авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 |

Интеллектуальная собственность (опыт социально-философского исследования)

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

ОРЕХОВ Андрей Михайлович ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ (опыт социально-философского исследования) Специальность: 09.00.11 социальная философия

Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора философских наук

Москва 2009 2

Работа выполнена на кафедре социальной философии факультета гума нитарных и социальных наук Российского университета дружбы народов (РУДН).

Научный консультант доктор философских наук, профессор П.К.Гречко

Официальные оппоненты:

Доктор философских наук, профессор В.С.Грехнев Доктор философских наук, профессор О.Н.Астафьева Доктор философских наук, профессор Г.В.Лобастов Ведущая организация кафедра философии, социологии и политологии Московского государственного института радиотехники, электроники и ав томатики (технического университета)

Защита состоится «21» апреля 2010 г. в ….. на заседании диссертационного совета Д 212.203.02 в Российском университете дружбы народов по адресу:

117198 г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, д.10А, ауд.415.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке Российского университета дружбы народов.

Автореферат разослан «_» ……. 20.. г.

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат философских наук, доцент О.Н.Стрельник

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования и постановка проблемы Современная постиндустриальная эпоха заново «повернулась лицом» к целому ряду уже вроде давно решенных проблем человеческой цивилизации, в том числе к тем, решение которых уходит в «классические» XVII XIX столетия. Одной из таких проблем стала проблема собственности, класси ческое «собрание трудов» по которой было создано такими мыслителями, как Дж.Локк, Ж.-Ж.Руссо, И.Бентам, Г.В.Ф.Гегель, К.Маркс, М.Штирнер, Джон Стюарт Милль, Ш.Прудон. В первую очередь, эти мыслители сделали акцент на противопоставление друг другу частной и общественной собственности, подчеркнули классовый характер института собственности, а некоторые из них (К.Маркс, Ш.Прудон) также поставили вопрос о необходимости ради кальной трансформации собственности, о приобретении ею нового социаль ного содержания. Также следует отметить, что основным объектом их иссле довательского дискурса была вещественная, материальная собственность, а другие типы собственности, к примеру, интеллектуальная, находились за пределами их научных интересов. Само понятие «интеллектуальная собст венность» рассматривалось как научная метафора, применимая лишь в уз кой сфере авторского и патентного права.

Однако постиндустриальные реалии современного глобализирующего ся общества заставили ученых, философов, социологов, экономистов, ан тропологов, политологов, историков, в значительной степени пересмотреть вышеупомянутые классические взгляды на собственность, в том числе и на природу интеллектуальной собственности. Превращение знания и информа ции в ведущий экономический ресурс, последовательная интеллектуализа ция труда и капитала, ведущая роль информационных (в том числе компью терных) технологий, все эти процессы в совокупности радикально измени ли взгляды ученых и философов на сущность самого института собственно сти. Знание как объект собственности, в отличие от вещества, материи, легко копируемо, многократно воспроизводимо, и практически не несет на себе «метки», «клейма» самого собственника. Обычные, традиционные рам ки права собственности, уходящие своими корнями еще в римскую эпоху и римское право, слишком тесны для него. Возникает потребность в пере смотре, ревизии институциональных характеристик отношения собственно сти, с учетом всех тенденций современной постиндустриальной эпохи.

Также следует отметить тот факт, что социальные науки (включая, ес тественно, социальную философию) уже вполне созрели для решения этой задачи. Современный период развития социальных наук характеризуется не только углублением в свои, частные, внутридисциплинарные вопросы, но широким фронтом исследований по междисциплинарным (или, как сейчас принято говорить, полидисциплинарным) проблемам. Такие проблемы нахо дятся на самом переднем крае развития всех наук, как естественных и тех нических, так социально-гуманитарных.

Проблему интеллектуальной собственности можно считать одной из ключевых междисциплинарных проблем, интересующих социальные науки.

Однако так сложилось, что в подавляющем большинстве случаев ответ на вопрос «что такое интеллектуальная собственность?» давала юридическая наука, а всем остальным социальным дисциплинам отводилась чисто лишь вспомогательная роль.

На наш взгляд, настало время изменить ситуацию и сформулировать философский ответ на вопрос о природе и сущности интеллектуальной соб ственности. В нашем диссертационном исследовании это будет представлено как социально-философское исследование природы и сущности последней.

Социально-философский ракурс исследования проблемы интеллектуальной собственности включает в себя, на наш взгляд, два основных аспекта.

Во-первых, это исследование настоящей и будущей траектории разви тия интеллектуальной собственности. Современные процессы социальной и экономической трансформации ведут к появлению новых типов собственно сти, к их усложнению, а также к усложнению законодательных норм, регули рующих оборот этой собственности. На наш взгляд, такое усложнение рож дает у законодателя фундаментальные вопросы относительно социальной он тологии интеллектуальной собственности. Задачу социального философа мы видим в том, чтобы исследовать эту онтологию, и там, где это необходимо, нацелить юристов и законодателей на изменение правовых норм, регули рующих оборот интеллектуальной собственности, а также продемонстриро вать для них проблемный характер многих уже действующих норм, наличие «юридических» и иных «вакуумов» в обращении этого вида собственности.



Следует также отметить, данная проблематика, даже в узком, «юридиче ском» понимании интеллектуальной собственности (объекты, попадающие под действие авторского и патентного права), чрезвычайно востребована со временным мировым сообществом. В прессе, на телевидении, на радио, в Интернете ведутся активные дискуссии по поводу обращения, охраны, вос произведения, копирования тех или иных творческих продуктов, попадаю щих под защиту авторского или патентного права. Особенно актуальной здесь является проблема «пиратства» т.е. незаконного воспроизведения и копирования продуктов творческой деятельности.

Во-вторых, перед современным научным сообществом стоит задача пе реосмысления самого понятия «интеллектуальная собственность». Понима ние интеллектуальной собственности, ее оформление в виде философского концепта собственности, должно, по мнению автора этой работы, выйти за узкие пределы авторского и патентного права. Вероятно, следует предполо жить, что охранять и защищать необходимо всю собственность на знание, а не только ее отдельные виды в форме новооткрытого знания, совмещенные с материальным носителем. «Широкий», социально-философский подход де лает ударение на интерпретации интеллектуальной собственности как особой субстанции, субстрата, и на постижении онтологической сущности послед ней.

Социальной философии следует, вероятно, сыграть ключевую роль в формировании нового понимания интеллектуальной собственности, в разра ботке ее онтологии, а также в создании методологических инструментов по стижения ее сущности как специфического социального института. И ны нешние, и грядущие обстоятельства настоятельно требуют этого. Мир меня ется, трансформируется, и вместе с ним меняется наше понимание всех со циальных институтов;

философский концепт «интеллектуальная собствен ность» не должен быть исключением из этого общего правила.

Степень разработанности темы К последней трети XX началу XXI вв. научным сообществом, фи лософами, юристами, экономистами, социологами, поставлен целый ряд существенных вопросов, касающихся онтологической сущности интеллекту альной собственности, способов ее проявления и реализации в обществе, ме тодологии ее изучения как особого социального института. Кроме того, ряд исследователей предприняли попытку рассмотреть социальную группу ин теллектуалов (интеллигенции) как особых собственников знания и информа ции, или как владельцев особого типа интеллектуального (культурного) ка питала.

1) констатируя «узость» и «неполноту» юридической парадигмы «ин теллектуальной собственности», некоторые ученые поставили вопрос о необ ходимости «расширения» рамок юридического подхода к пониманию и ин терпретации интеллектуальной собственности (Ю.А.Карпова, Е.В.Халипова, Г.А.Еременко, И.А.Латыпов, К.Мэй, Т.Гривз)1;

Например, в «социологии инновационной деятельности» Ю.А.Карповой и «социологии интеллектуальной собственности» Напр., Карпова Ю.А. Введение в социальную иннноватику. СПб., 2004;

2004;

Халипова Е.В. Социология интеллектуальной собственности. М., 1995;

Еременко Г.А. К общей теории интеллектуальной собственно сти в сфере науки и технологий // Науковедение. 2000, № 3;

Greaves T. The Intellectual Property of Sovereign Tribes // Science Communication. Vol.17, No.2, December 1995.

Е.В.Халиповой исследовались фундаментальные, базисные проблемы интел лектуальной деятельности и ее результата (т.е. инновационной интеллекту альной собственности), Г.А.Еременко в своих работах заострил вопрос о не обходимости создания общей теории интеллектуальной собственности, а Т.Гривз попытался применить теорию интеллектуальной собственности в от ношении тех специфических знаний и умений, которыми обладают отдель ности этносы и антропологические группы. Все эти подходы так или иначе выводили интерпретацию интеллектуальной собственности за рамки ее по нимания как чисто юридического института, и подталкивали исследователей к ее философскому осмыслению как глобального междисциплинарного фе номена.

2) впервые рассмотрена проблема создания «философии интеллекту альной собственности» (Дж.Хагс, И.А.Латыпов)2.

Американская исследовательница Дж.Хагс указала на необходимость разработки базисных метафизических оснований этого типа собственности.

Российский ученый И.А.Латыпов в двух своих монографиях, изданных в 20072008 гг., предложил модель «собственности на информацию», а также разделил всю собственность на «духовную» и «вещную», при этом «собст венность на информацию» в его классификации стала видом «духовной соб ственности». И.А.Латыпов также подчеркнул необходимость развития «со держательных аспектов собственности на информацию, являющихся основой ее признания в обществе, и связанных с развитием информационных сооб ществ как коллективных систем сохранения собственности на информацию и основ ее социальной защиты»3.

Hughes J. The Philosophy of Intellectual Property // Property Law. Vol. II, Dartmouth, 1992;

Латыпов И.А. Соб ственность на информацию как социально-философская проблема. Ижевск, 2007;

он же: Социально философские аспекты невещественной собственности в информационном обществе. Ижевск, 2008.

Латыпов И.А. Социально-философские аспекты невещественной собственности в информационном обще стве, с.278.

3) был поставлен вопрос об интеллектуалах как интеллектуальных соб ственниках и о выделении их в особый, «интеллектуальный класс» со специ фическим политическим интересом (А.Гоулднер, П.Бурдье, В.В.Лапаева)4;

Работа Э.Гоулднера представляет собой попытку осмыслить движение «новых левых» и массовые студенческие бунты конца 60х гг. XX в. с по пыткой перевести проблему в плоскость концепции «интеллектуалов как но вого революционного класса истории». Но для нас же, прежде всего, важна попытка Э.Гоулднера рассмотреть интеллектуалов с политэкономической точки зрения, как владельцев определенного экономического ресурса. По мнению американского ученого, основным ресурсом, которым обладают ин теллектуалы, является «культурный капитал». В связи с этим должна быть пересмотрена и общая теория капитала, где ключевую роль должен сыграть так называемый «культурный капитал», в определенном аспекте соотноси мый с интеллектуальной собственностью в нашем понимании.

Интеллектуал, по концепции П.Бурдье, представляет собой не просто актора, а так называемого «габитуса», особого субъекта, конструирующего собственный социальный мир и вступающего во взаимодействие с этим ми ром. Каждый габитус располагает особым запасом капитала, позволяющего ему занимать определенную позицию, ранг в обществе. Капитал при этом может быть самым различным: экономическим, социальным, культурным и т.п. Культурный капитал это вид капитала, которым интеллектуал владеет как бы исконно. Различные формы капитала могут также выражается в сим волической форме и тем самым приобретать форму символического капитала капитала, легитимного для любого габитуса. Интеллектуал, как и другие типы габитуса, конструирует свое социальное поле и социальную практику.

Эти теоретические конструкции П.Бурдье имели большое значение для фор мирования наших представлений об интеллектуале как интеллектуальном собственнике, а также об интеллектуальном классе в целом.

Gouldner A. The Future of Intellectuals and the Rise of New Class. New York, Toronto, 1979;

Бурдье П. Начала.

М., 1994;

Лапаева В.В. Почему интеллектуальному классу России нужна своя партия // Полис, 2003, № 3.

4) заложены предпосылки для создания «фундаментальной» («неклас сической») парадигмы собственности, где на основе разделения собственно сти на интеллектуальную, вещественную и управленческую (собственность на управление) выдвинута идея о существовании особых социальных групп, накапливающих данные виды собственности (М.Вебер, Дж.Гэлбрейт, Д.Белл, П.Бурдье)5;

Например, для нас оказалась весьма полезной классификация М.Вебера объектов собственности;

он выделял три таких объекта: 1) «возможные при ложения [наемного] труда»;

2) «вещественные средства производства»;

3) «руководящие положения»6 (второе, легко соотнести с вещественной собст венностью, третье с собственностью на управление). Дж.Гэлбрейт предло жил схему социальной структуры, разделение на «сословия», аналогично которому была разработана наша теория оверстратов. Три основных «сосло вия» насчитывает Гэлбрейт в эпоху «нового индустриализма»: сословие «предпринимателей» (по нашему, вещественных собственников), сословие «техноструктуры» (по нашему, управленцев), сословие «педагогов и ученых» (по-нашему, интеллектуальных собственников). Лишь в трактовке первого «сословия» (оверстрата) мы немного расходимся с Гэлбрейтом (согласно на шему подходу, термин «вещественные собственники» интерпретируется бо лее широко: он включается в себя не только, к примеру, предпринимателей и банкиров, но и тех индивидов, для которых средством производства является их «телесная вещественная собственность»), в трактовке же остальных овер стратов наша позиция практически совпадает с точкой зрения американского экономиста. Во многом аналогичные Дж.Гэлбрейту мысли высказал и Д.Белл: рассматривая проблему власти в постиндустриальную эпоху, он от мечает три основных модели ее достижения, что в нашей трактовке факти чески эквивалентно понятию «степень свободы». В первом случае индивид достигает власти за счет накопления (вещественной) «собственности»;

во Гэлбрейт Дж. Новое индустриальное общество. М.,1969;

Вебер М. История хозяйства. Пг., 1924;

Белл Д.

Грядущее постиндустриальное общество, М., 1999;

Бурдье П. Начала. М., 1994.

Вебер М. Там же, с.12.

втором за счет «политического положения», «участия в аппарате управле ния» (собственности на управление);

в третьем за счет «образования», «на выков и умения» (интеллектуальной собственности)7. Д.Белл также близко подошел и к широкой трактовке «интеллектуальной собственности», на пример, там, где он пишет об «обществе знания» (knowledge society)8.

5) была поставлена проблема «оправдания» интеллектуальной собст венности и предложен первый вариант ее решения (К.Мэй)9, посредством тех способов, которые сам К.Мэй обозначил как «оправдательные схемы собственности» («justificatory schemas of property»): «понятие «оправдатель ная схема» кратким образом может быть определено как конструирование «здравого смысла» в понимании интеллектуальной собственности»10.

Современный британский исследователь К.Мэй, интерпретируя этот вопрос с точки зрения юридического подхода (не просто «оправдание», а именно «оправдание легитимности»), предложил различать три основных способа «оправдания легитимности» для интеллектуальной собственности «инструментальный» (instrumental), «саморазвивающийся» (self-developing) и «этический»11. Согласно этой классификации, «инструментальный способ» в оправдании интеллектуальной собственности означает следующее: претен довать на владение интеллектуальной собственности может всякое физиче ское или юридическое лицо, которое использует эту собственность как «ин струмент» улучшения природы или общества, внося свой вклад в ее создание посредством труда или чего-либо еще: капитала, естественной среды или предпринимательской способности. «Саморазвивающийся» способ оправда ния интеллектуальной собственности указывает на тот факт, что «оправда ние» интеллектуальной собственности может быть аргументировано тем, что Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. М., 1999, с.485.

Там же, с.235 238.

May C. A Global Political Economy of Intellectual Property Rights: A New Enclosure? London, New York, 2001;

он же Thinking, Buying, Selling: Intellectual Property Rights in Political Economy // New Political Economy, vol.3, No.1, March 1998.

May C. A Global Political Economy of Intellectual Property Rights: A New Enclosure? p.20.

Ibid., p.20 собственность есть «продолжение» самой личности, это есть выражение «сущности» самой свободной личности. «Этический» способ оправдания ин теллектуальной собственности подразумевает оправдание посредством об щественной выгоды, когда такая собственность может быть изъята, к приме ру, у частного лица, если того требует интересы морали и общественной пользы.

Как видно из вышеизложенного, в разработке различных аспектов со циально-философской теории интеллектуальной собственности имелось не мало достижений. Вместе с тем, в целом такая социально-философская тео рия так и не была построена. В частности, отсутствовало строгое философ ское определение самого концепта «интеллектуальная собственность», не была разработана теория интеллектуалов как особой социальной группы вла дельцев интеллектуальной собственности, большинство авторов не смогли в теоретических разработках, касающихся этого типа собственности, преодо леть узкодисциплинарные представления юридического подхода.

Используя все полученные до него результаты, автор данной работы предпринял попытку обобщить и синтезировать уже имеющие подходы к ис следованию интеллектуальной собственности и на их основе разработать со циально-философскую парадигму интеллектуальной собственности, по це лому ряду параметров кардинально отличную от юридического подхода к этому феномену, замыкающего интеллектуальную собственность исключи тельно в узкие рамки авторского и патентного права.

Предмет и объект исследования Предметом исследования для данной работы выступает интеллектуаль ная собственность, а объектом исследования предельные социально онтологические основания интеллектуальной собственности. Следовательно, ракурс нашего исследования можно обозначить как «социально философский». Вместе сам этот аспект в диссертационной работе как бы «достраивается» до более высокого междисциплинарного, социально теоретического уровня, в итоге, к конструированию социально философских оснований интеллектуальной собственности также привлека ются данные социологии, экономики, политологии, антропологии.





Цели и задачи исследования Цель исследования изучение предельных оснований интеллектуаль ной собственных, т.е. самых базисных элементов, определяющих ее сущест вование и функционирование в обществе.

Более конкретно цели и задачи данного диссертационного труда можно сформулировать в шести основных пунктах:

построение и анализ классификаций собственности, где присутст вует интеллектуальная собственность;

исследование «аналогичных», «по добных» классификаций;

исследование сущности интеллектуальной собственности в ее фило софском понимании, а также детальный анализ ее основных типов;

исследование наиболее значимых способов обмена и передачи ин теллектуальной собственности, а также проблемы «оправдания» интеллекту альной собственности;

изучение интеллектуалов как интеллектуальных собственников, их места в социальной стратификации общества;

анализ некоторых профессиональных типов интеллектуальных соб ственников (интеллектуалов) в свете современных российских трансформа ций, а также возможности манипуляции интеллектуальной собственностью;

исследование социальных институтов «наследства» и «наследия» в сфере производства интеллектуальной собственности;

а также проблемы справедливости в распределении последней;

исследование возможных практических и эмпирических приложений общей социально-философской теории интеллектуальной собственности («футурсобственность», «сдвиг власти и собственности в России»).

Методология работы Методологической базой диссертационного исследования послужили работы классиков социальной философии, социологии и политической эко номии К.Маркса, Г.В.Ф.Гегеля, О.Конта, Э.Дюркгейма, М.Вебера, П.Сорокина. Значительное влияние на формирование методологических предпосылок диссертации оказали также труды современных социальных философов и теоретиков Э.Гоулднера, Э.Гидденса, П.Бурдье, Ж.Бодрийяра.

Среди российских авторов мы опирались на методологические идеи Н.А.Бердяева, С.Н.Булгакова, Ю.М.Резника, П.К.Гречко.

Из работ К.Маркса нами был, в частности, позаимствованы идея собст венности как ключевой характеристики социума, а также принцип детерми нации собственностью власти. При этом автор диссертационного труда по пытался как можно далее дистанцироваться от «экономического детерми низма» марксистской социальной философии;

наша концепция интеллекту альной собственности в гораздо большей степени апеллирует к «теории фак торов» П.Сорокина, и полагает, что каждая из сфер общества примерно в равной степени оказывает влияние на его развитие. Кроме того, мы также по заимствовали из работ П.Сорокина фундаментально им разработанную идею «социального пространства».

Работа Г.В.Ф.Гегеля «Философия права» обозначила нам горизонты разграничения между юридическим подходом к интеллектуальной собствен ности и нашим, социально-философским подходом. Один из парадоксов этой работы, на наш взгляд, заключается в том, что эта работа весьма точно выяв ляет рамки и пределы действия всех основных юридических институтов, причем это касается не только интеллектуальной собственности, но и, к при меру, вещественной собственности.

Методологические работы М.Вебера, и, в первую очередь, его теория «идеальных типов» оказали большое влияние на общий методологический дух диссертационного исследования, на сами универсальные принципы ана лиза собственности как социального института и ее вычленения из всей ин ституциональной системы общества. Осмыслению интеллектуальной собственности как определенного социального института способствовали также принципы институционального подхода в социологической теории, разработанные Э.Дюркгеймом.

Теория капиталов П.Бурдье для нас имела ключевое методологическое значение в плане анализа того места, которая должна занимать интеллекту альная собственность среди других типов собственности, а также в понима нии ее как ресурса, приносящего доход и продвигающего индивида на новое место в социальной структуре.

Методологические принципы исследования социальной группы интел лектуалов, сформулированные Э.Гоулднером, стали базой для исследования интеллектуалов как интеллектуальных собственников и того, что названо на ми их «политэкономическим интересом», стремлением отстоять свои соци альные позиции как «собственников».

Идеи русских философов Н.А.Бердяева и С.Н.Булгакова об интерпре тации собственности как особого духовного начала также способствовала уг лублению авторского понимания интеллектуальной собственности. Методо логические принципы конструирования «новой социальности», предложен ные П.К.Гречко и Ю.М.Резником, сыграли немалую роль в исследовании на ми интеллектуальной собственности как полидисциплинарного теоретиче ского объекта.

В целом, ключевой методологической идеей работы является то, что концепт «интеллектуальная собственность» может и должен быть осмыслен не как просто социально-философский концепт, а именно как научный меж дисциплинарный концепт, в рассмотрении которого решающую роль должна сыграть социальная философия. Это связано отчасти и с тем, что в междис циплинарных исследованиях именно социальной философии традиционно отводится роль всеобщей методологии. В нашей работе социальная филосо фия, осмысленная сквозь труды своих классиков, во-первых, должна ис полнить функцию «интегрирующей науки» в отношении других наук, иссле дующих интеллектуальную собственность (включая и юридическую науку), а, во-вторых, она должна выработать общие методологические принципы по добного исследования, тем самым также обозначив некие отдаленные пер спективы исследования интеллектуальной собственности как глобального, универсального междисциплинарного феномена.

Основные положения, выносимые на защиту 1) Одной из самых значимых типологий собственности при примене нии к ней социально-философского анализа должна стать «субстратная», «субстанциональная» типология, где ключевую роль играет «качество» объ екта собственности, то, из какой «материи» он состоит. При этом подходе собственность следует разделить на:

интеллектуальную собственность вещественную собственность собственность на управление Деление собственности на три указанных вида, с дальнейшей вери фикацией этой типологии на основе стратификационного анализа, нами была обозначена как «фундаментальная парадигма собственности». Термин «фундаментальный» здесь указывает, в частности, на базисный характер дан ной типологии, например, в отношении разделения собственности на част ную и общественную. Однако данная парадигма собственности может быть обозначена и другими определениями: например, она может быть названа «неклассической», в противовес «классическому» разделению собственно сти на частную собственность и общественную собственность.

2) Интеллектуальная собственность это собственность на любое зна ние и информацию, на любую идею, на любое идеальное (интеллектуальное, духовное) имущество. Юридический подход к интеллектуальной собствен ности, заключающий интеллектуальную собственность в рамки авторского и патентного права, с этой точки зрения, слишком узок, а сам концепт «интел лектуальная собственность» здесь имеет скорее литературный, метафориче ский характер12. Наиболее точными эквивалентами понятия «интеллектуаль ная собственность» при нашем подходе будут термины: «собственность на знание», «собственность на знание и информацию», «интеллектуальный ка питал». Существует четыре основных типа интеллектуальной собственности:

субъектная новооткрытая, субъектная общеизвестная, объективированная новооткрытая и объективированная общеизвестная. Однако, первый из пере численных типов (субъектная новооткрытая интеллектуальная собствен ность) есть еще в некотором роде псевдособственность, фиктивная интеллек туальная собственность, так как субъект, впервые выработавший новое зна ние и держащий его пока в своем индивидуальном сознании, еще не вступил по поводу его в отношения с другими субъектами. Но, с другой стороны, следует помнить, что всё знание (в том числе и только что выработанное) из начально имеет общественный характер, поскольку генератор нового зна ния всегда опирается на знание, до того выработанное иными субъектами, а, следовательно, он должен так или иначе проявлять свое отношение в твор цам предыдущего знания, даже не выходя за пределы собственного инди видуального мышления.

3) Интеллектуальная собственность передается и обменивается совсем другими способами, отличными от передачи и обмена вещественной собст Заметим, этот факт признают и сами юристы. Напр.: «Никто в мире не пытается распространять нормы о праве собственности на «интеллектуальную собственность». Поэтому рассматриваемый термин [интеллек туальная собственность] это литературный образ, а не точная юридическая формула» // Права на результа ты интеллектуальной деятельности. М., 1994, с.21.

венности;

если для первой характерны «передача без оставления» и процесс «овладения», то интеллектуальная собственность передается путем «переда чи с оставлением» и посредством процесса «узнавания» («постижения»);

особенности передачи и обмена интеллектуальной собственностью опреде ляют и специфические пути «оправдания» интеллектуальной собственности.

Для того чтобы оправдать и подтвердить с наибольшей убедительностью свое владение интеллектуальной собственностью, лучше всего удостоверить тот факт, что в основе ее появления лежал твой собственный интеллектуаль ный труд, и привести в пользу этого устные свидетельства или письменные артефакты;

менее убедительными будут другие типы «оправдания» интел лектуальной собственности по первоначальному завладению, по договору, по принципу максимизации общественной выгоды и по принципу инфра структурного вклада в создание интеллектуальной собственности.

4) Внедрение социально-философского концепта «интеллектуальная собственность» ведет и к более строгому с политэкономической точки зрения пониманию терминов «интеллигенция» и «интеллектуалы», поскольку под последними подразумеваются, в первую очередь, лица, для которых интел лектуальная собственность является основным средством производства. Та ким образом, возникает представление об «оверстрате» интеллектуальных собственников: оверстратом интеллектуальных собственников (интеллектуа лов) мы называем большую группу индивидов, чьим основным средством производства является интеллектуальная собственность, а основным видом труда интеллектуальный труд. Главным экономическим результатом дея тельности этого оверстрата является «интеллектуальный капитал», который может проявлять себя как в непосредственно интеллектуальной форме (зна ние и информация), так и в символической, финансовой форме (статус, или деньги, полученные в обмен на знание и информацию). «Степень свободы» это возможность для индивида накапливать какой-либо определенный фун даментальный тип собственности, а также тесно связанная с этим возмож ность вертикальной мобильности, т.е. повышения индивидом своего стату са. Оверстрат13 это большая (массовая) группа людей, объединяющая в своих рядах схожие по характеру труда и типу собственности профессио нальные страты;

это есть также большая группа людей, накапливающая тот или иной фундаментальный тип собственности. Стратификационный подход в нашем анализе противопоставляется классовому подходу: если для классо вого разделения ключевым фактором является размер дохода и объем собст венности, которым располагает индивид, то для оверстратного подхода эту же роль играет характер собственности разделение ее по «субстратному», «субстанциональному» признаку. Всего могут существовать три класса:

высший, средний и низший, и три оверстрата: оверстрат интеллектуальных собственников (интеллектуалов), оверстрат вещественных собственников и оверстрат управленцев, причем первый из них в случае возможного «кон фликта оверстратов» является наиболее слабым и уязвимым.

5) Оверстраты также могут делиться на субоверстраты: например, оверстрат интеллектуалов изначально является гетерогенным и включает в себя три субоверстрата а) «инноваторы» (ученые, изобретатели, «художни ки», программисты);

б) «передатчики» («трансляторы») (педагоги, препода ватели);

в) «эксперты» (врачи, юристы, экономисты, библиотекари, искусст воведы). Некоторые профессиональные группы в исследуемом оверстрате (юристы, экономисты, журналисты») способны осваивать различные способы манипуляции интеллектуальной собственностью и получать выгоды и пре имущества из владения манипулятивной интеллектуальной собственностью, т.е. способны, в той или иной степени, обращать свою «несвободу» и «политэкономическую уязвимость» в инструмент извлечения прибыли и ин теллектуальной ренты, т.е. фактически выступать как субъект экономиче ской дискриминации и депривации.

Термин впервые предложен автором этой диссертации в 1996ом году: «over-» «над, свыше» (англ.) + «stratum» «страт» (лат.). См.: Орехов А.М. Бюрократия: от традиционного общества к постиндустриаль ному // Социально-политический журнал, 1996, № 6.

6) Специфические проблемы порождает и институт «наследства» в сфере интеллектуальной собственности. Передача интеллектуальной собст венности от поколения к поколению должна рассматриваться скорее не как отдельное, индивидуальное «наследство», где передача идеи осуществляется от генератора самой идеи к его родственникам и близким, а как институт «наследия», где наследником является весь интеллектуальный оверстрат.

Кроме того, сама наследуемая интеллектуальная собственность при приме нении к ней существующих систем наследственного права неоправданно дискриминируется (например, ограничивается срок ее владения в сфере ав торского и патентного права), а общественному мнению навязываются не обоснованные с точки зрения социальной философии модели ее оборота и реализации.

7) Современное российское общество ныне движется от «восточного» индустриального пути развития к «западному» постиндустриальному обще ству. Однако продвижение по «западной» координате идет гораздо быстрее, чем продвижение по постиндустриальному вектору. Будущая констелляция собственности в России должна соответствовать требованиям постиндустри альной эпохи, которые включают в себя: а) ведущую роль интеллектуальной собственности и интеллектуального капитала;

б) относительное «стирание граней» между общественной и частной собственностью;

в) приобретение собственностью «сетевого» характера;

г) изменение конфигурации всех ти пов собственности в сторону их приближения к конфигурации интеллекту альной собственности.

Научная новизна результатов исследования Новизна и научная ценность исследования заключается в том, что ав тор предпринял одно из первых в отечественных и зарубежных социальных науках фундаментальных исследований интеллектуальной собственности как социально-философского феномена.

А так же тем, что:

предложена новая, «фундаментальная» типология собственности, с позиций которой можно эффективно исследовать интеллектуальную собст венность;

изучены «вещественная собственность» и «собственность на управление» как особые социальные институты;

рассмотрено и исследовано «широкое», социально-философское, по нимание интеллектуальной собственности, при таком понимании интеллек туальная собственность может быть рассмотрена не только как собствен ность на новооткрытое знание, но и в определенных аспектах как собствен ность на общеизвестное знание;

изучены основные типы интеллектуальной собственности;

на примере интеллектуальной собственности ученого рас смотрена институализация интеллектуальной собственности;

исследованы законы функционирования интеллектуальной собствен ности;

основные способы ее передачи и защиты;

нормы, регулирующие обо рот интеллектуальной собственности;

способы «оправдания» интеллектуаль ной собственности;

предложен научный концепт «оверстрат» для обозначения особой классоподобной социальной группы, сформулирована идея «классово оверстратного анализа» в социальной стратификации, исследованы интел лектуальные собственники как особой «оверстрат», проанализировано место в нем отдельных профессиональных групп, выявлены специфический инте рес этого оверстрата и идеология, объединяющим вектором которых является стремление к свободному накоплению интеллектуальной собственности;

детально проанализированы профессиональные типы интеллектуаль ной собственности, в связи с чем впервые поставлен вопрос о «манипулятив ной интеллектуальной собственности»;

изучена проблема «наследования» в сфере интеллектуальной собст венности, и указано, в частности, на то, что проблема справедливости в сфере распределения интеллектуальной собственности должна ставится как про блема «справедливости между поколениями»;

исследована проблема дис криминации интеллектуальных собственников другими собственниками;

описан «сдвиг власти и собственности» в современном российском обществе;

указаны векторы, по которым должна идти трансформация собст венности в России, если последняя намеревается двигаться в направлении постиндустриального общества;

введены в оборот ряд новых научных концептов, таких как «собст венность на управление», «оверстрат», «субоверстрат», «принцип доминан ты» (в его социально-философской интерпретации), «манипулятивная интел лектуальная собственность», «степень свободы в социальном пространстве».

Теоретическая и практическая значимость работы Полученные автором результаты имеют высокую ценность для разви тия таких социальных дисциплин, как социальная философия, социология науки и образования, социальная стратификация, философия экономики, по литическая философия. В социально-теоретическом и философско методологическом аспекте они могут помочь формированию целого ряда но вых направлений в исследовании интеллектуальной собственности: «социо логия интеллектуальной собственности», «политическая экономия интеллек туальной собственности», «социальная антропология интеллектуальной соб ственности», «психология интеллектуальной собственности» (включая «со циальную психологию интеллектуальной собственности»), «социальная ис тория интеллектуальной собственности».

В педагогическом процессе основные результаты диссертационного исследования могут быть использованы в преподавании социальной филосо фии, истории и философии науки, философии и методологии экономики, не которых разделов социологии (социология науки, социальная стратификация, социология интеллигенции).

Материалы диссертации также могут быть применены в исследовании эволюции современного российского общества, а также в анализе проблем глобализации и постиндустриального развития.

Апробация работы Диссертация обсуждена на заседании кафедры социальной философии факультета гуманитарных и социальных наук РУДН (21 апреля 2009 г.) и ре комендована к защите.

Основные положения и результаты диссертации получили свое ос вещение:

в монографии: «Интеллектуальная собственность: опыт соци ально-философского и социально-теоретического исследования» (М., УРСС, первое издание – 2007 г., второе издание – 2009 г., 14 п.л., 221 стр.).

в статьях автора, опубликованных в журналах из списка ВАК (9):

Бюрократизм как социальный феномен // Вестник МГУ (серия 7. Фи лософия), 1992, № 1.

Интеллектуальная собственность в экономическом измерении // Вест ник МГУ (Серия 6. Экономика), 1995, № 2.

Интеллектуальная собственность как объект философского исследо вания // Вестник МГУ (Серия 7. Философия), 1997, № 1.

Интеллигенция, интеллектуалы, интеллектуальные собственники // Социально-гуманитарные знания, М., 2000, № 1.

Собственность как предмет изучения социальных наук // Социально гуманитарные знания, М., 2000, № 5.

Интеллектуальная собственность // Социально-гуманитарные знания, Москва, 2001, № 2.

Футурсобственность // Социально-гуманитарные знания, 2005, № 2.

Социальная теория: к проблеме самоопределения и структуры // Лич ность. Культура. Общество, т.VIII, вып. 4 (32), 2006.

Социально-философские науки: предметные основания, структура, функции // Вестник РУДН (Сер. Философия), 2007, № 3.

Материал диссертации был апробирован автором в учебных курсах, читаемых на факультете гуманитарных и социальных наук РУДН: «Собст венность власть история», «Институциональный анализ общества», «Тео рии справедливости», «Постиндустриальная перспектива общественного раз вития», «Философия и методология социальных наук».

Объем и структура диссертации Структурно диссертационная работа подразделяется на четыре главы, каждая из которых включает в себя от четырех до шести параграфов.

Работа также содержит библиографию, включающую в себя 341 на именование статей и книг на русском и английском языках.

Общий объем диссертации 304 стр.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во «Введении» обосновывается актуальность и новизна избранной те мы, характеризуется предмет исследования, определяется методология и сте пень его разработанности, формулируются цели и задачи исследования.

Первая глава «Фундаментальная типология собственности. Интел лектуальная собственность: юридическая концепция» содержит в себе четыре параграфа и посвящена обоснованию фундаментальной типологии собственности, разработанной автором.

Первый параграф главы «Определение собственности» вводит в ис следование социально-философское понятие собственности. Автором также рассматривается понятие «функций (прав, правомочий) собственности» и проблема так называемой «триады» (владение, распоряжение, пользование»), закрепившееся в русском гражданском праве со второй половины XIX века.

Исследуется также весьма популярная классификация прав собственности английского юриста А.Оноре (одиннадцать прав собственности) и проводит ся ее тщательный анализ. В конечном счете, делается вывод о том, что среди всех возможных правомочий (функций) собственности ключевую роль игра ют «владение» и «распоряжение». В связи с рассмотрением проблемы «прав» («функций») автором анализируется весьма распространенная в западной со циальной науке «теория прав собственности»14. Рождение «теории прав соб ственности» в западной экономической мысли относится к 60 70 гг. XX в.

Свой вклад в ее разработку такие известные экономисты как Д.Норт и Р.Коуз (оба лауреаты Нобелевской премии по экономике), а также С.Пейович, Р.Томас, Р.Познер и т.д.15 По своему общему типу она представляет одну из «Property rights theory» или «property rights economics».

Отметим некоторые публикации этих авторов: Коуз Р. Фирма, рынок и право. М., 1993;

Норт Д. Институ ты, институциональные изменения и функционирование экономики. М., 1997;

North D., Thomas R. The Rise of the Western World: A New Economic History. Cambridge, 1993;

North D. Structure and Change in Economic History. New York, London, 1981;

Pejovich S. The Economics of Property Rights: Towards a Theory of Compara tive Systems. Dordrecht, Boston, London, 1990.

разновидностей «теории экономического выбора» (или «теории рациональ ного выбора в экономике») и примыкает близко к другим аналогичным ей неоинституционалистским теориям «теории трансакционных издержек», «теории человеческого капитала», «теории общественного выбора». Делается вывод, что «теорию прав собственности» можно рассматривать как весьма содержательную теоретическую концепцию, специфическим образом углуб ляющую и развивающую классические представления о собственности.

Во втором параграфе «Типологии собственности» автором дис сертационного исследования исследуются различные варианты классифика ций собственности.

Типология собственности может быть самой различной. Самой извест ной среди всех типологий является классификация собственности по субъек ту присвоения, а если быть совсем точным по смыслу по субъекту владе ния. Из всех отношений собственности здесь выделяется главное отношение, отношение владения («функция» или «право владения»), и именно оно выступает в качестве ключевого критерия классификации собственности16.

Классифицируя по субъекту владения можно указать на две основные формы собственности: частную собственность и общественную собственность. Ча стная собственность это присвоение объекта собственности одним субъек том, причем это может быть как одно физическое лицо, так и одно юриди ческое лицо (фактически группа лиц). Даже если физические лица не соз дают какой-либо правовой структуры, но присваивают какое-либо имущест во сообща, их собственность также рассматривается как частная собствен ность. Общественная собственность это присвоение собственности обще ством в лице государства или инкорпорированных в это государство других социальных образований. Однако сюда же может включаться и собствен ность общественных организаций, не имеющих прямого касательства к госу Далее мы обозначаем эту типологию собственности как «классическую».

дарству: это могут быть религиозные, этнические, профессиональные, спор тивные (и прочие) общественные объединения.

Возможна также классификация собственности по «субъекту распоря жения». Субъект распоряжения (субъект управления) собственностью это тот субъект собственности, который имеет доступ к различным способам оперирования с данными ресурсами (данным имуществом). Под «оперирова нием» подразумевается возможность отдавать распоряжения низшим по ие рархии субъектам данной собственности, а также право сдавать эту собст венность в аренду, использовать ее как залог и т.п. Структура субъектов рас поряжения данной собственностью всегда иерархична: существует «лестни ца» субъектов распоряжения от низшего до самого высшего. Чем выше ранг распорядителя (управленца), тем большими он располагает возможно стями для распоряжения вверенной ему владельцем собственностью и, на оборот, чем ниже ранг, тем меньше таких возможностей он имеет.

Наконец, нами была разработана и апробирована в статьях и книгах так называемая «фундаментальная типология собственности». Это разделение собственности на следующие ее виды: 1) интеллектуальная собственность;

2) вещественная собственность (включая собственность человека на свое тело);

3) собственность на управление. Основы новой парадигмы собственности были разработаны автором данного труда в 1989 1993 гг. в связи с написа нием кандидатской диссертации на тему «Бюрократизм как социальный фе номен»17. Главной целью этой работы было найти экономическую «клеточ ку», «первооснову» бюрократизма, и таковая была найдена в форме «соб ственности на управление». Введение такого, достаточно неординарного, ти па собственности, в свою очередь, потребовало и разработки новой класси фикации собственности, которая включала в себя еще какие-то, однопоряд ковые собственности на управление, типы собственности. Затем потребова лось обозначить и социальные группы, накапливающие каждый свой Кандидатская диссертация была успешно защищена на кафедре социальной философии МГУ им.

М.В.Ломоносова в марте 1993 года.

фундаментальный тип собственности и т.д. и т.п. Следует также указать на факт, что разделение на интеллектуальную, вещественную и управленческую собственности есть нечто большее, чем разделение в собственности;

это раз деление можно провести и в труде, и по качеству блага, и по качеству капи тала;

а также разделение в способах накопления «фундаментальных типов собственности» («степенях свободы») и в больших социальных группах, эти фундаментальные типы собственности накапливающих («оверстратах»). Как могут существовать три вышеуказанных типа собственности, точно так же существуют: 1) три вида труда интеллектуальный, управленческий и мате риальный (вещественный)18;

2) три вида благ интеллектуальное, управлен ческое и вещественное, 3) три вида капитала интеллектуальный, управлен ческий и вещественный;

4) три «степени свободы» по интеллектуальной собственности, собственности на управление и вещественной собственности;

5) три «оверстрата» оверстрат интеллектуальных собственников, оверстрат управленцев и оверстрат вещественных собственников.

Истоки «фундаментальной парадигмы» следует искать в работах М.Вебера, Ф.Листа, А.Маршалла, П.Дракера, Дж.Гэлбрейта, Д.Белла, П.Бурдье и других известных ученых. Нами была осуществлена четкая дета лизация фундаментальной парадигмы и привязка ее к трем основным типам собственности интеллектуальной собственности, вещественной собствен ности и собственности на управление.

Третий параграф «Вещественная собственность и собственность на управление» рассматривает два типа собственности из «фундаменталь ной парадигмы» вещественную собственность и собственность на управле ние.

Вещественная собственность это собственность на любое веществен ное (материальное) начало;

это владение, распоряжение и пользование вся «Материальный» («вещественный») труд это труд в сфере материальных вещей, с использованием мате риальных средств производства;

в случае, если таковым выступает «физическое тело», подобный труд назы вается «физическим трудом»;

если же роль средства производства играют «внешние» материальные вещи, то тогда подобный труд можно именовать просто «материальным» или «вещественным».

ким вещественным объектом, оказавшимся в социальном поле тяготения че ловека;

это присвоение любого «вещества», которое может проходить по разряду «собственности». Нами утверждается существование двух основных видов вещественной собственности: 1) собственность индивида на его физи ческое тело «телесная» вещественная собственность;

2) собственность ин дивида на «внешние» по отношению к его телу объекты («вещи») «пред метная» вещественная собственность.

Диссертантом также проводится детальный анализ «собственность на управление». Объект собственности здесь однозначен это «функция управ ления». «Субъектом собственности» следует считать лицо, которое управляет «управленца». Характер (способ) присвоения определяется взаимодействи ем между субъектом и объектом собственности и в данном случае речь идет о том, как взаимодействуют между собой управленец и функция управ ления;

о том способе, каким управленец присваивает функцию управления.

Управленец лицо, находящееся в определенной организационной системе и составляющее элемент этой системы. Управленец служит этой системе как «служащий» и для него почти безразлична природа этой системы. Для него главное это умножать свою собственность на управление, повышать свой управленческий статус. Поэтому способ соединения управленца со своей собственностью на управления всегда один и то же, и никакая «частная», «общественная» и т.п. собственность на управление просто невозможна. Но чем выше ранг, тем больше собственности на управление и, наоборот, чем ниже ранг, тем ее меньше.

И, наконец, четвертый параграф «Интеллектуальная собствен ность: юридическая концепция» излагает юридическую концепцию ин теллектуальной собственности.

Понятие «интеллектуальная собственность» в своем первоначальном виде появилось в юриспруденции и поныне широко используется в ней, обо значая в самом широком аспекте объекты авторского и патентного права.

Формирование подобной концепции интеллектуальной собственности, ре зультат длительного исторического развития правовой мысли и законода тельства, развития, длившегося, по мнению некоторых исследователей, пять с лишним тысяч лет. Под «интеллектуальной собственностью» юристы понимают особые виды идей (или особые типы знания и информации), ко торые являются «новыми» или «оригинальными» по своему содержанию, «совместимы» с определенным материальным носителем, могут быть как свободно размножены, так и свободно «отчуждены» от творца, т.е. автора или изобретателя19. Основными сферами, на которые может быть распро странено действие авторского и патентного прав, признаются две сферы сфера искусства и сфера производства. Интеллектуальный собственник здесь это не только строго «художник» или «изобретатель», но и «артист», «ре жиссер», «создатель новых компьютерных программ, интегральных схем или даже оригинальных моделей в биотехнологии», «обладатель «ноу-хау» и т.п.

Везде, где законом обеспечивается защита новых идей, произведений или новых технологий, можно говорить, что там действует «право интеллекту альной собственности» юридическая система ее признания и толкования.

Знание (идея), которую закон обязуется защищать, предварительно должна быть воплощена на определенном материальном носителе бумаге, дискете и т.п. Если идея, например, высказана устно, в частном разговоре, то она не может быть представлена на правовую защиту. Всё это дало основание неко торым юристам утверждать, что закон охраняет, собственно, даже не идею, а лишь «форму ее выражения»20. Итак, интеллектуальная собственность в юриспруденции это исключительно новое знание в весьма ограниченной сфере творчества и при этом еще тесно связанное с материальным носителем, «Несколько упрощая, можно сказать, что к интеллектуальной собственности относится информация, ко торая может быть представлена на материальном носителе и распространена в неограниченном количестве копий по всему миру. Собственностью являются не эти копии, а отражаемая в них информация» // Интел лектуальная собственность: Основные материалы. Новосибирск, 1993, с.2.

Напр. Дюма Р. Литературная и художественная собственность. М., 1989, с.27.

без которого это новое знание вообще не может быть поставлен под защи ту.

Но, признавая бесспорное право юристов разрабатывать подобный взгляд на интеллектуальную собственность, мы, тем не менее, хотели бы предложить свой подход к этому феномену, логично вытекающий из фунда ментальной парадигмы. В противовес «юридическому пониманию» интел лектуальной собственности мы обозначим наше понимание как «социально философское» или как просто «философское». Оно принципиально, ради кально и фундаментально меняет взгляд на феномен интеллектуальной соб ственности и на его функционирование в обществе и на его значение для об щества. Изложение авторской концепции интеллектуальной собственности начинается со следующей главы диссертационного исследования.

Вторая глава диссертационного исследования называется «Интеллек туальная собственность как объект социально-философской рефлек сии». Ее задача развернуть авторскую концепцию понимания интеллекту альной собственности как специфического социально-философского объекта.

Первый параграф главы «Определение интеллектуальной собст венности и ее типологии» вводит «широкую», социально-философскую интерпретацию интеллектуальной собственности.

Интеллектуальная собственность это собственность на любое знание и информацию, на любую идею, на любое идеальное (интеллектуальное, ду ховное) имущество. Это определение можно назвать «расширенным» опре делением интеллектуальной собственности в противовес ее узкому «юри дическому» определению. Понятиями «знание и информация», «идея», «ин теллектуальное имущество» здесь охватывается весь мир интеллектуальных объектов, вся интеллектуальная субстанция. Всё, что находится за пределами этого мира, этой субстанции, относится к миру вещественной собственности.

В результате, всякий субстанциональный (субстратный) объект собственно сти или материален (вещественная собственность), или интеллектуален, идеален (интеллектуальная собственность). Краеугольным камнем нашего исследования является предельно широкий охват всего знания как объекта интеллектуальной собственности, точно так же, как определение веществен ной собственности охватывает собой в качестве объекта всё вещество.

На взгляд автора работы, существует два ключевых процесса, опреде ляющих важнейшие из трансформаций в знании это процесс генерации знания и процесс его объективации. Объективация знания это процесс пре вращения знания, изначально находящегося в голове человека и представ ляющее собой «субъективную реальность», принадлежащую исключительно субъекту, индивиду, в реальность «объективную», сливающуюся с опреде ленным материальным носителем (звук, бумага и т.п.). Объективация знания не есть его «овеществление» в смысле превращения в вещество, материю, так как знание по своей природе остается идеальным образованием, а материя материальным. Но знание за пределами субъекта существует исключительно в вещественной оболочке («вещественной скорлупе»);

никакого существова ния знания в «чистом виде» за пределами субъекта быть не может;

однако, из этого не следует делать вывод, что о знании в таком состоянии нельзя гово рить, как о мысленно отделенной от материи идеальной сущности. Генерация это процесс эманации, творения знания;

появления новооткрытого знания из общеизвестного знания. Знание в процессе генерации приобретает такие признаки «оригинальности» и «новизны», которые, в конечном счете, и служат критерием, отличающим новооткрытое знание от общеизвестного знания. Лицо, создающее новое и оригинальное знание, можно обозначить как «генератора» или «творца»;

первое из этих слов наводит нас на распро страненное русское выражение «генератор идей»;

второе тесно увязывает проблему «генерации» нового знания с проблемой творчества, исследуемой, как известно, социальными науками в самых разных аспектах психологиче ском, философском, культурологическом и др. Существует и процесс, обрат ный процессу генерации диссеминация. Диссеминация это трансформа ция новооткрытого знания в общеизвестное;

«устаревание» («старение», «моральное старение») знания и одновременно распространение его. Если генерация ведет нас от общеизвестного знания к новооткрытому, то диссе минация, напротив, проводит от новооткрытого знания к общеизвестному.

Итак, процесс объективации делит знание на «субъектное» и «объективиро ванное», а процесс генерации на «общеизвестное» и «новооткрытое». Та кую же классификацию (с некоторыми оговорками и поправками) можно вы строить и в отношении интеллектуальной собственности. Во-первых, по скольку знание бывает субъектным и объективированным, интеллектуальная собственность также может быть двух видов: субъектная интеллектуальная собственность и объективированная интеллектуальная собственность, а, во вторых, так как знание бывает общеизвестным и новооткрытым, интеллекту альную собственность также можно разделить на общеизвестную интеллек туальную собственность и новооткрытую интеллектуальную собственность.

В итоге, кроссируя, пересекая эти классификации получаем четыре основных вида интеллектуальной собственности: 1) субъектная общеизвестная интел лектуальная собственность это собственность на знание, известное не толь ко данному субъекту собственности, но и другим людям некоторым или всем;

знание, существующее в сознании вышеуказанного субъекта собствен ности;

2) субъектная новооткрытая интеллектуальная собственность это собственность на знание, неизвестное никому, кроме данного субъекта соб ственности и присутствующее исключительно в его сознании;

3) объективи рованная интеллектуальная общеизвестная собственность это собствен ность на знание, уже известное иным субъектам и существующая вне их соз наний в некой вещественной (или даже однажды воспринятое в звуковой) оболочке;

4) объективированная новооткрытая интеллектуальная собствен ность это собственность на знание, до того никому не известное, но уже объективированное, существующее (или даже просуществовавшее в звуко вой форме и кем-то воспринятое) вне сознания данного субъекта «генера тора» данной собственности.

Интеллектуальную собственность также можно разделить на общую интеллектуальную собственность и специфическую интеллектуальную соб ственность. Общая интеллектуальная собственность это собственность субъекта на всеобщее, обязательное, широко доступное знание. Специфиче ская интеллектуальная собственность это собственность субъекта на кон кретное, особенное, «профессиональное» знание, связанное с освоением ка кой-либо определенной сферы действительности. Именно присутствие спе цифической интеллектуальной собственности ставить вопрос о профессио нальных типах интеллектуальной собственности «интеллектуальной собст венности ученого», «интеллектуальной собственности преподавателя» и т.п.

Во втором параграфе «Присвоение и обмен интеллектуальной соб ственности» автором детально исследуются сущностные характеристики тех трансформаций, что происходят со знанием и интеллектуальной собст венностью в процессе их присвоения и обмена. В целом следует отметить, что присвоение и обмен интеллектуальной собственности кардинально отли чается от присвоения и обмена вещественной собственности: во-первых, ос новной тип присвоения вещественной собственности «овладение», а интел лектуальной собственности «узнавание», «постижение», во-вторых, по ти пу передачи: вещественная собственность передается «передачей без остав ления», интеллектуальная собственность «передачей с оставлением», в третьих, формой оболочки «эйдоса» (см. далее определение «эйдоса»): при интеллектуальном обмене она только временная, в случае вещественного обмена пространственно-временная. Под «эйдосом» мы понимаем идею в чистой ее сущности, вне пространственно-временной оболочки, в которой эта идея существует. Но, вообще говоря, пространственная оболочка для идеи – фикция;

идея – не вещь, она не материальна, потому идея (или, если быть совсем точным, эйдос идеи) имеет только временную оболочку, или, говоря по-другому, временную координату, которую можно в большинстве случае зафиксировать. В четвертых, при интеллектуальном обмене объектив ная временная координата идеи (эйдоса) может быть подменена ее субъек тивной, фиктивной, вымышленной координатой. Это и понятно: ведь на са мой идее (самом эйдосе) нет никакой временной метки;

она (эта метка) при сваивается как бы извне, посторонним наблюдателем;

при отсутствии тако вого или, если это наблюдатель заинтересованное лицо, идея может быть сопровождена фиктивной временной координатой или меткой. В случае же вещи это сделать значительно сложнее, – так как мы видим пространствен ную оболочку, фиксируем степень ее изношенности и можем с достаточной степенью достоверности установить объективную временную координату.

И, наконец, пятый пункт: реверсия вещественной собственности воз можна, а интеллектуальной невозможна21. Если, например, (материальная) вещь незаконным образом передана кому-либо, то первоначальный владелец имеет право на реверсию, – т.е. возврат этой вещи. И этот возврат возможен:

вещь изымается у ее незаконного владельца и возвращается первоначальному собственнику. Однако, при незаконной передаче интеллектуальной собст венности реверсия неосуществима, ведь там действует «передача с остав лением», и переданную идею нельзя изъять полностью и окончательно – она всегда оставит отпечаток в виде себя самой. Или, говоря иначе: после то го, как идея узнана ее незаконным владельцем, ее можно изъять только вме сте с самим незаконным владельцем.

Основным способом присвоения интеллектуальной собственности яв ляется способ постижения (открытия) нового знания: первооткрыватель, по сути, и есть индивидуальный владелец нового знания. Но существует и вто ростепенный способ присвоения знания: это – его узнавание от настоящего владельца, при этом индивид, узнающий это знание, приобретает его только в пользование. Но поскольку «владение» и «пользование» в присвоении зна «Реверсия» – в юриспруденции – это возврат имущества первоначальному владельцу.

ния практически неотличимы друг от друга, пользователь нового знания мо жет транслировать его еще кому-нибудь как «настоящий владелец», хотя фактически таковым он не является. Истинные владельцы и потому истин ные собственники знания – это только сами творцы его. Все остальные – лишь пользователи по отношению к ним.

Третий параграф «Накопление и защита интеллектуальной соб ственности» посвящен исследованию проблемы аккумуляции и различных форм защиты интеллектуальной собственности.

Накопление интеллектуальной собственности можно рассматривать в трех тесно взаимосвязанных между собой аспектах: 1) накопление «общей» (общеизвестной) интеллектуальной собственности;

2) накопление «специфи ческой общеизвестной» интеллектуальной собственности;

3) накопление «специфической новооткрытой» интеллектуальной собственности. Специфи ческая новооткрытая интеллектуальная собственность – главный ресурс и главное средство производства интеллектуального собственника;

именно ее накопление находится в прямом соответствии с его (хотя бы формальным) статусом в обществе.

Под «защитой интеллектуальной собственности» мы понимаем ее ог раждение от чьих-либо посягательств, а также создание условий для получе ния различных типов вознаграждения у индивида (или группы индивидов) – творца конкретной интеллектуальной собственности. Существует четыре ос новных вида защиты интеллектуальной собственности: а) индивидуальная правовая защита – это защита индивидом своей личной интеллектуальной собственности как индивидуальным субъектом права, основанная на прин ципах какого-либо раздела правовой системы – авторского права, патентного права, трудового права и т.п.;

б) индивидуальная моральная защита22 – это «Моральную защиту» в нашей трактовке не следует смешивать с юридической защитой автором или ин новатором своим личных неимущественных прав, заключающихся в защите от причинения ему морального вреда. Зашита подобных прав есть часть авторского или патентного права, т.е. часть юридической (право вой) защиты. «Моральная защита» в нашей интерпретации, – это не-правовая защита, защита, основанная на традиции или морали (в широком понимании этого слова), без апелляции к закону в его юридической трак товке.

защита индивидом своей интеллектуальной собственности, основанная на принципах морали или традиции;

Подобный способ защиты применим там, где нельзя использовать юридические методы охраны: например, при устной объективации новооткрытой интеллектуальной собственности;

в) коллектив ная правовая защита;

г) коллективная моральная защита. Под «коллективной защитой» мы понимаем правовую и моральную защиту, основанную скорее не на прецеденте индивидуальной интеллектуальной защиты, а тот тип защи ты, где данное сообщество или вся профессиональная группа интеллектуалов выступает как определенная группа давления (лобби), действующая на всех основных уровнях: политическом, экономическом, идеологическом и т.п. Это давление может осуществляться как в правовой, так и в моральной сфере.

Эффективность подобного давления при искусном его проведении может быть чрезвычайно высока, и, в некоторых случаях гораздо выше той эффек тивности, что дают две основные формы индивидуальной защиты интеллек туальной собственности.

Четвертый параграф «Частная и общественная интеллектуальная собственность» анализирует проблему разделения интеллектуальной соб ственности на общую интеллектуальную собственность и частную интеллек туальную собственность.

Всего могут существовать следующие виды интеллектуальной собст венности: 1) индивидуальная субъектная общеизвестная;

2) индивидуальная субъектная новооткрытая;

3) индивидуальная объективированная общеизве стная;

4) индивидуальная объективированная новооткрытая;

5) коллективная (групповая) объективированная общеизвестная;

6) коллективная (групповая) объективированная новооткрытая.

Что же касается категории «частная собственность» в отношении ин теллектуальной деятельности, то проблема решается следующим образом:

понятие «частная интеллектуальная собственность» может относиться ко всем четырем основным типам интеллектуальной собственности (субъектная общеизвестная, субъектная новооткрытая, субъектная объективированная, общеизвестная объективированная), а понятие «общественная интеллекту альная собственность» (если под ней подразумевают групповую форму собст венности) – только к объективированной общеизвестной и новооткрытой ин теллектуальной собственности. И новое, и старое знание могут быть как ча стным, так и общественным, – но никогда общенародным (государствен ным). В этом аспекте любая попытка государства установить свой суверени тет над интеллектуальной собственностью (например, посредством объявле ния какого-либо знания «государственной тайной» или «государственной собственностью») нам представляется ничем не оправданной – ибо «сувере нитет» над этим знанием уже установлен генераторами, создавшими этого знание, и только они вправе решать какой правовой статус должна приобре сти их интеллектуальная собственность и в какой мере государство может быть допущено к пользованию этим знанием. Даже если данные исследова ния велись на государственном оборудовании и на государственные деньги, то всё равно решающую роль в достижении конечного результата, как прави ло, играют не они, а интеллект генератора, – и именно они являются интел лектуальными собственниками нового знания;

государство в данной ситуа ции (особенно это заметно в оборонных отраслях) может лишь претендовать на монопольное пользование этим знанием, но никаким образом, – на его мо нопольное владение, – оно остается за генераторами создателями этого знания.

Пятый параграф «Основные типы передачи интеллектуальной собственности» раскрывает проблему основных институтов, при помощи которых передаются интеллектуальная собственность. Всего их три: 1) тра диция (обычай);

2) мораль (нравственность);

3) право. Традиция дает нам ре гулирование обращения интеллектуальной собственности по традиции (или обычаю), мораль регулирование обращения интеллектуальной собственно сти по моральным (нравственным) нормам, и, наконец, право регулирова ние обращения интеллектуальной собственности по закону или правовым нормам. Как видно из вышесказанного, нормы, действующие в отношении интеллектуальной собственности, также могут быть трех видов нормы тра диции (обычая), моральные нормы и правовые нормы. Автором детально описываются все три основных типа передачи интеллектуальной собственно сти, а также вводятся понятия «прогрессия» и «регрессия» в отношении норм этой передачи. Прогрессия в обращении интеллектуальной собственности означает постепенное усложнение методов ее регуляции: от норм традиции к нормам морали, и далее к нормам права. Регрессия в обороте интеллекту альной собственности означает последовательное упрощение методов ее ре гуляции: от норм права к нормам морали, и далее к нормам традиции.

Общий же вывод из данного параграфа примерно следующий: «Когда один субъект передает интеллектуальную собственность другому, он действует со гласно либо нормам традиции, либо нормам морали, либо нормам права. С нашей точки зрения, именно традиционное и моральное регулирование обо рота интеллектуальной собственности являются преобладающими и занима ют собой подавляющее большинство операций с интеллектуальной собст венностью».

Также нами предлагаются следующие выводы: 1) юридическое регули рование оборота интеллектуальной собственности относится лишь к объек тивированной общеизвестной и новооткрытой интеллектуальной собствен ности, и почти полностью игнорирует существование двух видов субъектной интеллектуальной собственности;

2) юридическое регулирование затрагивает лишь часть оборота объективированной общеизвестной и новооткрытой ин теллектуальной собственности, прежде всего, передачу ее в сфере искусст ва и производства, и весьма мало затрагивает оборот этих типов собственно сти, например, в науке и образовании;

3) юридическое регулирование интел лектуальной собственности практически не задействовано в повседневной жизни людей в семье, в быту, в системе начального и среднего образова ния, в системе досуга, и в других сферах повседневной коммуникации. Здесь в подавляющем большинстве случаев, связанных с перемещением от субъек та к субъекту интеллектуальной собственности, работает либо традицион ный, либо моральный способы регуляции. Также несмотря на то, что соглас но феномену «прогрессии», правовое регулирование обращения интеллекту альной собственности является самым «высшим» и «развитым» типом ее ре гулирования, в процентном отношении оно занимает лишь незначительное место;

подавляющее большинство актов перемещения и передачи интеллек туальной собственности в современном индустриальном и постиндустриаль ном обществе производится под воздействием институтов традиции и мора ли.

И, наконец, шестой, заключительный параграф главы «Проблема оправдания интеллектуальной собственности» рассматривает так назы ваемую проблему «justification» проблему «оправдания» интеллектуальной собственности. Суть ее заключается в следующем вопросе: ради чего суще ствует интеллектуальная собственность и как оправдать факт завладения ин дивидом той или иной интеллектуальной собственностью? Решения здесь предлагались самые различные: собственность вообще и интеллектуальная собственность в частности может оправдываться посредством «труда», само го факта «завладения», договора и т.п.

В нашей классификации основные типы «оправдания» интеллектуаль ной собственности различаются по «форме» и «содержанию». По формаль ной стороне процесса «оправдания интеллектуальной собственности» мы различаем: «оправдание по традиции». «оправдание посредством морали» и «оправдание посредством закона (права)».

«Оправдание» интеллектуальной собственности посредством традиции это признание факта, что ее присвоение полностью согласуется с институ тами традиции, действующими в данном социуме. «Оправдание» интеллек туальной собственности посредством морали это признание факта, что ее присвоение полностью согласуется с моральными нормами, действующими в данном обществе. «Оправдание» интеллектуальной собственности посредст вом права это признание факта, что ее присвоение полностью согласуется с нормами права, действующими в исследуемом обществе.

«Оправдание» интеллектуальной собственности посредством права вносит еще один важнейший штрих в процесс присвоения интеллектуальной собственности: этот процесс делает присвоение интеллектуальной собствен ности «легитимным», т.е. законным. Вот почему для субъекта, владеющего той или иной интеллектуальной собственности, важно добиться не только признания этого владения со стороны традиции и морали, но и со стороны права, поскольку нормы права определяют его владение как «легитимное».

Тот случай, когда право субъекта владеть интеллектуальной собственностью признается оправданным и со стороны традиции, и со стороны морали, и со стороны права, далее мы будем называть «полным оправданием» интеллек туальной собственности:

С содержательной стороны существует пять основных видов «оправда ния» интеллектуальной собственности: 1) «оправдание» интеллектуальной собственности через «труд»: владение интеллектуальной собственностью признается «легитимным» (по традиции, праву или закону), если субъект приложил к ее созданию свой труд;

2) «оправдание» интеллектуальной соб ственности через «завладение»: владение интеллектуальной собственностью признается «легитимным» (по традиции, праву или закону), если субъект за владел ее первым;

3) «оправдание» интеллектуальной собственности посред ством договора: владение интеллектуальной собственностью признается «ле гитимным» (по традиции, праву или закону), если существует соответст вующий договор, согласно которому данная интеллектуальная собственность должна принадлежать данному субъекту;

4) «оправдание» интеллектуальной собственности посредством максимизации общественной выгоды: владение интеллектуальной собственностью признается «легитимным», если оно несет в себе максимальную выгоду для всех индивидов, проживающих в обществе;

5) «оправдание» интеллектуальной собственности посредством использова ния ее как «инструмента» улучшения природы или общества: владение ин теллектуальной собственностью признается «легитимным», если данное лицо внесло свой вклад в ее создание посредством труда, капитала, естественных факторов или предпринимательской способности.

Наиболее сильным и убедительным будет оправдание ее по труду;

убеждающим, но в меру слабой убедительности, оправдание по первона чальному завладению и оправдание по договору;

и как совсем слабодоказа тельными («нейтральными») оправдание по принципу максимизации обще ственной выгоды и по принципу инфраструктурного вклада в создание ин теллектуальной собственности.

Третья глава диссертации называется «Интеллектуальная собствен ность и интеллектуальные собственники». Ее задача увязать между со бой теорию интеллектуалов и теорию интеллектуальной собственности, вы явить сущностные характеристики особой социальной группы «интеллекту альных собственников».

В первом параграфе «Интеллигенция и интеллектуалы: к истории политэкономической рефлексии» нами разбираются истории исследова ния проблемы политико-экономического статуса интеллигенции (интеллек туалов) Под «интеллектуалами» мы понимаем лиц, профессионально зани мающихся умственным (интеллектуальным) трудом. «Интеллектуалы», по нимаемые как особая социальная группа, по сути, тождественны тем, кого в русском языке принято называть «интеллигентами» или, в собирательном смысле этого слова, «интеллигенцией». Однако термин «интеллигенция» в русском языке имеет и еще одно часто встречающееся значение: это группа людей, активно занимающаяся духовным, творческим преобразованием ок ружающей их социальной среды и проповедующая высокие нравственные идеалы и принципы. С этой точки зрения, далеко не всякий «интеллектуал» является «интеллигентом». И, наоборот, для того, чтобы быть «интеллиген том», вовсе не обязательно принадлежать к социальному слою «интеллектуа лов».

Второй параграф «Теория оверстратов» излагает концепцию овер стратов, разработанную автором в первой половине 90х гг. В качестве ввод ных понятий для этой цели выступают «социальное пространство» и «сте пень свободы»;

в анализе первого из этих терминов автор частично опирает ся на труды П.Сорокина и П.Бурдье.

Социальное пространство это специфический тип символического пространства, в котором фиксируются и обозначаются различные местопо ложения и перемещения социальных субъектов и, прежде всего, те место положения и перемещения, которые отражают изменения в статусе данных субъектов как собственников. Социальное пространство в нужном нам кон тексте интерпретируется как установленные эмпирическим или теоретиче ским методом позиции фундаментальных собственников со всеми потенци альными векторами их перемещений. Любое пространство, как известно, имеет определенное число измерений. Окружающее нас пространство трех мерно, но ученые предполагают, что возможны пространства и с большим числом измерений четырехмерные, пятимерные и т.п. Понятие «измере ния» в механике оказывается тесно связанным с другим важнейшим поняти ем «степень свободы», под которым обычно понимают возможное направ ление перемещения механической системы в реальном трехмерном про странстве;

число основных степеней свободы у материальной точки обычно соответствует числу измерений: три «измерения» значит, три «степени сво боды». Если, например, какое-либо общество допускает существование всех трех фундаментальных типов собственности, то можно утверждать, что оно имеет три измерения, и каждый человек в нем может двигаться вверх (в высший класс) тремя различными путями, т.е. по трем «степеням свобо ды».



Pages:   || 2 |
 

Похожие работы:


 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.