авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ  БИБЛИОТЕКА

АВТОРЕФЕРАТЫ КАНДИДАТСКИХ, ДОКТОРСКИХ ДИССЕРТАЦИЙ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 ||

«EUROPEAN CENTER FOR SECURITY STUDIES GEORGE C. MARSHALL Единство Запада и ...»

-- [ Страница 2 ] --

Во-вторых, Европа должна уделять большее внимание разъяснению того факта, что те проблемы, которые стоят сегодня на повестке дня, выходят за рамки мелких разногласий по поводу политики внутри Альянса и могут вполне определить будущее трансатлантических отношений на ближайшие десятилетия. Критики НАТО периодически поднимают ложную тревогу на протяжении многих лет, и мы уже привыкли к кризисам взаимоотношений внутри Альянса. Тем не менее, трансатлантический разрыв, образовавшийся в силу вышеуказанных причин, становится слишком широким и слишком глубоким, чтобы на это можно было не обращать внимания. Если этот трансатлантический разрыв не будет ликвидирован, эффективности “Запада” как политического субъекта может быть нанесен непоправимый ущерб, что окажет негативное воздействие не только на НАТО, но и на другие важнейшие институты, повестку дня которых определяют западные государства (например, на ВТО, МВФ, Всемирный банк и “Большую семерку”). Совершенно очевидно, что это имело бы негативные экономические и политические последствия как для Соединенных Штатов, так и для Европы.

Наконец, Европа должна убедить Америку в том, что усилия Европы в области формулирования убедительной Общей внешней политики и политики безопасности и Европейской политики в области безопасности и обороны – и в той и в другой ЕС нуждается для расширения своей ответственности в сферах внешней политики, безопасности и обороны, – направлены не на создание какого-то “противовеса” Америке, а на превращение Европы в надежного и полезного союзника Соединенных Штатов, который стремится к достижению общей цели, но иногда идет к ней другими путями.

Периодически будут возникать трения и определенные разногласия, но этот мощный европейский голос необходим для того, чтобы обеспечивать динамизм “Запада” и доверие к нему со стороны остального мира. Европа должна думать самостоятельно и проявлять честность в своих отношениях с Соединенными Штатами. Естественным результатом таких действий станут более сбалансированная НАТО и Соединенные Штаты, готовые без отвращения и недовольства слушать своих традиционных союзников, которые будут (или, по крайней мере, должны стараться) вести с ними полезный и конструктивный разговор.

Примечания 1.

В предыдущей редакции эта статья была опубликована в Europa en de Pax Americana.

Het transatlantisch bondgenootschap in de schaduw van morgen, The Hague: Netherlands Institute of International Relations "Clingendael," April 2002.

2.

Председатель Европейской Комиссии Романо Проди, “Заявление о нападениях на Соединенные Штаты”, Брюссель, 12 сентября 2001 г.

3.

NATO Secretary General Lord Robertson, "Attack on Us All: NATO's Response to Terrorism," Atlantic Council of the United States, Washington DC, October 10, 2001.

4.

Charles Krauthammer, "The Axis of Petulance," The Washington Post, March 1, 2002.

5.

Процитировано в Jonathan Freedland, "Patten Lays into Bush's America," The Guardian (Manchester), February 9, 2002.

6.

International Herald Tribune, "France Upbraids U.S. as 'Simplistic'," February 7, 2002, and Die Welt (Berlin), "Wir sind keine Satelliten," February 12, 2002.

7.

US President George W. Bush, State of the Union Address, January 30, 2002.

8.

Ronald Dworkin, "The Threat to Patriotism," The New York Review of Books, February 28, 2002.

9.

Paul D. Wolfowitz, lecture at the 38th Munich Conference on Security Policy (Wehrkunde Tagung), February 2, 2002.

10.

Irwin Stelzer, "Bush Turns Away from the Weaklings of Europe," The Times (London), February 19, 2002.

11.

Time Magazine, August 4, 1997.

12.

The New York Times, "Powell says U.S. is Weighing Ways to Topple Hussein," February 13, 2002.

13.

The Guardian (Manchester), "US Targets Saddam," February 14, 2002.

14.

Thom Shanker, "Pentagon Sees Attack on Saddam Next Year," International Herald Tribune, April 29, 2002.

15.

Final Communiqu of the Ministerial Meeting of the North Atlantic Council, Reykjavik, May 14, 2002.

16.

Процитировано в "Solana Seeks to Soften Europe's Anti–US Tone," International Herald Tribune, February 20, 2002.

17.

Jean-Marie Colombani, "Nous sommes tous Amricains," Le Monde (Paris), September 12, 2001.

18.

Процитировано в Peter Beaumont and Ed Vulliamy, "Armed to the teeth," The Observer (London), February 10, 2002.

19.

Senator Richard G. Lugar, "Lugar says NATO Must Join War on Terrorism," January 17, 2002. Online: http://www.senate.gov/~lugar.

20.

NATO Secretary General Lord Robertson, "NATO–Russia Cooperation in Combating Terrorism: A Good Idea Whose Time has Come," keynote address to NATO Defense College, Rome, February 4, 2002.

21.

Gordon Adams, "Convergence or Divergence? The Future of the Transatlantic Defence Industry," in Simon Duke, ed., Between Vision and Reality: CFSP's Progress on the Path to Maturity, Maastricht: European Institute of Public Administration, 2000, p. 180.

22.

Chris Hables Gray, Postmodern War: The New Politics of Conflict, New York: The Guilford Press, 1997.

23.

NATO Secretary General Lord Robertson, "NATO: Enlarging and Redefining Itself," Lecture at the Royal Institute of International Affairs, London, February 18, 2002.

24.

Процитировано в "Transformation Postponed," The Economist, February 16, 2002.



25.

Senator Richard G. Lugar, "NATO after 9–11: Crisis or Opportunity?" March 4, 2002. Online:

http://www.senate.gov/~lugar/.

26.

Colin S. Gray, "Strategy in the Nuclear Age: The United States, 1945–1991," in Williamson Murray, MacGregor Knox and Alvin Bernstein, eds., The Making of Strategy: Rulers, States, and War, Cambridge: Cambridge University Press, 1994, pp. 593, 597.

27.

Josef Joffe, "Who's Afraid of Mr. Big?" The National Interest, No. 64, Summer 2001, p. 52.

28.

Roy Denman, "Trans–atlantic Trade: So Much is at Stake," International Herald Tribune, January 19, 2001.

29.

The Economist, "Transatlantic Tensions," May 1, 2002.

30.

См. Joanna Apap, "Common European Instruments to Tackle Terrorism," CEPS Commentary, September 2001. Online:

http://www.cepts.be/Commentary/September01/terrorism.htm.

31.

Richard N. Haass, The Reluctant Sheriff: The United States After the Cold War, New York:

Council on Foreign Relations Press, 1997, p. 6.

32.

Джозеф Най недавно (пере)определил “мягкую власть” как “способность заставлять других хотеть того, чего хочет Америка”. In Robert O. Keohane and Joseph S. Nye, Jr., "Introduction," in Joseph S. Nye, Jr. and John D. Donahue, eds., Governance in a Globalizing World, Washington, DC: Brookings, 2000, p. 8.

33.

Foreign Policy, "Brand U.S.A.," No. 127, November/December 2001, p. 19.

Национальная безопасность в условиях глобализации хаотического мира:

действия США и Европы Ричард Л. Каглер Вводное резюме Глобализация потеряла свой первоначальный имидж источника мира и прогресса, уступив дорогу опасному периоду хаоса, беспорядков и насилия. Различие, которое в прошлом проводила НАТО между “угрозами статьи 5” и “угрозами статьи 4”, становится анахронизмом, потому что многие новые угрозы можно отнести к обеим категориям. В настоящее время Соединенные Штаты находятся на осадном положении;

вскоре похожая ситуация может сложиться и в Европе. Если в будущем мы столкнемся с применением биологического или ядерного оружия, оно может унести гораздо больше 3000 жизней, которые были потеряны 11 сентября.

Все эти причины привели к тому, что понятие национальной безопасности пережило второе рождение, получив новое определение и новое лицо. Важнейший вопрос XXI века заключается в том, удастся ли демократическому сообществу сдержать тот хаос, который разрастается вдоль “южной стратегической дуги”, простирающейся от Ближнего Востока до азиатской литорали. Соединенные Штаты и Европа становятся все более уязвимыми в мире, где удаленность от геополитических горячих точек больше не может считаться гарантией безопасности. Они просто обязаны сотрудничать, потому что если Соединенные Штаты и Европа будут действовать по одиночке, они не только не добьются успеха, но и могут потерпеть сокрушительное фиаско.

Сегодня главной угрозой является глобальный терроризм. Несколько лет тому назад главной угрозой были несостоятельные государства и этнические конфликты. Завтра главной угрозой может стать распространение оружия массового поражения и агрессия со стороны государств-злодеев. Скорее всего, в будущем нас ожидают большие сюрпризы, и многие из них могут оказаться довольно неприятными.

Соединенные Штаты будут играть лидирующую роль в области обеспечения безопасности, но они не могут нести это бремя в одиночку, и никто не должен от них этого ожидать. Будучи ведущим институтом Европы по обеспечению безопасности, НАТО является естественным инструментом, который должен помочь Европе внести свой вклад. На предстоящем саммите государств-членов НАТО в Праге необходимо определить новую повестку дня НАТО в области обеспечения готовности к обороне.

Реализуемую сегодня “Инициативу усиления оборонного потенциала” можно было бы заменить программой трансформации европейских вооруженных сил, направленной на обеспечение их готовности к быстрому развертыванию и проведению высокотехнологичных ударных операций совместно с ВС США.

Для начала НАТО могла бы создать небольшие европейские “ударные вооруженные силы” – объединенную группировку с эффективными внутренними связями в составе 000 – 50 000 человек. Эти силы должны включать несколько эскадрилий истребителей с высокоточным оружием, корабли с крылатыми ракетами и одну или две высокомобильные пехотные бригады. Эти силы следует поддерживать в состоянии высокой боеготовности и обеспечить их достаточными транспортными и материально техническими средствами для развертывания этих сил в течение нескольких дней. Эта передовая группировка должна иметь в своем распоряжении современное, высокотехнологичное оружие, необходимое для обеспечения оперативной совместимости с вооруженными силами США при проведении экспедиционных ударных операций.

Эти небольшие, элитные вооруженные силы можно было бы встроить в структуру более крупных новых “сил стратегического реагирования” НАТО, чтобы расширить возможности для ликвидации угроз и решения задач новой эпохи, в том числе и на большом расстоянии от Европы. Эти ударные силы могли бы также оказывать содействие силам быстрого реагирования Европейского Союза (ЕСБР). НАТО получила бы в свое распоряжение удобный и не требующий высоких затрат потенциал для проведения высокотехнологичных ударных операций, а ЕС – аналогичные силы для решения “петерсбергских задач”. Эти две военные структуры были бы естественными партнерами, что вновь скрепило бы трансатлантические связи, послужило бы для Соединенных Штатов веским основанием и далее участвовать в европейских делах и позволило бы усилить ЕС, сохранив при этом здоровую роль НАТО.

Национальная безопасность в условиях глобализации хаотического мира:

действия США и Европы Вступление Еще совсем недавно глобализацию называли стимулом роста благосостояния людей во всем мире. Аналогичным образом, считалось, что значение национальной безопасности снижается, что, якобы, являлось естественным следствием ситуации, в которой мир на автопилоте движется к всеобщей демократии и миру.

Трагические события 11 сентября 2001 г. и их последствия Глобализацию превратили эту идиллическую картину в дым. Глобализация не больше не является непосредственной причиной войны в Афганистане или считают кризиса на Ближнем Востоке, которые вызваны другими, более двигателем мира глубокими проблемами. Но, судя по всему, глобализация внесла и прогресса свой косвенный вклад в сегодняшние проблемы и ощущение усиливающего беспокойства о будущем. Вне всякого сомнения, глобализация набрала силу как неизбежная тенденция информационного века. Однако одновременно она потеряла свой привлекательный имидж проводника мира и прогресса.





Благодаря глобализации или вопреки ей, но в начале XXI века мир представляется довольно опасным местом, полным таких угроз и рисков новой эпохи, как глобальные террористические сети, дикие этнические войны, несостоятельные государства, региональные хулиганы, распространение оружия массового поражения и геополитическое соперничество. Прошлая вера в прогресс быстро сменяется беспокойством по поводу того, что в будущем нас, возможно, ждет цивилизационное столкновение с исламским фундаментализмом или другие подобные бедствия. Некоторые аналитики даже начинают называть XXI век новой “Столетней войной” – мрачным периодом хаоса, беспорядков и насилия во многих частях планеты. Может быть, эти пессимисты сгущают краски, но их точка зрения – это отрезвляющее противоядие, помогающее вылечиться от вчерашнего слепого оптимизма.

Истина заключается в том, что никто точно не знает, что нас ждет в будущем, – плохое, хорошее или и то, и другое. С Концепция уверенностью можно сказать лишь то, что ни Соединенные национальной Штаты, ни Европа больше не могут считать национальную безопасности, безопасность чем-то само собой разумеющимся. Их физическая необходимая для безопасность, их жизненно важные интересы за пределами своих формулирования собственных границ, их демократические ценности – все это стратегической подвергается серьезным угрозам новой эпохи, возникающим в политики, отдаленных местах земного шара. В течение более чем 50 лет пережила второе государства-члены Организации североатлантического договора рождение (НАТО) могли четко различать два вида угроз. В соответствии с Вашингтонским договором 1949 г., “Статья 4” обязывает членов НАТО консультироваться между собой, если любой член НАТО окажется под угрозой, в то время как согласно “Статье 5” каждый член НАТО обязан оказать содействие союзнику или союзникам, подвергшимся нападению, в соответствии с принципом “нападение на одного – это нападение на всех”. Тем не менее, после 11 сентября различие, которое в прошлом проводила НАТО между “угрозами Статьи 5” и “угрозами Статьи 4”, быстро становится анахронизмом, потому что многие новые угрозы можно одновременно отнести к обеим категориям. В результате террористического нападения 11 сентября погибло более 3 000 человек – больше, чем в Перл-Харборе в 1941 г. Если в будущем мы столкнемся с применением биологического или ядерного оружия, оно может унести гораздо больше жизней. Сегодня Соединенные Штаты находятся на осадном положении.

Кто следующий – Европа?

Что это значит, понятно: национальная безопасность пережила второе рождение и вновь стала содержательной концепцией, которая является ориентиром при формулировании стратегической политики, а также целью, которая находится под угрозой и для достижения которой необходимо прилагать значительные и последовательные усилия в тяжелые времена. Не менее важно и Важнейший вопрос XXI века то, что концепция национальной безопасности приобретает новое – удастся ли определение и новое лицо. В эпоху холодной войны под демократическо национальной безопасностью в основном понималась защита му сообществу границ от серьезных военных угроз в биполярном мире. Сегодня старых военных угроз больше нет, ушла в прошлое и сдержать хаос, “биполярность”. Текущая стратегическая ситуация очень сильно усиливающийся отличается от эпохи холодной войны, и ее можно резюмировать на огромных следующим образом. Великой драмой ХХ века была борьба территориях демократии против тоталитаризма. Важнейший вопрос начала беспокойных XXI века заключается в том, удастся ли демократическому регионов мира? сообществу сдержать хаос, усиливающийся за пределами его границ на огромных территориях беспокойных регионов мира, и в первую очередь – вдоль “южной стратегической дуги”, простирающейся от Ближнего Востока до азиатской литорали.

Реагирование на этот серьезнейший вызов и станет новым лицом национальной безопасности. Вне всякого сомнения, Соединенные Штаты и Европа должны будут сотрудничать в этой области, потому что если они будут действовать по отдельности, они не только не добьются успеха, но и могут терпеть поражения, которые имели бы катастрофические последствия. Как минимум, они будут становиться все более уязвимыми в мире, где в результате глобализации удаленность от тлеющих геополитических горячих точек и полыхающих угроз больше не является гарантией безопасности.

Новые угрозы и риски в раздвоенном мире Любая попытка оценить стратегию США и Европы в области обеспечения безопасности для этой новой эпохи обязательно должна начинаться с трезвого выявления причин, по которым эти угрозы возникают. Ответ, который лежит на поверхности, прост – гнусные намерения злодеев, которые хотят нанести максимальный ущерб своим жертвам – Соединенным Штатам, европейским государствам и другим странам. Но коренные причины шире и глубже. Одна из причин – новая геополитика: новые формы соперничества между национальными государствами и политическими идеологиями, адептами которых становятся транснациональные группы – например, террористические.

Еще одной важной причиной является глобализация.

Ускоряющиеся трансграничные потоки товаров, финансов, Глобализация технологий, а также развитие систем связи сближают когда-то приводит к удаленные друг от друга регионы и создают сплетения взаимозависимых связей и уязвимых точек. Ранее глобализация раздвоению мира считалась исключительно положительным явлением, потому что она сулила распространить экономический рост и демократию на все части планеты. Однако совсем недавно глобализация проявила себя как многоголовая гидра. Хотя ей присущи и многие положительные черты, и она представляется благоприятной тенденцией в долгосрочной перспективе, глобализация вызывает проблемы в регионах, не готовых к информационной эпохе, модернизации и жесткой конкуренции в условиях глобальных рынков.

Глобализация приводит к раздвоению мира. Да, глобализация делает уже процветающие демократии еще богаче, помогая другим идти по пути прогресса. Но в других местах планеты она плодит не только победителей, но и проигравших, заставляя многие общества, страны и регионы бороться за то, чтоб остаться на плаву, и недоумевать по поводу того, как они должны реагировать на происходящие вокруг них быстрые изменения. В этой атмосфере тревоги и замешательства глобализация порождает злобные антизападные идеологии и весьма раздраженных субъектов, включая террористов нигилистов и страны, угрожающие другим и мечтающие получить в свои руки системы ОМП, которые готовы наброситься на западные демократии и других предполагаемых виновников их неудач.

Эти новые носители угрозы объединяются, взаимно усиливая друг друга. Кроме того, они получают доступ к современным информационным системам и технологиям, позволяющим им совершать акты насилия с огромного расстояния на любом континенте.

Кроме того, эти угрозы обостряют и без того неспокойную обстановку в нестабильных регионах, где полный хаос является побочным продуктом уже существующих условий, таких как повальная бедность, авторитарные правительства, слабые государства и общества, преступность и отсутствие институтов коллективной безопасности. Во многих районах, расположенных вдоль гигантской “южной дуги”, это приводит к жестокой первобытной вражде, которая генерирует новые угрозы, представляющие опасность не только для мира и прогресса в этих регионах, но и для общих интересов, ценностей и безопасности Запада.

Сегодня главной угрозой является глобальный терроризм. Несколько лет тому назад главной угрозой были несостоятельные государства и этнические конфликты. Завтра главной угрозой может стать распространение оружия массового поражения и агрессия со стороны государств-злодеев. Кто знает, что ждет нас в будущем? Скорее всего, впереди нас ждут большие сюрпризы, и многие из них могут оказаться довольно неприятными.

Ключевая проблема заключается в том, что мы живем мире нарастающей опасности с множеством угроз и их быстро меняющихся источников опасности. Ни Соединенные Штаты, ни их союзники не могут себе позволить бездействовать перед лицом этих угроз.

Выработка политического и стратегического ответа Глобализация означает, что когда демократии формулируют свою внешнюю политику и стратегию обеспечения национальной безопасности, они должны смотреть на вещи, мыслить и действовать глобально. Для Соединенных Штатов такой подход не является чем-то новым – США активно действуют в глобальном масштабе уже многие десятилетия и вовлечены в дела практически каждого ключевого региона мира. Но для Европы этот подход безусловно, нов. Конечно, в начале ХХ века многие европейские страны принимали самое деятельное участие в делах многих государств. Правда, некоторые из европейских стран все еще являлись империями. Но в эпоху холодной войны европейские страны практически отошли от “глобальных дел” и сконцентрировали внимание на своем собственном континенте, который подвергался серьезным ударам и угрозам.

К счастью, эти усилия принесли такие плоды, которые когда-то казались немыслимыми. За короткий период времени Европа превратилась из арены глобальных бедствий в образец демократии, единства и мирного прогресса. У Европы есть хорошие шансы в течение следующего десятилетия превратить в реальность свою давнюю мечту – объединение всего континента под знаменем демократии, экономической интеграции и многостороннего сотрудничества в рамках таких институтов, как Европейский Союз и НАТО. Но в стремлении достичь этой мечты Европа не может позволить себе отгородиться стеной от остального мира, встав на путь евроизоляционизма образца XXI века. Расширяющееся участие Европы в глобальной экономической деятельности делает такую отстраненную позицию невозможной. К тому же достаточно беглого взгляда на карту мира, чтобы понять, что Европа расположена по соседству с самыми опасными регионами планеты и в пределах легкой досягаемости для угроз, усиливающихся в этих регионах.

Европа больше не может рассчитывать на то, что Соединенные Штаты будут защищать ее от этих угроз. Конечно, Соединенные Для обеспечения безопасности, Штаты должны и впредь играть роль глобальной сверхдержавы и стабильности и лидера, воздерживаясь при этом от односторонних действий в тех прогресса во случаях, когда ту или иную проблему можно решить в рамках всем мире многосторонних усилий.вклад Европа тожепартнер Соединенных Но должна внести свой достойный и серьезный как равный необходимо Штатов. Складывающаяся стратегическая ситуация настоятельно стратегическое требует от Соединенных Штатов и Европы – оплотов демократии партнерство и самых мощных держав мира – совместной работы в рамках между стратегического партнерства, цель которого – сделать все для Соединенными того, чтобы XXI век не закончился в клубах дыма. Необходимо Штатами и новое трансатлантическое соглашение. Это соглашение должно Европой предусматривать историческое сотрудничество Соединенных Штатов и Европы не только в деле завершения объединения Европы, но и в обеспечении большей безопасности, стабильности и прогресса в отдаленных регионах, где усиливаются беспорядки, которые, если ничего не предпринимать, могут нанести огромный ущерб самим демократическим государствам.

Возможно ли заключение этой новой трансатлантической сделки и создание стратегического партнерства? Сегодняшняя какофония жалоб, раздающихся по обе стороны Атлантики, говорит о том, что нет, невозможно. Некоторые европейцы обвиняют Соединенные Штаты в высокомерии, склонности к односторонним решениям, “сверхдержавности” и воинственном милитаризме. В ответ американцы говорят, что европейцы – интересующиеся только собой некомпетентные халявщики, а в придачу – нытики, готовые всадить нож в спину. Будем надеяться, что за этими непродуктивными и часто незаслуженными взаимными оскорблениями последует что-то более конструктивное. Основания для таких надежд есть. В прошлом американцы и европейцы часто сначала вступали в ожесточенные споры по поводу пробуксовывающих стратегических изменений, но потом им удавалось преодолеть свои разногласия и достичь консенсуса, определив политику, приемлемую для обеих сторон. Это то, что им следует сделать и сейчас.

Новое трансатлантическое соглашение не должно требовать от европейцев автоматически поддерживать глобальную политику США, но не должно и давать им права блокировать активные действия, предпринимаемые под руководством США. Вместо этого, оно должно создать Их стратегия должна общую базу для энергичных совместных действий быть направлена на Согласование совершенствование Соединенных Штатов и Европы.

альтернативных точек зрения требует терпеливого диалога, государственного но этот подход уже доказал свою эффективность в управления, прошлом, так что он будет продуктивным и сегодня. проведение Соединенные Штаты и некоторые европейские страны рыночных реформ и могут иногда выражать несогласие друг с другом в модернизацию отношении каких-то конкретных действий, но их основные обществ в бедных интересы и цели вполне совместимы, и в большинстве регионах, а также на случаев США и Европа смогут выработать общую точку борьбу с глобальным зрения, а во многих случаях – и предпринять терроризмом и скоординированные действия, оказывая друг другу распространением поддержку. Главная истина проста: Соединенные Штаты и Европа разделяют общие базовые ценности и подвергаются ОМП аналогичным серьезным угрозам. Если они будут действовать по отдельности, у них не хватит ресурсов и воли для решения глобальных проблем, но вместе они обладают достаточным количеством и того, и другого. Просто им нужно работать вместе в духе партнерства, а не соперничества.

Соединенные Штаты и Европа должны приложить максимум усилий, охватывающих весь спектр инструментов политики: военных, политических, дипломатических и экономических. Ясно, что их стратегия должна быть более широкой и изобретательной, чем простое применение силы для ликвидации новых угроз везде, где они появляются.

Эта стратегия должна быть направлена на совершенствование государственного управления, проведение рыночных реформ и модернизацию обществ в бедных регионах, расположенных вдоль “южной дуги”, а также в других местах, в том числе в районах Африки к югу от Сахары. Столь же ясно и то, что эта стратегия должна ставить своей целью борьбу с двойной угрозой глобального терроризма и распространения ОМП – не только потому, что это необходимо для защиты своих стран от прямого нападения, но и потому, что эти угрозы должны быть ликвидированы для обеспечения успеха долгосрочных программ, призванных содействовать прогрессу в неспокойных регионах. В сегодняшнем мире меры по обеспечению безопасности и прогресса должны осуществляться параллельно. В действительности, первое часто является необходимой предпосылкой второго. Демократия, экономические рынки и многостороннее сотрудничество смогут укорениться только после того, как будут ликвидированы эти серьезные угрозы и установится климат стабильной безопасности.

Использование НАТО Соединенные Штаты будут играть лидирующую роль в области обеспечения безопасности, но они не могут нести это бремя в одиночку – и не следует от них этого ожидать. Будучи ведущим институтом Европы по обеспечению безопасности, НАТО является естественным инструментом, который должен помочь Европе подготовить и организовать свой вклад, а также привести его в соответствие с усилиями США. Сразу же после событий 11 сентября НАТО привела в действие Соединенные положения Статьи 5. Она направила в США самолеты, оборудованные бортовыми системами раннего Штаты возьмут на радиолокационного обнаружения и предупреждения (АВАКС), себя роль лидера. чтобы помочь Америке защитить свое небо;

послала корабли НАТО – ВМС для патрулирования восточной части Средиземного моря;

естественный расширила обмен разведывательной информацией;

активизировала действия правоохранительных органов и инструмент, который должен приняла решение провести ревизию национальных систем гражданской обороны. Когда вооруженные силы США начали помочь Европе боевые действия в Афганистане, к ним присоединились организовать ее британские войска;

другие страны также предложили свою потенциал помощь;

НАТО предоставила в распоряжение США свою инфраструктуру. Позднее несколько европейских стран, включая Германию и Францию, направили свои войска, которые возглавили многонациональную операцию по поддержанию мира в Афганистане и оказывали содействие в искоренении оставшихся ячеек “Аль-Каеды” в сельских районах страны.

Сегодня, когда Соединенные Штаты распространяют войну против терроризма на другие регионы и готовятся противодействовать странам, занимающимся распространением ОМП, сложившаяся ситуация требует от Европы и НАТО оказать США дополнительную поддержку. Время покажет, какую именно роль должна играть НАТО в будущих кризисах и операциях, но уже сейчас ясно, что европейцы не могут сидеть на обочине и жаловаться на действия Америки, не предлагая при этом никакой помощи. Если европейцы займут пассивную позицию, это неизбежно приведет к угасанию НАТО, потому что и американцы, и европейцы будут считать эту организацию несоответствующей задачам обеспечения безопасности в новую эпоху. Несмотря на тот факт, что НАТО планирует расширяться за счет приема в свои ряды новых членов и поддерживать тесный диалог с Россией, серьезная повестка завтрашнего дня предполагает, что она не может позволить себе превратиться в рыхлую организацию по коллективной обороне, лишенную военных зубов и стратегического напора. Помимо укрепления обороны в государствах-членах Альянса по обе стороны Атлантики, НАТО обязана усилить свой потенциал в части проведения серьезных операций по обеспечению безопасности далеко за пределами Европы, потому что она не сможет отражать новые угрозы, если останется организацией, защищающей только границы своих государств членов. НАТО не должна становиться “глобальным альянсом”, но она обязана быть способной к решительным и разумным действиям в других регионах.

НАТО также должна обеспечить свое дальнейшее функционирование в качестве союза равных. Как и в эпоху холодной войны, ее будущие операции в конкретных областях могут проводиться коалициями государств-членов, преданных общему делу и обладающих необходимым потенциалом. Иногда эти коалиции могут действовать вне рамок структуры НАТО, но опираться на ее поддержку. Однако НАТО должна уйти от любого “разделения труда”, которое разбивает Альянс на отдельные блоки. В первую очередь это относится к военным операциям, но также касается политики и дипломатии.

НАТО не должна исходить из того, что Соединенные Штаты и Великобритания будут играть роль “злых полицейских”, в то время как остальные члены будут “добрыми полицейскими”, стремящимися к мирному урегулированию разногласий с противниками. Но и Соединенные Штаты и НАТО нужна Великобритания не должны проводить интенсивных боевых новая программа операций в тех случаях, когда другие члены НАТО намерены обеспечения ограничиться лишь поддержанием мира после их завершения. готовности к Кроме того, Соединенные Штаты не должны ограничивать обороне в будущем свою роль осуществлением высокотехнологичных бомбовых ударов с воздуха, оставляя наземные боевые действия войскам других членов НАТО.

Более разумной представляется “бесшовное” распределение обязанностей в комбинации с гибким подходом к решению конкретных вопросов.

Новые вооруженные силы и потенциал для решения новых задач Наконец, НАТО в целом и европейские государства в частности должны усилить свой военный потенциал для решения боевых задач, связанных с ликвидацией новых угроз.

Этот насущный вопрос должен быть рассмотрен на предстоящем саммите государств-членов НАТО в Праге, в ходе Нельзя ожидать, которого необходимо определить новую повестку дня НАТО в что военный области обеспечения готовности к обороне в будущем. потенциал Сегодняшние вооруженные силы Европы больше и сильнее, Европы сравнится чем обычно думают: численность личного состава, с потенциалом находящегося на действительной военной службе, составляет США, но Европа 2,4 миллиона человек, а суммарные расходы на оборону – должна быть в млрд. долл. США в год. Но поскольку их главной задачей по прежнему остается защита собственных границ, они обладают состоянии внести ограниченными возможностями для быстрой переброски войск свесомый вклад в на большие расстояния и нанесения сокрушительных ударов по проведение источникам новых угроз. Помимо этого, они рискуют еще совместных больше отстать от вооруженных сил США, которые операций принимают новые оперативные доктрины и внедряют новые технологии, включая современные информационные системы, средства обнаружения, оружие и боеприпасы.

Если сегодняшний разрыв в оперативной совместимости еще более расширится, европейские и американские вооруженные силы могут утратить способность к совместным боевым действиям – причем даже в том случае, если политические лидеры Европы не захотят больше сидеть в стороне, а американцы захотят видеть в них равных партнеров.

Нельзя ожидать, что военный потенциал Европы сравнится с потенциалом США, но при необходимости Европа должна быть в состоянии внести весомый вклад в проведение подобных операций. В резком наращивании оборонного потенциала нет необходимости, но европейцы должны обеспечить готовность определенной части своих вооруженных сил к быстрому развертыванию и проведению высокотехнологичных ударных операций совместно с ВС США. Для того, чтобы направить соответствующие усилия в нужное русло, в ходе саммита в Праге НАТО могла бы заменить текущую “Инициативу усиления оборонного потенциала” более конкретной программой трансформации, направленной на создание высокоприоритетных вооруженных сил и интегрированного потенциала в данной области. Для начала в рамках этой программы можно было бы создать небольшие европейские “ударные вооруженные силы” – объединенную группировку с эффективными внутренними связями в составе 25 000 – 50 000 человек. Эта небольшая элитная ударная группировка должна включать несколько эскадрилий истребителей с высокоточным оружием, корабли с крылатыми ракетами и одну или две высокомобильные пехотные бригады. Она должна быть обеспечена транспортными и материально-техническими средствами, необходимыми для быстрого развертывания.

Эти ударные силы следует поддерживать в состоянии Новые высокой боеготовности и обеспечить возможность их высокотехнологич развертывания в пределах нескольких дней. Они должны иметь ные ударные силы в своем распоряжении современное, высокотехнологичное Европы/НАТО, оружие, необходимое для проведения экспедиционных поддерживаемые в ударных операций в сложных условиях интенсивных боевых действий. Они смогли бы осуществлять оперативное состоянии взаимодействие с вооруженными силами США и решать высокой аналогичные боевые задачи. Они находились бы под боеготовности, командованием постоянных объединенных сил, имеющих в были бы способны своем составе необходимый персонал и системы связи, к оперативному позволяющие координировать проведение совместных и взаимодействию с объединенных операций с участием ВВС, ВМС и сухопутных вооруженными сил. Это были бы преимущественно европейские силы, но с силами США ними можно было бы объединить и должным образом сконфигурированные ВС США в Европе, что позволило бы расширить группу ударных частей, имеющихся в распоряжении НАТО.

Эту передовую группировку можно было бы встроить в структуру более крупных новых “сил стратегического реагирования” НАТО, которые обеспечивают более широкие возможности для ликвидации угроз и решения задач новой эпохи, в том числе и на большом расстоянии от Европы. Например, эти ударные силы могли бы использоваться в качестве авангарда ударных групп среднего размера, включающих 6–9 бригад и поддерживаемых сопоставимыми военно-воздушными и военно-морскими силами. Эти цифры приводятся лишь в качестве примера, который иллюстрирует главную мысль: в случае возникновения кризисной ситуации в отдаленном регионе планеты сначала развертывались бы небольшие элитные ударные силы. Их задачей было бы создание плацдарма для остальных сил стратегического реагирования, которые развертывались бы позднее, наращивая потенциал, необходимый для победы. Конечно, схема развертывания вооруженных сил носила бы модульный и масштабируемый характер, предусматривающий возможность ее корректировки в зависимости от конкретной ситуации. Эти силы можно было бы использовать самыми различными способами:

подчинять их объединенному командованию;

использовать их в качестве отдельной “добровольной коалиции”;

или передавать их под командование США в случае проведения операций под руководством Соединенных Штатов в отделенных регионах.

Эти небольшие ударные силы, действующие при поддержке со стороны других сил стратегического реагирования, дадут НАТО возможность реагировать на кризисы в ситуациях, подобных недавнему вторжению в Афганистан. В совокупности они сформируют гибкую и легко адаптируемую Создание ударных структуру, способную решать широкий круг задач в самых сил позволило бы разнообразных географических точках планеты. Эта структура достичь могла бы выполнять и ряд других важнейших функций. Она ключевые могла бы стать своего рода авангардом в деле проведения стратегические учений, реализации программ военной подготовки и цели: дать НАТО экспериментов совместно с вооруженными силами США, что и Европе помогло бы европейским и американским военным потенциал, сотрудничать в области трансформации вооруженных сил.

необходимый для Уроки, полученные в ходе проведения совместных операций в отражения угроз;

новую эпоху, можно было бы спроецировать и на другие вновь скрепить подразделения НАТО и европейских вооруженных сил, что также способствовало бы их трансформации. Помимо этого, трансатлантическ эти ударные силы могли бы оказывать содействие Европейским ие связи;

и силам быстрого реагирования ЕС. НАТО получила бы в свое стимулировать проведения рост ЕС, сохранив распоряжение эффективные силы для высокотехнологичных ударных операций, а ЕС – аналогичные здоровую роль силы для решения “петерсбергских задач” (предотвращения НАТО конфликтов и урегулирования кризисов). Эти две структуры стали бы естественными партнерами, которые помогали бы НАТО и ЕС сотрудничать, а не соперничать, отдаляясь друг от друга.

Возможно ли такое нововведение в сегодняшних условиях ограниченных ресурсов?

Ответ будет положительным. Боевые соединения, необходимые для создания такой группировки, уже существуют. Их просто нужно должным образом организовать и снабдить всем необходимым. Теоретически европейцы могли бы изыскать средства на финансирование этой программы, пересмотрев приоритетные статьи расходов, предусмотренные их оборонными бюджетами. Заявления о том, что европейцам следует увеличить расходы на оборону, обусловлены другими, более масштабными причинами, и никак не связаны с предполагаемым увеличением их расходов из-за необходимости финансировать эту новую структуру.

Итак, эти ударные силы, действующие при поддержке со Сотрудничество стороны других сил стратегического реагирования, помогли бы между достичь 3 ключевые стратегические цели: 1) они дали бы Соединенными НАТО и Европе вооруженные силы и потенциал, которые столь Штатами и необходимы для отражения новых угроз и проведения Европой соответствующих операций;

2) они помогли бы вновь скрепить необходимо для Штатов веским основанием продолжать свое для Соединенных трансатлантические связи, что послужило бы активное участие решения будущих в европейских делах;

3) они внесли бы свой вклад в рост ЕС, стратегических сохранив при этом здоровую роль НАТО. Учитывая тот факт, задач что создание этих небольших сил не требует значительных затрат, у НАТО, европейцев и американцев появляется блестящая возможность усилить свой Альянс во время саммита в Праге.

Заключение Итак, Соединенные Штаты и Европа вошли в новую эпоху сложнейших проблем в области безопасности. Верная интерпретация будущих стратегических задач возможна только в контексте реалий быстро глобализующегося мира, в котором появляется огромное множество новых возможностей и проблем. Происходят масштабные преобразования, но одна вещь остается неизменной – необходимость сотрудничества между Соединенными Штатами и Европой. Это сотрудничество позволило им одержать победу в холодной войне, и оно является лучшим рецептом решения проблем XXI века.

Сокращения АВАКС (AWACS) – Бортовая система раннего радиолокационного обнаружения и предупреждения ВТО (WTO) – Всемирная торговая организация ДВЗЯИ (CTBT) – Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний ДНЯО (NPT) – Договор о нераспространении ядерного оружия ЕПБО (ESDP) – Европейская политика в области безопасности и обороны ЕС (EU) – Европейский Союз ЕСБР (ERRF) – Европейские силы быстрого реагирования МВФ (IMF) – Международный валютный фонд МССБ (ISAF) – Международные силы содействия безопасности МУС (ICC) – Международный уголовный суд НАТО (NATO) – Организация Североатлантического договора НПО (NGO) – Неправительственная организация НТП (NTA) – Новая трансатлантическая программа ОБСЕ (OSCE) – Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе ОВПБ (CFSP) – Общая внешняя политика и политика безопасности ОМП (WMD) – Оружие массового поражения ООН (UN) – Организация Объединенных Наций ПРО (ABM) – Противоракетная оборона РВД (RMA) – Революция в военном деле САС (NAC) – Североатлантический совет СЕАП (EAPC) – Совет евроатлантического партнерства СВ (NCW) – Сетевые войны ЦРУ (CIA) – Центральное разведывательное управление ШИС (SIS) – Шенгенская информационная система EADS – European Aeronautic Defense and Space Company (Европейская аэрокосмическая оборонная компания) Европейский центр по изучению вопросов безопасности им. Джорджа Маршалла Д-р Роберт Кеннеди, директор Майкл Дж. Маккарти (генерал-майор ВВС США в отставке), заместитель директора Центра им. Маршалла (от США) Винфрид Дункель (генерал-майор в отставке), заместитель директора Центра им. Маршалла (от Германии) Посол Виктор Джакович, Помощник директора по международным связям Колледж по изучению вопросов безопасности и международных отношений Д-р Гэри Л. Гюртнер декан Д-р Г. Пол Холман соредактор профессор по вопросам национальной безопасности Д-р Детлеф Пуль Джон Криндлер Ричард Коэн рецензенты редакционной коллегии Сара К.Холман редактор, Публикации Центра им. Маршалла Илана Махлис перевод с английского Леонид Махлис редактор, Публикации Центра им. Маршалла на русском языке Уильям Л. Уинкл ответственный за распространение Публикации Центра им. Маршалла № 1 – Новые устремления Европы в области обороны:

последствия для НАТО, США и России Петер ван Хам апрель 2000 г.

№ 2 – Трансформация российской военной доктрины – уроки Косово и Чечни Алексей Г. Арбатов июль 2000 г.

№ 3 – Безопасность на базе сотрудничества:

новые перспективы международного порядка Ричард Коэн и Майкл Михалка апрель 2001 г.

Консультативный совет редакционной коллегии Публикаций Центра им. Маршалла Проф. Евгений Бажанов проректор по научной работе Дипломатической академии МИД РФ д-р Вильфрид фон Бредов, профессор Институт политологии, Марбургский университет д-р Пол Корниш Центр международных исследований, Кембриджский университет д-р Кристофер Дэндекер заведующий Кафедрой военных исследований, Кингс Колледж, Лондон д-р Роберт Г. Дорфф Кафедра национальной безопасности и стратегии, Военный колледж Армии США д-р Хайнц Гертнер, профессор Институт политологии, Венский университет д-р Ференц Газдаг, профессор директор Института стратегических и оборонных исследований, Будапешт д-р Томас Б. Грэсси директор Отдела по связям с прессой Колледжа ВМС США д-р Али М. Караосманоглу, профессор заведующий Кафедрой международных отношений, Билькентский университет д-р Джейкоб Кипп старший научный сотрудник, Управление зарубежных военных исследований, Общевойсковой центр Армии США д-р Чарльз A. Купчан действительный член Совета по международным отношениям, Вашингтон д-р Фридеманн Мюллер Фонд науки и политики, Берлин д-р Фрэнсис Пилч Кафедра политологии, Академия ВВС США д-р Эндрю Л. Росс Кафедра стратегических исследований, Колледж ВМС США д-р Дмитрий Тренин заместитель директора Московского центра Фонда Карнеги за международный мир, д-р Танос Веремис профессор в области эллинистики и изучения стран Юго-Восточной Европы (стипендия Константина Караманлиса), Школа права и дипломатии им. Флетчера, Университет Тафтс д-р Петер M. E. Фольтен, профессор директор Центра по изучению вопросов европейской безопасности, Университет Гронингена д-р Стивен Л. Уайт Кафедра политологии, Университет Глазго Единство Запада И Трансатлантическая Безопасность – Перед Лицом Испытаний Авторы – Петер ван Хам, старший научный сотрудник Нидерландского института международных отношений “Клингендаль” в Гааге и адъюнкт-профессор Колледжа Европы в Брюгге (Бельгия), и д-р Ричард Л. Каглер, заслуженный профессор Института изучения проблем национальной безопасности, Университет национальной обороны, Вашингтон.

Важнейший вопрос XXI века заключается в том, удастся ли демократическому сообществу предотвратить хаос вдоль “стратегической дуги”, простирающейся от Ближнего Востока до азиатской литорали. В настоящей Публикации Центра им.

Маршалла представлены два разных взгляда на то, как Европе и Америке следует реагировать на терроризм, глобализацию и распространение оружия массового поражения.

Петер ван Хам анализирует расширяющийся разрыв между военными стратегиями, потенциалом и ценностями Европы и Америки. Он считает, что Соединенные Штаты должны серьезней относиться к Европе и активнее использовать свою “мягкую власть”, в то время как Европе следует стать эффективным союзником Соединенных Штатов и участвовать в решении проблем, касающихся безопасности, в глобальном масштабе.

По мнению Ричарда Каглера, несмотря на тот факт, что понятие национальной безопасности пережило второе рождение, НАТО по-прежнему является естественным инструментом согласования усилий Европы и США. Он утверждает, что НАТО должна действовать как союз равных, и представляет свои собственные оригинальные предложения, касающиеся новых вооруженных сил, которые, по его убеждению, должны быть созданы НАТО для отражения угроз, зарождающихся во все более опасном мире.

Интернет-сайт Центра им. Маршалла:

http://www.marshallcenter.org Оформление и производство – VIB июнь 2002 г.



Pages:     | 1 ||
 

Похожие работы:


 
2013 www.netess.ru - «Бесплатная библиотека авторефератов кандидатских и докторских диссертаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.