авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Философия истории немецкой исторической школы права

На правах рукописи

Асламов Николай Евгеньевич ФИЛОСОФИЯ ИСТОРИИ НЕМЕЦКОЙ ИСТОРИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ ПРАВА 09.00.03 – История философии

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук

Москва-2012

Работа выполнена в Национальном исследовательском университете – Высшая школа экономики.

Резвых Петр Владиславович, кандидат философских

Научный консультант: наук, доцент кафедры истории философии факультета философии НИУ-ВШЭ Сатыбалдинова Куляш Мухамединовна, доктор

Официальные оппоненты: философских наук, профессор кафедры истории философии факультета гуманитарных и социальных наук РУДН, Войниканис Елена Анатольевна, кандидат философских наук, доцент кафедры истории зарубежной философии философского факультета МГУ им. М.В. Ломоносова Ведущая Российский государственный гуманитарный организация университет (философский факультет)

Защита состоится 16 октября 2012 г. в 16: на заседании диссертационного совета Д 212.048.12 на факультете философии НИУ-ВШЭ (Москва, Малый Трехсвятительский пер., д. 8/2).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке НИУ-ВШЭ.

Автореферат разослан «» сентября 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета Гаспарян Диана Эдиковна

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

I.

Актуальность темы исследования В настоящее время продолжается процесс дифференциации научного знания, который хотя и не привел к окончательному замыканию историков на своих профессиональных специализациях, но всё же способствовал снижению интереса к общетеоретическим проблемам исторической науки, которые всё чаще предстают в виде самостоятельной области научных изысканий, нежели как необходимый фундамент для любого частного исследования. Изучение творчества Савиньи и Пухты 1 в предложенном ракурсе способно дать ответ на вопрос о том, каким образом можно согласовать конкретно-исторические разработки, посвященные, в данном случае, римскому праву, и построение историко-теоретической концепции, имеющей отношение к любой из тех отдельных линий, которые исследователь прочерчивает на общей ткани исторического процесса.

В тоже время, работы Савиньи и Пухты интересны в контексте современной полемики о возможностях и границах междисциплинарного подхода в гуманитарных дисциплинах, к истории которого оба автора, несомненно, принадлежат и, более того, используют его еще до окончательного оформления позитивистской методологии, которой изобретение междисциплинарности Ректор Берлинского университета Фридрих Карл фон Савиньи (1779-1861) и его ученик Георг Фридрих Пухта (1798-1846) принадлежат к числу наиболее неоднозначно оцененных представителей науки Германии второй четверти XIX в. С одной стороны, воздействие, оказанное ими на разработку целого ряда областей гуманитарного знания, оказалось настолько существенным, что дискуссии о нем не утихают до сих пор, а особое научное направление, которое оформилось благодаря деятельности этих ученых – историческая школа права – стала не только одной из самых знаменитых институций германской науки того времени, но и в определенной степени эрзацем для других национальных исторических школ. С другой стороны, далеко не все выводы и достижения Савиньи и Пухты получили дальнейшее развитие, а некоторые области их научного наследия по ряду причин и вовсе оказались вне поля зрения позднейших исследователей.

зачастую приписывается. Одним из исходных пунктов доклада проф. М.

Штолльайса, прочитанного им 14 сентября 2010 г. в стенах Германского Исторического Института в Москве и посвященного актуальным проблемам и перспективам исторических и историко-правовых исследований 2, было утверждение о разрыве между собственно историками и историками права, с одной стороны, и историками и юристами, с другой. Обращение к творчеству Савиньи и Пухты, для которых указанных барьеров попросту не существовало, в перспективе может способствовать выработке еще одного варианта преодоления институциональных, профессиональных и методологических барьеров, существующих в современной гуманитаристике – через обращение к общей истории различных научных дисциплин.

Степень разработанности темы В специальной литературе, посвященной исторической школе права в целом или отдельным ее представителям, давно сформировались два магистральных подхода. Первый из них характерен для историков философии, историков теоретиков исторической науки, а также историографов, и заключается он, преимущественно, в том, чтобы наметить магистральный путь развития исторической мысли, в котором исторической школе права, в лучшем случае, уделяется роль интересного примера 3. Как Савиньи, так и Пухту смело помещают в кильватер какого-либо крупного подхода своих современников, и на этом их изучение останавливается 4. В некоторых классических работах по теории истории Более подробную информацию о докладе проф. М. Штолльайса «Актуальные тенденции в исторической и историко-правовой науке Германии» от 14 сентября 2010 см.

http://www.dhi-moskau.de/ru/meroprijatija/arkhiv/2010/ (дата обращения: 13.07.2012).

Мейнеке Ф. Возникновение историзма. М.: РОССПЭН, 2004. Трельч Э. Историзм и его проблемы. Логическая проблема философии истории. М.: «Юрист», 1994.

Coing H. System, Geschichte und Interesse in der Rechtswissenschaft // Juristenzeitung.

Tbingen: Mohr, 1951. S. 481 – 485. Kunze M. Iherings Universalrechtsgeschichte. Zu einer unverffentlichten Handschrift des Privatdozenten Dr. Rudolf Ihering // Rechtsgeschichte in den beiden deutschen Staaten (1988-1990). Beispiele, Parallelen, Positionen. Frankfurt a/M:



Klostermann, 1991. S. 158. Ross A. Theorie der Rechtsquellen. Ein Beitrag zur Theorie des именам Савиньи и Пухты вообще не находится места5. То, что ими мог быть выработан какой-то своеобразный вариант теоретического осмысления истории, не рассматривается даже в качестве гипотезы.

Другой подход характерен для историков юриспруденции (например, И.

Бонерта, Х.Х. Якобса, Б. Клеманна, С. Медера, Х.-П. Хаферкампа, К.-Э. Меке и др.)6, которые гораздо более внимательны к творчеству исторической школы, но при этом мало интересуются историософской проблематикой, сосредотачиваясь на специфических проблемах юридической науки. Философии истории в этом случае отводится роль скорее факультативная.

Кроме того, в нашей стране вообще не сложилась устойчивая традиция изучения творческого наследия исторической школы права. Активность авторов позапрошлого столетия (Е.Н. Трубецкого, С.А. Муромцева, П.И. Новгородцева и др.)7 в XX в. сошла на нет;

лекционный курс Е.А. Косминского по историографии positiven Rechts auf Grundlage dogmenhistorischer Untersuchungen. Leipzig-Wien, 1929. S.

160. Rothacker E. Einleitung in die Geisteswissenschaften. Tbingen: Mohr, 1920. S. 43. Wetzel G.W. Zweiter Nachruf auf Puchta // Puchta G.F. Kleine civilistische Schriften. Gesammelt und herausgegeben von A.A.F. Rudorff. Leipzig: Breitkopf und Hrtel, 1851. S. XLVI.

См., например, Коллингвуд Р.Дж. Идея истории. Автобиография. М.: Наука, 1980.

Bohnert J. ber die Rechtslehre Georg Friedrich Puchtas: (1798 – 1846). Karlsruhe:

Mller, 1975 (Freiburger rechts- und staatswissenschaftliche Abhandlungen, 41). Haferkamp H. P. Georg Friedrich Puchta und die «Begriffsjurisprudenz». Frankfurt a/M: Klostermann, (Studien zur europischen Rechtsgeschichte, 171). Jakobs H.H. Die Begrndung der geschichtlichen Rechtswissenschaft. Paderborn-Mnchen-Wien-Zrich: Schningh, (Rechts- und Staatwissenschaftliche Verffentlichungen der Grres-Gesellschaft, Neue Folge, Heft 63). Klemann B. Rudolf von Ihering und die Historische Rechtsschule. Frankfurt a/M Bern-New York-Paris: Lang, 1989 (Rechtshistorische Reihe, Bd. 70). Mecke Ch.-E. Begriff und System des Rechts bei Georg Friedrich Puchta. Gttingen: Vandenhoek & Ruprecht, 2009.

Meder S. Miverstehen und Verstehen: Savignys Grundlegung der juristischen Hermeneutik.

Tbingen: Mohr Siebeck, 2004.

Муромцев С.А. Образование права по учениям немецкой юриспруденции // Немецкая историческая школа права. Челябинск: Социум, 2010. С. 227 – 314. Новгородцев П.И. Историческая школа юристов, ее происхождение и судьба. Опыт характеристики Средних веков – один из немногих примеров осмысления места и роли исторической школы права, взятых из прошлого столетия 8. Интерес к исследуемому научному направлению в настоящее время возобновляется, о чем свидетельствуют недавно появившиеся диссертационные исследования Н.В. Акчуриной и Т.И. Дьячек 9.

Таким образом, философию истории немецкой исторической школы права следует признать недостаточно изученным аспектом творчества Савиньи и Пухты.

Предлагаемое исследование опирается на следующую базовую гипотезу:

если историософские концепции Савиньи и Пухты отличаются от предложенных их современниками, то необходимо скорректировать представление о формировании истории как науки, по крайней мере на германском материале.

Объектом исследования является обширный массив оригинальных текстов Савиньи и Пухты на немецком языке, среди которых как программные сочинения, так и небольшие статьи, рецензии и письма.

Предметом исследования стало отраженное в данных текстах преломление идей немецкой исторической школы права в их историософском аспекте.

Цель исследования определение специфики историософской проблематики в работах Ф.К. Савиньи и Г.Ф. Пухты в сравнении с другими вариантами западноевропейской философии истории, прежде всего, современными исследуемым авторам.

Задачи исследования:

основ школы Савиньи в их последовательном развитии. М.: Университетская типография, 1896. Трубецкой Е.Н. Труды по философии права. СПб.: Изд-во РГХИ, 2001.

Косминский Е.А. Историография средних веков. V в. – середина XIX в. Лекции.

Под ред. С.Д. Сказкина, Е.В. Гутновой. А.Я. Левицкого. Ю.М. Сапрыкина. М.: Изд-во Московского университета, 1963.

Акчурина Н.В. Историческое направление в русском правоведении XIX века.

Дисс. на соискание ученой степени доктора юридических наук. Саратов, 2000. Дьячек Т.И.





Правовое учение Г.Ф. Пухты: догматический аспект. Дисс. на соискание ученой степени кандидата юридических наук. СПб., 2009.

проблематизировать понятие «историческая школа права» в его 1) институциональном и содержательном аспектах, определив историко философские контексты, которые необходимо учитывать при изучении творчества Ф.К. Савиньи и Г.Ф. Пухты;

выявить существенные компоненты историософских концепций 2) Савиньи и Пухты с учетом их внутренней эволюции, сопоставить данные концепции между собой и указать место, которое они занимают в ряду других (в первую очередь, современных им);

на примере конкретных сюжетов рассмотреть методологию 3) исторических исследований Савиньи и Пухты, представляющую собой экспликацию историософских концепций исследуемых авторов в область конкретных исследований;

Теоретическое обоснование исследования В основу данного исследования легли идея Э. Ротхакера о сложных отношениях исторической школы права с гегелевской историософией, которые характеризуются одновременно схожестью итоговых позиций и резкой внешней конфронтацией10, утверждение М. Франка о том, что построение философской системы – не единственное направление развития немецкой мысли первой половины в., в силу чего можно отказаться от распределения XIX исследовательского материала на «важное» и «иллюстративные детали»11, и предложение Д. Хенриха изучать сложные эффекты сетевых связей внутри творчески активного и не ограниченного дисциплинарными рамками научного сообщества Германии того периода, возникающие вокруг тех или иных конкретных положений 12.

Эмпирическое обоснование исследования Rothacker E. Op. cit. S. 43.

Frank M. Unendliche Annhrung. Frankfurt a/M.: Suhrkamp, 1997.

Henrich D. Grundlegung aus dem Ich. Untersuchungen zur Vorgeschichte des Idealismus: Tbingen – Jena 1790-1794. Frankfurt a/M.: Suhrkamp, 2004.

В данной работе используются письменные источники трех жанров:

трактаты и программные сочинения 13, эпистолярное наследие14, журнальные статьи (преимущественно рецензии) 15.

Поскольку большинство поднятых школой проблем было предметом дискуссии не только в современном ей правоведении, но и в немецкой философии, а также нашло свое отражение в конкретно-исторических и историко теоретических сочинениях как своего времени, так и последующих периодов, адекватная интерпретация привлекаемого материала потребовала активного обращения к текстам, в сопоставлении с которыми идеи исторической школы права могут быть адекватно поняты и по достоинству оценены. Это, в первую Savigny F.K. von. Vom Beruf unserer Zeit fr Gesetzgebung und Jurisprudenz // Thibaut und Savigny. Zum 100jhrigen Gedchtnis des Kampfes um ein einheitliches brgerliches Recht fr Deutschland. 1814-1914. Die Originalschriften in ursprnglicher Fassung mit Nachtrgen, Urteilen der Zeitgenossen und einer Einleitung. Herausgegeben von J. Stern.

Berlin: Franz Vahlen, 1914. Savigny F.K. von. Geschichte des Rmischen Rechts im Mittelalter.

6 Bde. Heidelberg: Mohr und Zimmer, 1815-1831. Savigny F.K. von. Das Recht des Besitzes.

Gieen: Hener, 1803. Savigny F.K. von. Das Obligationenrecht als Theil des heutigen rmischen Rechts. 2 Bde. Berlin: Veit, 1851-1853. Savigny F.K. von. System des heutigen Rmischen Rechts. Bd. 1. Berlin: Veit, 1840. Puchta G.F. Encyclopdie als Einleitung zu Institutionen Vorlesungen. Leipzig-Berlin: Reimer, 1825. Puchta G.F. Kleine civilistische Schriften.

Gesammelt und herausgegeben von A.A.F. Rudorff. Leipzig: Breitkopf und Hrtel, 1851. Puchta G.F. Pandekten von F.G. Puchta. Leipzig: Barth, 1877. Puchta G.F. Vorlesungen von Puchta ber heutige rmische Recht. 2 Bde. Leipzig: Tauchnitz, 1854.

Bohnert J. Vierzehn Briefe Puchtas an Savigny // Nachrichten der Akademie der Wissenschaften in Gttingen. I. Philologisch-historische Klasse. Gttingen: Vandenhoek & Ruprecht, 1979. S. 23 – 65. Strauch G. Deutsche Juristen im Vormrz: Briefe von Savigny, Hugo, Thibaut u. anderen an Egid von Lhr. Kln: Bhlau, 1999. Reifenberg B. «mein lieber theurer Freund…»: F.K. von Savignys Briefe an Johann Friedrich Ludvig Gschen. Marburg:

Univ.-Bibliothek, 2000.

Все 15 томов главного печатного органа исторической школы права «Журнала исторического правоведения», вышедшие в период с 1815 г. по 1850 г., представлены в электронном виде: Zeitschrift fr geschichtliche Rechtswissenschaft // http://dlib zs.mpier.mpg.de/mj/kleioc/0010MFER/exec/series/%222085190-x% очередь, хорошо известные работы представителей немецкого идеализма – И.Г. Фихте, Ф.В.Й. Шеллинга и Г.В.Ф. Гегеля 16, а также тексты тех авторов, теории которых традиционно сопоставлялись с концепциями Савиньи и Пухты – А.Ю. Тибо, Э. Ганса, Я. Гримма, Ф. Шиллера, И.Г. Гердера, Л. Ранке, И.Г.

Дройзена и др. Методологическое обоснование исследования В данном исследовании используются общенаучные методы анализа, сравнения и обобщения, которые были необходимы для определения теоретического обоснования данной работы и этапности исследовательской процедуры. Применение специально-научных методов (историко-сравнительный, историко-генетический и историко-реконструктивный) позволило изучить эмпирическую базу работы.

Научная новизна исследования состоит в том, что диссертант предлагает новую интерпретацию историософского наследия Савиньи и Пухты, основанную на отказе от интерпретации их творчества как одной из форм спекулятивного системотворчества. Предлагаемая интерпретация опирается на гипотезу, согласно которой пример двух исследуемых авторов хорошо показывает, как философия истории может излагаться в несистемном ключе, не превращаясь при этом в теоретическую эклектику. Именно такой подход позволил автору показать, что Фихте И.Г. Основные черты современной эпохи // Фихте И.Г. Соч. в 2-х тт. Т. 2.

СПб.: Мифрил, 1993. C. 360 – 617. Шеллинг Ф.В.Й. Соч. в 2-х тт. М.: Мысль, 1987-1989.

Гегель Г.В.Ф. Лекции по философии истории. СПб.: Наука, 2005. Гегель Г.В.Ф. Философия права. М.: Мысль, 1990.

Гердер И.Г. Идеи к философии истории человечества. М.: Наука, 1977. Ранке Л.

фон. Об эпохах новой истории. Лекции, читанные баварскому королю Максимилиану II.

М.: тип. И. А. Баландина, 1898. Gans E. Das Erbrecht in weltgeschichtlicher Entwickelung. Bde. Berlin: Maurer, 1824-1825. Grimm J. Deusche Rechtsalterthmer. Bd. 1. Berlin: Akademie Verlag, 1956. Niebuhr B.-G. Rmische Geschichte. Bd. 1. Berlin: Realschulbuchhandlung, 1811.

Thibaut A.F.J. Ueber die sogenannte historische und nichthistorische Schule. Heidelberg: Mohr, 1838. – 39 S. Schiller F. Was heit und zu welchem Ende studiert man Universalgeschichte? // Der Teutsche Merkur. Bd. 4. Weimar: Hoffman, 1789. S. 105 – 135.

Савиньи и Пухта, опираясь на фундаментальные теоретические положения, единые для исторической школы права, но не имеющие характера систематического целого, выработали существенно различные варианты понимания истории. В диссертации вводится в научный оборот целый ряд малоизвестных и ранее не переведенных на русский язык источников.

Полученные результаты открывают новые горизонты в понимании проблем и задач дальнейшего исследования творчества не только исторической школы права, но и всей совокупности историософских концепций первой половины XIX в.

Практическая значимость диссертации Положения и выводы диссертации могут быть использованы для дальнейших исследований по истории философии, философии истории, теории и методологии исторических исследований, истории политических и правовых учений, а также в учебном процессе, при разработке и чтении общих и специальных курсов.

Основные положения диссертации, выносимые на защиту:

Смысл термина «историческая школа права» за прошедшие два 1.

столетия его употребления стал совершенно размытым, а устоявшиеся в специальной литературе подходы к его интерпретации не выдерживают критики.

В связи с этим необходимо задуматься об отказе от существующих генерализующих схем, с которыми до сих пор подходят к исследованию исторической школы, и перейти к анализу констелляций контекстов, образующихся вокруг тех или иных конкретных положений исследуемых авторов.

Хотя значительное воздействие на философию истории Савиньи и 2.

Пухты оказали теоретические достижения немецких философов-идеалистов (прежде всего, философия истории Гегеля), историософские концепции Савиньи и Пухты не могут быть сведены в полной мере ни к одному из вариантов осмысления истории, предложенных в конце XVIII – середине XIX вв.

Философско-исторические воззрения Савиньи и Пухты обладают 3.

различным теоретико-эвристическим потенциалом. Философия истории Пухты выглядит более разработанной;

многие проблемы, которые у Савиньи не вызывали специального интереса, были поставлены и в определенной степени разрешены его учеником. Тенденция к согласованию взглядов исторической школы права с гегелевской философией истории также характерна для Пухты более, чем для Савиньи.

Историософские концепции Савиньи и Пухты имеют много общих 4.

черт: оба автора уверены в телеологичности исторического процесса, которая диктует им логику рассмотрения истории как континуума, а не как набора «дискретных» событий, имеют сходные противоречивые представления о внутренней динамике истории, подчеркнуто избегают обсуждения некоторых традиционных историософских проблем, в частности, о будущем и конце истории. Тем не менее, это всё же две разные концепции: исторический горизонт Савиньи и Пухты не совпадает (для первого это современное право Германии, для второго – всеобщая история права), по-разному решается проблема включенности историка (с точки зрения Савиньи именно историк осмысляет и упорядочивает произошедшие события, тогда как Пухта считает, что историк лишь опознает имманентную логику исторического процесса).

Историческая школа права приняла некоторое участие в генезисе сразу 5.

нескольких позднейших подходов к истории: позитивистского источниковедения, цивилизационной теории и исторической герменевтики.

Апробация работы Результаты диссертации были апробированы на следующих конференциях и научных семинарах: «Философия. Язык. Культура» (2011 и 2012 гг.), «Современные проблемы гуманитарных и естественных наук» (2011 г.), «Общественные науки в современном мире: социология, политология, философия, история» (2011 г.), «Проблемы и перспективы гуманитарной науки в контексте глобализации» (2011 г.), «Проблемы и перспективы развития образования в России» (2011 г.).

Публикации по теме исследования:

Асламов Н.Е. Письма Г.Ф. Пухты к Ф.К. Савиньи как источник по немецкой философии права второй четверти XIX в. // Вестник Российского Университета Дружбы Народов. Серия «Философия». М.: Изд-во РУДН, 2011. № 1. С. 66 – 85.

Асламов Н.Е. Понятие «народный дух» в философии Ф.К. фон Савиньи и Г.Ф. Пухты // Философия. Язык. Культура. Вып. 2. СПб.: Алетейя, 2011. С. 219 – 230.

Асламов Н.Е. Понятие «научная школа» и германская юриспруденция I половины XIX в. // Современные проблемы гуманитарных и естественных наук:

материалы IX международной научно-практической конференции 30-31 декабря 2011 г. М.: Спецкнига, 2011. С. 228 – 232.

Асламов Н.Е. Внутренняя динамика мировой истории в работах Ф.К.

Савиньи и Г.Ф. Пухты // Проблемы и перспективы гуманитарной науки в контексте глобализации. Сборник материалов I Всероссийской научно практической конференции. Йошкар-Ола: Коллоквиум, 2011. С. 8 – 12.

Асламов Н.Е. Философия истории Ф.К. Савиньи в контексте германской историософии первой половины XIX в. // «Общественные науки в современном мире: социология, политология, философия, история»: материалы международной заочной научно-практической конференции (16 ноября 2011 г.). Новосибирск:

Априори, 2011. С. 90 – 95.

Асламов Н.Е. Методика проведения семинарских занятий по истории права на материале сочинений немецких юристов XIX в. // Проблемы и перспективы развития образования в России: сборник материалов XII Международной научно практической конференции. Новосибирск: Изд-во НГТУ, 2011. С. 168 – 171.

Структура диссертации соответствует цели и задачам исследования и следует логике их изложения. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и библиографического списка использованной литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ Во введении раскрывается актуальность выбранной темы исследования;

определяются объект, предмет, метод, цель и задачи диссертационного исследования.

Глава Институциональный аспект исследования философии I.

исторической школы права состоит из двух параграфов, в которых автор подробно проясняет некоторые ключевые для данного исследования методологические презумпции, связанные с различением институциональной истории философии и истории идей, что, в свою очередь, позволяет более адекватно понять взаимоотношения юристов исторической школы с современными им философами.

В § 1 «Понятие «историческая школа права» в исследовательской литературе» подробно освещается традиция употребления понятия «историческая школа права» во вторичной литературе (преимущественно немецкой). В ходе анализа обширного материала автор фиксирует несколько характерных тенденций в употреблении этого термина.

Во-первых, в течение полутора столетий магистральный подход исследователей исторической школы права эволюционировал от поисков идейного «ядра», вокруг которого объединялись юристы данного направления, к исследованиям внешних связей конкретных персон, что автор диссертации объясняет такими важными тенденциями в развитии истории и философии науки XX в., как появление историзирующего и социологизирующего подходов. При этом автор критикует конкретные попытки сформулировать единое «учение исторической школы права», предложенные в разное время Э. Трельчем, Х.-У.

Канторовичем, П.И. Новгородцевым, Б. Клеманном и др., за схематизм и оторванность от конкретного материала источников.

Вместе с тем автор видит заслугу исследователей-предшественников в том, что они определили основные контексты, важные для понимания исследуемого феномена: политические процессы в Германии в период между наполеоновскими войнами и революцией 1848 г., близкие связи Савиньи с гейдельбергскими романтиками, взаимоотношения немецкой исторической мысли с философией немецких идеалистов.

Во-вторых, ряд немецких исследователей (в частности, Шлоссер, Ландсберг, Везенберг и Виакер) в разное время предлагали выделить в исторической школе права два направления, «старое» и «молодое», согласно господствующей интенции сочинений: «старая» школа занята преимущественно антикварными исследованиями, «молодая» – систематикой права и юридической терминологией. Релевантность этой классификации критикуется автором на основании хронологии и тематики текстов основных представителей школы – Савиньи и Пухты.

Таким образом, автор приходит к важному выводу о необходимости переосмыслить термин «историческая школа права», который до сих пор не получил окончательного определения.

В § 2 «Историческая школа права глазами ее адептов и противников» излагаются различные варианты определения институциональных границ данного направления, предложенные самими юристами и философами права первой трети XIX в.

Особую роль в реконструкции этих вариантов автор отводит переписке юристов того времени, изобилующей идентификационными и самоидентификационными высказываниями, но, тем не менее, не предлагающей единых демаркационных критериев.

В качестве возможных перспектив поиска таких критериев предлагаются размежевание дисциплинарного поля гуманитарных дисциплин, в частности, юриспруденции и философии права, полемика юристов вокруг актуальных политико-правовых проблем, отраженная в «Журнале исторического правоведения», наконец, подчеркнутые преференции Савиньи по отношению к коллегам по Берлинскому университету.

Тем не менее, с определением институциональной принадлежности тех или иных авторов даже при таком дифференцированном подходе возникают сложности. На примере Тибо показано, как одна и та же фигура может занимать разное положение по отношению к исторической школе права в зависимости от того, кто именно и из какой перспективы это положение определяет.

Автор диссертации приходит к выводу о подвижности границ исследуемого направления. Идентифицирующие и самоидентифицирующие высказывания каждого из ученых Германии того периода создают тот или иной образ исторической школы, конкурирующий с другими, аналогичными ему. В качестве возможного выхода из этой ситуации предлагается сравнительное изучение взаимодействия конкурирующих стратегий создания исторической школы права.

То, как строго Пухта ограничивает круг своих респондентов и язвительно критикует оппонентов, разительно контрастирует с обширностью эпистолярного наследия Савиньи и его постепенным переходом от полемического задора ранних рецензий к примирительным увещеваниям конца 30-х-40-х гг.

В качестве альтернативного подхода предлагается конструирование исторической школы права из перспективы конкретных сюжетов. Обращение к истории концептов, истории отдельных понятий, через отношение к которым может быть проведена граница не только между исторической школой и другими направлениями мысли, ее окружающими, но и между конкретными авторами, чьи симпатии и антипатии из локальной перспективы будут выглядеть более рельефно, дает автору возможность преодолеть схематизм описаний исторической школы права, укоренившихся в исследовательской традиции.

В Главе II. Представления Савиньи и Пухты о всеобщей истории права, состоящей из трех параграфов, автор раскрывает представления Савиньи и Пухты об истории как континууме: традиционный историософский вопрос о начале истории применительно к исторической школе права трансформируется в терминологический анализ понятия «народный дух», который выступает источником исторических изменений. Вместе с тем, данное понятие указывает магистральные линии взаимосвязей исторической школы права с философскими концепциями XVIII и XIX вв. В разделе о вовлеченности историка намечаются некоторые актуальные для сегодняшнего дня подходы к истории, в формировании которых Савиньи и Пухта приняли непосредственное участие.

В § 1 «Понятие «народный дух» в философии Ф.К. фон Савиньи и Г.Ф.

Пухты» раскрывается историософское значение данного термина.

Особое внимание автор уделяет истории формы этого понятия, которой после исследования Х.-У. Канторовича часто пренебрегали. Так, Савиньи первоначально избегает употребления термина, заменяя его на описательные «общее сознание народа», «сущность и характер народа» и др., а в 30-х – 40-х гг., т.е. в период бурных дискуссий вокруг гегелевского наследия, начинает пользоваться им, явно контрастирует с тем, как Пухта в каждом крупном сочинении равнозначно использует и понятие «народный дух», и предложенные Савиньи альтернативы. На основании этих фактов автор делает важный предварительный вывод о разных стратегиях отношений Савиньи и Пухты к их философским современникам.

Что касается содержательной стороны вопроса, «народный дух» в философии истории немецкой исторической школы права выполняет сразу несколько важных функций: с одной стороны, он выступает источником исторического развития, с другой стороны, обеспечивает связь различных эпох в единую историю народа, с третьей стороны, проявляясь в различных областях жизни народа (языке, обычае, религии, праве), народный дух дает возможность для постулирования национальной идентичности, наконец, с четвертой стороны, народный дух выступает как проявление мирового духа, благодаря чему становится возможным говорить о мировой истории.

Этот содержательный анализ, дополняющий исследование эволюции формы данного понятия освещением истории его бытования, позволил автору сделать вывод о близости немецкой исторической школы права к некоторым интенциям гегелевской философии истории.

В § 2 ««Всемирная история права» против «универсальной»» подробно обрисована диспозиция историософских мнений, сложившихся в конце XVIII – первой половины XIX в., по вопросу о наличии телеологии в истории.

Сопоставление Савиньи и Пухты с их непосредственными предшественниками и современниками, также ее усматривавшими (Гердером, Шиллером, Фихте, Шеллингом, Гегелем), приводит автора к выводу о несводимости взглядов исторической школы права к одному из перечисленных вариантов. С проектами, предполагающими спекулятивную дедукцию исторического процесса, историческую школу права размежевывает программная установка на анализ эмпирического материала. Вместе с тем Савиньи и Пухта не сводят историю к позитивистскому анализу фактов, отстаивая необходимость привнесения априорной интерпретативной схемы, причем эта схема в обоих случаях предполагает игнорирование правовых систем Востока, к которым многие немецкие авторы первой половины XIX в. проявляли необычайный интерес.

В работе отмечается, что характерное для Савиньи и Пухты противопоставление «всемирной» и «универсальной» истории права связано с вопросом, следует ли признавать за историческим процессом некую телеологию, каковую все их крупные современники, безусловно, усматривали. В творчестве исторической школы права произошла некоторая смысловая аберрация: оба исследуемых автора протестовали против чистой «индустрии фактов», к которой никто из их реальных или возможных полемических оппонентов не тяготел. Этот тезис диссертанта подтверждается на материале сочинений историков, традиционно представляемых в качестве предтеч исторического позитивизма в Германии, например, близких к исторической школе права Нибура и Ранке.

Вместе с тем, Савиньи и Пухта из методологической перспективы задумываются о том, в каких отношениях находятся между собой источниковедческая критика и постижение истории права, пытаясь тем самым прояснить отношения между историософскими конструктами и эмпирией, т.е., в конечном итоге, между философией истории и собственно историей.

В § 3 «Проблема вовлеченности историка» автор намечает три линии в историко-теоретических дискуссиях XIX и XX вв.: позитивистский проект создания «объективной истории», идущая от Ницше постмодернистская критика исторического факта и связанное с ней утверждение о принципиальной фиктивности исторического знания и линия континентального рационализма, идущая через Дройзена к исторической герменевтике XX в. и предполагающая исследование того, как факт преломляется в сознании историка.

При соотнесении исторической школы права с этой схемой выясняется, что лидер и основатель данного направления Савиньи принадлежит к третьему из выделенных направлений, а его ученик Пухта – к первому. Таким образом, историческая школа права оказывается, с одной стороны, у истоков двух актуальных для сегодняшнего дня подходов к истории, а с другой стороны, демонстрирует перипетии процесса их генезиса.

Глава III. Периодизация и динамика исторического процесса состоит из трех параграфов. В ней раскрываются более частные исторические сюжеты, связанные с внутренним членением исторического процесса. Речь идет о вариантах исторической периодизации, предложенных Савиньи и Пухтой, и тесно связанных с ними проблемах исторической хронологии. Работу завершает раздел, посвященный проблеме конца истории.

В § 1 «Органицистская аллегория и учение об источниках права» предлагается оригинальный анализ известного учения исторической школы о трех источниках права (обычное право, законодательство и юриспруденция) как историософской концепции, связанной с представлением о возрастах народа.

Варианты этого учения в трудах Савиньи и Пухты различаются: первый совершенно отказывает законодателю в правотворческой функции, второй признает за законодательством статус источника права, хотя и не вполне полноценного (право в данном случае возникает не «непосредственно» из народного духа, а «опосредованно»). Кроме того, Пухта обращался к учению об источниках права чаще и переработал его, добавив четвертый этап – гибель и исчезновение права. В связи с характерной негацией по отношению к авторитету государственного законодательства появляется возможность для сравнения учения об источниках права с историософией Фихте: «разумный инстинкт» народа приводит к появлению обычного права, «принудительный авторитет государства» реализуется как законодательство, а роль «науки разума» в данном случае играет юриспруденция. Отличием концепций Савиньи и Пухты от концепции Фихте является сосуществование и тесное взаимодействие источников права в каждый период истории народа, которого модель Фихте не предполагает.

При расширении контекста рассмотрения учение об источниках права, автор показывает, что представление о наличии стадий детства, юности, зрелости и старости может играть совершенно противоположную роль в зависимости от методологических презумпций автора: Гегелю и Вико это представление позволяет генерализировать исторический процесс, Гердеру и Шпенглеру, наоборот, говорить об уникальности каждого народа.

Сопоставляя позиции Савиньи и Пухты с этими подходами, автор приходит к выводу, что ту же самую органицистскую аллегорию теоретики исторической школы права употребляют совершенно иначе;

они оказываются между двумя указанными полюсами, поскольку настаивают на том, что всякое право проходит эти этапы, но право всех народов не выстраивается в единый процесс, сравнимый с человеческой жизнью.

На этом основании делается важный вывод о том, что использование данной аллегории всегда создавало смычку между генерализирующим и индивидуализирующим подходами. Сравнение всякого исторического процесса с жизнью человека призвано дать универсальные правила, по которым развивается всякое единичное в истории, оставляя за последним возможность отличаться от других единичных особенностями протекания жизненного процесса. Таким образом, появляются основания если не для отказа от противопоставления генерализирующего и индивидуализирующего подходов к истории, то, по крайней мере, для серьезной ревизии представлений о генезисе этих точек зрения.

В § 2 «Понятие «Средние века» и трехчастная периодизация европейской истории» реконструируются методические принципы работы Савиньи и Пухты с историческим материалом в их историко-правовых исследованиях.

В частности, речь идет о принципах постановки хронологических реперов, которые, на первый взгляд, не отличаются последовательностью (авторы относят свою периодизацию то к истории самого права, то к истории формирования юридического метода), но в основе своей опираются на вполне четко артикулированное представление об источниках права. На этом основании автор критикует тезис Е.А. Косминского о непоследовательности исторической школы права.

Кроме того, автор анализирует два сосуществующих в работах Савиньи и Пухты варианта исторической динамики, которые фиксируются благодаря хронологическим реперам: представление о поступательном прогрессивном развитии и утверждении о наличии в истории ключевого момента, «вершины истории», относительно которой весь процесс распадается на «до» и «после».

Вместе с тем, как показывает автор, оба мыслителя подчеркнуто стремятся к освещению истории как континуума, а не набора дискретных событий и эпох, что особенно характерно для Пухты, задолго до Шпенглера отказавшегося от трехчастной периодизации европейской истории на античность, Средние века и Новое время.

конца истории» посвящен детальному анализу § 3 «Проблема представления о «вершине истории» в связи с одной из центральных историософских дискуссий первой половины XIX в. – спором между романтической и гегелевской философией истории об открытости или завершенности исторического процесса.

Хотя Савиньи и Пухта, подобно позитивистски ориентированным профессиональным историкам, старательно избегают прямого участия в этой полемике, их место в ней можно указать довольно точно.

Пухта ближе к гегелевскому представлению, чем к романтическому, но отличается от него тем, что признает концом истории права не современный ему «германский мир», как это сделал Гегель, а создание юстинианова «Свода римского права». Кроме того, Пухта утверждает, что разные исторические процессы протекают с разной скоростью, поэтому для разных исторических процессов конец истории наступает в разное время, что опять же отличает Пухту от Гегеля, завершающего все нити истории в одну эпоху.

Для Савиньи же эта дискуссия не имеет принципиального значения, поскольку историк, по его убеждению, волен упорядочивать исторический процесс, как ему угодно, выбирая те интерпретативные схемы, которые кажутся ему наиболее подходящими для данного конкретного случая.

В заключении на основании результатов и выводов, полученных в основном тексте, подводятся итоги работы.

Публикации по теме диссертации Статьи в ведущих рецензируемых журналах, указанных в перечне ВАК Минобрнауки России:

Асламов Н.Е. Письма Г.Ф. Пухты к Ф.К. Савиньи как источник по немецкой философии права второй четверти XIX в. // Вестник Российского Университета Дружбы Народов. Серия «Философия». М.: Изд-во РУДН, 2011. № 1. С.66-68.

Шесть писем Г.Ф. Пухты к Ф.К. Савиньи (перевод Н.Е. Асламова) // Вестник Российского Университета Дружбы Народов. Серия «Философия». М.:

Изд-во РУДН, 2011. № 1. С.68-85.

Иные публикации по теме диссертации:

Асламов Н.Е. Понятие «народный дух» в философии Ф.К. фон Савиньи и Г.Ф. Пухты // Философия. Язык. Культура. Вып. 2. СПб.: Алетейя, 2011. С. 219 230.

Асламов Н.Е. Понятие «научная школа» и германская юриспруденция I половины XIX в. // Современные проблемы гуманитарных и естественных наук:

материалы IX международной научно-практической конференции 30-31 декабря 2011 г. М.: Спецкнига, 2011. С. 228-232.

Асламов Н.Е. Внутренняя динамика мировой истории в работах Ф.К. Савиньи и Г.Ф. Пухты // Проблемы и перспективы гуманитарной науки в контексте глобализации. Сборник материалов Всероссийской научно I практической конференции. Йошкар-Ола: Коллоквиум, 2011. С. 8-12.

Асламов Н.Е. Философия истории Ф.К. Савиньи в контексте германской историософии первой половины XIX в. // «Общественные науки в современном мире: социология, политология, философия, история»: материалы международной заочной научно-практической конференции (16 ноября 2011 г.). Новосибирск:

Априори, 2011. С. 90-95.

Асламов Н.Е. Методика проведения семинарских занятий по истории права на материале сочинений немецких юристов XIX в. // Проблемы и перспективы развития образования в России: сборник материалов XII Международной научно практической конференции. Новосибирск: Изд-во НГТУ, 2011. С. 168-171.



 

Похожие работы:


 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.