таких связей также необходимо для разграничения движения York M., The Emerging Network: A Sociology of the New Age and Neo-Pagan Movements - Rowman & Littlefield. Нью-Эйдж в широком смысле слова, от других движений существующих, в рамках культовой среды.

Такая работа была проведена целым рядом религиоведов Европы и США. На основании исследований указанных авторов был составлен перечень признаков, по которым относим те или иные группы к движению Нью-Эйдж. Как уже обозначалось, различные авторы выделяют разные идеи и различные основания, для выявления центральных, для движения Нью Эйдж признаков. В рамках нашего исследования мы использовали некоторые наработки указанных авторов. Обращаясь к новому, не изученному материалу в области НРД – мы выделили 3-х представителей движения Нью-Эйдж, которых можно отнести к 3 типам культов по методике Старка и Бэинбрайта. Это Радастея Марченко, рассматриваемая как «институциональная» Нью-Эйдж группа, Цветок Жизни Друновало Мелхиседека (Бернарда Перона), как пример «клиентурного культа» и книги Ли Кэрола (Крайона), являющихся, на наш взгляд, «аудиторным культом».

В результате проведенного анализа сделан вывод о том, что основными для движения Нью-Эйдж структурирующими элементами, выступают: идея контакта, идея синтеза и идея развития.

Если рассмотреть идею контакта, то этот элемент оказывается отнюдь не новым. В рамках движения Нью-Эйдж эта идея используется под названием «ченнелинг», и понимается в качестве классического сеанс общения медиума с духом, при этом акцентируется внимание на том, что дух дает знания необходимые для развития человека. Особую значимость Ченнелинга для движения Нью-Эйдж отмечают многие авторы. Так В.

Ханеграф считает Ченнелинг одним из основных направлений в движении Нью-Эйдж.

Идея развития может быть обозначена различными терминами – восхождение, саморазвитие, переход на новый уровень существования. Так, по мнению Дж. Гордона Мелтона в движении Нью-Эйдж на смену идеи Нового Века, который обязательно должен настать в скором времени, пришла новая идея - это идея восхождения ("Ascension"). «Восхождение» является символом, означающим изменения общества в целом.

Однако не следует абсолютизировать данный критерий - идея восхождения (развития) значима во многих движениях, не относящихся к движению Нью-Эйдж и даже не являющихся религиозными движениями примером этому может служить движение «Трансгуманизма». Поэтому необходимо ввести некоторую корректировку, фиксирующую вектор, в русле которого последователи Нью-Эйдж следуют пути "развития". Прежде всего, это восхождения идет через практики - как телесные, так и медитативные.

Идея «синтеза», в своем воплощении на практике, в рамках движения Нью-Эйдж синкретически объединяет разнообразные традиции в одно целое.

Стремление к интеграции различных религиозных практик возникло не в ХХ веке – оно, сопутствует эволюции религии на протяжении тысячелетий.

Предшествующие движению Нью-Эйдж духовные течения также придерживались идеи синтеза – например теософское общество Е.П.

Блаватской стремилось к синтезу всех религий.

Во втором параграфе второй главы «Онтологические, антропологические, этические и эсхатологические концепции движения Нью-Эйдж» диссертант обращается к основным мировоззренческим положениям, которые присущи значительному числу групп и индивидов, входящих в движение Нью-Эйдж. Рассмотрение представлений последователей этого движения в рамках данных концепций призвано облегчить проведение религиоведческой экспертизы в целом и позволить выработать критерии типологизации той или иной религиозной организации как группы принадлежащей к движению Нью-Эйдж.

В результате анализа текстов различных авторов - ньюэйджеров в диссертации сделан вывод, что в своих онтологических представлениях последователи движения Нью-Эйдж тяготеют к пантеизму. Весьма распространенным для них является холистический взгляд на вселенную, как на энергетически взаимосвязанную целостную структуру. Представления о Боге в движении Нью-Эйдж, отражают заметное отвержение жестких, доктринальных позиций. Последние, с точки зрения ньюэйджеров, представляются узким догматизмом. Бог познается в большей степени опытным путем, а не через веру в него, и на этой основе его существование рассматривается как самоочевидный факт и не является проблематичным вопросом. Бог очень редко представляется как личность. Тем не менее, нельзя сразу однозначно сказать, что ньюэйджеры верят в безличного бога.

Посредниками между людьми и богом выступают различные существа. В традиционных религиях, как известно, такие существа тоже есть, но в контексте движения Нью-Эйдж почти не встречается информации о демонах.

Более того, зачастую трудно разделить ангелов и «высоко эволюционировавших людей» – или как их еще называют «вознесенных учителей».

Антропологические представления ньюэйджеров также можно характеризовать как холистические. В человеке, с их точки зрения, заложен большой потенциал, который может быть раскрыт посредством определенных практик. В целом представления ньюэйджеров о происхождении человека эклектичны, запутаны, и представляют собой синкретическое объединение разнообразных воззрений из учения Блаватской о расах, «предшествующих» нашей, Уфологических теорий переплетенных с многочисленными приложениями эволюционной теории.

Еще одной характерной чертой движения Нью-Эйдж выступает специфическое соотношение представлений о Боге и человеке, которое может быть обозначено, как «Я есть Бог» или «Бог внутри нас». Подобное единство человеческого и божественного начал, дает, с точки зрения ньюэйджеров, возможность трансформации сознания человека к высшим формам сознания12.

Подробный анализ движения Нью-Эйдж через призму сакрализации внутреннего «я» дает Пол Хилас в книге Heelas P. The New Age Movement: The Celebration of the Self and the Sacralization of Modernity Blackwell Publishers, В этических представлениях ньюэйджеров ярко выражена доктрина «отсутствия зла». С их точки зрения на высших уровнях духовной реальности, из которых возникает феноменальный мир и от которых он зависит, двойственности не существует. То есть только в мире, в котором мы живем, люди сами себе создают проблему существования добра и зла.

Представление о возможности трансформации сознания человека к высшим формам сознания не является достоянием чисто индивидуальной этики, ибо собственное практическое развитие личности с неизбежностью должно вести к кардинальным переменам в окружающем человека мире.

В рамках эсхатологических воззрений ньюэйджеров основным сюжетом является оптимистический сценарий перехода к «Новому веку» и обновленному человечеству. С их точки зрения мир переживает сейчас свой важнейший поворотный момент. В текстах ньюэйджеров встречаются некоторые вариации этой темы. Так у Кэрролла мы сталкиваемся с позицией плавного перехода к «Новому веку»13 у Перрона же обнаруживается утверждение резкого скачка в «новый мир»14.

В этом параграфе сделан вывод о том, что символ «Новый век» утратил первичную значимость для движения названого его именем, а точнее движение Нью-Эйдж переросло в глазах исследователей, этот символ, вышло за его рамки. В наше время мировоззрение представителей институциональных культов Нью-Эйдж не может рассматриваться, исходя исключительно из данной идеи как основы их учения.

В третьем параграфе второй главы «Движение Нью-Эйдж в постсоциалистическом пространстве России» анализируется организационные и идейные особенности движения Нью-Эйдж в России.

Если на Западе движение Нью-Эйдж является объектом религиоведческого анализа с 80-х годов и не выходит из поля зрения религиоведов, то в России это движение до сих пор анализируется явно Кэрролл Л. Крайон. Последние времена - М., изд. София Мелхиседек Д. Древняя Тайна Цветка Жизни том 1 - Изд.: София, 2000 г.

недостаточно. Между тем именно в России на очень коротком промежутке времени можно проследить эволюцию этого движения. Наша страна пережила становление, бум, и, спад интереса к НРД в целом и движению Нью-Эйдж в частности за какие то 15 лет. На Западе этот процесс занял лет.

Как и другие НРД, движение Нью-Эйдж, начиная с 90-х годов ХХ века, получает распространение на территории России. Бум новых религий 90-х годов был результатом принципиальных изменений в социально политическом и духовно-нравственном состоянии Российского общества вызванного сменой эпох.

В параграфе проводится компаративистский анализ отечественного учения Марченко (группа «Радастея») и зарубежного учения Д. Мелхиседека (группа «Цветок жизни») и сделан вывод о том, что движение Нью-Эйдж российского происхождения практически не отличается особой спецификой от Нью-Эйдж западного образца. Кроме тождества в вопросах вероучения и российская и зарубежная группа Нью-Эйдж имеют схожие элементы в способе его преподнесения адептам: и тут и там фальсифицируются научные факты и теорий для обоснования собственной доктрины, вперемешку со ссылками на пророков и учителей мировых религий, широко используется псевдонаучная терминология.

Говоря о специфике движения Нью-Эйдж в России, следует отметить, что на его развитие большое влияние оказали Николай и Елена Рерих. В ходе перестройки во многих городах России возникли, как грибы после дождя, кружки и общества почитателей творчества Рерихов. Так влияние идеологии и практики Агни-йоги четко прослеживается в религиозных представлениях приверженцев учения Марченко.

В параграфе отмечается определенная трудность с подсчетом количества последователей движения Нью-Эйдж на территории России, если даже подходить к нему в его узком значении. Дело в том, что для движения Нью-Эйдж в России в целом и для «Радастеи» Марченко и для движения последователей учения Рерихов в частности, характерно публичное дистанцирование от статуса религиозной организации, поэтому точные статистические данные о количестве последователей этих движений отсутствуют.

Существует реальная проблема определения границ распространения движения Нью-Эйдж в широком его понимании на территории Российской Федерации. Можно говорить о значительном числе последователей движения Нью-Эйдж в широком смысле слова, по сравнению с немногочисленными последователями «Радастеи» и других институциональных культов. При этом степень вовлеченности людей в «культовую среду», число приверженцев квазирелигиозной субкультуры, несравненно шире, чем число людей входящих в институциональные НРД.

В параграфе отмечается, что в целом, как и на Западе, для России движение Нью-Эйдж явление городское. Набор удобных медитативных практик и сложные, эзотерические конструкции, наполненные различными непонятными для непосвященных терминами, привлекают людей достаточно образованных, сравнительно обеспеченных, но при этом находящихся в состоянии духовного поиска. Под данную категорию подходят как студенческая молодежь, так и женщины домохозяйки из «среднего класса».

Но и из этой схемы, характеризующих состав общин Нью-Эйдж, есть исключение – иногда называемое экологическим крылом движения Нью Эйдж. В России данное направление представлено, прежде всего, последователями учения Владмира Мегре, так называемыми Анастасийцами.

Диссертант считает, что последователи В. Мегре, в некотором роде, отдаляются от движения Нью-Эйдж, по крайней мере, в понимании сути последнего термина, как специфической квазирелигиозной субкультуры, основанной на так называемых центральных идеях Нью-Эйдж. Анастасийцы ближе к другой квазирелигиозной субкультуре, а именно к неоязычеству, что проявляется, прежде всего, в подходе их к решению национального вопроса.

Движение Нью-Эйдж космополитично по своей природе, опирается на идею «синтеза» и универсальности, утилитарность в своих практиках.

Неоязычество же обращается, прежде всего, к культурной традиции конкретного народа или народностей, по-своему интерпретируя эту традицию. В России, можно говорить о существовании идейно единого движения Нью-Эйдж, но не о едином монолитном неоязычестве.

В четвертом параграфе второй главы «Социокультурный анализ движения Нью-Эйдж» демонстрируется специфика функционирования движения Нью-Эйдж в контексте современной массовой культуры и становления «общества потребления». Современная массовая культура зачастую выступает проводником и катализатором религиозных идей. В данном параграфе диссертант анализирует ряд примеров. Во-первых, рассматриваются современные ММОРПГ игры, и их предшественники, настольные ролевые игры, которые привносят в мировоззрение человека утопические и весьма эклектичные представления о реальной жизни, и тем самым с детства укрепляют у человека специфические, далекие от научных представления о многих процессах. В частности, диссертант выделяет следующие, ключевые особенности ММОРПГ игр:

1) Наличие у человека внутренней магической силы - Маны, с помощью которой персонаж может совершать заклинания.

2) Необходимость самосовершенствования – так называемой прокачки, тренировки.

Особое значение некоторого вида предметов – «магических вещей», 3) «амулетов», «оберегов» и т.д.

Еще одним примером сферы наполненной оккультным влиянием, диссертант обозначает современную японскую анимацию – или аниме. Для современной социокультурной ситуации в России и странах Запада характерен интерес определенной части молодежи к аниме. Аниме (от англ.

animation — анимация) - японская мультипликация. Магическая тематика, вмешательство высших сил в человеческие отношения присутствует в большинстве аниме – таков спрос современного потребительского рынка.

Тема героя-спасителя так же популярна в аниме. Персонажи самых популярных аниме (Naruto, Bleach, One Piece, D. Gray Man, Claymore) обладают различными сверхспособностями, и одной из центральных тем является развитие данных способностей.

Итак, компьютерные игры, в особенности MMORPG и японские анимационные сериалы, наполненные оккультно-мистическими идеями и символами являются примерами взаимовлияния данных двух сфер, сферы новой религиозности и сферы современной массовой культуры. С одной стороны, игровая и анимационная индустрия спекулирует на интересе людей к мистике, магии, сверхъестественным способностям и существам, в своих коммерческих целях, происходит наполнение массового спроса различными продуктами: фильмами, анимационными сериалами, играми, музыкой, наполненными мистико-утопическими и магическими идеями и идеалами. С другой стороны, сам поток «волшебных» фильмов и игр формирует и поддерживает интерес к данной тематике у населения, особенно среди молодежи.

В пятом параграфе второй главы «Перспективы и тенденции развития движения Нью-Эйдж» диссертант обращается к анализу негативных последствий деятельности ньюэйджеров. Подчеркивается, что в России сформировался негативный образ НРД в целом и «институциональных групп» движения Нью-Эйдж в частности, часто эти группы представляются как деструктивные и тоталитарные по своей природе. Диссертант, проведя анализ работ, в которых критикуется движение Нью-Эйдж, выделяет наличие два основных направления в данной критике. Одно направление может быть обозначено как конфессионально ориентированная реакция «антикультового движения», протестантская в зарубежной литературе и православная в отечественной. Второе может быть обозначено как психиатрическое, и относится не только к движению Нью-Эйдж, но и к любым практикам, связанным с мистическими переживаниями.

Несмотря на то, что обвинения в тоталитарном влиянии на сознание человека по отношению к абсолютному большинству групп Нью-Эйдж не имеют фактического подтверждения диссертант отмечает, что учитывая отсутствие доказанного деструктивного воздействия групп движения Нью Эйдж на человека, не следует забывать, о необходимости проводить мониторинг мировоззренческих позиций данных движений. Рассмотренный в данном параграфе пример трагедии, связанной с религиозной группой «Небесные Врата» показывает, что за два десятилетие НРД может приобретать совершенно новые, в том числе и деструктивные черты.

Обращаясь к вопросу о будущем движения Нью-Эйдж, опираясь на выводы отечественных и зарубежных религиоведов, и учитывая собственное мнение, диссертант пришел к выводу о своеобразном застое в среде ньюэйджеров. С одной стороны движение Нью-Эйдж, рассматриваемое как часть «культовой среды» максимально адаптировано к современному обществу и в этом продолжает выступать как его функциональный культурный элемент поддерживаемый массовой культурой. В силу чего интерес к данному движению, у определенной части общества никуда не исчезнет, так как сохранится сама массовая культура. С другой стороны идеи лежащие в основе движения Нью-Эйдж несут в себе самоограничение, препятствуя широкому прозелитизму.

В заключении подведены итоги исследования, даны некоторые теоретические обобщения, намечены возможные направления дальнейшего исследования данной темы.

Список работ, опубликованных по теме диссертации.

По теме диссертации опубликованы статья в ведущих рецензируемых научных журналах, рекомендованных ВАК РФ для публикации основных результатов диссертационных исследований:

1. Раевский А.Н. Проблема определения понятия «New Age» // Гуманитарные и социально-экономические науки. 2010. № 6. стр. – 104. - 0.4 п.л.

2. Раевский А.Н. Аниме как способ трансляции идей новой религиозности // Гуманитарные и социальные науки 2012 № 1 стр. - 409. - 0.1 п.л. URL: (дата обращения 30.01.2013) http://hses online.ru/2012/01/konf/34.pdf стр. 407 - 409.

Другие публикации, где отражены основные положения диссертации:

1. Раевский А.Н. Проблема развития нетрадиционной религиозности в современной России // Таможня: история, теория, практика вып. ХIII:

материалы конференции неделя науки. - Ростов н/Д. РИО РфРТА г. стр. 140 – 143. - 0.2 п.л.

2. Раевский А.Н. Методология изучения New Age: типологический метод // Философское и культурологическое россиеведение. Выпуск 9.

Философия культуры и история философии. Серия «Запад-Восток Россия» - Ростов-на-Дону, Изд-во ООО «ЦВВР», 2006. стр. 77- 78. - 0. п.л.

3. Раевский А.Н. Религиозность New Age и молодежные субкультуры // Современная Россия в контексте глобальных перемен: проблемы и решения. Материалы XII научно-практической конференции Ростовского филиала СГА. – Р н/Д: Издательство Современного гуманитарного университета, 2009. – 180 с. 131 – 134. - 0.2 п.л.

4. Раевский А.Н. Проблема организационной специфики новых религиозных движений // Коммуникативная парадигма в гуманитарных науках. – Ростов н/Д: издательство РИНЯЗ, 2010. - 392 с. стр. 279 – 285.

- 0.25 п.л.

5. Раевский А.Н. Движение New Age: есть ли повод для опасений? // Российское общество: социальные вызовы и альтернативы. Материалы XIII научно-практической конференции Ростовского филиала СГА. – Р н/Д: Издательство Современного гуманитарного университета, 2010. – 180 с. стр. 141 – 149. - 0.25 п.л.

6. Раевский А.Н. Основные методологические подходы в изучении движения «New Age» // Социально – Гуманитарный вестник юга России. 2010. № 1. стр. 99 – 104. - 0.25 п.л.

7. Раевский А.Н. Идеи «восхождения» и «контакта» в New Age // Труды аспирантов и соискателей ЮФУ. Том ХV – Ростов-на-Дону: ИПО ПИ ЮФУ, 2010. – 660 с. стр. 412 – 415. - 0,2 п.л.

8. Раевский А.Н. Роль новых религиозных движений в геополитических процессах // Тенденции и перспективы современных геополитических и религиозных процессов: теория и практика: международная научная конференция, г. Севастополь, 14-16 мая 2013 г. – Симферополь;

Из-во ИНФОЛИО, 2013. – 278 с. стр. 174 – 176. – 0.2 п.л.

Сдано в набор 12.09.2013. Подписано в печать 12.09.2013.

Формат 60х84 1/16. Цифровая печать. Усл. печ. л. 1,2.

Бумага офсетная.

Тираж 100 экз. Заказ 1209/01.

Отпечатано в ЗАО «Центр универсальной полиграфии» 340006, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 140, телефон 8-918-570-30- www.copy61.ru e-mail: info@copy61.ru

 

Похожие работы:





 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.